Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Джоанна ЛИНДСЕЙ - ПЫЛАЮЩИЕ СЕРДЦА : ЧАСТЬ IV

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Джоанна ЛИНДСЕЙ - ПЫЛАЮЩИЕ СЕРДЦА:ЧАСТЬ IV

 Глава 34

Шесть горячих буханок орехового хлеба положили в корзину и вынесли во
двор, где стояла багажная повозка. Король и его свита наконец покидали
Уиндхерст, и Ида разбудила Кристен очень рано, чтобы та успела испечь хлеб
им в дорогу.
Слуги снова сгрудились возле окон, чтобы посмотреть, как дворяне
усаживаются на своих великолепных коней. Небо было затянуто черными тучами,
и, похоже, путешественникам грозило в самом скором времени вымокнуть до
нитки. Однако король не собирался откладывать отъезд. Альфред не желал
зависеть от погоды.
На этот раз Кристен стояла у окна вместе со всеми. Она видела, как король
обнял Ройса, как они оба рассмеялись над тем, что сказал Альфред. А потом
юный король Уэссекса вскочил в седло и выехал за ворота Уиндхерста.
Его отъезд не огорчил ее, потому что ей не нравился весь этот переполох,
который наделал его визит. Но, с другой стороны, это означало, что срок
действия соглашения, которое они заключили с Рейсом, подошел к концу.
В сопровождении Иды она медленно направилась в сторону кухни.
- Ройс что-нибудь говорил тебе сегодня утром? - осторожно
поинтересовалась она.
- Да, говорил.
- О? Очень не похоже на тебя ходить вокруг да около, - г сердито заявила
Ида. - Если тебя интересует, сказал ли он что-нибудь по поводу кандалов, так
и спроси. Ладно, можешь не спрашивать. Он приказал надеть их на тебя, и ни
на что другое ты и не могла рассчитывать.
- Да, на другое я и не рассчитывала.
- Если тебя это хоть немного утешит, так он был огорчен не меньше тебя.
- Нет, меня это не утешит. Видя ее апатию, Ида разозлилась.
- Ты заключила с ним один уговор. Заключи теперь другой. Ты же не дура.
Пораскинь мозгами, и тебе удастся получить все, что захочешь.
Старухе удалось наконец вывести ее из себя, и Кристен ответила с мрачным
сарказмом:
- Предлагая мне это, ты предаешь своего, господина. Ты забываешь, как
мало мне можно доверять. Я могу сбежать среди бела дня.
- Ну что ж, не слушай меня. Ты ведь никогда меня не слушаешь. Что я могу
понимать? Я всего лишь знаю этого молодца с пеленок. Я...
- Господи Боже мой! - взвилась Кристен. - Если ты не прекратишь цепляться
ко мне, женщина, я...
- "Господи Боже мой"? - раздался у нее за спиной голос Ройса. - Какого
Бога ты имеешь в виду?
Она резко повернулась, слишком разгоряченная, чтобы заметить его
удивление.
- Что тебе нужно, сакс? Разве у тебя нет дел, тебе не нужно охотиться или
обучать своих воинов? Я не выношу, когда ты подкрадываешься ко мне сзади!
Ройс знал, что было причиной ее раздражения. Он предвидел? что будет
непросто снова надеть на нее кандалы. Поэтому и пришел сюда удостовериться,
что не произошло никаких неприятностей. Но она совершенно сбила его с толку,
когда" у нее вырвалась фраза, которую мог использовать только христианин.
- Так к какому Богу ты обращалась? - повторил он.
Девушка упрямо сжала губы, не собираясь отвечать. Он схватил ее за плечи
;и принялся трясти до тех пор, пока она в припадке бешенства не оттолкнула
его от себя.
- Посмей еще раз тронуть меня, так, и я кулаком раскрою тебе щеку, сакс!
Она ожидала, что Ройс взорвется от ярости, но вместо этого он
расхохотался.
- Я задал тебе простой вопрос Кристен. С чего ты сразу начинаешь
обороняться?
Услышав его смех, она моментально остыла. Почему она все еще продолжает
держать это в секрете? Вначале для этого были причины, но их больше не
существует.
Кристен, наконец усмотрев в своем поведении смешную сторону, улыбнулась,
и Ида отвернулась, укоризненно покачивая головой при виде такой быстрой
смены настроений. Ройс был сбит с толку не меньше нее. Его просто поражало,
с какой легкостью Кристен усмиряла свои самые буйные вспышки гнева.
- Прости меня, милорд, - сказала она, хотя в ней не было видно ни
малейшего раскаяния. - Я не хотела толкать тебя.., нет, хотела, но мне жаль,
что так вышло.
- Что вовсе не означает, что впредь это не повторится.
- Верно. - Ее глаза смеялись. Ройс улыбнулся и покачал головой.
- Ну, а теперь ты ответишь на мой вопрос?
- Я молюсь тому же Богу, что и моя мать, - сказала она, пожав плечами.
- Тогда почему ты не называешь его по имени?
- Называю. - Когда он недоумевающе поднял бровь, она пояснила:
- Моя мать молится тому же Богу, что и ты.
Он сразу посерьезнел.
- Как такое могло случиться?
- Очень просто, милорд. В течение многих лет викинги устраивали набеги на
разные земли и захватывали в плен христиан. Моя мать была одной из них. Мать
моего отца тоже была христианкой. Мой отец и братья, - тут она улыбнулась, -
предпочитают не рисковать и молятся всем богам подряд.
- А ты?
- Я верю только в одного истинного Бога.
- Но ты одобряла намерение своих друзей напасть на монастырь! -
нахмурившись, напомнил он ей.
Она тоже нахмурилась.
- Я никогда не одобряла этого. Но я готова была понять их точку зрения,
чего нельзя сказать о тебе. Я уже рассказывала тебе, что мой брат скрыл от
меня свои планы. Я не объяснила тебе, почему он это сделал, но причиной было
то, что я всеми силами попыталась бы воспрепятствовать этому. Поэтому он
предпочел, чтобы я ничего не знала. И в результате погиб! Умом я понимаю,
что такова была Божья воля, но в моих жилах течет также и кровь викингов, и
сердце мое взывает о мщении. Не станешь же ты уверять меня, что саксонские
христиане не мстят за убийство своих близких?
Этого он не мог отрицать. Церковь сурово осуждала кровавые междоусобицы,
но была не в силах остановить их.
- Почему ты никогда не говорила мне, что ты христианка? - спросил он.
- А что это изменило бы? Твои другие рабы тоже христиане, и все же они
остаются рабами.
- Это многое меняет, Кристен. Это роднит нас с тобой и дает мне в руки
мощный рычаг, с помощью которого я могу воздействовать на тебя, чего мне так
не хватало. Теперь я смогу доверять тебе.
Она подозрительно прищурилась.
- О чем это ты, сакс?
- Теперь я готов поверить твоему слову, если ты поклянешься именем Бога.
Поклянись, что ты никогда не станешь пытаться бежать отсюда, и я предоставлю
тебе такую же свободу, как и остальным слугам.
- И больше никаких кандалов?
- Никаких.
- Тогда я клянусь...
Кристен замолчала. Все происходило слишком быстро. Она собиралась связать
себя клятвой, предварительно не обдумав этот поступок.
- Кристен?
- Господи помилуй! - вспылила она. - Дай же мне хоть минуту на
размышление!
"Никогда", сказал он. Никогда, это означает до конца ее дней. Что
произойдет, когда он охладеет к ней, когда у него появится жена, которая
станет любить его и заботиться о его нуждах? Ей станет ненавистен и этот
дом, и, без сомнения, его хозяин. - А она все еще будет связана своим
словом, и ей придется продолжать жить здесь, работать в доме - и так всю
оставшуюся жизнь.
Девушка пристально посмотрела на него. Он будет только рад. Какое ему
дело до ее чувств? Хотя почему он тогда готов пойти ей навстречу и заключить
это новое соглашение?
- Хорошо, милорд. Клянусь именем Бога, что я не буду пытаться бежать из
Уиндхерста - до тех пор, пока ты не женишься. - Его глаза сузились, и она
рассудительно добавила:
- Прости, что я так говорю, но мне не понравилась твоя невеста. Я не
думаю, что смогу жить здесь, когда она станет хозяйкой дома.
- - Хорошо, - согласен, - отрезал он.
- Ты это серьезно? - удивленно спросила она. - Ты, принимаешь эти
условия?
- Да. Это означает лишь то, что к тому времени ты сможешь оказаться в
кандалах.
Кристен заскрежетала зубами от досады.
- Пусть будет так. Но это все, в чем я готова поклясться.
- Нет, ты должна еще будешь дать мне слово, что не станешь помогать своим
друзьям бежать. - Он приложил палец к ее губам, чтобы предупредить ее
возмущенный протест. - До того времени, пока я не женюсь.
- Хорошо! - резко ответила она. - Но я не стану клясться, что откажусь от
мести!
- Это я знаю, - с сожалением сказал он. - Олден достаточно поправился и
вполне может защитить себя. Я готов положиться на его умение постоять за
себя, если только ты не нападешь на него, когда он будет спать.
- Я жажду мести, а не убийства, - презрительно ответила она, - Очень
хорошо. Тогда мне остается лишь предупредить тебя, что, если ты убьешь
Олдена, я буду вынужден, убить тебя.
Это были его последние слова. Он повернулся и зашагал прочь, оставив ее
кипеть от злости. Почему-то она не чувствовала, что, выиграла в результате
этой сделки.

