Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК : Глава 15

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК:Глава 15

 
Прокладывая перед собой рельсы, Медный Бабуин вылетел из сада, где росли чудесные магниты. Деревья с кривыми сучковатыми стволами, которые слишком много знали о том, на что способны эти плоды, нашептывали предостережения в уши сборщикам урожая.
- Куда теперь, Джей? - поинтересовался Медный Бабуин.
- В Непостижимые Поля! - ответил Джей, изо всех сил стараясь, чтобы его голос звучал уверенно.
Пока Дьюби и Транто собирали чудесные магниты, срывая их пальцами и хоботом, Джей изучал панель управления поездом, построенного его отцом. Вскоре он уже не сомневался, что сможет достаточно уверенно работать с экранами, манипулировать острыми как бритва ножницами и самыми разнообразными устройствами для запуска.
- У тебя есть идеи насчет того, какую дорогу следует выбрать? - спросил Медный Бабуин. - Или ты надеешься получить приглашение?
Последние слова он произнес таким язвительным тоном, что Джей с трудом удержался от ответа: мол, у него уже есть приглашение, причем получено оно давным-давно. Он знал: смутить или напугать этот поезд практически невозможно. Впрочем, напоминание о том, что Танатос ждет его Пассажира, могло бы - кто знает? - повергнуть Медного Бабуина в трепет.
- А как мой отец туда попал?
- Кажется, он считал, что начало или конец времени вполне можно рассматривать в качестве нужной дороги. Мы пустились в путь в начале времени. - Вспомнив свое путешествие с Джоном Доннерджеком-старшим, Медный Бабуин дико расхохотался.
- Интересно, а нам такой маршрут сгодится?
- Властелин Энтропии, наверное, принял меры против случайного вторжения в его царство. - И снова раздался гомерический хохот. - Впрочем, я ведь совсем не случайный.
- Конечно.
- Знаешь, конец времени к нам ближе, - заявил Транто, который снова занял свое место на платформе и принялся жевать чудесные магниты.
- Правда? - Джей так удивился, что повернулся, чтобы посмотреть, не подшучивает ли над ним фант.
- А ты разве не слышал, что говорил сад? Он предостерегал. Те, что живут на Меру, снова грезят о своих огромных армиях. Кто-то видел Мастера, а теперь еще безумная машина Инженера служит его сыну.
Глаза фанта были широко раскрыты, а голос звучал задумчиво, точно во сне. Потоки энергии, переливающиеся всеми цветами радуги, какие-то вязкие на вид, обтекали шрамы на его морщинистой серой шкуре.
Джей не знал, что ему ответить, и потому обратился к Медному Бабуину:
- Конец времени ближе, чем начало?
- В каком-то смысле да. Он менее четкий, но для наших целей послужит гораздо лучше. Обитатели Меру и в самом деле видят сны, а их сны могут сделать начало времени более агрессивным, чем когда мы с Дж. Д, выбрали тот путь.
Джей посмотрел на Дьюби. Обезьяна перестала есть чудесные магниты и переключилась на банан.
- А я откуда знаю, - заявила она и швырнула кожуру в Транто. - Тебе выбирать.
- В таком случае отправляемся в конец времени, - объявил Джей и дернул за свисток.
- А ты музыку с собой взял? - спросил Медный Бабуин.
- Что?
- Когда мы путешествовали с твоим отцом, он включал разные записи. Я думал, и ты догадаешься. Властелин Ушедших любит музыку и может на время прекратить атаку, чтобы насладиться каким-нибудь пассажем.
Джей отметил про себя, что совсем не подготовился к встрече с противником.
- Нет, не догадался. А у тебя что-нибудь есть?
- Только то, что Дж. Д, внес в мою базовую систему. Сыграть?
- Конечно.
И вот Медный Бабуин набрал скорость под джазовую вариацию “Дикси”, которая звучала все отчаяннее и безумнее по мере того, как поезд промчался мимо знакомых Джею мест и выскочил на территорию, где законы геометрии и физики погрузились в самое себя и снова вышли - только уже в искаженном виде, причем их основные принципы были понятны лишь тем, кто обладал особым даром.
Почти, почти... Джей, казалось, вот-вот начнет понимать то, что видит. Происходящее давило, пытаясь проникнуть в самые глубины его сознания; возникало чувство, что от этого давления извилины в голове сейчас разгладятся, превратятся в прямые линии, ничем не отличающиеся от рельсов, которые Медный Бабуин выплевывал из своей смеющейся пасти...
Когда границы и стены Вирту начали истончаться, Джей разглядел множество базовых программ и древнюю Мировую Сеть. За верстаком стоял какой-то человек, и вдруг Джей узнал своего отца. Тот чуть повернул голову и заговорил с мужчиной в длинном голубом одеянии, расшитом мистическими символами. Ноги собеседника Джона Д'Арси Доннерджека покоились на облаке. Когда Медный Бабуин пронесся мимо них, Джей вдруг сообразил, что это Рис Джордан.
Между облаком и верстаком на парашюте висел третий мужчина, который нажимал кнопки на каком-то устройстве, прикрепленном к поясу. Его веселье резко контрастировало с серьезностью Джона Доннерджека и Риса Джордана.
Впрочем, необычные картины промелькнули в одно короткое мгновение, и Джей увидел муар - возникло облако черных, словно сажа из трубы, хлопьев, потом повалил настоящий агатовый снегопад, затем откуда-то примчались тучи летучих мышей, и пейзаж начал меняться. Проги рассыпались на части, попадая в зловещую тень; муар опускался и пожирал их.
- Включи экраны, Джей! - заверещала Дьюби прямо ему в ухо.
Словно загипнотизированный, Джей с трудом оторвал взгляд от окна и понял, что обезьянка уже некоторое время пытается до него докричаться. Он потянулся вперед и нажал на нужную кнопку. Фиолетовое сияние окружило кабину, потекло дальше, окутав спасительным облаком платформу, на которой ехали Транто и Мизар.
- Извини, Дьюби.
Обезьянка молча жевала кончик своего хвоста. Муар стал таким густым, что теперь сквозь двойное искажение - экранов и самого муара - можно было только иногда увидеть базовую программу.
- Нам нужен свет, - заявил Джей и нажал на кнопку, под которой стояла надпись “Огни”.
Впереди разлилось яркое фиолетовое сияние. Медный Бабуин с грохотом и скрежетом мчался сквозь бесформенное мельтешение и круговорот образов, становившихся с каждой секундой все более и более непонятными. Пейзаж за границей фиолетового облака был тошнотворно удручающим, цвета и оттенки сменяли друга с такой головокружительной скоростью, что в конце концов сливались в один единственный - белый.
Мизар и Транто пришли в неописуемый восторг от происходящего: один пронзительно выл, другой радостно топал ногами. Медный Бабуин прокричал что-то оглушительно громкое и исключительно непристойное, но непонятное. Подозревая, что производимый шум придаст им нечто вроде плотности - или прочности, - пока они несутся сквозь эти дикие земли, Джей потянулся к свистку и изо всех сил дернул за веревку. Вариация на тему “Дикси” закончилась, зазвучала новая песня. Дьюби повисла, раскачиваясь на хвосте, и принялась размахивать лапками, изображая дирижера оркестра. Музыка несла поезд вперед по дороге, проложенной от конца времени до усеянных обломками и развалинами огромных пространств Непостижимых Полей.
