Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК : Глава 13

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК:Глава 13

 

В чудесной роще царства Маркона Вирджиния Тэллент разговаривала с незримым собеседником, докладывая о том, что повидала за прошедший день.
- Я прошла по джунглям - ты знаешь, я о тех...
- Да, владения Назрата.
- Там поселилась банда отвратительных прогов, похожих на обезьян.
- Очень опасные типы. Они тебя не заметили?
- Нет, я наблюдала из укрытия. Маркон, могу поклясться, что у них проходили занятия!
- Занятия? Как в школе?
- Нет, они маршировали и учились обращаться с оружием - в основном с мачете, но кое у кого есть и огнестрельное. За вожака у них огромный зверюга с седеющей шерстью, и, как мне показалось, на шее у него висит высохшая человечья голова.
- Это, наверное, Сейджек. Он теперь Вожак Вожаков своего Народа. Его влияние и россказни о нем распространились далеко за границы владений Назрата.
- Он не произвел на меня впечатления уж слишком сильного существа. Сейджек несколько раз прошел рядом со мной, и я обратила внимание, что глаза у него какие-то бессмысленные и пустые. Впрочем, в племени его явно боятся. Ты когда-нибудь слышал о подобных вещах?
- Давным-давно.
- Во времена Мастера, Инженера и Проводника? Когда Хранители воевали между собой и появились Боги?
- Именно так, Вирджиния. Очевидно, Сейджек пошел в услужение к какому-то божеству, существу более могущественному, чем Хранитель. Не удивительно, что соплеменники его боятся.
Вирджиния смущенно опустила глаза и принялась что-то рисовать на земле пальцем.
- Я никогда не спрашивала тебя, Маркон.., скажи мне, Хранители - это боги?
- На своей территории мы практически боги, Вирджиния. Некоторые из нас сильнее других, они лучше понимают свое царство, его сильные и слабые стороны.
- К примеру, ты сильнее Кордалис?
- Совершенно верно. - Маркон вздохнул, и листья на деревьях затрепетали. - Но мы не можем покинуть свои владения, в то время как те, кого называют богами, в состоянии свободно путешествовать по Вирту. Однако только самые великие божества превосходят силой Хранителя на его территории. Поэтому в стародавние времена, когда велись войны, боги заключали с нами соглашения, как с суверенными державами, договариваясь о возможности проходить по нашим землям, а иногда проводить свои армии и получать провиант.
- А вы изредка воевали со своими соседями.
- Да.
- Маркон, ты заключил какой-нибудь договор с теми, кто к тебе обращался?
- Пока еще нет.
- А если твои соседи о таком союзе договорятся, сможет один из них, или сразу несколько, на тебя напасть?
- Да, древние границы сохранены частично благодаря тому, что мы устали от войн, а частично потому, что каждый из нас имеет то, чем в состоянии управлять. Однако боги способны наделить могуществом тех, кто им служит - усилить их программу. Такой сосед меня победит. Если они заключат между собой союз - а у меня не будет никакой поддержки, - они расправятся со мной без особых проблем.
- Маркой, в таком случае тебе следует позаботиться о могущественных друзьях!
- Именно так я и намерен поступить, Вирджиния, но мне необходимо хорошенько все обдумать, чтобы в мои владения не пришла война и ты была бы здесь в безопасности. Самое главное мое желание - защитить тебя, моя хрупкая любовь.
- Я очень ценю твои чувства, - улыбнувшись, проговорила Вирджиния, - однако не хочу подвергать тебя опасности, заставляя беспокоиться о моей жизни. Я знаю несколько безлюдных мест в Вирту. Я отправлюсь в одно из них и спрячусь. А потом, когда сражение закончится, я к тебе вернусь.
- А если война будет продолжаться долгие годы? Или не начнется еще несколько лет? Где ты спрячешься? Даже в самых отдаленных и диких местах есть свои Хранители. Где ты сможешь укрыться так, что тебя не найдут мои враги и не сделают заложницей в надежде убедить меня стать сговорчивее? Я люблю тебя, женщина, и сделаю все, чтобы сохранить тебе жизнь.
Вирджиния заплакала. Там, где слезы падали на землю, распускались крошечные белые цветы с золотыми сердцевинками. Они источали сладчайший из ароматов.

***

Джей Доннерджек попрощался с матерью, уведомил Дэка, что намеревается отправиться в длительное путешествие по Вирту, и покинул замок отца. На Большую Сцену он прихватил с собой Дьюби, обезьянку, нарушившую приказ Властелина Непостижимых Полей. Свистнув, Джей призвал пса Танатоса, Мизара, который ничего не знал о том, каким образом появился на свет, но искренне любил юношу. Чувствуя, что приключение начинается в отличной компании, Джей отбросил прядь темных волос со лба и с удовольствием вдохнул морозный утренний воздух.
- Ты представляешь себе, где искать Медного Бабуина, Лжей? - спросила Дьюби.
- Не особенно. Сначала я хочу навестить Риса и рассказать ему о том, что мы затеяли. Из Института пришло сообщение, что он выкарабкался. Наверняка старик обрадуется посетителям.
- Я.., могу найти.., дорогу, - просипел Мизар.
- Отлично, - ответил Джей. - Мне нельзя долго оставаться с Рисом - поскольку я буду самим собой, - но начать нужно именно оттуда.
Они пустились в путь: шли по слоям потрескавшейся лавы, плыли под водами синего океана, скользили на лыжах по горам, склоны которых были засыпаны тончайшей пылью... Дорога оказалась не самой легкой, однако Мизар имел обыкновение выбирать кратчайший путь, а Джея отсутствие удобств не беспокоило. Что думала Дьюби, никто так и не узнал, поскольку она держала свои мысли при себе.
Когда они оказались поблизости от владений Калтрис, Джей написал записку на зеленом листке, положил ее на маленький плотик, сделанный из веток, и опустил в ручей, который бежал через царство зеленоволосой нимфы. В записке, как и в большинстве тех, что он отправлял в прежние времена, говорилось: “Я хотел бы, если можно, навестить Риса. Джей”.
