Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК : Глава 16

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК:Глава 16

 

Раньше эти калифорнийские земли являлись частью Лос-Анджелеса. Затем штаты к северу и востоку от протянувшейся до самого горизонта пустыни, где были проведены ирригационные работы, положили конец пиратской добыче ресурсов, которые, по их мнению, принадлежали только им. Существование виртуальной реальности привело к тому, что необходимость селиться поблизости от крупных городов отпала, а виртуальные путешествия заметно снизили доходы кинопромышленности.

***

Когда-нибудь в результате добычи воды на астероидах огромные глыбы льда превратятся в исполинские резервуары, или можно будет использовать сложную технологию транспортировки для доставки побочных продуктов восточных наводнений на засушливый запад. Возможно, наступят времена, когда люди снова будут наслаждаться театральным искусством или станут посещать парки отдыха, где риск (пусть и минимальный) является реальным, а не виртуальным. Но сейчас Лос-Анджелес превратился в совсем маленький городок, не имеющий ничего общего с тем, каким он был в прошлом.
Впрочем, дороги и коммуникационные системы там функционировали, материалов для строительства оставалось предостаточно, да и Голливуд еще окончательно не прекратил своего существования. И потому Церковь Элиш прибыла в Калифорнию, чтобы сделать ее сценой своего второго Торжества.
Рэндалл Келси вернулся домой после окончания смены и обнаружил на виртуальном терминале послание от Бена Квинана. Прежде чем с ним связаться, Рэндалл решил сначала принять душ, перекусить и пролистать журнал. И вовсе не потому, что избегал Квинана, сказал он себе; просто виртуальный коллега временами оказывался весьма утомительным собеседником.
Далеко не все представители Вирту понимали, что физические возможности человеческого тела не бесконечны. Нечто похожее они испытывали, когда им приходилось превышать ограничения, накладываемые на них персональной программой. А если такая программа оказывалась очень сложной - как в случае Квинана, - им не дано было понять, что такое усталость.
В конце концов Келси включил связь второго уровня и сообщил Квинану, что освободился. Бен мгновенно ответил на его вызов - значит, ждал появления Рэндалла и приказал соединить с ним немедленно. Не зная, радоваться или заподозрить неладное, Келси поздоровался:
- Привет, Бен. Как успехи?
- Билеты продаются, - пожав плечами, ответил Квинан. - А в остальном... Трудно сказать. Многое зависит от того, согласятся ли боги с нами сотрудничать. Вы же знаете, какие они высокомерные. Меня гораздо больше интересует, как идут дела на вашем фронте.
- Мы расчистили место, строительство зиккуратов продвигается неплохо. Транспортные маршруты налажены, а Ауд превзошел себя - надеюсь, на сей раз толпа не доставит нам никаких неприятностей.
- Никак не могу привыкнуть к мысли, что все работы ведутся вручную, без использования программирования, - проговорил Квинан. Его серые глаза горели почти религиозной страстью. - Наверное, это потрясающе!
- Если вам нравится, когда пыль и грязь набиваются в глаза, волосы и рот, если вам доставляет удовольствие головная боль от постоянного грохота строительных машин. - Келси рассмеялся. - И если вас радует необходимость принимать во внимание реальные законы физики, когда нет возможности прибегнуть к помощи местного эйона и попросить его изменить их таким образом, чтобы вы могли претворить в жизнь свой замысел... Нет, я бы лучше возглавил виртуальный проект. Хвала богам, я всего лишь помощник и не отвечаю за строительство в целом.
- Ну, не знаю... - Келси показалось, что ему не удалось убедить Квинана. - Не могли бы вы меня навестить? Хочу с вами побеседовать.., по личному делу. Воспользуйтесь третьей станцией.
Келси нахмурился. Первым его побуждением было отказаться - сославшись на то, что ему необходимо быть на работе завтра утром, что он устал.., придумать какую угодно причину. Затем он вспомнил, что Квинан по-прежнему его начальник (внутри Церкви) и потому он обязан его выслушать.
- Мне нужно проверить, открыты ли ворота у нас в общежитии.
- Я об этом позабочусь, - пообещал Квинан. - Жду вас в своей резиденции. Координаты помните?
- Да.
- Отлично! И большое вам спасибо, Отключая связь, Келси тихонько напевал про себя. Надел легкий хлопчатобумажный костюм и тапочки, причесался и пошел в подвал, где имелись устройства для перехода в Вирту, специально сооруженные здесь для удобства рабочих. Как Бен и обещал, кушетка была свободна. Положив на нее руку, Рэндалл почувствовал, что она еще теплая - по-видимому, кому-то пришлось срочно отказаться от путешествия.
Раздевшись и прибегнув к помощи телекинеза, он установил все звенья на места. Затем отдал приказ и погрузился в серый туман. Когда эйон, отвечающий за работу сети, взялся за дело, Келси сообщил ему координаты и приготовился к путешествию в район Вирту, где жили представители Церкви Элиш.
Хотя теоретически пространство внутри Вирту считалось бесконечным, в реальности прогу средней сложности или эйону не хватало памяти, чтобы поддерживать порядок в своих владениях и одновременно отвлекаться на другие проблемы. Поэтому они “снимали” пространство у Хранителей и подстраивали для своих целей. Некоторые из таких районов имели эквиваленты “зонной регулировки”, при помощи которой поддерживалась та или иная тема. Другие же были эклектичными, в них не преобладал никакой определенный стиль. В такой район как раз и спешил сейчас Келси.
Внешний вид резиденции Квинана постоянно менялся, отражая настроения и пристрастия хозяина. Сегодня она напоминала хоган, в каких жили индейцы навахо, - круглое деревянное сооружение с глиняными стенами и покатой крышей. Справа от дома Квинана стоял роскошный особняк, а слева - миниатюрный мавританский дворец. Вход в резиденцию оказался где-то сбоку.
Квинан был одет в поношенные голубые джинсы и ковбойскую рубашку с серебряными пуговицами, а его волосы (такие же седые, как и всегда) украшала широкая лента. Отодвинув в сторону одеяло, прикрывавшее вход, Бен провел гостя в круглую комнату - в самом центре находился простой очаг, на стенах висели предметы, необходимые в быту, а пол устилали ковры с изысканным сложным рисунком.
- Спасибо, что согласились со мной встретиться, Рэндалл.
- Я сделал это с радостью. А у вас тут интересно.
- Хоган навахо. С каким наслаждением я его создавал!.. Своего рода компенсация за то, что мне не пришлось участвовать в строительстве в Калифорнии.
- Боюсь, что от работы там вы не получили бы никакого удовольствия, - проговорил Келси и прошел вслед за Квинаном в хоган.
- Встаньте слева от огня, - сказал Квинан, чуть подтолкнув гостя вперед. - Традиционно хоган сооружается таким образом, чтобы дверь выходила на восток. Южная часть очага предназначается для мужчин, северная - для женщин.
- А западная? - поинтересовался Келси, заметив, что именно там его и оставил хозяин хогана.
- Для почетных гостей, - радостно улыбаясь, сообщил Квинан. - Садитесь прямо на ковер - вы увидите, очень удобно. Рисунки и сами ткани взяты мной из базы данных Уилрайта. Выпьете что-нибудь?
- Только ничего необычного, никакого козьего молока.
- Нет-нет. У меня тут самый настоящий бар - на все вкусы.
- Тогда кофе. Трудный выдался день.
- Хорошо, пусть будет кофе. Есть еще и печенье.
- Прекрасно.
Когда они устроились на ковре с чашками кофе и тарелочками с печеньем в руках, Квинан надолго замолчал, и Келси решил, что тот сосредоточил часть своего внимания на чем-то другом. Когда они только начинали вместе работать, Келси не знал, является ли Квинан сложным прогом или настоящим эйоном. Чем ближе он с ним знакомился, тем больше убеждался в том, что Квинан - эйон. Но поскольку сам Квинан никогда данную тему не обсуждал, Келси считал, что задавать вопросы невежливо.
- Мы здесь совсем одни, - через некоторое время заявил Квинан. - Я говорю это для того, чтобы вы знали - наша беседа останется исключительно приватной, о ней не узнает никто.
- Гм-м, спасибо.
Квинан взял клубок ниток, немного размотал, соорудил из него нечто напоминающее “колыбель для кошки” <игра с веревочкой, надетой на пальцы.> и, как показалось Келси, полностью сосредоточился на создании сложного рисунка.
- Я не знаю, с чего начать. Мне захотелось обсудить с вами.., мои соображения по нескольким причинам. Прежде всего, мы уже довольно давно работаем вместе. Возможно, вы единственный житель Веритэ, с которым я чувствую себя удобно, - я знаю, вы постоянно стараетесь понять нас, виртуанцев, и разобраться в нашем отношении к реальности. Кроме того, я заметил, что вы обладаете способностью думать и делать самостоятельные выводы.
- Однако я совершил несколько очень серьезных ошибок, - сухо напомнил ему Келси. - Например, не сумел понять, что интерес Артура Идена к нашей церкви инспирирован не только духовными соображениями.
- А как вы могли понять? Идену удалось одурачить многих - просто начальство обвинило вас в собственной недальновидности. Среди представителей Церкви немало личностей, чей интерес не имеет никакого отношения к духовности.
- Я потрясен и не нахожу слов.
- Конечно. Как вы относитесь к получению прибыли от продажи футболок?
- Вам же известно, что мое имя используется нашей Церковью лишь в качестве прикрытия.
- Вы потрясены... Рэндалл, вы думающий человек, вы работаете больше многих других, и вам удается сохранять чувство юмора, когда речь заходит о происходящем.
- Мне кажется, я должен вас поблагодарить за изысканный комплимент.
Бен Квинан опустил руки, нитки повисли между пальцами. Подняв голову, он пристально посмотрел на Келси.
- Рэндалл, как-то раз вы выразили сомнение в том, следует ли допускать древних богов в Веритэ - ведь неизвестно, каким образом их система ценностей и могущество войдут во взаимодействие с системой ценностей, принятой в Веритэ.
- Помню.
- Тогда я высказал вам в ответ общепринятое мнение, однако теперь, когда мне самому довелось поработать с великими, я сам начал сомневаться и подумал, что вы, возможно, правы. Что вам известно о богах Вирту?
Келси нахмурился, удивившись неожиданной смене темы разговора.