Над безжизненной долиной возвышался величественный замок с множеством башенок.
Нужно возвести сказочный дворец безумного короля Людвига Баварского, взяв вместо строительных материалов кошмарные сновидения и серовато-бежевый мрамор, затем распилить все это на части, а потом собрать их, не обращая ни малейшего внимания на порядок и форму. И вы получите Костяной Дворец, созданный Джоном Д'Арси Доннерджеком-старшим.
Джею дворец понравился, и он восхитился очередным проявлением гениальности своего отца.
- Дж. Д, заставил меня промчаться сквозь стены, - завопил Медный Бабуин. - Повторим?
- Нет! - ответил Джей. - Я хочу, чтобы ты приблизился к дворцу на максимальной скорости, в последний момент отвернул в сторону, а затем взял его в кольцо. Тебе длины хватит?
- Хватит, - заверил Медный Бабуин.
- Давай. Когда остановишься, мы выпустим целую тучу чудесных магнитов.., ну, вроде праздничного салюта. Если Транто съел не слишком много, нам должно хватить, и еще останется.
Фант икнул с важным видом.
- Я употребил всего несколько штук и уверен, что сей продукт ускорил процесс заживления моих ран.
Джей оглянулся на фанта. Шкуру Транто все так же обтекали диковинные потоки энергии, но фант явно чувствовал себя намного лучше. Больше раздумывать на эту тему Джею было некогда - Медный Бабуин с пронзительным визгом завернул за угол, чтобы выполнить его просьбу.
- Хо-о-о! Ха-а-а! - орал Джей, наслаждаясь скоростью и новыми впечатлениями. - Охо-хо-хо!
Дыоби, которая продолжала висеть на хвосте на потолке кабины, покачала головой, однако не вызывало сомнений - и ее охватило радостное возбуждение. Ведь они бросают вызов всему, от чего разумные существа стараются и должны держаться подальше!
- Можно я буду отвечать за фейерверк, Джей?
- Валяй. Только подожди, когда МБ остановится. Я хочу устроить салют, чтобы наши ракеты взмыли в воздух над башнями - военные действия в мои планы не входят.
- Хорошо!
В тот самый момент, когда Медный Бабуин с диким скрежетом и нахальной улыбкой на морде замер на месте, Дыоби сделала первый залп.
Возможно, потому что Джею так хотелось, чудесные магниты превратились в сверкающие белые полосы и унеслись ввысь. В небе они неожиданно начали наталкиваться друг на друга, потом взорвались яркими ослепительными вспышками - золотистые всполохи сменили зеленые, затем радужно-голубые, которые постепенно потускнели и серебряным дождем пролились на мраморные башни, окатили горгульи, блистающим покрывалом накрыли барельефы на колоннах и портиках. Короткий миг восхитительного представления!..
Когда последняя из серебряных искр погасла, из главных ворот замка выехал Танатос.
Властелин Ушедших создал своего коня из материалов, которые собрал в Непостижимых Полях, рассчитывая напугать и привести в трепет каждого, у кого чудовище встанет на пути. Получилось нечто среднее между драконом, конем и орлом. Краски Танатос взял у ясного дня и черной ночи исчезнувших царств виртуальной реальности.
Когда конь вылетел из сводчатых ворот замка, неся на спине Господина в развевающемся на ветру одеянии, Джей Д'Арси Доннерджек вдруг понял, что желал бы владеть этим необычным существом, как ничем другим на свете.
Вокруг шеи скакуна обвилась Фекда - что-то вроде уздечки и венка одновременно; когда Танатос остановился возле кабины Медного Бабуина, она подняла голову и приветственно зашипела:
- Итак, ты пришел в Непостижимые Поля, Джей Доннерджек. Знай, что тебя здесь ждут.
- Спасибо, Фекда, - ответил Джей. Затем, поклонился Властелину Энтропии:
- Я благодарю вас, сэр.
Танатос ухмыльнулся, его скрытое в глубине черного капюшона лицо казалось особенно белым.
- Твой отец побывал у меня дважды, теперь пришел ты. Что ты хочешь попросить?
- Ничего.
- Вряд ли ты проделал столь долгий путь исключительно ради удовольствия.
- Мне посчастливилось повидать поразительные картины, я и представить себе не мог, что такое вообще бывает. Но вы правы, сэр, я предпринял это путешествие вовсе не ради удовольствия.
- И в то же время тебе ничего от меня не нужно. Я заинтригован. Скажи, зачем ты здесь?
Джей поправил полосатую фуражку отца. Сердце отчаянно колотилось в груди, он едва держался на ногах, во рту все пересохло. Юноша вдруг понял, что напуган до потери сознания, и постарался скрыть свой страх.
- Я узнал о сделке, которую заключил мой отец, сэр. И чем больше я о ней думал, тем больше убеждался в том, что с вами поступили несправедливо.
- Верно. - Голос Танатоса неожиданно дрогнул.
- И я пришел, чтобы.., спросить, для чего вы потребовали меня у Джона Доннерджека.
- Ты же сказал, что тебе от меня ничего не нужно, однако желаешь получить ответ на вопрос.
- Возможно, мне следовало сказать, что я не прошу ничего материального. - Джей положил ладонь на ручку двери. - Прежде чем сдаться, должен признать, что меня мучает любопытство на предмет ваших планов относительно моей участи.
- Прежде? - Внутри капюшона возникла короткая вспышка - улыбка? или просто от голых костей черепа отразился свет? - Так ты намерен сдаться?
- При определенных обстоятельствах сдаться добровольно гораздо честнее и почетнее, чем стать пленником. Полагаю, это тот самый случай. Если бы мой отец оставил после себя денежный долг или какое-нибудь обязательство, я постарался бы сделать все, чтобы расплатиться. Должен признать, мне не очень нравятся условия данной сделки; тем не менее я считаю, что должен их выполнить.
Смех Танатоса прозвучал так резко, что Транто захлопал ушами, а Мизар протестующе завыл.
- Ты говоришь красиво, Джей Доннерджек, хотя голос у тебя дрожит. А как ты поступишь, если я скажу, что ты мне нужен лишь в качестве источника запасных частей для одного задуманного мной проекта?
Джей вспомнил предположение Риса Джордана, но не дрогнул.
- В таком случае я попросил бы у вас разрешения попрощаться с Дэком, поскольку он заменил мне родителей, а потом снова вернулся бы в Непостижимые Поля. Или, возможно, вы позволили бы мне послать ему сообщение.
- А если бы я сказал, что мне нужна предательница, которая в данную минуту висит на потолке кабины Медного Бабуина?
- Тут я ничем не смог бы вам помочь, сэр. Я не имею права распоряжаться жизнью своих друзей.
- Спасибо, Джей, - прошептала Дьюби.
- Даже если бы я потребовал, чтобы ты отдал ее мне?
- Конечно. Я считаю, что вы дурно поступили с Дьюби и остальными, когда отправили их следить за мной.
- Возможно, я просто хотел, чтобы они присматривали за тобой и охраняли тебя.