Прибыв на место, путники увидели, что Рис сидит на своем любимом камне и работает над формулами, выписанными на чем-то напоминающем кусок обычной доски. Услышав, что они появились в роще, Рис отложил мел и улыбнулся:
- Мне кажется, я не видел тебя целую вечность, Джей. Где ты пропадал?
- Напрашивался на неприятности, - ответил Джей. - Как ты себя чувствуешь?
- В виртуальной реальности - прекрасно. В Веритэ операция прошла успешно, однако докторам пришлось ампутировать правую ногу от колена и ниже. Я знаю, глупо горевать по поводу отростка, которым я не пользовался вот уже много лет, но у меня все равно ужасно тоскливое настроение. Развлеки меня чем-нибудь. Расскажи о своих приключениях.
Джей так и сделал, начав со встречи с банши и закончив своим решением найти Танатоса. Закончив рассказ, юноша приготовился к неизбежным замечаниям, однако Рис просто кашлянул и принялся внимательно его разглядывать.
- А ты вырос.
- Наверное.
- И чувствуешь, что поступаешь правильно.
- Я не вижу никакого другого разумного выхода из положения, Рис. Мои родители попытались сражаться с Властелином Непостижимых Полей. Они дали мне возможность стать взрослым человеком. Теперь я могу встретиться с ним на более равных условиях.
- Вне всякого сомнения, - кивнув, проговорил Рис, - он по-прежнему тебя добивается и потому позволил тебе повзрослеть и получить образование. А может, ты нужен ему всего лишь как источник запасных частей? Мне больше не доводилось слышать ни про одно успешное супружество между жителями Вирту и Веритэ.
Джей с трудом сглотнул:
- Мне тоже. Но все равно придется рискнуть.
- И ты намереваешься отыскать необычный поезд своего отца.
- Точно.
- Я его ни разу не видел, хотя Джон мне кое-что рассказывал. Прежде чем отправиться в Непостижимые Поля, попроси его отвезти тебя в рощу, где растут чудесные магниты. Твой отец воспользовался ими в качестве оружия; возможно, они послужат и тебе. Конечно, с тех пор, как Джон Доннерджек сражался с Танатосом на дуэли, господин тех мест вполне мог придумать новый способ защиты.
- А ты не знаешь, где находится Медный Бабуин?
- Нет, - тяжело вздохнув, ответил Рис, - я уже давно не покидаю владений Калтрис. Кстати, если ты пришел в собственном теле, тебе нельзя здесь долго оставаться. Иди, сынок. Сообщи мне, когда добьешься успеха.
- Обязательно, - обняв старика, пообещал Джей.
- Откуда собираешься начать поиски?
- Впервые я услышал о Медном Бабуине от фанта, который утверждал, будто встречался с моим отцом. Это он рассказал мне о его путешествии в Непостижимые Поля. Я найду Транто и постараюсь узнать поподробнее, что ему известно.
- Хорошая мысль. Да сопутствует тебе удача.
- Спасибо.
Старик долго смотрел вслед уходящему юноше, сопровождаемому собакой и обезьянкой. Рис скрыл от Джея, что в минуты рассеянности его виртуальная личность имеет тенденцию исчезать, начиная с ампутированной ноги. Калтрис не видела для этого никаких причин, а Рис подозревал, что просто его жизнь подходит к концу.
Ему было страшно любопытно, увидит ли он муар, если умрет здесь, в Вирту.
Когда Десмонд Драм пришел в свой офис, Алиса уже ждала его. Она сидела в холле, и Десмонд посчитал это проявлением благородства и уважения, поскольку Линк Крейн отлично умел открывать даже очень сложные замки. Когда Десмонд распахнул дверь и подтолкнул девушку в кабинет, он подумал, что на самом деле совершенно невозможно принять ее за юношу - походка и округлые бедра делали Алису весьма соблазнительной. А какие у нее потрясающие зеленые глаза! Она никогда не станет ослепительной красавицей, но, если судить по матери, с годами превратится в чрезвычайно привлекательную особу.
Налив чуть-чуть из своей любимой бутылки, он поднял за нее тост, в душе потешаясь над самим собой. Драм подозревал, что Алиса не обращает внимания на язык своего тела, когда они остаются наедине. В конце концов, ему ведь известен секрет Линка Крейна, да и вообще, он настолько ее старше, что девушка не рассматривает его в качестве мужчины.
- У вас есть для меня новости? - взволнованно спросила Алиса, поставив на стол стакан, к которому практически не прикоснулась.
- Есть. - Десмонд замолчал, чтобы немного подразнить девушку, но потом сжалился над ней. - Возможно, не совсем то, что ты хочешь услышать, дружок.
- Давайте, я слушаю!
- Хорошо. Сначала я тщательно все проверил и обнаружил, что в Шотландии нет человека по имени Джейсон или Джей Макдугал, который мог бы быть твоим юным рыцарем. Более того, я проверил свидетельства о рождении и не нашел никаких упоминаний о нашем приятеле.
- Правда?
- Не имея фотографии, я почти ничего разумного сделать не мог и потому принялся изучать имена, которые ты мне назвала: Милбурн и Дэк.
- Правильно.
- Поскольку с Милбурном Джей связывался, находясь в Нью-Йорке, я начал с него. Пару раз забредал в тупики, но в конце концов кое-что нашел.
- И?..
- В Нью-Йорке зарегистрирована искусственная личность по имени Милбурн. Он работает в Институте Доннерджека и среди прочего выполняет обязанности шофера и пилота.
- Звучит многообещающе.
- И еще более многообещающе звучит то, что владельцем Института является некто по имени Джон Д'Арси Доннерджек. А живет он в замке на острове, расположенном неподалеку от побережья Шотландии.
Природный ум Алисы нашел себе отличное применение в профессии, которую она выбрала.
- Инициалы одинаковые - если отбросить “Мак”, - а Джей сказал, что он из Шотландии. Почему имя Джон Д'Арси Доннерджек кажется мне знакомым?
- Это один из самых великих инженеров, участвовавших в создании виртуальной реальности. Возможно, ты уже побывала в его Аду.
