Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Антон Иванов, Анна Устинова - Тайна пропавшего академика : Глава V

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Антон Иванов, Анна Устинова - Тайна пропавшего академика:Глава V

 
КАПИТАН ШМЕЛЬКОВ, ИВАН СТЕПАНОВИЧ И ДРУГИЕ

Димка ждать себя не заставил. Пять минут спустя он возвратился в дом Положенцева с целым ворохом записных книжек Анны Константиновны.
— Боже! — всплеснула руками она. — Ты бы еще довоенные приволок.
— А почем мне знать, в какой у тебя записано? — развел руками внук.
— Естественно, в самой новой, — выхватила из вороха черную книжечку бабушка. — Ага, — перелистнула она несколько страниц. — Ну конечно. Вот телефон.
И, сняв трубку, она быстро набрала номер. Однако всех ожидало новое разочарование. В приемном покое Анне Константиновне ответили, что к ним вообще никто не поступал. После этого Сергей и Анна Константиновна встревожились еще сильнее.
— Что же нам теперь делать? — растерянно теребил угол скатерти племянник.
— Может, вашего дядю похитили? — брякнул вдруг в наступившей тишине Димка.
Он не собирался ничего и никого выдавать. Просто ему казалось, что, осторожно высказав подобное предположение, он сможет навести племянника Положенцева на правильный путь. Однако, как говорится, инициатива наказуема.
Эту истину Димке немедленно довелось испытать на собственной шкуре. Сперва он получил сразу два ощутимых толчка в оба бока. Слева от Маши, а справа от Петьки. Вслед за чем Анна Константиновна с апломбом проговорила:
— Что за чушь, мой милый! Кому придет в голову похищать Альберта Поликарповича!
Племянник Положенцева вообще впал в состояние, близкое к прострации. Продолжая терзать ни в чем не повинную скатерть, он растерянно бормотал:
— Нет, у меня вообще в голове ничего не укладывается…
— Ну ка, Сергей, не распускайтесь! — прикрикнула на него Анна Константиновна. — Возьмите себя в руки.
Племянник от неожиданности подскочил на стуле. Затем испуганно пролепетал:
— Извините…
— Нам надо срочно решить, как мы поступим дальше, — продолжала бабушка Димы и Маши.
— Может, милицию вызовем? — неуверенно произнес племянник Положенцева.
— Кажется, он не Джеймс Бонд, — прошептала Маша на ухо Насте.
Та едва заметным кивком головы подтвердила, что совершенно согласна с подругой.
— Так как вы думаете насчет милиции, а? — с надеждою взирал Сергей на Анну Константиновну. Было видно, что он заранее согласен с любым планом, который она предложит.
Бабушка Димы и Маши, даже не удостоив ответом племянника Положенцева, вновь принялась листать записную книжку в черном переплете.
— Телефон милиции «ноль два», — услужливо сообщил Сергей.
— Мы не в Москве, — поморщилась Анна Константиновна.
— Ах, ну да! — хлопнул себя по лбу Сергей. — Еще раз извините.
Тут Анна Константиновна, отыскав, наконец, нужный номер, вновь села на телефон.
— Алексей Борисович? — произнесла она в трубку. — Как удачно, что я вас застала! То есть что я говорю! — спохватилась она. — У нас как раз сплошные неудачи! Пропал Альберт Поликарпович Положенцев… Как кто такой? Он один из старейших жителей нашего поселка… Как почему я звоню?.. Потому что больше некому… Родственники? Почему же нет родственников. Сын живет в Америке. А племянник вот сидит. Почему это в тюрьме? — повысила голос Анна Константиновна. — Что то я вас сегодня не узнаю, Алексей Борисович. Обычно вы все ловите на лету, а тут простых вещей не желаете понимать. Племянник Положенцева сидит тут, рядом со мной… Ах, от него еще заявление требуется?.. И три дня должно пройти, прежде чем дадут ход? Ну, знаете что, Алексей Борисович! — вдруг грянула на всю гостиную Анна Константиновна. — Во первых, вы меня очень разочаровали. Во вторых, в подобном подходе к судьбе человека я вижу элементарную черствость и бюрократизм. И, в третьих, считаю своим долгом предупредить: исчезновение Положенцева, вполне вероятно, вызовет почти международный скандал!.. Потому что он — известнейший ученый с мировым именем… Да, да, Алексей Борисович, вы не ослышались… Вот это правильно, что немедленно выезжаете… Нет, племянник Альберта Поликарповича никогда в тюрьме не сидел. Могу поручиться. Я его с детства знаю… Хорошо. Мы вас ждем на даче Положенцева. Липовый проезд, дача четырнадцать.