- Я знаю, что они существуют; многие эйоны поклоняются им, а не богам Веритэ. Пару раз я слышал, что “боги”, которые приходят в наши храмы во время церемоний, не имеют никакого отношения к возродившимся богам древнего Вавилона и Шумер, а являются второстепенными божествами Вирту, которые лишь исполняют свои роли и наслаждаются тем, что находятся в центре всеобщего внимания.
- Оказывается, вы внимательный человек и присушиваетесь к тому, что говорят вокруг. Впрочем, я не удивлен. Я всегда знал, что вы многое замечаете, хотя предпочитаете помалкивать.
- И что?
- А если я скажу, что вы во многом правы? Только на самом деле все гораздо сложнее.
- Если бы мне такое сказали, я бы попросил пояснить, что я упустил.
- И снова меня не удивил бы ваш вопрос. Хорошо, Рэндалл, считайте, что вам сказали. Прославляя богов Шумер и Вавилона, Церковь Элиш прославляет и богов Вирту.
- Это что, и фа, нечто вроде театрального представления?
- Ничего подобного. Церковь Элиш абсолютно права относительно одного из своих основополагающих постулатов. Вирту является воротами в коллективное подсознание человеческой расы - местом, где рождаются мифы. Если боги Вирту начинают играть ту или иную роль, они принимают обличье выбранного ими существа, до малейших деталей имитируя его поведение и внешний вид. В некоторых случаях, когда речь шла о самых великих представителях пантеона, Вирту сохранила богов, в то время как те, кто им поклонялись, давно превратились в прах.
- Значит, тогда в Центральном парке нашим глазам действительно предстал Мардук.
- Правильно. И чем больше я имею дело с богами, тем больше убеждаюсь, что высокомерие и равнодушие к правам и привилегиям отдельных личностей, столь характерные для древних богов, проникает в психику тех, кто поселился на Меру. Не поймите меня не правильно - они с уважением относятся к человечеству в целом, поскольку оно им поклоняется, но один человек для них пустое место.
- В легендах Шумер и Вавилона имеется история о наводнении, которое чуть не уничтожило все живое на земле'.
- Верно.
- Из ваших слов следует, что древнее отношение к людям возвращается и набирает силу.
- Да, хотя, возможно, и в менее деструктивной форме. Помните, в легенде про Наводнение боги в конце концов пожалели о содеянном и спасли необходимое количество живых существ, чтобы раса возродилась.
- Но судьба одного человека...
- Даже города или целого народа...
- Для богов меньше, чем ничто.
- Именно.
- А мы надрываемся для того, чтобы обеспечить им свободный доступ в Веритэ.
- Боюсь, что так дело и обстоит.
- Господи Иисусе!
- Иисус был гораздо более мягким богом, чем те, кого Церковь Элиш намеревается выпустить на территорию Веритэ.
- Бел Мардук, ревнивая Иштар, яростный Энлиль...
- У меня сложилось впечатление, что вы напуганы, Рэндалл, и удивлены. Почему? Неужели я рассказал вам нечто более ужасное, чем то, о чем вы и сами уже догадались и чего опасались?
- Нет, я перестал бояться, Бен. Во-первых, вы привели мне вполне убедительные доводы. Затем наше торжество в Центральном парке превратилось в самое настоящее безобразие, но Иерофант держался уверенно и нисколько не сомневался в том, что мы сможем повернуть все в свою пользу.
- Иерофант. Да, Иерофант. А скажите-ка мне, Рэндалл, вы никогда не задумывались над тем, почему вдруг Иерофант начал распространять учение Церкви Элиш?
- Я считал, что он хотел добиться большего уважения для Вирту и ее потенциальных возможностей. Ведь и в самом деле глупо, что самый потрясающий артефакт, созданный людьми, используется всего лишь в качестве места для работы и развлечений. Церковь Элиш призывает своих прихожан ценить огромный потенциал и могущество Вирту.
- Мне жаль, что я не могу в это поверить, друг мой. Хотя раньше я именно так и считал.
- Вы хотите сказать, что Иерофантом двигали какие-то свои, скрытые побуждения?
- Конечно. Более того, я знаю, что вы разделяете мои подозрения. Мы оба с вами находились в подвальном этаже, если можно так выразиться, развития проекта перехода.
- Да, верно. Я помню, как мы внесли первые модификации в кушетки.
- И позднее, когда мы искали добровольцев для звеньев передачи.
- Разве такое забывается? Ведь именно из-за того, что ему предложили стать добровольцем в таком проекте, Эммануэль Дэвис - Артур Иден - ушел в подполье.
- А теперь мы решаем задачу перехода богов.
- Не понимаю, почему вы так обеспокоены, Бен. По-моему, вы всегда мечтали получить возможность путешествовать в Веритэ, как я - в Вирту. Когда это станет доступ но богам, за ними последуют и эйоны.
Мимолетная улыбка коснулась губ Бена Квинана.
- Тут вы правы. Однако мне совсем не нравится идея путешествий в Веритэ, где будут править боги и демоны Вирту. Меня вполне устраивает власть Хранителя, и я хочу жить в мире, в котором нет действующих богов.
Келси снял кофейник с крючка над очагом, наполнил свою чашку, взял с тарелки еще одно печенье.
- Но что мы можем сделать, Бен? Даже если мы решим саботировать торжества, будет организован новый праздник.
- Конечно.
- А кроме того, меня совсем не привлекает идея донести наши предположения до средств массовой информации. Посмотрите, что произошло с Иденом. Его откровения были гораздо безобиднее, чем то, что мы сейчас с вами обсуждаем, но он продолжает скрываться, опасаясь мести Церкви Элиш. Может быть, он так и умрет, не получив возможности снова стать самим собой.
- Да.
- Не сомневаюсь, что у вас есть какое-то предложение.
- Угу. Но оно вам не понравится.
- А вы рискните. Мне вообще не нравится то, что я услышал.
Поднявшись с пола, Квинан начал расхаживать между дверью и очагом.
- Я уже говорил, что ваши сведения относительно богов Вирту правильны, но лишь до некоторой степени. Мы называем наших богов Боги на Меру (поскольку они поселились на горе Меру) или Те, кто Наверху. Трое самых главных - Верховные.
- Продумано неплохо.
- А чего еще вы ждали от кучки компьютерных программ? У меня есть свидетельства того, что один из Верховных объединился с Иерофантом. Кроме того, он привлекает к участию в своих авантюрах малых богов и, возможно, является одним из вдохновителей идеи физического перехода в Веритэ.
- Вполне логично. Радикальные изменения никогда не возникают из ничего, а Боги на Меру должны обладать блестящими способностями, чтобы придать роль высших существ среди интеллектов, рожденных компьютерными программами.
- Блестящими способностями? Возможно, вы правы. Они наделены громадной властью и могуществом и, вне всякого сомнения, знают обо всем, что творится в их царстве. Однако высокое положение не защищает их от соперничества, а Верховная Тройка не имеет себе равных.
- Полагаю, кроме самих себя.
- Я предлагаю объединиться с одним из противников союзника Иерофанта.
- Минутку, Бен. Разговоры о “союзнике Иерофанта” и “противнике союзника” становятся слишком для меня сложными. У вас что, нет для них имен?
Помолчав немного, Квинан сказал:
- Назовем Верховную Тройку: Морепа, Небопа и Террама. Союзником Иерофанта является Небопа.
- Какие замечательные имена.
- Нечего язвить, Рэндалл. При переводе имена большинства ваших богов звучат нисколько не лучше.
- На самом деле я вовсе и не собирался язвить. И с кем же вы хотите объединиться? С Террамой? Квинана передернуло.
- Ни в коем случае! Вот уж расчетливая сука. Рядом с ней мне всегда становится не по себе.
- Звучит так, будто вы с ними знакомы лично.
- Не совсем. Хотя когда что-то является частью твоей базовой программы, уходящей корнями в далекое прошлое, очень трудно не испытывать определенных, пусть и примитивных, эмоций.
- Наверное.., боюсь, что моя родная культура растеряла столь сильные религиозные чувства.
- Как и большинство культур Веритэ, ориентированных на развитие науки, - именно это и привлекло большинство прихожан в Церковь Элиш. Однако я отвлекся. Морепа и Небопа всегда соперничали друг с другом. Сомневаюсь, что Морепе понравится, если Небопа получит преимущество. Я предлагаю вот что - мы заключим союз с Морепой, дадим ему необходимую информацию и поможем уравнять силы. Таким образом мы сумеем до некоторой степени контролировать деятельность Небопы.
- Очень интересно, но у меня возникло ощущение, что вы говорите далеко не все. Зачем я вам? Нужные вам данные можно добыть и по другим каналам.
- Конечно. Однако мне необходим помощник, способный путешествовать между Вирту и Веритэ.
- Для чего? Я не стану саботировать проведение праздника - если только мы не придумаем способа отменить его навсегда, - иначе пострадает слишком большое количество ни в чем не повинных людей.
Квинан перестал расхаживать взад-вперед и посмотрел на Келси, которому показалось, что фигуру его собеседника вдруг окутало едва различимое золотистое сияние.
- Хорошо, в таком случае поговорим откровенно. Мне нужно, чтобы вы спрятали дубликат переходного устройства внутри одного из зиккуратов. Тогда, если у нас возникнет кризисная ситуация, Морепа пошлет своих слуг, которые сумеют справиться с приспешниками Небопы, прежде чем те захватят Веритэ.
- Странно как-то. Несколько минут назад вы сказали, будто хотите, чтобы боги, сующие нос не в свои дела, не могли попасть в Веритэ. Теперь же оказывается, что вы намереваетесь обеспечить еще одно существо, обладающее неограниченной властью, доступом к переходному устройству.
- Только затем, чтобы изгнать из Веритэ слуг Небопы - и лишь в самом крайнем случае.
- Так вы утверждаете.
- Вы сомневаетесь в истинности моих слов?
- Не особенно. Просто трудно осмыслить такое количество информации сразу. До торжеств осталось несколько недель. Я могу подумать?
- Вы никому ничего не скажете?
- Естественно. По-моему, мы уже обсудили этот вопрос. Кроме того, на меня произвели впечатление ваши слова о том, что боги Вирту представляют серьезную опасность для Веритэ. Обещаю вам отнестись серьезно к вашему предложению.
- Тогда мне придется смириться с вашим желанием немного подумать. Порой я забываю, что у людей нет блока обработки данных.
- И что у нас есть легкие, мышцы и органы чувств, - демонстративно зевнув, заявил Келси, - которые устают после длинного и тяжелого рабочего дня. Вы не могли бы попросить эйона, отвечающего за перенос, чтобы он вызвал мне такси?
- Хорошо. И благодарю вас.
- Был рад с вами поговорить.

