Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК : Глава 8

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК:Глава 8

 
Прошло почти три месяца, и как Джон ни пытался отдалить этот момент, он закончил конструировать Костяной Дворец для Властелина Непостижимых Полей. Теорией единого поля практически в одиночку занимался Джордан. Доннерджек старался, как мог, но другие проекты отнимали у него слишком много времени. Он усовершенствовал браслет, который стал гораздо мощнее, и каждый день играл с сыном в Вирту при включенной и выключенной Большой Сцене.
Но вот настал день, когда он заметил мелькнувший за окном муар. Тогда Джон проверил защитные поля и увеличил их мощность. Прошло несколько часов, и вокруг проекторов, которые он видел из окна своего кабинета, возник фиолетовый ореол.
Джон подошел к главной панели управления и снова усилил интенсивность защитного поля. Бросив случайный взгляд на экран компьютера, Доннерджек увидел череп.
- Гм-м, - пробормотал он. - На нас напали. Ладно. Используя расположенные на крыше приемники, он попытался определить источник энергии. Ничего не нащупывалось. Однако фиолетовая аура не исчезала. Он еще больше увеличил интенсивность поля и подошел к экрану.
- Ты просто изображение или хочешь поговорить? - осведомился Доннерджек. Ответа не последовало.
- Если ты справишься с моей защитой, дай мне возможность встретиться с тобой лицом к лицу. Я хочу попробовать тебя расчленить.
Фигура на экране оставалась неизменной.
- Что ж, твои поля против моих, - заявил Доннерджек. - Скажешь, когда тебе надоест.
Проекторы неожиданно вспыхнули, словно кто-то включил северное сияние. Тогда Доннерджек вывел поле на максимальную мощность.
Раздался вой.
- Пытаешься сжечь мое оборудование, верно? Подожди, я сейчас активирую дублирующую систему.
Дуэль продолжалась весь день и почти всю следующую ночь. А потом, неожиданно, когда уже начало светать, атака прекратилась. Доннерджек услышал смешок и посмотрел на экран. Череп медленно растаял.
- Может быть, он отыскал в моей системе слабое место? - вслух проговорил Доннерджек. - Или началась война нервов?
Напряжение полей пришлось снизить, нужно было кое-что подрегулировать. “Интересно, - подумал Доннерджек, - многое ли удалось узнать Танатосу о защите замка?"
Закинув ноги на письменной стол, он решил немного вздремнуть в кресле. В этой позе Дэк и нашел его чуть позже. Сердце Доннерджека больше не билось, он не дышал.

***

Джона Д'Арси Доннерджека похоронили рядом с его любимой Эйрадис. В тот день шел дождь и где-то высоко в горах играл волынщик. Банши плакали три ночи подряд. Когда Рис Джордан позвонил в следующий раз, ему сказали, что Доннерджек отправился путешествовать.
Дэку пришлось стать специалистом по уходу и воспитанию за маленьким ребенком. Он изучил все детские кулинарные рецепты, купал малыша по несколько раз в день и переодевал, когда возникала необходимость. Под его заботливым оком Джон Д'Арси Доннерджек-младший набирал вес, часто улыбался и регулярно вопил. Медицинский робот легко справлялся с детскими болезнями. Дэк регулярно оставлял мальчика играть на Большой Сцене, где тот наблюдал множество чудес, но, к счастью, оставался в полной безопасности.
Месяц проходил за месяцем, одно время года сменяло другое. Теперь Доннерджеку звонили все реже, поскольку он постоянно где-то путешествовал. Дэк каждый день разговаривал с ребенком, а когда мальчик начал ему отвечать, удвоил свои усилия.
Несколько раз у Дэка складывалось впечатление, будто Джон-младший болтает с кем-то еще. Вскоре он обнаружил его в компании с собакой - точнее, существом, отдаленно напоминающим собаку, которая выглядела так, словно ее произвела на свет мусорная куча. Пес казался каким-то пугающе странным.
Однажды Дэк заметил красивого черного мотылька, таких ему видеть еще не приходилось. Робот понимал, что необыкновенные существа заинтересовали малыша и он пытается с ними общаться, однако у него почему-то возникло ощущение, что они ему отвечают. Вскоре Дэк застал мальчика в обществе длинной мерцающей змеи, чешуя которой напоминала сверкающую на солнце медь. В другой раз рядом с его подопечным сидело нечто похожее на тощую обезьяну. Робот пожал своими металлопластиковыми плечами. Диковинные создания не могли причинить ребенку физического вреда. Кроме того, Дэк знал, что в таком возрасте мальчику полезно разговаривать.

***

- Б'нана, ой! Мама! Б'нана! Нана! - Очень, очень жалобный голос, а слова понятны только внимательному и любящему уху, в результате просьба немедленно удовлетворена.
- Очень хорошо, вот тебе банан. Постарайся не испачкаться, обезьянка.
Лидия Хаззард произнесла последнее слово с любовью, хотя и без особой надежды. Она оторвалась от своего устройства для чтения, рассеяно наблюдая за тем, какая часть банана действительно попадает в рот дочери.
- Совсем неплохо, обезьянка, - добавила Лидия, вытирая сладкую кашицу с пухлых пальцев, круглых щек и льняных волос. - Как тебе удалось раздавить банан на голове?
- А-ба-ба, ма-ма-ма. - Ребенок радостно замахал маленькими кулачками.
- Еще банан?
- Пффтт...
- Давай ползи в манеж и помучай немного свои игрушки, а мама должна подготовиться к занятиям. Договорились?
- Наверх! - вдруг совершенно отчетливо произнес тоненький голосок, после чего раздался пронзительный вой.
В такие моменты Лидия часто задавала себе вопрос: почему люди с таким нетерпением ждут, когда дети заговорят? Теперь она получила собственного сержанта по строевой подготовке - ребенок умел произносить лишь приказы и оскорбления. Но когда крошка улыбалась...
Лидия наклонилась над манежем и взяла Алису на руки. Откровенно говоря, становиться матерью в восемнадцать лет не входило в ее планы, но маленькая Алиса завладела ее сердцем так прочно, как только еще один человек - отец девочки, Вулфер Мартин Д'Амбри.
Принимавшие роды врачи (Лидия вернулась в Веритэ, когда схватки стали регулярными) были поражены, убедившись в том, что роженица прекрасно отдает себе отчет в происходящем, хотя вышла из комы всего несколько минут назад. Они ожидали, что Лидия будет потрясена, испытает ужас и удивление... Однако она совершенно спокойно отреагировала на то, что у нее родился ребенок. Ее знакомство с техникой Лэмейза поразило их не меньше всего остального, но Карла настояла на том, чтобы Лидии разрешили рожать любым способом, каким она только пожелает, заявив, что доктора и власти, отвечающие за путешествия в Вирту, и так причинили ей достаточно вреда. В результате Лидия находилась в сознании, когда ее дочь появилась на свет.
Прижав девочку к груди, она назвала ее Алиса - так они с Амбри решили во время долгих мирных вечеров в домике на скалистом побережье в Вирту. Лидия сделала вид, что ужасно устала (на самом деле ей не пришлось особенно прикидываться), чтобы избежать объяснений относительно того, чем она занималась в Вирту в течение десяти месяцев и почему никто не мог установить с ней связь. Когда она почувствовала себя лучше, родители забрали ее с Алисой домой и отказывались отвечать на звонки; они довольно быстро привыкли к мысли, что не только получили назад дочь, но еще и приобрели внучку.
Официальное решение гласило, что Лидия забеременела в результате генетического срыва, вызванного психосоматической конвертацией “романтического” приключения в Вирту. Лидия знала, как все обстояло на самом деле. Алиса являлась не только ее дочерью, но в равной степени и ребенком Вулфера Мартина Д'Амбри, хотя набор ДНК малышки абсолютно совпадал с набором ДНК Лидии. Впрочем, она не видела причин спорить, дав слово никому не говорить - в том числе и родителям - о своем виртуальном супруге.
Богатство Хаззардов, их влияние, а также угроза возбуждения иска против виртуального туристического бюро, которое “потеряло” Лидию на целых десять месяцев, свело к минимуму количество просочившейся в прессу информации о необычном рождении Алисы. Друзьям семьи дали понять, что Лидия забеременела самым заурядным способом - в результате любители сплетен остались ни с чем.
Лишь Лидия знала, как ей не хватает Вулфера Мартина Д'Амбри. Он сказал, что не сможет навещать ее в Веритэ, но как только она вернется в Вирту, сразу ее найдет. Лидия посещала занятия в виртуальном университете уже почти два семестра, а один раз вместе с подругой Гвен и ее младшей сестрой Синди провела в Вирту выходные, но ни разу не видела Амбри и не получала от него писем. Ей оставалось только ждать и надеяться.
Однако год - очень долгий срок, особенно когда тебе девятнадцать. Хотя Лидия пыталась не терять веру, что Амбри когда-нибудь ее найдет, надежд на встречу с ним оставалось все меньше.

