Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джоан Хантер ХОЛЛИ - ТЕМНАЯ ПЛАНЕТА : ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПРИХОД КОБЛАН

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Джоан Хантер ХОЛЛИ - ТЕМНАЯ ПЛАНЕТА:ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПРИХОД КОБЛАН

  1

Во дворе было тихо. Натан Кори с трудом ковырял лопатой твердую
землю, сердито смахивая слезы с глаз.
Над его головой мерцало небо. Вверху, на холме, пылал костер, и ветер
доносил во двор запах дыма. Там, на холме, был Билл. В костре - вместе с
остальными горожанами. Это было послание коблан людям Земли. "Сдавайтесь!
- кричал костер. - Сдавайтесь!"
Костер пылал на том месте, где совсем недавно был Сити-холл. Он
освещал крыши окружающих холм домов. Отблески пламени танцевали на
согбенных спинах людей, ковыляющих по улицам. Натан не мог присоединиться
к ним. Билл погиб в огне, и теперь Натан должен был позаботиться о
могилах. Но он никак не мог выкопать их достаточно глубокими. Твердая
земля не поддавалась...
У него за спиной послышался вкрадчивый шепот:
- Натан Кори?
Он быстро обернулся, высоко подняв лопату, чтобы иметь возможность
ударить сразу. Но это не был кобланин. Это был мистер Хаузмен - но очень
изменившийся мистер Хаузмен. Ни следа той улыбки, которой он пользовался
так часто и умело, пока был сенатором.
- Они все, Натан?
Натан кивнул.
- И твоя мать, и Сюзи?
Хаузмен обвел взглядом могилы, в которых уже лежали тела. Затем
перевел взгляд на еще одно тело, обернутое в простыню.
- Отец?
Натан снова кивнул:
- Болезнь.
- А Билл?
Натан махнул рукой в сторону костра на холме.
- Он погиб в уличной драке сегодня днем. Они унесли его на холм,
чтобы сжечь вместе с остальными. Я хотел бы быть вместе с ним.
- Нет, - вздохнул Пол Хаузмен. - Лучше, что ты здесь.
- Билл тоже так сказал. Он сказал, что я еще слишком молод, что мне
всего пятнадцать, и лучше мне с ним не ходить. Но зачем мне жить?
- Кто-то из нас должен остаться жить, Натан.
- Но почему я? - возразил Натан. - Зачем мне жить, если я остался
один? И кто это решил за меня?
- Я задавал себе эти же вопросы, - вполголоса признался Хаузмен. - С
точки зрения морали ответа нет, Натан. Чисто физический факт, что ты и я
имеем иммунитет к болезни. Наши тела не постигла внезапная смерть. Нам
ничего не остается, кроме как продолжать существование - и что-то делать,
чтобы его оправдать.
Натан Кори отвернулся, тем самым отвергая идею. Он резким жестом
отбросил с глаз светлые волосы. Ему нужно было хоть какое-нибудь
физическое действие, чтобы справиться с эмоциями.
- Я пришел за тобой, - сказал Хаузмен. - Я хочу забрать тебя с собой.
- Я не могу уйти.
- Не делай заявлений, руководствуясь эмоциями. - Лицо Хаузмена
неожиданно стало жестким. - Я собираю всех, кого могу собрать, и намерен
отвести к себе в лесной дом. Там мы сможем снова стать людьми и найти в
жизни какой-то смысл. Ты меня понимаешь?
Натан провел рукой по неровной поверхности рукояти лопаты.
- Я не могу пойти с вами. Я должен закончить то, что делаю здесь.
- Но у нас нет времени! Коблане приказали всем собраться на холме.
Разве ты не слышал объявление? Все, кого обнаружат в другом месте, будут
убиты. Нужно торопиться, если мы вообще хотим выбраться отсюда.
Натан повернул к нему упрямое лицо.
- Я копаю медленно, но я должен это сделать, мистер Хаузмен. Неужели
вы не понимаете? Это ведь мой отец. Я не могу оставить его здесь, чтобы
коблане забрали его и сожгли. Я должен покрыть его тело землей.
Хаузмен протянул руку за лопатой.
- Позволь, я помогу тебе.
Через тридцать минут Натан Кори бежал рядом с Полом Хаузменом по
темным улицам. Они оставляли позади людей, бредущих на холм. Одни пешеходы
провожали их удивленными взглядами; лица других ничего не выражали.
