Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК : Глава 6

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД - ДОННЕРДЖЕК:Глава 6

 
Вечером, сидя в своей лаборатории и ожидая плача банши или появления призрака, Доннерджек вспоминал о прежних годах и совместной работе с Джорданом и Банзой над тем, что стало теоретической базой для создания Вирту. Как обычно, шел дождь, и его воспоминания устремились к тем замечательным вечерам, когда им удавались поразительные прорывы и возникало чувство локтя, которого ему так не хватало теперь. Способен ли он сейчас работать так, как они тогда?
Около полуночи пришло голографическое сообщение от Риса.
Он стоял перед Доннерджеком и выглядел точно так же, как и несколько часов назад.
- Если ты сейчас меня слушаешь, значит, мне опять удалось преодолеть кризис. Не знаю, в какой форме я буду в ближайшее время. Однако постараюсь с тобой связаться, как только смогу. Рад, что ты не получил другое послание.
Доннерджек коснулся панели управления.
- Парацельс, - позвал он, - удели мне минутку.
- Привет, босс, - заявил Парацельс, появляясь перед ним в форме бейсбольной команды Кливленда.
- Парацельс, - продолжал Доннерджек, - расскажи мне, что произошло.
- Ну, - ответил робот, - мы с Сидом кое-что придумали, а потом проги реализовали нашу программу. И все у нас получилось просто классно.
- Напомни, чтобы я тебя вызвал, когда в следующий раз заболею, - усмехнулся Доннерджек. - А теперь отвечай - когда мне можно будет поговорить с Рисом?
- Позвоните в понедельник, чтобы поздравить, но дайте ему три недели, прежде чем вести серьезные беседы.
- Речь идет об очень важном проекте.
- Вы хотите прикончить лучшего кандидата на его реализацию?
- Нет, не хочу.
- Тогда сделайте так, как я сказал, босс. Ему необходим отдых.
- Ты прав, - согласился Доннерджек. - Риса невозможно никем заменить. Он бесценен, как и Банза, если бы тот был сейчас с нами.
- О Банзе я слышал. Говорят, будто все началось из-за него.
- Ну, я воздержался бы от категоричных заявлений Но он действительно придумал несколько оригинальных теорий, объясняющих, что произошло.
- Банза и сейчас занимает несколько почетных мест в нашем пантеоне, - ответил Парацельс, и у Доннерджека возникло ощущение, что Парацельс оправдывается.
- Не сомневаюсь. И кто он?
- Волынщик, Мастер, Тот Кто Ждет.
- Мне кажется, я знаю его под именем Волынщика.
- В самом деле?
- Я слышал, как он играет, видел его. Расскажи об остальных персонажах.
- Мастер - геометр, который имеет отношение к сотворению мира. Тот Кто Ждет сыграет решающую роль в закрытии или изменении Вирту.
- Не мое, конечно, дело, но ты в них веришь?
- Да.
- И другие верят?
- Да.
- А зачем эйонам вообще кому-нибудь поклоняться? Вы абсолютно самодостаточны. Для чего вам боги, если только они не существуют на самом деле?
- Они реальны - более реальны, как мне кажется, чем многие боги других религий.
- Даже если они и вправду существуют, какая вам от них польза?
- Наверное, точно такая же, как от богов, которых почитают люди.
- В вашем случае, например, речь не может идти об исцелении недугов - ведь вы, ребята, никогда не болеете.
- Верно. Духовный комфорт и понимание, я полагаю. И еще они отвечают за чувства, не поддающиеся разуму.
- Звучит достаточно привлекательно. Но откуда вы знаете, что ваши боги настоящие?
- Аналогичный вопрос можно задать любому религиозному человеку. И в ответ вам обязательно скажут, что в религии какие-то вещи необходимо принимать на веру.
- Пожалуй.
- Впрочем, я сам видел Волынщика и знаю, что он реален.
- Я тоже встречал Волынщика - во всяком случае, слышал, как он играет.
Парацельс уставился на него.
- Где? - после паузы спросил он.
- За моей Большой Сценой.
- Он что-нибудь вам сказал?
- Он - нет, но существо, с которым я там познакомился, утверждает, будто Волынщик - последний воин призрачной армии Небопы.
- Интересно. Я об этом не слышал, - признался Парацельс. - Обычно Волынщик не появляется перед жителями Веритэ.
- Мне показалось, что он меня искал - сказал Доннерджек.
- Значит, на вас снизошло благословение.
- Скажи мне, Танатос входит в ваш пантеон?
- Да, хотя у нас не принято о нем говорить.
- Почему?
- А что про него скажешь? Он Властелин Непостижимых Полей. И рано или поздно всех забирает к себе.
- Что верно, то верно. Однако сейчас мои отношения с ним носят иной характер. Я выполняю для него инженерный заказ в виртуальном мире, чтобы частично рассчитаться по своему долгу.
- Вот уж не думал, что люди из Веритэ вступают в контакт со столь могущественными представителями Вирту... Впрочем, вы тот, кто вы есть, не следует забывать о вашей репутации. И все же присутствие Волынщика загадка. Подозреваю, оно как-то связано с вашим контрактом.
- Мне он ничего не сказал, - пожав плечами, проговорил Доннерджек.
- Если вы встретитесь еще раз, спросите у него.
- Я так и сделаю. Если Волынщик мной интересуется, может быть, появятся и другие. Как мне узнать Мастера или Того Кто Ждет?
- Мастер хромает и носит с собой необычный прибор. Говорят, что от самой макушки до пятки левой ноги Того Кто Ждет проходит шрам. Считается, что он попался под руку во время Сотворения мира; хотя кое-кто утверждает, будто шрам Тот Кто Ждет заработал совсем не случайно.
- Спасибо, Парацельс. Ты не мог бы найти для меня катехизис, или как у вас там называется ваша священная книга?
- К сожалению, нет. Поскольку мы все эйоны, информация просто передается новообращенным.
- Ты хочешь сказать, что ранее никто, кроме эйонов, не проявлял интереса к вашей религии?
- Да. Кроме того, мы такой интерес стараемся не поощрять. В другой ситуации я бы ответил на несколько ваших вопросов, а потом сменил бы тему. Однако вы встречались с Волынщиком - это имеет для меня огромное значение.
- Существует ли положение, запрещающее людям из Веритэ вступать в ваши ряды?
- Никакой дискриминации нет. Но мы всегда считали, что это наша религия.
- Гм-м, - пробормотал Доннерджек. - А ты не будешь испытывать угрызений совести, если мы иногда станем обсуждать с тобой проблемы вашей веры?
- Все, что угодно, - за исключением нескольких тайн, которые не так уж интересны.
- Меня не интересуют ваши секреты. Мне важно знать, могу ли я задавать тебе вопросы касательно религиозных взглядов эйонов.
Парацельс кивнул.
- А как насчет элишитов? - спросил Доннерджек. - Есть связь между ними и вашей религией?
- Да. Мы признаем их богов, однако считаем, что наши могущественнее, а моральный кодекс эйонов выше.
- Ваша Троица сильнее, чем Энлиль, Энки, Эа и все остальные?
- Некоторым из нас нравится так думать. Другие полагают, что речь идет об одних и тех же богах, принявших разные имена.
- У нас в Веритэ существуют похожие антропологические и теологические проблемы.
- По-моему, это не принципиально.
- Согласен.
- В следующий раз я спрошу у тебя, какое место занимает Банза в вашей религии...
- А также вы и Джордан, - добавил Парацельс.
- Я?
- Да.
- Мне необходимо проделать определенную работу, прежде чем я совсем устану и буду ни на что не способен.
- Понимаю, босс.
- Тогда поговорим позже.
Парацельс исчез.
Доннерджек подошел к столу и просмотрел несколько новых вариантов дворца Танатоса. А потом принялся за настоящую работу.