- Такая мысль приходила мне в голову, но вам следовало объяснить им свои намерения.
- Итак, мы снова вернулись к моим намерениям, верно? Отлично. У меня нет ни малейшего желания разбирать тебя на части. Здесь, в Непостижимых Полях, запасных частей - самых разных - предостаточно. По правде говоря, это единственное, чем я владею. Ты нужен мне живой и дееспособный. Если бы твой отец отдал тебя тогда, когда я потребовал, ты получил бы лучшее образование. Я пошел у него на поводу; боюсь, теперь ты хуже подготовлен к заданию, которое должен для меня выполнить.
- Заданию?
- Здесь неподходящее место для обсуждения подобных вещей. Пойдем со мной, если ты и в самом деле намерен ответить по обязательствам своего отца. Поговорим во дворце.
- А Дьюби?
- Она стала твоей союзницей. Ты принял решение служить мне. Следовательно, она снова - косвенным образом - поступила в мое распоряжение. Меня такое положение вещей вполне устраивает. То же самое относится к Мизару и тем, кого ты привел с собой.
Джей открыл дверь кабины. Безмолвие Непостижимых Полей давило, заглушая даже фырканье Медного Бабуина и шаги приблизившихся Транто и Мизара.
- Тебя подождать, Джей? - спросил Медный Бабуин.
- Никакой необходимости, - ответил Танатос, - Он покинет Непостижимые Поля тихо и незаметно.
- В таком случае, пожалуй, я проложу себе путь домой. Оставь сообщение на любой из моих станций, Джей, и я тут же к тебе прилечу.
Джей погладил ухмыляющуюся морду:
- Спасибо, МБ. Я не забуду.
С пронзительным воем, который заставил останки прогов пуститься в Пляску Смерти, Медный Бабуин покинул Непостижимые Поля. Всем, кто смотрел ему вслед, показалось, что поезд мгновенно оказался вдали, а потом и вовсе исчез из виду.
- Идем, - повернув коня, позвал Танатос. Транто поднял Джея, на плече которого видела Дьюби, на спину и в сопровождении Мизара последовал за Властелином Энтропии. Неподвижный воздух вдруг разорвала какофония звуков - смех или аплодисменты, понять было невозможно.

***

В одном из районов виртуальной реальности, смоделированном наподобие ночного клуба из начала двадцать первого века, за столом, повисшим в воздухе под углом в тридцать градусов, в двух метрах над полом сидело двое мужчин. Настоящему ночному клубу потребовалась бы сложнейшая конструкция из плексигласа и практически невидимых тросов, чтобы добиться такого эффекта. Естественно, в Вирту подобных проблем не возникало.
- Сегодня началась продажа билетов, - заявил Небопа. На встречу он решил явиться с длинными волосами цвета бледно-голубого холодного дня. Несмотря на нависшие лохматые брови и суровое выражение лица, он производил впечатление существа кроткого и добродушного. В глубине души Небопа считал, что столь приличная виртуальная внешность должна устыдить его собеседника, который - как, впрочем, и всегда - выглядел чрезвычайно неряшливо.
- И они пользуются огромным спросом, - сказал Иерофант из Церкви Элиш.
Сегодня на его футболке (с пятнами пота под мышками) красовались надпись “Мардук-охальник” и картинка, великий победитель Тиамат мочится на поднятые лица людей, собравшихся в огромную толпу. Слишком узкая футболка задралась наверх, открыв волосатый живот над мешковатыми шортами. Иерофант прекрасно знал, что его вид жутко раздражает Небопу, и всегда обеспечивал представителя Верховных обитателей Меру поводом для возмущения.
- Мы сможем генерировать достаточно маны, чтобы поддержать переход, - продолжал Небопа.
- Вот именно, приятель. Как дела у ваших воинов?
- С боевым духом все в порядке. Удалось заключить союзы со многими Хранителями, кое-кто из них даже помогает в подготовке и координации. Другие просто обеспечивают армию охраняемой территорией, где мы проводим учения; таким образом, я имею возможность скрыть размеры своих войск.
- Вы полагаете, что, когда шоу начнется, кто-нибудь захочет оказать сопротивление?
- Морепа будет недоволен, поскольку успех моего плана навсегда утвердит меня в роли главного в Высшей Тройке. Как поведет себя Террама, предвидеть невозможно.
- Мне казалось, вы говорили, что она вам помогает.
- Именно это меня и беспокоит.
Иерофант взмахнул рукой, и в воздухе немедленно появилась бутылка с пивом. Он снял с нее крышку, воспользовавшись открывалкой, вделанной в нижнюю часть стола.
- Хотите? - спросил Иерофант после того, как сделал большой глоток и удовлетворенно рыгнул. - Очень хорошее пиво.
- Нет, спасибо, - сдержанно поблагодарил его Небопа.
- Самое лучшее в Веритэ - так мне по крайней мере сказали.
- Похоже, тебя вполне устраивает жизнь в Вирту, - проговорил Небопа, стараясь не обидеть своего собеседника бестактной фразой, поскольку нуждался в этом союзнике. - Почему же ты пришел ко мне с идеей создания Церкви Элиш, если не веришь в необходимость вернуть божественной власти в Вирту ее прежнее высокое положение?
- Вы первым увидели потенциальную возможность организации переходов, - напомнил ему Иерофант. - Я же только хотел положить начало новому религиозному учению и считал, что мне не повредит ваша помощь в привлечении к делу нескольких второстепенных богов.
- Да, а зачем тебе новое религиозное учение? Вне всякого сомнения, ты же не хочешь, чтобы люди узнали правду про Вирту?
Эйон, которого когда-то звали Искусственный Интеллект Эйлс, первый комик среди эйонов, хихикнул, осушил бутылку и взревел - так корова призывает своего теленка.
- Правду? Ну конечно же, я считаю, что они должны ее знать.
- Ты считаешь?
- Естественно. - И. И. Эйлс так развеселился, что огромное брюхо начало колыхаться в такт его хохоту. - Многие из них не верят, не верят так, как полагается верить - всей душой и сердцем. Даже чудеса и виртуальные способности не убеждают скептиков. Они просто играют в нашу игру.
- Я по-прежнему не пойму, почему ты это поощряешь.
- А вы можете придумать более остроумную шутку над человечеством? - фыркнул И. И. Эйлс. - Мы рассказываем дурачью про древних богов и древнее могущество, ждущее в Вирту. Они помогают нам строить декорации для спектакля, во время которого сбудутся их мечты - иными словами, к ним вернутся древние боги.., ну и все такое прочее.
- Тебе это кажется забавным?
- Настоящий фарс! - И. И. Эйлс смеялся до тех пор, пока из глаз у него не потекли слезы. - Я не видел ничего забавнее.
Небопа вежливо улыбнулся. Выражение его лица вызвало новый приступ веселья у Иерофанта.
- Классно все получается, Небопа, дружище. Просто классно!

***

Воспользовавшись простым интерфейсом, Лидия связалась с дочерью:
- Как дела, милая?
- Неплохо. Я обедала с Драмом в итальянском ресторане - и съела огромную порцию разных даров моря. Обязательно сходим туда вместе, когда ты вернешься.
- С удовольствием.