Глава 35

Ройс вернулся домой в ;тот день только к вечеру. В последние пять дней у
него не было: времени для того, чтобы проводить военные учения со своими
людьми, поэтому он спешил наверстать упущенное. В доме все вернулось к
обычному распорядку. За тем слуги успели убрать столы, и Дарель снова царил
в своем женском уголке. С Дрелом она почти не разговаривала с ним с тех пор,
как узнала, что он спит с Кристен.
Она молча дулась, выражая свое неодобрение, и, хотя обычно Ройс не
обращал на это ни малейшего внимания, теперь он постоянно ловил себя на том,
что сравнивает ее с Кристен, которая никогда не дулась, не таила в себе
обиду, а откровенно высказывала свое недовольство. Странно, но ее резкая
прямолинейность раздражала гораздо меньше, чем бесчисленные обиженные
взгляды, которыми Дарель способна была изводить его в течение многих недель.
Может быть, ему все-таки стоит подыскать Дарель мужа, несмотря на ее
упорные заверения, что она не желает выходить замуж.
- Ты не заметил, твоя сестра не оказывала предпочтения кому-нибудь из
сопровождавших Альфреда дворян? - спросил он у Олдена.
Они сидели за столом и играли в солдатики, разрабатывая различные
варианты военной стратегии. Олден был так увлечен, перестраивая свою армию,
что едва обратил внимание на этот вопрос.
- Я об этом как-то не задумывался.
- А ты задумайся.
Олден поднял глаза, и на его лице расплылась медленная улыбка.
- Клянусь, в последнее время тебя занимают престранные мысли. Теперь,
когда ты упомянул об этом, я действительно припомнил, что она казалась
особенно оживленной в присутствии Уилберта.
- Брата Корлисс? - Ройс был удивлен, но, переварив эту информацию,
спросил:
- Как ты думаешь, она захочет выйти за него замуж?
Олден тихо присвистнул.
- А она знает, что ты задумал?
- Откуда ей это знать, если она не желает разговаривать со мной?
- Да, она тобой очень недовольна, но неужели из-за этого ты собираешься
выдать ее замуж?
- Конечно, мне станет легче, когда ее обиженные взгляды будут адресованы
кому-нибудь другому, но разве ты сам не считаешь, что ей пора вступить в
брак?
- Давно пора. Но она не захочет выходить замуж до тех пор, пока ты не
женишься.
- А при чем здесь это? - спросил Ройс.
- Право же, кузен! Как ты думаешь, почему все эти годы она не
соглашалась, чтобы ты подыскал ей жениха? Дарель боится, что без хозяйки в
этом доме все пойдет вверх дном, и в этом она совершенно права.
- Если ты знал, что в этом причина ее упорства, то должен был рассказать
об этом мне, кузен, - недовольно проворчал Ройс.
- И терпеть ее надутые взгляды за то, что я разболтал доверенное мне по
секрету? - с притворным ужасом воскликнул Олден. - Ты шутишь, кузен! Но если
уж мы заговорили на эту тему, сам-то ты когда собираешься жениться?
- Когда у меня будет время, - коротко ответил Ройс. - И не говори мне,
что сейчас у меня как раз есть время, потому что я отвечу тебе, что его у
меня нет.
- Но если ты не хочешь жениться на ней... - Олден покачал головой.
- Я никогда не хотел на ней жениться, Олден. Просто такое решение
казалось мне вполне разумным после того.., ну, в общем это казалось
разумным.
- Так разорви эту помолвку.
- Легко советовать, когда сам ты свободен, - кисло ответил Рейс.
Олден понимающе улыбнулся.
- Да, жизнь, несомненно, была значительно проще до того, как здесь
появились эти викинги.
Ройс бросил на него мрачный взгляд, и это еще больше развеселило Олдена.
Но тут внимание обоих мужчин внезапно привлек незнакомец, вошедший в дом
в сопровождении двух людей Ройса. Это был очень высокий мужчина, по виду
похожий на кельта. Оба этих фактора вызвали к нему повышенный интерес,
учитывая недавние неприятности, которые причинили Уиндхерсту корнуэльские
кельты.
Незнакомца подвели к Ройсу и доложили, что он был задержан в западной
части его владений. Были организованы тщательные поиски, чтобы выяснить,
говорил ли он правду, утверждая, что путешествует один, и больше никого не
обнаружили. Незнакомец ехал на полудохлой кляче, которую из милосердия давно
следовало бы убить. У него не было никаких вещей, кроме старого ржавого меча
со старинной кельтской рукоятью.
Ройс внимательно выслушал все это, задумчиво разглядывая незнакомца. Он
никогда прежде не встречал такого красивого мужчины, несмотря на то что тот
был покрыт толстым слоем грязи. Чересчур длинные волосы были завязаны сзади
кожаным ремешком, а одет он был хуже самого последнего раба. На нем была
свободная туника с длинными рукавами, подпоясанная обтрепанной веревкой, и
старые Холщовые штаны с многочисленными дырами. Но в то же время в его
манере держать себя не было ни малейшего раболепия. Темно-серые глаза смело
смотрели прямо в лицо Ройсу: В этом взгляде не было, ни воинственности, ни
хитрости, ни даже настороженности. Ройс привык, что так на него смотрят
только равные, и это пробудило в нем любопытство.
- Кто ты?
- Я не понимаю.
Ройс насторожился, услышав кельтскую речь. Большинство кельтов, обитающих
к западу отсюда, говорили по-саксонски, так как жили бок о бок с саксами. Но
корнуэльские кельты, так часто совершавшие набеги на саксонские земли, не
знали этого языка.
Он повторил свой вопрос на кельтском.
- Меня зовут Гэйлан.
- Из Корнуолла?
- Из Девона.
- Вольный человек?
- Да Ройс нахмурился. Он был немногословен, этот вольный человек из
Девона.
- Откуда мне знать, что ты говоришь правду?
- А зачем мне лгать?
- Действительно, зачем? - проворчал Ройс. - Ты далеко ушел от своего
дома. Куда это ты направляешься через мои владения?
- Я ищу какого-нибудь лорда, собирающегося сражаться с датчанами, который
согласился бы взять меня на службу. Может быть, я его уже нашел?
Заметив удивление Ройса, Олден расхохотался.
- Надо полагать, дорогой кузен, что это ты меньше всего рассчитывал
услышать, а?
Ройс бросил на него уничтожающий взгляд, затем принялся пристально
рассматривать кельта:
- По пути от Девона до Уиндхерста найдется немало лордов, собирающихся
сражаться с датчанами. Зачем же тебе понадобилось заходить так далеко на
восток?
- Ни один из них всерьез не готовится к войне. Я хочу быть уверенным, что
мне доведется принять участие в настоящей битве.
- Почему?
- Датчанам мало того, что они захватили земли на севере, они продолжают
устраивать набеги с моря. Я жил в рыбацкой деревушке на южном побережье.
Викинги напали на нее и полностью уничтожили. Я потерял жену, двоих сыновей,
всех своих родных и друзей. Никто не остался в живых.
- Кроме тебя. Как так получилось?
- Я уходил на охоту и вернулся в деревню как раз в тот момент, когда
корабль уже отплыл от берега.
Гэйлану не раз приходилось рассказывать эту историю во время своих
поисков. Обычно саксонские лорды легко верили в эту легенду. Но эти двое,
казалось, проявили к ней особый интерес. Неужели его поиски наконец
увенчались успехом?
- Когда это произошло? - спросил Ройс.
- В начале лета.
- Почему ты решил, что на твою деревню напали именно датчане?
- А кто еще в течение стольких лет разбойничает на нашей земле?
Ройс и Олден обменялись взглядом, после чего Ройс посмотрел на свою
сжатую в кулак руку, лежавшую на столе. Вопрос так и остался без ответа.
Наконец Олден обратился к Гэйлану:
- Если датчане снова пересекут границу Уэссекса, мы приложим все силы,
чтобы остановить их. Ты хочешь сражаться, но умеешь ли ты?
- Я... Меня нужно будет немного подучить.
- А если мой кузен согласится обучать тебя, чем ты отплатишь ему за это?
- Я предложил бы ему свои услуги в качестве телохранителя - "из-за моего
роста и телосложения.
- Даже если бы ты был искусным воином, посмотри на меня - неужели ты
считаешь, что я нуждаюсь в телохранителе? - вмешался Ройс.
Гэйлан слегка прищурил свои серые глаза, на губах его появилась слабая
улыбка.
- Другие лорды, к которым я обращался, были не так хорошо сложены, как
вы, милорд. Я готов служить вам в любом качестве, если вы согласитесь взять
меня к себе.
Олден повернулся к Ройсу и заговорил на своем родном языке:
- Ну так что, кузен? Лишний человек нам всегда пригодится, а такой
верзила, если его хорошенько обучить, станет ценным воином.
- Не нравится мне все это, - ответил Ройс.
- Ты думаешь, что, увидев твоих пленников, он не удержится от соблазна
выместить на них свою ненависть?
- И это тоже.
- Но ты их так хорошо охраняешь, что он не сможет даже приблизиться к
ним.
- Но Кристен никто не охраняет, - коротко сказал Ройс.
Олден воздел глаза к небу.
- Ну конечно, теперь, когда ты предоставил ей полную свободу, ее больше
никто не охраняет. Но ты можешь не позволять ей выходить из дома, а этому
кельту запретить переступать порог.
- Я заключил с ней уговор. Я не могу теперь нарушить свое слово.
- Я всего лишь пошутил, Ройс. Но совершенно очевидно, что он не причинит
ей вреда. Он жаждет крови викингов, но не женщины. Если ты сомневаешься,
испытай его. Только не отказывайся от его услуг из-за такой маловероятной
возможности. В своем желании защитить Кристен ты уже переходишь границы
разумного, тем более что на свете не существует женщины, так способной
постоять за себя, как она.. И даже если этого тебе недостаточно, вспомни,
что ты не меньше этого кельта жаждешь мести, однако ты ни разу не тронул ее
пальцем.
Ройс упрямо поджал губы. Конечно, все это так. Он снова посмотрел на
кельта, который с образцовым терпением ждал, чем закончатся их переговоры.
- Этим летом на нас также напали викинги, - произнес Ройс, пристально
глядя ему прямо в глаза. - Нам" повезло больше, чем твоим соплеменникам, и
мы разбили их.
- Вы убили их всех?
Даже Олден изумленно приподнял бровь, услышав, сколько волнения
прозвучало в голосе кельта.
- Навряд ли это были те же самые викинги, - сказал он. - Это были
норвежцы, которые высадились на нашей земле в погоне за богатой добычей.
Сомнительно, чтобы они стали нападать на рыбацкую деревушку, где мало есть
чем поживиться.
- Но вы убили их?
- Не всех. Тех, кто остался в живых, мы взяли в плен. Мы заставляем их
работать на строительстве укреплений.
- И они находятся под моей защитой, - сказал Ройс, которому очень не
понравилось, как Гэйлан отреагировал на упоминание о пленниках.
Гэйлан услышал в его голосе предостережение и поторопился успокоить его.
- Если вы захватили этих викингов в плен, значит, они уже понесли
наказание. Больше они уже не смогут пиратствовать. Меня больше интересуют
те, кто остался на свободе и направился на север, так как я полагаю, что
после нападения на мою деревню они поплыли именно туда.
- Если я возьму тебя к себе, Гэйлан из Девона, ты согласишься работать
вместе с пленниками на строительстве укреплений?
Кельт насторожился.
- Я не стану сводить счеты с вашими, пленниками, милорд, но не просите
меня работать рядом с ними.
- Но как раз именно это я тебе и предлагаю. Сейчас у меня нет другой
работы для мужчины твоего телосложения. Ты же говорил, что готов служить мне
в любом качестве.
- Да, я это говорил. - Последовало долгое молчание, потом он сказал:
- Пусть будет так.
- И ты удержишься от соблазна отомстить?
- Я уже говорил, что не хочу крови пленных.
- В таком случае, добро пожаловать. Утром ты приступишь к работе. Днем ты
будешь обучаться военному делу вместе с моими людьми. Селдон, позаботься об
этом человеке.
Когда Селдон повел Гэйлана к большой бочке, чтобы напоить его медом,
Олден наклонился к Ройсу:
- Ты уверен, что не совершаешь ошибки? Ройс приподнял брови.
- И ты меня спрашиваешь об этом после того, как сам только что выступал в
его защиту? Да, я уверен. - И мрачно добавил:
- Достаточно уверен, чтобы держать его под наблюдением день и ночь, пока
у меня не исчезнут последние сомнения.

