Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК : Глава 14

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК:Глава 14

 

К великому изумлению Джея, когда они подошли к станции, оказалось, что Медный Бабуин их уже поджидает. Необычный поезд был удивительно гладким и лоснящимся. И хотя он неподвижно стоял на рельсах и периодически лениво пускал в воздух снопы искр, у каждого, кто на него смотрел, возникало ощущение огромной скорости.
Когда Медный Бабуин увидел путников, улыбка, постоянно красовавшаяся на обезьяньей морде, стала еще шире. Он захихикал, во все стороны полетели зеленые и фиолетовые огненные брызги и тут же растаяли.
- Значит, ты сын Инженера... Не могу сказать, что узнал бы, встретив на улице, но в тебе достаточно от старины Дж. Д., и у меня не возникает сомнений в истинности твоих заявлений.
Джей, рассчитывавший, что у него будет время, чтобы подготовить достойную речь, растерялся и не знал, как реагировать на такой прием.
- Достаточно? Заявления? Ты называл моего отца Дж. Д.?
- Ну и как, ты полагаешь, я должен отвечать на столько вопросов сразу? - весело поинтересовался Медный Бабуин. - Давай-ка поглядим... Да, ты похож на своего отца. Мои знакомые, встречавшие старину Дж. Д., рассказывали о тебе с тех самых пор, как ты ,еще малышом забредал в Вирту. Многим известно, что ты его родственник - но насколько близкий, мало кто знает. Я, естественно, отношусь к их числу, поскольку был вместе с Дж. Д., когда он сражался с Танатосом за твою свободу.
- И ты называл его “Дж. Д.”. - Джея потрясло столь непочтительное отношение к великому Доннерджеку, человеку, который ему самому представлялся героем, гением, фигурой трагической, - такому прозвище не пристало.
- Именно, и он на меня не обижался. Впрочем, возможно, даже Инженер не рискнул бы на меня сердиться.
Медный Бабуин подчеркнул свое последнее заявление каскадом разноцветных ракет, превративших небо в букет серебристо-синих хризантем.
- А как ты узнал, что я к тебе иду? - спросил Джей.
- А куда еще могут направляться мальчик и обезьяна на спине древнего фанта, которых вперед ведут воспоминания, любопытство и собака, созданная Властелином Энтропии?
- Мизар - творение Танатоса?
- Именно, и он является лучшим подтверждением того, что из Энтропии и Созидания вряд ли получится идеальная пара. Хотя с твоей матерью Властелину Непостижимых Полей удалось добиться отличных результатов... Впрочем, тут ему помогали.
- Удалось добиться?.. Кто помогал?..
- Тебя переполняют вопросы, Дж. Д. - младший. Может, ты предпочитаешь, чтобы я называл тебя просто “младший”?
- Я бы предпочел, чтобы ты называл меня “Джей”, так делают мои друзья.
- Надменность и смирение одновременно. Будто сладкий и одновременно кислый суп - на языке возникает такое необычное ощущение, и чуть-чуть хочется добавки.
Джей молчал, не сводя с Медного Бабуина изумленного взгляда; слова скользили по его рассудку, сопротивляющемуся диковинным понятиям. Он представлял себе Медного Бабуина как нечто темное и ужасное, способное напугать самого Властелина Ушедших. Неужели столь чудаковатое и непочтительное существо в состоянии доставить его в Непостижимые Поля? Может быть, оно создано только для одноразового использования? И нужно поискать какой-нибудь другой способ добраться до Танатоса?
Медный Бабуин, похоже, понял, о чем он думает.
- Полагаю, ты хочешь на мне покататься, а мое имя стало знаменитым благодаря легендарному путешествию...
- Когда ты отвез моего отца в Непостижимые Поля, - проговорил Джей.
- И доставил домой живым и невредимым, - добавил Медный Бабуин. - Все почему-то помнят то, что он вернулся, хотя, откровенно говоря, я думаю, Властелин Непостижимых Полей страшно обрадовался, когда мы отправились восвояси.
- Ты можешь меня туда отвезти?
- Могу или хочу?
- И то и другое, полагаю. - Джей выпрямился, вспомнив, зачем сюда пришел, и собрал все свое мужество, которое куда-то испарилось при первых словах поезда. - Я подозреваю, что можешь. Только вот захочешь ли?
- А зачем мне это?
- Чтобы развлечься.
- А кто сказал, что мне скучно?
- Ну, я просто предположил. Существо, наделенное твоими способностями, наверняка давным-давно изучило все туристические тропы. Хорошо, если развлечения тебе не достаточно, как насчет того, чтобы стать еще более знаменитым и войти в новые легенды?
Медный Бабуин принялся расшвыривать вишневые бомбочки.
- А мне вполне хватает славы. Но, возможно, я соглашусь сделать то, что ты просишь, за просто так. Обезьяна и фант тоже с нами поедут?
- И Мизар.
- Вот здорово! Мне всегда хотелось стать цирковым поездом. По местам!
Джей оглянулся и заметил, что среди крытых товарных вагонов появилась грузовая платформа, из которой выдвинулись широкие сходни. Тяжело ступая, Транто начал по ним подниматься, за ним по пятам следовал Мизар. Как только они забрались наверх, дверь кабины распахнулась, и Джей увидел на сиденье полосатую фуражку машиниста. Он взял ее в руки и пару раз стукнул по колену, чтобы стряхнуть пыль.
- Она принадлежала твоему отцу, - сказал Медный Бабуин. - Тут где-то есть еще и платок.
Джей нашел красный шейный платок и повязал его, улыбнувшись Дьюби, затем надел шапочку, которая удивительным образом оказалась ему впору.
- По местам! - взревел Медный Бабуин. - Мы отправляемся в Непостижимые Поля.
Джей устроился на сиденье, обезьянка села рядом с ним и, задрав тощую лапку, потянула за свисток.
- Для начала сделаем остановку, чтобы набрать чудесных магнитов? - спросил Джей, стараясь перекричать поднявшийся шум и гомон.
- Считай, что уже сделали, - ответил поезд. Колеса ритмично застучали, Медный Бабуин начал набирать скорость. - Хорошо, что ты мне напомнил.
Они помчались вперед, и все смешалось в круговороте самых разнообразных цветов и оттенков - арктический лед, зеленые густые джунгли, желтый песок пустыни, золотистые плоские равнины, багряные горы... В каждом виртуальном царстве, по территории которого они проносились, Хранители принимались ворчать, возмущаясь наглостью непрошеных гостей; впрочем, надо отдать им должное, дальше словесных угроз нигде дело не пошло.