- А как у тебя дела, мама?
- Я ужасно занята. Тут все несколько.., усложнилось.
- Нам нельзя поговорить по каналу реального времени?
- Боюсь, что нет.
- Ты вернешься ко дню рождения, мама? - кивнув, спросила Алиса.
- Я.., он и в самом деле приближается, да? Никак не даешь своей бедной мамочке забыть, что она еще на год постарела, верно?
Алиса рассмеялась:
- Ну, ты не такая старая, мамочка. А я твердо намерена пригласить тебя в ресторан!
- Если я к тому времени вернусь домой.
- Мама, у тебя все в порядке?
- Со мной все в порядке, честное слово.
- Речь идет о твоем пациенте?
- Я же сказала, что не могу обсуждать эту тему.
- Извини.
- И ты меня извини, дорогая.
- Может быть, если ты не сумеешь вернуться вовремя, я сама тебя навещу и поздравлю с днем рождения. Я продала еще одну статью.
- Здорово! Кому?
- “Виртрополису”. Под псевдонимом “Алиса в Зазеркалье”. Статья посвящена новым модным футболкам.
- Чудесно! Дорогая, мы подробно все обсудим, когда я расправлюсь с делами. Так и быть, приглашай меня в итальянский ресторан, о котором ты говорила, и можешь оставить там весь свой гонорар.
- Хорошо.
- Мне пора.
- Я по тебе скучаю, мама. Правда. Без тебя так пусто.
- Я постараюсь освободиться как можно скорее. Я Тебя очень люблю.
- И я тебя, мамочка. Береги себя.

***

Лидия попросила Хранительницу отсоединить интерфейс, позволивший ей связаться с Алисой, несмотря на то, что они находились за пределами разведанных районов Вирту. Амбри заметил, что Лидия смахнула слезу.
- С Алисой все в порядке? - спросил он. Пока она разговаривала с дочерью, он сидел в стороне, не вмешивался, но и не уходил. Лидия подошла к нему и устроилась рядом.
- Все нормально. Малышка хотела узнать, вернусь ли я домой ко дню рождения.
- Если хочешь, можешь встретиться с ней, а потом снова придешь сюда.
- А вдруг в мое отсутствие с тобой что-нибудь случится?
- Риск не так велик.
- Алиса обязательно заметит, что я нервничаю. Она чрезвычайно восприимчивая девочка, даже слишком - для своего возраста. Я была совсем не такой.
- У Алисы очень симпатичная и нежная мать, - обняв возлюбленную, заявил Амбри. - Несмотря на загруженность работой, ты ни разу не дала ей повода усомниться в том, что она любима и нужна.
- А кроме того, наша дочь ужасно любопытна. Если я не придумаю никакой уважительной причины, заставившей меня задержаться, она вполне может отправиться на поиски.
- Сомневаюсь, что ей удастся нас найти.
- Вот это-то и заставит ее задавать новые вопросы. Алиса - в роли Линка - исключительно настырный и умелый репортер, склонный доводить расследования до конца. А теперь, когда она объединилась с Десмондом Драмом, не думаю, что от нее удастся долго что-нибудь держать в секрете.
- А почему бы не пригласить Алису сюда на твой день рождения?
- Амбри!..
- Я уже давно мечтаю познакомиться со своей дочерью. До сих пор это казалось неразумным, учитывая необычную природу ее появления на свет. Однако если она и в самом деле такой талантливый детектив, как ты говоришь...
- Уж можешь не сомневаться.
- Значит, она вполне способна и сама обо мне узнать. Помнишь, меня один раз видела твоя приятельница Гвен, а ты частенько совершаешь одинокие прогулки в виртуальную реальность Поводы, которые ты придумываешь, не выдержат серьезного расследования, если Алиса как следует возьмется за дело.
- Тут ты прав.
- Ну как, Лидия? Давай устроим семейный праздник.
- И что скажем ей про тебя?
- Только, пожалуйста, ничего из того, что мы недавно узнали. Я еще и сам не до конца понял все, что поведал мне Сид. Сообщим ей, что я Вулфер Мартин Д'Амбри, житель Вирту и твой многолетний любовник. Она быстро сообразит остальное.
Лидия замолчала, а потом радостно улыбнулась:
- Мне нравится!
- Если у меня случится “провал” памяти...
- Ты же сам говорил, что это маловероятно. В любом случае, Амбри, чем больше я думаю о твоем предложении, тем больше прихожу к убеждению, что Алиса должна с тобой познакомиться. А коли случится худшее... - неожиданно серьезно добавила Лидия, но Амбри ее перебил:
- Да, я с тобой совершенно согласен. Давай поговорим с нашей Хранительницей, спросим у нее разрешения пригласить Алису.
Лидия потянула его за руку:
- Пойдем, мне не терпится поскорее все устроить. Амбри рассмеялся, и они отправились на поиски Хранительницы, живущей за Северным Ветром, чтобы узнать, не возражает ли она против того, чтобы они устроили вечеринку по случаю дня рождения Лидии. Хранительница пришла в восторг и пообещала помочь Лидии задуть все свечи на именинном торте.

***

Очень скоро Маркой и Вирджиния поняли, что Террама сказала им далеко не все относительно сокровища, которое отдала им на хранение. Уже через несколько дней после того, как она предоставила своего отпрыска их заботам. Маркой стал апатичным и вялым. Сперва он решил, будто потратил слишком много сил на лечение жителей царства, пострадавших во время атаки банды Сейджека, однако вскоре признал, что дело, по-видимому, совсем в другом.
Вирджиния немедленно предположила, что во всем виновата Террама. Она бросала яростные взгляды на запечатанное, напоминающее саркофаг силовое поле, окружавшее ребенка обитательницы Меру. Красноватый свет, текущий по поверхности поля, переливался разными оттенками и, казалось, не обращал ни малейшею внимания на гнев Вирджинии.
- Что у тебя болит? - спрашивала она Маркона, стараясь, чтобы голос звучал легко и весело; впрочем, ей не удавалось скрыть беспокойство. - Я имею в виду, может быть, в каком-нибудь определенном месте или времени апатия проникает особенно глубоко?
Маркой попытался запустить диагностическую программу, и.., стандартная задача оказалась практически невыполнимой, поскольку он обнаружил, что ему становится все труднее и труднее поддерживал свои сисюмы в рабочем состоянии.
- Не знаю, - сказал он наконец. - Похоже, у меня возникают трудности с запуском новых программ, хотя справляться со старыми я еще в состоянии.
- Ты можешь локализовать источник, отнимающий у тебя энергию?
- Нет сил.
Вирджиния принялась грызть ноготь, а Маркой погрузился в коматозное состояние, ставшее для него характерным в последнее время. Тренировка, которую Вирджиния прошла для работы в Департаменте Разведки Вирту, не подготовила ее к ситуации вроде нынешней. По правде говоря, многие представители руководства ДРВ упорно продолжали считать, что Хранители являются всего лишь разновидностью прогов, живущих в той или иной местности.