Повесив трубку, Анна Константиновна обратилась к Сергею:
— Он выезжает! Это наш участковый. Капитан Шмельков. Очень положительный молодой человек.
— А вы это… — замялся племянник Положенцева. — Не слишком с ним круто поговорили? Все таки милиция.
— И не Джеймс Бонд и милиции почему то боится, — вновь тихо прокомментировала Маша.
Остальные ребята тоже все внимательней приглядывались к Сергею. Понятно, что он напуган внезапным исчезновением дяди. Однако ведет себя слишком уж странно.
— Знаете что, Сергей, или действуйте сами, или не вмешивайтесь, — строго взглянула на него Анна Константиновна. — А я уж сама разберусь, с кем и как разговаривать. Эту милицию иначе не расшевелить. И Шмелькова я знаю не первый год.
— Да я ничего, — как то по детски ответил Сергей. — Ах, что же с дядей? Что с дядей? — И он вдруг принялся истерически заламывать руки.
— По моему, переигрывает, — шепотом поделилась Настя с Машей.
— По моему, тоже, — одними губами отозвалась подруга.
Тут Настя вспомнила про Аргентума.
— Сергей, — обратилась она к племяннику. — А что с котом вашего дяди делать?
— Действительно, — встрепенулся племянник. — Хорошо, что напомнила. Я его заберу с собой в Москву, пока дядя не нашелся. Ах, только бы он нашелся! Только бы нашелся! — с надрывом воскликнул племянник.
— Значит, вы Аргентума хотите забрать? — еще раз уточнила Настя. — А то, если хотите, я пока о нем буду заботиться.
— Спасибо, но это мой долг перед дядей, — ответил племянник Положенцева. — Кстати, где сейчас Аргентум?
— Мы его покормили, а потом он ушел в спальню Альберта Поликарповича, — объяснила Настя.
— Пойдемте посмотрим, — поднялся со стула Сергей. Однако Аргентума в хозяйской спальне не оказалось. Тогда четверо членов Тайного братства старательно прочесали весь дом. Но результатов это не принесло. По всей видимости, кот после плотного завтрака вновь отправился на прогулку.
— Его нигде нет, — вернувшись в спальню, сообщили ребята племяннику Положенцева.
— Да, да, — рассеянно отозвался тот. Он стоял возле дядиной кровати, вертя в руках портсигар из темно коричневой кожи.
— Очень странно, — глядя куда то мимо ребят, пробормотал Сергей.
— Что странно? — мигом поинтересовался Петька.
— Вот это, — ткнул пальцем в портсигар племянник Положенцева и вдруг со всех ног понесся в гостиную.
Ребята так ничего толком и не поняв, устремились за ним. Сергей в изнеможении плюхнулся на стул рядом с Анной Константиновной, которая продолжала все это время сидеть рядом с телефоном.
— Вот! Пожалуйста вам! — брякнул портсигар на стол Сергей.
— Спасибо. Я не курю, — высокомерно проговорила Анна Константиновна.
— Да не в том дело, — покачал головой племянник Положенцева. — Если бы дядя ушел из дома по собственной воле, то нипочем не забыл бы про портсигар.
— Ах, да! — пригляделась к портсигару Анна Константиновна. — Вы, Сереженька, совершенно правы. Альберт Поликарпович никогда с этой вещью не расставался. Кстати, портсигар ему преподнес на пятидесятилетие мой покойный муж, а их дедушка, — указала она на близнецов. — Альберт Поликарпович говорил, что это память о друге.
— Именно, — несколько раз кивнул головой племянник Положенцева. — Однажды дядя забыл портсигар у меня в квартире. Так не поверите. Почти доехав до дачи, он вдруг обнаружил, что портсигара в кармане нет. И не поленился за ним вернуться. Никогда не поверю, чтобы дядя ушел, а свой любимый портсигар оставил, да еще под кроватью.
— Ну, под кровать его, положим, мог с тумбочки сбить Аргентум, — предположила Настя.
— Да как ты не понимаешь, девочка! — воскликнул Сергей. — Дядя никогда бы не оставил по собственной воле портсигар на тумбочке.