***

В поисках подарка ко дню рождения матери Линк Крейн бродил по Главной улице Вирту, откуда можно было попасть в самые разнообразные места - залы для конференций, кегельбаны, лавочки и магазины, римские бани и катки. На улице, устроенной таким образом, чтобы посетители могли спокойно по ней гулять, не опасаясь быть узнанными или почувствовать приступ клаустрофобии, было многолюдно.
Линк остановился возле уличного торговца, разложившего свой товар прямо на мостовой - великое множество африканских горшков и деревянных фигурок. Он прекрасно понимал, что перед ним всего лишь сканированные образы предметов, которые, вне всякого сомнения, хранятся на каком-нибудь складе в Веритэ, однако какая получилась убедительная иллюзия! Взяв в руки грубый глиняный горшок, Линк погладил рукой его гладкую, покрытую глазурью поверхность, даже разглядел отпечаток руки гончара. Он знал, что поразительное сочетание исключительного мастерства и варварского примитивизма должно понравиться Лидии, которая любила повторять, что медицина есть искусство, а не наука, как утверждают многие.
Когда Линк поставил горшок, чтобы взять в руки другой, он вдруг заметил немного поодаль аккуратную стопку футболок. На простой белой ткани красовалась какая-то надпись, выведенная черными печатными, буквами. Взглянув на торговца, Линк взял одну футболку, развернул ее и прочитал: “Джинджер Роджерс делала все то же самое, что и Фред Астер, только наоборот и на высоких каблуках”. На спине была нарисована пара, танцующая вальс.
- Что это такое? - спросил он.
- Футболка, - немедленно ответил вежливый торговец. - Надпись сейчас чрезвычайно популярна.
Он взмахнул рукой, и, проследив за ней взглядом, Линк увидел несколько прохожих в таких футболках и обратил внимание на то, что все уличные торговцы одеты в такие же, точно в униформу.
- Сколько стоит?
- Дешево для авторской вещи, - ответил торговец. - Всего десятка в Вирту, и пятнадцать за копию на жесткий диск для Веритэ - футболка сделана из стопроцентного хлопка, который не садится.
Будучи опытным репортером, Линк почувствовал, что тут запахло интересной историей - статьи про моду и разные эксцентричные штучки всегда хорошо продавались.
- Я возьму две. А горшок, который я смотрел, настоящий?
- Конечно, сэр. Все мои товары сделаны вручную в одном из западно-африканских племен.
- В таком случае дайте мне еще и горшок.
- Один горшок и две футболки. Иметь с вами дело одно удовольствие, сэр. Не желаете ли надеть свою виртуальную футболку прямо сейчас?
- Нет, отправьте лицензию и программное обеспечение по тому же адресу, по которому пошлете в Веритэ мою покупку.
- Хорошо. Желаю вам приятно провести время, сэр.
- И вам того же.
Линк отправился дальше, теперь постоянно замечая футболки с надписью черными буквами на груди. Повинуясь импульсу, он нажал на кнопку возврата, решив, что нельзя терять ни минуты - надо как можно быстрее написать репортаж.

***

Сознание погрузилось в пучину ярости, и Сейджек начал колошматить Свата веткой, которую оторвал от растущего неподалеку дерева. Его рука поднималась и опускалась механически, словно по своей собственной воле; Сват упал, съежился на земле. И гнев моментально покинул Сейджека. Он оглядел своих соплеменников, столпившихся на безопасном расстоянии, и спросил:
- Ну, кто еще не хочет делать то, что я говорю? Все собравшиеся энергично затрясли головами - удлиненными и круглыми, точно кокосовые орехи, лохматыми и лысыми, с широкими носами и маленькими глазками, с , тонкими губами и толстыми - здесь были самые разные представители Народа. Сейджек вряд ли мог бы вспомнить, что сказал ему Сват и почему он так рассвирепел; просто это ничтожество, эта тварь осмелилась сомневаться в необходимости выполнять приказы Сейджека - Вождя Вождей, более великого, чем сам Карак. А теперь он валяется на земле в собственной крови и моче и тихонько скулит. Двое его друзей, Хога и Гонго, осторожно приблизились и смотрели на Сейджека, безмолвно испрашивая позволения оттащить беднягу в сторону и заняться ранами. Сейджек кивнул им - важно, по-царски.
- Уходим отсюда, - сказал он, - нам пора в другие места. Мы победим всех. И заберем себе их владения. И станем там жить - некоторое время.
Неожиданно Сейджек вспомнил, что сказал Сват, - она поинтересовался, чем вождя не устраивают их собственные джунгли. Ведь икси и охотники за головами больше не рискуют заходить на территории, контролируемые Народом, Сейджек почувствовал, как на него снова накатила волна алой ярости.
Военный отряд быстро взобрался на деревья и направился туда, куда повелел Сейджек. Многие были вооружены мачете, остальные держали в руках дубинки. Несколько великолепных самок, с мехом цвета темно-золотистого меда, но слишком миниатюрных, чтобы сражаться, несли небольшие полые колодки, из которых получились отличные барабаны. Они колотили по стволам или стучали по ним камнями и палочками. Вряд ли возникающие звуки кто-нибудь назвал бы музыкой, но оглушительный грохот будил в воинах боевой дух. Порой Сейджек спрашивал себя, кто подсказал им столь замечательную идею; впрочем, надо признать, что у него практически не оставалось времени на праздные размышления.
Однако когда они подошли к новым джунглям, он тут же понял, что его отряд оказался на чужой территории Ветки деревьев казались точно такими же на ощупь, но налетевший ветер не предвещал ничего хорошего.
- Соблюдайте осторожность. Вот-вот появится враг. Его предупреждение было встречено тихим ворчанием Воины начали медленно продвигаться вперед, вертели головами, готовясь в любой момент отразить атаку неприятеля. Сейджек не имел ни малейшего представления о том, куда он ведет свой Народ, но ни секунды не сомневался в том, что поймет, когда они прибудут на место. И гак, они шагали вперед, убивая всех, кто попадался им на пути, всех, до кого могли добраться. Сейджек схватил длиннохвостую птицу, которая испуганно вылетела из своего гнезда - как сладостно захрустели у него на зубах ее косточки!
Они встретили первый организованный отряд, оказавший им сопротивление, на открытом пространстве рядом с небольшим ручьем. Когда Народ соскочил с деревьев и направился к воде, прямо из камней, разбросанных вдоль берега, появились двухголовые ящерицы с длинными шеями. Маленькие и хрупкие на вид существа отличались злобным нравом и бесстрашием. Двое соплеменников Сейджека погибли почти сразу, многие получили ранения, прежде чем Вожак сообразил, как можно победить неприятеля.
- Разрывайте их, - заорал он и, дернув ящерицу так резко, что она со стуком захлопнула челюсти, продемонстрировал, что следует делать.
Ухватившись руками за головы, Сейджек с силой потянул их в противоположные стороны, и ящерица разорвалась пополам. Оказалось, что у нее два хребта, - однако Сейджек не оценил изысканности замысла ее создателя.
Молодые самки принялись отчаянно колотить в барабаны, воздух наполнил пронзительный боевой клич - началось сражение. Народ Сейджека бросился в атаку на врага. Если бы кто-нибудь смотрел на них со стороны, он заметил бы, что их окружает едва различимое золотистое сияние; более интенсивное облако окутало тело Вождя.