Глава 36

Ближе к вечеру, когда Кристен спустилась вместе с Идой в зал после того,
как они убрали все комнаты, которые занимали гости, она все еще размышляла о
том, как бы ей отомстить Олдену, не подвергая в то же время опасности
собственную жизнь. Она думала об этом весь день. Она перебирала в уме
всевозможные способы, с помощью которых могла бы ранить или, лучше,
покалечить его так, чтобы он впал в депрессию и сам покончил счеты с жизнью.
Единственное, что смущало ее - вдруг то, что он станет инвалидом, не
заставит его пойти на самоубийство? На какой шаг может толкнуть депрессия
такого беспечного и жизнерадостного человека?
Ей и в голову не приходило отказаться от мести и оставить Олдена в покое.
Наоборот. Чем больше она думала о своем брате, тем больше крепла ее
решимость.
Может быть, тем, что Селиг постоянно присутствовал в ее мыслях, и
объяснялась ее необычная реакция, когда она увидела в зале незнакомого
мужчину. Он сидел спиной к ней, но тем не менее при виде его она смертельно
побледнела, у нее перехватило дыхание, ноги подкосились, все поплыло перед
глазами, потому что на одно безумное мгновение ей почудилось, будто ее брат
воскрес из мертвых.
В этот момент идущая позади Кристен Ида натолкнулась на нее, и та
моментально пришла в себя, да так, что сразу же набросилась на бедную
старуху.
- Побойся Бога, женщина! Смотри, куда идешь!
- Я?! - Ида аж задохнулась от возмущения. - Я? А кто остановился ни с
того ни с сего как вкопанный? Я тебя спрашиваю!
Кристен лишь негодующе посмотрела на нее и гордо направилась в сторону
кухни. Но, как только она очутилась на своем рабочем месте, ее взгляд снова
и снова невольно стал обращаться в сторону незнакомца. Все дело было в его
проклятых волосах, таких немыслимо черных. И его проклятые плечи, как раз
такой же ширины, и его мускулистая спина, в точности такая же, на которой
она любила кататься верхом в детстве. Неудивительно, что он показался ей
похожим на Селига, хотя умом она понимала, что этого просто не может быть.
Но со спины чужеземец вполне мог быть его двойником.
Девушка не могла отвести от него глаз. Она мучительно жаждала увидеть его
лицо. Но он ни разу не обернулся. Сидя рядом с Селдоном и Ханфритом, он с
удовольствием потягивал мед, они мирно беседовали, время от времени до
Кристен доносился их смех, но они были слишком далеко от нее, чтобы она
могла расслышать их голоса.
Когда в зале появился Ройс, Кристен немного успокоилась. Он всегда
производил на нее такой эффект. Но она все еще была обижена на него за ту
угрозу, поэтому лишь мельком взглянула на него. С ним был Олден, и на него
она бросила такой убийственный взгляд, что он рассмеялся.
Но не прошло и десяти секунд, как ее глаза снова обратились в сторону
незнакомца. Кто же это такой?
- Его зовут Гэйлан.
- Что? - Кристен резко обернулась и увидела улыбающуюся физиономию Эдри.
- Гэйлан, - повторила Эдри. - Кельт из Девона. Я заметила, что ты тоже не
спускаешь с него глаз.
- Тоже?
Эдри хихикнула.
- Оглянись. - Она кивнула в ту часть зала, где женщины сидели за шитьем.
- Даже леди Дарель не может оторвать от него взгляда.
- Почему?
- Почему?! Ты шутишь, Кристен! Он просто божественно красив! А почему же
иначе ты таращишь на него глаза?
- Мне всего лишь было интересно, кто он такой и что он здесь делает, -
раздраженно ответила Кристен. - Мне казалось, что мы хотя бы на время
избавились от посторонних.
- Что касается того, почему он здесь, так это милорд нанял его. Он будет
вместе с остальными строить стену.
- Да, такой здоровенный детина прекрасно подойдет для этой работы.
- Это верно. - Эдри мечтательно вздохнула.
- Мне казалось, что ты питаешь слабость к Бьярни.
- Да, - покраснев, с улыбкой ответила Эдри. - Но если этот кельт обратит
на меня внимание.;. - Она снова вздохнула. - Но здесь возникает все та же
проблема. Он не говорит по-нашему, и, хотя многие здесь знают кельтский
язык, я не отношусь к их числу.
К ним подошла Ида и принялась ворчать:
- Эдри, поторапливайся и помоги Этель накрыть на стол. Если вы будете
стоять здесь и сплетничать, мы никогда не управимся с работой. А ты,
Кристен, быстрее заканчивай лущить этот горох.
Кристен схватила старую женщину за руку прежде, чем та успела
отвернуться.
- Ида, та заметила вон того кельта? Ида бросила взгляд в дальний конец
зала, где сидел Гэйлан.
- Да. Он такой огромный, что его трудно не заметить.
- Но я думала, что только корнуэльские кельты отличаются таким высоким
ростом, а ты говорила, что Ройс враждует с ними.
- Верно, но этот не из Корнуолла. А что касается роста, исключения
встречаются везде. Взгляни на лорда Ройса - он намного выше большинства
саксов, а он чистокровный сакс.
- Надо полагать ты права.
- Я смотрю, ты что-то уж очень заинтересовалась этим кельтом. Советую
тебе поостыть, милорду это не понравится.
- А я не его...
Кристен улыбнулась, и слово "собственность" так и не было произнесено.
Она действительно была собственностью Ройса, и ей следовало считаться с тем,
что ему может понравиться или не понравиться - до тех пор, пока это ее
устраивало Но ее вовсе не заинтересовал этот кельт, по крайней: мере, не в
том смысле, - какой имела в виду Ида. Ей просто хотелось увидеть его лицо. -
Я учту твое предостережение, Ида.
- Вот и хорошо. А теперь занимайся горохом, не то он не успеет свариться
вовремя.
Однако едва только Ида отвернулась и направилась к очагу, Кристен
специально передвинула тяжелый котел с горохом на самый край стола, и он,
покачнувшись, рухнул на пол. Но когда зеленые стручки рассыпались у нее под
ногами, Кристен даже не обратила внимания на произведенный ею переполох, она
не отрывала взгляда от сидевшего за столом кельта.
Он был не единственным, кто обернулся, заслышав этот грохот, но Кристен
смотрела только на него.
- Побойся Бога, женщина! - воскликнула Ида. - Что с тобой происходит
сегодня?
Но Кристен ничего не слышала. Ее взгляд был прикован к серым глазам,
которые она никогда не надеялась больше увидеть. У нее вырвалось сдавленное
восклицание, и она поспешно прижала руку к губам. Другой рукой она
схватилась за сердце, которое готово было выпрыгнуть у нее из груди. Этого
не могло быть! Боже Всемогущий! Селиг! Живой!
Она поднялась со стула и сделала шаг по направлению к нему. Он тоже
поднялся и двинулся было к ней навстречу. Но они одновременно спохватились и
застыли на месте.
Кристен резко отвернулась и ухватилась за край стола. Живой! Она закрыла
глаза. На самом деле живой! Она сделала несколько глубоких вдохов, пытаясь
побороть неудержимое желание закричать, рассмеяться, заплакать.
Она не могла, подойти к нему. Господи, она даже не могла обнять его! Если
она это сделает, его тут же посадят под замок со всеми остальными. Но
безудержная радость просто разрывала ее на части.
Кристен наконец заметила, что Ида озадаченно смотрит на нее. Повинуясь
внезапному порыву, она схватила старую женщину в объятия, оторвала от пола и
принялась кружить, громко смеясь над ее воплями. Теперь она могла хохотать в
свое удовольствие, потому что все подумают, что она смеется над Идой. О
Боже, ее брат жив!
- Ты с ума сошла! Отпусти меня немедленно!
- Приношу свои извинения за то, что никогда не слушала твоих советов! -
Улыбка Кристен была искрометной. - Признаю, что ты самая мудрая женщина на
свете! Ох, Ида, я так люблю тебя!
Кристен еще немного покружила ее и потом отпустила, после чего Ида с
яростью накинулась на нее. Но все время, пока Ида ругала ее на чем свет
стоит, Кристен улыбалась, поспешно подбирая с пола рассыпавшийся горох и не
смея лишний раз взглянуть в дальний конец зала.
Селиг тоже не мог сдержать улыбки. Его поиски наконец были окончены. Он
нашел Кристен, и она была здорова и весела и творила невесть что, лишь бы
удержаться и не броситься к нему. Он знал, какая она порывистая. Не раз,
когда он возвращался домой из долгого плавания, она так стремительно
кидалась ему на шею, что опрокидывала его на пол. Удивительным было то, что
на сей раз она все-таки сумела сдержать свои чувства, и это послужило ему
дополнительным предостережением, хотя он и так был начеку. Он не должен
подходить к ней, не должен подавать виду, что они знают друг друга. Во время
своих долгих скитаний он так мучился при мысли, что она мертва. Но она
оказалась жива! Жива!
- Ну и что ты на это скажешь? - поинтересовался Олден у Ройса.
Они оба наблюдали за необычным поведением Кристен - А что я могу сказать?
Я уже перестал удивляться ее странным и необъяснимым поступкам. Точнее, она
все еще удивляет меня, просто я уже начинаю к этому привыкать.
- Не могу понять, что смешного она находит в том, что рассыпала горох.
Ройс рассмеялся, услышав в голосе Олдена недоумение. Селиг, сидевший
всего в нескольких футах от них, насторожился, заметив, что они смотрят на
Кристен.
Он толкнул локтем в бок сидевшего рядом с ним Селдона.
- О чем они говорят?
- Об этой норвежской девице.
- Она тоже пленница здесь?
- Да, но точнее будет назвать ее личной рабыней лорда Ройса, если ты
понимаешь, что я имею в виду. - Селдон рассмеялся. - По крайней мере, этого
представителя племени викингов ему удалось укротить.
Селиг закрыл глаза, под столом его пальцы крепко сжались в кулаки. Он
боялся лишь, что ее нет в живых. Ему ни разу не приходило в голову, что она
может стать жертвой насилия со стороны этих саксов.
Он медленно открыл глаза, и в их потемневшей глубине бушевала холодная
ярость. Ему придется убить этого саксонского лорда.