Тут Диме вдруг отчетливо вспомнилось: перед тем как минувшей ночью на даче Положенцева погас свет, кто то истошно крикнул. Теперь мальчик почти не сомневался: это был хозяин. Но что его испугало?
Димка переглянулся с друзьями. Ему хотелось немедленно посоветоваться с ними. Однако для этого надо было, по крайней мере, выйти на улицу. Поэтому Терминатор, склонившись к самому уху Командора, шепнул:
— Сваливаем отсюда в темпе. Дело есть.
Командор едва заметно кивнул. Анна Константиновна и Сергей продолжали вполголоса обсуждать странную историю с портсигаром Альберта Поликарповича. Петька ждал удобного момента, чтобы сообщить бабушке Димы и Маши, что хочет с друзьями посмотреть, не бродит ли где нибудь в саду Аргентум.
Тут с улицы послышался громкий треск двигателя мотоцикла.
— Это Шмельков, — поспешила на крыльцо Анна Константиновна.
— Он что, себе гоночный мотоцикл приобрел? — прислушался к пулеметному треску двигателя Дима.
Все высыпали на улицу. Мотоцикл оказался обычный, шмельковский. Желтого цвета и с коляской, в которой сейчас с достоинством восседал доблестный сторож поселка Красные Горы Иван Степанович. А чуть позади мотоцикла, шумно пыхтя, поспешал на своих двоих действительный член множества академий мира Павел Потапович Верещинский.
Несмотря на стремительный бег, достойный ученый муж, не переставая, выкрикивал:
— Скажите же мне, наконец, что свучивось? Где мой бвижайший дгуг Авьбегт Повикагпович?
На последнем выкрике академика мотоцикл, наконец, поравнявшись с крыльцом, остановился.
— Очень вовгемя, — схватившись за сердце, отметил восьмидесятилетний Павел Потапович. — Еще немного, и я бы вообще копыта откинул, — повернулся он к Анне Константиновне.
— Я бы на вашем месте поостерегся, папаша, подобные кроссы устраивать в вашем возрасте и в такую жару, — назидательно проговорил щупленький капитан Шмельков.
— А мы спогцмены, — все еще никак не мог отдышаться тучный Павел Потапович. — Ах, говогите же мне скогей, что свучивйсь! — потребовал он.
— А откуда у вас информация? — с подозрением уставился на него сторож Иван Степанович.
Несмотря на палящий зной, он был одет в видавший виды милицейский китель без знаков различия. Круглую голову сторожа увенчивала старая форменная фуражка с выщербленной кокардой, которая, по словам самого Степаныча, пострадала «от пули опасного бандита рецидивиста».
Степаныч воцарился в сторожке возле шлагбаума, перекрывавшего посторонним въезд в престижный поселок, настолько давно, что ныне даже старожилы не могли точно вспомнить, когда это произошло. Сам сторож называл себя «бывшим заслуженным работником органов правопорядка», хотя никому в Красных Горах так и не удалось точно выяснить, в каких именно правоохранительных органах проходила его бурная молодость. Как бы там ни было, Степаныч в ознаменование своего славного прошлого на День милиции неизбежно облачался в старую милицейскую форму. И еще он надевал свои фуражку и китель, когда в поселке случались какие нибудь из ряда вон выходящие события.
— Так откуда у вас информация о происшествии? — не сводя глаз с Павла Потаповича, повторил Степаныч.
— У меня как газ повный ивфогмативный говод, — откликнулся академик. — Но ведьзгя к нам Шмевьков не пгиедет. Вот я за вами и побежав. Ах, Анна Константиновна, мивенькая, что свучивось? — простер он руки к бабушке Димы и Маши.
— Потерпите немного, и сами узнаете, — не собиралась сейчас переводить время попусту Анна Константиновна.
— Пройдемте все в дом, — засуетился вдруг капитан Шмельков и украдкой вздохнул;
Сегодняшний день у него не заладился с самого утра. По пути от дома до отделения у мотоцикла отлетело сразу оба глушителя. Это лишний раз напомнило капитану, что древний мотоцикл, вероятно, со дня на день вообще развалится. А на новый отделению денег не выдают. Так что с транспортом — полный зарез. А криминальная обстановка в районе становится все напряженней. И с мотоциклом то одни «висяки». Если же придется ходить пешком… Но об этом Алексею Борисовичу даже страшно было подумать.