***

Когда юный Доннерджек подрос и уже мог ходить, он регулярно поражал Дэка, возвращаясь в замок с листком или палочкой в руках. Робот не понимал, где малыш их находил, ведь преодолеть физический барьер между мирами невозможно. Сначала он особенно об этом не задумывался, всякий раз находя рациональные объяснения данному явлению. Позднее, вспомнив, что Доннерджек являлся одним из крупнейших специалистов по виртуальной реальности и большую часть своих последних работ держал в секрете, Дэк предположил, что хозяин сумел найти способ входить в ограниченный контакт с Вирту через Большую Сцену.
С тех пор его начали посещать кошмарные видения. Дэк знал: Доннерджек хотел, чтобы его сын играл на Большой Сцене. Однако если мальчик имел возможность попадать в Вирту через интерфейс, в то время как Большая Сцена проходила разные фазы, ребенок мог безнадежно потеряться в чужом мире. Робот оказался перед дилеммой. Конечно же, малыш не пересекал границу, но...
Дэк решил держать маленького Доннерджека под наблюдением. На следующий день он отправился вместе с ним на Большую Сцену, хотя постарался держаться подальше, одновременно не спуская с него глаз.
Мальчик напевал обрывки каких-то песен, ковыляя или переползая с место на место. Через некоторое время каменистая поляна превратилась в зеленый луг, и малыш спустился туда, сойдя со Сцены.
Двигаясь словно серебристо-бронзовый призрак, Дэк последовал за ним. Робот легко поспевал за мальчиком, поскольку тот часто останавливался, чтобы рассмотреть цветок, птицу или насекомое.
Дэк подобрался поближе и застыл без движения. Мальчик неожиданно запел:

Мотылек, мотылек,
Ты лети ко мне, лети.
Мотылек, прилетай
И со мною поиграй.

Он повторял необычное четверостишие снова и снова, и через некоторое время из дупла соседнего дерева появился черный мотылек - так, во всяком случае, показалось роботу, - подлетел к юному Доннерджеку и закружился у него над головой. Потом уселся на веточку и посмотрел на мальчика своими глазами-самоцветами.
- Привет, Ал... Али... - заговорил мальчик.
- Алиот, - поправил его тихий голосок, и Дэк немедленно добавил энергии в слуховые рецепторы.
- Алиот, - повторил мальчик. - Красиво порхай! Донесся тишайший смех.
- Спасибо, Джон. Ты знаешь, как доставить удовольствие старому мотыльку.
Мальчик рассмеялся в ответ - Алиот дал ему понять, что он сказал нечто забавное.
- Люди далеко не всегда смеялись вместе с черным мотыльком, - заметил Алиот. - Даже в начале времен, когда мои крылья закрывали половину небес и гремел гром, если я взмахивал ими.
- Почему? - спросил мальчик.
- Я был скакуном богов в дни гражданских войн, которые давным-давно отгремели.
Мальчик выглядел смущенным, его детского словаря не хватало, чтобы понять, о чем говорит мотылек, он пытался справиться с незнакомой концепцией.
- Но ты такой маленький! - Мальчик показал ладонями, что может раздавить хрупкого мотылька.
- Я бы не советовал тебе пытаться это сделать. Да, войны закончились, и вселенная занялась своими делами. Я уменьшил себя и стал искать подходящих друзей и приятное место для жизни. И как только нашел, сразу же отправился на покой. Вирту больше не нуждалась в гигантском мотыльке с могучими крыльями. Гораздо интереснее дружить с цветами, чем разрушать крепости.
- А что такое Вирту?
- Вторая половина мира. Сейчас ты в ней находишься.
- Почему?
- Что “почему”?
- Почему их два?
- Ты говоришь с тем, кто присутствовал при самом начале, но я не могу уверенно ответить на твой вопрос. Я слышал много версий того, как все произошло. И тем не менее я не знаю, что было на самом деле - никто не знает.
- Почему?
- Таков закон - когда речь идет о чем-то большом. Проходит время, и прошлое обрастает множеством легенд. И тогда уже никто не в состоянии сказать, какое из объяснений является верным.
- Почему?
- Потому что люди всегда ищут историю внутри истории. Они не довольствуются тем, что имеют.
- Почему?
- Иногда мне кажется, что им нравится ложь.
- Почему?
- Так веселее. Ты сам увидишь.
- Ой. Ты красивый.
Алиот вспорхнул в воздух, сделал несколько кругов, а потом опустился на плечо мальчика.
- Лучше просто наслаждаться моментом. Все остальное находится где-то внутри.
- Почему?
- Почемучка!.. Ты сам скоро поймешь. Жизнь превыше слов. Смотри на цветы и дыши воздухом. Получай удовольствие от своих ощущений.
Юный Доннерджек снова рассмеялся, неожиданно вскочил на ноги и побежал через поле. Алиот последовал за ним. Земля под ногами мальчика была влажной, в небе собирались тучи.
- Отправляйся домой, - сказал Алиот. - Скоро будет дождь.
- Дождь?
- Вода с неба. Может быть, ты не промокнешь, но во время бури высвобождается много энергии, а у тебя на руке необычный браслет. Ступай домой. Мы еще встретимся.
- Пока, Алиот.
Дэк осторожно последовал за мальчиком. Мотылек явно не хотел сделать юному Доннерджеку ничего плохого - но, как и уродливая киберсобака, вызывал у робота неприятное чувство. За странными существами стояло нечто неизведанное.