Хаузмен свернул в проходные дворы жилых кварталов города, чтобы
избежать встречи с приближающимся патрулем коблан. Натан и Хаузмен
бесшумно бежали по траве. Город был тих. Натан вспомнил другую ночь, так
похожую на эту. Ночь, которая была всего две недели тому назад.
Он сидел на террасе, обращенной во двор, вместе со всей семьей. Они
наслаждались первым весенним теплом. Сюзи складывала головоломку, мама
шила, Билл и папа читали газету, разобрав ее на страницы.
Затем произошло это. В небе прогремел гром, и вспышка взорвала мир у
них перед глазами. Ослепительный свет заставил всех вскочить на ноги. Он
нестерпимо сиял одно лишь мгновение, затем потух.
И больше ничего. Они посмотрели в том направлении, откуда сверкнула
вспышка, затем направились в дом, чтобы послушать новости. Но никто не
знал, в чем дело. Хотя точно такие же вспышки наблюдались по всему миру.
Через пять дней, когда о таинственных вспышках уже почти забыли,
Натан замер с бейсбольным мячом в руках, не сделав броска Биллу. Он
увидел, как воробей свалился с ветки, вяло трепыхая крылышками; немножко
повозился на земле и затих. Натан никогда не видел мертвых воробьев. Он
быстро подбежал к птичке и взял ее в руки. Она лежала у него на ладони -
теплая и неподвижная.
В тот же день Деймон, его щенок-боксер, лег на пол и больше не встал.
А когда они копали могилу для щенка, им под ноги упала с неба мертвая
малиновка.
Следующие дни превратились в сплошной кошмар. Животные и птицы
умирали повсюду. Натан никогда не представлял себе, как много вокруг живет
птиц, пока они не стали падать сверху мертвыми. Соседская кошка, которая
вышла во двор обследовать птичьи трупики, мяукнула один раз, потом ее
глаза остекленели, и она умерла.
Затем люди тоже стали падать - прямо на улицах или в автобусах. И
переполненным больницам пришлось прекратить дальнейший прием больных.
Газеты кричали об "эпидемии", хотя официального объяснения до сих пор не
было.
Был полдень среды, когда в небе снова прогремел гром. На этот раз
вспышки света не последовало. В небе возник небольшой корабль, скользнул
над крышами и передал сообщение на искаженном английском, которое
расслышали в каждом закоулке города.
"Сдавайтесь! Это вторжение. Болезнь, которая вас преследует, вызвали
коблане. К ней не может быть иммунитета. Все живое умрет. Сдавайтесь, и вы
будете жить. Мы идем. Не смейте нам сопротивляться. Не смейте нам
сопротивляться".
Натан Кори слушал, совершенно ошеломленный. Его ум пятнадцатилетнего
подростка понимал все слова, но никак не мог осознать значение сказанного
в целом. Но когда чужаки появились на улицах города, он понял. И когда его
отец упал на пол, задыхаясь, Натан уже понимал.
Теперь он бежал следом за Полом Хаузменом к его машине: выживший при
нашествии коблан не по своей воле.
В лесу было темно и тихо, и Натан с радостью ощутил себя укрытым,
спрятавшимся. Он держался рядом с Полом Хаузменом, молча ступая по твердой
земле. Скоро весна вновь вернет землю к жизни, сделает ее мягкой и оденет
зеленью. Но какое это теперь имеет значение?
Они спрятали машину, и теперь направлялись к тому месту, которое, как
пообещал Хаузмен, будет теплым и безопасным. Оно было недалеко. Натан
увидел за деревьями отблеск, который означал, что там горит костер.
Четырехкомнатный дом Хаузмена стоял посреди поляны. Вокруг него было
нагромождение грубых шалашей и навесов, сделанных людьми, которые
заботились об укрытиях только для своих тел. Ибо убежища для душ не
существовало. Натан заглянул в глаза собравшимся людям, и ему стало
холодно. Их глаза были пусты. Потрясение лишило их способности
чувствовать. Натан подумал, что сам он, наверное, выглядит так же. Он
отстал от Хаузмена, сел рядом с этими людьми и стал ждать.
Двое мужчин неподалеку разговаривали громким шепотом. Натан
прислушался, стараясь разобрать слова. Мужчина в очках говорил:
- ...последний раз, когда я слышал, оценивалось примерно в шестьдесят
миллионов. Никто не знает, что происходит в Европе и в Азии.
Его собеседник покачал головой.