Глава 37

Когда Ройс вошел в свою комнату, Кристен тут же подошла, к нему нежно
обвила руками шею. - и принялась ласково перебирать пальцами его волосы.
Столь необычно приветливый прием заставил Ройса удивленно приподнять одну
бровь.
- Олден говорит, что утром ты одарила его таким взглядом, от которого
кровь способна застыть в жилах, а спустя всего лишь два часа дружелюбно
улыбнулась ему.
- Ну что ж, милорд, я выплеснула из себя ненависть, всю без остатка, и
теперь успокоилась. - Заметив, как он недоверчиво нахмурился, она
расхохоталась. - Я приняла к сведению твое предостережение. Разве это так
удивительно?
- Когда это исходит от тебя, то очень удивительно.
- Время покажет.
Кристен стала щекотать пальцем его ухо В ее глазах явственно читалось
приглашение, но ум ее был занят совсем другим.
Она подумала, что, если не проявит интереса к его новому слуге, он тоже
сочтет это странным.
- Я заметила, что ты взял нового человека на службу, - небрежно бросила
она. - Разве это в твоих правилах - брать в дом чужеземцев?
Но ее вопрос возымел действие, обратное тому, на которое она
рассчитывала, пробудив в Ройсе подозрительность.
- Ты с полным безразличием отнеслась и к королю Уэссекса, и к его
приближенным и вдруг заинтересовалась этим кельтом. Как прикажешь это
понимать?
- Я всего лишь проявила любопытство. Все женщины только о нем и говорят.
- Ну и пусть себе говорят, - резко ответил Ройс. - Но ты будь добра
держаться подальше от него. Он ненавидит викингов не меньше, чем я.
Пора было переключить его мысли на что-нибудь другое.
Кристен, полузакрыв глаза, медленно провела пальцем по его подбородку,
потом по нижней губе.
- Это правда, сакс? - хрипло прошептала она. - Ты по-прежнему ненавидишь
всех викингов?
Вместо ответа он со стоном крепко прижал ее к себе, и Кристен тоже забыла
обо всем остальном. Но что бы она ни делала, радость от того, что она снова
увидела своего брата живым, подсознательно преобладала над всеми остальными
чувствами. Как раньше она тормошила Иду, чтобы дать выход переполнявшему ее
восторгу, точно так же этой ночью она излила свой восторг на Ройса.
Она была игривой и страстной, робкой и раскованной. Поочередно она была
то распутницей, то скромницей, то дикой кошкой, пока Ройс не перестал
удивляться этим поразительным переменам. Когда он слышал ее грудной смех,
никогда прежде не раздававшийся в этой постели, кровь закипала у него в
жилах. Он снова и снова сливался с ней в любовном экстазе, хотя подспудно
был сам поражен, что способен на такое. Но когда она шептала, что опять
хочет его, ему казалось, что она вынимает душу у него из груди. Она довела
его до полного изнеможения, пока он наконец не заснул мертвым сном.
Кристен тоже заснула. Но все ее чувства были настолько обострены, что ее
сон был беспокойным и чутким, и она пробудилась очень рано, задолго до
рассвета.
Лишь несколько мгновений девушка позволила себе понежиться в объятиях
Ройса, потом осторожно выскользнула из постели и быстро оделась в полной
темноте.
Чутье подсказывало ей, что Селиг будет ждать ее. Так оно и было. Он
прождал ее всю ночь, сидя у подножия лестницы, прижавшись спиной к стене.
Время от времени он погружался в дремоту, но тут же просыпался от малейшего
звука. Поэтому он услышал ее легкие шаги и, когда она спустилась вниз, уже
поднялся на ноги и раскрыл ей свои объятия. Она стремительно бросилась к
нему на грудь.
Несколько долгих волшебных мгновений они молча стояли, крепко прижавшись
друг к другу. Потом Кристен чуть отстранилась и нежно провела пальцами по
его такому родному и любимому лицу. Она не могла его видеть, потому что все
факелы давно уже погасли, и лишь слабый лунный свет едва проникал сквозь
открытые окна. Но ей и не нужно было видеть его.
- Я думала, что ты погиб, Селиг. - В ее голосе послышались слезы.
- То же самое я думал о тебе. - Он погладил ее по волосам, потом снова
притянул к себе, прижав ее голову к своему плечу. - Плакать - это
недостойное проявление слабости.
- Я знаю, - всхлипнув, прошептала девушка. Она думала, что эти слова
относятся к ней, но тут почувствовала, как его слеза упала ей на щеку.
Улыбнувшись, она привстала на цыпочки и поцеловала его. - Пойдем. Здесь мы
не сможем поговорить в безопасности.
Кристен взяла его за руку и повела к находившейся за лестницей двери,
выходившей на задний двор. Как и окна, эта дверь тоже была незаперта. Ступив
за порог, Селиг на мгновение заколебался, ожидая увидеть часового.
- Я не думаю, что они выставляют на ночь часовых, - прошептала Кристен,
правильно истолковав его нерешительность. - Я уже как-то выходила из дому
ночью и не видела ни одного стражника. Но такая беспечность вовсе не похожа
на саксов. Может быть, они выставляют охрану с наружной стороны стены.
- В таком случае, когда столкнемся с часовым, тогда и будем решать, что
делать. Бежим скорее, Кристен.
Он потащил было ее за собой, но она резко остановилась.
- Селиг, я не могу бежать.
- Не можешь?
- Я дала слово, что не убегу.
- Великий Один! Зачем ты это сделала? От его тона она содрогнулась.
- Чтобы меня снова не заковали в цепи. Последовало молчание, потом он
тихо спросил:
- Снова?
- После того, как нас захватили в плен, на меня надели кандалы так же,
как и на всех остальных. Я...
- Кто остался в живых, Кристен? - перебил он ее.
Она перечислила всех поименно, потом он надолго замолчал, вспоминая
погибших. Легкий ночной ветерок трепал ее волосы, ночную тишину нарушало
жужжание и стрекот насекомых. Кристен разделяла его боль, но знала, что
отчасти он испытывает облегчение, потому что могло быть и хуже, ведь он
считал, что погибли все до единого.
- Продолжай, - проговорил он наконец.
- С меня сняли цепи лишь на этой неделе, когда сюда пожаловали с визитом
король саксов и его приближенные. Кое-кто из дворян пытался приставать ко
мне, поэтому Ройс распорядился расковать меня, чтобы я имела возможность
защитить себя в случае необходимости. Но сегодня утром - точнее, вчера утром
- они уехали, и на меня снова надели бы кандалы, если бы я не поклялась, что
не стану пытаться бежать отсюда.
- Ты по доброй воле обрекла себя на то, чтобы навсегда остаться здесь? -
В его голосе прозвучало отчаяние.
- Нет, мы заключили соглашение. Когда Ройс женится, я освобождаюсь от
данной клятвы.
- А когда это произойдет?
- Скоро.
Обдумав только что услышанное, он немного расслабился. Кристен
почувствовала, что он уже не с такой силой сжимает ее руку.
- А теперь рассказывай, пока я не умерла от нетерпения, - сказала она. -
Как тебе удалось спастись? Я видела, как тебя ранили.
- Ты видела?!
- Тише! - прошипела она, когда он возвысил голос. - Конечно же, я все
видела. Я не могла оставаться на корабле, когда услышала звуки сражения. Я
не могла не поспешить на помощь!
- Ты - на помощь?
Она проигнорировала его презрительное восклицание.