Звонок Анны Константиновны поверг капитана Шмелькова в еще более грустное расположение духа. Разумеется, он сочувствовал Альберту Поликарповичу, а также его друзьям и родственникам. Однако, выслушав бабушку Димы и Маши, подумал: «Жаль, конечно, хорошего дядьку, но мне лично в жизни для полноты ощущений только и не хватало пропажи крупного ученого».
Поэтому, когда все расселись в гостиной и Анна Константиновна весьма подробно и складно изложила суть происшествия, Шмельков, с надеждою поглядев на племянника Положенцева, смущенно проговорил:
— Я, конечно, извиняюсь, но у вашего дяди с головкой то как?
И Алексей Борисович постучал себя указательным пальцем по лбу.
— У дяди была очень светлая голова, — с уверенностью откликнулся племянник.
— Бывает у пожилых иногда и так, — не спешил расстаться с заманчивой версией капитан. — Вроде бы и голова светлая. И соображает не хуже других людей. А по старости вдруг начинаются немотивированные уходы из дома. Вот, например, Петр Кузьмич из поселка архитекторов. Тоже светлая голова. Много зданий хороших в Москве построил. А теперь что ни месяц, уходит из дома прямо в пижаме и в тапочках. В последний раз его выловили аж в самом Волоколамске. Так в пижаме своей и топал.
— Вы, конечно, нам рассказали очень грустную историю, — поморщилась Анна Константиновна. — Но к Альберту Поликарповичу это не имеет никакого отношения. Он до вчерашнего вечера был совершенно здоров и в полном разуме.
— Значит, раньше ни одного немотивированного ухода из дома? — был сильно разочарован Алексей Борисович.
— Ни одного! — и один голос подтвердили Анна Константиновна и Сергей.
— И тела нигде поблизости не обнаружено? — деловито осведомился Степаныч.
— Как вы можете! — гневно сверкнула глазами Анна Константиновна.
Обычно грозный Степаныч под ее взглядом заметно съежился. И, сняв с головы фуражку, стал вытирать носовым платком взмокшую, коротко стриженную седую голову.
— Действительно, погоди, Степаныч, — повернулся к нему капитан Шмельков. — Ты ведь все таки не при исполнении.
Степаныч досадливо крякнул, но промолчал. Он и впрямь был не при исполнении. Хотя в глубине души давно уже мечтал тряхнуть стариной и, затеяв самостоятельное расследование, найти и обезвредить какого нибудь крупного преступника, а еще лучше — целую банду. Цели у бывшего заслуженного работника органов правопорядка было две. Во первых, Степаныч не сомневался: с успешно проведенным самостоятельным расследованием его акции в поселке Красные Горы резко повысятся. И тогда можно будет вести речь о значительном повышении жалованья. А кроме того, бывший заслуженный работник органов правопорядка мечтал утереть нос слишком, по его мнению, зеленому и неопытному капитану Шмелькову.
«В конце концов, — думал по этому поводу доблестный сторож, — Алешка должен понять, кто у нас здесь настоящий профессионал».
Вот почему Степаныч воспринял историю с Положенцевым как настоящий подарок судьбы. И немедленно задался целью довести это дело до конца. Конечно, бывшему заслуженному работнику органов правопорядка сделалось очень обидно, когда ему напомнили, что в качестве сыскаря он уже не при исполнении. Однако он тут же подумал:
«По должности встречают, а по результатам провожают. Так что держись у меня, Алешка».
Тем временем Алексей Борисович, вникая в обстоятельства дела, все отчетливей понимал, что случай и впрямь серьезный. Он принялся составлять протокол, то и дело уточняя какие нибудь детали у Анны Константиновны и Сергея.
Степаныч сперва скучал. Затем вдруг совершенно случайно заметил четверых ребят, которые скромненько забились в угол гостиной. Круглое лицо Степаныча покраснело. У него с этой «подростковой компанией» давно были свои счеты. И бывший заслуженный работник органов правопорядка гаркнул:
— Почему на месте преступления посторонние? Попрошу срочно очистить территорию!
— Мы не посторонние, а свидетели, — немедленно возразил Петька.
— И вообще, дорогой мой друг Иван Степанович, — с уничтожающим сарказмом обратилась к сторожу Анна Константиновна. — Что вы тут распоряжаетесь?
