Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джоан Хантер ХОЛЛИ - ТЕМНАЯ ПЛАНЕТА : ЧАСТЬ ВТОРАЯ. "СКОРО!" (ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ)

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Джоан Хантер ХОЛЛИ - ТЕМНАЯ ПЛАНЕТА:ЧАСТЬ ВТОРАЯ. "СКОРО!" (ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ)

  3

Натан Кори тяжело шагал обратно в лагерь, нагруженный добычей,
которую повстанцы захватили в последней стычке с кобами. Они устроили
засаду на дороге. Кобы в машине не пытались избежать засады - так
происходило всегда в течение этих пятнадцати лет. Они понадеялись на свои
распылители, которым повстанцы могли противопоставить лишь дряхлые
винтовки и потрепанные ружья. И на этот раз повстанцы даже не потеряли
никого из своих людей.
Добыча была небогатой. Четыре исправных распылителя, и еще десять
поврежденных от чрезмерной нагрузки. Пять ящиков консервов и два тюка с
одеждой из плотной шерсти. Единственную настоящую ценность представляли
обломки металла, найденные в кузове грузовика. Они отправятся к Гаррису в
лабораторию.
С первого взгляда казалось, что это все лишено смысла. И жалкие
"рейды", которые только беспокоили кобов, но не наносили им особого вреда
- зато, как правило, стоили повстанцам человеческих жизней. И непонятная
готовность кобов жертвовать своими солдатами в стычках, которых они легко
могли избежать. Но если присмотреться, становилось понятно, что для обеих
сторон это имеет серьезное значение. Только вот кобы до сих пор так и не
поняли, в чем истинная цель повстанцев.
Кобы устраивали по поводу нападений повстанцев пропагандистскую
шумиху, чтобы настроить людей в городах против лесных мятежников. Еще они
использовали партизанские набеги как предлог для оправдания свирепых
законов и собственной жестокости. Пока для горожан существовали козлы
отпущения в виде отряда Натана и ему подобных, кобы еще могли казаться
благожелательными, хоть и строгими господами, которые стоят на страже
порядка и закона, и перестраивают человеческое общество в лучшую сторону.
"Лучшую", разумеется, означало "лучшую для кобов".
Прекращение рейдов подорвало бы базис кобской пропаганды. Но об этом
не могло идти и речи. Набеги и стычки имели целью скрыть существование
лаборатории и работающих там ученых. Кобы видели явные действия мятежников
- мини-войну - и не имели причин подозревать какую-либо тайную
деятельность. Эта схема оправдывала себя в течение пятнадцати лет - с тех
самых пор, как кобы решили позволить повстанцам оставаться в лесах и
использовать их существование для собственных целей завоевателей. Так что
стычки должны были продолжаться.
Натану это не нравилось, но он понимал смысл, заложенный в таких
действиях. Они часто беседовали на подобные темы с Полом Хаузменом, когда
тот был в лагере. Хаузмен продолжал обучать Натана. Сила сама по себе была
бесполезна; нужно было действовать силой и хитростью. Даже кобам, которые
завоевали Землю при помощи силы, пришлось пуститься на хитрости, чтобы
удерживать ее в повиновении. Если бы все люди до единого решили
сопротивляться завоевателям - хотя бы мирным путем, просто не выполняя их
приказов - завоевание оказалось бы бессмысленным. За эти пятнадцать лет
люди-повстанцы многое узнали о кобах, в том числе и из разговоров с ними.
Завоевателям нужна была не просто планета, а планета с рабами. Люди в
городах представляли собой стадо овец; но даже среди овец можно поднять
восстание. Чужаки, хоть и отличались глупостью во многих отношениях,
полными дураками не были. Им действительно было выгодно играть в эту
бесконечную игру с лесными повстанцами, которая стоила им время от времени
нескольких солдат, но приносила политические выгоды. Пока мятежники не
причиняли слишком много вреда - а Пол Хаузмен тщательно следил, чтобы
партизанские вылазки не перешагнули опасный рубеж - они могли жить, как им
вздумается.
Пол Хаузмен занимал руководящие посты в обоих мирах. Он жил в городе
в качестве одобренного кобами представителя от людей; и он жил в лесу,
возглавляя основанный им повстанческий отряд и поддерживая контакты с
отрядами мятежников по всему миру. Кобы знали, что Хаузмен принадлежит к
повстанцам, хотя горожане этого не знали. Но кобы уважали его, он им был
нужен.
Сегодня Хаузмен должен был приехать в лагерь, и Натан подумал о том,
что Пол сказал два года назад.
- Настанет день - и, возможно, быстрее, чем ты думаешь, - когда
кто-то должен будет сменить меня. Я готовил тебя к тому, чтобы занять мое
место, Натан. Ты станешь нашим делегатом в Федеральном совете. Я надеюсь,
что ты найдешь способы принести больше пользы, чем принес я. Мне кажется,
что я все продолжаю и продолжаю совершать бесполезные действия, а надежды
на то, что они приведут хоть к какому-то результату, все меньше.
- Но совет специально организован именно таким образом, Пол, -
запротестовал Натан. - Ты же сам мне объяснял. Они сделали его, чтобы
продемонстрировать свою цивилизованность, чтобы сделать вид, что ведут
честную игру. Но на самом деле у побежденной расы очень мало шансов на
свободу.
- Да, Натан, очень мало - но они все-таки есть. Я не говорил об этом
ни с кем, кроме тебя. Должен найтись способ обернуть законы в нашу пользу.
Вот для чего я настоял, чтобы ты изучил политические науки и искусство
политических маневров. Возможно, тебе когда-нибудь удастся применить во
благо эти умения, которыми так часто злоупотребляли из эгоистических
побуждений.
И теперь настал тот самый день, хотя Пол об этом еще не знал. Отряд
выбрал Натана в качестве своего нового делегата вместо Пола Хаузмена.
Натан чувствовал себя так, как будто в чем-то предал своего лучшего друга.
Добравшись до лагеря, Натан вошел в дом, сел и погрузился в
размышления. Его вернуло к действительности прикосновение к руке. Натан
оглянулся. Эбби дергала его за рукав. Отовсюду доносились привычные звуки
лагеря.
- Ты задержался, - вот и все, что она сказала. Но морщинки
беспокойства у нее на лбу рассказали Натану остальное.
- Кобы опоздали, - ответил Натан Кори. - Тебе не стоило так
волноваться.
- Я всегда волнуюсь.
Улыбка, которой Эбби встретила его возвращение, быстро погасла. Эбби
больше ничего не сказала.
Натан разложил распылители на полу дома и взял протянутую Эбби чашку
кофе. Сделав глоток и почувствовав в горле приятное тепло, он сказал:
- Как мне сказать об этом Полу?
Эбби смотрела на него молча, но ее лицо выражало сочувствие. Карие
глаза расширились.
- Он в любой момент может приехать сюда на собрание делегатов, и мне
придется...
- Он уже приехал, - прервала его Эбби.
- Ох! - Натан не смог удержать вздоха. Он долго смотрел на Эбби, и
наконец спросил:
- Эбби, правильно ли мы поступаем?
- Это решение большинства. Почему ты опять сомневаешься? - попыталась
она успокоить его. - Это было самое разумное из возможных решений.
- Но поймет ли Пол? Это похоже на пощечину. Мне не нравится такое
положение дел, и я еще не чувствую себя готовым к новым обязанностям - но
остальные этого не видят. Они видят только то, что прошло уже семь лет, в
течение которых мы подавали прошения. Семь лет и семь прошений - и
никакого результата. Но Пол старался.
- Здесь действительно прозвучало мое имя? - послышался голос с
порога.
Натан поднялся на ноги и протянул руку, чтобы пожать руку Пола
Хаузмена. Двое мужчин оглядели друг друга, замечая перемены и отличия, с
радостью узнавая знакомые черты.
- На этот раз тебя не было слишком долго, - упрекнул Пола Натан.
- Поверь, я давно хотел приехать, - сказал Пол. - Но новые городские
законы служат источником неприятностей. Мне пришлось разбираться с этим
вопросом. Я побывал в Лондоне, Париже, Вашингтоне и Москве. И я смертельно
устал.
Хаузмен заметно постарел с тех пор, как Натан видел его в последний
раз. Морщины, которые прорезались на его лице после вторжения кобов на
Землю, так никогда и не стерлись. А теперь они стали гораздо глубже.