Оглянись назад.
Беги, убегай, убегай скорей, убегай подальше.
Не забудь щеколду поплотней закрыть,
Руки дрожат, испуганный взгляд.
Спасся, убежал?
Ты в безопасности, пока он не уйдет?
Призови призраков.
Призови демонов о пяти конечностях.
Собери все страхи и ужасы.
За воротами тебя поджидает порядок.

Спрячь его назад, в сосуд.
Хаос плодороден.
Хаос силен.
Хаос..
(о, мои сладостные демоны о семи конечностях)
Хаос
Напуган.

Когда Алиса Хаззард вернулась домой после исключительно тяжелого дня, проведенного в поисках материала для статьи, она обнаружила в прикрепленной к входной двери корзинке для почты, которой практически никто никогда не пользовался, сообщение от матери, написанное темно-зелеными чернилами на листке бумаги цвета слоновой кости.
По краям листка были нарисованы крошечные орхидеи - Лидия всегда так делала, когда ждала пациента или разговаривала по телефону. Она с удивительным мастерством изображала неровные и одновременно бархатистые лепестки и длинные листья, черным карандашом закрашивала более темную сердцевинку (в реальности темно-красную), а серебристо-серым - тычинки и пестики. Ничего другого она рисовать не умела, но страшно гордилась тем, как здорово у нее получается этот цветок.
Алиса улыбнулась и совершенно неожиданно заскучала по дому (странное ощущение - ведь она была дома). Развернув записку, она прочитала:

"Алиса!
Не могли бы мы встретиться? Я хочу, чтобы ты провела со мной несколько дней. Отметим мой день рождения, и я познакомлю тебя с моим старым другом, тебе давно пора его увидеть. Я нахожусь по одному частному адресу, но если ты приедешь в университетский кампус сегодня вечером, встретимся возле пруда с лебедями. Извини за таинственность, но иначе нельзя.
Очень тебя люблю. Мама”.