- Шестьдесят миллионов - это почти не поддается осмыслению. Нам не
следовало разоружаться. Нам не следовало оставлять мир безоружным.
- Это не сыграло бы никакой роли. Ни одно оружие не в силах
остановить нападение такого рода. Вам пришлось наблюдать болезнь вблизи?
- Да, пришлось, - ответил седоволосый мужчина.
Натан перестал слушать. Он тоже видел болезнь вблизи. Его отец,
высокий и сильный, только что был полон решимости сражаться с кобланами. А
минуту спустя он уже упал на колени, согнулся вдвое и стонал от боли,
которая переполняла его тело. Потом мама и Сюзи. Они мучились два дня,
прежде чем умерли. Натан помогал Биллу ухаживать за ними. Он вытирал пот
со лбов и пытался как-то утешить больных. И все время ждал, когда у него
тоже появятся симптомы болезни. Но симптомы так и не появились. Когда
папа, мама и Сюзи умерли, Билл схватил охотничью винтовку и вышел на
улицу. Он больше не вернулся.
- Натан? Натан Кори!
Кто-то звал его по имени, и Натан быстро вскочил на ноги. В темноте,
озаряемой неровным пламенем костра, он направился туда, откуда доносился
голос. Его звал Пол Хаузмен, который стоял около костра, обняв за плечи
девочку-подростка жестом утешения и защиты. Ее каштановые волосы
спутались, а карие глаза были опухшими.
- Натан, - сказал Хаузмен, когда тот подошел поближе, - это Эбби
Рэнд. Она тоже только что присоединилась к нам. Я подумал, что вам неплохо
бы познакомиться.
По выражению лица Хаузмена Натан понял то, чего тот не сказал вслух.
Нужно было, чтобы кто-то позаботился о девочке, а мистер Хаузмен был
слишком занят, чтобы стать этим кем-то.
- Мы поладим, - неуклюже пообещал Натан, принимая на себя обязанности
защитника.
Хаузмен похлопал его по плечу и направился прочь, хмуря лоб над
решением какой-то очередной проблемы. Натан некоторое время робко стоял
рядом с девочкой. Его смущали слезы на ее глазах и перепуганный вид. Потом
он просто сказал:
- Меня зовут Натан Кори. Не хочешь ли ты присесть?
Девочка кивнула, и Натан взял ее за руку. Рука оказалась холодной, и
он сжал ее покрепче, чтобы согреть. Натан подвел девочку к уютному месту,
куда достигало тепло костра, и придвинул поближе охапку веток, чтобы она
могла сесть.
- Они приготовили похлебку. Я принесу тебе поесть, если ты голодна.
Девочка снова кивнула, и Натан направился к небольшой очереди людей,
ожидающих раздачи еды. Он взял две миски, дождался своей очереди, принес
одну миску Эбби и сел рядом сам. Некоторое время они ели молча. Потом
Натан сказал:
- Мне пятнадцать лет.
- А мне тринадцать, - пробормотала Эбби охрипшим голосом.
Больше она ничего не добавила, и Натан снова попытался завязать
разговор.
- Я из Брентвуда, это рядом с Детройтом.
Эбби устремила на него взгляд карих глаз.
- Я из Морриса.
Натан сказал нарочито бодрым тоном:
- Это недалеко от меня.
- Да, всего несколько миль. Мы, наверное, даже когда-нибудь
встречались.
На этот раз не ответил Натан. Разговор вдруг показался ему совершенно
нереальным.
- Послушай, Эбби. Мне кажется, мы должны забыть, что мне пятнадцать
лет, а тебе тринадцать. И то, где мы жили, и в какие школы ходили. Ничего
из этого не осталось. Я потерял всю свою семью - родителей, брата,
маленькую сестру. Они все умерли. И большинство людей, которых я знал, -
тоже...
Он замолк, испугавшись, что слезы, собравшиеся в уголках ее глаз,
сейчас потекут по щекам.
- Я тоже потеряла семью, - твердо сказала девочка и посмотрела на
Натана. - Мои родители и брат умерли. Я рада, что наконец сказала это
вслух. Не знаю почему, но это что-то меняет.
Натан тоже не смог бы объяснить вразумительно, но это действительно
что-то меняло.
- Мы будем держаться вместе, - сказал он, - я и ты. Хорошо? Тогда мы
не будем совсем одинокими.
Эбби потянулась и взяла его за руку.