- Да. Мне не очень понравилось. А вы позвонили в Институт Доннерджека?
- Гораздо лучше - я позвонил прямо в замок. Робот, ответивший на звонок, сказал, что хозяин путешествует. Я попросил его назвать свое имя, и он представился: Дэк.
- Здорово! Но Джей не может быть тем Джоном Д'Арси Доннерджеком, ведь так же?
- Нет, Доннерджек намного старше. Он даже старше твоей матери, возможно, мой ровесник. Алиса не сумела оценить его шутки.
- Тогда кто же такой Джей?
- Меня тут посетила кое-какая мыслишка, - проговорил Драм и включил голографический альбом на своем столе. - Я нашел несколько снимков Доннерджека в молодости. Видишь что-нибудь?
- Вне всякого сомнения, существует сходство, верно? Они не идентичны, но достаточно похожи, чтобы сделать вывод: эти люди имеют какое-то отношение друг к другу.
- Я тоже так подумал. Не все отцы и сыновья так похожи, как ты и твоя мать, Алиса. Думаю, что если Джей не сын Доннерджека, значит, он его племянник - или младший брат.
Продолжая разглядывать голографическое изображение, Алиса кивнула.
- А вы нашли что-нибудь о жене Доннерджека?
- Нет, - пожав плечами, ответил Драм. - Но это ничего не доказывает. Мне не удалось отыскать никаких сведений и о детях. Кроме того, я не сумел раскопать ни единого упоминания о сестрах или братьях Джона Доннерджека, так что теория о племяннике также не выдержала проверки. Должен признать, я несколько озадачен. И тем не менее мне кажется, что мы вышли на твоего Лицея. Он является родственником Доннерджека и по крайней мере часть времени живет в замке в Шотландии.
- Давайте ему позвоним!
- Я попытался - воспользовался новой виртуальной личностью, чтобы Дэк не понял, что звонит один и тот же человек. Мне не удалось поговорить с Джеем; более того, Дэк заявил, что такого человека не существует.
- Гм-м.
- А связавшись с Милбурном, я получил точно такой же ответ. Он вел себя чрезвычайно вежливо, однако заявил, что я, по всей видимости, перепутал его с кем-то другим. Но я проверил путевки, выданные Институтом Доннерджека на полеты за несколько дней до торжеств элишитов, и обнаружил, что одну из них получил Милбурн. Место назначения не обозначено, но время возвращения показывает, что он вполне успел бы слетать в Шотландию.
- Странно.
- Очень. Если бы не кровь на сиденье моего спиннера, я бы сказал, что в вопросе Джея Макдугала мы оба, ты и я, стали жертвами массовой галлюцинации.
- Перестаньте издеваться!
- И не думал. Я только пытаюсь объяснить тебе, как обстоят дела, дружок.
- Угу.
У Алисы сделался такой несчастный вид, что Драм протянул руку и погладил ее по плечу.
- Наши изыскания еще далеко не закончены, дружок, просто мы немного задержались в пути. Кстати, со мной связался ты знаешь кто. Назначил встречу на сегодняшний вечер.
Алиса тряхнула головой, расправила плечи, немного поерзала на стуле и каким-то непостижимым образом превратилась в юношу. Драм пришел в восторг.
- Надеюсь, разговор с ним отвлечет меня от грустных мыслей, - заявил Линк. - Хотите сначала пообедать?
- Да. Пойдем в китайский ресторан?
- Угу, я не прочь попробовать баклажаны с чесноком.
- Гм-м.

***

Джей шагал под пышными кронами гигантских деревьев. Дьюби легко прыгала с ветки на ветку, оплетенные толстыми лианами с желтыми, красными и оранжевыми цветами. Мизар то и дело щелкал челюстями, пытаясь поймать пролетавших мимо жуков с гладко отполированными поблескивающими медью крылышками. Где-то среди листвы прятались и выводили свои трели невидимые птицы. Время от времени, когда Джей подходил слишком близко к гнезду, птица, высиживавшая птенцов, начинала пронзительно кричать. Вокруг кипела жизнь в самых разных, фантастических и невероятных проявлениях, но Джею джунгли почему-то казались пустыми и необычными.
- Мизар, мы пришли туда, куда нужно?
- Пахнет правильно... - Пес со скрипом приподнял свою уродливую голову. - Да.., владения Назрата. Джей принялся оглядываться по сторонам:
- Как-то все не так. Слишком тихо? Нет, не то... Чего-то не хватает.
Дьюби спрыгнула с ветки ему на плечо.
- Сквозь просвет в деревьях я рассмотрела равнину.
- Хорошо, - рассеянно проговорил Джей. - Мизар, когда мы доберемся до равнины, ты сможешь найти след фантов?
- Каких.., фантов?
- Лучше стадо Транто. Но любое другое тоже подойдет. Они все друг про друга знают. Даже одинокий самец сможет указать нам направление.
Мизар помахал хвостом, показывая, что понял. Когда они вышли из-под зеленого прохладного свода джунглей на залитую солнцем, заросшую травой равнину, он опустил нос к земле и начал метаться по кругу. Джей устроился на пригорке в тенечке, наблюдая за псом и пытаясь понять, почему так странно себя здесь чувствует. Он так и не пришел ни к какому выводу, когда Мизар тихонько залаял.
- Я нашел.., фанта. Кровь.., тоже. Будь осторожен. Юноша поднялся на ноги и поспешил за Мизаром, даже не остановившись, когда Дьюби соскочила с ветки и забралась к нему на плечо.
- Мы будем осторожны, Мизар. Запах крови свежий?
- Очень. И запах фанта.
- Может быть, именно поэтому здесь царит такая необычная тишина, - предположил Джей, не чувствуя, впрочем, особой уверенности в собственной правотe. - Если тут прячется чудовище, которое в состоянии ранить фанта...
- Транто, - перебил его Мизар.
- Транто? - Джей побежал вперед. - Если тут появилось чудовище, которое в состоянии ранить Транто, все остальные жители наверняка попрятались по своим норам.
- Надеюсь, оно ушло, - пробормотала Дыоби.
- Гм-м...