***

Маркой находился в роще в самом сердце своего царства, когда появилась незваная гостья - высокая грудь, огромный живот, плащ темно зеленых волос окутывает обнаженное тело... Ей здесь не обрадовались. Очень неохотно Маркой отвлекся от дел, предоставив существам, населявшим его земли, самим защищать собственную жизнь.
Вирджиния Тэллент (которая отказалась покинуть Вирту, когда началось наступление) встала рядом с ним. Женщина легко держала в руках ружье ФХ, направив дуло прямо на беременную посетительницу. Не вызывало сомнений, что она не только умеет обращаться с оружием, но и готова в любой момент пустить его в ход. И хотя Маркой знал, что не должен радоваться ее присутствию, он ничего не мог с собой поделать.
- Террама, - спокойно приветствовал он гостью.
- Маркой, прошло так много времени, а ты все равно меня узнал.
- А как же иначе? Насколько я понимаю, ты руководишь наступлением на мое царство?
- Как ты догадался?
- Нападающих окружает особая аура. Только один из обитателей Меру в состоянии удерживать такие силы на территории моего королевства. Послушай, я категорически отказался заключать какие бы то ни было союзы в этой войне. Зачем ты на меня напала? Я желаю сохранить нейтралитет - и больше мне ничего не нужно.
- Ты настолько силен, что я не могу позволить тебе сохранить нейтралитет, Маркон. Если ты не захочешь со мной объединиться, ты будешь уничтожен, чтобы у тебя не возникло возможности перейти на сторону моих врагов.
Живой камень, в который превратился Маркон, окружило такое ослепительно зеленое пламя, что по сравнению с ним густые волосы Террамы стали похожи на клочья водорослей. Вирджиния Тэллент уверенно перехватила ружье. Террама даже не пошевелилась.
- Террама, мне кажется, ты переоцениваешь свои силы, считая, что проги, нанятые тобой, смогут разрушить мое царство. Многие из них уже истекают кровью и теряют активность.
- А я их исцеляю.
- По мере того как они приближаются к средоточию моего могущества, тебе все труднее и труднее это делать.
- Я рассказываю своим слугам о слабостях тех, кого ты посылаешь против них. Они уже выпили кровь твоих ящериц и убили много охотников-вилчей. Твои дикие коты весьма опасны, но ты всегда заботился о сохранении внутренней структуры и экологии, и у тебя немного хищников.
- Если у меня закончатся вилчи и коты, я прибегну к помощи стадных мышей, они перегрызут корни деревьев, на которых прячутся твои слуги. И те погибнут под копытами моих грохнеров.
- Обрати внимание на границу с Кордалис. Что ты там видишь?
Возникла пауза, и Вирджиния Тэллент поняла, что Маркон изучает границу, о которой шла речь. Вирджиния изо всех сил сражалась с желанием выстрелить из своего ружья в существо с раздувшимся животом, которое держалось с ее любимым так высокомерно. Только теологические уроки, преподанные Марконом, заставили ее сдержаться. Ружье ФХ причинит одному из аспектов Террамы точно такой же вред, как уничтожение свирепых котов Маркону, - иными словами, никакого. Однако Вирджиния твердо решила: если Маркон откажется сдаться, она обязательно выпустит всю обойму в это мерзкое брюхо.
- Я вижу, Террама, - проговорил Маркон, - фанты готовы начать наступление и мне придется сражаться на двух фронтах. Скажи мне, ты победила Кордалис или она добровольно встала на твою сторону?
- Кордалис не так упряма, как ты.
- Ты пообещала отдать ей мое царство, если она тебе поможет?
- Только в том случае, если ты откажешься со мной сотрудничать. Я бы предпочла иметь тебя в качестве союзника. Я хочу кое-что спрятать, а твои земли отлично подходят для моих целей.
- Прикажи своим слугам на время приостановить наступление, и я выслушаю твое предложение. В случае если нам не удастся договориться, сражение начнется снова - мы оба ничего не потеряем.
Мгновенно крики, стоны и грохот деревянных барабанов, которые сопровождали их беседу, прекратились. В наступившей тишине запела одна из длиннохвостых змеешеек Маркона.
- Ты решил продолжить сражение?
- Я хочу вылечить своих подданных. Многие из них получили серьезные ранения.
- Тогда я сделаю то же самое.
- Как пожелаешь. Может быть, ты займешься и моими слугами, Террама?
- С какой стати?
- Ты хочешь использовать мое царство для своих целей. Но вряд ли оно сможет оказаться тебе полезным - ты же столько всего разрушила, и мне придется потратить много сил, чтобы исправить программы.
- Я продемонстрирую тебе свою добрую велю и сделаю то, о чем ты просишь, - рассмеявшись, ответила Террама.
- В таком случае я тебя слушаю.
- Скажи своей подружке, чтобы опустила ружье.
- Вирджиния, пожалуйста.
Дуло ружья чуть сдвинулось в сторону, но Вирджиния по-прежнему крепко держала его в руках.
- Я не позволю ей причинить тебе вред и спокойно отсюда уйти, Маркой.
- Мне и в голову не пришло бы просить тебя об этом.
- Какая привязанность! - закатив глаза, проговорила Террама. - Послушай, женщина, я не собираюсь причинять Маркону вред. Только попрошу его немного мне помочь.
- Я всего лишь наемница, - пожав плечами, ответила Вирджиния. - А он божество.
- Наемница? Не думаю - но пусть будет так, как ты говоришь. Маркой, я хочу кое-что спрятать в твоем царстве. Если ты согласишься, я восстановлю твои владения, уведу своих слуг и даже распущу слух о твоей исключительной силе - такой значительной, что даже я намерена уважать ее и способствовать сохранению твоего нейтралитета.
- Умно, - кивнул Маркой. - Если будет официально объявлено, что я ни с кем не заключил никаких союзов, никто не станет искать здесь твой.., не знаю уж что Ну и о чем же идет речь? Об оружии?
- Возможно, но оно не представляет опасности для обитателей Меру.
- Интересно. Прошу тебя, продолжай.
- У меня будет ребенок - с очень хорошей наследственностью, поскольку его отцом является Морепа. Когда дитя наберет силу, я планирую поместить его в царстве, которое, по моему мнению, слишком долго оставалось независимым и не подчинялось высшей власти.
- О каком царстве идет речь?
- Я говорю о Непостижимых Полях.
- Значит, ты собираешься заменить Властелина Непостижимых Полей?
- Верно.
- И хочешь, чтобы я сберег...
- Да, нового Танатоса Вирту. Новую Смерть Вирту и Веритэ, если все пойдет по плану. Я уверена, что мой ребенок будет благодарен своему приемному отцу. - Террама насмешливо посмотрела на Вирджинию. - Или правильнее сказать, приемным родителям Ну, каков твой ответ, Маркон?
Маркой махнул рукой, и камень, возле которого стояла Террама, превратился в колыбель.
- Вот мой ответ. Я буду считать ребенка залогом того, что ты не нарушишь условия нашего договора.
- Естественно. Так всегда и бывает с приемными родителями.
Вирджиния Тэллент отложила в сторону ружье и вложила руки в зеленое пламя, окружавшее Маркона. Его прикосновение не обжигало, ласково касаясь ее ладоней.
Террама застонала. Чтобы отвлечься, Вирджиния Тэллент начала декламировать:
"Через десять веков беспробудного сна вдруг появилась колыбель.
Какой страшный зверь, чей час наконец наступил, Подбирается к нарождающемуся Вифлеему?”.