Алиса была заинтригована и озадачена одновременно. Она провела пальцем по контурам одной из орхидей и размазала чернила. Значит, письмо действительно от мамы. Никто над ней не подшутил.
Алиса задумалась. Они с Драмом активно занимаются элишитами, но в настоящий момент зашли в тупик. Небольшой отпуск, возможно, позволит ей посмотреть на происходящее свежим взглядом. Зная, что Лидия обязательно поинтересуется ее успехами в школе, Алиса проверила, как обстоят дела. Если не считать письменного задания, все в порядке. Нажав на несколько клавиш, она отослала копию статьи, напечатанной в “Виртрополисе”, в почтовую корзину своей учительницы. Вне всякого сомнения, работа, принятая газетой, вполне сойдет за сочинение.
Затем Алиса полила цветы, собрала вещи (не забыв, естественно, прихватить и подарок для Лидии), написала письма бабушке с дедушкой, Гвен и Драму, в которых сообщала, что уехала поздравить маму с днем рождения. В 6.45 она улеглась на кушетку переноса и задала координаты кампуса.
Лидия стояла на коленях у самой воды и кормила лебедей - все, кроме великолепного черного самца, были ослепительно белыми. Он снизошел и взял кусочек хлеба прямо из ее ладони. Алиса тихонько стояла в стороне, зная по собственному опыту, что запрограммированные лебеди могут быть такими же пугливыми, как и их родственники из реального времени.
Когда лебедь уплыл, Лидия поднялась на ноги, стряхнула крошки с ладоней и с улыбкой повернулась к Алисе.
- А ты помнишь...
- Как в пять лет меня ущипнул лебедь? - фыркнула Алиса. - Никогда не забуду.
- Я тоже.., я боялась, что у тебя возникнет отвращение к виртуальной реальности после того случая. Мы тогда отправились в путешествие в первый или во второй раз.
- У меня возникло отвращение к лебедям. Обе весело расхохотались.
- Ну, Алиса, пойдем со мной...
- А куда?
- Скоро узнаешь, любопытная.
- Мама!
- Представь себе, что я твоя клиентка. Так Алиса и сделала, хотя ей с трудом удалось сдержаться и не задать кучу вопросов, когда Лидия пошла по одной из тропинок, огибавших озеро и петлявших по роще между тростниками и ивами. Главным образом ими пользовались влюбленные парочки или учебные группы, которые собирались в беседках, удобно разбросанных по парку.
В детстве она бегала по этим дорожкам, когда бывала в кампусе вместе с Лидией, тогда студенткой, собирала палочки и камешки и затем складывала на колени своей терпеливой мамы - прерывая серьезные беседы об органической химии, физиологии и анатомии. Алиса совершенно точно знала, что тропинки никуда не ведут. В таком случае куда же Лидия идет?
Напевая себе под нос, да так тихонько, что Алисе пришлось прислушиваться, Лидия Хаззард шагала вперед, ее легкая юбка, обнимавшая бедра, чуть покачивалась в такт ходьбе. Алиса старалась не отставать, с трудом сдерживая любопытство: когда же продлили дорожки и какую причину выдвинули перед комитетом по бюджету, чтобы оправдать столь неэффективное использование программирования?
Они оказались в саду, где росли розы... Может быть, здесь проходят занятия по ботанике и садоводству? Кусты просто великолепны - с круглыми, чуть зазубренными и совершенно разными листьями. А какие восхитительные цветы! Алиса никогда не обращала на розы особого внимания - ну, они бывают красными, белыми и желтыми.., может, еще розовыми.
Она запуталась в самых разных вариантах, которые раньше не приходили ей в голову: светло-зеленый, белый с кроваво-красным, оранжевый, точно закат солнца, изысканный серебристо-пурпурный, снова оранжевый - только на сей раз обжигающий, розовый с оттенками желтого... Впрочем, вариаций так много, что всех не перечислить. Лепестки некоторых цветов напоминали толстые бархатистые сердца, другие были крошечными и хрупкими или удлиненными, точно острые иглы. В саду витал аромат розовой воды, густой и тяжелый, но приятный.
Задумавшись о розах, Алиса не заметила, когда запела волынка. Пронзительный и настойчивый, негромкий и влекущий звук не походил ни на какую мелодию в отдельности. У Алисы вдруг возникло ощущение, что волынка играет для нее одной. Мотив показался ей знакомым, хотя она твердо знала, что никогда до сих пор его не слышала. Забыв о розах, девушка принялась оглядываться по сторонам и поняла, что оказалась в совершенно незнакомом месте.
Тогда она посмотрела назад, на дорожку, по которой сюда пришла - розовый сад уходил в бесконечность, хотя вдалеке виднелась ярко-голубая полоска - может быть, океан? Неожиданно Алиса поняла, что никогда в жизни не сможет вернуться домой самостоятельно.
И тут в тихое пение волынки вплелся новый звук - смех Лидии.
- Здорово, верно?
- Я потрясена, - призналась Алиса. - Ну а теперь ты хотя бы скажешь, где мы?
- Мы называем это место Страна За Северным Ветром. Ты уже, наверное, догадалась, что находишься в одном из диких и неразведанных районов Вирту - точнее, потерянных.
- Я слышала о том, что они существуют... Но никогда не знала, как туда попасть.
- Как и многие другие. Департаменту разведки хватает дел и с теми районами, что исследованы частично. От этих отмахиваются, как от сказки - или от вещи совершенно бесполезной.
- А как тебе удалось найти сюда дорогу?
- Давай переберемся через холм, и я представлю тебя своему другу, с которым здесь живу.
- На волынке играет он?
- Да. А как ты догадалась, что это “он”?
- Мама.., не знаю, как бы получше выразиться, но ты покраснела.
Лидия прикоснулась рукой к щеке:
- Правда? Значит, для старушки еще не все потеряно. Пойдем.
Они начали подниматься по склону, который в первый момент показался Алисе таким же зеленым и мягким, как тропинки в розовом саду. Когда они забрались повыше, выяснилось, что холм весь зарос вереском, вокруг крошечных фиолетовых цветов деловито сновали пчелы, обмахивая их своими крыльями, словно пытались помочь лепесткам раскрыться еще больше. Время от времени на глаза Алисе попадались валуны с прожилками черного янтаря или розового полевого шпата.
- Как здесь тихо! - проговорила она.
- Да. Естественно, погода не всегда такая прекрасная, Хранительница тщательно следит за нуждами своей внутренней экологии - иногда идет дождь или мокрый снег, Однако сегодня здесь так хорошо, потому что ты в гостях.
- Я?
- Хранительница дружит с Амбри, а Амбри... Волынка неожиданно смолкла, и Алиса увидела мужчину, вышедшего из-под укрытия огромного нависшего валуна. Растрепанные на ветру борода и волосы, средневековый костюм (включая громадный меч и кинжал)... Его можно было бы испугаться, если бы не смущение, с которым незнакомец склонился в учтивом поклоне.
- Мисс Алиса, - проговорил он. - Я Вулфер Мартин Д'Амбри. Счастлив с вами познакомиться - после стольких лет.
После стольких лет Странные слова незнакомца раздразнили любопытство Алисы. Она почему-то думала, что человек, с которым Лидия хотела ее познакомить, относится к категории новых друзей, а тут...
Где-то в подсознании зашевелилось понимание, правда вот-вот должна была всплыть на поверхность, и Алиса дружелюбно улыбнулась Амбри:
- Я тоже рада с вами познакомиться. Как мне вас называть?
- Ваша мать зовет меня “Амбри” - я буду рад, если вы станете звать меня так же.
- А я Алиса - и вовсе не “мисс Алиса”.
Они пошли вперед - Амбри, который засунул свою волынку под мышку, шагал чуть впереди, Алиса и Лидия следовали за ним. Спустившись с холма, они оказались в цветущей долине. Под великолепными яблонями, персиковыми и абрикосовыми деревьями росли роскошные лилии, тут и там попадались дицентры и столь любимые Лидией орхидеи. Через сад, резво перепрыгивая через гладко отполированные камни, пробегал небольшой ручей. А вдалеке, там, где сад кончался, Алиса увидела маленький домик с черепичной крышей.
- Вы там живете? - спросила она Амбри.
- Сейчас да, - ответил он. - И ты тоже там остановишься. Пойдем, я угощу тебя лимонадом. Хранительница импортирует лимоны из соседнего королевства.
- Как мило с ее стороны. Я и не представляла, что разные районы торгуют друг с другом.
- О, очень даже часто. Насколько я понимаю, ту или иную область можно сконструировать с нарушением законов физики и природы - какими они представляются в Веритэ, однако чем больше расхождение с нормой, тем труднее поддерживать стабильное состояние. Хозяйка Северного Ветра предпочитает ввозить лимоны, а не устраивать у себя тропики.
Амбри раскрыл дверь домика и чуть отошел в сторону, чтобы пропустить гостей вперед Войдя внутрь, он положил волынку на полку.
- Лимонад на кухне. Хотите, давайте вынесем его на улицу и посидим в саду.
- С удовольствием, - ответила Алиса. - Если физические законы Веритэ являются базовыми для Вирту, получается, что Церковь Элиш ошибается, утверждая, будто Вирту - первая реальность.