Спустя некоторое время путники приблизились к водопою, окруженному небольшой рощицей. Над деревьями повисло несколько птиц, похожих на стервятников; розовые и абсолютно голые шеи и головы делали их какими-то непристойно яркими, словно они направлялись на карнавал. Впрочем, учитывая очевидное назначение могучих изогнутых клювов и острых когтей, можно было не сомневаться, зачем сюда пожаловали стервятники.
- Что бы там ни пряталось, оно живое, - сказал Джей, - иначе птицы давно спустились бы на землю.
- Транто, - терпеливо повторил Мизар. - Я чувствую запах Транто.
Древний фант лежал без сил на боку. Его серая сморщенная шкура была изодрана в клочья, внизу собралась огромная лужа крови. Только возмущенный взмах хобота, которым Транто пытался отогнать стервятника, опустившегося на землю рядом, показал, что фант еще жив.
Мизар пронзительно взвыл - и воздух наполнил мерзкий звук, похожий на рев расстроенных усилителей. Стервятники поднялись повыше, они поняли, что получили предупреждение, однако не испугались. Джей, не обращая на них никакого внимания, бросился к фанту. И сразу понял, что дела Транто обстоят гораздо хуже, чем могло показаться вначале.
Впрочем, враг древнего фанта свое получил - длинные могучие бивни стали алыми от крови и внутренностей существа, с которым ему пришлось сразиться.
- Транто... - начал Джей, и голос его дрогнул. Глаз Транто остекленел от боли, затянулся пеленой, точно на него накатило безумие, однако он пошевелил правым ухом, показывая, что узнал Джея. Не обращая внимания на кровь, пропитавшую землю, Джей стал на колени и склонился к голове фанта.
- Кто это сделал?
Транто попытался ответить, но изо рта у него потекла лишь окрашенная кровью слюна. Надеясь немного успокоить фанта, Джей положил руку ему на ногу - единственное место, израненное не так сильно.
- Мизар?
Пес, отгонявший круживших над поляной стервятников, повернул голову. Несколько желто-синих перьев застряло в его металлических зубах.
- Да?
- Мизар, найди для меня Назрата.
- Трудно. Хранителям нет.., необходимости быть... Есть здесь.
- Я хочу поговорить с ним, как с Калтрис. Можно послать ему сообщение?
Дьюби бросила в одного из стервятников горсть фиников и весело расхохоталась, увидев, что попала.
- Невозможно, если он не пожелает тебя услышать, но мне кажется, сейчас он следит за этим районом - ведь про Транто не скажешь, что он простой прог.
- Значит, нужно обратиться к воздуху?
- А почему бы и нет?
Джей пожал плечами. Идея совсем не показалась ему дикой, ведь в отличие от любого другого жителя Веритэ он вырос в Вирту. Продолжая гладить ногу Транто и оценив в уме серьезность его ранений, Джей начал свой монолог:
- Назрат, мы встречались раньше, мельком. Я Джей Доннерджек. Когда я приходил сюда в джунгли поиграть или поговорить с Транто, я восторгался красотой и многообразием твоего царства. Теперь же мне кажется, будто здесь что-то не в порядке, будто свершилось зло. Понимаешь, я не в состоянии представить себе существо, которое может так располосовать тело Транто и спокойно покинуть поле боя. Судя по бивням фанта, он серьезно ранил своего врага, но, оглядываясь по сторонам, я не нахожу кровавых следов, уходящих с этой поляны. Странно, верно?
Он помолчал немного, но никакого ответа не последовало.
- Я пришел сюда в надежде получить совет Транто. Обнаружить его в таком состоянии.., ну, скажем, не правильно. Не мог бы ты каким-нибудь образом привести его в порядок?
Лужа крови словно ожила, на поверхности появились пузыри, и Джей услышал:
- Транто отправляется в Непостижимые Поля.
- Интересно, - кивнув, заявил Джей. - Я тоже туда собрался. Если ты починишь Транто, я возьму его с собой. На поверхности появились новые пузыри.
- Ты надо мной потешаешься!
- Честное слово, вовсе нет! Ты наверняка слышал о Доннерджеках. Мой отец дважды побывал в Непостижимых Полях. Называй мои чувства ностальгией, только я тоже хочу туда сходить.
- Ностальгия? Безумие!
- Назрат, я предполагаю, что тот, кто расправился с Транто, создан не тобой. Следовательно, ты можешь его починить, не нарушая своих внутренних законов.
- А зачем?
- Сделаешь мне одолжение и сохранишь потрясающего прога.
- Ты возьмешь его с собой в Непостижимые Поля?
- Я туда иду. Вряд ли мне удастся силой заставить такое громадное существо, как Транто, пойти со мной, но я уверен, что он не станет делать из меня лжеца.
Огромное ухо чуть дернулось - Транто показал, что Джей совершенно прав.
- Ты меня поразил, юный Доннерджек. И я возмущен тем, что здесь произошло. Хорошо, если ты обещаешь взять с собой Транто в Непостижимые Поля, я уничтожу ошибки, проникшие в его систему.
- А что здесь произошло?
- Спроси у фанта. Мне больше не хочется разговаривать. Неожиданно поверхность, на которой лежал Транто, вспенилась, кровь фанта, в отрицание законов гравитации, начала отделяться от грязи, потекла по его бокам и проникла в раны. Когда процесс завершился, на совершенно сухой шкуре фанта осталось множество свежих шрамов.
Поднявшись на ноги, Джей посмотрел на свои руки, потом брюки и рассмеялся, прекрасно понимая, что Хранитель видит и слышит, как он радуется.
- Здорово! Транто, как ты себя чувствуешь? Тяжело вздохнув, фант сначала встал на колени, а потом под громкие, разочарованные крики стервятников выпрямил ноги. Транто громко протрубил им вслед и принялся ощупывать себя хоботом.
- Гораздо лучше, чем можно было бы ожидать. Теперь я должник Назрата - и твой тоже. Примите мою благодарность.
- Что произошло? Кто так тебя изранил?
- Я расскажу, только мне необходимо немного попить и подкрепиться. Назрат с поразительным мастерством сумел вычеркнуть причиненный мне вред из программы, но я все равно чувствую себя не лучшим образом.