***

Первое полнолуние после похода Эйрадис в пещеры под замком прошло, но банши так и не удалось отвести девушку в потайные места, неизвестные простым смертным. Они попытались туда пройти, но что-то заблокировало им путь, что-то темное и массивное, с острыми когтями и клыками. Эйрадис успела заметить сверлящий взгляд, раздвоенный язык и крылья, больше походившие на покрывало, сотканное из мрака.
- Точно муар, - сказала Эйрадис своим спутникам, когда они вернулись в гостиную, где девушка устроила себе на ковре возле камина уютное гнездышко из подушек. Она крепко держала в руках чашку горячего сидра, надеясь, что тепло прогонит страх. - Но муар сам по себе не злобен. Он лишь показывает, что прогу пришел конец. А это...
Эйрадис содрогнулась и замолчала. Хотя в комнате витали знакомые запахи специй, горящего дерева и лимонного масла, которым роботы натирали антикварную мебель, Эйрадис чувствовала, как ее куда-то уносит. Так было, когда она увидела муар в Вирту, и, хотя Джон тогда крепко прижал ее к себе, она превратилась в ничто.
- Три ночи полнолуния закончились, Эйрадис, - сказала банши. - Нам не следует возвращаться в тот туннель, когда вновь взойдет полная луна. Страж, которого мы видели, не в силах проникнуть в замок Доннерджек. Он принадлежит сверхъестественному царству. Ты в безопасности, и, поверь мне, хоть я и выиграю от твоей смерти, я никогда не приведу тебя к ней. Прошедшие столетия выжгли из меня вкус к предательству.
- Верно, ты ведь предала своего отца. Эйрадис села. Наступил прекрасный период беременности - она вся сияла теплым светом, а волосы стали даже гуще и красивее, чем были в Вирту. Неловкость в движениях прошла - Эйрадис научилась управлять своим телом, в ней появилась какая-то необъяснимая, прелестная грация, и невозможно было представить себе, что скоро она будет тяжеловесной и неуклюжей.
- Да, и не только бездействием. - Лицо банши застыло в суровой неподвижности. - Моя мать умерла за несколько лет до описываемых событий, а отец собирался взять другую жену. Родственники с материнской стороны этого не хотели, да и я тоже. Они говорили со мной, намекали на свои планы, и, хотя я не поднимала руки против своего отца, я ничего не сделала, когда за ним пришли.
- Ты знала, что они собираются его убить?
- Подозревала.
- И этого оказалось достаточно?
- Достаточно?
- Чтобы сделать тебя плакальщицей.
- Наверное, ведь я здесь.
- А потом я займу твое место.
- Ты жалеешь о данном слове?
- Нет.

***

В течение недель, последовавших за разговором с Парацельсом, Доннерджек отстранение и холодно сосредоточился на работе. Он так погрузился в решение задачи, что чуть не отказался от разговора с Рисом Джорданом.
- О, Рис. Извини, извини. Я отвлекся.
- Меня привели в рабочее состояние, - заявил Рис. - Я готов тебе помочь.
- Рад это слышать. Я рискну и пошлю тебе описание проделанной мной работы.
- Превосходно. Встретимся после того, как я ее просмотрю?
- Надеюсь. Если нам что-то помешает, сделай с ней все, что посчитаешь нужным.
- А что нам может помешать?
- Я включу в описание отрывки из моего личного журнала. Думаю, ты поймешь. Рад, что ты снова в форме. Доннерджек отключил связь и вернулся к работе.
Пока луна худела, а затем вновь обретала округлость, Эйрадис несколько раз спускалась в пещеры. Иногда она приглашала с собой Джона. Они устроили пикник, и Эйрадис показала мужу подземный пляж и сломанные клейморы (Он согласился с предложением Эйрадис оставить оружие здесь; вместе они сочиняли истории о том, как мечи сюда попали, и много смеялись, добавляя одну деталь за другой.) Однако Эйрадис не повела Доннерджека к границам царства сверхъестественного. Чтобы проверить свое мужество, она однажды отправилась туда, когда луна превратилась в серп, и не нашла ничего примечательного - туннель заканчивался тупиком. Зонды Войта не сумели обнаружить ничего интересного, да и прибор, измеряющий плотность, не зафиксировал за стеной полостей.
Шли дни, и Эйрадис старалась не думать о тайном проходе, охраняемом чудищем. Однажды она очень осторожно поговорила с Джоном - намекая на свое одиночество. Он стал больше времени проводить с женой; они совершали долгие прогулки и много разговаривали. Не желая привлекать к себе ненужное внимание, Джон и Эйрадис выбирали места, где тихо и спокойно: озеро Лох-Несс, Дав Коттедж <Озерный край, Великобритания, здесь в 1799 году жил английский поэт Вильям Вордсворт.>, Британский музей. Если бы они захотели, то вполне могли бы отправиться по одному из популярных маршрутов, поскольку развитие Вирту нанесло тяжелый удар по индустрии туризма. Однако, как и во время медового месяца, Эйрадис и Джон предпочитали бывать там, где не задают вопросы и имеется возможность насладиться не только прекрасными видами, но и обществом друг друга.

***

За окном гостиной вставала почти полная луна.
- Сколько дней? - спросила Эйрадис у банши.
- До того, как откроется лунный портал? Дня два. Ты хочешь предпринять еще одну попытку?
- Да.
- Очень хорошо. Я говорила с другими привидениями. Существует заклинание против стража - мне рассказала о нем Леди галереи. Заклинание появилось уже после моей смерти, но оно может оказаться действенным. Крестоносец и ослепленный узник просятся идти с нами.
- Не возражаю. Я тронута.
- Ты им нравишься, Эйрадис. Мы все к тебе привязаны.
- А к Джону?
- Он совсем другое дело. Мы не испытываем к нему неприязни, напротив, но он смертный. А ты не такая.
- Из-за Непостижимых Полей?
- Не только. Твоя наследственность восходит к Веритэ - Русалка Под Семью Танцующими Лунами, Ангел Забытой Надежды; ты принадлежишь легенде, как и каждый из нас. Мы что-то вроде родственников.
- Джон тоже легендарная личность - в Вирту.
- Вполне возможно, однако он об этом не догадывается и воспринимает себя как Джона Д'Арси Доннерджека, человека, которому удалось многого добиться, да, - но человека, и не более того. Ты же знаешь, как мифы переменчивы.
- Странно. Я никогда не думала о подобных вещах. В Вирту очень много таких, как я.
- А в Веритэ - нет.
- Правда. Сверхъестественные царства, куда открываются тайные туннели, - что они такое?/ - Миф, я полагаю, хотя и вполне материальный - страж, которого ты успела заметить, на первый взгляд кажется существом абсолютно невозможным, но твое восприятие не делает его менее реальным. Просто там действуют другие законы.
- Когда наступит полнолуние, мы снова спустимся в пещеры. Ты научишь меня заклинанию?
- Пойдем к Леди галереи. Она сказала, что сама тебя научит.
- Хорошо. “Пойдем к ней вместе, я и ты..."
- “Как усыпленные мечты...” <из стихотворения Юмаса Стериза Элиота (1888 - 1965).>.
Они рассмеялись и вышли из гостиной.