Однако жизнь инвалида дала Вирджинии вполне достаточный опыт в общении с докторами и диагностической техникой. Взяв свой рюкзак, в котором лежал набор для изучения местности, она начала методично исследовать царство Маркона. Если уж быть честным до конца, эта сложная задача оказалась бы непосильной для любого другого человека - но Маркой перепрограммировал свою стандартную систему защиты таким образом, что дикие коты начинали мурлыкать при приближении Вирджинии, а колючий кустарник расступался, давая ей дорогу.
Закончив исследование, Вирджиния получила достаточно данных, подтверждающих ее первую гипотезу, и потому вернулась в центральную рощу. Маркона с трудом вышел из состояния бездействия, в которое теперь погружался все чаще и чаще.
- Маркой, как связаться с Террамой?
- При помощи молитвы, обращенной к тем, кто поселился на Высокой Меру, - слабым голосом ответил Хранитель.
- Нет, я имею в виду другое - что мы станем Делать, если возникнет необходимость срочно ее позвать?
- Срочно?
- Ну, например, если вдруг ребеночек упадет и ушибет головку.
- Дитя Террамы вряд ли на такое способно. Кроме того, я не думаю, что на данной стадии развития ребенок уже принял какой-то определенный вид.
- Марком! Пожалуйста, я хочу переговорить с Террамой. Существует ли способ с ней связаться - или я обязательно должна жечь благовония?
Марком промолчал. Вопрос оказался для него слишком трудным. Проблема была вовсе не в том, что эйон не мог придумать способа добраться до Террамы; просто он не мог выбрать из нескольких вариантов такой, который подошел бы лучше всего (например, позвать божество, занимающее не столь высокое положение и выполняющее роль посыльного), и отбросить те, что совсем не годились для данного случая (устроить на территории своего царства разрушительную бурю - Террама появилась бы немедленно). Будучи не в силах дать разумный ответ. Маркой погрузился в долгое, тягучее изучение вариантов.
Вирджиния не сердилась на возлюбленного; она отлично понимала, кто заслужил ее гнев, и, репетируя злую отповедь, почти забыла о том, насколько сильна обитательница Меру. Ее ярость стала еще более жгучая, когда она сообразила, что не может найти никакого другого способа привлечь к себе внимание Террамы, как воспользоваться советом Маркона и прибегнуть к молитве.
Родители Вирджинии были баптистами и самым искренним образом поклонялись мстительному Богу, который, по их мнению, послал им дочь-инвалида в качестве наказания за грехи, совершенные в юности. Поскольку ни отец, ни мать никогда не делали ничего дурного, разве что иногда забывали о хороших манерах, они считали себя наказанными несправедливо - должно быть, на космическом уровне возникла какая-то путаница и Бог послал им муки за чужие прегрешения. Видимо, только этим и объясняется то, что они так настойчиво, долго и истово молились около постели своей больной дочери.
Когда родители оказались не в состоянии за ней ухаживать, заботу о Вирджинии взяла на себя система национального здравоохранения. Случай Вирджинии фигурировал во всех отчетах как пример успеха, поскольку она сама зарабатывала себе на жизнь в Вирту и платила за лечение. И тем не менее, думая о своем стройном и здоровом виртуальном теле как о “настоящем”, Вирджиния вспоминала молитвы, с которыми ее родители - желавшие ей только добра - обращались к богам, косвенно обвиняя их в болезни дочери и в том, что ей становилось все хуже и хуже (только почему-то она категорически отказывалась умирать).
Впрочем, Вирджиния понимала, что родителям приходится намного хуже, чем ей.
Все эти мысли пронеслись в голове Вирджинии, когда она пыталась придумать подходящее обращение к Терраму. Нельзя сказать, что Террама ей очень нравилась. Вирджиния знала, что даже ради Маркона не сможет назвать ее “доброй” или “святой” так, чтобы это прозвучало убедительно, однако со времен юности в ее сознании сохранились целые предложения, имеющие отношение к божественной каре и проклятию, и Вирджиния поняла, что имеет право ими воспользоваться, не погрешив против искренности.
Первым делом она опустилась на колени и положила руки на большой камень - именно такая поза предполагает униженную мольбу, обращенную к богам, и с успехом заменит религиозное рвение.
- Террама, - произнесла Вирджиния, словно пробуя новое имя на вкус. - Террама! Террама! Великая и могучая сила, определяющая очертания и форму Вирту! Террама! Великая мать с зеленой гривой волос и огромным животом, выслушай меня!
Вирджиния несколько раз повторила свое обращение Слова слетали с ее языка легко, точно она выучила их давным-давно, а сейчас они к ней вернулись. Постепенно призыв превратился в ритмичную, монотонную песнь. Она звала, но не умоляла. Она описывала происходящее, но не унижалась Вирджиния охрипла - и тогда на поверхности камня появился тонкий прохладный ручеек, который ласковым поцелуем коснулся ее губ. Она сделала несколько глотков, принимая дар Маркона и радуясь тому, что он все еще в состоянии контролировать происходящее. Затем, немного отдохнув, продолжила заклинание, раскрашивая его подробностями из Войны Начала Начал, о которой слышала от Маркона.
Снова и снова Вирджиния взывала к величественной богине, не позволяя себе впадать в отчаяние, хотя у нее начали болеть колени (впрочем, тут же из влажной земли появилась мягкая подушка моха, и ей стало немного удобнее), а губы отказывались подчиняться. Она не могла позволить себе потерять надежду и, значит, признаться в собственном бессилии - Маркой нуждался в помощи.
Замолчав на одно короткое мгновение, чтобы сделать новый глоток воды, Вирджиния вдруг заметила, что в рощу проник бледно-золотой луч света Подняв голову, продолжая возносить молитву, она увидена посланника богини.
Перед ней стоял юноша в коротенькой золотистой юбочке, словно сотканной из солнечных лучей. Его ноги в крылатых сандалиях не касались земли, а светлые волосы окружал золотистый нимб. Вирджиния вспомнила школьные уроки и имя посланника.
- Меркурий?
- Так гораздо лучше, чем когда тебя называют “Прыткий”. Да, “Меркурий” вполне подойдет. А ты кто такая? Ты жительница Веритэ, но поклоняешься тайным богам Вирту, и твои молитвы поддерживает могущественный эйон.
- Я Вирджиния Тэллент. Маркой рассказал мне о тех, кто обитает на Меру. Я встречалась с Террамой. Мне нужно с ней поговорить.
Юноша громко расхохотался:
- Тебе нужно поговорить с Террамой? Сообщи мне свою просьбу. И я передам ее кому-нибудь из младших богов, возможно, он ее удовлетворит.
- Террама. Мне нужна только она.
- Неужели ты думаешь, что Террама придет, если ты ее позовешь? Неужели ты думаешь, будто я добровольно захочу стать посмешищем, сообщив ей, что какая-то девка из Веритэ требует личного внимания великой богини?
- Скажи, что Вирджиния Тэллент, подруга Маркона, желает с ней встретиться.
- Я должен знать зачем.
- Нет.
- В таком случае ничего у тебя не выйдет.
- Ну, тогда я возвращаюсь к своим молитвам. Когда Террама наконец снизойдет и решит меня выслушать, я обязательно сообщу, что ты отказался передать ей мою просьбу. В небесах будет очень красиво, когда твое золотое сияние крошечными звездочками раскрасит вселенную.