- Пусть от меня было не так уж много толку, но, по крайней мере, я
уложила сакса, который ранил тебя.
- Ты?!
- Селиг!
- Клянусь Одином! Тебя же могли убить!
- Но не убили. Хотя, к сожалению, его я тоже не убила, только ранила. Он
поправился и однажды оказал мне неоценимую услугу, но я все равно не
собиралась отказаться от мщения и попыталась бы убить его. Я рада, что
теперь мне не нужно этого делать. - Селиг укоризненно качал головой, и она
нетерпеливо добавила:
- Ну же, рассказывай дальше! Последний раз, когда я видела тебя, ты не
двигаясь лежал на земле в луже собственной крови.
- О да, я был очень тяжело ранен. Я пришел в себя лишь после того, как
отъехали телеги, на которых увезли пленных. Меня посчитали мертвым и
оставили лежать вместе с остальными погибшими. Охранять мертвецов сочли
излишним, но я не знал, вернутся они или нет, чтобы похоронить убитых,
поэтому на всякий случай кое-как уполз с поля боя. Я собирался спрятаться в
лесу всего на несколько часов, а потом отправиться по следу и выяснить, куда
вас отвезли. Но рана моя была слишком тяжелой. Я снова потерял сознание и
очнулся только ночью. Я был так слаб, что не мог даже подняться. Не знаю,
сколько времени я провел там. Эта проклятая рана воспалилась, у меня начался
жар, но я слабо помню, что происходило. В какой-то момент я выбрался из
своего убежища и побрел на поиски этих саксов.
- Можно подумать, если бы ты нашел их, от тебя был бы какой-нибудь толк,
- проворчала Кристен.
- Я не очень-то хорошо соображал в то время, - улыбнулся Селиг. - Я знал
лишь, что должен попытаться найти вас прежде, чем будет слишком поздно.
- Слишком поздно?
- Я не думал, что кого-либо из вас оставят в живых. Я полагал, что эти
саксы, которые напали на нас из засады, отвезут вас к своему лорду, чтобы он
решил, каким образом прикончить вас.
- Он чуть было не сделал именно это, - тихо призналась Кристен. -
Уиндхерст уже однажды подвергся нападению со стороны викингов. Ройс потерял
почти всю свою семью во время этого набега, и с тех пор он люто ненавидит
викингов.
- Неудивительно, что он позволил мне остаться, - рассмеялся Селиг. - Я
рассказал ему, что со мной случилось то же самое. Должно быть, он проникся
сочувствием ко мне.
- Как ты мог выдумать такое? - взвилась Кристен. - Господи помилуй! Да он
разорвет тебя на части, когда узнает, кто ты такой на самом деле! Подумать
только, а я лишь беспокоилась, что он посадит тебя под замок вместе со всеми
остальными!
Селиг лишь улыбнулся в ответ на ее возмущение.
- Он ни о чем не узнает. У Оутера и всех остальных хватит ума не подавать
виду, что мы знакомы.
- Если только они не хлопнутся в обморок от неожиданности, как чуть было
не произошло со мной, - огрызнулась она.
- Насколько я мог заметить, ты довольно быстро пришла в себя, -
рассмеялся он.
Кристен с негодованием стукнула его кулаком по груди.
- Ты когда-нибудь закончишь свой рассказ или нет?!
Селиг с трудом удержался, чтобы снова не рассмеяться.
- Ты утратила чувство юмора, Кристен! - Но когда она снова ударила его,
он сдался и продолжил:
- Ну так вот. Как я уже говорил, я побрел наугад. Даже сейчас я не могу
точно сказать, ни сколько времени так блуждал, ни как долго пролежал при
смерти, когда в последний раз потерял сознание. Очнулся я в хижине,
принадлежавшей старой кельтской женщине. Они с дочерью нашли меня, когда
возвращались с базара в Уимборне. То место, где они меня подобрали,
находилось на расстоянии целого дня езды от их дома, расположенного дальше
на севере.
- А где именно?
Он лишь пожал плечами.
- Не думаю, что смог бы снова отыскать их. Локи славно повеселился, глядя
на меня. Ты даже не поверишь, до какой степени я не соображал, где нахожусь.
- Тебе прежде всего нужно было попытаться выйти к реке, - заметила
Кристен.
- Да, я и сам так думал, - несколько раздраженно сказал он. - Я
отлеживался у этой женщины почти две недели. Она отнеслась ко мне с большим
подозрением из-за моей одежды и из-за того, что в бреду я говорил на
незнакомом ей языке. Но поскольку я также говорил на языке нашей матери,
который и ей был родным, она выходила меня и даже отвела к торговцу, который
в обмен на мой пояс и золотые браслеты дал мне ту одежду, которую ты сейчас
видишь на мне, и полудохлую клячу. Более того, старуха указала мне путь к
ближайшей реке.
- Ну и?
- Эта река протекает настолько дальше к западу отсюда, что я почти дошел
до противоположного побережья острова. Вся сложность заключалась в том, что
я не знал, в каком направлении я шел в самом начале, я ведь даже мог в
полубессознательном состоянии каким-то образом переправиться через реку.
Откуда мне было знать, где обитают те саксы, которых я ищу, - на западе или
на востоке оттого места, где я оказался? А поскольку старуха направила меня
на запад, я решил, что когда она меня подобрала, я шел на восток. Таким
образом, я поехал на запад, из-за чего и потерял столько времени.
- А когда ты добрался до той реки, то понял, что заехал не туда?
- Да, но я не знал, как далеко находится от реки то место, куда вас
отвезли, поэтому, когда повернул в обратную сторону и двинулся сюда, мне
пришлось по пути останавливаться в каждом селении. Я всем рассказывал одну и
ту же историю, которая сослужила мне хорошую службу. Но как только я
узнавал, что им ничего не известно о высадившихся этим летом на побережье
викингах, я отправлялся дальше. Когда я приехал сюда, то не знал, что
добрался до цели, пока здешний лорд не упомянул о том, что этим летом они
также подверглись набегу.
- А твоя рана совершенно затянулась?
- Да, она больше меня совсем не беспокоит.
- Тебе здорово повезло, что ты сказал, будто ты родом из Девона, а не из
Корнуолла, не то тебя встретили бы здесь далеко не так миролюбиво.
- Я узнал о том, что корнуэльские кельты враждуют с саксами, в первом же
селении, - рассмеялся Селиг, - Меня чуть было самого не заковали в кандалы,
но ты же знаешь, как я умею заговаривать зубы.
- Да, это мне известно. О Селиг, я так счастлива теперь...
Он приложил палец к ее губам, чтобы остановить поток ее восторженных
восклицаний.
- Доставь мне такое же счастье, Крис. Скажи мне, что ты не подверглась
насилию со стороны этих саксов.
- Насилию? Нет, меня никто не насиловал. - Но прежде, чем он успел
облегченно вздохнуть, она добавила:
- Однако я действительно делю постель с лордом Рейсом. - Воздух с
шипением вырвался у него между сжатыми зубами, но она тут же прижала палец к
его губам, как только что перед этим сделал он сам. - Не говори ничего, что
могло бы заставить меня пожалеть о моей откровенности, Селиг. Мне кажется, я
люблю этого сакса. И я совершенно уверена, что хочу его. Я почувствовала
влечение к нему с самого начала.., ну, может быть, и не так, сразу. Но я
была очарована им с самого первого взгляда, когда он въехал во двор, где мы
сидели все вместе, скованные одной длинной цепью. Он посмотрел на нас с