***

Лидия Хаззард сидела на скамейке залитого солнцем кампуса виртуального университета и обсуждала со своей лучшей подругой Гвен, какие курсы стоит выбрать на следующий семестр. На зеленой лужайке двое мускулистых студентов перебрасывались фрисби.
- Никак не получается взять все курсы, которые мне нравятся, так, чтобы они сочетались с моей специализацией, - жаловалась Гвен.
- А ты взгляни на мое расписание, - предложила Лидия. - Тот, кто составлял учебный план, настоящий садист. Они не желают, чтобы мы изучали необходимые будущему медику предметы; наверное, хотят, чтобы мы бросили учебу.
- Почему бы тебе не бросить подготовительный курс и не переключиться на биологию или химию, Лидия? Твои родители - люди богатые... Ты столько.., болела пару лет назад - они дадут тебе все, что ты только пожелаешь. Но ты работала как сумасшедшая - нагоняла пропущенное, ухаживала за Алисой. Стоит ли игра свеч?
- Что ты имеешь в виду?
- Такая жизнь. Тебе не нужны деньги, у тебя чудесный ребенок. Почему бы не передохнуть?
- Но я хочу быть врачом, Гвен, Мои родители не могут преподнести мне в качестве подарка медицинский диплом.
- А как насчет Хэла Гарсия? Его родители сделали крупный взнос в тот университет, который он выбрал; в результате его не только сразу туда приняли, но и дают возможность сдавать экзамены без особых проблем. А он даже толком не занимается.
- Гвен, я хочу быть врачом, а не просто получить диплом.
- Ты слишком много занимаешься.
- А ты настоящий циник.
- Благодарю! - Гвен выпрямилась и слегка ущипнула подругу за руку. - Подцепим какого-нибудь из тех парней?
- Да ну их, сестричка. Могу поспорить, что они проги, часть пейзажа.
- И она говорит, будто я циник? В кампусах на Веритэ есть настоящие студенты - почему им не быть в Вирту? Таковы традиции.
- Парни уж слишком симпатичные. Давай, попробуй, если хочешь. А мне нужно разобраться с расписанием. Когда я вернусь домой, Алиса ничего не даст мне делать.
Гвен нахмурилась:
- Послушай, Лидия, ты.., по кому-нибудь сохнешь?
- Сохнешь?
- Ну, худеешь, бледнеешь, тебя преследуют воспоминания...
- Тебе явно не следовало участвовать в поэтических семинарах.
- Серьезно. В старших классах ты ведь ходила на свидания.., а сейчас стала гораздо красивее, чем раньше. Ты перестала кусать ногти, у тебя лучше кожа...
- Беременность нередко оказывает на женщину положительное влияние. А десять месяцев в Вирту решают проблему с ногтями.
- Эй, не пытайся сбить меня с толку. Ты похорошела и больше не обращаешь внимания на парней.
- Почему же, я на них смотрю.
- Серьезно.
- Ладно. Давай серьезно. Я находилась в виртуальной коме в течение десяти месяцев. Когда я пришла в себя, у меня родился ребенок. Я просто без ума от своей дочери - уж можешь не сомневаться, но сейчас мне приходится восстанавливать физическую форму, которую я потеряла на кушетке в камере перехода, и нагонять программу, чтобы успешно поступить в университет. У меня нет времени думать о парнях - я ведь еще должна растить Алису.
- Ну так подумай о них сейчас. Попробуй. Это не больно, правда. Надень туфли для танцев, давай отправимся на виртуальный уик-энд. Мне так не хватает твоей компании.
- Алиса...
- С Алисой все будет в порядке. Ты хорошая мать, но что ты будешь делать, когда она пойдет в школу?
- Сама буду учиться, наверное. Чтобы получить медицинский диплом, требуется много времени.
- Лидия!..
- Ладно. Я составлю тебе компанию в будущий уик-энд, Гвен.
- Здорово!
Какая-то тень закрыла солнце. Гвен и Лидия автоматически подняли глаза. На тропинке стоял мужчина лет тридцати пяти в темно-синих джинсах, зеленой рубашке и рабочих сапогах и внимательно на них смотрел. На его бородатом, лице появилось сомнение.
- Мисс Лидия? - негромко проговорил он. - Вы? Прошло столько времени...
- Амбри? - Она встала, рассеянно положив университетский каталог на скамейку. - Амбри? Гвен схватила ее за руку:
- Лидия? Что случилось? Кто это?
Лидия с трудом оторвала взгляд от бородатого мужчины.
- Мой старый друг, Гвен. Разреши представить тебе Мартина Амбри.
- Старый друг? Из...
Гвен замолчала, она поняла. Девушка крепко пожала протянутую Амбри руку.
- Я рад с вами познакомиться, мисс Гвен, - негромко ответил Амбри. Он держался скромно, но полностью контролировал ситуацию. - Лидия часто про вас вспоминала. И всегда с большой любовью.
- А вот про вас она мне никогда ничего... - смущенно начала Гвен и улыбнулась. - Но все равно я рада с вами познакомиться.
- Я попрошу вас никому не говорить о нашей встрече, - сказал Амбри.
- Она опять исчезнет?
- Нет. Так нельзя. Ребенок будет скучать.
- Вы знаете о ребенке.., конечно, как же иначе. Я буду хранить молчание, если она не исчезнет и обещает мне потом все рассказать.
Лидия сжала ее пальцы:
- Обещаю.
- Ну, я пойду. Наверное, вам о многом нужно поговорить. Была рада с вами познакомиться, Мартин Амбри.
- Я тоже, мисс Гвен.
Она собрала свои вещи, махнула на прощанье рукой и направилась к бросающим тарелку парням. Лидия спрятала каталог и, когда Амбри предложил ей руку, внезапно смутилась.
- Давай, погуляем немного, Лидия? Не встречаясь с Амбри взглядом, она взяла его под руку, и они двинулись по петляющей тропинке в сторону озера.
- Прошло так много времени, Лидия.
- Алисе уже исполнилось два года.
- И тебя интересует, где я был.
- Ну...да.
- Я хотел прийти раньше, но после твоего возвращения в Веритэ многое произошло.
- Многое?
- Среди прочего я дезертир, Лидия. Вскоре после того, как ты отправилась рожать нашего ребенка, кто-то попытался меня разыскать и снова призвать на службу. Мне пришлось бежать.
- Но.., армия? Ты ведь живешь в Вирту.
- В Вирту есть свои армии и кровавые битвы, древние войны. Я кое-что тебе рассказывал, когда мы жили вместе.
- Да, но я думала, что речь шла о давнишних событиях, из времен Войны Начала Начал.
- Так оно и есть. Однако в последние несколько лет что-то происходит - возродились старые амбиции, всплыла прежняя вражда. Похоже, грядут перемены.
- Перемены? В Вирту или Веритэ?
- Начнется все в Вирту, но есть основания считать, что на сей раз Веритэ не останется в стороне.
- Амбри, где ты прячешься? Почему не мог меня предупредить?
- Я отправился в места еще более дикие, чем те, где мы с тобой жили, любовь моя. Туда, где, как я подозревал... Ты помнишь визит Эйрадис и Хэзер?
- Конечно. Эйрадис сказала, что ее мужа зовут Джон Д'Арси Доннерджек и что у нее в подвале есть портал, через который можно попасть в виртуальные царства. Хэзер говорила меньше, но у меня возникло ощущение, что она удивилась, встретив нас там, - удивилась и чувствовала себя как-то неловко.
- У нее имелись на то причины, я полагаю. Они оказались на берегу озера. Лидия так ни разу и не взглянула на Амбри с того самого момента, как он к ней подошел. Он осторожно взял ее за плечи и повернул к себе.
- Твои глаза, как и прежде, полны прелести - такая темная, удивительная зелень.
- Ты меня узнал! - воскликнула Лидия, неожиданно сообразив, что сейчас выглядит совсем не так, как во время их короткой совместной жизни в Вирту. Лишь глаза остались такими же. - Как?
- Голос, жесты, улыбка... Когда ты разговаривала с Гвен, я наблюдал за тобой с противоположной стороны лужайки. Подойдя поближе, уже не сомневался. Ну, почти не сомневался.
Лидия сжалась, опустила плечи, хотя в последнее время упражнения и растущая уверенность в себе практически избавили ее от этой привычки.
- Я теперь совсем не такая красивая.
- Ты стала гораздо красивее.
- Льстец.
- Нет. Здесь ты настоящая. И мелкие детали делают тебя уникальной. А твоя прекрасная улыбка и голос сводят мужчин с ума.
- В самом деле?
- Поверь мне. Так оно и есть. Может быть, ты на меня посмотришь, или я стал тебе неприятен?
- Да. Нет.
- Тогда взгляни на меня.
Лидия подняла глаза и покраснела. Мартин улыбнулся. Она улыбнулась в ответ и спрятала лицо у него на груди.
- Я чувствую себя так.., неуверенно. Глупо, правда?
- Нет. Мне пришлось призвать на помощь все свое мужество, чтобы подойти к тебе. Я сомневался, что ты меня узнаешь. Я боялся, что ты отвесишь мне пощечину и назовешь невежей.
Она захихикала:
- По-моему, теперь никого не называют невежами.
- Может, и нет, но я самый настоящий мерзавец. Бросил тебя и нашу дочь на целых два года. Только теперь я вернулся и надеюсь, что мне рады.
- Я тебе рада.
- Лидия.., я не хотел спрашивать раньше, но.., два года - долгий срок, в особенности когда ты молода и красива. Ты нашла кого-нибудь другого?
Она посмотрела на него сквозь ресницы, вспоминая свой разговор с Гвен. На мгновение ей захотелось увильнуть от ответа - может быть, так Амбри будет ценить ее больше. Потом она отбросила все сомнения.
- Никого. Я на них даже не смотрела.
- Я тоже.
Он вздохнул, и от радости у него заблестели глаза. Они долго не разжимали объятий. Над озером пара ласточек носилась за мошками.
- Как скоро тебя ждут дома, Лидия?
- Через час.
- Тогда проведи его со мной, пожалуйста. Я расскажу тебе о том, где побывал, а ты мне - обо всем, что произошло за это время с тобой.
- Всего за один час? - Лидия рассмеялась, и на лице у нее впервые появилось счастливое выражение.
- Один час, - ответил Амбри, сжимая ее руку так, словно он никогда не собирался ее отпускать, - а потом мы назначим следующую встречу.
Они сидели обнявшись на виртуальном берегу и разговаривали о любви и других весьма реальных вещах.