- Тогда вам пойдет на пользу несколько дней с нами. - Эбби подвела
его к стулу. - И нас порадует ваше присутствие.
- Опять женская дипломатия, Эбби? - улыбнулся Пол. - Но к чему
дипломатические меры? Что произошло?
Натан помедлил в нерешительности.
- Скоро собрание делегатов.
- Конечно. Поэтому я и приехал. Что еще?
- Послушай, Пол, если ты не возражаешь, я сейчас не стану говорить.
Это касается всех.
Натан чувствовал себя очень неловко, но он просто не в силах был
сообщить Полу все наедине. Это было решение отряда, и Натан должен был
чувствовать поддержку отряда, когда объявит Полу новость.
- Хорошо, Натан. Не переживай так. Я подожду. И - кто знает? - может
быть, это добавит немного остроты собранию. Для разнообразия.
К тому времени, когда все собрались, уже настал вечер. Люди собрались
вокруг костра - ради света, а не ради тепла, поскольку погода позднего мая
была скорее уже июньской. Натан Кори сидел впереди рядом с Карлом
Гаррисом.
После обычного сообщения новостей Пол Хаузмен повернулся вокруг - как
он делал каждый год на майском собрании вот уже в течение семи лет - чтобы
объявить начало собрания делегатов.
- Снова настало наше время, - сказал Хаузмен. - Единственный шанс в
году, который дается нам, чтобы выразить наши жалобы по отношению к
завоевателям и послать в Федеральный совет прошение о свободе. Ничего не
изменилось. Кобы снова предоставили мне свободу действий. Люди в городах
доверили мне право решать, и другие группы повстанцев тоже дали свое
согласие, чтобы я говорил от их имени. Хотя по-настоящему необходимо
только разрешение кобов.
Натану было неуютно. Он чувствовал на себе встревоженные и ожидающие
взгляды людей. Все ждали его слов. Натан сказал первое, что пришло на
язык:
- Но, Пол, кобы ждут, что делегатом снова будешь ты. Согласятся ли
они, если ты выберешь вместо себя кого-нибудь другого?
Пол Хаузмен посмотрел на него. По выражению его лица ничего нельзя
было прочесть.
- Я не знаю ответа на этот вопрос. Согласно формулировке разрешения,
я могу выбрать кого пожелаю. Но кобы действительно ожидают, что я выберу
себя - поскольку я в той или иной степени представляю оба лагеря людей.
Натану пришлось сделать над собой усилие, чтобы голос его прозвучал
достаточно громко.
- У нас тут произошли некоторые события, Пол. Ты о них еще не знаешь.
Было несколько чрезвычайных ситуаций, и... ну, в общем, я надеюсь, что ты
не станешь судить поспешно, а сначала выслушаешь наши причины и доводы. Мы
провели специальное собрание, согласованное с собраниями других
повстанческих отрядов. На нем было решено, что в этом году мы пошлем
другого делегата в совет. Более молодого человека - и, если хочешь, более
жестокого, Пол. Они выбрали меня. Я этого не хотел, но выбрали меня.
Натан обвел взглядом собравшихся, но никто не смотрел на него. Он сел
на место. Эбби дотронулась до его руки, но прикосновение не утешило
Натана.
- Прости, Пол, - сказал он.
- Да нет же... Нет! - Пол Хаузмен внезапно улыбнулся и расправил
плечи. - Я всегда знал, что этот день настанет. Но не думал, что он уже
пришел. - Он повернулся к остальным. - Я полагаю, некоторые из вас знают,
что Натан Кори получал специальное обучение в области искусства политики,
и что я передал ему всю информацию о функциях и особенностях Федерального
совета, какую только мог.
Я был политиком всю свою жизнь. Я старался приложить все силы и
умение, чтобы улучшить нашу ситуацию. Вы знаете это, как знают люди в
городах, и даже кобы. Но, возможно, кобы заметили кое-что еще, и поэтому
дали мне право выбирать делегата - предположив, что я выберу себя.
Пол Хаузмен сделал паузу и понизил голос.
- Возможно, они заметили то, что и я сам уже начал подозревать. Что
мои методы вряд ли приведут к успеху. Законы Федерации дают нам очень
незначительный шанс на помощь со стороны других планет в возвращении
свободы Земле. Но я думаю, что кобы постарались обезопасить себя
полностью, выбрав делегата от людей, который не сможет обнаружить даже
этот крохотный шанс.
- Может быть, ты просто слишком осторожен, Пол, - раздался чей-то
голос. - Слишком придерживаешься традиций.
Хаузмен кивнул.
- Да, наверное. Итак, сегодня мы представим кобам и совету переменную
с неизвестным значением. Молодого делегата, который, возможно, обладает
как раз нужной степенью опрометчивости. - Он снова улыбнулся Натану. - Я
рад, что это наконец произошло, Натан. Может быть, это нужно было сделать
даже раньше.
Натан Кори вздохнул с облегчением.
- Ну, у нас были особые причины, Пол. Мы получили ультиматум от
лаборатории. Теперь мы непременно должны добиться успеха в совете - или
рискнуть тотальным уничтожением.
Вмешался Карл Гаррис.
- Наши исследования дошли до такой стадии, что мы можем предпринять
решительные действия. И предпримем!
Натан сказал:
- Если разобраться, их можно понять. Ученые, работающие в
лаборатории, пятнадцать лет жили под землей. Они вели долгую сидячую
битву. У нас, по крайней мере, были рейды в качестве отдушины. У них такой
разрядки не было. Они потратили столько лет ради одного дня успеха, и
теперь они боятся, что потеряют эту возможность.
- Как они могут ее потерять? - удивился Хаузмен.
- Из-за того, что горожане обращаются против нас! - вскричал Гаррис.
- Кобы говорят им, что все жестокости происходят по нашей вине. Они готовы
наброситься и истребить нас, если только кобы не вступятся из какой-нибудь
своей прихоти. Теперь, когда у нас есть вирус, мы должны его использовать!
- Значит, у вас есть вирус? - Пол Хаузмен пропустил остальное мимо
ушей. - Вы на самом деле его получили?
- Результаты были получены два месяца назад, - сказал Натан Кори. -
Тогда и начались трения. С тех пор, как вирус у них в руках, ученые больше
не в состоянии выносить бездействие. Пол, они угрожают, что применят
вирус! Закончат ракету, над которой работают, и отправят болезнь к кобам.
Местью со стороны Федерации за такое деяние будет полное уничтожение
Земли. Так что мы либо добьемся успеха в совете на этот раз, либо ученые
совершат этот безумный поступок, и мы все будем убиты.
- Но как мы можем добиться успеха? - попытался спорить Хаузмен,
обращаясь к Гаррису. - До сих пор еще ни одна завоеванная планета не
получала обратно свободу просто так. Единственный способ добиться свободы
согласно законам Федерации - это проработать сначала две сотни лет на
завоевателя. Только потом может идти речь о получении свободы. Вам это
отлично известно, Гаррис. Как вы можете выдвигать такой ультиматум?
- Как бы то ни было, нужно что-то сделать! На этот раз наше прошение
не должно быть пустой формальностью. Мы работали и сражались пятнадцать
лет не для того, чтобы теперь упустить шанс.
- Но что там с вирусом? - Хаузмен обратился к Натану за поддержкой.
- Расскажи ему про вирус, Карл, - сказал Натан. - Расскажи нам всем.
В конце концов, многие из нас погибли ради этого. А пока объясни Полу, что
весь ваш план основан на одной-единственной колбе с препаратом.
- Как? - Пол Хаузмен был потрясен. - Ты это серьезно?
- Натан говорит правду, - ответил Гаррис, ничуть не смущенный. - Мы
действительно располагаем только одной колбой с препаратом. Через
несколько лет их будет больше, но даже одной вполне достаточно, чтобы
отомстить кобам. У них нет защиты против вируса, мы в этом уверены. Чтобы
защитить население от вируса, требуется проводить иммунизацию при помощи
сыворотки. На производство сыворотки уйдет двенадцать лет. А необходимыми
запасами ее кобы не располагают. Мы можем уничтожить их, как они
уничтожили нас!
Он сердито встряхнулся. Карл Гаррис не был тем человеком, который
переступил порог лаборатории пятнадцать лет назад. Он превратился в комок
оголенных нервов. Единственным, что двигало этим измученным человеком,
была месть.