***

Хотя доктор Хаззард обычно лечила жителей Веритэ, у нее не возникло никаких проблем, когда потребовалась рекомендация для получения медицинской консультации в Институте Доннерджека по вопросу, связанному с Вирту.
В назначенное время они с Вулфером Д'Амбри вошли в аккуратный кабинет, где на одинаковом расстоянии друг от друга стояли три удобных кресла, а на полу лежал восточный ковер приглушенных янтарно-розовых тонов. Как только посетители устроились в креслах, появился эйон в белом халате и со стетоскопом на шее. Карточка, приколотая к правому нагрудному карману врача, гласила: “Сид”. У него были пепельного цвета волосы, небольшая бородка и дружелюбная улыбка.
Лидия поднялась и проговорила:
- Я Лидия Хаззард. Спасибо, что нашли время проконсультировать Амбри.
Сид крепко пожал ей руку, повернулся к Амбри и поздоровался с ним.
- Рад, что могу оказаться полезным. Я здесь представляю Центр врачебного искусства, дел у нас - к моей великой радости - не очень много. Итак, Амбри, объясните, пожалуйста, что вас беспокоит.
Очень коротко, явно чувствуя себя не в своей тарелке, Амбри рассказал о том, что с ним происходит. Сид время от времени делал какие-то записи, но в основном слушал.
- А вы не могли бы описать прибор, который разглядывали? - попросил он, когда Амбри закончил.
- Довольно красивый внешне, из платины и серебра, с длинными хрустальными кристаллами.., шестиугольными или, может быть, восьмиугольными. Иногда из него сыпались искры, а порой прибор окружало сияющее облако, в котором переливались пастельные цвета.
Сид положил подбородок на руку.
- Чуть раньше вы упомянули о том, что не помните, откуда вы родом. Возможно ли, что вы появились на свет во время Войны Начала Начал?
- Возможно.
- Где вы сейчас живете?
- Я бы предпочел не называть своего адреса - в одном из диких царств.
- Уверяю вас, все, что вы мне говорите, останется между нами.
Амбри нахмурился, а Лидия нарушила затянувшееся неловкое молчание.
- Дело вовсе не в том, что мы вам не доверяем У Амбри возникли проблемы со старым врагом. Брови Сида поползли вверх.
- А может ваш враг быть причиной провалов памяти?
- Вполне, - немного поколебавшись, ответил Амбри.
- Я тоже так думаю. Мне не хватает информации, чтобы сделать более определенные выводы, но, полагаю, заставляя вас выступать против него или нее...
- Против него.
- ..ваш враг привел в действие альтернативную или базовую программу. Например, стандартную программу выхода, которая в конце концов приведет к уничтожению вашей нынешней личности и переходу к новой, вторичной.
- Вы хотите сказать, что Амбри прекратит быть самим собой и превратится в кого-то другого? - вмешалась Лидия.
- Да.
- Он будет что-нибудь помнить?
- Судя по амнезии, о которой он нам рассказал, думаю, нет.
- Я не могу снова потерять тебя, - повернувшись к Амбри, вскричала Лидия. - Одного раза мне хватило.
- И не только тебе, любовь моя, - кивнув, проговорил Амбри. - Доктор Сид, как вы считаете, что нам следует делать?
- Довериться мне. Расскажите, почему вы спасаетесь бегством. А вдруг я сумею предложить вам какой-нибудь иной способ защитить себя - способ, который позволит сохранить целостность вашей базовой программы.
- Это знание может оказаться для вас опасным.
- Я не боюсь. Должен также признаться, что меня мучает любопытство. Видите ли, имя Лидии Хаззард мне известно благодаря другой области деятельности, чрезвычайно меня занимающей.
- Правда?
- Случаи, когда виртуальные личностью попадают на не нанесенные на карты территории, а потом не могут оттуда выбраться. Я видел кое-какие ранние, неопубликованные записи доктора Хэмилла, посвященные вашему “приключению” - сделанные еще до того, как суд принял решение, вынудившее его называть вас “пациент Ф17”.
- А...
- И я пришел к выводу, что мистер Амбри, сидящий здесь с нами, имеет какое-то отношение к вашему исчезновению.
Лидия посмотрела на Амбри, тот молча кивнул ей:
- Вполне вероятно.
- Дальше возникает исключительно интересный вопрос о вашей дочери...
- Партеногенез.
- Конечно. А как же иначе?
- Что еще?
Все трое внимательно изучали друг друга. Сид сидел, сложив руки на коленях, Лидия явно нервничала, Амбри держался настороженно. Прошло довольно много времени, прежде чем он коротко кивнул:
- Хорошо. Я вам доверюсь. Надеюсь, вы не пожалеете о своем решении.
- Я тоже, - с улыбкой ответил Сид.
- То, что я расскажу, должно остаться между нами.
- Разумеется.
- Никакого повышенного интереса и вмешательства в жизнь Алисы.
- Согласен.
- А если у вас возникнет необходимость посоветоваться с коллегами, вы сделаете это чрезвычайно осторожно и не привлекая к нам ненужного внимания.
- Обещаю.
Амбри немного успокоился, взял Лидию за руку.
- Я Волынщик. Сид вздрогнул:
- Что?
- Я Призрачный Волынщик, который однажды играл для легионов Небопы. Он разбудил мой полк и старается отыскать меня, чтобы заставить вновь играть для его воинства.
Карие глаза Сида широко раскрылись от изумления. Казалось, эйон вот-вот бухнется на колени, завопит от радости, начнет метаться по комнате. В конце концов он принялся перебрасывать свой блокнот из руки в руку.
- Волынщик! Призрачный Волынщик! О боги Меру, теперь все ясно! Я никак не мог понять, когда вы упомянули прибор, но...
Лидия и Амбри изумленно таращили на него глаза.
- Вы не могли бы объяснить нам, что происходит? - сухо проговорила Лидия. - По-видимому, мы чего-то не знаем, в отличие от вас.
- Вы надо мной смеетесь!
- Нет, - ответил Амбри. - Мне известно, что я Вулфер Мартин Д'Амбри, Призрачный Волынщик знаменитого полка бога по имени Небопа. Вот и все.
С видимым усилием Сид заставил себя успокоиться.
- Хотя только узкие специалисты по-настоящему посвящены в суть дела, известно, что существует теологическая традиция, которой придерживаются многие эйоны.
- Я о ней слышал, - сказал Амбри, - но никогда не следовал.