- Ну, в данной области я не специалист, - ответил Амбри. - Но подозреваю, что дело тут гораздо сложнее, чем вопрос о первенстве. Две вселенные соединены между собой - это факт. То, что они до определенной степени могут влиять друг на друга, - тоже факт. А насчет остального я бы не стал делать никаких предположений.
Лидия прислушивалась к их разговору и постепенно начала успокаиваться. В первый момент она немного нервничала, теперь же получала удовольствие от происходящего. Она отлично знала свою дочь и видела, что ей по-настоящему понравился Амбри. Алиса не старалась вести себя с ним вежливо лишь потому, что он любовник ее матери. Впрочем, Лидия понимала - необычная ситуация, в которой оказалась девушка, озадачивает Алису и ее переполняет любопытство. И потому, когда та весьма умело перевела разговор с теории двух вселенных, Лидия нисколько не удивилась.
- Итак, мама, где же твой пациент? Я не знала, что ты занимаешься виртуальной медициной.
- А я и не занимаюсь, и тебе это прекрасно известно, - ответила Лидия, догадавшись, что дочь пытается заманить ее в западню. - Я наврала. Мой пациент - Амбри, и я не столько его лечу, сколько слежу за тем, чтобы выполнялись назначения врача.
- Наверное, задавать такой вопрос невежливо, - проговорила Алиса, - но Амбри из Веритэ?
- Насколько мне известно, нет, - ответил Амбри. - Я сложный прог - и, возможно, моя программа выходит из строя.
- Нет!
- Я еще не видел муар, - заверил ее Амбри, - так что повреждения скорее всего не носят окончательного характера. Я проконсультировался с доктором, который сказал, что я страдаю от.., ну, трудно объяснить.
- Попытайтесь. Я не боюсь задавать вопросы, если чего-нибудь не понимаю.
- Уж можешь не сомневаться, Амбри, - вмешалась Лидия. - Мне кажется, ее первым осмысленным предложением было: “Почему, мама?"
- Хорошо, - улыбнувшись, проговорил Амбри. - С самого начала, Алиса, ты должна знать, что я не помню, как появился на свет. Впрочем, с жителями Вирту такое случается нередко. Частенько прога создают для какой-нибудь определенной цели, а потом, когда она достигнута или прог в своем развитии идет дальше, он просто продолжает существование, совершенно независимо от того, ради чего ему дали жизнь. Мы с моим доктором считаем, что именно это со мной и произошло - много лет назад.
У моей болезни может быть одна или две причины. Либо дело в том, что вторичная личность начала распадаться, либо мой создатель пытается снова призвать меня на службу. Как бы там ни было, я страдаю от приступов амнезии, после которых прихожу в себя в каком-нибудь совершенно чужом месте.
- Я осталась с Амбри, - пояснила Лидия, - потому что знаю его достаточно хорошо и успею заметить возникновение личностных перемен. Если он начнет вести себя необычно, я могу попытаться вывести его из-под воздействия чар. Или, если у меня ничего не выйдет, позвать доктора.
- Ого! - У Алисы возникло сразу несколько вопросов, пришлось выбирать. - Амбри, а случались приступы с тех пор, как мама поселилась с вами?
- Один. Несерьезный. Лидии удалось довольно быстро привести меня в чувство.
- У вас есть какие-нибудь идеи на предмет того, для чего вас создали? - Алиса улыбнулась. - Прошу прощения, если мой вопрос, прозвучал грубо. Драм говорит, что у меня с тактом плоховато.
- Драм - твой поклонник?
Алиса сама удивилась тому, что покраснела.
- Нет, всего лишь приятель, детектив, с которым мы вместе занимаемся делом.
Лидия заметила, как порозовели щеки Алисы, и ухмыльнулась, но ничего не сказала, тем самым еще больше смутив дочь.
- Совершенно нормальный вопрос,. - заверил ее Амбри, вернувшись к основной теме разговора. - В Вирту такого типа идентификация встречается часто - ну, что-то вроде семейного клана. Насколько мне известно, в самом начале я играл роль воина и музыканта - волынщика в элитарном полку.
- Значит, вы не очень сильно изменились.
- На самом деде я очень сильно изменился. Перестал любить войну. В дни, когда я служил своему создателю, у меня не было другой жизни. А теперь есть.
- На мой взгляд, то, что ваш создатель имеет возможность взять и призвать вас к себе на службу, ужасно несправедливо, - сказала Алиса. - Должны существовать защищающие вас законы. На Веритэ андроид может быть освобожден сразу несколькими способами...
Лидия, увидев, что в глазах дочери зажегся воинственный огонь, попыталась вмешаться:
- Алиса, мне представляется, что данная тема не совеем приятна Амбри, - Мама! Речь идет о разумной личности, которая находится в рабстве и подчиняется капризам своего создателя! Я думала, тебе не все равно...
- Мне не все равно, но я не понимаю, каким образом наши разговоры помогут Амбри...
Ее пылкую речь прервал взрыв хохота Амбри. Алиса удивленно обернулась, а у Лидии сделался раздраженный вид.
- Амбри, ты чего так развеселился?
Призрачный Волынщик затерянного легиона Небопы посмотрел на свою жену.
, - Извини, дорогая, но Алиса так похожа на тебя в ее возрасте - в особенности когда она рассердилась... Смотреть, как вы друг с другом спорите, - все равно что наблюдать за тем, как ты ссоришься с зеркалом.
К Лидии моментально вернулось чувство юмора, и она улыбнулась. Быстрый ум Алисы мгновенно ухватился за речь Амбри, отыскав в ней новое доказательство теории, которую она уже некоторое время обдумывала.
- Вы давно знакомы с моей мамой?
- Да, очень давно.
- Мы и в самом деле похожи?
Амбри помолчал, переводя взгляд с одной на другую!
- Если не обращать внимания на мелочи - у тебя короче волосы, мне кажется, Лидия была более худой, - вы спокойно могли бы быть близнецами. Впрочем, некоторая разница между вами все-таки есть, хотя не на физическом уровне. Полагаю, стоит вам заговорить, тот, кто знаком с вами обеими, никогда вас не спутает.
- Вот как?
- Лидия была спокойнее, немного менее сложной. Увидев ее, я подумал, будто она пытается спрятаться от окружающего мира внутри самой себя.
- А еще у меня были прыщи, - вдруг добавила Лидия. Потом, нахмурившись, спросила:
- Амбри, когда мы встретились в Вирту, у меня была другая внешность. Откуда ты узнал, как я на самом деле выгляжу?
- Я, конечно, потерял с тобой связь, когда ты вернулась в Веритэ, любовь моя, зато спокойно мог изучить старые файлы. Впрочем, когда вы с Алисой спорили, меня поразило ваше сходство на уровне личности - точнее, силы характера, внешность тут ни при чем.
Алиса сделала глубокий вдох и задала вопрос, который пришел ей в голову в самый момент:
- Вы мой отец?
Ответ последовал мгновенно, без тени колебаний. Легкая улыбка тронула губы Амбри.
- Да, Алиса, я твой отец.
В течение нескольких секунд Алиса Хаззард не знала, что сказать и как себя вести. Она посмотрела на привлекательного бородатого мужчину, затем перевела взгляд на мать.
Лидия потянулась к Амбри и взяла его за руку.
- Алиса, медики скажут тебе, что такое невозможно.., что жители Веритэ и Вирту не могут иметь детей. Но я твердо знаю, что меня отправили в Вирту отдохнуть, а я встретила здесь очень милого человека и полюбила его. Вместе мы зачали ребенка, который появился на свет в Веритэ. Прочитай мои медицинские карты, мудрые рассуждения и теории на тему о психосоматической реконструкции и партеногенезе - если захочешь, конечно. Они точно, насколько это вообще возможно, отражают суть того, что со мной произошло. Однако для меня Амбри всегда оставался мужем и твоим отцом.
Чтобы немного справиться с переполнившими ее смешанными чувствами, Алиса нацепила на лицо задумчивое выражение, которое обычно приберегала для Линка Крейна.
- Мне кажется, - сказал она, размышляя вслух, - что приемный ребенок становится родным для людей, которые взяли его в свою семью и вырастили - и в данном случае генетика не имеет никакого значения. А мне всегда хотелось иметь папу.., да и Амбри мне нравится... Мам?
Смахнув несколько слезинок, которые помимо ее воли текли по щекам, Лидия обняла дочь.
- Тебе нравится Амбри?
- Как ты думаешь, я бы сказала, что он мне нравится, если бы дело обстояло иначе? Лидия рассмеялась:
- Нет, Алиса, только не ты. Ты никогда не отличалась тактичностью.
- Я предпочитаю считать себя честной! - Алиса гордо выпрямилась, сделав вид, будто возмущена словами матери, и оказалась совсем рядом с Амбри. Так они стояли некоторое время, обнявшись втроем.
Потом долго сидели и молчали, и каждый радовался тому, что момент откровений прошел, и пытался понять, что ждет их в будущем.
Радуясь драматическим событиям, развернувшимся в самом сердце ее владений. Хранительница принялась бросать в воздух лепестки цветов и попросила птиц исполнить несколько праздничных арий.