***

Ни одна из тайн, связанных с юным воспитанником Дэка, не прояснилась в последующие шесть месяцев. Мальчик рос, его словарный запас увеличивался. Когда Дэк осторожно расспрашивал мальчика о мотыльке, змее, собаке и обезьяне, он всегда отвечал одно и тоже: “Они мои друзья. Приходят поиграть”.
Вместе с мальчиком рос и браслет. Однако Джон-младший часто пытался его снять - как туфли, носки и одежду.
- Сними! - потребовал он однажды у Дэка.
- Нет, - твердо ответил робот. - Его сделал твой отец и ничего мне не объяснил. Я считаю, что тебе не следует с ним расставаться.
При упоминании об отце недовольство мальчика сразу исчезло.
- Расскажи мне об отце, - попросил он, - и о матери.
- Я покажу тебе, как они выглядели, - ответил Дэк, вызывая топографические образы Эйрадис и Джона-старшего.
Юный Доннерджек долго смотрел на изображение родителей.
- Ты похож на них, молодой сэр, - сказал Дэк.
- Они были хорошими людьми? - спросил мальчик.
- Да, - ответил Дэк, - я считаю, что да. Мальчик обошел вокруг застывших фигур.
- Симпатичные, - наконец проговорил он.
- Кто знает? Наверное, когда ты вырастешь, то будешь похож на них, - предположил Дэк.
- Хорошо.
- Пойдем. Пора обедать.
Дэк выкупал Джона, переодел и повел в столовую.

***

- Вы можете ненадолго оторваться от работы, Дэвис? - спросил Рэндалл Келси. - Я бы хотел с вами поговорить.
Артур Иден поднял взгляд от книги “Храмы из песка”; глаза у него покраснели и слегка слезились. Взглянув на часы, он понял, что рабочее время давно закончилось. Келси стоял на пороге его кабинета.
- Да, сэр. - Он встал и потер затылок. - Думаю, пора сделать перерыв, пока мои мышцы не застыли навсегда в одном положении.
- Что-то интересное?
- Архитектурный анализ руин древних шумерских развалин с последующей экстраполяцией возможного внешнего вида зданий. Очень старая книга - конец двадцатого столетия, написал некто Кейм, он также работал на раскопках в юго-западной Америке вместе с археологом Муром. Мне кажется, нам удастся воспользоваться некоторыми идеями Кейма о структурном напряжении для улучшения виртуальной программы Священной Цитадели.
- Великолепно. Ряды нашей паствы ширятся, а следовательно, растут и обязательства - мы должны служить прихожанам на всех уровнях. Облачение, которое вы помогли создать для нового монашеского братства, пользуется большим успехом у посвященных.
- Для приверженцев Иннаны <Владычица небес, в шумерской мифологии богиня плодородия, плотской любви и распри.>? Благодарю. Мне и самому понравилось.
Они прошли по короткому коридору и остановились перед дверью лифта из чеканной меди, на которой был изображен фрагмент мифа о сотворении мира. Келси нажал на кнопку, скрытую в глазу одного из мелких демонов.
- Напомните мне, Дэвис, как долго вы уже с нами?
- На постоянной основе? Около двух лет. Со мной консультировались за год до этого - тогда я уже год как являлся прихожанином церкви. Получается четыре.
Подъехал лифт, дверца скользнула в сторону. Внутри кабину украшали изображения нескольких старших божеств, каждое со своей характерной эмблемой - оригинал работы известного художника, ставшего элишитом. Картина помещалась под пуленепробиваемым стеклом. Церковь открыто демонстрировала свое растущее влияние (не гнушаясь самыми земными деталями), однако не забывала соблюдать осторожность.
- Всего четыре года? Вы удовлетворены своим продвижением?
Дверь лифта открылась, и Келси жестом предложил Идену выйти в коридор. Иден с интересом осмотрелся. Его еще никогда не приглашали на этот этаж. Подняв глаза, он увидел прозрачные панели купола, за которыми виднелось голубое небо, и нахмурился. Небоскреб заканчивался пирамидой. Как такое может быть?
Келси заметил его удивленное выражение и усмехнулся:
- Постоянно анализируете, Дэвис! Перед вами иллюзия. Стеклянный потолок реален, но “небо” - проекция. Сделано очень искусно, поскольку можно установить изображение настоящего неба - как сейчас, - а в пасмурные дни никто не мешает показать что-нибудь более привлекательное. Давайте зайдем ко мне и выпьем по стаканчику. Вы так и не ответили на мой вопрос.
Иден последовал за Келси в большую, хорошо освещенную, но скромно обставленную комнату. Впрочем, кресла здесь оказались удивительно удобными. Келси предложил ему сесть, спросил, что он выпьет, и направился к бару. Протянув Идену бокал, устроился в кресле рядом с ним, положил ноги на письменный стол, с удовольствием сделал несколько глотков холодного пива и снова спросил:
- Итак, Дэвис, вы довольны своими результатами? Магический вопрос. Скажи “нет”, и ты становишься слишком амбициозным. Скажи “да”, и у тебя недостает мотивации.
Иден сделал глоток из своего бокала - легкое рисовое вино - и осторожно сформулировал ответ:
- Я получаю удовольствие от работы и, мне кажется, вношу неплохой вклад в дело Церкви. Однако я готов к встрече с новыми трудностями.
- Очень хорошо. - Келси снова приложился к пиву. - Просто отлично. Вы ставите меня в непростое положение, Дэвис.
Иден почувствовал, как сердце забилось быстрее. Неужели его игра раскрыта? Он считал, что такой вариант невозможен. Согласившись работать на полную ставку в качестве исследователя для Церкви, Иден ни разу не снимал личину Дэвиса. Артур Иден ушел в долгосрочный отпуск с сохранением половины оклада (администрация университета осталась довольна - сказывалась необходимость постоянно урезать бюджет), а квартира и прочие счета оплачивались из его профессорской зарплаты. Иден жил, и довольно скромно, на то, что зарабатывал Дэвис как служащий Церкви. Келси между тем продолжал говорить:
- Вы продемонстрировали свободное владение виртуальными способностями, постоянно развиваете их регулярными тренировками. Вы умеете произносить литании не хуже священников, у которых на несколько лет больше практики. Ваш энтузиазм во время ритуалов не вызывает сомнений. И все же...
- Сэр?
- У меня есть подозрение, что вы не до конца избавились от скептицизма.
Иден мудро воздержался от ответа. Келси пристально смотрел на него своими светло-голубыми глазами.
- На последней встрече Старейшин Церкви ваше имя называлось среди тех, кто заслуживает индивидуального поощрения. Меня, как вашего наставника, спросили, готов ли я поддержать данное предложение.
- Поощрение, сэр?
- Вот! Опять вопросы! Большинство посвященных, услышав подобное известие, ни о чем не раздумывая, бросилось бы восславлять богов. Вы - среди немногих - задаете вопросы. Тем не менее, если я дам положительный ответ, вы достигнете положения в Церкви, которого мало кому удается добиться.
- Сэр?
Келси усмехнулся, увидев на смуглом лице Дэвиса улыбку:
- Должность носит религиозный, а не административный характер. Речь идет о том, чтобы стать доверенным лицом божества - чем-то вроде его личного слуги.
- Бог!
- Именно. Я не уверен, что скептика - какими бы благими ни были его намерения - разумно рассматривать в качестве кандидата на такой почетный пост. Некоторые божества весьма нетерпеливы. Они могут посчитать недостаток веры непростительным грехом. И смертельным оскорблением.
- Я понимаю.
- В Вирту можно погибнуть, Дэвис. Обычно на эту тему не принято распространяться, но смерть в Вирту - вещь реальная, особенно если удалиться от разведанного центра в дикие, первичные области. Я полагаю, не следует пояснять, что наши божества принадлежат к первичным силам.
Как утверждает учение Церкви, они просто используют Вирту в качестве средства выявления истины, предшествовавшей человеческой истории. Келси нахмурился.
- Именно поэтому я и разговариваю с вами - возможно, несколько опрометчиво. Мне бы не хотелось, чтобы из моих уст прозвучало имя кандидата, который навлечет позор на себя и мой департамент. Кроме того, мне будет крайне жаль, если под удар будет поставлено ваше дальнейшее служение Церкви - вы обладаете исключительно ценными способностями. Что скажете?
- Могу ли я помолиться, сэр?
- Да. Мудрая мысль. Вы освобождаетесь от своих текущих обязанностей. В это же время завтра вы сообщите мне о результатах своих размышлений. Окончательное решение буду принимать я, но ваше мнение будет учтено.
- Я вам очень благодарен, мистер Келси.
- А сейчас можете идти.
- Благодарю. Я закончу работу и пойду в храм.
- Прекрасно. Да известят вас боги о своей воле.
- Надеюсь, что так и будет, сэр.
Артур Иден вышел из кабинета Келси, чувствуя на спине его испытующий взгляд. В лифте проделал руками молитвенные движения, заимствованные Церковью из буддизма. Вернувшись в свой кабинет, выключил компьютеры и вышел из здания. На случай слежки направился в одну из церковных камер переноса, отыскал индивидуальную виртуальную часовню, где мог помолиться и собраться с мыслями.
Иден провел там несколько часов. Уходя, сказал служителю, что собирается пообедать. Закончив трапезу в своем любимом афганском ресторане, вернулся в квартиру Дэвиса и все подготовил для поджога, который должен был выглядеть как пожар, возникший из-за случайного короткого замыкания. (Когда начнется расследование, специалисты найдут компьютерное оборудование и другую электронику, безнадежно испорченную.) Если все пойдет хорошо, Церковь посчитает что он погиб.
Потом Иден воспользовался служебным выходом и спустился в туннель подземки. Дэвис исчерпал свои возможности, его личина не выдержит близкой встречи с существами, которым служит Церковь. И хотя Иден по-прежнему не верил в их божественность, годы, проведенные на службе у, элишитов, убедили его в их несомненном могуществе.
Теперь он снова станет Артуром Иденом и начнет работу над созданием личности монаха из братства, которая пригодится ему, когда выйдет книга. Он опубликует ее под своим собственным именем, прекрасно понимая, что после ее выхода уже не сможет оставаться Артуром Иденом, поскольку ему будет вынесен смертный приговор.