- Какая заносчивая девка!.. А что помешает мне превратить тебя в кучку пепла - в наказание за наглое поведение в присутствии божества?
Едва Меркурий договорил, как земля задрожала и с темного неба сорвались ослепительные молнии, которые ушли в землю прямо у него под ногами.
- Понятно. - Золотой юноша огляделся по сторонам. - Забавная ситуация!.. Ладно, я передам твои слова Терраме. Только не думай, что тебе или кому-нибудь другому удалось меня напугать.
- Ну что ты! - дерзко улыбнулась Вирджиния. - Большое тебе спасибо.
Вспышка золотистого света была единственным ей ответом.
Вирджиния упала на мох, прислонилась к скале и погладила рукой влажную землю:
- Спасибо, Маркой.

***

Террама согласилась встретиться с Вирджинией до наступления вечера. За это время отважная разведчица сообразила, что ее решение высказать возмущение поведением богини не совсем разумно. Когда зеленоволосая женщина, выбравшая на сей раз одеяние Весны (впрочем, воздушный плащ из крошечных листочков и цветов не скрывал пышных форм), появилась перед ней, Вирджиния отвесила низкий поклон:
- Спасибо, Террама, за то, что ты ответила на мой зов.
- Тебе удалось вывести из себя Прыткого. Я не могла не отреагировать на твою просьбу. Что случилось?
И хотя Вирджиния приняла твердое решение вести себя вежливо, она не сумела сдержаться.
- Твое дитя вытягивает энергию из владений Маркона!
- Правда?
Очень четко, словно отчитывалась в совете ДРВ, Вирджиния сообщила Терраме, какие сделала выводы, когда обошла царство Маркона. В заключение она указала на то, что в последнее время Маркой стал менее коммуникабельным. Ответ Хранителя на угрозу Меркурия является доказательством того, что он еще в силах взаимодействовать с окружающим миром - если данное взаимодействие не требует словесного выражения. Вирджиния посчитала, что Терраме не следует знать, в каком состоянии на самом деле находится Маркой.
Когда Вирджиния замолчала, Террама вздохнула:
- А ты думала, что, дав приют будущему Властелину Энтропии, царство Маркона не пострадает от побочных эффектов?
- Почему нас не предупредили?
- Мне не хотелось вступать с вами в препирательства. Кроме того, Маркой знал, что у него нет выбора.
- И тем не менее вполне возможно, что он предпочел бы смерть медленному истощению. Вряд ли Маркой добровольно согласился бы стать жертвой вампира.
Несколько минут Террама внимательно разглядывала Вирджинию.
- Прыткий прав, ты весьма заносчивая особа.
- Я предпочитаю считать себя реалисткой.
- Это что, шутка такая? Реалистка из реального мира? Хорошо, приведи мне какую-нибудь реальную или разумную причину, по которой я должна что-нибудь изменить.
Вирджиния заранее подготовилась к такому вопросу.
- Ты сказала Маркону, что будешь уважать и всячески поддерживать его нейтралитет...
- Ради собственного удобства.
- Вот именно. Но если окружающие заметят, как он слаб, другие Хранители начнут задумываться. В результате кто-нибудь на него нападет - в таком случае твоему чаду грозит опасность - или пойдут сплетни. А ведь именно желание сохранить в тайне местопребывание ребенка и привело тебя к Маркону.
- Я не забыла... Ладно, но чтобы сплетничать, нужно хоть что-нибудь знать.
- Меркурий знает достаточно - ты же ответила на мою молитву. Найдутся умники, которые выдвинут несколько гипотез, основываясь на тех фактах, что банда Сейджека атаковала владения Маркона, а потом отступила... Нелогично, учитывая, что Маркой не в силах оказать настоящее сопротивление.
На лице Террамы появилось задумчивое выражение, она явно размышляла над доводами Вирджинии. Раздражение исчезло с лица обитательницы Меру, а в ее голосе прозвучали уважительные нотки.
- Да, в твоих словах есть разумное зерно. Возможно, Маркон должен действовать на полную мощь, если я хочу, чтобы он мне послужил. Я внесу изменения в систему, отвечающую за энергетику моего малыша. Таким образом, влияние побочных эффектов на Маркона снизится.
- Спасибо.
Террама взмахнула над саркофагом рукой. Сияние, окружавшее его, изменилось - самые разнообразные оттенки красного ярко вспыхнули и замерцали. Террама внесла еще какие-то изменения - в результате силовое поле сначала стало светло-зеленым, словно молодая трава весной, затем немного потемнело, напомнив Вирджинии листочки ранним летом, и наконец вобрало в себя густой цвет сосновых иголок.
Закончив, богиня протянула руку и прикоснулась к подбородку Вирджинии, заглянув ей в глаза.
- Ты можешь стать для меня опасной, Вирджиния Тэллент. Я буду за тобой присматривать. Маркону следует отослать тебя назад, в Веритэ.
- Я с ним поговорю, - пообещала Вирджиния. Террама рассмеялась и опустила руку. - Полагаю, обязательно поговоришь, и не сомневаюсь, к какому решению вы оба придете!
- Богам положено все знать, - поклонившись, ответила Вирджиния.
- Верно, - согласилась с ней Террама. - Не забывай.

***

В саду Танатоса имелось множество беседок, убитых мертвыми цветами, рек, в которых кипела кровь, и фонтанов, извергающих пламя. Кое-где на лепестках цветов еще темнели пятна желтого цвета, другие когда-то были розами. Их запах напоминал аромат изысканных духов, окутывающий пустой флакон, когда сама драгоценная жидкость уже давно превратилась в воспоминание.
Танатос предложил Джею стул, предоставив его спутникам самим позаботиться о себе. Мизар устроился возле ног Джея, где-то посередине между старым и новым хозяином. Транто встал за спиной юноши и чуть сбоку. Все еще не уверенная в том, как долго хозяин замка будет держаться дружелюбно, Дьюби взобралась на голову огромного фанта.
Властелин Непостижимых Полей сел в древнее плетеное кресло с высокой спинкой. Это похожее на чрезвычайно сложную корзину из ротанга сооружение служило троном правительнице одного из островов в Полинезии - до тех пор, пока ей не отказал здравый смысл и она не посчитала, что пироги и каноэ смогут успешно бросить вызов британским парусным судам, воевавшим на стороне соседей. Ее монархия погибла под грохот пушечных залпов, а плетеное кресло вместе с правительницей поглотило ревущее пламя.
Фекда обернулась вокруг руки своего господина, а слуги, которых Танатос смастерил из обломков металла, принесли пальмовое вино и довольно необычное угощение. Из вежливости Джей взял бокал вина. Танатос ни к чему не прикасался.
- Итак, Джей Доннерджек, ты готов послушать сказку?
- Как пожелаете, сэр.
- Хорошо. Я так желаю.
Танатос не пошевелился, но у Джея возникло ощущение, будто он вздохнул - или, может быть, по дворцу пронесся порыв ветра?
- Задолго до твоего рождения, даже прежде, чем твой отец пришел в Вирту, чтобы заняться здесь своими исследованиями, и остался, потому что полюбил женщину, впоследствии ставшую твоей матерью, человек по имени Уоррен Банза обещал исполнить небывалый волшебный трюк.