- Вы сами видели, чего нам это стоило. Конечно, никто из вас
по-настоящему не представляет себе жизни в лаборатории. Вам трудно понять,
каково это - жить под землей, как кроты, и работать днем и ночью над
неразрешимой задачей, которую все-таки нужно решить. Да, мы работали
несмотря ни на что. И это отняло у нас пятнадцать лет, потому что
найденный нами вирус совершенно особый. Это не вполне вирус и не вполне
бактерия. Абсолютно новая концепция! Вирус переходит в стадию споры в
темноте. Под действием света он вырывается на свободу. Как назвать такой
организм? Ну вот, в конце концов мы его изолировали и вырастили - и
обнаружили, что он совершенно безвреден!
- Безвреден?! - взорвался Хаузмен. - Вы называете безвредным то, что
уничтожило нас?
- Не все так просто, - ответил Гаррис. - Вирус, который мы взяли от
умирающих людей, оказался безвредным. Но, слава богу, мы сохранили его и
продолжали эксперименты. Теперь мы знаем его секрет. В течение многих лет
он постепенно превращается из невинного организма в вирус-убийцу, которым
воспользовались кобы. Первые предположения появились у нас еще в прошлом
году, но нам пришлось ждать, пока достигнет зрелости новый штамм. Сейчас
мы им располагаем. Одна большая колба, полная вирусов, спящих во тьме.
Попав на свет, они активизируются и размножатся. И отправят на тот свет
целую планету гуманоидов.
- Всего лишь одна колба?
Пол Хаузмен ждал опровержения со стороны Натана Кори, но Натан лишь
кивнул Гаррису, чтобы тот продолжал.
- Есть еще некоторое количество вируса, который превратится в
смертоносную разновидность через два поколения. Болезнетворный препарат
будет готов через год-два. Как видите, мы можем производить вирус. Если
достаточно долго подкармливать вирус-убийцу, он произведет следующее
поколение - безвредное. Затем, через долгие годы, снова возникнет
смертоносный штамм. Через много поколений. Не существует другого способа
получить этот вирус. Поверьте, если бы могли сократить это чудовищное
ожидание, мы бы так и поступили. Но вирус - такой же чуждый организм, как
и кобы. И такой же убийственный. Единственной защитой против него может
служить вакцинация при помощи одного из трех последних штаммов его самого.
Безвредный штамм из числа трех последних поколений достаточно силен, чтобы
убить болезнетворную разновидность. Солдаты кобов, прибывшие на Землю,
были вакцинированы. Но я готов прозакладывать свою жизнь, что все
кобланское население иммунитета не имеет. Мы можем уничтожить их нашей
одной колбой.
Гаррис умолк. Его неистовство иссякло. Изможденное тело била дрожь.
Натан продолжил вместо него.
- Ученые считают, Пол, что мы должны выдвинуть обвинение в адрес
кобов. Обвинить их в применении вируса. Я знаю, что ты уже заявлял об
этом. Но ученые требуют, чтобы на этот раз наш делегат сделал заявление
как можно громче, во всеуслышание. Их мотивы можно понять.
- Я вполне их понимаю, - сказал Хаузмен.
Хаузмен прохаживался около костра взад-вперед, нахмурив лоб. Он
остановился перед Натаном и посмотрел ему в лицо.
- Ты - самый подходящий кандидат, Натан. В этом нет сомнений. Я
думаю, что смогу уладить дело с кобами. Но понимают ли все собравшиеся то,
о чем я говорил с тобой в прошлом году? Сознают ли они, насколько это
задание опасно для тебя? Ты не можешь просто вынырнуть ниоткуда и занять
мое место. Я был делегатом, но горожане не знали о моей принадлежности к
повстанцам. Поскольку я возглавляю их марионеточное правительство,
горожане считали, что я - один из них, и только. Ты не можешь
воспользоваться тем же самым прикрытием. Как только ты покажешься на
публике, кобы разоблачат тебя как мятежника, поскольку им в любом случае
не понравится эта затея. Тебе придется лично выступать перед людьми и
завоевать их поддержку. В результате ты окажешься открыт любым действиям
со стороны кобов и со стороны людей, которые обучены ненавидеть каждого,
который хоть слово скажет о повстанцах.
Натан поймал взгляд Гарриса. Но в нем не было сочувствия, одна только
непреклонная решимость.
- Я думаю, у меня нет иного выхода, кроме как рискнуть, - сказал
Натан. - Я должен сделать попытку, какие бы опасности это в себя не
включало. Эти люди вверили мне судьбу Земли, и я не вправе отказаться.
- Я думаю, ты бы не отказался, даже если бы мог. - Пол Хаузмен
задумчиво смотрел Натану в глаза. - Ты на всю жизнь остался тем
мальчишкой, который решил освободить Землю и вышвырнуть прочь коблан.
Натан пожал руку старого друга и почувствовал прилив новых сил.
- Значит, завтра, - сказал Пол Хаузмен. - Завтра мы отправимся в
штаб-квартиру кобов и бросим нашу маленькую бомбу. Мы не можем уничтожить
вирус, ибо это наша единственная надежда. А если он не будет уничтожен, мы
не сможем помешать ученым использовать его. Так что пусть кобы
поберегутся. Хомо сапиенс готов потребовать Землю обратно!



4

Ехать в официальной машине коблан оказалось неудобно, но Натан Кори
подавил непривычные чувства, которые у него вызывала поездка. Пол Хаузмен
получил машину, чтобы встретиться с кобским главнокомандующим, как это
бывало каждый год. Лес остался далеко позади. Машина быстро ехала по
автостраде, направляясь к штаб-квартире коблан.
- Не удивляйся ничему, что увидишь в городе, - сказал Хаузмен. -
Сейчас все не так, как было пятнадцать лет назад. И люди не такие.
- Я и не жду, чтобы они остались прежними, - согласно отозвался
Натан. - Все эти кобские правила поведения и несправедливость, разумеется,
ожесточили людей.
- Нет, Натан. Это ты можешь ожесточиться, когда увидишь, как обстоят
дела в городе.
- Почему?
- Потому что ты встретишь вещи, которые тебе не понравятся. Я говорил
тебе о них. Например, братание с врагами. За пятнадцать лет оккупации люди
растеряли иллюзии. Иметь друга среди кобов - это полезно. Кобы могут
достать специальные пропуска, или добавочные талоны на еду, или
деликатесы. В наши дни бананы, апельсины и шоколад стали деликатесами,
потому что кобы вывозят с планеты всю продукцию. Тебе не понравится эта
поездка. Но если ты собираешься стать представителем от горожан, ты должен
попытаться их понять.
Натан поерзал на мягком сиденьи, чувствуя себя связанным по рукам и
ногам костюмом, который перешили на него из гардероба Пола. Он надел
костюм в первый раз за пятнадцать лет, и галстук на шее казался ему петлей
висельника.
- Я их пойму. Пожалуй, все эти вещи говорят о том, что свобода нужна
нам именно сейчас, а не через двести лет. Мы должны стать сами себе
хозяевами, прежде чем окончательно утратим былой дух.
Впереди показался контрольный пункт, и Натан осознал, что это и есть
въезд в кобский город. Когда кобы искали место для своей штаб-квартиры в
штате Мичиган, они сочли Детройт слишком большим, чтобы там было безопасно
обосноваться. Маленькие городки им тоже не подошли, поскольку там все всех
знали, и населением было бы трудно управлять. Кобы остановились на
компромиссном решении - выбрали быстро развивающийся промышленный город,
населенный приезжими рабочими. Он был достаточно большим, чтобы среди
жителей не существовало тесных связей, и достаточно маленьким, чтобы в нем
не нашлось обособленных меньшинств. Как бы его ни называли раньше, теперь
этот город звался Коблан-Сити.
Пол притормозил машину и протянул через окошечко свой официальный
пропуск кобу, ожидавшему с распылителем в руке. Коб не потребовал пропуск
Натана. Никто не произнес ни слова. Коб махнул рукой, чтобы они проезжали.
Натан посмотрел вперед. На расстоянии еще по крайней мере трех миль не
было видно ничего, кроме горизонта.
- Зачем они поставили контрольный пункт так далеко от города? -
спросил он Пола.
- Этот пост охраняет не город, а кобскую штаб-квартиру.