***

В Стране За Северным Ветром шли дни, дни, наполненные чудесными открытиями, пикниками, долгими разговорами, а порой и спорами. По взаимному согласию Алиса и Амбри решили, что она будет называть отца “Амбри”, а не “папа”.
Однако Лидия продолжала немного нервничать. Она давно мечтала о знакомстве дочери с Амбри и одновременно боялась этого. То, как легко они приняли друг друга, ее порадовало, но Лидия понимала, что должно пройти несколько дней, прежде чем она сможет совершенно спокойно слушать возмущенные рассуждения Алисы на тему, которая ее страшно занимала (узнав, какое имеет отношение к Амбри, девушка еще больше стала негодовать по поводу того, что в Вирту проги становятся рабами своих создателей), или не волноваться, когда Амбри начинает читать их упрямой дочери лекцию на предмет этикета.
В конце концов Лидия успокоилась, тихое течение дней нарушали лишь периодические визиты в Веритэ - теперь, когда Алиса могла ее сменять, Лидия проверяла, как идут дела в клинике. О таких возвращениях домой она мечтала с тех самых пор, как ей исполнилось девятнадцать.
Приближался день рождения Лидии. Утром она отправилась навестить родителей и сестру - ее уговорили Алиса и Амбри, поскольку отсутствие именинницы давало им возможность как следует подготовиться к празднику. Лидия вернулась, они устроили в саду пикник, затем, когда торт и мороженое и подарок Алисы - все осталось в прошлом, Амбри принес из дома волынку.
- Я подарю тебе музыкальную композицию, любовь моя, - сказал он, улыбаясь грустно и одновременно радостно. - Мои подарки всегда одинаковы.
Лидия кивнула, прислонилась спиной к стволу абрикосового дерева и поставила на траву тарелку с остатками торта. Тут же к ней потянулась тоненькая шеренга муравьев, с удовольствием начавших подбирать крошки. Алиса, которую разморило на солнце, лениво перенесла нескольких счастливчиков назад, в муравейник.
Многие ошибочно считают, будто волынка звучит громко и пронзительно, будто ее пение наполнено скрежетом и стонами, специально предназначенными для того, чтобы сердце солдата наполняла отвага и он с радостью шел в бой (кое-кто даже утверждает, что солдаты и в самом деле с радостью шли в бой - дабы не слышать этого омерзительного зубовного скрежета). На самом же деле в умелых руках волынка наделена даром плакать, и ласкать слух, и смеяться, и тонко шутить.
Вулфер Мартин Д'Амбри был самым настоящим мастером своего дела, и пьеса, которую он сочинил для Лидии, рассказывала о днях разлуки и радости новой встречи, о счастливом обретении дочери и так похоже передавала ее настойчивый, напряженный голос, что Алиса все поняла и весело расхохоталась.
Но когда музыка зазвучала громче, бросая вызов судьбе, старым господам и их новым призывам, на сад начал опускаться туман.
До того момента погода была по-настоящему чудесной, и все трое подумали, что Хранительница решила немного подыграть Амбри. Однако когда туман стал более плотным, а из него появились щупальца и потянулись к Амбри, они встревожились.
- Амбри! - закричала Лидия.
Алиса нисколько не запаниковала, возможно, потому что знала отца слишком короткое время. Вскочив на ноги, девушка принялась срывать крепкие зеленые яблоки с ближайшей яблони и ловко швырять их в чудовище, слепленное из тумана. Оно распалось на части, и яблоки легко пролетали насквозь.
Тем временем Амбри бросил волынку и вытащил клей-мор. Ловко размахивая клинком, он без проблем оставил бы своего противника без головы или рук, если бы тот хоть чуть-чуть напоминал человека. Однако туманное существо просто заново склеивалось в тех местах, где его рассекал меч... Складывалось впечатление, что оружие Амбри доставляет ему даже меньше проблем, чем яблоки Алисы.
Лидия это заметила и крикнула:
- Амбри, тебе от него не отбиться, но, возможно, ты сумеешь убежать!
На лице Вулфера Мартина Д'Амбри появилось такое выражение, точно он собирался объявить, что никогда не станет спасаться бегством - каким бы пугающим или чудовищным ни оказался враг. Впрочем, здравый смысл победил глупый героизм - а может быть, он услышал в голосе Лидии любовь и ужас. В любом случае Амбри оставил волынку на земле и начал медленно отступать к дому.
Алиса помогала ему, удвоив количество снарядов, метко разивших цель, и мерзкому страшилищу пришлось несколько замедлить продвижение вперед, чтобы привести в порядок свое тело. С абрикосового дерева прямо на голову Лидии посыпались незрелые плоды - намек на то, что и она должна принять участие в сражении. Хранительница поддерживала своих друзей, направив на чудовище порывистый ветер с севера, который с каждым мгновением становился все сильнее и вскоре уже отрывал клочья от туманной массы.
Неприятелю, столкнувшемуся с сопротивлением сразу на нескольких фронтах, пришлось рассредоточить свое внимание и вступить в бой. Лидия ловко отпрыгнула в сторону, когда одно из щупальцев потянулось к ней, чтобы нанести удар. Алисе повезло меньше.
Тонкое, словно хлыст, со свистом разрезавшее воздух щупальце ухватило ее за ногу, и девушка, потеряв равновесие, упала на землю. Другое щупальце - в форме громадного молотка - начало медленно опускаться ей на голову. Метнув последнее яблоко, Алиса усилием воли заставила себя стать меньше и откатилась в сторону.
Виртуальное изменение внешности никогда не числилось среди талантов Алисы, но на сей раз у нее все получилось. На короткое мгновение вдруг возникло чувство, что она вернулась в свое настоящее тело - и вот она уже снова в саду, где идет жуткое сражение. Нескольких секунд хватило на то, чтобы чудовище отпустило ее ногу, и, пока оно искало Алису, та успела отскочить подальше.
Когда девушка прицелилась, чтобы метнуть очередной снаряд, ей показалось, что они уже почти одержали верх, что Амбри успеет добежать до дома и будет там в относительной безопасности, что Хранительница устроит настоящую бурю и мерзость, атаковавшая их, превратится в мелкие и уже неопасные клочья тумана. Спрятавшись за деревом, Лидия уверенно и спокойно бросала зеленые абрикосы - один фланг врага стал напоминать кусок швейцарского сыра.
И вдруг, когда до победы оставалось совсем немного, туманная субстанция заволновалась и в самом ее центре возникло лицо - мужское, с голубой кожей и похожими на разряды молний бровями над синими глазами. Туман превратился в летящие на ветру волосы и бороду. Прищурив глаза, существо повернулось к Амбри.
- Хватит, Волынщик, - проревел глубокий, раздраженный голос. - На сей раз мне не удастся добиться задуманного, если я не соберу весь свой легион. Идем...
Вытянув вперед толстое щупальце, чудовище схватило Амбри, который продолжал бежать к дому, - так ребенок поднимает с пола брошенную куклу. Погрузившись в отвратительную густую массу, тело Амбри безжизненно повисло, а лицо стало равнодушным и каким-то потусторонним.
Туман начал рассеиваться, унося с собой свою добычу. Мать и дочь стояли, потрясенные драмой, развернувшейся у них на глазах; ни та ни другая не сдвинулась с места, когда вдруг неожиданно появилось щупальце, подобрало и утащило за собой волынку, оставшуюся лежать на земле.
- Мама, я правильно поняла, что сейчас произошло?
- Да, - ответила Лидия, изо всех сил стараясь не разрыдаться.
- В таком случае тебе следует рассказать мне о прошлом Амбри - все, что ты знаешь.
- Алиса...
- Мама, я отправляюсь за ним.
- Алиса!
- И не пытайся меня остановить. Не говори, что ты сама его найдешь. Ты отличный доктор - один из самых лучших, но искать пропавших людей, узнавать секреты и писать рассказы.., хорошо получается у меня.
- Алиса...
- Будем препираться? Таким способом мы вряд ли вернем Амбри, зато потеряем массу времени.
- Ты собираешься действовать б одиночку? - вздохнув, спросила Лидия.
- Нет, если ты не возражаешь, я хочу связаться с Драмом и попросить его о помощи.
- Что ты ему скажешь?
- Все, что позволишь. Он не сможет ничего сделать, если у него будет недостаточно информации.
Лидия прикусила губу, принялась расхаживать взад и вперед.
- Я не могу тебе помешать, правда?
- Нет - если только не сбежишь. Как только ты исчезнешь, я последую за тобой.
- Полагаю, кто-то должен остаться - вдруг Амбри сумеет отправить нам записку.
- Правильно. И еще, мама, ты знаешь обо всех его любимых местах. И сможешь все проверить - и предупредить Хранительницу, на случай, если он объявится.
- Ты меня убедила. Свяжись с Драмом. Я расскажу вам все, что мне известно.
Алиса выпустила из руки зеленое яблоко, которое продолжала держать, и крепко обняла мать. Пальцы у нее были липкими от кислого яблочного сока.
- Я отыщу его, мама. Обещаю.
- Нисколько не сомневаюсь, Алиса. - Лидия еще крепче прижала к себе дочь. - Меня беспокоит, что произойдет потом.
- Я приведу его к тебе. Не для того я нашла своего отца, чтобы отдать какой-то.., программе, которая мнит себя богом!
Пылая от негодования, Алиса Хаззард отправилась в домик Амбри, чтобы связаться с Веритэ и поговорить с Десмондом Драмом.
Лидия подняла с земли тарелку с остатками праздничного торта. Муравьи продолжали сновать взад и вперед. Ей показалось, что она слышит пение волынки, которая позвала их сюда.
Транто остался в Непостижимых Полях, когда Джей отправился к горе Меру.
- Меня трудно не заметить, друг мой, - печально проговорил фант, - даже в моих собственных владениях. А вот Мизар и Дьюби сумеют оказаться тебе полезными - они наделены самыми разнообразными возможностями и знаниями. Боюсь, я буду только мешать. Если во время выполнения этой миссии у тебя возникнет необходимость прибегнуть к грубой физической силе, считай, что ты проиграл.
Джей тихонько ущипнул фанта за морщинистое колено.
- Вот уж умеешь ты воодушевить, поднять настроение!.. Не волнуйся, Транто, мы вернемся, прежде чем вы с Властелином Непостижимых Полей успеете друг другу надоесть.
Танатос ухмыльнулся своей белозубой улыбкой.
- Транто сообщил, что готов помочь с выполнением кое-каких проектов. Мои рабочие имеют неприятную тенденцию разваливаться на части в самый неподходящий момент. Я с удовольствием воспользуюсь помощью опытного строительного прога.
- В таком случае мы отправимся в путь, как только за нами прибудет Медный Бабуин, - сказал Джей. - Я послал ему сообщение около часа назад.
- Отдохни, пока он не объявился, - посоветовал Танатос. - Потом у тебя такой возможности не будет.
- Вряд ли я смогу заснуть, - признался Джей. - Ужасно нервничаю.
- А вот я думаю, что тут тебе опасаться нечего, - заявил Танатос. - Поэты и философы давно заметили, что Смерть и Сон - брат и сестра. В моем дворце ты сможешь прекрасно поспать. Поднимись по той лестнице, что находится справа, и найдешь комнату, которую твой отец - сам того не зная - создал для тебя.
Услышав за вежливым приглашением приказ, Джей повиновался. Он обнаружил комнату, которая была отделана в стиле, популярном у мальчишек в то время, когда он появился на свет. Окно выходило на фасад дворца. Не сомневаясь, что услышит отсюда приближение Медного Бабуина, Джей разделся и лег на мягкую двухъярусную кровать.
Несмотря на свои сомнения, спал он хорошо и спокойно и проснулся лишь тогда, когда возле дворца остановился Медный Бабуин - разбрызгивая во все стороны разноцветные искры огня и наигрывая “Увертюру 1812 года” Чайковского.
Дьюби соскочила с верхней койки и устроилась у Джея на плече.
- Могла бы и догадаться, что он включит именно эту музыку. Готовься, сейчас прозвучит пушечный залп.
Джей порадовался тому, что Дьюби успела его вовремя предупредить, потому что Медный Бабуин решил усилить запись канонады клубами черного дыма, собственным оглушительным хохотом и ревом орудий. От такого шума разлагающиеся жители Непостижимых Полей повскакивали со своих мест, во все стороны полетели конечности - ноги, руки, колесики и другие детали, когда подопечные Танатоса принялись вращаться и резвиться, падая и снова поднимаясь, выполняя сложные пируэты такой жуткой Пляски Смерти, какой Непостижимым Полям еще не приходилось видеть.
- Давай-ка скорей спустимся вниз, пока Медный Бабуин тут все не разрушил, - крикнул Джей и схватил одежду.
- В Непостижимых Полях постоянно что-нибудь рушится и ломается, - рассмеявшись, ответила Дьюби. - Проблема как раз в том, чтобы хоть что-то сохранилось в целости.
- Все равно. - Джей засунул руки в рукава рубашки и быстро застегнул пуговицы - все не правильно. - Мне не хочется, чтобы с дворцом что-нибудь случилось. Мой отец его придумал и.., ну, Властелин Энтропии, кажется, им гордится.
- Ты тоже заметил, - пробормотала Дьюби. - Скоро ты скажешь, что хотел бы тут вырасти.
- Ну, ты уж загнула.., но здесь могло быть весело. Видела лошадь Танатоса?
Чтобы не отвечать на вопрос, Дьюби прыгнула к нему на плечо. Джей резко распахнул дверь и помчался на первый этаж по спиральной лестнице на такой скорости, что хвост Дьюби болтался у него за спиной, словно веревка на ветру. У ворот они обнаружили Танатоса, который наблюдал за тем, как Медный Бабуин пускает в воздух огненные ракеты.
- Восхитительно, правда? - прокомментировал Властелин Ушедших. - Должен признать, я всегда завидовал дару созидания, которым обладает Джон Д'Арси Доннерджек.
Джей с трудом заставил себя посмотреть прямо в темный капюшон, убеждая себя в том, что видит глаза собеседника.
- Сэр, вы только что сказали о моем отце в настоящем времени. Он.., ну, он жив.., где-то?
- Мне про это ничего не известно, - ответил Танатос холодно и безжалостно. - Джон Д'Арси Доннерджек не пришел ко мне, но, будучи существом из Веритэ, он не мог предполагать, что я явился причиной его смерти.
- Вы убили моего отца? - напряженно спросил Джей.
- Да. Ты потрясен, Джей?
- Я...я...да.
- Тебя поразил тот факт, что я его убил - или что признался? Ты же знал, что мы с твоим отцом враги, что он построил громогласный поезд, стоящий у моих ворот, чтобы меня уничтожить - по крайней мере временно, - хотя подозреваю, он был бы счастлив добиться перманентной победы.
- Но ведь он хотел меня спасти!
- От чего?
- От смерти.
- От Смерти или от умирания?
- Думаю, от умирания, - через некоторое время ответил Джей. - Я его не успел узнать. Благодаря вам. Может быть, он считал, что ошибся, заключив ту сделку.
- И тем не менее я ведь позаботился о том, чтобы ты появился на свет, мой мальчик.
- Ради достижения ваших собственных целей!
- А теперь, когда тебе кое-что о них известно, можешь ли ты назвать их низменными? Более того, твой отец так ни разу и не удосужился меня спросить, нужна ли мне твоя жизнь. Он предположил обо мне худшее, и я позволил ему оставаться в неведении.
Джей так разозлился, что чуть не заплакал. Почувствовав, что глаза, наполнились слезами, он рассердился еще больше, и потому его следующий вопрос походил на отчаянный вопль:
- Почему?!
- Джей Д'Арси Доннерджек, даже Танатос может устать от того, что люди думают о нем плохо. Я вел себя с твоим отцом честно - вернул ему невесту, дал возможность получить ребенка. Однако еще до твоего появления на свет выяснилось, что он готовится к сражению. Когда я не пожелал от тебя отказаться, Доннерджек построил для своего замка сложную систему защиты. Я хотел подучить назад Эйрадис потому, что она уже мне принадлежала, а вовсе не по злобности своей натуры.
- Разве вам можно верить!
- Я хоть раз тебе солгал, Джей, даже в тех случаях, когда мне это было выгодно?
Джей внимательно посмотрел на носки своих ботинок, потом на горгулий, украшавших дворцовые стены, затем принялся оглядываться по сторонам - он не мог заставить себя поднять глаза на темный капюшон, в глубине которого белели кости.
- Насколько мне известно, нет, сэр.
- Ладно. Я не прошу тебя хорошо ко мне относиться, но ведь ты же мне сдался. У тебя есть задание. Твой поезд тебя ждет. Иди и сделай то, что я тебе приказал.
- Да, сэр.
Джей повернулся, надел фуражку, когда-то принадлежавшую его отцу, смахнул слезинку со щеки, быстро провел по глазам рукой.
- И еще, Джей...
- Да, сэр?
- Удачи тебе.