***

Вооружившись заклинанием Леди галереи, фонариком и поддержкой привидений, Эйрадис спустилась в пещеры в первый день полнолуния. Хотя оно должно было наступить только вечером, банши сказала, что стоит попробовать, поскольку “внешняя сторона значит не меньше, чем все остальное”.
Войт следовал за ней, свет его прожектора выхватывал из темноты влажный камень, однако призраки высказали сомнения в том, что робот сможет войти в сверхъестественное царство.
Пройдя по ставшему уже знакомым лабиринту туннелей, вся компания остановилась на несколько минут перед нужным коридором. На первый взгляд проход наглухо закрывала каменная стена, но банши получше рассмотрела преграду и с довольной улыбкой повернулась к Эйрадис:
- Выключи фонарь, Эйрадис, пусть Войт сделает то же самое, а потом расскажешь, что ты увидела.
Эйрадис повиновалась. Войт последовал ее примеру. Бело-голубое сияние трех привидений озаряло сферическое пространство, более темное, чем окружающий камень.
- Это портал, как в прошлый раз, только немного иной. Сейчас кажется, будто он чуть приоткрыт.
- Нам повезло, - отозвалась банши. - Стража нет на месте. Быстро проходи внутрь.
- Я пойду вперед, девочка, - заявил крестоносец, придерживая рукой свою цепь. - Немного посвечу тебе, чтобы ты нигде не споткнулась.
Эйрадис бросила взгляд на робота:
- Ты что-нибудь видишь, Войт?
- Ничего, госпожа.
- Тогда ты останешься здесь и подождешь нашего возвращения.
- Как пожелаете.
Эйрадис наклонилась и прошла сквозь сферическое пространство, стараясь не мешкать, чтобы не поддаться страху. Двое оставшихся призраков последовали за ней.
Вся компания оказалась на побережье, которое вполне могло быть частью их острова - усыпанный галькой пляж, волны с фохотом обрушиваются на берег... Воды пролива Норт-Минч? Впрочем, нигде не было никаких следов замка или деревни. Гранитные монолиты закрывали горизонт, и хотя Эйрадис отправилась в путешествие туманным утром, здесь солнце клонилось к западу.
Неожиданно Эйрадис услышала слабый плеск речной воды и далекий плач волынки.
Повернувшись к спутникам, Эйрадис хотела спросить, куда идти дальше, но от удивления открыла рот, так и не задав свой вопрос. Хотя все привидения, обитающие в замке Доннерджек, в разные времена представали перед ней в более или менее материальном виде, в них всегда присутствовало нечто призрачное. Даже банши, которая регулярно усаживалась напротив Эйрадис в кресле как самая обычная женщина, оставалась эфемерной. Однако сейчас они ничем не отличались от живых людей.
Лохмотья крестоносца никуда не делись, а на лодыжке по-прежнему болталась цепь, но теперь Эйрадис заметила, что кожа у него лоснится, а борода выглядит еще более клочковатой, чем раньше. Переносицу солдата пересекала тонкая белая линия - вряд ли след от смертельной раны. Длинные одеяния ослепленного узника больше походили на сутану священника, а непонятный амулет, висевший на поясе, - на резной деревянный крест.
Красота банши стала еще больше заметна - мягкие полные губы, блестящие глаза, темные волосы цвета расплавленного золота... Потеря серебристой ауры частично лишила ее таинственного очарования, зато теперь она расцвела - скорее белая роза, чем безупречный, но нераспустившийся бутон.
- Вы.., вы так изменились!
- В Веритэ мы легенда; здесь легенды оживают.
- Остерегайтесь камней, - проговорил ослепленный узник, протягивая руку к своей повязке на глазах. - Они двигаются и давят тех, кто ходит между ними. Так я нашел свой конец.
- Ты одет как христианский священник, - промолвила Эйрадис, с удивлением глядя в карие глаза, которые привыкла видеть закрытыми белой материей. - Конечно, мои представления о подобных вещах далеки от совершенства, однако сверхъестественное царство кажется мне более древним, нежели христианство. Как ты здесь оказался?
- Мой отец следовал обычаям своего времени и одного из своих сыновей - меня, поскольку я показал некоторые способности к чтению и счету, отправил в клир. Я хорошо учился, и после принятия сана меня отослали домой. Там я мог бы добиться многого, но гордость...
- Ах, опять гордость, - пробормотал крестоносец.
- Я гордился саном и образованностью, считал себя лучше и выше своих неграмотных прихожан. Со временем я им надоел, и однажды, в полнолуние, в день летнего солнцестояния они привели меня сюда. Здесь мне завязали глаза и предложили найти путь домой при помощи моих выдающихся познаний. Стоит ли рассказывать, что меня постигла неудача, а когда огромные валуны направились к воде напиться - так бывает дважды в году, - они меня раздавили.
Эйрадис с опаской и уважением посмотрела на огромные камни:
- Какая жуткая судьба. А потом ты стал призраком в замке?
- Именно так и случилось. Что-то по-прежнему связывает меня с этим местом - хотя мне кажется, что я достаточно наказан за свое высокомерие.
- Ах, гордость... - Крестоносец говорил совсем тихо, однако священник услышал и свирепо посмотрел на него.
- Волынки. Раньше я сомневалась, но теперь они заиграли громче, - вмешалась Эйрадис для того, чтобы предотвратить назревающую ссору. - Только непонятно, откуда доносится музыка. Всякий раз, когда я начинаю прислушиваться, направление меняется.
- Давайте спустимся к берегу, - предложил священник. - Волынщик не может находиться на воде. Оттуда будет легче установить его местонахождение.
Все согласились и направились к берегу, крестоносец - впереди с цепью в руке, девушка шла между мужчинами, священник шагал последним.
Теперь, когда он снял повязку, Эйрадис поняла, что он красивый надменный человек с орлиным профилем, а сутана выглядит на нем несколько абсурдно. Он непрерывно изучал горизонт, а правая рука, казалось, искала рукоять меча на поясе. Вне всякого сомнения, он не хотел быть священником, ведь его воспитывали, как воина.
Путники вышли на берег, но и отсюда не сумели увидеть волынщика.
- Звуки волынки заставляют мое сердце петь! - воскликнул крестоносец. Его голубые глаза сверкали, сгорбленные плечи распрямились. - Великолепные и воинственные звуки.
- Где же сам волынщик? - спросила Эйрадис. - Он должен находиться где-то поблизости, но я вижу лишь голые скалы.
- Давайте мы сходим и посмотрим, - предложил крестоносец, - этот парень и я. Банши побудет с тобой. Тебе лучше остаться здесь, чем лазать по скалам.
- А ты сам-то сумеешь забраться по склону с цепью на ноге? - спросил священник. - Меня не слишком привлекают проходы между валунами. Никто никогда не называл меня трусом, но у скал могли сохраниться кое-какие воспоминания.
- Не думаю, что у нас возникнут проблемы, - заявил крестоносец. - Я пойду по верхней дороге, а ты иди нижней...
Он подхватил цепь рукой и направился в скалы; его смех смешался со звуками музыки. Священник последовал за ним. Оставшиеся на берегу Эйрадис и плакальщица осматривали скалы снизу. Накатывающие на песок волны норовили лизнуть их туфли, иногда доставая клочьями пены.