- Ясное дело. Дьюби, сбрось-ка сюда парочку бананов и кокосов, будь любезна.
- Конечно, Джей. Я такого в жизни не видела. Интересно, как понравится Танатосу известие о том, что юный Доннерджек снова лишил его добычи?
- Полагаю, мы скоро узнаем, - беспечно пожав плечами, ответил Джей, который на самом деле особого веселья не испытывал.
Подкрепляясь, Транто поведал ему свою историю:
- Некоторое время тому назад меня посетила весьма странная особа - самка-фант. Она предложила моему стаду принять участие в сражении, целью которого является разрешение разногласий и борьба с несправедливостью - между Вирту и Веритэ.
- Несправедливость?
- Должен признаться, я не совсем ее понял. Похоже, она считает, что Веритэ плохо обращается с виртуальной реальностью. Когда я не выразил желания присоединиться к ее крестовому походу, она возмутилась моим поведением и ушла в джунгли. Я чувствовал себя отвратительно после разговора с незнакомкой и всю ночь охранял свое стадо, однако я и не подумать не мог, что среди тех, кому доверял, окажется предатель.
На рассвете мы двинулись в путь, я хотел, чтобы мое стадо оказалось как можно дальше от того места, где бродит странная самка. И неожиданно я услышал сигнал - какой-то фант бросил мне вызов. Я обернулся...

***

Маггл покинул свое место в задних рядах стада - но как же он изменился! Перед Транто стоял не замухрышка - тощий, слабый, почти без клыков; Маггл превратился в огромную могучую серую гору мышц, покрытых грубой, сморщенной шкурой, из пасти торчали такие громадные клыки, что было непонятно, как ему удается отрывать их от земли. Тело Маггла окружало слабое золотистое сияние, ясно различимое даже в яркий солнечный день. Не изменился только голос, благодаря которому Транто и узнал своего врага.
- Я пришел бросить тебе вызов, Транто. Сейчас мы решим, кто из нас достоин быть вожаком стада!
- А ты поправился, Маггл, а?
Голос Транто звучал насмешливо, он говорил и одновременно оценивал возможности своего противника. То, что он увидел, ему совсем не понравилось. Маггл не только прибавил в весе, в его движениях появились ловкость и быстрота. Легкость, с которой он управлялся со своими бивнями, указывала на то, что теперь фант обладает недюжинной силой. Впервые за долгие годы Транто испытал страх.
Во время первой же атаки клык Маггла оставил глубокую борозду в боку Транто, которому пришлось расстаться с надеждой, что Маггл еще не научился использовать свои новые способности. И тем не менее Транто за долгие годы жизни набрал опыта и хитрости - он не отступил и дал своему врагу бой. Время от времени он наносил Магглу раны не менее серьезные, чем те, что получал сам, но каждый раз, как только враг начинал слабеть, его окружало золотистое сияние, и он снова шел в бой.
Сначала Транто решил, что каким-то образом оскорбил Назрата и Хранитель послал воина, который должен его победить. Однако золотистый свет и аромат, окружавший Маггла, почему-то напомнили ему о приходившей незнакомке. Прежде чем упасть на землю, Транто убедился, что его предал не Маггл, а она.

***

- И все же, - продолжал Транто с набитым травой ртом, - мои предположения совсем меня не утешили, когда я смотрел, как Маггл уводит стадо.
- Найти их? - предложил Джей. Мизар почесал за ухом, сделанным из куска гобелена - розы в викторианском стиле.
- Я не.., чувствую...
- Нигде?
Мизар покачал головой, продолжая почесываться. Устроившаяся на ветках у них над головами Дьюби громко икнула и уронила кожуру от банана прямо на Транто. Фант тут же отправил ее в рот.
- Отсюда, сверху, мне отлично все видно - нигде нет никаких фантов. А большое стадо должно поднять много пыли, - крикнула обезьянка.
- Ушли, - печально вздохнул Транто. - Маггл - или тот, кто его изменил - увел их сражаться в чужой войне. Мне остается лишь надеяться, что они пожалеют молодняк. Впрочем, трудно на это рассчитывать. Та незнакомка показалась мне какой-то холодной.
- Холодной? - переспросил Джей. - Ты имеешь в виду, злой?
Транто задумался.
- Нет, я видел именно холод: готовность пожертвовать множеством жизней ради победы каких-то идеалов. Не знаю, как объяснить тебе точнее. Мы с ней не очень долго разговаривали.
- Может быть, все-таки попробуем разыскать твое стадо?
- Их не найти, - ответил Транто. - Здесь нет фантов. Ты сказал Назрату, что пришел попросить моего совета по поводу путешествия в Непостижимые Поля. Ты намерен пройти тем же путем, что и твой отец?
Дьюби фыркнула, а Джей принялся пальцем ноги что-то рисовать в пыли.
- Не совсем. Давным-давно ты мне говорил, что поезд по имени Медный Бабуин сможет рассказать о сражении моего отца с Властелином Энтропии.
- Да.
- Ты в силах отыскать Медного Бабуина?
- Возможно. После того нашего разговора я выяснил, где находится одна из его станций, и могу тебя туда отвести.
- Спасибо.
- А если он согласится доставить тебя в Непостижимые Поля, я пойду с тобой.
- И снова я тебя благодарю.
- Мною двигают не только альтруистические соображения. Я слышал, как ты обещал Назрату взять меня с собой, и не могу позволить тебе нарушить слово. Во мне поднимается черный гнев - тот самый, что нередко имел самые тяжелые последствия.
- Значит, приближается приступ безумия?
- Вполне вероятно. Ты помнишь, что нужно делать, чтобы меня вылечить?
- Повторение не помешало бы. Хорошая память не является одним из моих достоинств.
- В таком случае я освежу твою память, пока мы разговариваем. Хочешь прокатиться у меня на спине?
Джей поднял голову и посмотрел на плечо Транто. И хотя оно было намного ниже верхушек деревьев, он вдруг почувствовал приступ акрофобии.
- Конечно. Если не возражаешь.