Так вот, Уоррен Банза... Подожди-ка, а что ты про него знаешь, Джей Доннерджек? Продемонстрируй мне, какое образование ты получил в доме своего отца.
Джею очень не понравилась насмешка, прозвучавшая в голосе Танатоса и адресованная Дэку и его отцу, однако он послушно и совершенно спокойно принялся отвечать на вопрос:
- Уоррен Банза являлся специалистом по компьютерам, как и мой отец, но программирование не было его сильной стороной. Во многих отношениях Банза находился где-то посередине между моим отцом, больше всего интересовавшимся тем, как все устроено, и Рисом Джорданом, бесконечно задававшим вопросы касательно структуры человеческого сознания и восприятия. Существует единодушное мнение, будто бы Уоррен Банза, сам того не желая, стал причиной разрушения системы, которое и привело к созданию Вирту.
- Последнее предположение истинно, - перебил Танатос, - до определенной степени, хотя слово “создание” великолепно характеризует высокомерие людей. “Доступ” - вот более подходящий термин. Впрочем, продолжай, Джей.
- Рис мне говорил, что у Банзы было хобби - магия, точнее, сценическая магия. Ну, разные там трюки с зеркалами, ловкость рук, исчезновения и тому подобные штучки. Он пользовался не такой популярностью, как Гарри Гудини <Настоящее имя Эрих Вайс (1874 - 1926) Знаменитый иллюшонист-“эскапист”. Поражал воображение современников тем, что мог в считанные секунды освободиться от веревок, цепей, из закрытых ящиков и сундуков.> в свое время, но, по мнению Риса, вовсе не из-за отсутствия таланта. Просто люди так устали от трюков с виртуальной реальностью (даже в сравнительно примитивные времена, до возникновения Вирту), что потеряли вкус и лишились способности верить в чудеса.
Танатос рассмеялся, и этот звук напомнил Джею звон бьющегося стекла.
- Запомни свои последние слова - о вере, Джей. Они имеют отношение к теме нашего дальнейшего разговора. Так, что еще тебе известно про Банзу?
- Как вы уже сказали, сэр, он объявил, что намерен продемонстрировать грандиозный магический трюк, обернулся веревками и цепями, словно собирался совершить чрезвычайно сложный побег, и спрыгнул с самолета в Веритэ. До земли он так и не добрался. Банза бесследно исчез. Поиски тела ничего не дали, была обещана награда тому, кто сможет хоть что-нибудь о нем сообщить... Ничего. В Веритэ до сих пор ведутся споры - явилось ли исчезновение Банзы тем самым грандиозным трюком, или в его планы входило сотворить что-то другое. Насколько мне известно, ответа не знает никто.
Джей поднял бокал с пальмовым вином и сделал небольшой глоток, чтобы показать, что рассказ закончен. Однако в словах Танатоса он не услышал одобрения; скорее, наоборот, прочитал порицание.
- Если бы твой отец позволил тебе получить образование здесь, как входило в мои намерения, ты знал бы, куда подевался Уоррен Банза. То, что ты должен для меня сделать, связано с ним самым тесным образом. Тебе известно что-нибудь про Великий Поток или богов на Меру?
- Алиот время от времени рассказывает мне сказки. Но не более того.
- По крайней мере честно. Очень хорошо. Я продолжу. Прикажи устройству, которое у тебя на запястье, чтобы оно записывало рассказ, мне совсем не хочется повторять его несколько раз.
Джей удивленно приподнял брови - он и представить себе не мог, что Танатос знает о способностях тайного эйона. Впрочем, Джей тут же сделал себе мысленный выговор. Мизар находился рядом с ним в тот день, когда браслет “проснулся”, Дьюби тоже видела его в действии - Браслет, записывай, - велел юноша, и оранжевая вспышка подтвердила, что приказ принят.
Если Танатос и улыбнулся отказу эйона признать присутствие Джона Д'Арси Доннерджека в каком бы то ни было виде, никто этого не заметил.
- Уоррен Банза и в самом деле собирался продемонстрировать нечто более изысканное, чем полное исчезновение с лица Веритэ. Он планировал устроить красочное шоу и показать то, что многие люди даже сейчас с насмешкой объявят невозможным. Он намеревался пересечь границу между Вирту и Веритэ, не прибегая к помощи ваших отвратительных кушеток - и в своем собственном теле.
Джей от изумления раскрыл рот. Его переполняли самые противоречивые чувства - от удивления до, как это ни странно, ревности. Он так долго считал свою способность уникальной... Узнав о том, что кто-то давным-давно попытался сделать то же самое, Джей Доннерджек почувствовал себя униженным.
- У Банзы получилось?
- И да, и нет, - загадочно ответил Танатос. - Прибор сработал успешно и перенес Банзу через интерфейс, но переход беднягу убил. Когда он умер внутри Вирту и стал существом Вирту, возникло несколько побочных эффектов. Один из них - о котором ты, вне всякого сомнения, уже догадался - заключается в том, что Банза попал в мое царство. Попасть-то он попал, однако лишь до определенной степени.
Уоррен Банза не понимал - многие не хотят смириться с этим и сейчас, - что космология Вирту сложна и понять ее в состоянии лишь обитатели Меру - и я сам, естественно. - Танатос рассмеялся; его смех походил на стук костей друг о друга. - Самые древние Хранители страдают чрезмерным высокомерием, считая, будто Вирту является первой вселенной, а Веритэ - второстепенной. Кое-кто из них и вовсе называет Веритэ пригородом Вирту. Учение церкви Элиш основано как раз на такой теории.
Однако Уоррен Банза не знал, да и не мог знать, что роль, которую он сыграл в развязывании Войны Начала Начал, сделала его в Вирту мифологическим существом.
- Вы хотите сказать, что он бог?
- Бог? Нет, не совсем. Скорее, Банза принадлежит к компании тех, кто, с одной стороны, не совсем смертей, а с другой - является фигурой неопределенной - таких немало в мифологии коренных жителей Северной Америки.
- Ловкач? - вдруг спросил Транто.
- Что-то вроде, но еще и божественный герой. Достаточно сказать, что когда Уоррен Банза погиб во время перехода, кое-что из его сути проникло в наши мифы. Он умер, но был канонизирован и превратился в Волынщика, Мастера и Того Кто Ждет. Тут мы его и оставим, потому что он перестает меня занимать.
Джей взял себя в руки и не задал вопроса, который чуть не сорвался с его языка, - наверняка за ответом Танатоса последуют новые сухие комментарии о том, что он недостаточно хорошо образован.
- Меня интересуют события, происшедшие незадолго до твоего зачатия. Я наводил порядок в своем царстве, когда Алиот сообщил, что в Непостижимых Полях появились незваные гости. Да будет тебе известно, что до того момента, как Джон Д'Арси Доннерджек проложил в мои владения туристический маршрут, посетители прибывали сюда только одним путем.
Танатос замолчал, а Дыоби, наклонившись к Джею, прошептала:
- Он шутит.
Джей улыбнулся, попытался рассмеяться. Танатос громко расхохотался - словно вдруг зазвонили разбитые колокола.
- Твой отец тоже никак не мог поверить в то, что я умею шутить, Джей. Странно.