Натан хотел было задать следующий вопрос, но Хаузмен показал рукой
направо, и ответ стал очевиден. Кобская штаб-квартира находилась не в
городе. Она занимала большую территорию, обнесенную стеной и тщательно
охраняемую. Рядом располагался один из основных кобских космопортов. Носы
ракет торчали кверху, как иголки из подушечки для булавок.
- Гаррис отдал бы что угодно за одну из них, - ухмыльнулся Натан. -
Хвала небесам, у него нет ракеты.
Машина набрала скорость и пронеслась мимо ворот, ведущих на
территорию штаб-квартиры.
- Разве нам не сюда? - спросил Натан.
- Я хочу, чтобы ты сначала увидел город. Потом мы вернемся.
Хаузмен въехал в город и припарковал машину. Они вышли наружу.
Оказавшись на тротуаре, в окружении прохожих, Натан почувствовал себя
неуютно. Он постарался держаться поближе к Хаузмену.
Повсюду были кобы. Они шаркающей походкой прогуливались по тротуару,
входили и выходили из магазинов. Натан сжимал кулаки, когда они проходили
мимо него. Привычка подталкивала его напасть. Но в городе, судя по всему,
правило поведения было - "улыбайся". Все улыбались чужакам. Мужчины
приветственно приподнимали шляпы, женщины строили кобам глазки.
Город как таковой не изменился. Дома были старыми и грязными, улицы
усыпаны мусором, в котором копались голуби. Было отчетливое сходство в
походке голубей и кобов. Только голуби были изящнее.
Натан Кори ходил по улицам вместе с Хаузменом, пока мир не закружился
у него перед глазами. Непрестанное движение и смена цветов вызвали у него
острую, пульсирующую головную боль. Он забыл, что должен проникнуться
пониманием к людям, которые живут бок-о-бок с кобами, и чувствовал только
отвращение.
Он видел детей, которые доверчиво держались ручонками за волосатые
руки кобов, и беззаботно прыгали. Они явно были счастливы. Если таково
следующее поколение человечества, то какой смысл в том, чтобы за них
бороться? Одни прохожие улыбались Натану, другие толкали и пихали его,
пока он не стал чувствовать, что вот-вот возненавидит этот город.
Официальные учреждения кобов были выдержаны в духе аскетизма. Стены
были пустыми, полы - голыми. Все было выкрашено одним цветом, подчеркивая
впечатление простоты и строгости. Ходили легенды о роскоши, в которой
живут кобы. Но здесь не было видно ни тени роскоши. Мебель была
приспособлена под пропорции низкорослых коблан. Натану Кори пришлось
сложиться втрое, чтобы втиснуть свою долговязую фигуру в жесткое кресло.
В центре комнаты располагался металлический стол. Коб, который
расхаживал позади стола, был главнокомандующим кобланских сил в этом
секторе Земли и координатором всех сил захватчиков на планете.
Главнокомандующего звали Кеш. Он был мускулистым и широкоплечим.
Главнокомандующий Кеш плотно сжал губы, а его маленькие зеленые глазки
вспыхивали каждый раз, когда их взгляд останавливался на Натане.
- Мне это не нравится, Хаузмен, - сказал он.
- Я знал, что это будет для вас неожиданным, - твердо ответил Пол
Хаузмен, - но нет никаких оснований для отказа.
- Но кто он такой, этот Натан Кори? Кто его знает? Делегатом всегда
был ты. Ты занимаешь соответствующее положение среди людей. Ты их лидер.
Они тебя понимают и сочувствуют тебе.
- Сочувствуют, когда я терплю поражение, вы хотите сказать?
Глаза Кеша превратились в щелочки.
- Какое имеет значение, что именно я хотел сказать? Важны факты. А
факты состоят в том, что ты привез сюда этого мятежника и хочешь, чтобы я
согласился принять его в качестве вашего делегата.
- Но я сам всегда принадлежал к повстанцам, и вы это прекрасно
знаете.
- Мы это знали и терпели, потому что нам нужен был человек, способный
представлять оба лагеря, и управлять ими. Но это зашло слишком далеко.
- Вы меня боитесь? - напрямик спросил Натан.
Зеленые глаза сверкнули. Бочкообразная грудь главнокомандующего Кеша
затряслась. Коб испустил глухое ворчание - он смеялся.
- Уже только то, что ты достаточно глуп, чтобы задавать подобные
вопросы, может послужить ответом на твой вопрос.
- Тогда спорить не о чем. - Натана трудно было заставить
почувствовать себя униженным. - В разрешении ясно говорится, что Пол может
выбрать, кого пожелает.
Кеш обошел стол и остановился перед ними. Близость его присутствия
встревожила Натана больше, чем все сказанное кобом.
- Почему ты считаешь себя наилучшим кандидатом, молодой человек? - Он
сделал ударение на последних словах. - Вы, мятежники, ведете себя очень
дерзко. Вы считаете, что в мире нет ничего важнее вас и ваших мелких
планов. Но как же большинство? Все те люди, которые живут и работают
вместе с нами? Возможно, они захотят выбрать своего собственного делегата.
- Они погружены в апатию. Им все равно. И вы это знаете, Кеш, -
сказал Хаузмен. - Они согласятся с любым кандидатом, которого я выберу.
Печально, но это так.
- А ты? - Кеш ткнул в Натана грубым пальцем. - Ты тоже в это веришь?
- Я это видел своими глазами. Если даже вы способны заставить их
поверить вашей полуправде и неприкрытой лжи, они поверят кому угодно.
Кеш направился обратно за стол.
- Ты мне не нравишься, Натан Кори.
- Значит, мы квиты.
Кеш быстро глянул на Хаузмена, но тот ничего не сказал. Натан знал,
что теперь настал его черед действовать.
- Я прекрасно знаю, почему я вам не нравлюсь, - вызывающе произнес
Натан. - Во мне нет ни достоинства Пола Хаузмена, ни его гуманности. Я не
умею себя вести в обществе, не знаком с обычаями и не склонен лицемерить.
Я не люблю вас, и не скрываю этого. Я просто намерен представить прошение
совету Федерации и выиграть. Именно поэтому вы меня боитесь.
- И ты не сомневаешься в том, что выиграешь?
- Конечно, у меня есть сомнения. Но я думаю, что у меня есть шанс. И
чем больше вы стараетесь меня разубедить, тем больше я убеждаюсь в том,
что этот шанс достаточно велик.
Кеш снова рассмеялся, действуя на нервы Натану.
- Я не хотел создать такое впечатление, молодой человек. У тебя не
больше и не меньше шансов, чем было у Хаузмена до тебя, и будет у любого
другого делегата после тебя. Еще не было прецедента, чтобы планета не
отработала свой срок - двести лет или больше - чтобы заслужить право на
свободу и место в Федерации. Мы старая, мудрая и уважающая традиции раса,
Кори. Мы редко позволяем возникнуть новому прецеденту.
Последовало молчание. Натан ждал.
Кеш крутнулся на каблуках.
- Ладно, ты получил мое разрешение. Будь делегатом! Испытай свое
ничтожное "великое мгновение". Если ты подумал об опасностях, которые тебе
грозят, и все еще хочешь занять это место, значит ты - храбрый человек, и
заслуживаешь того, чтобы появиться в лучах славы. Только не будь слишком
разочарован, когда увидишь, что эти лучи совсем не такие яркие, как тебе
казалось.
Кеш шаркающей походкой подошел к столу, сел и вдруг принял совершенно
официальный вид.
- Вот условия разрешения, которыми вы должны руководствоваться. Один
раз в год, каждый год после первых восьми лет реорганизации, правительству
планеты - говоря конкретно, Полу Хаузмену, - разрешается выбрать делегата,
который представит Федеральному совету прошение. Прошение может содержать
такие просьбы о свободе, которые люди захотят подать, и такие жалобы,
которые они считают себе вправе высказать. - Он поднял взгляд. - Здесь
следует уточнить, что жалобы не встречают особой благосклонности. Вы
должны помнить, что Федерация состоит из друзей коблан. Наши друзья не
любят тех, у кого длинный язык.
Прошение должно быть передано любому члену совета Федерации, которого
делегат захочет выбрать своим представителем и защитником. Делегату
позволено совершить путешествие туда, где находится этот член совета, и
свободно общаться с ним все те дни, пока совет проводит сессию, чтобы
выслушать прошения.