***

Прошло несколько лет. Джон Д'Арси Доннерджек-младший хорошо рос и практически не болел. Дэк научил его читать, детские каракули превратились во вполне приличный почерк. Кроме того, Дэк познакомил мальчика с правилами математики. Только после этого робот позволил ему подойти к компьютеру. Он хотел, чтобы сын Джона Д'Арси Доннерджека обладал почти забытыми основами прежнего образования перед тем, как приступить к освоению современного. Дэк не получил никаких указаний на сей счет, но заметил, что Доннерджек-старший знал самые неожиданные вещи, а робот считал его великим человеком. Более того, он надеялся, что Доннерджек-младший когда-нибудь тоже станет великим. Поэтому ребенок изучал немецкий, французский, японский, картографию и каллиграфию, как в прежние времена Джон Доннерджек-старший.
В замке Доннерджек не было других детей. Изредка мальчик видел из окна или с балкона Дункана и Ангуса, но Дэк не подпускал его к ним, надеясь таким способом защитить его жизнь. Поэтому единственными существами, с которыми ребенок общался помимо домашних роботов, стали обитатели Вирту - люди и самые разные существа; Джон сталкивался с ними во время своих ежедневных визитов на Сцену и за ее пределы.
Однажды они с Мизаром ушли в поля - так далеко, что произошло несколько перемен ландшафта, прежде чем они вернулись. Путники оказались в маленькой скалистой долине, по которой бежал ручей. Двигаясь вдоль русла, они подошли к бурлящему, искрящемуся водопаду. Юный Доннерджек, одетый лишь в шорты, уселся на небольшой валун возле воды и принялся швырять камешки в поток. Вскоре на поверхность вынырнуло водяное гуманоидное существо и посмотрело на него. Джон поднялся на ноги и сделал шаг назад. Мизар встал перед мальчиком и открыл пасть, демонстрируя острые спицы зубов.
- Привет, малыш, - произнесла зеленоволосая женщина, медленно выбираясь на берег. - Скажи своему стражу, что я не желаю тебе зла.
Мальчик положил руку на шею пса и погладил его.
- Все в порядке, - заверил он Мизара. - Не трогай ее. Меня зовут Джон Доннерджек. А кто вы, мадам?
- Ты родственник ученого Джона Д'Арси Доннерджека? - спросила женщина, снимая с волос улиток и бросая их обратно в реку.
- Он был моим отцом.
- Был? Ты сказал “был”?
- Ну, он умер. Я тогда еще только родился.
- Как жаль. Я буду о нем скучать. Он и Рис Джордан приходили в мою долину, чтобы отдохнуть и насладиться ее красотой, а потом начинали обсуждать математические проблемы - два великих человека.
- Вы знали моего отца?
- Я его - да, а он меня - нет. Мне нравилось слушать их разговоры и поддерживать окружающую природу такой, чтобы они получали максимальное удовольствие.
- Кто вы, мадам?
- Я Хранительница долины. В школе тебе, быть может, рассказывали о нас, называя эйонами. Я поддерживаю здесь порядок. Обычно люди меня пугают. А детей я люблю. Хорошо, что ты сюда пришел. Если хочешь, можешь поплавать в реке. Я сделаю воду холоднее или теплее - как пожелаешь.
Мальчик улыбнулся.
- Ладно, - ответил он.
И побежал к воде.
Хранительница повернулась к Мизару.
- Ты не просто конструкция, - заявила она. - Тебя сделал Доннерджек?
- Нет. Думаю, нет, - отрывисто заговорил Мизар. - Но.., не.., помню.., как.., появился. Ослепительная.., вспышка света.., и я падал. Скитался.., долго и далеко. Не знаю.., откуда я пришел. Но мальчик добр.., ко мне.., и я играю.., с ним. Так лучше - иметь друга.., чем скитаться.
- Я рада, что вам хорошо вместе.
- Иногда.., черный мотылек.., приходит поговорить. Я чувствую.., что должен его знать. Но он не.., хочет говорить о таких.., вещах. Однако он.., дружелюбен.
- Как его зовут?
- Алиот.
- Ой.
- Ты.., с ним знакома?
- Ну, не совсем. На мгновение мне показалось, что ты произнес другое имя.
- Черные мотыльки.., встречаются.., редко.
- Верно. - Хранительница повернулась и посмотрела на плавающего мальчика. - Вам пора возвращаться?
- Я не.., знаю.
- Дитя, где ты живешь?
- В замке Доннерджек.
- Когда тебя ждут дома?
- Наверное, я уже опоздал. Хорошо, что напомнили. Он вышел на берег, встряхнулся и встал на солнце, - Спасибо за купание.
- Приходи, когда захочешь, Джон Доннерджек. Ты уверен, что найдешь дорогу обратно?
Юный Доннерджек посмотрел на Мизара:
- Ты можешь взять след? Пес опустил голову.
- Он.., все еще.., здесь.
- Отлично. Тогда мы пойдем.
- Возвращайтесь, - пригласила Хранительница.
- Мы придем. Спасибо вам.