такой ненавистью и отдал приказ убить всех наутро. Но на следующий день он
сообщил нам, что передумал и решил использовать нас в качестве рабочей силы
на постройке его каменной стены.
- Нас? Он поставил тебя на такую работу?
- Угу. - Кристен рассмеялась. - Торольф и все остальные помогли мне
выдать себя за мальчишку, и мне удалось успешно справляться с этой ролью в
течение недели. Но мужчины никак не могли вести себя так, будто я обычный
парень. Они все время норовили помочь мне, и я думаю, это-то в конце концов
меня и выдало, так как привлекло ко мне излишнее внимание. Саксонский лорд
пришел к выводу, что они так оберегают меня, потому что я их предводитель. В
любом случае, все кончилось тем, что обман раскрылся, и меня перевели в дом.
- И уложили в постель к саксу?. - За эти слова Кристен нанесла ему
сокрушительный удар прямо в солнечное сплетение, и Селиг, громко охнув,
согнулся пополам. - Клянусь Тором, Кристен!
Нельзя ли поосторожнее?
- В таком случае потрудись говорить со мной другим тоном, - сердито
ответила Кристен. - Я вполне взрослая женщина. Я не должна отчитываться
перед тобой за свои поступки. К тому же я вовсе не сразу оказалась в его
постели. - Она не собиралась рассказывать ему всего того, что в свое время
поведала Торольфу. Более спокойным тоном она добавила:
- По правде говоря, он изо всех сил сопротивлялся моим чарам.
- Что?!
Его непритворное изумление вызвало у нее улыбку, хотя она все еще была
сердита на него.
- Это святая правда. Я знала, что его влечет ко мне, но он боролся с этим
влечением. До сих пор ни один мужчина не мог устоять передо мной.
- Мне ли не знать этого, ведь скольким из них я раскроил череп за то, что
они слишком слабо сопротивлялись?
Кристен не выдержала и хмыкнула.
- Но уж этот сакс боролся со своим желанием, и, чем сильнее он
сопротивлялся, тем больше я хотела его. Я умышленно соблазнила его, Селиг. -
Признаться в этом собственному брату было непросто, но Кристен не могла
допустить, чтобы он обвинял Ройса в том, что тот совратил ее, когда все
обстояло как раз наоборот. - Две недели назад я одержала победу - он сделал
меня своей любовницей. С тех пор я сплю, в его комнате. Я и сейчас пришла
оттуда.
- Ты и вправду любишь его, Крис?
- Наверное. Я не всегда согласна с его поступками. Очень часто он
приводит меня в бешенство.
Но я не могу ненавидеть его, даже за то, что он заставлял меня надевать
кандалы, а ведь это было для меня настоящей пыткой.
- А что он испытывает по отношению к тебе?
- Не знаю. Он защищает меня. Он проявляет обо мне некоторую заботу, но
точно так же он относится и ко всему остальному, что ему принадлежит. В то
же время он не стал наказывать меня, когда я пыталась бежать. И мне
прекрасно известно, что ему самому не нравилось заковывать меня в цепи. Я
действительно не знаю, - грустно завершила она.
- Но он все еще хочет тебя?
- О да, здесь ничего не изменилось.
- Тогда...
- Он все равно женится на другой.
- Да, ты упоминала о его женитьбе, - сказал Селиг, потом неожиданно
взорвался:
- Нет, клянусь Одином! Я заставлю его жениться на тебе!
Она покачала головой.
- Селиг, я же его рабыня. Посмотри на все это с его точки зрения - зачем
ему жениться на мне, когда я и так принадлежу ему?
- Отец мог бы порассказать ему кое-что на этот счет, - проворчал Селиг.
В глазах у Кристен запрыгали чертики.
- О да, он мог бы, но его здесь нет.
- Тогда я сам...
- Нет, ты этого не можешь сделать, потому что Ройс ни в коем случае не
должен знать, что ты мой брат.
- Так что же ты собираешься делать, Крис? Она упрямо вздернула
подбородок.
- Я буду наслаждаться общением с ним, пока будет можно. А когда он
женится, убегу отсюда.
- Так просто? Даже несмотря на то что ты любишь его?
- А что мне еще остается делать? По крайней мере, ты теперь здесь и
сможешь помочь мне бежать, когда я решусь на это. А если до тех пор ты
сможешь помочь бежать остальным, не раздумывай. Ты всегда сможешь вернуться
за мной позже.
- Пусть будет так.
Она сжала его лицо в своих ладонях и поцеловала его.
- Спасибо, Селиг, что ты не ругаешь меня.
Он притянул ее к себе.
- Как ты правильно заметила, ты не обязана отчитываться передо мной. Но
пусть поможет тебе Один, когда ты попытаешься объяснить все это отцу.
- О, нечестно напоминать мне об этом! - воскликнула она.
Он добродушно шлепнул ее по заду.
- Пойдем, мы и так пробыли здесь слишком долго.
Небо уже начинало светлеть.
- Ты прав. - Кристен шагнула к двери, потом, немного поколебавшись, снова
дотронулась до его щеки. - Я теперь долго не смогу поговорить с тобой. И не
удивляйся, если буду демонстративно игнорировать тебя. Он и так уже
предупредил меня, чтобы я держалась подальше от тебя.
- Вероятно, он опасается, что я смогу навредить тебе, если узнаю, что ты
принадлежишь к кровожадному племени викингов.
- Как бы там ни было, вызвать его гнев не очень-то приятно, поэтому будь
поосторожнее, брат.
Они старались как можно незаметнее вернуться в дом, но все было напрасно.
Ройс уже был внизу, сердито расталкивая своих людей. Он замер, когда увидел
ее. А когда он заметил рядом с ней Селига, его глаза угрожающе сузились.
- Мы вышли подышать воздухом и встретились только в дверях, - тихо
шепнула Кристен брату, когда Ройс направился к ним.
- Он поверит в это?
- Ему придется.
Но когда Ройс приблизился к ним, он не стал задавать никаких вопросов. Он
просто схватил Кристен за руку и потащил за собой к лестнице, бросив через
плечо Селигу:
- Подожди меня здесь.
Кристен попыталась вырвать у него свою руку, и ей это удалось, когда они
были уже на середине лестницы. Но он тут же снова схватил ее и потащил
дальше.
- Будь ты проклят, сакс, тебе придется объяснить, почему ты так со мной
обращаешься!
Он не ответил. Втолкнув ее в спальню, он запер дверь. Кристен в изумлении
уставилась на нее, убедилась, что она действительно заперта, и со злостью
стукнула по ней кулаком.
- О!
Спустившись в зал, Ройс кивнул Селигу, чтобы тот следовал за ним, вышел
во двор и закрыл за ними дверь. Селиг повернулся, и в этот Момент тяжелый
кулак Ройса обрушился ему прямо в челюсть, заставив его растянуться на
земле.
Ройс стоял над ним, на его лице застыло выражение холодного бешенства.
- Я не стану запрещать тебе заходить в дом, Гэйлан, но впредь не смей
приближаться к этой женщине. Она моя, а я привык надежно охранять то, что
принадлежит мне.
Сказав это, Ройс повернулся и снова вошел в дом, оставив входную дверь
открытой. Селиг мог бы последовать за ним, но он не стал этого делать. Он
сидел на земле, потирая ушибленную челюсть, и на его лице появилась слабая
улыбка.
Потом он тихо рассмеялся.
Наверху Кристен из окна наблюдала за всем происходящим. Она судорожно
вцепилась пальцами в подоконник, но тут услышала этот тихий смех. Покачав
головой, она отвернулась от окна, испытывая негодование по отношению ко всем
мужчинам вообще.