Главнокомандующий Кеш перелистал бумаги на столе и вздохнул.
- Остальное неважно. Вы должны назвать имя избранного вами члена
совета в течение пяти дней, и он будет извещен. Остальное зависит от вас.
Прошение напишите вот на этом бланке.
Грубая рука протянула Натану лист бумаги. Натан встал, чтобы принять
бланк. Он уже видел такие бланки раньше. Анкета была специально составлена
так, чтобы прошение было неубедительным. Так было раньше, так будет
впредь.
- Я уже сделал выбор.
- То есть? - Кеш бросил взгляд на Хаузмена.
- Тебе не кажется, что ты должен обсудить этот вопрос со всеми нами,
Натан? - спросил Хаузмен.
- Ответственность лежит на мне. Значит, и выбор остается за мной.
Не стоит упоминать, что он принял решение уже много месяцев назад,
когда впервые возникла вероятность того, что делегатом будет он.
- Хорошо. - Кеш приготовил ручку, чтобы вписать имя. - Кто же из
членов совета ваш избранник?
- Дженотек, Советник с Маррика.
Кеш отложил ручку, не написав ни буквы.
- Это чистое безумие, Кори. Дженотек даже слушать тебя не станет.
- По закону он обязан выслушать любого, кто обратится к нему.
- И все же ты должен изменить выбор. Вы, мятежники, становитесь все
наглее. Мы теряем много солдат из-за ваших засад и набегов.
- Вы знаете, что это неправда. Это ложь, которую вы рассказываете
горожанам. На самом деле мы не причиняем вам большого вреда. Вы получаете
от наших набегов больше выгоды, чем мы сами.
- Вот как? Ты считаешь, что мы должны так легко прощать вам наших
убитых? Да, до сих пор мы позволяли вам жить по-своему. Вы не слишком
вредили нам. И мы действительно с толком использовали ваше усердие. Но
когда такой человек, как Пол Хаузмен, настолько теряет соображение, чтобы
заявиться ко мне с подобной просьбой - предложить ТЕБЯ в делегаты - я
должен начать беспокоиться. Я должен начать расследование, что именно
происходит в лесах.
Натан Кори внутренне собрался, готовый к последнему усилию.
- Это все пустые угрозы, Кеш. Я был принят в качестве делегата. И я
назвал имя выбранного мной члена совета. Если вам не нравится мой выбор, я
могу только задуматься о причинах этого и сделать собственные выводы.
Зеленые глаза главнокомандующего уставились на Натана с таким
презрительным ехидством, что тот почувствовал, как холодок пробежал у него
по позвоночнику. Если Кеш так легко сдался в этом пункте, значит, у него
заготовлены еще какие-то хитрости.
Кеш взял ручку, вывел имя Советника Дженотека и поставил в конце
завитушку.
- Будь по-твоему, Натан Кори. - Его широкий рот разъехался в гнусной
ухмылке. - Я уведомлю Советника о твоем прибытии. Через три дня будь на
контрольном пункте, ближайшем к твоему лагерю. За тобой будет прислана
машина. Она доставит тебя в космопорт, где ты сядешь на корабль до
Маррика. Я уверен, что ты совершил идиотский выбор. Дженотек не любит
тратить время на жалкие прошения.
- Спасибо, - сказал Натан, и улыбнулся Кешу в ответ. - Я постараюсь
сделать это прошение не таким жалким.
Он направился к двери. Хаузмен не пошевелился.
- Ты идешь, Пол? Нам нужно составить прошение.
Прежде чем переступить порог, Натан Кори бросил последний взгляд на
Кеша, главнокомандующего кобланских сил. Главнокомандующий стиснул кулаки,
а лицо его было ярко-оранжевым.



5

Только когда они оставили машину на контрольном пункте и направились
пешком через лес, Натан повернулся к Полу Хаузмену и спросил:
- Почему ты молчал, Пол? Ты согласен с Кешем, что Дженотек - это
плохой выбор?
Немолодой мужчина тряхнул головой, словно сбрасывая паутину.
- Почему из всех пятидесяти трех Советников ты выбрал Дженотека? Он
самый продажный из них. И самый опасный.
- И самый логичный кандидат для выбора, Пол.
- Логичный? Ты что, действительно полагаешь, что такой тип, как
Дженотек, прислушается к нам?
- Он обязан по закону, - ответил Натан. - Он не может нас не
выслушать.
- Да. Именно это ты и сказал Кешу. Дженотек, разумеется, выслушает
наше прошение, но не станет с ним возиться. Этот человек непредсказуем. Он
жаждет власти. Остальное его не интересует. Почему, как ты думаешь, он
стал самым молодым членом совета? Он добился избрания при помощи различных
махинаций. Он устроил грандиозный блеф перед народами Маррика и перед
всеми остальными, от кого зависело его избрание.
- Вот именно! - не выдержал Натан. - Все, к кому мы обращались до сих
пор, были предсказуемы. Все, что они видят, - это прецедент. И наше
прошение спихивают на торную дорожку. Никто из них не захотел рисковать
репутацией и выступать против своих друзей - коблан.
Дженотек - это единственный Советник, которому наплевать на правила и
традиции. Они не связывают его по рукам и ногам. У него большие амбиции, и
он возьмется за дело вроде нашего, если усмотрит в нем личную выгоду.
Пол Хаузмен вздохнул.
- Понимаю, - сказал он после паузы. - Да... В молодости я встречал
людей, похожих на него. Странно, что я никогда не смотрел на Дженотека с
этой стороны.
- Ты всегда описывал его мне именно с этой стороны, Пол.
- Но сам не замечал возможностей. Вернее... Давай будем честными,
Пол. Даже если бы я их заметил, я бы не смог целенаправленно избрать в
союзники такого человека.
- Я не собираюсь хорошо к нему относиться. Не лучше, чем к тем овцам,
которые заводят дружбу с кобами ради мелких выгод. Он попытается
использовать меня, и я должен ему это позволить. Потому что для достижения
одной лишь цели - для того, чтобы заставить совет действовать, - я готов
на все.
Хаузмен сжал плечо Натана.
- Сильно сказано, Натан. Тебе кажется, что ты знаешь, о чем говоришь.
Но если дела пойдут так, как ты надеешься, тебе придется пройти суровую
проверку... Что ж, я поддержу тебя. Тебе еще предстоят неприятности, когда
ты станешь обсуждать этот вопрос с Гаррисом и остальными. Они тоже кое-что
слышали о Дженотеке.
- Есть один факт, Пол, который убеждает меня, что я на правильном
пути. Я расскажу о нем всем, и, может быть, он их убедит. Кешу не
понравился мой выбор! А Кеш исходит из того, что делегат должен провалить
свою миссию.
Хаузмен кивнул.
- Да, я тоже это заметил. Знаешь, о чем я больше всего беспокоюсь? О
тебе. Тебе придется быть очень осторожным, Натан. Я знаю кобов. Они
привыкли решать проблемы простыми средствами.
Пол Хаузмен был прав насчет того, что Натану придется нелегко, когда
он станет обсуждать свой выбор с остальными. Но поддержка Хаузмена и
убедительное описание отрицательной реакции Кеша на имя Дженотека сыграли
свою роль.
Следующий вопрос заключался в том, что именно Натан расскажет
Дженотеку о положении людей, а что утаит. Споров не было. Все сошлись на
том, что прошение должно быть составлено в точности так, как и в
предыдущие годы. В качестве единственной жалобы на кобов указывались их
зверское нападение при помощи биологического оружия и последующее жестокое
правление.
- А что насчет вируса? - спросил Натан в завершение разговора.
- Нет, нет! - Гаррис вскочил на ноги, как ужаленный. - Эту тайну
нельзя разглашать! Если кто-нибудь узнает, они немедленно конфискуют
вирус. И мы будем отброшены на пятнадцать лет назад. Они убьют нас всех!
Ты должен хранить тайну вируса, Натан. Это единственное условие, которое я
выдвигаю. Но это условие обсуждению не подлежит.
- Я согласен с Гаррисом, - сказал Ник Талмер. - Наше положение и без
того шаткое. Мы не можем признаться никому, что в течение пятнадцати лет
осуществляли тайный план.
- Кроме того, если твоя миссия провалится, у нас должен быть вирус.
Иначе мы окажемся в полной власти кобов, - добавил Хаузмен.