- Мне это доставит удовольствие. Ты не будешь за мной поспевать, в особенности если мы попытаемся еще и разговаривать. Я возьму на спину и обезьяну с собакой.
- Я лично не против, - фыркнула Дьюби. - Отправиться навстречу Судьбе с шиком - класс! Мизар заскрипел - так он смеялся:
- Я.., на своих ногах. Прижав нос к земле. Транто поднял Джея и усадил у себя за головой. Дьюби устроилась на плече Джея, и вся компания пустилась в путь по равнине. Землетрясение, сопровождавшее их, могло быть рождено могучими ногами Транто - или то смеялся Назрат, ведь у Хранителей такое необычное чувство юмора.

***

И снова Драм и Линк встретились со своим работодателем в Веритэ, и снова он предстал перед ними в маске и костюме. На сей раз Деймон надел великолепное кимоно из бледно-золотистого шелка, расшитое малиновыми драконами, пурпурное нижнее одеяние и такие же перчатки. Демоническая маска, скрывавшее лицо, отливала цветами, гармонировавшими с остальным нарядом.
Заметив, что Деймон получает истинное удовольствие от своего изысканного костюма, Алиса как-то раз удивилась тому, что их работодатель не назначает им свидание в Вирту, где гораздо легче и эффективнее изменить облик. Довольно быстро она сообразила, что Деймон, по-видимому, боится пересекать границу виртуальной реальности. Приняв во внимание его повышенный интерес к элишитам, она пришла к выводу, кем на самом деле может быть Деймон.
Однако не стала делиться своими догадками с Драмом тот достаточно умен и сам способен прийти к таким же точно умозаключениям. Если он не стал упоминать о них вслух, значит, имелась какая-то причина. Десмонд Драм несказанно удивился бы, узнав, с каким уважением относится к нему его напарник Линк Крейн. С другой стороны, будучи Десмондом Драмом, он, вполне возможно, нисколько не удивился бы.
Деймон готовил чай, а Драм докладывал о том, как идет расследование:
- Элишиты, вопреки общему мнению средств массовой информации, решили отреагировать на выступления критиков чрезвычайно воинственно. В течение нескольких дней после беспорядков они вели себя весьма сдержанно и скромно, а потом - совершенно неожиданно - все переменилось. Линк?
Линк взял в руки тонкую фарфоровую чашку с чаем, смущенно поклонился Деймону и постарался привести в порядок свои мысли.
- Основываясь на лингвистическом анализе последних пресс-релизов элишитов, я пришел к двум выводам. Во-первых, агрессивное поведение - вовсе не поза. Руководители Церкви совершенно искренне верят, что все у них пойдет так, как они того пожелают. Если бы речь шла только о материалах прессы, я непременно пришел бы к выводу, что это чистейшей воды блеф, однако мне удалось взять несколько “импровизированных” интервью, в которых звучит та же уверенность.
Деймон изучал цветок хризантемы, который распустился внутри его чашки. Затем повернул прячущееся за маской лицо к Линку. Поскольку глаза закрывали черные сетчатые пластины, эффект получался пугающим.
- Интересно. А каков второй вывод?
- Учитывая, что изменение в поведении элишитов произошло неожиданно, я предположил, что имело место какое-то совещание, чрезвычайно важное, во время которого и было принято решение перейти к новой политике. Дальше расследованием занимался Драм.
Десмонд поставил чашку и заговорил:
- Подтвердить догадку Линка оказалось совсем не трудно. У элишитов имеется несколько залов, оснащенных для совещаний одновременно в виртуальной и обычной реальности. Судя по сведениям регистрационных служб, официальным данным управления посадочными площадками и счетам за сервисные программы, в день, когда первый пресс-релиз, ясно показавший изменение в курсе элишитов, увидел свет, действительно проходило совещание высших представителей Церкви.
- В Нью-Йорке? - спросил Деймон.
- Совершенно верно. Выступления элишитов в прессе навели на число, с которого я начал свои поиски, и довольно быстро мне удалось обнаружить, что за несколько дней до этого в Нью-Йорке встречались старейшины Церкви.
Деймон скрестил руки на груди. И хотя лицо надежно скрывала маска, у его гостей возникло ощущение, что он нахмурился.
- Изменение в курсе - как вы выразились - привело к созданию нескольких весьма неожиданных союзов. Праздник элишитов быстро становится любимой темой, которую с удовольствием обсуждают самые разные группы, заинтересованные в сохранении свободы вероисповедания или свободы слова.
- И неудивительно, - кивнув, проговорил Драм. - Они купили кусок земли в Калифорнии и готовят новый праздник.
- Да. - Деймон повертел в руках чашку. - Чрезвычайно интересно. А теперь я попрошу вас поделиться со мной своими самыми неожиданными предположениями и, возможно, дикими выводами.
Линк взглянул на Драма, тот молча кивнул.
- Мы считаем, что элишитам кто-то советует, как им следует себя вести. И этот некто пользуется среди них огромным авторитетом. С Верховным Священником по-прежнему обращаются почтительно, но возникает ощущение, будто его передвинули на ступеньку ниже.
- Думаете, речь идет об одном из богов? Может быть, Бел Мардук?
- Нет, не похоже, - покачав головой, сказал Линк. - Я посетил достаточное количество служб, чтобы понимать, что представляют собой боги. Они могущественны, высокомерны и несколько старомодны в своих представлениях об окружающем мире. Тот, кто направляет элишитов, отличается тонким умом и хорошо знаком с современной культурой.
- Значит, вы подозреваете... - подсказал Деймон.
- Литература, посвященная Церкви Элиш, утверждает, что ее прародителем явился эйон, но никто так и не смог этого доказать, а Церковь, естественно, твердит о божественном вдохновении.
- Но...
- Да, я думаю, что данный эйон в настоящий момент принимает активное участие в жизни Церкви Элиш и влияет на ее политику. Я подозреваю, что его цели параллельны - но ни в коей мере не идентичны - тем, о которых публично заявляют элишиты.
- И что?