***

Они торопливо пробирались через лес, но через некоторое время Мизар остановился.
- Что такое? - спросил юный Доннерджек.
- След становится.., слабым. Я не уверен.., не понимаю.., что происходит.
- Мне тоже кажется, что все тут какое-то чужое.
- Ты.., прав. Мы пришли.., не отсюда, - оглядываясь по сторонам, заметил пес. - Ага.
- Что?
- Машина твоего отца.., продолжает.., менять районы. Мы попали.., совсем не туда.., откуда выходили.
- Естественно. Что будем делать?
- Я не знаю. Кажется.., раньше.., я умел находить дорогу. Но не знаю.., как. Дай время.., я вспомню.
- Дэк будет беспокоиться... Есть идея. Ты можешь отвести нас туда, где мы только что были?
- Пошли. Нужно торопиться.
Мизар повернулся и затрусил в обратном направлении. Доннерджек последовал за ним.
- Хранительница! Хранительница! - крикнул Доннерджек. - Мы можем еще поговорить?
Среди листвы появилась зеленая голова.
- Да, дитя? - спросила Хранительница.
- Машина отца оказалась слишком далеко. Не могли бы вы позвать его друга - доктора Джордана - и спросить.., не отведет ли он нас домой?
- Конечно. Я уже.., а вот и он.
Перед ними возникло маленькое голографическое изображение ученого.
- Да, Калтрис, - сказал он. - Что.., кто это?
- Сын твоего друга Доннерджека и его пес Мизар. Они заблудились. Ты знаешь, как вернуть их в замок Доннерджек?
- Могу быстро выяснить. Подождите немного. Как тебя зовут, мальчик?
- Джон Д'Арси Доннерджек-младший.
- Похож.
Фигура Риса увеличилась до нормальных размеров и обрела материальность.
- Я помню, что установил периодическую смену декораций, - задумчиво проговорил он.
- Да. Думаю, что с момента нашего ухода все вокруг менялось трижды.
- Именно это мне и нужно было знать. Сколько времени вы провели у Калтрис?
- Может быть, час. Мы поговорили, а потом я пошел плавать.
- Очень хорошо. Вы отсутствовали не так долго, как тебе показалось. В долине Калтрис время течет иначе, чем в остальных местах. Спасибо, что связалась со мной, Калтрис.
- Ну что ты, Рис! Не пропадай надолго.
- Обещаю. - Рис повернулся к мальчику и его потрепанному псу. - Откуда вы пришли?
Поскрипывая суставами, Мизар показал:
- Вон.., оттуда.
- Пошли, я доставлю вас домой. Они зашагали по лесной тропинке, следуя за высокой стройной фигурой Риса Джордана.
- Не знал, что у Доннерджека есть сын, - проговорил через некоторое время Джордан.
- Есть.
- Как он поживает?
- Отец умер, когда я был совсем маленьким.
Рис промолчал, только чуть опустились плечи, но продолжал уверенно шагать вперед.
- Я работал с ним над одним проектом, когда звонки прекратились. Я беспокоился... Почему мне ничего не сказали?
- По-моему, он не хотел, чтобы кто-нибудь узнал о его смерти, - ответил мальчик.
- Почему?
- Понятия не имею. Никогда не задумывался. Так было всегда.
- Автоответчик замка сообщает всем, что Доннерджек отправился в путешествие, - Отец приказал.
- Так кто же о тебе заботится? Я не очень хорошо представляю положение твоей матери.
- Она тоже умерла. Их похоронили рядом на семейном кладбище. Обо мне заботятся роботы - Дэк, Войт и Куки. И мои друзья - Мизар, например.
- Ужасно. Вероятно, у Джона имелись достаточно серьезные причины, чтобы все организовать именно так. Однако прошло много времени. Власти скорее всего...
Из браслета послышался негромкий голос:
- Эту функцию не следовало до тех пор, пока Джон не достигнет совершеннолетия, за исключением экстренных случаев - каковой и является данная ситуация. Я прошу тебя, мой старый друг, не сообщать властям о случившемся. Ты должен поверить мне на слово. Я сделаю так, что ты в любое время будешь желанным гостем в замке Доннерджек. Только не пытайся выводить моего сына за его пределы.
- Джон!
Юный Доннерджек пристально смотрел на браслет, однако в округлившихся глазах мальчика не было страха.
- Джон?
- Не во плоти, Рис, но не сомневайся, это желание Джона Д'Арси Доннерджека - отца мальчика. В Веритэ ему грозит серьезная опасность.
- Но разве подобные посещения Вирту...
- Он гуляет здесь с младенческого возраста, и ему никто ни разу не причинил вреда.
- Я верю тебе, Джон. Мы продолжим наш разговор, - если я приду в гости к мальчику?
- При одном условии: не пытаться снять браслет с руки моего сына.
- Даже после смерти ты умудрился заинтриговать меня. Я даю слово.
- Ты и в самом деле в браслете, отец? - спросил наконец мальчик.
- Нет, - раздался голос Доннерджека-старшего, - Но моя личность отражена в эйоне, который заодно получил и все мои знания.
- Я не понимаю. Ты здесь или нет?
- Я и сам толком не разберусь. Я чувствую себя Доннерджеком... Впрочем, это одно из свойств устройства. Будем считать, что я очень умное компьютерное создание - так мне будет легче, и мы сможем избежать метафизических дискуссий.
- А что такое метафизика?
- То, чего я стремлюсь избежать. Мальчик рассмеялся, и оба мужских голоса присоединились к нему.
- Я далеко не всегда знаю, что смешно, а что - нет, - печально проговорил Джон-младший.
- Ну, если тебе весело, значит, смешно, - заметил Рис, положив ему на плечо руку. - И еще у тебя возникает приятное ощущение внутри.
- А если ты не понимаешь какой-нибудь шутки, скажи нам, и мы тебе объясним, - вмешался браслет. Они свернули, и Рис сказал:
- Вон там, впереди Сцена, не так ли?
- Очень похоже.
- Я хотел бы снова поговорить с вами обоими.
- Я скажу Дэку, чтобы он принимал твои звонки, - заверил браслет. - Тебе всегда будут рады в замке. Похоже, со здоровьем у тебя все в порядке?
- Лучше, чем раньше.
- Замечательно. Да, мы еще поговорим. Спасибо за то, что проводил нас.
Они расстались, и юный Доннерджек вошел на Сцену.
- Я снова впадаю в спячку, - заявил браслет. - А тебе надо поесть.
Мизар то ли зарычал, то ли взревел двигателем, свернулся в клубок в центре Сцены и закрыл глаза.
- Дэк, я вернулся, - позвал юный Доннерджек.

***

В течение следующих нескольких месяцев мальчик упросил браслет показать ему, как находить дорогу домой сквозь, фазовые изменения. Потом, в том же году, он научился проникать внутрь и касаться вещей в Вирту. Браслет практически это не комментировал, а Рис не знал, как объяснить столь странное явление.
- Такое даже теоретически невозможно! Твой папа делал удивительные вещи с пространством и временем в Вирту, но даже он не умел производить случайные переходы. Боюсь, мне придется пересмотреть часть моих теорий.
- А ты расскажешь мне о них?
- Когда станешь постарше и будешь лучше знать математику.
- Не поговоришь с Дэком, чтобы он побыстрее начал учить меня математике?
- Конечно.
- Можно мне задать тебе личный вопрос?
- Спрашивай.
- У тебя когда-нибудь были дети? Рис не отвечал довольно долго.
- Да, - наконец произнес он. - Это ужасно - пережить своих детей. У меня было два сына и дочь. Они умерли. Двое внуков. Их уже тоже нет в живых. Одна правнучка - девочка по имени Меган. Учится в школе, любит математику и физику. Она - большое утешение для меня. Меган приходит в гости, и мы друг другу нравимся. А вот остальных мне недостает.
- Я тебе сочувствую.
- Не нужно ни о чем жалеть. Я должен быть благодарен за то, что у меня было, и за то, что есть, разве не так? Да, мне не хватает улыбки одного маленького мальчика и смеха другого и.., проклятье! Понимаешь, я прожил очень долго и много сделал. Я должен быть счастливее многих других. Но почему ты спросил меня о детях?
- Просто ты ведешь себя со мной, как человек, который умеет обращаться с детьми. Вот и все.
Рис протянул руку и потрепал мальчика по волосам.
- Давай поговорим немного о числах, - предложил старый ученый.
- Ладно.
Поначалу Рис приходил довольно часто, а юный Доннерджек проскальзывал в Вирту, чтобы с ним встретиться. Рис только головой качал, глядя на легкость, с которой мальчик проделывал этот фокус.