- Я рада, что ты здесь, Натан.
Очень простые слова, но они росли внутри Натана, и он рос вместе с
ними, пока не стал чувствовать себя старше, и выше, и не таким испуганным.
Теперь у него был кто-то, кто от него зависел, о ком нужно было
заботиться. Значит, в том, что он выжил, все-таки был смысл...
Через две недели в лагере было уже восемьдесят пять человек. Среди
них было двадцать подростков, но Натан Кори оставался близок к Эбби, и не
пытался подружиться ни с кем больше.
Через две недели после того, как Натан оказался в лагере, Пол Хаузмен
объявил общее собрание. Его походы по окрестным городам позволяли ему
держаться в курсе событий, и все остальные тоже хотели услышать новости.
Когда Хаузмен вышел вперед, все затихли. Натан взял Эбби за руку. Он был
готов услышать все, что угодно.
Хаузмен обвел взглядом собравшихся и приступил к делу без лишних
предисловий.
- Я только что вернулся из Детройта. С городом покончено.
Он подождал, пока затихнет шум, и продолжил:
- И без того не было сомнений, но коблане потребовали официального
заверения о сдаче. Теперь Земля принадлежит им. Стали известны кое-какие
факты. Число погибших потрясает. В точности мы никогда не узнаем, но
приблизительная цифра - миллиард. Те, кто выжил и остался в городах - это
пустые оболочки прежних себя. Они замкнуты каждый в своем персональном
аду, и бродят по улицам без цели и смысла. Это толпа, готовая следовать за
тем, кто поведет их. А коблане готовы вести.
Мы все задавались вопросами, кто такие коблане, откуда они пришли, и
зачем. Я слышал достаточно, чтобы составить из обрывков некоторую картину.
Коблане - не одиночки, и это самое худшее для нас. Они принадлежат к
федерации планет. Мы никогда даже не подозревали о существовании
организаций такого типа. Они мыслят в терминах галактик, а не планет или
звездных систем. Мы - не первая раса, которую они завоевали. Мы теперь
всего лишь часть огромной империи. Коблане будут эксплуатировать Землю,
забирать наши минералы и производимые здесь продукты питания, использовать
труд людей - а нам остается только примириться с этим.
Натан встретился взглядом с Эбби, и прочел в нем отражение того
вопроса, который занимал его собственный ум. Мужчина с противоположной
стороны поляны задал этот же вопрос вслух:
- Так что, мы возвращаемся по домам?
Хаузмен прокашлялся.
- Именно поэтому я вас и собрал. Мне кажется, у нас есть выбор. Мы
можем вернуться по домам и начать жить при новом порядке. Была объявлена
амнистия, так что это безопасно. Я не знаю, что это будет за жизнь. Но,
вероятно, найдутся те, кто предпочтет ее.
Он подождал, пока каждый передумает свои собственные мысли.
- Вы сказали, что у нас есть выбор, - подал голос кто-то из толпы.
- Есть, - сказал Хаузмен. - Мы можем остаться здесь. Я не знаю, как
долго коблане будут нам это позволять. Возможно, их вовсе не интересуют
такие небольшие группы, как наша. Как бы то ни было, мы можем остаться
здесь - если захотим.
- И что мы станем делать? Просто жить, как жили до сих пор? В этом
нет особого смысла.
- В этом-то все и дело, - сказал Хаузмен. - Если мы останемся здесь,
мы останемся свободными. Мы можем работать все вместе и, быть может, мы
найдем ответ. Быть может, мы найдем способ освободить Землю.
Пол Хаузмен показал на группу людей, сидящих прямо перед ним. Они
были в лагере новичками.
- Эти люди могут оказаться ответом на нашу проблему. Я собрал их
здесь специально с такой целью. Они составят первоначальное ядро научной
группы, которая когда-нибудь сумеет воспроизвести болезнь, которая
погубила землян, и отомстить. Коблане не имеют иммунитета к болезни.
Научная группа уже начала работу. Они пытаются определить возбудителя
болезни. Они собрали образцы тканей у мертвых и умирающих, и у них есть
записи хода болезни. Но им необходимо место, где они смогут вести работы в
тайне. Они не могут остаться здесь одни - это будет слишком очевидно, и
коблане не обманутся. Нашей задачей будет служить для ученых прикрытием.