— Мое дело, конечно, маленькое, — таким тоном ответил сторож, словно это было именно его дело. — Просто хочу Алексею поставить на вид, что при посторонних проводить следствие не положено.
— Погоди, Степаныч, — сказал капитан Шмельков. — Ребята вон говорят, что они свидетели.
— Ах, свидетели? — направил пытливый взор в сторону членов Тайного братства Степаныч. — Интересно, чему?
— Чему надо, тому и свидетели, — набычился Димка.
— Отвечай, когда старшие спрашивают! — с ходу завелся Степаныч. \'
— Дай лучше я сам поговорю с ребятами, — спешно вмешался капитан Шмельков. — Ну, что вы там видели? — посмотрел он на четверых друзей.
— Да, собственно, ничего, — едва заметным жестом велев остальным помалкивать, взял на себя инициативу Петька. — Просто первыми оказались здесь утром. Дверь была открыта, а в доме никого.
— Как это никого? — встрял Димка.
— А кого ты тут видел? — насторожился Шмельков.
— Аргентума, — отвечал Терминатор. — Правда, он пришел уже при нас.
— Аргентума? — переспросил капитан. — Он что, тоже тут проживает?
— Естественно, — подтвердил Димка. — Уже пять лет.
— А вы говорили, хозяин живет здесь один, — осуждающе поглядел Алексей Борисович на Анну Константиновну и Сергея.
— Аргентум — это кот Альберта Поликарповича, — усмехнулась бабушка Димы и Маши.
— Тем более что он уже все равно сбежал, — счел своим долгом добавить Дима.
— Пго кота я вам все сейчас объясню, — вмешался дотоле внимательно слушавший Павел Потапович. — Этот гувяка Аггентум вчега ночью нанес визит кошке наших соседей. И они устгоивил настоящую вакханавию.
— Про кошек с котами после поговорим, — устало махнул рукою Шмельков.
— Совегшенно с вами согвасен, — поддержал его Павел Потапович. — Это я пгосто так. К свову.
— Если они, Алексей, кроме котов и кошек, ничего не видали, — снова возник Степаныч, — гони их отсюда.
— Как? И меня тоже? — закашлялся от обиды почтенный Павел Потапович.
— О вас вопрос не стоит, — успокоил его Степаныч. — Вы — человек всем известный и уважаемый. К тому же друг покойного.
— Почему покойного? — воскликнула Анна Константиновна. — Я, например, хочу верить, что Альберт Поликарпович жив!
— Извините, — немедленно стушевался Степаныч. — Это я так. В порядке рабочей версии.
— Еще одна такая рабочая версия, и вы покинете этот дом! — гневно взглянула на сторожа Анна Константиновна.
— Попрошу тишины. Не мешайте следствию, — мигом навел порядок капитан Шмельков. Все умолкли.
— Ребята, может, и впрямь пойдете на улицу? — попросил Алексей Борисович.
— Тем более что они все уже мне рассказали, — внесла ясность Анна Константиновна.
— Тогда идите, — повторил капитан Шмельков. Члены Тайного братства не спорили. Атмосфера в доме Положенцева явно накалялась. И Петька уже всерьез опасался, как бы Димка не ляпнул чего нибудь лишнего.
— Ну так. Вырвались, — оказавшись на улице, выдохнул Командор.
— Я чего сказать хотел, — громко произнес Димка, — Вчера ночью…
— Не здесь, — перебил его Петька. — Пошли в штаб квартиру. У меня, между прочим, тоже есть что вам сказать.
Все четверо спешно направились к воротам. Но не успели выйти из калитки, как услыхали пронзительный голос:
— При иветик, ребята! Собрались, наконец? Перед ними стояла Люська Кузнецова. Ребята растерянно переглянулись. Но деваться уже было некуда.
— Мы собрались три дня назад, — лихорадочно думая, как побыстрей от нее отвязаться, ответила Маша.
— Ас тобой вот мы не знакомы, — уставилась маленькими, близко посаженными серыми глазками Люся на Настю. — Я Людмила, а ты?
— А я Настя, — улыбнулась рыжая девочка.
— Будем знакомы, — без особенной радости проговорила Люська и, глядя на участок Положенцева, резко сменила тему:
— А чего там случилось? Я видела, как Шмельков туда въехал. А с ним Степаныч при полном параде. Неужели ограбили?