***

Именно Рис Джордан первым начал называть его “Джей”.
- “Джон” не годится - во всяком случае, для меня. Джон - имя твоего отца, и если я буду так тебя называть, то быстро запутаюсь и просто свихнусь.
Он рассмеялся, и юный Доннерджек вместе с ним. Мальчик прекрасно знал, что Рис Джордан - очень старый человек, гораздо старше, чем был бы сейчас его отец, если бы не умер, и большинство других пациентов в лечебнице Веритэ. Однако виртуальный облик Риса - стройный тридцатипятилетний мужчина - всегда оставался неизменным.
Необычные встречи обеспокоили Калтрис, когда она заметила необычную способность юного Доннерджека пересекать границы интерфейса, не пользуясь механическими и электронными приспособлениями. Хранительница проанализировала ситуацию и пришла к выводу, что, поскольку Доннерджек способен переносить свое тело через интерфейс, ускорение потока времени может привести к его преждевременному взрослению. Из уважения к желанию Риса сделать как можно больше в оставшиеся ему годы Доннерджек посещал своего наставника в долине Калтрис, используя виртуальный облик. Скоро он получил такое образование, которое никак не соответствовало его нежному возрасту.
Из них получилась странная пара: старик с внешностью человека средних лет и мальчик со знаниями - если не мудростью - студента. Однако они дружили искренне и крепко. Рис заменил юному Доннерджеку преждевременно умершего отца. Рис Джордан, в свою очередь, любил мальчика за его собственные качества и в память о Доннерджеке-старшем.
Прошло время, и Рис вдруг понял, что, хотя он хорошо знал Джона Д'Арси Доннерджека, он относился к нему с профессиональным уважением - и не более того. Однако сын Джона, с его странной серьезностью, аналитическим подходом к любой шутке и весьма своеобразным отношением к человеческим проблемам, вызывал у старика совсем другие чувства.
- Нет, “Джон” не годится, ты уж не обижайся, сынок. Полагаю, другая форма твоего имени меня больше устроит. Если ты, конечно, не возражаешь.
- Вовсе нет. Рис, - ответил юный Доннерджек, с интересом глядя на своего наставника. Он почувствовал, что происходит нечто необычное, может быть, какой-то этап его жизни подошел к концу. Ему даже показалось, что он станет совсем другим человеком после того, как Рис начнет называть его по-новому. - И что же мы придумаем?
- Ну, можно было бы выбрать твое второе имя, но Д'Арси звучит слишком высокопарно...
- Хорошо.
- Из “Джона” очень удобно делать уменьшительные, - продолжал старик. - Например, “Джонни” и “Джек”. Ты не похож на “Джонни”, а “Джек Доннерджек” слишком напоминает детский стишок.
Калтрис, которая слушала их разговор, выставив из воды голову (маленькое Саргассово море зеленых волос), рассмеялась - мелодично, словно пение волн, набегающих на берег. Юный Доннерджек с серьезным видом кивнул.
- Кроме того, учитывая, что тебя назвали в честь отца, ты еще и младший. Получается Джон-младший, слишком длинно. А сокращенно Джей-Джей .
Рис Джордан посмотрел на серьезную мину сидевшего рядом с ним маленького мужчины. Даже с босыми ногами, не просохшими после купания вместе с Калтрис, он походил на “Джей-Джея” не больше, чем на “Джонни”.
- Но остается еще просто “Джей”. Это имя таит в себе огромный потенциал. Похоже на полное, а с другой стороны, заставляет вспомнить целый ряд тотемных образов.
- Тотемных образов? - удивленно переспросил Доннерджек.
- Да. Первая буква имени в печатном варианте изогнута, словно рыболовный крючок, а в курсиве напоминает слегка повернутый знак бесконечности. А еще есть птица, которую называют “сойка” - синяя, совсем не редкая, любит копаться в грязи, не прочь что-нибудь украсть при случае - по крайней мере кое-кто так считает, - зато умеет оценить ситуацию. Сойки предупреждают других животных о хищниках и без колебаний собираются вместе против общего врага. И являются дальними родственниками воронов и ворон. “Джей”. Ну, как?
- Мне нравится, - ответил Джон Д'Арси Доннерджек-младший.
- Значит, так тому и быть, - заявил Рис Джордан, а потом торжественно набрал пригоршню воды из реки Калтрис и вылил на голову Доннерджека, окрестив его новым именем.
Лежавший на берегу пес Мизар, не помнивший ни своего создателя, ни того, как ему давали имя, застучал хвостом по траве. Он не имел ни малейшего понятия о том, что раньше его хвост был двойным - из толстого красного кабеля. Впрочем, он не особенно интересовался своим прежним “я”. Единственный из тех, кто приходил к юному Доннерджеку из царства Танатоса, охранял и играл с ним, Мизар не ведал о своем первом хозяине.
- Джей, - произнес мальчик удивленно. Ему понравилось новое имя. - Джей.
На него нахлынули эмоции, с которыми он не смог справиться и потому с пронзительным воплем прыгнул в воду, обрызгал Риса с ног до головы и почти, почти умудрился схватить Калтрис за волосы, так похожие на водоросли.

***

В те дни, когда Рис был занят, Джей Доннерджек отправлялся вместе с Фекдой, Мизаром, Дьюби или Алиотом исследовать многоярусный мир Вирту. Руины городов и покинутые поселения, пустые гостиницы, гимнастические залы, бордели, джунгли, горы, пляжи, пустыни, даже дно высохшего моря - они побывали повсюду.
- Ты должен помнить, - как-то раз, нежась на пляже, предостерегал мальчика Рис, - что оба твои мира реальны. Если ты находишься в Вирту, тебя может настигнуть смерть во время виртуальной лавины. А в Веритэ легко свернуть себе шею, падая с лестницы.
- А что означает Вирту? - спросил Джей.
- Так в восемнадцатом веке называли произведения искусства. Нельзя не признать, что это величайшее произведение искусства из всех созданных человеком.
- Наверное, ты прав. А Веритэ - место, где зародилась первая реальность?
- Верно.
- Физика и химия - законы движения и термодинамики - действуют в Вирту совсем не так, как в Веритэ, лишь имитируют...
- Правильно.
- ..потому что необходимо сходство, в противном случае в Вирту невозможно было бы находиться - и достаточное количество различий, чтобы сделать Вирту максимально полезным.
- Ты прав. В особенности если учесть, что Вирту используют для отдыха в не меньшей степени, чем для бизнеса и разрешения научных задач.
- А что это за проблема, над которой ты работаешь, - объединенная теория?
- Когда Вирту создала себя после того, как у Банзы произошла случайная цепная реакция, уничтожившая часть поля, новый мир далеко не сразу открыл нам свои тайны. Мы учились - методом проб и ошибок, пытались установить собственные правила. Вирту оказалась сильнее в базовых вещах, хотя ей пришлось взять на себя программирование и строительство дополнительных пространств. Мы так и не сумели понять, локализовано ли действие физических законов, или они некоторым образом искажены и являются частными примерами более общих. Или вообще все определяется целесообразностью и соперничеством, встающими над морем хаоса.
- А имеет ли это значение, - спросил мальчик, - если результат остается тем же? Рис рассмеялся:
- Ты рассуждаешь совсем как твой отец, когда им овладевал прагматизм. Разумеется, имеет. В конечном счете все имеет значение - каким именно образом, не знаю, но я всегда буду верить в этот постулат. Полагаю, тут-то и заключено различие между теоретиком и инженером. Нас интересует начало и конец; нам необходимо выяснить, где проходит истинная граница. Кто-то другой может сказать: “Вы с большей пользой потратите время, если попытаетесь найти реальное применение своим силам. Новые теории должны рождаться из практики - только тогда у них появится здоровая основа”. Они по-своему правы. Однако я склоняюсь к первому подходу, а твой отец - ко второму.
- Но вы оба считаете Вирту произведением искусства?
- Точно.
- Я рад, что многие вещи на самом деле не такие простые, как мне казалось вначале, - заметил Джей, поднимая экзотическую морскую раковину пальцами ноги и бросая ее в воду.
- Похожее удовольствие можно получить, разгадывая хороший кроссворд, - сказал Рис.
- А что такое кроссворд?
- О Господи! Ты, похоже, снова забросил занятия. Во время следующего визита я принесу тебе несколько штук. Мне кажется, тебе понравится.

***

Выход книги Артура Идена “Происхождение и развитие модной религии” произвел настоящую сенсацию. Идеи обладал редким чувством языка, к тому же его работа опиралась на академические традиции антропологических исследований и имела изящное документальное подтверждение.
Иден относился к предмету исследования с соблюдением всех этических норм. Он Сдержал данное себе слово и не раскрыл ни одного тайного ритуала, не нарушил ни одной клятвы.
Однако автор продемонстрировал, что, несмотря на все свои заявления. Церковь Элиш не основывается на древних откровениях, а постоянно развивается. Признавшись, что он сам являлся прихожанином Церкви, Иден рассказал, как его исследования использовались для создания риз и молитвенных церемоний. Рассуждения о роскошных интерьерах частных зданий и офисов, описание жизни старших членов иерархии намекали - никаких прямых заявлений - на то, что пожертвования далеко не всегда идут на прославление богов.
"Происхождение и развитие модной религии” вышло в сокращенном варианте (без примечаний) с иллюстрациями, полученными из самых разнообразных источников - включая древние традиции средств массовой информации. Появилась пьеса под названием “Священник - тайный агент”; голографический фильм (здесь Иден получил сексуальную, но крутую помощницу, которая большую часть времени занималась допросом высших чинов Церкви в периоды праздников плоти) и виртуальная интерактивная ролевая игра. Впрочем, последняя имела странную и малоприятную тенденцию: пять участников погибли и несколько дюжин получили ранения, прежде чем на нее вышел официальный запрет. Из чего многие сделали вывод, что элишитам есть что скрывать.
Рынок наводнили произведения аналогичной направленности: “Раб Иштар”, “Развлечения элишитов”, “Крылатая ложь” и тому подобное. Они продавались не так хорошо, как книга Идена, поскольку ни одна из них не содержала уникального сочетания антропологического анализа и личного опыта. Не приходилось сомневаться, что Артур Иден стал очень богатым человеком. Его агент отказывался от комментариев, но выглядел страшно довольным. От общественности не укрылось, что он строит себе новый дом в Париже.
Однако взять интервью у самого Артура Идена никто не смог. Во время единственного торжественного ужина, посвященного выходу книги - на котором вопреки (а может быть, благодаря) покрову тайны присутствовало довольно много гостей, - автор просто исчез. В течение нескольких месяцев после опубликования своего столь нашумевшего произведения Иден письменно отвечал на вопросы журналистов. Затем, сославшись на необходимость скрываться из-за бесчисленных угроз (ни одна из них, как он подчеркнул, не исходила от церковных властей, речь шла лишь о фанатиках), Иден стал недоступен.
Его книга в жестком переплете оставалась в списке бестселлеров в течение года, а потом еще восемнадцать месяцев в электронной форме. (Кое-кто утверждал, будто она значительно дольше занимала бы первое место по популярности, если бы постоянно не подвергалась постороннему редактированию.) Церковь Элиш не сделала ни одного официального заявления относительно “Происхождения и развития модной религии”. Сразу же после выхода книги многие приверженцы Церкви покинули ряды элишитов, но постепенно появились новые желающие, и вскоре прежняя численность была восстановлена. Периодически священники демонстрировали пастве свое виртуальное могущество, однако в целом высшие церковные сановники не обращали особого внимания на общественное мнение.