Линк замолчал, не зная, стоит ли продолжать. Тогда заговорил Драм:
- Парнишка считает, хотя это звучит и дико, что основатель Церкви Элиш планирует нанести удар и захватить Веритэ. Путешествия богов и события в виртуальной реальности - всего лишь начало.
- Невероятно, правда? - сказал Линк. - Огромный компьютер не в состоянии подчинить себе реальность, которая его создала. И все же складывается впечатление, что именно так и обстоит дело.
- Я не знаю, как они намереваются претворить свои планы в жизнь, - заявил Деймон, - но подозреваю, что нам следует это выяснить, причем как можно скорее. Лично я не хочу жить в мире, в котором боги, вроде Бела Мардука, обладают неограниченной властью.
Он поднял чашку, салютуя своим гостям. Драм и Линк повторили его движение.
Тьма: шелковая паутина между багрянцем и золотом.
Доктор Лидия Хаззард проводила пациента до двери кабинета и передала молодого человека медсестре, которая проследит за тем, чтобы он получил все рецепты, а счет отправился по нужному адресу. Прикоснувшись к кнопке вызова интеркома, утопленной в поверхности ее рабочего стола из орехового дерева, Лидия сообщила в приемную, что освободилась и готова заняться следующим пациентом.
- Никого не осталось, доктор, - вежливо сообщила секретарша-андроид. - С остальными справятся автоматические системы.
- Спасибо, Делла, - поблагодарила Лидия. - Я выйду через заднюю дверь.
- Хорошо. Желаю вам приятно провести вечер.
- До завтра.
Вернувшись в свою квартиру, Лидия с радостью, чуть окрашенной чувством вины, обнаружила, что Алисы нет дома. И не в том дело, что она не любила дочь или не радовалась ее обществу; просто Алиса была очень сложной личностью, а Лидия - по необходимости - стала матерью-одиночкой.
Ее собственные родители с удовольствием ей помогали, но их заботы казались Лидии чрезмерными (они никак не могли забыть, каким необычным способом зачата их внучка), а кроме того, они так безобразно баловали девчонку, что Лидия потратила солидную сумму денег и завела няню-андроида. На нее и легла ответственность за то, чтобы Алиса не выросла эгоисткой.
Лидия считала, что няня поработала неплохо. Дочь доктора Хаззард превратилась в весьма необычную молодую женщину, которая старательно и совершенно самостоятельно развивала собственные способности и, став Линком, уже сумела внести личный вклад в общественную жизнь. Ее мать даже испытывала по этому поводу самую настоящую гордость. Порой Лидия жалела, что Алиса мало времени проводит со своими сверстниками, но потом она вспоминала, что во время каникул, проведенных (как давно!) в виртуальной реальности, и сама больше всего стремилась к уединению.
Теперь же, наслаждаясь покоем огромной пустой квартиры, Лидия написала Алисе записку, затем быстро приготовила легкий ужин из салата и хлеба. Зажав в руке горбушку, ушла в свои комнаты. Там, в маленькой каморке, находилась ее собственная кушетка (новейшей модели) для перехода в виртуальную реальность - предмет роскоши, на котором настояли родители.
Лидия нисколько не сомневалась, что именно Амбри, а не ошибка в общественной системе переноса, ответствен за ее “исчезновение” и последовавшую беременность. Впрочем, ее совершенно не беспокоил тот факт, что корпорации, которой принадлежало туристическое агентство, пришлось выплатить компенсацию. По иронии судьбы, она была застрахована в компании “Хаззард”, так что собственная фирма Абеля и Карлы обеспечила их внучку начальным капиталом, увеличивающимся каждый год; в скором времени Алиса должна стать до неприличия богатой.
Лидия Хаззард полностью одобряла иронию судьбы, считая, что реальная жизнь отлично преуспела в данном вопросе - в отличие от искусства.
Раздевшись, она активировала систему переноса и отправилась на поиски своего мужа. Пересекая пропасть между двумя вселенными, Лидия невольно усмехнулась - многие жалеют ее, полагая, будто она одинока, и не представляют себе, какую насыщенную супружескую жизнь она ведет.
И снова - какая ирония!
Она прошла в Страну За Северным Ветром - район, не нанесенный ни на одну карту Вирту, Хранительница которого не желала признавать ни чьей власти, кроме своей собственной. Впрочем, по отношению к ним Хранительница держалась дружелюбно и всегда показывала Лидии дорогу (неожиданно у нее из-под ног выскакивал камешек и устремлялся вперед, или вдруг птица принималась перепрыгивать с ветки на ветку, а порой начинали цвести розы) к Вулферу Мартину Д'Амбри.
Сегодня он занимался волынками; услышав шаги Лидии, Мартин с искренней радостью отложил их в сторону:
- Лидия!
Они обнялись. Положив голову ему на плечо, Лидия подумала о том, что Амбри мало изменился со времени их первой встречи. Борода оставалась такой же аккуратной, хотя Лидия ни разу не видела, чтобы он ее подстригал или приводил в порядок, а в одежде Амбри по-прежнему предпочитал несколько старомодный стиль.
Сама же Лидия решила, что ее виртуальная личность должна выглядеть точно так же, как реальная. За прошедшие годы она, естественно, повзрослела, и теперь они стали ровесниками. Если все и дальше пойдет точно так же, она постепенно будет стареть... Впрочем, Лидия достигла такого возраста, когда перемены происходят медленно и почти незаметны. Она рассеянно сказала себе, что, возможно, скоро тщеславие заставит ее начать скрывать эти изменения, по крайней мере в Вирту.
Наконец Амбри отпустил ее и, взяв за руку, усадил на камень рядом с собой. Несмотря на то что он явно обрадовался ее появлению, Лидия подумала, что за годы, прошедшие с их первой встречи, кое-что все-таки изменилось. Когда она с ним познакомилась, Вулфер Мартин Д'Амбри казался ей загадочным и одновременно беззаботным человеком, который радовался тому, что может играть на своей волынке и дружить с Хранителями самых диких районов Вирту. Теперь же в его темных глазах под густыми бровями застыло тревожное выражение. Амбри по-прежнему играл на волынке, только сейчас соблюдал осторожность, поскольку, как он сам ей признался, бежал от могущественного существа, в силах которого заставить его вернуться и снова сделать своим слугой - если только ему удастся отыскать Амбри.