Мы должны заставить коблан поверить, что кроме нас здесь никого нет. Это
может сработать, но задача сложная и опасная. Некоторые могут даже
посчитать, что все это бесполезно. Так что, если вы решите вернуться в
города, никто вас не обвинит. Коблане предпринимают меры по подготовке
людей к новому порядку. Они обучат всех новым языку и законам, и позволят
вам жить - до тех пор, пока вы будете подчиняться им во всем. Теперь вы
должны выбрать. Это очень серьезное решение, и каждый должен принять его
самостоятельно.
Натан спросил, что думает Эбби. Но она только пробормотала:
- Что бы ты ни решил, Натан, я - с тобой.
- Тогда мы остаемся, - твердо сказал он. - Настанет день, когда мы
победим, Эбби. Я тебе обещаю. Настанет день, когда мы освободим Землю.



2

Было решено, что они остаются в лесу. Общее собрание заново
распланировало текущие работы в лагере, внеся поправки и
усовершенствования. Начали строить хижины получше и попрочнее. Лагерь
перестал выглядеть столь временным. Было собрано оборудование для работы
ученых, и размещено в доме. То, что они не могли просто найти, приходилось
красть. Натан Кори с горечью смотрел на мужчин, которые возвращались из
этих опасных походов. День, когда он станет полноправным участником
великого плана, был далеко в будущем. Пока что Натан выполнял для общего
дела самую неквалифицированную работу - рубил дрова, носил воду, помогал в
постройке хижин.
Натан находился в лесу, в очередной раз рубя дрова для костра, когда
странный звук заставил его опустить топор. В тишине леса раздавался треск
и стук. Натан осторожно пошел направо, в сторону звука. Он прятался за
деревьями и кустами, и наконец рассмотрел что-то движущееся. Стук исходил
от перегруженного мотора. Мотор закашлялся и затих. Натан услышал хлопанье
открывающихся дверец машины. Затем он услышал медленные, шаркающие шаги.
Шаги приближались. Коблане!
Натан уронил топор и бросился бежать в лагерь, бесшумно перепрыгивая
через невысокие кусты и упавшие деревья.
- Мистер Хаузмен! - позвал Натан. - Мистер Хаузмен!
Он выбежал на поляну. При виде него все замерли.
- Это кобланский патруль! Они идут сюда!
Натан почувствовал себя очень глупо, стоя вот так под взглядами всех
и тяжело дыша. Но ошеломление быстро прошло, и люди забегали, перетаскивая
оборудование в укромные места. Натан схватил микроскоп и побежал в дом.
Внутри он застал такую же страшную суматоху.
Кто-то потянул его за рукав и показал на лестницу, ведущую в погреб.
- Туда, вниз.
Натан весь дрожал от возбуждения, представляя себе шаркающие шаги
коблан, идущих за ним по пятам. Лестница была занята людьми, и ему
пришлось спускаться, подолгу задерживаясь на каждой ступеньке в ожидании
своей очереди сделать шаг. Наконец Натан оказался перед Полом Хаузменом,
который протянул руки, чтобы взять у него микроскоп. Он спрятал прибор
вместе с остальным оборудованием за двойной дверцей шкафа.
Этого явно было недостаточно! Натан был уверен, что коблане найдут
тайник. Но Хаузмен вытолкал его обратно на лестницу.
Они ждали в напряженном молчании вокруг костра. Шаркающие шаги
патруля приближались. Из-за кустов показались приземистые коренастые
фигуры. Коблане явились в лагерь. У них была смуглая и тусклая кожа с
оранжевым оттенком. На широких лицах тускло поблескивали зеленые глаза.
Натану показалось, что они все абсолютно одинаковые - сделанные по одному
образцу ремесленником, которого не волновало изящество форм. Их было
двенадцать, и в руках они держали двенадцать распылителей, готовых
убивать. Эбби прижалась к Натану, дыша тяжело и прерывисто.
Один кобланин отделился от остальных.
- Кто здесь главный? - спросил он на невнятном, косноязычном
английском.
Все машинально посмотрели на Хаузмена. Он шагнул вперед.
- Я буду говорить от имени всех.
Кобланин смерил его взглядом с головы до ног. Его широкое лицо было
суровым. Затем он внимательно осмотрел лагерь, отметив и шалаши, и запасы
пищи.
- У вас тут много всего. Вы явно собираетесь остаться здесь.
- Если нам позволят, - ответил Хаузмен, но в голосе его не было
раболепства.