После того, как окончилось собрание, у Натана осталось немного
времени, чтобы попрощаться с Эбби под сенью высоких деревьев. Он смотрел
на Эбби, идущую рядом, и удивлялся, куда исчезла неуклюжая
девочка-подросток. Эбби по-прежнему была невысокой, но пухленькой,
загорелой и полной жизни. Она держала его за руку, и ее ладонь была
крепкой и теплой. Натану захотелось забыть о том, что его ждет, и
повторить обещание, которое он дал Эбби. Сказать ей, что когда он впервые
взял ее за руку тогда, пятнадцать лет назад, это было нечто большее, чем
детский жест утешения. Это было обязательство.
Утром Натан вышел из леса и направился по дороге среди полей. На
контрольном пункте его ждала машина. Рядом с ней стоял кобский солдат. При
приближении Натана он выпрямился, и с бесстрастным выражением лица ждал,
пока человек подойдет.
- Я - Натан Кори, - объявил Натан.
- Хорошо, - ответил коб. - Прошу вас в машину. - Он взял потрепанный
чемодан, в котором уместился весь небогатый гардероб Натана, и положил на
переднее сиденье. - Пожалуйста, садитесь сзади.
Натан забрался в машину, удивленный проявленным к нему уважением и
вымученной вежливостью коба. Он не ожидал, что статус делегата обеспечит
ему такое обращение.
Коб влез на сиденье и тотчас стартовал. Машина тронулась с места,
подпрыгивая на грязной дороге, несмотря на маленькую скорость.
Натан пытался разглядывать пейзаж - преимущественно луга, изредка
прерывающиеся участками леса. Но что-то в поведении кобланина мешало
Натану спокойно смотреть в окно. Он видел лицо коба в зеркальце заднего
обзора. Несмотря на грубые черты лица и его деланно-бесстрастное
выражение, Натан понял, что бесстрастие - это маска. На самом деле коб
нервничал.
Невысокие холмы и леса за окном машины сменились фермами. Земля здесь
была плохая, каменистая; но люди продолжали работать на ней. Камни больше
не были их главным врагом. Эта роль отныне принадлежала кобам, которые
требовали себе большую часть урожая.
Машина выехала из грязи на цементную автостраду. Зашуршали шины. За
окном мелькнула команда дорожных рабочих, которые занимались мелким
ремонтом дороги.
Натан посмотрел на часы. Еще тридцать минут - и двухчасовая поездка
будет окончена. Натана ждет космический корабль, отправляющийся на Маррик,
- и все неожиданности, которые принесет с собой это путешествие. Он
испустил громкий вздох и откинулся на жесткие подушки, глубоко дыша, чтобы
справиться с нервной дрожью, которую вызвала у него эта мысль.
Водитель нервничал с каждой милей все сильнее. На оранжевых руках
выступил пот, взгляд зеленых глаз не отрывался от дороги.
На дороге появилась еще какая-то машина. Это был кобский фургон,
вдвое больше и вдвое быстрее маленькой машины, в которой ехал Натан. Натан
взглянул на фургон без особого интереса. Появление другой машины слегка
нарушило однообразие поездки. Сейчас по старым автострадам практически
никто не ездил. Кобы пользовались преимущественно воздушным транспортом.
Наклонные изгороди замелькали за окном быстрее.
- В чем дело? - обратился Натан к водителю.
Коб ничего не сказал. Его грубое лицо застыло. Натан редко видел
такое выражение на лицах. Он не сразу понял причину. Встречный фургон
свернул на их полосу дороги и быстро приближался.
- Поворачивай! - заорал Натан. - Поворачивай, дурак!
Водитель не пошевелился.
Внезапно Натана озарило. Он вспомнил предупреждения Пола Хаузмена. Он
перегнулся через спинку сиденья и ухватился за руль, пытаясь повернуть
его. Но коб был силен, и держал руль крепко.
Натан прекратил попытки отобрать руль, и обрушил яростный удар
сплетенными в кулак обеими руками на оранжевую шею коба. Послышался жуткий
треск, и голова водителя безвольно повисла. Руль был свободен. Натан Кори
схватился за руль и попытался задействовать ручной тормоз. Наконец тормоз
сработал, и Натана резко бросило вперед. Он лихорадочно правил машиной,
наполовину лежа на водителе. В последний миг ему удалось избежать
столкновения с фургоном. Тот промчался перед самым капотом машины Натана.
Натан с трудом мог управлять машиной, но она под воздействием тормоза
постепенно замедляла ход, и он направил ее на обочину в том месте, где
канава была не такой глубокой. Машина подпрыгнула, переваливая через
бортик, перемахнула канаву и покатилась дальше в поле. Позади раздался
грохот удара металла о дерево.
Колесо машины наткнулось на камень. Натана бросило вперед вверх
тормашками. Он почувствовал острую боль в плече. Машина остановилась.
Натан с трудом выпутался из сидений и тела водителя, взял чемодан и
выбрался из машины. Он пощупал плечо, которое болело от удара об приборную
доску, затем потянулся всем телом. Ничего не было сломано. Тело водителя
смягчило удар.
Натан вернулся к дороге, перешагнул канаву и поискал глазами фургон.
Большая машина врезалась в дерево. Вся ее передняя часть была разбита
вдребезги, мотор торчал наружу, а через открытую дверцу свешивалось
безжизненное тело водителя. Должно быть коб, который в последний момент
неожиданно упустил свою цель, был ошарашен, потерял управление и на
большой скорости разбился о дерево.
Кобы убили двух своих в попытке прикончить Натана. Разумеется, они
должны были обставить все так, чтобы убийство выглядело несчастным
случаем. Никто не может безнаказанно убить официального делегата. Теперь
Натан наконец понял, почему нервничал водитель.
Он отряхнул коричневую пыль с костюма, поднял чемодан и торопливо
зашагал по дороге в сторону космопорта. Каждый шаг давался Натану с
трудом, так сильно у него дрожали колени. Но с каждым шагом он
успокаивался, и вскоре уже шел уверенно и быстро. Он должен попасть в
космопорт раньше, чем кобы пришлют сюда патруль - удостовериться, что он
мертв. Если его обнаружат живым, они могут предпринять еще одну попытку.
Наконец вдали показалась кобланская ограда. Теперь, когда цель была видна,
Натану стало легче идти.
Он спокойно подошел к охранникам и показал им свои бумаги. Эти кобы
явно не были посвящены в заговор. Они пропустили его, не выказав ни
малейшего удивления.
- Есть ли у вас машина, которая может доставить меня в космопорт? -
спросил Натан. - Моя машина сломалась, а я тороплюсь.
Охранники переглянулись, затем тот, что повыше, показал Натану на
фургон и протянул ключи.
- Оставьте машину в порту, - сказал он с характерно невнятным кобским
произношением. - Мы заберем ее позже.
Натан удивился вежливости кобов. Он вывел фургон на дорогу и проехал
остаток пути на большой скорости. Около первого въезда в порт он свернул с
главной дороги, чтобы миновать учрежденческие здания. Через двадцать футов
его задержал еще один контрольный пункт, и Натан опять предъявил
документы. Прежде чем он добрался до высоких стен с шипами наверху,
которые окружали летное поле, ему пришлось миновать еще два контрольных
пункта.
Натан оставил фургон в ряду прочих машин, и направился в главное
здание. Чем скорее он попадет на корабль, тем в большей безопасности он
окажется. Вход в здание усиленно охранялся, и здешняя охрана отнеслась к
Натану гораздо менее уверенно. Они забрали его документы, отошли в сторону
и стали шептаться, бросая на человека подозрительные взгляды. Но бумаги
были подлинными, и кобы не могли не пропустить делегата Натана Кори. И
пропустили.
Большие двери вели в огромную комнату со стеклянным потолком и
ярко-красным ковром на полу. Это была кобланская роскошь - роскошь
империи, живущей за счет плененных планет. Мебель блестела кожей и
бархатом; в великолепных вазонах красовались растения странной формы.
Массивные столы были сделаны из черного дерева с крупной структурой
древесины, а стены украшали картины прекрасных планет и прекрасных солнц.
Натан стоял посреди всей этой роскоши, чувствуя, что он сильно
бросается в глаза, но наслаждался изобилием красок и света.