- Мне кажется, я вижу домик, - сказала спустя несколько минут Эйрадис. - Раньше его закрывали стоящие рядом валуны.
- Странно, - отозвалась банши. - Действительно домик. В прошлый раз его здесь не было.
- А как давно ты сюда приходила?
- Наверное, лет сто пятьдесят назад.
- Ну, за это время многое могло измениться.
- Ты права, - Не заглянуть ли туда? Вдруг там живет волынщик.
- Если хочешь. Портал в твой мир будет открыт еще несколько дней.
- Я надеюсь вернуться домой к обеду.
- Постараемся, но нам трудно следить за временем.
- Мои часы продолжают идти - во всяком случае, мне так кажется. Если они не отстают, то до обеда осталось еще несколько часов.
- Тогда нанесем визит. Кстати, ничего здесь не ешь и не пей. Древние легенды утверждают, будто таким образом смертный может быть навсегда привязан к этому миру.
- - По-моему, я слышала такую легенду. Спасибо за совет. Даже издали Эйрадис заметила, что домик выглядит очень симпатично. Приземистый, крытый ярко-желтой соломой. Очевидно, совсем недавно его покрасили белой краской, а ставни и окна обвели зеленым. На подоконниках стояли горшки с алой геранью, а вдоль выложенных ракушками дорожек шли клумбы с маргаритками. Под лучами солнца нежились цыплята. Пятнистый кот, дремавший на крыше, открыл один глаз, когда они подошли поближе.
- Эй, тут есть кто-нибудь? - повысила голос Эйрадис, когда они оказались во дворе перед домом. - К вам гости!
Почти сразу же дверь распахнулась, и на пороге возникла необыкновенно красивая молодая девушка не старше семнадцати - зеленые, как джунгли, глаза и светлые волосы до плеч. Казалось, что гладкой розовой кожи никогда не касался морской ветер, сверкнувшие в улыбки зубы были идеально ровными и ослепительно белыми. Прекрасно скроенное платье не скрывало ее беременности. Возможно, на несколько недель больше, чем у самой Эйрадис.
- Привет! - сказала незнакомка с американским акцентом. - Меня зовут Лидия. Что привело вас в наши уединенные места?
Эйрадис не знала, что сказать. Она рассматривала разные варианты, но никак не ожидала встретить существо из американских мифов (да еще вдобавок беременное!).
Банши пришла в себя быстрее.
- Меня зовут Хэзер, а это моя подруга Эйра. Мы гуляли, слушали волынку, а потом заметили ваш дом. Мы посчитали, что с нашей стороны будет невежливо пройти мимо.
- На волынке играет мой муж, Амбри, - объяснила Лидия, - и я очень рада, что вы зашли в гости. Иногда мне бывает немного скучно.
- Здесь? - обрела наконец дар речи Эйрадис.
- Да, мы находимся в одном из неразведанных районов Вирту - знаете, из тех, что потеряны программистами. Посетители сюда заглядывают совсем нечасто. Не беспокойтесь, Амбри известна дорога назад. Он вам ее покажет, только не уходите слишком быстро. Я так вам рада.
Эйрадис сумела лишь молча кивнуть и последовала за Лидией в дом.
- Ты знала? - прошипела Эйрадис, обращаясь к плакальщице. - И тебя действительно зовут Хэзер?
- Нет. А на второй вопрос ответ “да” или почти так. Давай поговорим с девушкой. Я хочу понять, как можно принять это древнее царство за часть Вирту.
Внутри домик оказался таким же уютным и милым, как и снаружи. Сосновый пол в гостиной, отделанной в стиле сельской Новой Англии восемнадцатого века, покрывал толстый ковер. Однако Эйрадис успела заметить сложные математические формулы, которые смутно напомнили ей работу Джона, когда Лидия выключила электронный блокнот, лежавший на столе.
Лидия перехватила вопросительный взгляд гостьи.
- Я стараюсь себя занять - работаю над теорией интерфейса. У меня появился новый опыт, но он вступил в противоречие с общепризнанными истинами. Сначала Амбри со мной спорил, однако в конце концов мне удалось убедить его в своей правоте.
- Вы с мужем математики? - спросила Хэзер.
- Ну да. Наверное, можно и так сказать. По большей части мы не особенно тут перерабатываем, но иногда приятно по вечерам подискутировать на какую-нибудь тему. Я уже вам говорила, здесь довольно тихо.
- А вы откуда - или я задаю невежливый вопрос? - осторожно поинтересовалась Эйрадис.
- Из Нью-Джерси, - Лидия хихикнула. - А вы?
- Из Шотландии.
- Ой, как здорово! Здешние края многим обязаны Шотландии - и дело не только в природе. Амбри часто повторяет, что в Вирту проникли древние кельтские легенды.
- Правда? - осведомилась банши. - Интересно, и какая же первой?
- Ну, на самом деле это легенды лишь в некотором смысле, - ответила Лидия, не заметив сарказма в вопросе Хэзер. - Едва ли не первое, что люди загрузили в сетевую базу данных - еще в те времена, когда использовался старый интерфейс и телефонный кабель, - было чистой информацией: словари, академические доклады, художественная литература, каталоги... Когда система рухнула, все перепуталось, и эйоны получили возможность захватить множество самых разных сведений.
- Значит, ваш “неразведанный район” Вирту является средоточием захваченной эйонами информации? - спросила Эйрадис.
- Так утверждает теория. - Лидия вдруг насторожилась, решила сменить тему разговора, да так неловко, что Эйрадис окончательно уверилась в ее молодости и неискушенности. - Когда вы ждете ребенка?
- Весной. А вы?
- Примерно тогда же. Я действительно беременна. Это не какие-то виртуальные штучки.
И снова Лидия быстро сменила тему, словно разговоры о реальности беременности могли представлять для нее опасность.
- А вы пришли сюда вдвоем? Я вас заметила из окна верхнего этажа - мне показалось, что вас было четверо.
- С нами двое друзей, - ответила Эйрадис. - Они услышали волынку и направились в горы, чтобы поискать музыканта.
Лидия снова хихикнула:
- Так всегда бывает, когда Амбри играет на волынке. Я тоже долго бродила за ним по горам, когда мы впервые встретились. Я нашла его - точнее, он меня. Я попрошу его прийти и привести с собой ваших друзей. Девушка открыла окно, высунулась наружу и издала низкий воркующий звук. Толстый серый голубь лениво взмахнул крыльями и слетел со стропил.
- Разыщи Амбри, попроси его вернуться домой и найти двух людей... - Она вопросительно посмотрела на Эйрадис и Хэзер.
- Двоих мужчин, - уточнила Хэзер. - Один в сутане священника, а другой в рваной и довольно грязной одежде.
- Ты понял?
Голубь зевнул, почистил перышки и взлетел, почти сразу же растворившись в сером небе.
После этого Лидия старательного избегала серьезных тем, а ее гости перестали задавать вопросы, которые могли бы смутить хозяйку.
Эйрадис с трудом поддерживала разговор; она все время искала и не находила ответы на мучившие ее вопросы: действительно ли они в Вирту? Если да, то когда покинули Веритэ? Как такое возможно без специального оборудования? Как сюда вообще сумели попасть привидения? Более того, из слов банши и священника следовало, что сверхъестественные царства существовали еще при их жизни. Если это правда, значит, они возникли раньше Вирту - и компьютеров. И каким образом здесь оказалась Лидия, жительница Веритэ?