И серые Люськины глазки хищно блеснули.
— А тебе бы очень хотелось? — не удержался Димка.
— Ничего мне не хотелось, — презрительно фыркнула Люська. — На этой даче и брать то нечего. Так ограбили или не ограбили? — повторила она вопрос.
— Не ограбили, — покачал головой Петька. И так как скрывать происшествие не имело никакого смысла, все равно через час, в крайнем случае, через два, весь поселок будет обсуждать новость. Командор добавил:
— Положенцев куда то исчез. И пока неизвестно, где он и что с ним.
— Исчез? — вся подобралась Люська. — Я вчера вечером его видела. Он домой к себе шел. И в руках у него была книжка.
— Книжка осталась, а самого Положенцева нет, — зачем то сообщил Димка.
— Ой, как интересно! — еще сильней воодушевилась Люська. — А откуда вы знаете, что это именно та самая книжка?
— Потому что он вчера взял ее у нашей бабушки, — объяснила Маша. — И теперь эта книжка лежит у него в спальне.
— Ой! Вы и внутрь заходили? — с завистью поглядела на ребят Люська.
— Именно мы и обнаружили, что он пропал, — нехотя признался Петька, потому что и эту информацию скрывать уже не имело смысла.
— Ах, как мне туда попасть хочется! — тут же воскликнула Люська.
— Ничего интересного, — поторопились охладить ее пыл ребята. — Положенцева там все равно не найдешь. Он пропал.
— Вот я и хочу посмотреть, как там его нигде нет, — ничуть не смутили их доводы Люську.
— Туда посторонних сейчас не пускают, — внес ясность Димка.
— Жаль, — разочарованно протянула Люська. — Ну ладно. Тогда я с вами. Вы сейчас куда?
Ребята замялись. Внезапная встреча с Люськой обрадовала их сейчас даже меньше, чем обычно. Но как от нее отделаться?
— Так я, значит, с вами, — повторила Люська, почему то при этом поглядывая на одного лишь Петьку.
Это не укрылось от всегда наблюдательной Маши. Она, в свою очередь, обратила внимание Насти. А та, сурово взглянув на Люську, многозначительно проговорила:
— А мы, между прочим, еще не знаем, куда пойдем.
— Как это не знаем? — украдкой подмигнул друзьям Петька. — Мы же договорились канаву копать.
— Какую кана… — не заметил усиленных Петькиных подмигиваний Димка.
Но Маша была на стреме. Поэтому брат получил очередной удар в бок, после чего от дальнейших расспросов воздержался.
— Он еще спрашивает какую! — громко заговорил Командор. — На моем участке, естественно. Папа о чем нас просил?
— Да. Он просил! — наконец понял замысел друга Димка.
— Естественно, он просил! — хором воскликнули Настя и Маша.
— Как хорошо, Люся, что мы тебя встретили! — разыграл бурную радость Петька.
— Я тоже вам, в общем то, рада, — церемонно ответила Люська.
— Нет, ты не понимаешь! — принялся бурно жестикулировать Петька. — С этой канавой у моего отца просто пунктик. Он считает, что ее после зимы обязательно следует чистить. А там обычно столько грязи скапливается…
— Сейчас все по уши будем, — кинув на Люську садистский взгляд, с наслаждением произнес Димка.
— Хорошо, Люська, что ты нам поможешь! — хлопнула ее по плечу Маша.
— Больше людей — работать веселей! — тоном народного сказителя проговорил Дима.
— Идем скорее, Люся! Время не ждет! — прикинулся, будто очень спешит к заветной канаве, Петька.
Остроносенькое Люськино лицо побледнело. Глаза испуганно забегали.
— Знаете… — вдруг посмотрела она на часы. — Ах, уже почти два часа! Мне обедать пора.
— Как? А канава? — разыграла изумление Настя.
— Если смогу, подойду попозже! — выпалила скороговоркой Люся и бросилась бежать к своей даче.
Ребята выждали, пока она скроется за калиткой. Затем Петька с довольным видом отметил:
— Ручаюсь, что сегодня Люська больше на нашем горизонте не покажется.
— Я тоже так считаю, — с важностью произнес Дима.
Тут калитка Положенцева отворилась. Из нее вышла Анна Константиновна. Увидев ребят, она была очень удивлена.
— Вы еще тут?