- Нисколько, - ответил юноша. - Мы не считаем смерть поводом для веселья, в особенности если учесть, что она забирает любимых нами людей. Трудно представить себе смеющуюся Смерть - разве что какой-нибудь злой шутке.
- Ну, что же, справедливо и весьма мягко сказано. Хорошо, я постараюсь больше не шутить, буду просто излагать тебе суть.
Алиот привел меня к северной границе Непостижимых Полей, где мы увидели двоих людей - мужчину и женщину, - которые что-то искали в кучах разлагающейся материи. Я заметил, как они положили в свой мешок какой-то предмет, но, прежде чем я сумел до них добраться, им удалось сбежать с украденным.
- Вы их узнали? - спросил Джей.
- У меня есть кое-какие идеи; частью твоей задачи как раз и является подтвердить мои догадки. Когда воры скрылись, я создал Мизара и отправил его за ними в погоню.
Мизар поднял голову и тихонько заскулил:
- Я не.., помню.
- Нет, Мизар, не помнишь, - сказал Танатос и, не вставая с плетеного кресла, погладил оранжевый кусок ковра, служивший ухом диковинному псу. - Я пришел к выводу, что в своих поисках ты добился гораздо большего успеха, чем я рассчитывал, нагнал воров, но, увидев, что не сможешь их захватить, успел послать мне сигнал, о котором мы с тобой договорились. А потом они на тебя напали.
Я последовал за тобой к Меру, самой высокой горе, где поселились боги. Я не сумел тебя найти - единственным доказательством того, что ты там побывал, оказался кусочек проволоки, служивший одним из твоих хвостов. Я наткнулся на него у самого подножия.
Мне потребовалось немало времени на поиски, моя собачка, и когда я тебя все-таки встретил, оказалось, что все воспоминания о происшедшем стерты из твоей памяти, Я тебя восстановил - насколько смог - и поручил охранять Джея... Впрочем, я отвлекся от своего повествования.
- Ничего страшного, сэр, - кашлянув, промолвил Джей. - Меня всегда интересовало, откуда Мизар взялся.
- История Мизара - всего лишь малая часть того, что ты должен знать, чтобы справиться с моим заданием.
- Да, сэр.
- Я вернулся в Непостижимые Поля и принялся исследовать район, в котором видел непрошеных гостей. Я примерно знал, что находится в тех краях, но мне хотелось получить подтверждение своим догадкам - и опасениям. И я его получил. Джей Доннерджек, тебя не удивляет, что и я могу испытывать страх? Поверь, все разумные существа пугаются, столкнувшись с тем, что может положить конец привычному порядку... Когда я изучал район Непостижимых Полей, где рылись чужаки, я обнаружил, что пропала всего лишь одна вещь - но этого вполне достаточно для возникновения серьезных проблем и неприятностей.
Танатос замолчал, и Джей увидел, что прячущиеся внутри длинных черных рукавов белые тонкие пальцы сжали подлокотник кресла. Костяшки уже не могли побелеть больше, зато хрупкий ротанг захрустел и смялся.
- В том месте покоился Уоррен Банза, Джей. Он сам и его чудесный прибор. Я никогда не трогаю тело и все, что ему принадлежит, до того момента, пока в них не возникает нужда. После тех событий я стал вести себя осторожнее, в моем дворце есть несколько свободных и отлично защищенных комнат... Но я снова отвлекаюсь.
Старательно исследовав кучи хлама, я обнаружил обрывки одежды, расчлененный скелет и череп Уоррена Банзы. Однако прибора мне найти не удалось. Исчезли даже те его детали, что были вживлены в тело.
Тогда я решил подождать - а что еще мне оставалось делать? Я не могу взойти на Меру, потому что те, кто поселился на склонах горы, бессмертны, пока они там находятся. Впрочем, существует некое равновесие - Непостижимые Поля для них закрыты.
- Понятно, - кивнул Джей. - Но мне туда вход не воспрещен, правильно?
- Правильно. Поскольку твои родители рождены в Вирту и Веритэ, ты, вероятно, обладаешь способностями, которых лишен бедняга Мизар. Я не думаю, что какой-нибудь представитель Веритэ в силах найти дорогу в то высокогорное царство - в отличие от тех, кто живет в виртуальной реальности (если, конечно, внутри их базовой программы нет специального запрета). С другой стороны, я не уверен, что тот, кто имеет непосредственное отношение к Вирту, сможет безнаказанно там разгуливать и вынюхивать секреты Верховной Тройки. Поклоняешься ты им или нет, они все-таки боги Вирту.
- Значит, вы хотите, чтобы я туда отправился.
- Да. Тебе предстоит решить три задачи. Во-первых, найти и забрать - если получится, конечно - детали прибора, принадлежавшего Уоррену Банзе. Во-вторых, раздобыть для меня информацию об армиях, которые собираются на Меру и в ее окрестностях.
- Об армиях?
- Я именно так и сказал. В-третьих, отыскать доказательства, подтверждающие имена воров, укравших у меня прибор Банзы. Чем надежнее будут доказательства, тем лучше.
- Надежнее? Например, подписанное самим преступником признание?
- Сомневаюсь, что такое возможно. Но простой записи или свидетеля будет достаточно...
- Игра - та самая, о которой вы говорили раньше, верно? - Дьюби рассмеялась.
- Игра, в которой появилось гораздо больше неожиданных поворотов и сложных задач, чем я предполагал вначале, когда так легко говорил о “развлечении”, Дьюби;
Обитатели Меру решили изменить ткань реальности и сделать Веритэ площадкой для игр. То, что у меня украли, поможет им претворить свои замыслы в жизнь.
- А вам какое дело? - спросил Джей. - Если Вирту разрастется, то и ваши владения увеличатся, так?
- Слишком просто, дитя мое, - ответил Танатос. - Выполни мое задание и при этом останься в живых, а потом мы поговорим с тобой о метафизике.
- Обещаете?
- Ты смеешь требовать у меня обещание?
- Я хочу знать. Потому что чувствую себя пешкой на большой шахматной доске. - Джей умоляюще протянул к нему руки. - Сделайте ход и позвольте мне стать слоном.
- Мне нравится, как ты держишься. Хорошо, Джей Доннерджек, когда вернешься, я продолжу твое образование.
- Позвольте задать еще один вопрос.
- Оставляю за собой право не давать ответа.
- Естественно. Зачем вам выяснять, кто проник в Непостижимые Поля? Если живущие на Меру боги не подчиняются вашей власти, какая польза от того, что вы узнаете их имена?
- Ошибаешься, Джей Доннерджек! Покидая Меру и лишаясь защиты, младшие боги боятся меня не меньше смертных. Я не мог добраться только до троих Верховных. Но если кто-то из них проник тогда на мою территорию, в таком случае он - или даже они - оказался в моей власти. Тень Непостижимых Полей коснулась их всего один раз, однако теперь я в состоянии справиться с врагом.
Джею стало не по себе. В хриплом голосе Танатоса вдруг появилась невыразимая мощь.
- Видишь ли, Джей Доннерджек, общеизвестно, что я всегда оказываюсь в нужном месте в нужное время. В мои намерения входит доказать это еще раз - смертью высших богов.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art