Усилием воли он вернул себя к реальности. Каким должен быть его
следующий шаг? Где найти корабль, на котором ему лететь? И будет ли он
вообще, этот корабль, если коблане считают Натана мертвым?
Внезапно из динамиков раздался голос:
- Делегат Пол Хаузмен, просим вас подойти к платформе семь. Делегат
Пол Хаузмен, подойдите, пожалуйста, к платформе семь.
Натан подпрыгнул на месте, развернулся и быстрым шагом направился к
платформе семь, изо всех сил стараясь не бежать. Если он побежит, то
мгновенно превратится в мишень. Безумные мысли клубились у него в голове,
но он не хотел верить этим мыслям. Но почему Пол здесь? Почему его
объявили, как делегата?
На дверях значилась гигантская цифра "семь" в галактическом
написании. Натан осмотрел небольшую группу собравшихся у двери в поисках
Хаузмена. Он мысленно молился, чтобы не разминуться с Полом. Наконец он
увидел Хаузмена, который шел, опустив голову. Лицо его показалось Натану
непривычно усталым и старым. Хаузмен прошел бы мимо Натана, но тот схватил
его за плечо и оттащил в сторону.
- Что это значит?
- Натан! - В голосе Пола Хаузмена отразилось то же недоверие, которое
Натан увидел на его лице. - Это ты?!
Усталое выражение лица Хаузмена сменилось радостью.
- Они сказали, что ты мертв. Все поверили, что ты мертв!
Натану хотелось верить, что чувства Хаузмена подлинны. Похоже было,
что это так. Но Натан хотел узнать больше, прежде чем делать выводы.
Хаузмен заметил его колебания и рассмеялся с невероятным облегчением.
- Дай мне минутку, чтобы перевести дух, мальчик мой.
Его глаза сверкали неподдельной радостью. Он отвел Натана подальше,
внимательно оглядываясь по сторонам.
- Не прошло и часа, как ты ушел, - прошептал Хаузмен, - как за мной
прилетели на воздушной машине. Они сказали, что ты мертв - погиб в
дорожном происшествии - и Кеш хочет, чтобы я заменил тебя в качестве
делегата. Это было таким потрясением...
- Я так и думал, что это Кеш, - проворчал Натан. - Они пытались убить
меня, вот как было дело. Машины разбились, водители мертвы. Но я здесь, и
я по-прежнему делегат.
- Мне следовало догадаться! - Хаузмен не обратил внимания на резкость
последней фразы Натана. - Я только что от Кеша. Он сказал, что сожалеет о
происшествии, но в конце концов оно может обернуться к лучшему, поскольку
теперь делегат я, и я, вероятно, выберу более подходящего Советника.
Честно говоря, я так и поступил. Я чувствовал себя предателем, Натан, но у
меня нет твоей уверенности. Как бы то ни было, вот почему я оказался здесь
- а не по какой-либо другой причине.
- Мне стыдно за мои подозрения. - Натан пристыженно переступил с ноги
на ногу. - Но после того, как меня пытались убить...
- Могу себе представить, - вымученно улыбнулся Пол Хаузмен. - Но
сейчас вопрос стоит так: что ты намерен делать?
- Кеша ждет сюрприз, только и всего. Я отправляюсь на Маррик.
- Не опасно ли это? Они уже один раз хотели тебя убить. Скорее всего,
они попытаются снова.
- Пусть. Ты можешь мне помочь, если хочешь. Я знаю, что я на
правильном пути. Иначе они не зашли бы так далеко, чтобы меня остановить,
Пол.
- Что я должен сделать?
- Дай мне время, чтобы улететь на этом корабле, и только тогда
расскажи всем, что улетел я, а не ты. Расскажи Кешу, что произошло. Можешь
еще предупредить его, чтобы он больше не покушался на мою жизнь. Будет
скверно смотреться, если меня на каждом шагу станут подстерегать
несчастные случаи. С тех пор, как я получил звание делегата, я стал
чувствовать, что моя особа неприкосновенна.
Хаузмен быстро кивнул.
- Я это сделаю. Я спрячусь, пока ты не улетишь. Но тебе лучше
поторопиться. Я уже должен быть на месте, и они могут начать что-то
подозревать.
Натан подхватил чемодан и протянул Хаузмену руку.
- Пожелай мне удачи.
- Пусть тебе сопутствует вся удача, сколько ее есть у нас. - Его
карие глаза с прежней теплотой встретили взгляд Натана. - Береги себя, мой
мальчик.
Натан похлопал Хаузмена по плечу и направился через широкую дверь к
остроносому кораблю, на сверкающем боку которого была выведена цифра
"семь". Настал долгожданный час. Перешагнув порог этой двери, Натан шагнул
в новый мир. Он превратился из лесного мятежника в человека Галактики. И
ему понравилось это ощущение.
Летное поле было невероятно огромным. Бескрайняя бетонная прерия.
Остроносые корабли словно вырастали из бетона, как бредовые растения на
сюрреалистической картине. Натан быстро шагал, размахивая чемоданом. Его
каблуки выбивали четкий ритм.
Корабль номер семь все рос и рос, пока Натан не оказался рядом с ним
и не почувствовал себя жалким карликом. Корабль высился у него над
головой, сверкая на солнце гладкими боками. Натана охватил восторг, когда
он посмотрел вверх. Ему пришлось запрокинуть голову, чтобы рассмотреть нос
корабля. Это была воплощенная мощь; хрупкая и незначительная в сравнении с
собственной целью, но сильная и уверенная в своем дерзании. Трудно было
представить, что такие грубые и неуклюжие создания, как кобы, создали
столь совершенную красоту.
Короткая лестница вела к открытому люку. Натан взобрался по лестнице
и шагнул внутрь. Он слышал о таких кораблях. Все внутренние помещения
вращались, так что теперь, когда остроконечный нос корабля указывал вверх,
потолки помещений тоже находились вверху. Когда корабль окажется в космосе
и ляжет на бок, помещения развернутся так, что полы и потолки снова будут
ориентированы нормально.
Натан подождал, пока глаза привыкнут к слабому свету, затем стал
взбираться вверх по другой лестнице - туда, где, логически рассуждая,
должен был быть пилот. Натан миновал пять палуб. Последний подъем он
преодолевал медленно. Он ничего не мог спланировать заранее. Он не знал,
что известно пилоту, и чего тот ожидает. Сделав глубокий вздох, чтобы
успокоиться, Натан вошел в рубку управления.
Пилот возился около машин. Он услышал, что кто-то вошел и сказал, не
оборачиваясь:
- Я прокладываю курс. Мы стартуем через десять минут.
- Полагаю, вам придется изменить курс, - спокойно сказал Натан. Он
постарался, чтобы его голос не выражал никаких чувств.
Коб оторвался от приборов и посмотрел на Натана весьма озадаченно -
насколько это позволяло его грубое, невыразительное лицо. Он уставился на
землянина и молчал.
- Мы летим на Маррик, - сказал Натан Кори.
- Мы должны были лететь на Маррик, но я только что поменял курс. У
меня специальный приказ: земной делегат не может лететь на Маррик.
- Какой делегат?
- Вы, - ответил коб. - Пол Хаузмен.
Натан вложил свои документы в неуклюжие руки.
- Я - не Пол Хаузмен. Следовательно, этот приказ ко мне не относится.
Коб прочитал имя, затем перечел его снова.
- Натан Кори? Но мне сообщили, что вы мертвы. Я должен был везти вас,
но затем...
- Задайте прежний курс. Я жив, и я лечу на Маррик.
Коб совсем запутался.
- Послушайте, этот последний приказ касался Пола Хаузмена, так что
можете о нем забыть. Я - не Пол Хаузмен. Просто вернитесь к предыдущим
приказам. Все очень просто.
- Не знаю... Главнокомандующий Кеш сказал, что Хаузмена никак нельзя
допустить на Маррик. У меня есть инструкции на случай, если он будет
настаивать.
Натан представил себе, что это за инструкции. Он почувствовал легкое
сострадание к этому кобу. Но он должен был во что бы то ни стало заставить
пилота отвезти его на Маррик.
- Я не Хаузмен! Есть ли у вас приказ, запрещающий Натану Кори лететь
на Маррик?
- Нет. Собственно говоря, я даже должен был его - вас - туда
отвезти...
- Тогда что не так? Давайте внесем ясность. Я - официальный делегат.