- Вы думаете, что можете избежать обязанностей по отношению к нам,
скрывшись в лесах? Многие из вас пытались это сделать. Но больше не
осталось мест, где можно скрыться.
Коблане рассыпались по поляне, все рассматривая, и наконец зашли
внутрь дома. Натан Кори затаил дыхание. Они непременно найдут
оборудование; тайник был чересчур очевидным. Но они вышли из дома с
пустыми руками, и Натан немного успокоился. Завоеватели оказались
глупцами.
- Ну, - сказал Пол Хаузмен, - так что нам делать? Вы заберете нас
обратно в город?
- Если бы это зависело от меня, - сказал кобланин, - я бы так и
сделал. Но у меня приказ не препятствовать такого рода вещам, пока новый
порядок не вступит в силу окончательно. Пока для вас нет места в городах.
Условия жизни нарушены, потому что слишком многие глупые люди сожгли
слишком много зданий. Поэтому лучше будет, если те из вас, кто предпочел
скрыться в лесу, пока в лесу и останутся. Позднее, когда закончатся
восстановительные работы, вы должны будете вернуться по домам, чтобы
выполнять ваши обязанности перед нами.
- И чем же это мы вам обязаны?
- На вас отныне лежат обязанности подчиненной расы. Вы должны
смириться с этим фактом и вести себя соответственно. Вы будете трудиться
во славу Кобланской империи. Если ваша раса будет делать успехи, вы
сможете продвинуться на более высокое место. Но это явно произойдет очень
нескоро. - Он гнусно улыбнулся. - Люди, которые бегут и скрываются, ничем
не лучше низших форм животных. Да, вам придется еще очень долго
развиваться.
Он резко оборвал разговор на эту тему:
- Ваши нынешние указания просты. Главнокомандующий Кэш утвердил
амнистию. Вы можете оставаться здесь до тех пор, пока мы не прикажем вам
вернуться в города. Там вас разделят на категории, обучат галактическому
языку и правилам поведения, и определят на ту работу, к которой вы
наиболее пригодны. А пока - оставайтесь здесь и делайте вид, что вы
свободны.
Он вразвалку направился через поляну. Неуклюжая походка кобланина
только подчеркнула его слова чужака и замаскированные в них угрозы.
Следующий шаг был очевиден. Ученых необходимо было спрятать. Тогда,
если лагерь будет разогнан, они останутся в укрытии и продолжат работу.
Поскольку место лагеря было известно кобланам, разумно было спрятать
лабораторию где-то неподалеку. Коблане не станут искать так близко еще
одну группу людей.
Место для лаборатории выбирали очень тщательно, и нашли в пяти милях
дальше в лес, где на поверхность почвы выходили скалы. Там будет вырыта
пещера, и ученые станут жить под землей. Но работать нужно было быстро.
Когда выбирали, кто займется этим делом, Натан Кори настоял на том, чтобы
попасть в их число. Пол Хаузмен сначала отказал ему, но затем смягчился и
разрешил.
Получив согласие Хаузмена, Натан покинул Эбби, и вместе с другим
пареньком по имени Ник Талмер отправился в глубь леса. Они несли сложенное
в узлы оборудование. Другие участники работ двигались в том же направлении
на расстоянии двадцати ярдов от ребят, третьи - на расстоянии тридцати, и
так далее, чтобы не оставить в кустах тропинки.
Натан шагал быстро. Он чувствовал бодрость духа, и поначалу узел с
оборудованием и пленками, на которых была заснята гибель Земли, казались
ему легкими. Но никакой радостный подъем не мог компенсировать того факта,
что Натан в порыве энтузиазма взял слишком тяжелый груз. Через три мили у
него ныли руки и плечи, а ноги подгибались.
Ник Талмер тоже чувствовал себя не лучше. Он был на голову ниже
долговязого Натана и более крепкого сложения. Ник раскраснелся и тяжело
дышал. Наконец Натан сдался и объявил привал.
- Ты слышал утреннюю новость? - спросил Ник тоном глубокого
отвращения. - Мистер Хаузмен сказал, что если мы останемся здесь надолго,
нам все равно придется выучить новый язык.
- Это вполне разумно, - ответил Натан. - Если мы хотим победить
кобов, мы должны узнать о них все, что только возможно.
- Кобы! - проворчал Ник, перекатился на спину и рассмеялся. - Хорошее
имечко для них, а? Кобы-бобы. Они и впрямь похожи на ожившие бобы.