Однажды Лидия спросила, почему он не прекратит играть, раз боится, что пение волынки приведет к нему врага. Амбри был потрясен ее вопросом и заявил, что он Волынщик и не может существовать без музыки. , Понимая, что подобные вопросы расстраивают любимого, Лидия больше к ним не возвращалась. Вирту окружало огромное количество загадок, она только начинала знакомиться с некоторыми из них - несмотря на то, что ей были известны тайны, о существовании которых многие жители Веритэ даже и не подозревали.
- Я рад, что ты пришла меня навестить, любовь моя, - сказал Амбри. - Особенно сейчас.
- Почему?
- Мне нужно посоветоваться с врачом.
- Разве ты можешь заболеть? Я не представляла себе, что такое бывает. Что случилось?
Амбри почесал подбородок чуть повыше бороды. Глядя на мужа, Лидия сообразила, что он смущен и нуждается в утешении и поддержке - раньше за ним такого не водилось. Она обняла его и прижала к себе, как делала, когда Алиса была маленькой.
Амбри тихонько рассмеялся, и Лидия поняла, что он доволен.
- Я обнаружил провалы в своей памяти, - начал он и тут же поспешил пояснить:
- Не такие провалы, которые возникают у неисправной компьютерной программы - по крайней мере я думаю, что не такие. Я не видел муар - мрак, искривляющий реальность, что часто предшествует фатальному разрушению прога.
Лидии стало не по себе, когда услышала, что ее любимый говорит о себе подобные вещи, но она промолчала.
Амбри продолжал:
- Я прихожу в себя в самых неожиданных местах и не помню, как я туда попал. Иногда оказывается, что я иду, опираясь на палку. Однажды я вдруг очутился в нашем старом домике и понял, что копаюсь в каком-то диковинном приборе.
Нахмурившись, Лидия пробежала рукой по волосам - привычка, из-за которой в Веритэ она часто выглядела не очень аккуратно причесанной. Здесь же заботливая Хранительница тут же послала легкий ветерок, и тот привел ее волосы в порядок.
- Если бы я сейчас разговаривала с пациентом в Веритэ, первым делом я спросила бы его, не экспериментирует ли он с какими-нибудь новыми препаратами. Ты ничего не принимал?
- Ничего, кроме темного пива, которое я пью всю свою жизнь, - покачав головой, ответил Амбри.
- Другая возможность - расстройство психической деятельности, - неуверенно проговорила Лидия, пытаясь сохранять профессиональную отстраненность. - Известны ли такие случаи.., среди твоих родных?
Вулфер Мартин Д'Амбри наклонил голову набок, погладил Лидию по руке.
- Некоторые местные жители Вирту принадлежат к той или иной семье, если можно так сказать. Репродуктивные проги так же стары, как и первые копировальные программы. Однако я ничего не знаю о своем происхождении. И никогда не знал. Я не помню времени, когда меня не было, и порой у меня возникают определенные проблемы в извлечении систематизированных данных. Обычно требуется какое-нибудь событие - например, пробуждение активности моего былого господина, - чтобы напомнить, что когда-то я не только играл на волынке, плавал на корабле с алым парусом и любил мою Лидию.
Лидия сердито посмотрела на зайчонка, слишком уж внимательно прислушивавшегося к их разговору. Зверек немедленно умчался прочь.
- Значит.., возможно, в твою базовую программу закралась ошибка. Как насчет диагностической программы?
- Их несколько. Я ни разу не пользовался ни одной, но мы без проблем сумеем найти не слишком болтливого Хранителя, у которого имеется необходимое оборудование.
- Тогда давай так и поступим. Вероятно, в твоих старых воспоминаниях есть что-то такое, что теперь, когда ты пытаешься ускользнуть от своего прежнего господина, всплыло на поверхность. Помнишь, как еще до рождения Алисы к нам в гости пришла женщина, утверждавшая, будто она живет в замке Доннерджек?
- Еще бы. Ее приход так напугал меня, что заставил спасаться бегством.
- Институт Доннерджека - одно из немногих заведений, где самое серьезное внимание уделяют медицине и виртуальной инженерии. Как ты относишься к тому, чтобы проконсультироваться с ними?
Вулфер Мартин Д'Амбри колебался.
- Я привык жить один, посещение общественных мест меня пугает.
- Больше, чем потери памяти и то, что ты приходишь в себя в самых неожиданных местах и не знаешь, как туда попал?
- Нет.
- Амбри, если хочешь, мы обратимся в небольшой, полностью автоматизированный центр, но там может не оказаться необходимого оборудования - ведь медтехи тоже лечат далеко не все болезни.
Лидия помолчала, поскольку никогда раньше ей не приходилось задумываться о финансовом положении своего мужа. У нее складывалось впечатление, что в Вирту у него было все, в чем он нуждался, но сейчас она вдруг поняла, что жил он довольно скромно - в определенном смысле, пользуясь дарами земли, и не более того.
- Если тебя беспокоит материальная сторона вопроса, Амбри.., у меня денег даже больше, чем достаточно.
- Моя богатая жена, - ухмыльнувшись, сказал он. - А я неплохо устроился, правда? Вскружил голову симпатичной девушке, которая оказалась исключительно способной, талантливой, да еще и из хорошей семьи.
- Но красоткой ее не назовешь, - весело добавила Лидия. Они так развлекались и раньше. По тому, как Амбри улыбался, Лидия поняла, что он прислушается к ее совету и пойдет в Институт Доннерджека.
- Не назовешь красоткой? - Амбри сделал вид, что его возмутило заявление Лидии. - А потрясающие зеленые глаза и улыбка, которая разбивает сердца? “Красотка” - совсем неподходящее слово, чтобы описать вашу внешность, леди Лидия.
Она рассмеялась и потянула его за собой на заросший цветами луг. Амбри сорвал анемон и украсил ее волосы, а она вплела красный стебель какой-то травы ему в бороду. И тут же, защищая их, точно надежной стеной, подул Северный Ветер.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art