Сид недоверчиво покачал головой:
- Считается, что Волынщик - одна из инкарнаций ученого по имени Уоррен Банза, жившего в Веритэ.
- Банза, - задумчиво протянула Лидия. - Я про него читала. Тот самый, что спрыгнул с самолета, бесследно исчез и никто никогда его больше не видел?
- Да. Тот самый. Однако для нас важно, что именно из-за него разразилась Война Начала Начал. Легенды утверждают, будто Банза явился причиной перегрузки, в результате которой Мировая Сеть оказалась разрушенной.
- А когда она возродилась к жизни, на свет появилась Вирту, - почти шепотом сказал Амбри. - Я не помню.
- Не знаю почему, - продолжал Сид, - но наши историки считают, будто Банза - единственный из троих жителей Веритэ, причисленных к лику святых - имеет несколько образов. Один из них Призрачный Волынщик, другой - Мастер, а третий - Тот Кто Ждет. Я вспомнил про Мастера, когда вы сказали, что пришли в себя, держа в руках необычный прибор, - Мастер является геометром, сыгравшим решающую роль в создании вселенной. Его часто изображают с прибором весьма диковинного вида. У Того Кто Ждет есть шрам от самой макушки до пятки левой ноги. Он примет участие в закрытии - или, возможно, всего лишь в изменении - Вирту.
- Ну, знаете! - возмутился Амбри, и Лидия ободряюще сжала его руку. - Я думал, что пришел из одной легенды, а теперь вы мне говорите, будто я представляю собой целых три или четыре! Я не захотел принимать участие в новой войне, затеянной Морепой. А послушать вас - так меня ждет судьба, предполагающая великие свершения!
- Речь идет о гораздо большем, чем просто переписанная программа психики прога, - кивнув, сказал Сид. - И тем не менее я верю в то, что вы Волынщик. Если наша теология не ошибается, значит, все остальное тоже правда.
- Господи!
- Что случилось с Уорреном Банза? - нахмурившись, спросила Лидия.
- Не имею ни малейшего представления, - признался Сид. - Про это в наших легендах ничего не говорится. Его исчезновение стало частью сказаний - так Артур отправился на остров Авалон и обещал когда-нибудь вернуться.
- Как помочь Амбри?
- Вы можете с ним остаться?
- Мне нужно связаться с Алисой. Что касается моей клиники... Думаю, она в состоянии некоторое время функционировать и без меня.
- Хотите, мы организуем дополнительную медицинскую помощь через Институт Доннерджека? - предложил Сид. - На мой взгляд, сейчас Амбри следует отправиться в свои дикие края, а вам - остаться с ним. Если он начнет меняться, вы постараетесь его защитить - чтобы он не совершил какой-нибудь безумный поступок - и связаться со мной.
- С вами?
- Я с радостью готов помочь одному из жителей Веритэ, которого считают святым. Оказавшись рядом, я, возможно, сумею понять причину, вызывающую изменения.
Амбри выпустил руку Лидии и принялся тереть глаза.
- То, что Небопа меня ищет, - причина, лежащая на поверхности, но вы подозреваете, что существует и нечто другое, правильно?
Сид молитвенно сложил руки.
- Легенды утверждают, будто Тот Кто Ждет сыграет главную роль в закрытии или изменении Вирту. Вы рассказали мне о склоках, возникших между Великими Богами. Мне кажется, что период ожидания подходит к концу. Чем бы все ни завершилось, я хочу оказаться в самой гуще событий.
- Лидия?
- Он рассуждает вполне логично. Я смогу с ним работать.
- Спасибо. Я дам Лидии номер, по которому можно со мной связаться.
- И никому ничего не скажете.
- Клянусь, если только...
- Да?
- Вы позволите мне поговорить с Парацельсом? Он координирующий эйон Института Доннерджека - и мой самый близкий друг. Парацельс проявляет глубочайший интерес к культу Священной Тройки.
- Правда?
- Наряду с Мастером и Проводником в нее входит Джон Д'Арси Доннерджек - мы называем его Инженер.
Лидия прикоснулась к руке Амбри:
- Мне кажется, нам следует согласиться.
- Эйрадис?
- Похоже на судьбу.
- Хорошо, - проговорил Амбри. - Расскажите Парацельсу, но соблюдайте осторожность, иначе перемены произойдут быстрее и принесут совсем не те плоды, которых мы ожидаем.
- Конечно, вы совершенно правы.
Не прощаясь - Сид был слишком потрясен, а Амбри и Лидия задумчивы, - все трое покинули кабинет.
Лидия оставила Алисе записку, в которой сообщила, что ее вызвали по срочному делу. Затем воспользовалась устройством для виртуального переноса на одном из лыжных курортов, принадлежащих семье Хаззард (закрытых, поскольку сезон уже закончился), и отправилась на встречу к Амбри.
Вернувшись в Страну За Северным Ветром, Амбри устроился на высоком утесе и, чтобы немного развлечь Хранительницу, принялся исполнять торжественную песнь, которую сочинил в честь появления на свет Джона Д'Арси Доннерджека-младшего. Когда Лидия прошла по тропинке, а затем уселась неподалеку, чтобы тоже послушать музыку, он прекратил играть и опустил волынку.
- Интересно, а что случилось с тем ребенком, с Эйрадис и Джоном?
- Мне тоже интересно. Похоже, даже в Институте Доннерджека их видят не слишком часто. Сид никак не отреагировал, когда я упомянула имя Эйрадис.
- Он же действительно работает не только у них.
- Верно.
- А что произошло с Уорреном Банза?
- Хотела бы я знать. И что в тебе от него.
- Очень необычная мысль.
Отложив в сторону волынку, Амбри обнял Лидию, а она положила голову ему на плечо.
- Какая разница?
В горах принялся завывать ветер - он повторял ту же мелодию, что несколько минут назад играл на волынке Амбри, добавив к ней отвечавшие на их вопросы стихи без слов. Впрочем, толку от них все равно не было никакого.
Когда Линк Крейн вернулся домой после обхода магазинов и вошел в свою исследовательскую базу данных, тут же появился голубой зяблик, который держал в клюве свернутый в трубочку и перевязанный розовой лентой листок бумаги. Линк взял его, выдал зяблику семечко и, развернув записку, обнаружил, что она написана незадолго до его возвращения домой любимыми вечнозелеными чернилами Лидии:

"Алиса, Я вынуждена уехать по срочному делу. Если тебе что-нибудь понадобится, обращайся к Гвен в клинике или к бабушке с дедушкой. Я рассчитываю вернуться приблизительно через неделю и, конечно же, сразу с тобой свяжусь.
Очень тебя люблю. Мама”.

Протянув зяблику еще одно семечко, Алиса сказала:
- Ответа не будет.
Птичка весело чирикнула и улетела.
Алиса нахмурилась. Естественно, доктор Хаззард время от времени отправлялась в путешествия, но она никогда не принимала таких скоропалительных решений... Алиса вернулась к своим делам, чтобы отбросить неприятные мысли, и довольно скоро погрузилась в поиски, проверяя и перепроверяя самых разных производителей заинтересовавшей ее продукции.
Вечером она связалась с Десмондом Драмом - вернее, с его автоответчиком. Затем принялась составлять черновик статьи, скромно озаглавленной “Только наоборот”. Алиса обрабатывала второй вариант, изучая старые кадры из фильмов и снимки различных мест в Вирту, где неожиданно начали появляться футболки с именем Джинджер Роберте, когда ей позвонил Драм.
Она коротко с ним переговорила, и вскоре детектив появился в виртуальной пристройке, созданной Лидией в виде гостиной викторианского особняка. Среди накидок с воланами, которые с большим вкусом скрывали ножки мебели, и прочих красот грубоватый Десмонд Драм вряд ли должен был чувствовать себя как дома.
- Эй, тут, - загадочно проговорил он.
Детектив постучал пальцами правой руки по тыльной стороне левой, и в следующее мгновение его простые слаксы и самая обычная рубашка с пуговицами превратились в костюм английского джентльмена, пришедшего в гости к друзьям. Он был гладко выбрит, а лохматые темные брови приглажены, только вот песочного цвета волосы оставались, пожалуй, чересчур длинными. Низко поклонившись. Драм вытащил визитную карточку из футляра, лежавшего в нагрудном кармане, бросил ее на поднос возле двери и подмигнул Линку.
Алиса обнаружила, что стоит, раскрыв от изумления рот. Она хотела переодеться в один из нарядов, специально подготовленных для гостиной, но тут же отказалась от этой идеи. Все они предназначались для Алисы Хаззард, и, хотя Драм уже давно знал, кто она такая, Алиса невероятно смущалась, когда становилась рядом с ним девушкой.
Поэтому она просто поклонилась своему гостю и пригласила его сесть.
- У вас отлично получилось, Драм. Спасибо, что ответили на мой вызов.
- Мне показалось, что ты раскопала что-то интересное.
- Точно. Хотите чаю? С лепешками?
- С удовольствием.
Алиса дернула за шнурок звонка, и тут же появилась простая служанка-прог, которая держала в руках поднос.
- Я все сделаю сама, Мэгги. Ты свободна.
- Хорошо.
Мэгги вышла, и Алиса, немного успокоившись, принялась разливать по чашкам чай.
- Когда я ходила сегодня по магазинам и искала подарок маме на день рождения, смотрите, на что я наткнулась. - Алиса развернула виртуальную футболку. - Торговец сказал, что они становятся страшно модными, я решила немного подзаработать и написать статью.
- Заработать всегда полезно. Я уже видел такие футболки, но как-то не посчитал их достойными внимания. Дружок, ведь ты позвала меня вовсе не для того, чтобы похвастаться очередной статьей? Или я ошибаюсь?
- Не ошибаетесь. - Алиса улыбнулась. - Торговец заявил, что это авторский товар.
- Дизайнер отлично продумал все заранее, - проговорил Драм. - Потому что идея совсем примитивная, любой сворует в ноль секунд.
- Я провела стандартную проверку авторских прав и обнаружила, что они принадлежат некоему Рэндаллу Келси.
- Рэндалл Келси.., где-то я слышал...
- Представитель Церкви Элиш. Тогда я стала копаться дальше. Выяснилось, что деньги на производство футболок поступают непосредственно от Церкви.
- Самое обычное прикрытие.
- Я тоже так думаю.
Драм повертел в руках футболку, изучил надпись и картинку.
- А кто такая Джинджер Роджерс?
- Американская актриса, жила в двадцатом веке. Главным образом известна благодаря тому, что танцевала вместе с Фредом Астером. Он стал знаменитым танцором - в его честь называли студии и хореографические классы, у него имелась собственная программа. Роджерс всегда оставалась в тени своего партнера.
- Судя по надписи, ей приходилось хуже, чем ему.
- Я тоже так подумала. Чем больше я пытаюсь разобраться, тем труднее мне становится относиться к надписи как к обычной рекламе. Скорее похоже на боевой клич или вызов.
- Диковинный какой-то вызов, если в нем звучат имена людей, известных только узкому кругу специалистов в области танцев.
- И тем не менее узнать о них совсем не сложно. Оба имени есть в основных базах данных. На самом деле, если у тебя имеется доступ к компьютеру и чуть-чуть любопытства, выяснить то, что тебя интересует, ничего не стоит.
- Ну и чье внимание должен привлечь сей клич? Танцовщиц?
- Драм, прекратите ехидничать. Подумайте о том, что мы обсуждали чуть раньше. Церковь Элиш, вне всякого сомнения, основана каким-то эйоном - который, по нашему мнению, принимает активное участие в ее жизни.
Драм свернул лепешку.
- Ты думаешь, что призыв обращен к эйонам?
- Вот именно. Они делают все то же самое, что мы, только в Вирту - многие называют Вирту зеркалом Веритэ.
- А когда мы смотрим в зеркало, изображение кажется нам вывернутым наизнанку... - Драм огляделся по сторонам. - Может быть, не следует обсуждать подобные вопросы здесь?
- Если их недовольство достигло такой точки, что прослушиваются все виртуальные области, то мы обречены.
- Конечно. И все же...
- Вы параноик.
- Я старый и еще живой. Возрази-ка.
- Вы не сказали, что я не должна запускать свою статью, правильно? У меня уже подписан контракт с “Виртро-полисом”.
- Ты не упоминала там о боевом кличе и призыве?
- Нет, только написала про популярность футболок и немного про Роджерс и Астера. Публике преподносится множество самых различных историй.
- В таком случае отправляй статью и со спокойной душой получай гонорар. Не откажешься со мной отобедать?
- Есть какие-то новости?
- Я только что вернулся из одного путешествия и хотел бы показать тебе снимки.
- Конечно. Давайте пообедаем в Веритэ. Я пропустила ленч. А мама установила закон, что, пока я расту, я должна хотя бы один раз в день поесть как следует.
- Итальянский ресторан подойдет? Там готовят отличные баклажаны. “Амичи” находится как раз посередине между твоим и моим домом.
- Дайте мне час.
- Хорошо. - Драм встал, поклонился. - Спасибо за чай и лепешки. Буду с нетерпением ждать нашей встречи.
Он подошел к двери и исчез. Алиса еще некоторое время стояла возле стола, а потом, увидев свое отражение в одном из позолоченных зеркал, обнаружила, что покраснела.
Разозлившись на умение Драма отступать от тщательно отрепетированной роли, она вернулась к прерванной работе, еще раз пробежала глазами статью и отослала ее. У нее было достаточно времени, чтобы надеть другой костюм, галстук и самую щегольскую шляпу перед тем, как прибыло такси.