***

Десмонд Драм потянулся и взял кимоно. Гейша Норико, которая только что закончила самый восхитительный массаж, какой Драму доводилось испытывать в жизни, поднялась, чтобы ему помочь. Затем сдержанно поклонилась и сложила ширму, стоявшую в дальнем конце комнаты, открыв взгляду Драма ванну с горячей водой, стилизованную под естественные минеральные источники, - здесь имелся даже миниатюрный водопад.
- Если Драм-сан пожелает... - проговорила она.
- Только чай, дорогая. У меня назначена встреча.
- Здесь?
- Не обижайся. Это не женщина. Всего лишь скучные дела.
- Понятно.
Норико улыбнулась, ушла и тут же вернулась с подносом со всем необходимым для чаепития. Разливая чай, демонстрируя каждым движением чудесное, изысканное искусство древнего ритуала, она всем своим видом показывала, что готова с ним остаться. Драм не возражал, зная, что Норико одинока.
Виртуальные бордели практически уничтожили подлинную торговлю сексом. Банальные кварталы красных фонарей с присущими им преступлениями и болезнями исчезли повсюду, где доступ в виртуальную реальность стал дешевым. Даже элегантные места, вроде этого чайного домика, субсидировались японским правительством - иначе они просто не выдержали бы жестокой конкуренции. “Воздушному миру” и его цветам, пережившим изменение морали и моды, теперь грозила опасность погибнуть в результате развития компьютерной технологии.
Драм попытался сочинить хокку <японское лирическое трехстишие.> - что-то про снег и цветы вишни - и лениво складывал строчки под тихое пение сямисэна <трехструнный щипковый плекторный музыкальный инструмент.> Норико.
Появилась еще одна женщина, принесла ему записку на фарфоровом подносе. Драм просмотрел записку и покинул комнату. Он последовал за женщиной, а за спиной у него сямисэн тихонько лил печальные слезы.