Когда Ник увидел, что Натан не склонен смеяться вместе с ним, он
перешел на более серьезную тему.
- В общем-то, это ведь не кобский язык. Мистер Хаузмен говорит, что
это универсальный язык, на котором говорят жители всех больших планет.
- Я знаю, - сказал Натан.
Ник пристально взглянул на него, и Натан понял, что тот пытается
понять, что у него на уме.
- Похоже, ты знаешь все. Слушай, что ты за странный парень?
Натан не ответил на вопрос. Он не хотел говорить, что Пол Хаузмен
учит истории и политике, и рассказывает текущие новости. Натан вскочил на
ноги и поднял свой груз.
- Пойдем-ка дальше. Лучше нам...
Он замолк, услышав слабый звук. Звук доносился сверху, и был
жужжанием воздушной машины кобов.
- Быстро! - воскликнул Натан. - Прячь узлы под ветками, чтобы они их
не заметили.
Они собрали веток и сучьев, и завалили ими свои узлы, напоминающие
дорожный скарб сказочных персонажей. Потом стали лихорадочно искать
что-нибудь, чтобы спрятаться самим.
- Ничего подходящего, - простонал Ник.
Натан Кори крутнулся на пятках, осматриваясь вокруг. Он схватил за
плечо меньшего паренька и подтолкнул его к большой сосне. Сам Натан
бросился на четвереньки и быстро заполз под нижние ветки сосны. Ник
последовал за ним. Это было не бог весть какое укрытие, но должно было
сойти.
Жужжание воздушной машины стало ближе, и Натан невольно затаил
дыхание. Наверху в ветвях сосны цокотала белка.
И вот они увидели воздушную машину. Она шла низко, над самыми кронами
деревьев. Сквозь ветки сосны проглядывал ее чуждый силуэт. Мальчики сидели
совершенно неподвижно, чтобы шевеление веток их не выдало. Воздушная
машина сделала круг. Натан представил себе коба, который пялит вниз свои
зеленые глаза и замечает оборудование под жалким укрытием из веток. Но,
совершив один круг, кобланская машина полетела прочь, на север, чтобы
продолжить поиски в другом месте.
- Они были слишком близко. - Голос Ника был хриплым от напряжения. -
Я буду рад, когда на деревьях появится больше листьев, чтобы прятать нас.
Натан выбрался на четвереньках из убежища и немедленно принялся
собирать узлы.
- Больше никаких остановок для отдыха, - сказал он. - Нужно отнести
все это в безопасное место.
Они быстро прошли остаток расстояния, и перед ними выросли скалы.
Сначала Натан подумал, что тут никого нет, и работы еще не начались. Но
потом он бросил взгляд вверх, и не увидел неба - только матерчатый полог,
серый с зелеными пятнами. Камуфляж. Из ямы на склоне холма выбрался
человек с двумя большими корзинами земли. Он спустился с холма и
направился в лес. Другой человек вышел из леса с пустыми корзинами.
- Хорошая идея! - сказал Ник. - Они высыпают землю подальше от
лаборатории, чтобы ее не было видно.
Они подошли к норе и направились вниз по узкому тоннелю, следуя по
вытоптанной в грязи тропинке. По двум лестницам они спустились глубоко под
землю. Там располагались два законченных помещения с отделанными стенами и
потолками на подпорках. Какой-то мужчина, в котором Натан узнал одного из
ученых, направил ребят в третью комнату, над которой еще продолжалась
работа. Там было просторно и пока еще холодно. Помещение быстро
приобретало законченные очертания. Вскоре это будет современная
лаборатория. На полу грудами лежало оборудование. Мальчики присоединили
свои узлы к другим.
- Хорошо сделано, - похвалил их ученый. - Мы уже боялись, что вас
выследили. Почему вы так задержались?
Натан покраснел.
- Нам пришлось остановиться, чтобы отдохнуть.
Ученый улыбнулся, улыбка его была понимающей.
- Как вам нравится это место?
- Потрясающе! - с энтузиазмом воскликнул Ник.
- А тебе? - повернулся ученый к Натану.
- То, чего я и ожидал, - ответил Натан. - Именно то место, где будет
выиграна настоящая битва.
Он вспомнил несколько вещей из тех, о которых они говорили с
Хаузменом.
- Какое доверие! - усмехнулся ученый. - Если бы мы хотя бы наполовину
так верили в свои силы, как веришь ты, в победе можно было бы не
сомневаться.

| Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art