— Люську Кузнецову встретили, — невинно глядя на бабушку, объяснила Маша.
— В общем, даже и кстати, что вы не успели уйти, — продолжала бабушка. — Мне с вами, ребята, нужно очень серьезно поговорить.
Все четверо внутренне сжались. У них одновременно мелькнула одна и та же мысль: по видимому, бабушка каким то образом узнала об их ночной вылазке. Но откуда? Неужели Павел Потапович? А собственно, почему нет, если он днем и ночью шастает по поселку?
— Да, бабушка, мы тебя слушаем, — кротко взглянул на Анну Константиновну внук.
— Нет уж. Пойдемте домой, — ответила та. — Там и поговорим.
И она энергичным шагом направилась к собственной даче. Ребята нехотя поплелись за ней. Время от времени они в панике переглядывались. Однако обсудить ситуацию не представлялось возможным. Анна Константиновна шла на слишком близком расстоянии от них. Сейчас Дима и Маша впервые в жизни пожалели, что их бабушка не такая же глухая, как Коврова Водкина.
Впрочем, изобретательный Командор успел шепнуть на крыльце друзьям:
— Ни в чем не признавайтесь.
Сказано это было вовремя. Ибо почти немедленно из дома послышался окрик Анны Константиновны:
— Ну, долго мне еще вас ждать?
— Лучше ее сейчас не злить, — прошептал Димка и с воплями: «Идем, идем, бабушка!» — первым ринулся в гостиную.
— Вот что я вам хочу сказать, — дождавшись, когда вся компания была в сборе, начала бабушка Димы и Маши. — По какому праву вы позволяете себе издеваться над старым больным человеком?
Тон Анны Константиновны не предвещал ничего хорошего. Однако члены Братства кленового листа разом почувствовали облегчение. Ясно, что если бабушка Димы и Маши повела речь о старом больном человеке, то ночная вылазка тут ни при чем.
— Мы вроде ни над каким больным человеком не издевались, — ответил Дима.
— Имейте хоть смелость признаться! — повысила голос бабушка. — Не выношу вранья! — брезгливо добавила она.
— Но мы не врем, — пришла на помощь брату Маша.
— А кто вчера явился к несчастной старухе Ковровой Водкиной и потребовал якобы для меня очешники? — уже метала громы и молнии Анна Константиновна. — Я к ней, главное, сегодня являюсь по поводу Положенцева, а она мне таким обиженным тоном: «Могла бы, Анечка, и позвонить. Мне, между прочим, было интересно, пришлись ли тебе мои очешники». Вот в какое идиотское положение вы меня поставили! Ну ка, быстро мне отвечайте, зачем вам понадобилось глумиться над несчастной безумной старухой?
— Бабушка, мы не глумились, — сказала Маша. — Она просто нас не поняла.
— Маша правду говорит! — воскликнула Настя.
— Так все и было, Анна Константиновна, — подхватил Петька.
Бабушка Димы и Маши уже немного остыла. А выслушав всю историю до конца, неожиданно расхохоталась. Затем, спохватившись, опустила голову. И, почему то усиленно избегая встречаться взглядами как с собственными внуками, так и с их друзьями, сказала:
— Все равно очень нехорошо получилось. Рекомендую вам впредь вести себя деликатней!
— Хорошо, бабушка! Мы постараемся! — хором заверили внук и внучка.
— Ну а теперь нам пора обедать, — поднялась из глубокого кресла пожилая ученая дама. — Маша, помоги мне все разогреть. А Димка пока накроет на стол. Петя, Настя, — повернулась к ним Анна Константиновна. — Оставайтесь у нас.
— Нет, нет, меня дома ждут! — одновременно ответили Настя и Петька.
— Ну, если ждут, не смею задерживать, — развела руками Анна Константиновна. — Кстати, Шмельков, наверное, сейчас к вам пошел, — посмотрела она на Петьку. — Я сказала ему, что твой папа последние годы очень заботился о Положенцеве. Ах, только бы эта история хорошо кончилась! — всплеснула она руками.
Петька, едва услыхав, что Шмельков у них, кинулся бегом домой. И уже с крыльца дачи Серебряковых крикнул, чтобы ребята сразу после обеда приходили в шалаш. Настя тоже поспешила к себе на дачу.
Десятью минутами позже Анна Константиновна, Дима и Маша уселись за стол.