***

- Эй, дружок! - вместо приветствия заявил Драм, когда Алиса подошла к его столику. В одной руке он держал виски с содовой, а в другой хлебную палочку. Лощеный викторианский джентльмен исчез вместе с костюмом. - Сегодня у них такое фирменное блюдо: маринованные сердцевинки артишоков, оливки и несколько сортов сыра. Я заказал большую порцию, хватит на двоих.
- Отлично.
Линк уселся в кресло напротив Драма и попросил бокал красного вина. Изучив меню, он взял устрицы, спагетти с кальмарами в красном соусе и зеленый салат с маслом и уксусом.
- Попробуй хлебную палочку, дружок. Линк последовал его совету, опустил палочку в оливковое масло и соль.
- Я возненавижу свою жизнь, когда перестану расти и мне придется следить за фигурой.
- Ты уже почти вырос, - сказал Драм. - Если ты и дальше будешь похож на мать.
- Знаю. Какая жалость, правда? Может, придется заняться каким-нибудь видом спорта, который отнимает массу сил.
- Я играю в теннис в реальном времени два раза в неделю. Могу давать тебе уроки, - предложил Драм.
- Почему бы и нет? Интересно, мне всегда казалось, будто вы только и делаете, что гоняетесь за людьми и изучаете их корреспонденцию. Расскажите мне о своей поездке.
- Я побывал в Калифорнии.
Официант принес закуски, вино для Линка и новую порцию хлебных палочек. Пока он наводил порядок на столе, Драм допил виски и подобрал с тарелки соус розовато-серой оливкой.
- Очень вкусно и очень остро, - вздохнул детектив, аккуратно положив косточку на край тарелки. - Да, я побывал в Калифорнии в районе, который недавно купили наши общие знакомые. Там ведется серьезное строительство - и, кстати, теперь я припоминаю, что видел футболки, о которых ты мне рассказал.
- Любопытно. Они собираются устроить такой же праздник, как в Центральном парке?
- Похоже, даже грандиознее. Мне попались на глаза несколько громадных зиккуратов. Складывается впечатление, что, кроме всего прочего, наши друзья намерены построить дополнительные посадочные площадки.
- У них все отлично спланировано. Если им удастся собрать такое же количество людей, как и в прошлый раз - а я думаю, удастся, - никаких неприятных ситуаций больше не возникнет.
- Полагаю, за этим проследит Ауд Араф, - проговорил Драм. - После тех беспорядков в Центральном парке он сделал карьеру. Не могу сказать, что он демонстрирует особое религиозное рвение - так, соблюдает приличия, не более того, - но у него настоящий дар к манипулированию толпами людей.
Они некоторое время обсуждали впечатления Драма от посещения Калифорнии, а еще слухи о том, что на церемонию будут пускать только по билетам и что билеты решено продавать повсюду. Основные развлекательные каналы продолжали сражаться между собой за право показа праздника. Сумеет ли Церковь Элиш восстановить свою репутацию во время второго торжества, оставалось неясным, но вот то, что они заработают большие деньги, не вызывало сомнений.
Драм и Линк уже успели забыть о съеденной закуске и перешли к горячему, когда детектив сменил тему разговора:
- Да, кстати, пока не забыл Мне удалось добыть кое-какую информацию по делу, которым ты просил меня заняться.
- Правда? - Линк положил вилку.
- Я побывал в Шотландии, в маленькой рыбачьей деревушке, где живут весьма сдержанные люди - что, впрочем, нисколько меня не удивило. Мне удалось их разговорить.
- Каким образом?
- На острове стой г замок - огромное каменное сооружение с парапетами, бойницами, горгульями и башнями. Он отмечен на картах и называется замок Доннерджек. На фотографиях, сделанных двадцать лет назад, замка нет, видны всего лишь живописные руины.
Я отправился в местную таверну и завел разговор о том, что замок производит впечатление древнего строения. И страшно разозлился, когда кто-то заявил, что я ошибаюсь. В конце концов, я пообещал поставить выпивку каждому, кто докажет мне, что он не такой уж старый.
- Бьюсь об заклад, тут они стали гораздо болтливее, - фыркнул Линк.
- Можешь не сомневаться, приятель, - с шотландским акцентом сказал Драм. - Владелец таверны вытащил свой альбом с фотографиями, а когда виски потекло рекой, все принялись наперебой объяснять мне, какой я дурак.