Эйрадис обрадовалась, когда услышала шаги по усыпанной ракушками дорожке, и отложила поиски ответов на потом - оставалось надеяться, что ей удастся их найти.
Дверь распахнулась, впустив бородатого мужчину в шерстяных гетрах и рубашке из небеленого муслина. Волосы и кустистые брови незнакомца торчали в разные стороны, словно он стоял на сильном ветру. На плече висела красивая волынка.
Подойдя к Лидии, мужчина поцеловал ее в щеку и повернулся к Эйрадис и банши.
- Голубь разыскал меня, а я нашел ваших друзей, но они бросились бежать, точно я призрак. Спрятались среди камней. Странная парочка - кажется, за одним из них волочилась цепь.
- Мы тут решили устроить мистическую игру, - быстро сказала Эйрадис. - Наверное, они подумали, что вы один из злодеев.
- Очень может быть. - Мужчина поклонился. - Меня зовут Вулфер Мартин Д'Амбри, но я надеюсь, что вы будете называть меня Амбри, как Лидия. Остальное трудно произнести.
- Меня зовут Эйрадис, а это Хэзер. Мы проходили мимо, и Лидия пригласила нас в гости.
- Они из Шотландии, - вмешалась Лидия, точно сообщила мужу какую-то чрезвычайно важную информацию.
Амбри кивнул.
Эйрадис знала, что существуют темы, которые не принято затрагивать в Вирту; поэтому колебалась, стоит ли продолжать расспросы. Однако Хэзер приличия мало интересовали.
- Что это за место? Лидия назвала его неразведанным районом Вирту - из чего следует, что сюда совсем нелегко попасть. Что она имела в виду?
Лидия смущенно опустила голову, и Эйрадис ей посочувствовала. Очевидно, она обрадовалась, когда увидела нежданных гостей - а может быть, хотела заверить их, что им нечего бояться, - и в результате рассказала больше, чем следовало. Зелено-серые глаза банши, холодные и безжалостные, пристально смотрели на Вулфера Мартина Д'Арси.
- Вирту, - спокойно произнес он, будто они давно знакомы и уже несколько часов беседуют за чашкой чая, - совсем не так управляемо и надежно, как утверждают в туристических агентствах. Лишь горстка специалистов готова признать, какими далеко идущими оказались последствия крушения информационных сетей. В Вирту есть места, которых вы не найдете на картах в Веритэ. Вы в одном из таких районов.
- Значит, мы в Вирту? - не утерпев, переспросила Эйрадис. И вдруг подумала: “Интересно, знает ли о моем появлении Властелин Непостижимых Полей?"
- Сюда можно попасть из Вирту, - уточнил Амбри. - Хранитель утверждает, что эти места много старше Вирту, - какие глупости, верно?
- Ну, существует множество легенд о таинственных царствах, которые находятся бок о бок с теми, что нам известны с детства, - быстро проговорила Эйрадис, прежде чем банши успела раскрыть рот и высказать вслух возмущение, промелькнувшее в ее холодных глазах. - Сиды <в кельтской мифологии божественные существа, обитавшие под землей в холмах, в пещерах, расщелинах скал>, как утверждают мифы, обитают на теневой стороне Веритэ и приходят в наш мир, чтобы украсть невесту, дитя или музыканта. Рип Ван Винкль <персонаж американского писателя Вашингтона Ирвинга> напился и проспал, как он думал, целую ночь, а когда вернулся домой, оказалось, что прошло двадцать лет. Кроме того, во всех религиях имеется Рай и Ад. Все они намного старше Вирту. Возможно, Хранитель воспользовался каким-нибудь похожим преданием, а потом и сам в него поверил.
- Разумный ответ, - улыбнулся Амбри, склонившись над рукой Эйрадис.
- Я кое-что знаю о Вирту.
- Пожалуй, нам пора возвращаться, - вмешалась банши. - Наши друзья, наверное, уже о нас беспокоятся.
- Дайте мне адрес вашей игры, и я вас туда провожу, - предложил Амбри. - Сюда нелегко попасть, а уйти еще труднее, если Хранитель будет против.
- Мы без особого труда нашли дорогу, - надменно заявила банши. - И не заблудимся на обратном пути.
- Но мы все равно вам благодарны, - быстро вставила Эйрадис.
- Надеюсь, вы позволите мне проводить вас и убедиться в том, что вы благополучно добрались домой.
Отказаться от такого вежливого предложения, не вызвав подозрений, было невозможно, поэтому они вышли из коттеджа в сопровождении Амбри и Лидии. Все хранили молчание, пока Эйрадис и Хэзер шагали к гранитным валунам, но Амбри выразительно приподнял брови. Эйрадис почувствовала колоссальное облегчение, увидев, что лунный портал все еще открыт.
- Большое вам спасибо за гостеприимство, - сказала Эйрадис, остановившись у входа в каменный туннель. - Удачи вам с ребенком.
- И вам, Эйра, тоже, - ответила Лидия, обнажив в улыбке безупречные зубы. - До свидания, Хэзер.
- Прощайте.
- Подождите! - воскликнул Амбри, когда они повернулись к проходу. - Куда вы идете?
- Туда, - уверенно сказала Эйрадис, показывая в круглое, темное отверстие портала.
- Куда?
- Смотрите, тут отверстие в скале. Разве вы его не видите?
- Нет, ничего кроме каменной стены. Лидия, а ты?
- Ничего.
- Должно быть, запретный портал, - задумчиво проговорил Амбри. - Скажите мне, куда он ведет?
- А почему мы должны вам отвечать? - ощетинилась Хэзер.
- Потому что эта дверь открывается на мой задний двор. Эйрадис, которой не терпелось вернуться домой, улыбнулась.
- И в подвал моего дома, - заявила она.
- В подвал вашего дома? - переспросил Амбри.
- В замок Доннерджек.
- Замок Джона Д'Арси Доннерджека?
Эйрадис собралась ответить, но банши с неожиданной силой схватила ее за руку и протащила сквозь портал - в результате Эйрадис оказалась на полу пещеры.
- Зачем ты так? - спросила Эйрадис, не спуская глаз с потерявшего материальность привидения.
- Меня напугало то, что мы сегодня узнали. Я не хочу, чтобы этот человек получил информацию о тебе до того, как мы выясним, кто он такой.
Эйрадис содрогнулась - и не только от контакта с ледяным полом пещеры.
- Все вышло очень странно, не правда ли?
- Да.
- Ты уверена, что те земли существовали до создания Вирту?
- Я клянусь.
- Как и я, - заявил священник, возникая рядом с ними с неизменной повязкой на глазах. - Это место не является частью Вирту - во всяком случае, не только.
- А кто такие Вулфер Мартин Д'Амбри и Лидия из Нью-Джерси? Я готова поклясться, что она та, за кого себя выдает. Я сотни раз видела вариации виртуальных существ. Лидия вела себя, как самая настоящая молодая женщина.
- Не знаю, - призналась банши, и остальные привидения покачали головами.
- Я вернусь туда завтра, - заявила Эйрадис. - Только на сей раз как следует подготовлюсь. Может быть, потом, когда я все разведаю, захвачу с собой Джона. Похоже, Амбри знакомо его имя.
- Джон Д'Арси Доннерджек весьма знаменит в определенных кругах, - заметила банши, - но обычный турист из Вирту вряд ли может знать о его существовании.
- Верно, - согласилась Эйрадис, откусив сломанный ноготь. - Войт, который час?
. - Пять часов вечера, госпожа. Обед назначен на половину седьмого.
- Тогда мне следует переодеться. - Эйрадис нахмурилась. - Войт, наведи, пожалуйста, справки о Вулфере Мартине Д'Амбри.
- Хорошо, госпожа.