***

- Здравствуйте, Драм, - не вставая, приветствовал посетителя Деймон.
Сегодня он был одет в легкое хлопчатобумажное кимоно - на темно-синем фоне белые хризантемы. Его руки, как и всегда, были скрыты перчатками, а лицо - стилизованной маской.
- Здравствуйте, Деймон-сан, - ответил Драм. - Знаете, вы становитесь предсказуемы с вашим пристрастием к японским штучкам. Плохо, если вы вынуждены скрываться.
- Я вынужден скрываться, но, полагаю, у моих врагов несколько поубавилось энтузиазма и меня ищут не так усердно. Если бы я покинул свое укрытие.., но я ушел в отставку, и меня никто не трогает. В любом случае я стараюсь не делать глупостей. В качестве развлекательного центра, где тщательно сохраняются древние традиции, “Воздушный мир” совершенно не компьютеризирован, здесь даже бухгалтерские книги ведут вручную. Думаю, многие находят его привлекательным именно по этой причине.
- Да, тут, наверное, была задумана не одна противозаконная операция, - кивнув головой, согласился с ним Драм. - Вы просмотрели мой последний отчет?
- Должен признаться, что ожидал увидеть с вами сегодня и мистера Крейна.
- Линк занят. Он взял несколько дней отпуска, чтобы отметить день рождения матери.
- Как мило с его стороны, - грустно проговорил Деймон.
- Вас устраивает то, как идет расследование?
- Устраивает? Нужно отыскать факты, которые помогут мне уничтожить Церковь Элиш, иначе я буду вечно оставаться пленником.
- Видимо, в целях собственной безопасности вам следует найти какие-нибудь компрометирующие данные, а потом шантажировать руководство Церкви.
- Что-нибудь типа “если я умру, весь мир узнает”? Да, такая возможность мне в голову приходила, но, должен признаться, я трус. Я не верил, что они будут так настойчиво стремиться выполнить свою миссию и упрямо меня преследовать. События в Центральном парке должны были заметно их ослабить!
- А они становятся все сильнее. Их виртуальные переходы больше не ограничиваются мелкими проекциями и пси-способностями. Боги...
- Наводят на меня ужас. А еще кого-нибудь они пугают?
- Меня, Линка, каждого, кто задумывается над смыслом происходящего. Однако большинство считает божественные проявления очередным развлекательным трюком,. Европейцы и американцы больше не верят в богов. Именно в этих районах элишиты особенно сильны.
- Нет веры, но они становятся прихожанами Церкви.
- Думаю, мне следовало сказать так: несмотря на то что больше не существует культуры всеобщей веры, усилилось стремление отдельных людей к божественному.
- Да.., мне это даже слишком хорошо известно. Я подумываю о посещении праздника в Калифорнии. Не могли бы вы купить для меня билет?
- Пожалуйста, - ответил Драм и рассмеялся.
- Что тут смешного?
- Вы сказали, что они наводят на вас ужас, и все же собираетесь отправиться туда, где Бел Мардук легко заплюет вас огнем. Либо вы и в самом деле не верите в то, что они боги, либо дело еще забавнее.
- То есть?
- Вы верите, приятель, и не в силах упустить возможность увидеть бога во плоти.
- Прекратите надо мной потешаться! Драм встал.
- Я хочу успеть на ближайший суборбитальный рейс. Будьте осторожны, Деймон. Ваш билет прислать сюда?
- Да.
- На какую фамилию? Билеты именные.
- Да, я помню, вы писали в отчете. А нельзя ли сделать для меня какие-нибудь фальшивые документы?
- За дополнительную плату.
- Считайте, что вы ее уже получили.
- Жаль.
- Почему?
- Мне ужасно хотелось купить билет на имя Артура Идена.
- Драм!
- Извините. Вы думали, я не знаю?
- Конечно!
- Могу побиться об заклад, что Линк тоже давно догадался.
- Каким образом?
- У нас такие вещи получаются просто великолепно - мы умеем догадываться о том, что другие люди хотят скрыть. Не волнуйтесь, Деймон, мы на вас еще не настучали. И не станем. Просто мысль о том, что мы такие умные, греет душу.
- Вы нарушаете субординацию!
- Я никогда и никому не подчинялся, Деймон. Будьте осторожны. Билет я вам пришлю.
- Я могу вам доверять?
- Вы мне довольно долго доверяли. Заказать место в первом ряду?
- Я... - Иден сухо рассмеялся. - Конечно, а почему бы и нет? А я позабочусь о том, чтобы меня никто не узнал.
- Мне нравится ваш боевой дух, Деймон. Отправляйтесь на праздник и сыграйте там роль змеи в их Эдеме.
- О-хо-хо!
- Я рад, что вы оценили мою шутку. Должен признаться, что я уже давно ее придумал.
- Вы опоздаете на шаттл. Драм.
- До встречи.

***

Оказавшись на борту суборбитального шаттла, Драм решил просмотреть свою почту и обнаружил, что Линк Крейн пытался с ним связаться целых десять раз - с десятиминутными интервалами. Сообщение звучало одинаково:
"Драм, прошу вас бросить все дела и помочь мне справиться с чрезвычайно важной проблемой. Если вы согласны, буду вас ждать по таким-то виртуальным координатам. Считайте, что вас наняли на работу за тройную (против вашей обычной) плату плюс расходы и все остальное - что только пожелаете. Линк”.
Немного подумав, он послал ответ:
"Буду через тридцать минут. Драм”.
Как только шаттл приземлился, детектив пошел на самую надежную станцию перехода, договорился об аренде кушетки на неограниченный срок и набрал координаты, указанные Линком. Проплыл сквозь серый туман и оказался в розовом саду. Алиса Хаззард - а вовсе не Линк Крейн - сидела рядом с кустом, усыпанным розами с зелеными в белую полоску лепестками, которые она задумчиво и печально обрывала.
Увидев Драма, Алиса бросилась ему на шею, чем несказанно его удивила, поскольку всегда избегала физического контакта.
- Драм, спасибо, что вы приехали! Здесь нельзя разговаривать - слишком много ушей. Идемте со мной.
Драм оглядел совершенно пустой сад, удивленно приподнял одну бровь и последовал за Алисой, которая уже умчалась вперед.
- Куда мы идем? - крикнул он ей вслед. - В Зазеркалье или в кроличью нору? Это я так спрашиваю, исключительно от любопытства.
Алиса чуть замедлила шаг.
- В Страну За Северным Ветром, - прошептала она, прижав губы к уху детектива. - Вот вам первая тайна.
Драм удивленно заморгал, но Алиса уже снова устремилась вперед, и он не успел задать ей больше ни одного вопроса. Детектив поспешил за ней, достаточно хорошо зная Алису - точнее, Линка, - чтобы понимать, что никаких ответов не получит, по крайней мере пока они не доберутся до места.
Впрочем, спешка не мешала ему размышлять: об исчезновении Лидии Хаззард в Вирту до того, как родилась Алиса, о праздновании дня рождения, о настроении Алисы... Когда они добрались до домика и фруктового сада и ему сообщили об исчезновении Амбри, он уже почти не удивился.
Алиса закончила свой рассказ; ее сменила Лидия, которая сообщила о визите в Институт Доннерджека и о том, что им с Амбри там удалось узнать. Для разнообразия Алиса сдержалась и начала задавать свои вопросы тольк

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art