Драм с удовольствием сделал глоток вина и съел кусочек баклажана. Глядя на него, Линк вдруг сообразил, что перестал есть.
- Информация, которую мне удалось собрать, весьма отрывочная, но ее вполне достаточно, чтобы подтвердить наши с тобой подозрения, - продолжал Драм. - Складывается впечатление, что Джон Д'Арси Доннерджек имел какое-то наследственное право на земли, на которых сейчас стоит замок, и подтвердил свое право существенными вложениями капитала. Местные жители считают, будто он построил замок, чтобы подарить жене - черноволосой красивой женщине, которую иногда видели на парапете замка или на пустынном пляже.
- Он что, держал ее в плену?
- Я постарался как можно тактичнее задать тот же самый вопрос. Пришлось принять во внимание, что тамошние жители очень привязаны к лэрду, - довольно странно, если учесть, что они видят его крайне редко.
- Может быть, именно поэтому к нему так хорошо и относятся, - сухо заметил Линк. - Гораздо легче восхищаться идеализированным лордом, живущим в замке, чем аристократом из плоти и крови.
- В твоих словах наверняка большая доля истины, - кивнул Драм. - Все единодушно заявили, что леди Доннерджек болела и приехала в замок, чтобы окончательно поправиться. Позднее она забеременела и, будучи весьма хрупкого здоровья, предпочитала держаться поближе к дому.
- Забеременела? - Глаза Липка сияли, потому что след, оставленный таинственным Джеем Макдугалом, начал становиться яснее.
- Да, на сей счет ни у кого нет никаких сомнений. Пара местных рыбаков работала в замке до тех пор, пока все не взяли в свои руки роботы и эйоны. В деревне с упоением рассказывают об удивительных событиях, происшедших чуть больше пятнадцати лет назад, когда с гор вдруг послышалось восхитительное пение волынки и был устроен неофициальный праздник по случаю рождения сына лэрда, праздник, на котором бесплатно раздавали выпивку и закуски.
- Значит, он и в самом деле существует!
- Или существовал, - поправил Драм. - Через несколько месяцев после праздника в замке начали происходить изменения. Среди обслуживающего персонала осталось только двое слуг-людей - Ангус и Дункан, причем в их обязанности входит следить за садом и внешним состоянием строений. Ни один из них не видел ни леди, ни лэрда - и никто не помнит, чтобы ему на глаза попадался ребенок.
- Фу, как-то мне становится не по себе от вашего рассказа!
- Я поговорил с Ангусом и Дунканом. Оба знакомы с Дэком - тот выдает им зарплату и определяет объем работ. По их мнению, он весьма добродушный, готов принимать разумные предложения, временами дарит им подарки и повышает плату. Похоже, оба думают, будто Джон Д'Арси Доннерджек использует робота, чтобы общаться с ними. Я полагаю, ни тот ни другой ни разу не видели лорда лично.
- Что-нибудь еще?
- Целая куча сказок - главным образом о том, что в замке водятся привидения. Чем больше было выпито виски, тем больше историй мне рассказывали. Почти все утверждают, будто видели, как шевелились горгульи, или слышали пронзительные стоны женщины. Обычная чепуха.
Линк подобрал с тарелку соус кусочком хлеба, дождался, когда Драм закончит есть.
- Думаю, стучать в дверь замка бессмысленно, вряд ли нам удастся узнать что-нибудь новое.
- Уж конечно. Я попытаюсь еще покопаться в этой загадке. Теперь, когда у меня есть кое-какие свидетельства - хоть и весьма ненадежные - того, что у Джона Д'Арси Доннерджека имелся сын, возможно, я смогу убедить кого-нибудь в Институте Доннерджека передать ему сообщение.
- Объясните, что мы не причиним ему никакого вреда - только хотим поблагодарить за то, что он нам помог во время тех беспорядков.
- Естественно.
Драм отставил тарелку в сторону и включил меню десертов на поверхности стола.
- Такой обед обязательно требует десерта.
- Я думал, у меня уже не осталось места, но пирожные выглядят ужасно соблазнительно.
Драм поднял бокал с остатками вина:
- Я пью за разгаданные тайны!
- Как в Вирту, так и в Веритэ, - добавил Линк. Их бокалы весело зазвенели.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art