— Кстати, — сказала вдруг бабушка. — Куда вы эти очешники дели?
— Лежат в моей комнате, — усиленно поглощая салат, отозвался внук.
— Очень удачно, — обрадовалась бабушка. — Видишь ли, у меня все время теряются очешники. И раз уж Наташа мне вроде как подарила целых пять штук, то не пропадать же им зря.
Дима и Маша обменялись выразительными взглядами. Каждый из них подумал об одном и том же: «Вот и пойми этих взрослых!»
Сразу же после обеда Анна Константиновна объявила, что должна заняться работой над мемуарами. Иначе нервы ее просто не выдержат сегодняшнего потрясения.
— Конечно, бабушка, поработай, — радостно воскликнули близнецы. — А мы будем у Петьки.
— Только прошу не опаздывать к ужину, — напутствовала их бабушка.
Но близнецы к этому времени уже были на улице. Димка с опаской покосился в ту сторону, где за забором стоял монументальный особняк Кузнецовых.
— Как бы нам снова сейчас не столкнуться с Люськой, — без слов поняла брата Маша.
— Вот именно, — кивнул Димка. Тут его осенило. И он вдруг побежал на заднюю половину участка, где находился старый широкий сарай.
— Ты куда? — окликнула Маша.
Но брат уже скрылся внутри сарая. Оттуда немедленно раздались лязг, затем грохот падающих предметов и, наконец, сдавленный Димкин вопль:
— Помогите!
— Димка! Я тут! — вмиг очутилась возле сарая сестра. Открыв дверь, она увидела ноги брата. Они не двигались. Остальная часть Димки покоилась под каким то доисторическим корытом.
— Димка, ты жив? — даже сел от испуга голос у Маши.
Корыто явило некоторые признаки жизни. Из под него донесся глухой голос:
— Жив. И буду еще живее, если ты снимешь с меня эту гадость.
— Сам уронил на себя, сам и снимай! — вмиг разозлилась сестра.
— Не могу, — прогудело корыто.
Маша, пробормотав: «Возись теперь с ним!» — оттащила корыто в сторону. Димка, пошатываясь, встал на ноги.
— Гуманизма у тебя меньше, чем у Степаныча, — упрекнул он сестру.
— Зато у тебя ума палата, — огрызнулась та. — Чего ты сюда полез?
— За лопатами, — снимая с шеи налипшую паутину, объяснил брат.
— Ну, ясно, — фыркнула Маша. — Решил могилу себе, что ли, выкопать?
— Дура, — ответил брат. — Лопаты нам с тобой нужны против Люськи Кузнецовой.
— Против Люськи? — уставилась на него сестра. — Не понимаю.
— Это потому, что у тебя женская логика, — высокомерно проговорил брат. — А у меня уж все продумано. Сейчас мы возьмем лопаты и отправимся к Петьке. А если Люська появится, вновь пригласим ее чистить канаву. И она, ясное дело, от нас убежит.
— В этом действительно что то есть, — вынуждена была признать Маша.
— Только лопат нигде не найду, — обескуражено почесал затылок Дима.
— Сейчас найдем, — уже захватил его замысел Машу. На поиски еще ушло некоторое время. Наконец, близнецы обнаружили в углу за кучей какого то хлама две тяжеленные титановые лопаты. Взвалив их на плечи, они отправились к шалашу.
Люська Кузнецова им так и не встретилась. Зато лопаты оказалось нести по такой жаре достаточно тяжело. Петька, увидев взмокших близнецов, засмеялся:
— Вы что, и впрямь решили мою канаву почистить?
— Нет, — покачала головой Маша. — Это Димочка замаскировался от Люськи Кузнецовой. И меня заодно замаскировал, — устало бросила она лопату на землю.
Димка сделал то же самое.
— Ладно. Идите в шалаш, — сказал Петька. — А я сейчас из дома притащу попить чего нибудь холодного. Кстати, Настя звонила. Сейчас подойдет.
Еще через пять минут вся компания была в сборе.
— Чего Шмельков то к твоему предку явился? — посмотрел Димка на Петьку. — Говорил что нибудь интересное?
— Да как тебе сказать! — загадочно блеснули за стеклами очков глаза у Командора.
— Как есть, так и говори, — поторопил Димка.
— Ну у, — медленно начал Петька, — если суммировать всю нам известную информацию, то этот племянник Положенцева оказывается очень подозрительным.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art