***

Вечером Эйрадис обедала с Джоном. Они говорили о его работе, о ее прогулках (впрочем, она не стала ему рассказывать о своем последнем путешествии, не зная, как объяснить некоторые моменты). Пока они с Джоном складывали головоломку (картинка предназначалась для детской), Войт тихонько доложил, что не смог найти никаких сведений о Вулфере Мартине Д'Амбри.
На следующий день Эйрадис вместе с банши (но без крестоносца и священника) спустилась в туннели. Хотя луна еще была полной и портал оставался открытым, они заметили тусклую фигуру стража.
- Лунный портал заперт, - сказала плакальщица. - Сверхъестественное царство не желает нас впускать. Такие случаи известны.
- Да, я помню, ты говорила о подобной возможности, - заметила Эйрадис, - но как-то странно получается. Вчера мы так легко прошли - никакого стража и вообще ничего, - а сегодня чудовище преграждает нам дорогу. Давай попробуем прогнать его при помощи заклинания Леди галереи?
- Попытаться можно, но даже если заклинание и сработает, вряд ли мы сумеем преодолеть барьер.
- Ты права. Попытаем счастья завтра, а если ничего не выйдет, подождем следующего полнолуния.
- Как хочешь.
- Я слышу сомнение в твоем голосе, Хэзер. Разве тебе не любопытно?
- Любопытно?
- Что представляет собой то диковинное место.
- Это сверхъестественное царство - такое, каким было всегда. И никакое новое имя не изменит его сути.
- Да, но...
- Никаких “но”, Ангел Забытой Надежды. Если только ты не хочешь занять мое место гораздо быстрее, чем собиралась, я должна быть очень осторожна.
- Осторожна?
- Властелин Непостижимых Полей имеет свободный доступ в любое место Вирту. Ты действительно хочешь к нему попасть? Твой муж выразил желание изменить своему слову и выполнить не все условия заключенной ими сделки. Что помешает Властелину Ушедших взять тебя в заложницы и потребовать выкуп?
- Ты права. Я думала о такой возможности. Просто у меня столько вопросов к Амбри и Лидии...
- Я понимаю. У меня тоже, но давай не будем рисковать понапрасну.
Эйрадис положила руку себе на живот. Нахмурившись, повернулась спиной к темной стене - ей показалось, будто она заметила, как сверкнули внимательные глаза стража.
Они гуляли по полям Веритэ, замок Доннерджек остался у них за спиной.
- Джон, почему мы так далеко зашли? - спросила Эйрадис.
- Чтобы оказаться вне досягаемости моего оборудования, часть которого можно использовать против нас, - отозвался он.
- Кто на такое способен?
- Тот, кто вынудил меня заключить жестокую сделку.
- Ах, вот оно как.
- Да. У тебя, наверное, сохранились о том времени необычные воспоминания.
- Да. Только я не понимаю, что ты имел в виду, когда говорил о своем оборудовании.
- Я ищу способ не отдавать Танатосу то, что он должен получить по нашему договору.
- Невозможно, - сказала Эйрадис. - Нельзя изгнать из жизни смерть.
- Смерть как явление - нельзя. Но перехитрить Танато-са как личность - кем бы он на самом деле ни был... Кто знает? У меня есть кое-какие идеи, связанные с эффектом поля. Сначала я собирался построить защиту от гипотетического вторжения через Большую Сцену. А сейчас пытаюсь контролировать каждый бит информации, которая проникает через электронный спектр в замок Доннерджек. Я все фиксирую. У меня составлен огромный список. Все, что попадает к нам без приглашения, уничтожается. Просто. В результате он не сможет украсть нашего первенца и сбежать.
- А если он использует агента?
- С физическим мы разберемся точно так же, как с любым другим. Против всего остального я применю статический метод. Может быть, использую лазер.
- А что, если кто-нибудь пострадает?
- Вокруг глубокий и холодный океан.
- Я помню музыку. Помню Трон из Костей. И часть обратной дороги. Когда защита будет готова?
- Исходная система уже установлена. Но ее еще нужно настроить. Несколько недель, не меньше.
- До рождения ребенка еще есть время. Если только мальчик не появится на свет раньше.
- Ты себя хорошо чувствуешь?
- Очень. И твой сын тоже - если судить по тем прыжкам, которые он постоянно совершает.
- Ты не слишком утомляешься во время своих путешествий?
- Нет, дорогой. Я очень осторожна.
- Отлично. Пойдем обратно?
- Давай.