Глава 38

Когда Ройс отворил дверь своей спальни, прямо в голову ему полетело
отполированное ручное зеркальце. За ним последовала серебряная тарелка. Он
увидел Кристен, склонившуюся над его сундуком в поисках чего-нибудь еще, чем
можно было бы запустить в него.
- Должно быть, ты не слишком злишься, не то стала бы метать в меня
оружие.
- Не дразни меня, сакс!
Он продержал ее взаперти в своей спальне весь день. Кристен ничего не
ела, ей не с кем было перемолвиться ни словечком, и она давно уже потеряла
терпение.
- Почему ты запер меня? - решительно потребовала она ответа.
- Я проснулся сегодня утром и обнаружил, что ты исчезла. Я спустился
вниз, но там тебя тоже не оказалось. Я решил, что ты нарушила данное мне
слово.
- Ты запер меня только за то, что тебе в голову пришла такая мысль?! -
взъярилась она. - Но ты же знал, что я не нарушила слова и никогда не
нарушу! Так почему же?
- Еще предстоит выяснить, что ты делала с этим кельтом, - резко сказал
он.
- Неужели? - язвительно спросила девушка. - Так что же, по-твоему, я
делала с ним?
- Именно это я и хотел бы узнать, Кристен. - В таком случае лучше спроси
у него, потому что я слишком зла на тебя, чтобы отвечать на твои вопросы!
Ройс резко шагнул к ней, но Кристен тут же сцепила руки в замок и занесла
их над головой для удара, вызывающе глядя прямо ему в лицо. Он остановился и
сердито уставился на нее.
- Поклянись мне, что этот человек тебя не интересует.
- Убирайся к дьяволу!
- Поклянись!
- Он не интересует меня!
- Тогда что ты делала с ним во дворе? Кристен опустила руки, ее глаза
расширились.
- Неужели ты ревнуешь, сакс? - недоверчиво спросила она. - Поэтому ты
ударил его?
Бросив взгляд на окно, он понял, каким образом ей стало известно об этом.
Но она не могла понять, что именно он сказал кельту. Он снова посмотрел на
нее, все еще продолжая хмуриться.
- Я не ревную, просто во мне развит инстинкт собственника. Ни один другой
мужчина не дотронется до тебя, пока ты принадлежишь мне, - Но когда ты
женишься, а я покину твой дом, я больше не буду принадлежать тебе.
Он схватил ее за плечи и резко встряхнул. - Я никогда не позволю тебе
покинуть меня, женщина! А теперь отвечай, что ты делала с этим кельтом!
Когда Кристен поняла, что он действительно не на шутку ревнует, вся ее
злость моментально испарилась. Он ее ревнует! Какое замечательное открытие!
В надежде утихомирить его она позволила себе невинную ложь:
- Я ничего не делала, Ройс. Мне не спалось, поэтому я вышла прогуляться и
задержалась во дворе, чтобы полюбоваться рассветом. Когда я заметила, что
там есть еще кто-то, я сразу же вернулась в дом. Этот человек последовал за
мной. В дверях он сказал мне несколько слов, но мне незнаком этот язык, и я
не поняла его. Я не знаю, что он делал во дворе. Тебе лучше спросить об этом
у него самого. Вполне возможно, он так же, как и я, всего лишь хотел
подышать свежим воздухом.
- Я не хочу, чтобы по ночам ты выходила из дома, Кристен, - сказал он уже
не резко, а скорее ворчливо.
- Но ты не запрещал мне делать это.
- А теперь запрещаю.
- В таком случае в следующий раз, когда я не смогу заснуть, я стану
разгуливать только по залу и приложу все усилия, чтобы перебудить всех
остальных, - саркастически заметила девушка.
Наконец он улыбнулся.
- Ты всегда можешь вместо этого разбудить меня, и я позабочусь о том,
чтобы у тебя нашлось другое занятие.
Она хотела было ответить ему что-нибудь ядовитое, но в этот момент в
дверь робко постучали. В ответ на разрешение Ройса войти из-за двери
выглянуло личико Меган.
- Олден просил передать тебе, что гнев порождает гнев, а насилие
порождает страдание. Что он хотел этим сказать, Ройс?
Увидев изумление на лице Ройса, Кристен расхохоталась.
- О, как это умно со стороны твоего кузена, милорд! Интересно, чего он
опасался - что ты побьешь меня или что я проломлю тебе голову? - Он метнул
на нее негодующий взгляд, и она еще громче рассмеялась. - И он послал твою
сестру... Да, он очень умен. Иди сюда, моя хорошая. Направив тебя сюда, твой
кузен Олден просто хотел пошутить, но мы рады тебе.
Меган робко подошла к Кристен и прошептала:
- Я думала, что Ройс очень сердится.
- И тем не менее ты пришла сюда, чтобы передать слова Олдена? Ты очень
смелая девочка.
У Ройса вырвалось восклицание, и он отвернулся. Глаза Меган испуганно
округлились. Кристен захотелось ударить его за то, что он так запугал
ребенка.
- Не обращай на него внимания, Меган. Он просто любит пошуметь, как и
большинство мужчин. Это вовсе ничего не значит.
- Кристен... - предостерегающе начал Ройс, бросив на нее угрожающий
взгляд.
- Ш-ш... - оборвала его Кристен. - Я хочу преподать твоей сестре ценный
урок. Видишь ли, малышка, ты не должна бояться, когда мужчины сердятся. Ведь
они не отличаются от тебя ничем, кроме своего роста. - Меган оценивающе
окинула Ройса взглядом с ног до головы, и Кристен улыбнулась. - Конечно же,
встречаются исключения. Но возьми, к примеру, своего брата. Он был сердит, и
я тоже. Он кричал на меня, и я кричала на него. И нам обоим стало от этого
легче.
- Но он все еще продолжает злиться. - Меган уткнулась лицом в живот
Кристен.
- Просто он долго приходит в себя, как и большинство мужчин. Конечно,
гнев гневу рознь, и лучше держаться подальше от мужчины, который уже не
владеет собой от бешенства. Со временем ты научишься это различать. Но твой
брат... Ты видела когда-нибудь, чтобы он обидел женщину? - Мысленно она
взмолилась, чтобы ответ оказался таким, на какой она надеялась. Но этого не
произошло.
- Он заставил выпороть тебя.
- Но тогда он еще не знал, что я женщина.
- Он надел на тебя кандалы, и ты до крови стерла себе ноги.
Кристен вздохнула.
- Разве я уже не объясняла тебе, что это была всего лишь небольшая
ссадина, и я даже не почувствовала боли? И это была не его вина. Он
предупреждал меня, чтобы я перебинтовала ноги.
Я сама забыла сделать это.
- Ну, в таком случае, он и вправду никогда не обижал женщин, - вынуждена,
была признать Меган.
- Потому что в глубине души он очень хороший и добрый человек, несмотря
на свою вспыльчивость. А если он не обидит женщину, даже когда очень
сердится, тем более он не обидит ребенка. И уж можешь быть совершенно
уверена, что он не обидит собственную сестру. Дорогая, ты можешь даже
сделать вот так, и тебе это сойдет с рук. - При этих словах Кристен шагнула
к Ройсу и сильно лягнула его в ногу. - И он не накажет тебя за это.
Ройс замер на месте, потому что Меган начала хихикать. Он даже постарался
стереть с лица все эмоции, когда она взглянула на него.
- Ты и вправду никогда не обидишь меня, Ройс?
- Нет, малышка, никогда, - улыбнулся он ей. Она подбежала к нему и крепко
обняла за талию. Потом проделала то же самое с Кристен.
- Спасибо тебе, Кристен, - с улыбкой проговорила Меган и выбежала из
комнаты.
- Я тоже благодарен тебе, Кристен, - сказал Ройс у нее за спиной. - Я
никак не мог заставить ее понять, что ей нечего меня бояться. Но за то, что
ты меня лягнула...
Он обхватил ее рукой за талию, оторвал от пола, донес до кровати и уложил
к себе на колени лицом вниз.
- Ройс, не делай этого! - Она не могла поверить, что он действительно
способен так с ней обойтись. - Я просто хотела показать ей на примере...
- Ты могла бы показать это каким-нибудь другим способом. И пока моя нога
не перестанет ныть, я заставлю тебя саму почувствовать боль на твоей
прелестной попке.
В тот вечер Кристен пришлось ужинать стоя. Но с губ ее не сходила
загадочная улыбка. Пусть ее и отшлепали за то, что она позволила себе
слишком многое, но потом ее сакс сполна возместил нанесенный ей ущерб.