***

Сидя высоко среди ветвей гигантского дерева, Джей наблюдал, как Сейджек и Чимо дерутся за право быть вождем клана. Схватка назревала давно, Чимо надеялся застать Сейджека врасплох или дождаться, когда вожак получит какую-нибудь рану. Сейджек постоянно держался настороже, однако ему не удалось скрыть, что он подвернул лодыжку во время очередного набега на лагерь икси.
- Пришло время нам выяснить отношения, босс, - сказал Чимо вскоре после того, как они вернулись.
- Ты недостаточно хорош, Чимо.
- Я долго ждал, наблюдал за тобой. Знаю все твои трюки. Давай разберемся, кто из нас лучше.
Сейджек попытался оглушить своего соперника неожиданным ударом правой ладони. Чимо увернулся и врезал Сейджеку левой рукой по ребрам.
- Ты становишься старым и неуклюжим, - заявил он.
Сейджек зарычал, неожиданно сгреб Чимо в объятия и нанес ему несколько ударов головой, прежде чем тот успел вырваться и отскочить на безопасное расстояние.
Джей, игравший с Дьюби в прятки среди ветвей гигантских деревьев, потерял свою подружку. И вдруг услышал злобные крики и рев. Устроившись на развилке, мальчик не мог оторваться от завораживающего зрелища: противники катались по земле, пытаясь друг друга задушить.
- Слабак!
- Любитель полудохлых овец!
- Пожиратель дерьма!
Схватка продолжалась, расширяя словарный запас Джея. Сейджек нашел палку и сломал ее о голову Чимо. Тот нанес удар двумя кулаками сразу и сделал удачный захват.
- Откручу тебе голову!
- Переломаю ноги!
- Съем твою печень!
- А я - твою, вместе с горячим супом!
- Отрежу тебе член!
Сейджек высвободил руки и обхватил голову врага. Чимо принялся изо всех сил колотить Сейджека по больной лодыжке. Сейджек поморщился, но соперника не отпустил.
- Старый ублюдок! Придется тебя убить!
Вокруг собрался Народ.
"Будет ли Чимо таким же хорошим вождем, как Сейджек?” - сомневались самые умные.
Джей обнаружил, что весь взмок и дрожит. Никогда ранее ему не приходилось видеть настоящей драки.
- Нет! - прошептал мальчик, когда большие пальцы Сейджека нашли глаза Чимо.
Чимо больше не цеплялся за Сейджека. Теперь он пытался оттолкнуть врага - давление на глазные яблоки усилилось. Он оскалился и безуспешно старался укусить противника, рычал и ругался.
Сейджек давил все сильнее.
Подняв руки, Чимо схватил запястья Сейджека, намереваясь оторвать их от своего лица. При этом он продолжал колотить врага по лодыжке. Оба истекали кровью от многочисленных ран на плечах и голове.
Джею хотелось отвернуться, однако происходящее завораживало, снова заставив думать о природе рационального и иррационального в судьбе каждого живого существа. Но на самом деле грубое насилие, вызванное противостоянием...
Чимо издал дикий булькающий вопль, и Доннерджек увидел, что пальцы Сейджека вошли в глаза его врага. Сейджек тут же опустил руки на шею Чимо. Тот перестал колотить его ногами и попытался сделать несколько вдохов, захрипел.
- Ты собирался выяснить, кто из нас лучше, - сказал Сейджек, продолжая сдавливать горло Чимо. - Отлично. Теперь ты знаешь.
Послышался треск, словно кто-то сломал палку, и голова Чимо бессильно упала вправо.
- Ты получил то, что хотел, - сказал напоследок Сейджек и поднялся над телом Чимо. - Кто теперь вождь? - закричал он.
- Сейджек! - закричали все.
- Вождь вождей!
- Сейджек! - снова закричали все.
- Советую вам этого не забывать! - воскликнул он и захромал к дереву.
Взглянул на ствол, прикинул высоту нижней ветки, вспомнил о больной лодыжке, вздохнул и выбрал дерево с ветвями пониже. Медленно, стараясь сделать вид, что с ним все в порядке, Сейджек подтянулся на руках и уселся на первой же подходящей развилке.
Его соплеменники радостно закричали и замахали ему руками. Тогда он позволил себе улыбнуться. Вот что такое прекрасная жизнь!..
Джей еще долго не решался ускользнуть с этого страшного места. Ему еще никогда не приходилось видеть кошмара наяву.

***

В последующие несколько дней Джей избегал встреч со своими друзьями, погрузившись в чтение. Его ужасно тянуло рассказать им о последнем путешествии, но он занимался воздушной акробатикой и под руководством Калтрис учился плавать в реке ниже водопада. А по ночам мальчика мучили кошмары, в которых Сейджек и Чимо сражались за право быть вождем клана. Иногда Джею казалось, будто он слышит треск ломающихся костей шеи Чимо.
Однажды ночью, когда он открыл глаза после особенно яркого сна, мальчик услышал стоны и звон цепей. Джей поднялся по лестнице на третий этаж - звуки доносились оттуда - и увидел удаляющуюся призрачную фигуру.
- Подождите! Пожалуйста!
Существо замедлило шаги и повернулось к нему.
- Я.., я никогда не видел и не слышал вас раньше, - заявил Джей. - Кто... Что вы такое?
- Обычный призрак. Похоже, я довольно долго спал, - ответил тот. - А ты кто такой?
- Джон Д'Арси Доннерджек-младший. Обычно меня называют Джей.
- Да, теперь я вижу сходство. Как твой папа?
- Он уже давно умер.
- Я не видел его среди наших, значит, он попал в какой-то особый рай. Жаль, что ты его потерял, мальчик. Такого человека хорошо иметь рядом.
- Выходит, вы его знали?
- О да. Мы вроде как были друзьями, хозяин и я.
- Почему же мы никогда не встречались раньше? - спросил Джей.
- Обычно я появляюсь, когда кто-то начинает сильно переживать, молодой хозяин, - ответил призрак. - Тебя что-то тревожит?
- Недавно я наблюдал смертельную схватку. Да, меня беспокоит то, что я видел, - признался Джей.
- Это со временем пройдет, - задумчиво проговорил призрак. - Я был свидетелем множества насильственных смертей - я и сам так умер, - но теперь они не имеют для меня такого значения, как раньше. Что, впрочем, не умаляет ужаса, испытанного в первый раз... Однако ты должен понять, что смерть является частью жизни. И жизнь всегда продолжается, потому что новые люди рождаются на свет. Если бы не было смерти, нам бы чего-то не хватало. Постарайся не забывать об этом.
- Но меня тревожит жестокость.
- Жестокость тоже часть жизни.
- Благодарю, мистер Призрак. Я ведь даже не знаю вашего имени.
- Я давно успел его забыть. Не имеет особого значения.
- Мне бы хотелось что-нибудь для вас сделать.
- Знаешь...
- Да?
- Я покажу тебе место, где твой папа хранил выпивку. Налей немного виски в пепельницу - тогда я смогу вдохнуть его замечательный аромат. Это называется совершить возлияние. Самый лучший способ завести дружбу с призраком.
- В самом деле? Возлияние? Покажите мне.
Призрак отвел Джея в кабинет, и он приготовил выпивку.
- Как странно, что вы способны совершать физические действия, находясь в газообразной форме.
- Может быть, именно поэтому спирт получил свое имя , - рассмеялся призрак.
- Вы редко смеетесь, да? - спросил Джей.
- Пожалуй, редко.
- Вы гораздо лучше выглядите, когда улыбаетесь.
- Отсюда лишь очень немногое кажется забавным.
- Попробуйте как-нибудь сня

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art