***

В следующем месяце экспедиция не состоялась. Эйрадис простудилась и довольно много времени провела в постели под постоянным наблюдением встревоженного Джона и медицинского робота. Она довольно быстро поправилась, но время для прохода через лунный портал было упущено.
Когда Эйрадис вместе со своим призрачным эскортом спустилась в пещеры в следующий раз, она уже двигалась как беременная женщина, чуть отклоняясь назад, чтобы уравновесить живот. Если и на сей раз ничего не получится, поход придется отложить до рождения сына.
- Барьер исчез, - доложил призрак крестоносца.
Он настоял на своем участии в экспедиции. У Эйрадис сложилось впечатление, что банши стыдила его за бегство от Вулфера Мартина Д'Амбри.
- А страж? - спросила Хэзер.
- Не знаю.
- Что ж, пойдем дальше, - завила Эйрадис, - и попытаемся справиться со стражем, если он появится.
- Ладно.
Крестоносец подобрал свою цепь, вошел в портал и исчез. За ним последовали Хэзер и Эйрадис, шествие замыкал священник. Выйдя из туннеля, он сразу снял повязку с глаз.
- Почему ты не можешь этого сделать, когда находишься в замке? - спросила Эйрадис.
- Здесь мне намного страшнее, - просто ответил священник. - Тут другой календарь - полнолуние и равноденствие всегда совпадают...
- У нас тоже приближается равноденствие.
- А тут, когда во время полнолуния наступает равноденствие, камни идут к реке напиться.
- Мы должны соблюдать осторожность, - сказала банши. - Пока складывается впечатление, что камни остаются на своих местах. Может быть, они дожидаются восхода луны.
"Или собираются нас поймать”, - подумала Эйрадис, но промолчала.
На сей раз пейзаж выглядел мрачно. Лишь бутоны утесника напоминали о наступившей весне; по большей части земля оставалась влажной и серой. Темное низкое небо предвещало дождь. Определить, какое сейчас время дня, было невозможно. Спутники ограничивались короткими восклицаниями, помогая друг другу находить дорогу среди разбросанных повсюду камней.
- Волынка сегодня не играет, - заметил священник, с тревогой поглядывая на небо, где лениво зависла огромная стая ворон.
- Да. И вороны что-то нами заинтересовались.
- Верно.
Во дворе дома не было ни цыплят, ни голубей, ни кошки. Зеленые ставни плотно закрывали окна. Листья и обрывки папоротника валялись по когда-то чистому дворику, а на усыпанной ракушками дорожке виднелись глубокие следы - видимо, по ним волокли что-то тяжелое.
- Они уехали, - зачем-то проговорила Эйрадис.
- Я бы сказала, - добавила Хэзер, - что вскоре после нашего визита. Боялся ли Вулфер Мартин Д'Амбри появления во дворе своего дома Джона Д'Арси Доннерджека, или на то были другие причины?
На лице у банши появилось таинственное выражение.
- По-моему, я знаю другой способ заставить стража отступить - но лучше оставить его на крайний случай.
По общему согласию, а не повинуясь некой формуле, они все взялись за руки. Чистые звонкие голоса слились, когда прозвучали волшебные слова:

Мария, Матерь Божия,
Леди Семи Скорбей,
Защити нас от мрака
Мария, Королева Небес,
Леди Семи Радостей,
Засияй в ночи.
Мария, Кипарис Сиона,
Леди Семи Небес,
Прогони врага и отнеси нас домой!

На мгновение Эйрадис показалось, что христианское заклинание сработало. Страж стал меньше, потускнел, когти и: клыки приобрели материальность. Но в тот момент, когда она решила, что враг собирается отступить, закончилось последнее трехстишье, и чудовище зловеще захихикало, зловонное дыхание с хрипом вырывалось из его пасти, а страшные клыки и когти вновь начали мерцать.
Эйрадис услышала, как у нее за спиной принялся хрипло ругаться крестоносец, который с трудом тащил по склону священника и свою цепь.
- Не пришло ли время воспользоваться последним, запасным шансом? - прошептала Эйрадис, обращаясь к банши.
Плакальщица быстро отвернулась, но Эйрадис успела заметить промелькнувшую в ее зелено-серых глазах скорбь.
- Не исключено, что это навлечет на тебя опасность в будущем, Эйрадис. Может, не нужно прибегать к последнему средству?
- Разве у нас есть выбор? Ты же сама сказала, что мне нельзя надолго задерживаться в Вирту. А какого рода неприятности ждут меня, если ты воспользуешься своим знанием?
- Это заклинание очень сильное, оно способно привлечь внимание Властелина Ушедших. Или он полностью сосредоточится на тебе, если уже знает о твоем присутствии в Вирту.
- Давай! - решительно сказала Эйрадис и опасливо оглянулась, хотя прекрасно понимала, что Танатосу под силу подойти к ней с любой стороны. - Я готова на риск.
- Ладно. - Хэзер перевела взгляд на стража. Как только в воздухе повис бессловесный вопль банши, с которого начиналось заклинание, страж перестал веселиться. Озираясь по сторонам в поисках невидимых врагов, Эйрадис не слушала заклинание, пока до нее вдруг не дошел смысл того, что пела банши.

Ангел Забытой Надежды,
Вздымающий Меч Ветра и Обсидиана,
Рассеки алгоритмы нашего Врага.

- Нет! - вскричала Эйрадис. - Пощади!
Из печальных глаз плакальщицы потоками лились слезы, но она продолжала петь. Эйрадис чувствовала, что возвращается во времена Войны Начала Начал - она не забыла свои имена, но не помнила, каким беспощадным могуществом они наделены. Когда ее большой живот снова стал плоским и начал формироваться русалочий хвост, нерожденный ребенок принялся протестующе колотить ногами. Эйрадис снова закричала - у нее на спине набухли крылья, а в следующее мгновение раскрылись, обагрив ее тело кровью.

Русалка под Семью Танцующими Лунами,
Поющая Песнь Сирен,
Утопи наших врагов в базе данных.
Нимфа Древа Логики,
Дитя Первого Слова,
Пусть наш противник плачет.