Глава 39

Когда на следующее утро Ройс предложил ей поехать покататься верхом,
Кристен с досадой подивилась иронии судьбы, потому что все еще ощущала
последствия вчерашнего наказания. Но тем не менее она все же согласилась.
Как могла она отказаться, когда Ройс предоставил лошадь в ее собственное
распоряжение, да еще предложил ей устроить соревнование? Неужели она никогда
так и не научится понимать этого человека?
Она проиграла скачки, но все равно получила огромное удовольствие. Это
напомнило ей те счастливые дни, когда она беззаботно скакала на Тордене по
лесам и полям. Лошадь, на которой она ехала сейчас, была не так хороша, но
зато присутствие Ройса с лихвой компенсировало это Позже они подъехали к
ручью и спешились, чтобы напоить лошадей. Все вокруг сверкало и переливалось
яркими красками лета - темно-зеленой, желтой, красной. Небо было необычайно
чистым, солнце палило нещадно, и Ройс увлек ее в тень большого дерева.
Он опустился на землю, прислонившись спиной к стволу, и жестом пригласил
ее присоединиться к нему. Но Кристен проигнорировала его приглашение и
вместо этого примостилась у него в ногах. Она сидела, покусывая сорванную
травинку и устремив на него задумчивый взгляд.
Ройс вздохнул. Пусть в ту ночь она отдала ему всю себя, но теперь она
снова была готова отрицать, что хочет его. Если он перестанет силой или
хитростью затаскивать ее в постель, сама она никогда не сделает первого
шага.
- Спасибо тебе за чудесную прогулку, милорд.
Пожав плечами, он отмахнулся от ее благодарности.
- Торольф говорил правду. Видно, что ты привыкла ездить верхом и отлично
держишься на лошади.
- Я многое делаю отлично, но Торольфу известно далеко не все.
- Например?
Кристен вытянула ноги и оперлась руками о землю. Ее густая медового цвета
коса была переброшена через плечо, и Ройс наблюдал, как ветер шевелит
пушистые кончики волос.
Глядя на небо, она ответила:
- Торольф не знает, что я умею обращаться с оружием. Никто из них не
знает. Только ты.
- Я тоже предпочел бы этого не знать, - проворчал Ройс.
Кристен улыбнулась.
- Вот именно поэтому я и держала это в секрете, пока нужда не заставила
меня продемонстрировать свое умение.
- В таком случае, кто же из них обучил тебя всему этому? Уж наверняка не
твой отец? Она покачала головой.
- Нет, конечно же не он. Моя мать показала мне, как обращаться с оружием.
- Твоя... - Он не мог закончить фразы из-за приступа смеха.
- Ты можешь смеяться, сколько тебе вздумается, милорд, но это правда, -
со снисходительной улыбкой ответила Кристен.
- О, в этом я не сомневаюсь. - Он все еще продолжал смеяться. - И чему
еще научила тебя твоя воинственная матушка?
Тут уж и Кристен расхохоталась. Мысленно она представила себе хрупкую,
прелестную Бренну. Воинственная? Господи помилуй! Ни одна женщина не
выглядела такой безобидной и беззащитной!
- Хотя моя мать презрительно воротит нос от шитья и от готовки, потому
что всегда терпеть не могла эти занятия, но она вовсе не воинственная. И она
преподала мне еще один ценный урок. Она объяснила мне, что нет ничего
постыдного в том, чтобы хотеть мужчину.
Ройс мгновенно притих. Эти слова возымели на него такое же действие, как
если бы она провела руками по его телу.
- И ты не стыдишься этого?
- Нет.
- И ты хочешь меня?
- Нет.
Его улыбка была отражением ее собственной.
- Лгунишка. Однажды ты уже признала это. Почему ты так упорно
отказываешься сделать это еще раз?
- Я сказала, что не сделаю этого, и сдержу свое слово.
- Но ты произнесла ту фразу, когда мы спорили по поводу твоих цепей.
Теперь-то ты уже свободна.
- Позволь мне не согласиться с этим, - спокойно ответила она, сразу
помрачнев. - Ты связал меня моей клятвой, что не менее эффективно. Ты мог бы
просто попросить меня остаться с тобой. А вместо этого ты снова начал
торговаться.
- Господи помилуй! Только не старайся уверить меня, что ты осталась бы со
мной просто потому, что я попросил бы тебя об этом.
- Теперь ты этого так и не узнаешь, не правда ли, Ройс?
- Кристен...
Он сделал было движение, чтобы наклониться к ней, но в этот момент
стрела, вонзившаяся ему в плечо, отбросила его назад и пригвоздила к стволу
дерева. Он попытался освободиться, но не смог. И тут же у него перед

Предыдущий вопрос | Содержание |

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art