Вы меня задерживаете. Ну как, мы отправляемся немедленно, или я должен
подать формальный протест?
Коб перевел взгляд с Натана на документы и обратно, и наконец отдал
ему бумаги.
- Я переменю курс на прежний. Старт через десять минут.
- Где моя каюта?
- Двумя палубами ниже. Надеюсь, вы найдете ее удобной.
- Сойдет любая, если только мы отправимся без задержек. Я буду
смотреть на часы.
Натан повернулся и пошел к лестнице. У него дрожали колени, когда он
спускался. Кобская дисциплина и страх наказания сыграли ему на руку. Если
бы не это, Кеш получил бы еще один шанс.
Каюта оказалась роскошной. Кровать, застеленная шелками; толстый
ковер на полу; сверкающие полировкой панели из красивого дерева. Пол
Хаузмен никогда не говорил ни о чем подобном - наверное, потому, что это
только подчеркнуло бы убогость их жизни в лагере. Натан решил, что будет
наслаждаться путешествием.
Он вынул из чемодана свой второй костюм и несколько смен белья, и
начал внимательно осматривать комнату. Не стоит рисковать. Хотя Кеш и
рассчитывал, что это место займет Пол Хаузмен, он мог принять
дополнительные предосторожности на случай путаницы. Однако ничего явно
опасного Натан в каюте не нашел. Все было вполне невинным, каким и должно
было быть. Кеш оказал Натану любезность, устроив покушение на автостраде.
Здесь, в незнакомом и тесном месте, результат мог бы получиться другим.
Часы Натана показывали, что прошло шесть минут, когда пол каюты
задрожал. Заработали моторы корабля. Натан последовал инструкции, которую
обнаружил на столе, и приготовился к ускорению. Через два дня - всего два
коротких дня! - он прибудет на Маррик и встретится лицом к лицу с
Дженотеком.



6

Натан сошел с корабля под яркое желтое солнце Маррика. От кончиков
пальцев на ногах до макушки он дрожал от предвкушения. Однако на первый
взгляд он не заметил ничего необычного. Космопорт был точной копией
кобского порта на Земле. К Натану направились два марриканина, чтобы
сопроводить его.
Натан остановился, ожидая их. Он был удивлен. Эти люди были высокими
и стройными, с правильными чертами лица и высокомерной манерой держаться.
Кобский пилот по сравнению с ними был корявым карликом. Натан выпрямился,
уверенный в том, что его шесть футов и два дюйма позволят ему смотреть
марриканам прямо в глаза.
Встречающие приблизились. Тот, кто повыше, спросил:
- Вы - делегат Натан Кори?
Он выговаривал слова галактического языка одновременно мягче и
отчетливее, чем кобы. Натан подумал, что эти люди начинают ему нравиться.
- Да, - ответил он. - Я рад видеть, что вы меня ожидали. На Земле
произошли некоторые недоразумения, и я думал, что моя встреча с Советником
могла быть отменена.
- Мы были предупреждены о вашем прибытии совсем недавно, - сказал
второй марриканин.
Натан понял, в чем дело, не переспрашивая повторно. Кеш даже не
передал его первоначальный запрос на встречу с Дженотеком! Он сделал это
только после того, как Пол Хаузмен сообщил, что Натан уже находится на
корабле и летит на Маррик.
- Вас ждет машина, - снова заговорил первый из встречающих.
- Будет ли мне позволено увидеть ваш город? - невинно спросил Натан.
- Боюсь, что нет, - ответил тот, что пониже. - Советник Дженотек
очень занят, и не может уделить вам много времени. Он попросил, чтобы вас
немедленно доставили к нему. Разумеется, если вы не против.
Натан молча последовал за ними. Он больше не чувствовал такого уж
волнения.
Поездка через марриканскую столицу была быстрой и оставила у Натана
сумятицу впечатлений. Здешняя архитектура показалась ему массивной,
ориентированной скорее на ширину, нежели на высоту. Пешеходы на широких и
чистых улицах все были высокого роста. Как и кобы, маррикане все были
словно сделаны по одному шаблону. Однако правильные черты их лиц скоро
позволили даже непривычному взгляду Натана замечать индивидуальные
различия.
Машина, в которой его везли, была больше и комфортабельнее кобских,
но устроена по тому же принципу. Натан задумался над тем, существует ли
стандартизация подобного рода вещей в пределах всей Федерации.
Машина остановилась перед зданием, в котором насчитывалось двадцать
этажей. Это было самое высокое из увиденных здесь Натаном зданий. Его
спутники вышли из машины, подождали Натана, и провели его внутрь здания.
Там они все вошли на эскалатор, который спиралью поднимался вверх. Главный
холл был высотой в три этажа. В высокие окна проникал свет и рисовал
причудливые узоры на плюшевых коврах. Движущаяся спираль эскалатора тоже
казалась диковинным узором. Хрустальные люстры и теплые желто-коричневые
тона, в которых был выдержан интерьер, делали зал уютным. Затем вокруг
эскалатора сомкнулись стены, и Натан больше не увидел ничего интересного.
На каждом этаже эскалатор проходил мимо открытого места для выхода, и
Натан мельком видел коридоры и двери.
Он насчитал уже шестнадцать этажей, когда маррикане зашевелились, и
на следующей площадке для выхода сошли с эскалатора вместе с Натаном.
Здесь была только одна дверь. Провожатые нажали на кнопку и отошли назад,
оставив Натана одного.
Дверь открылась. В проеме стоял мужчина среднего роста с совершенно
белыми волосами и водянисто-голубыми глазами. У него было такое хрупкое
телосложение, что казалось, будто он вот-вот сломается. Под бледной до
прозрачности кожей отчетливо рисовался узор вен. Натану показалось, что он
почти видит, как по венам течет кровь.
- Вы - делегат Натан Кори? - спросил человечек.
Натан кивнул.
- Тогда входите, пожалуйста. Советник Дженотек примет вас.
Натан шагнул в комнату, и у него перехватило дыхание от великолепия
обстановки. Это было огромное помещение, с высокими потолками и
стеклянными стенами, за которыми открывался прекрасный вид на Капитолий. У
Натана даже заболели глаза, такими яркими и чистыми были цвета - оранжевый
и бирюзовый, желтый и алый. Стекло стен было слегка дымчатым, что
подчеркивало яркость красок мебели и отделки.
Беловолосый мужчина остановился.
- Устраивайтесь поудобнее и наберитесь терпения. Через пару минут
Советник Дженотек выйдет к вам.
Он ушел, неслышно ступая по толстому ковру. Натан остался стоять на
месте, впитывая роскошь всем своим существом. Он не знал, как сумеет найти
общий язык с человеком, которого постоянно окружает такое великолепие.
- Привет! - раздался голос из глубины огромного кресла. - Ты так и
простоишь весь день на одном месте?
Натан резко обернулся. Голос был мягким и грудным, и принадлежал он
женщине. Она уютно устроилась клубочком в мягком бирюзовом кресле. Кожа
женщины сверкала медью. У нее были иссиня-черные волосы, длинные и
абсолютно прямые.
- Иди сюда и садись, - сказала она, глядя на Натана смеющимся
взглядом огромных глаз.
Женщина встала и ждала, пока он подойдет. Она показалась Натану очень
чужой, но при этом странно желанной. Она была воплощением изысканности...
Натан опустил на пол свой чемодан. Он воспользовался этим моментом, и
тем временем, которое потребовалось ему, чтобы пересечь комнату, чтобы
преодолеть замешательство. Он-то думал, что находится в комнате один!
Натан сел в кресло напротив женщины, сознательно отводя взгляд от ее тела,
очертания которого облегающее шелковое платье не скрывало, а только
подчеркивало. От женщины пахло лесом, джунглями. Ее драгоценности сверкали
разноцветными бликами.
Женщина глядела на него с улыбкой, прищурив глаза.
- Значит, ты и есть малютка делегат с этой... как называется твоя
планета?
Она откинулась на спинку бирюзового кресла и скрестила длинные ноги,
отливающие медью.
- Земля.
Наступило молчание, и Натан поспешил сказать хоть что-нибудь:
- Меня зовут Натан Кори.
- Как вы себя называете? Землявцы? Землянники?
Натан потянулся за сигаретой - одно из проявлений роскоши, ставшее
ему доступным вместе со статусом де

Предыдущий вопрос | Содержание |

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art