Трансформация оказалась быстрой и болезненной. Крылатая русалка держала в руке Меч Ветра и Обсидиана, а крылья дракона из яркого майлара <пластмасса.> трепетали и тащили ее вверх.
Теперь, когда Эйрадис смотрела на стража, защищавшего лунный портал, сквозь призму своих древних воспоминаний, он больше не казался ей страшным. Скорее смешным и жалким, скрючившимся в ужасе перед ее величием. Элемен ты его программы ничего не стоило расшифровать, расчленить на коды; небольшое усилие - и он превратится в глину Непостижимых Полей.
Подняв Меч Ветра и Обсидиана, Эйрадис так и сделала. Страж провалился в небытие, а она почувствовала, как холодные руки обхватили ее крылья и опустили на скалы.
Перед ней высилось круглое темное отверстие лунного портала, о котором Эйрадис успела забыть. Она автоматически попыталась сложить крылья, понимая, что иначе не сумеет войти в туннель. Однако что-то - интерфейс? - уничтожил их еще раньше. Без крыльев она не могла летать, а стоять на рыбьем хвосте было неудобно. Бросив Меч Ветра и Обсидиана, Эйрадис обхватила свое тело руками, надеясь защититься...
Жесткие металлические пальцы схватили ее за плечи и не дали упасть на пол туннеля.
- Госпожа Эйрадис? - спросил Войт. В механическом голосе слышалось беспокойство. - Вы не ранены? Вам не нужен медицинский робот?
- Нет...Да... Я...
Эйрадис перевела дух и опустила глаза. Ее тело снова стало человеческим. Таким, каким было до того, как банши начала читать заклинание, - даже живот остался таким же огромным и неуклюжим. Ребенок несколько раз подпрыгнул, словно заверяя Эйрадис, что не пострадал от трансформаций.
- Со мной все в порядке, Войт, - наконец проговорила она. - Просто я немного испугалась. Нам пришлось встретиться с неожиданными трудностями.
- Значит, за помощью посылать не нужно?
- Обойдемся, Войт.
Банши, сложив на груди руки, с невозмутимым видом стояла у лунного портала - казалось, она ждет, что Эйрадис будет ее ругать. Однако в позе плакальщицы не было ни малейшего намека на вызов или собственное превосходство. Более того, она выглядела еще более бледной и хрупкой, чем обычно.
- Как... - Эйрадис замолчала и задала вопрос иначе:
- Где ты нашла эту песнь? И как догадалась, что она нам поможет?
- У тебя много имен, леди Эйрадис. Я уже говорила, твое прошлое делает тебя, как никого другого, частью мифа.
Заклинание пришло ко мне по каналам сна, когда я повторяла слова Леди галереи и размышляла о том, окажет ли влияние христианское волшебство на языческое чудовище.
- И оно просто тебе привиделось?
- Не короткой вспышкой, а скорее как замена. Я вдруг обратилась к Ангелу...
- Не произноси имя, - перебила ее Эйрадис, - я боюсь его могущества.
- Но оно твое.
- Теперь - нет. Великий Поток есть древнее начало Вирту. Тогда я являлась лишь частью легионов одной из воюющих сторон.
- А сейчас ты принадлежишь себе? - спросила банши, бросив выразительный взгляд на ее огромный живот.
- Сейчас я Эйрадис. И принадлежу Эйрадис. Другая.., принадлежала иному существу.., и служила чужим нуждам. Я не представляла, насколько сильно не хочу вспоминать о своем прошлом до тех пор, пока ты - пусть и на короткое время - не заставила меня принять прежнее обличье.
- Понимаю, - ответила плакальщица. - Когда-то я была Хэзер, дочерью владельца замка. А потом превратилась в банши. Когда я перестану быть банши, кем я стану? Былой Хэзер? Я скучаю по своему прежнему “я”, но понимаю твои страдания и нежелание возвращаться назад - хотя твое первое “я” обладало поразительным могуществом.
- И практически не имело свободы. Когда мой создатель отдавал приказ, мне оставалось лишь подчиняться. После многочисленных сражений я сумела сохранить малую толику себя - кое-что от моей тайны и моих триумфов - и превратиться в Эйрадис.
- Ты просила меня о пощаде. - Слова банши прозвучали как утверждение.
- Я не знала, что снова стану Эйрадис. И хотя заклинание подсказало, в чем заключается моя ближайшая цель, я чувствую связь со своим создателем. И боюсь, что он позовет меня к себе.
- Твой создатель?
- Один из Тех Кто Наверху, Обитателей Горы Меру. Большинство называют его Морепой. Его владения - огромные потоки информации Вирту. Вместе с Небопой и Террамой он составляет великую Троицу.
- Отец, Сын и Святой Дух?
- Нет. Здесь гораздо меньше метафизики - а может быть, она другая. Небопа отвечает за общую структуру системы. Террама - эйон всех эйонов, базовая программа Хранителей. На Меру обитают и другие божества, каждый из них следит за порядком в какой-то определенной области - разделение полномочий явилось результатом жестоких битв. У всех есть определенный статус, показывающий, как высоко они могут подняться по склону Меру.
- И так было с самого начала?
- Нет. Отгремел не один десяток сражений. И многое - прости мне мою слабость, дорогая подруга, - я предпочла бы забыть. Я уже тебе говорила, что не отличаюсь набожностью - даже когда речь заходит о религиях Вирту. На то есть причина.
- Ты сердишься на меня?
- Ни в коем случае. Ты ведь предупреждала, что заклинание очень сильное и может оказаться для меня опасным. Просто ты не знала, насколько оно сильное. Кроме того, мы ведь сумели пройти мимо стража.
- Да. А сейчас прости, Эйра, - ведь именно я так жестоко тебя использовала - ты выглядишь уставшей и должна вернуться в замок.
- Я действительно неважно себя чувствую, но не знаю, смогу ли быстро успокоиться.
- Мои ограниченные возможности по оценке вашего состояния, - вмешался Войт, - показывают, что вам настоятельно необходим отдых. Отказ от него способен отрицательно повлиять на развитие ребенка.
- Что ж, тогда, пожалуй, пойду немного полежу. Однако меня продолжает беспокоить одна вещь, Хэзер.
- Да?
- Кто послал тебе заклинание?
- Мне показалось, что я попросту извлекла его из коллективного сознания расы - душа мира, как любил говорить Йетс <Вильям Батлер Йетс (1865 - 1939) - ирландский поэт и драматург.>.
- А разве Йетс не появился на свет после твоей смерти?
- Здесь когда-то жил ленивый поэт с романтической душой; он часто приходил к развалинам замка и читал вслух стихи Йетса. Возвращаясь к твоему первому вопросу... Я часто знаю то, что мне нужно - современные диалекты, например. Одно из преимуществ работы.
- Возможно, так оно и есть, но нельзя исключать вариант, что заклинание, которое ты пропела, явилось из мировой души Вирту, а не Веритэ.
- Согласна, нельзя. Но тогда, как и в случае с теми землями, откуда мы только что вернулись, возникает частичное взаимопроникновение.
- Да, и меня это тревожит. Я достаточно представляю себе религию эйонов, чтобы знать: многие из них утверждают, будто Вирту, а вовсе не Веритэ, является первой реальностью. Они считают, что компьютерная сеть способна создать условия для перехода.
- Ну и что?
- Быть может, они правы - а если так, долго ли боги Вирту будут мириться со своим второстепенным положением? Вдруг они захотят возродить свои легендарные армии? Твое заклинание до сих пор звучит в моем мозгу, призывая вернуться обратно.
- Ты устала, Эйра. Скажи роботу, чтобы он доставил тебя в спальню. Возможно, после того, как ты поспишь и поешь, заклинание перестанет донимать тебя.
- Наверное, ты права. В моем состоянии не следовало отправляться в такие рискованные путешествия.
- Отдохни, Эйра. Поговорим позднее.
Банши прошла сквозь стену и исчезла, а за ней и лунный портал. Эйрадис покачала головой, в которой сразу начала пульсировать боль, поняла, что совершила ошибку, и оперлась на Войта.
- Пожалуйста, Войт, отвези меня в спальню. И свяжись с кухней - я хочу горячего какао.
- Госпожа, шоколад вам противопоказан, - напомнил робот, создавая из своих манипуляторов кресло для хозяйки.
- Тогда пусть приготовят какой-нибудь заменитель, где будет все то, что мне необходимо, но не окажется вредных компонентов.
- Попробую сделать, как вы просите.
Эйрадис вернулась в свои комнаты, плохо понимая, что происходит вокруг. Она почти не почувствовала, как Войт осторожно опустил ее на постель, а Дэк (принесший горячий напиток, о котором она уже забыла, так ей хотелось спать) снял с хозяйки туфли и одежду, а потом накрыл одеялом.
Ей приснились давно ушедшие времена. Во сне она знала, зачем Властелину Непостижимых Полей понадобился ее сын. Когда Эйрадис проснулась, она увидела сидящего рядом Джона, сжимавшего ее руку в своей ладони. На бородатом лице легко читалось беспокойство - Доннерджек даже не пытался его скрыть. И откровение исчезло, уступив место радости и миру.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art