Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дон Пендлтон - Манхэттенский паралич : Часть 5

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Дон Пендлтон - Манхэттенский паралич:Часть 5

 Глава 20

Тайный агент Салли Палмер сказала Болану, что Барни Матильда останавливался у телефона автомата, когда утром того дня они направлялись в Манхэттен. По времени это произошло между девятью и десятью часами утра.
Орион доложил, что Вега со своей командой был послан в поместье Барни в 9.58 для страховки. Следовательно, в десять часов утра, находясь под впечатлением от «пешей инспекции» поместья Маринелло, Барни послал группу Тузов охранять свой дом на берегу.
Его можно было понять. Только оставалось неясно, как он это сделал, каким образом он дал команду об отправке этой группы. Орион сказал, что «это была обычная процедура, электронный вызов». Болан безусловно хорошо изучил этих людей, но всего он знать не мог.
Каким образом старик Барни на протяжении многих лет управлял в национальном масштабе целой армией опытных профессиональных убийц и при этом полностью сохранял свое инкогнито? По видимому, ни боссы семейств, ни даже Тузы не знали систему управления!
Так как же он контролировал свою игру? Ну, прежде всего, это программное обеспечение. Электронный вызов, обычная процедура. Салли говорила о каком то главном пульте в спальне Барни, в лимузине Мак и сам видел электронную аппаратуру, хотя успел рассмотреть не полностью. Какие же еще тайны мог открыть лимузин старика при более тщательном осмотре?
Электроника и компьютер, конечно. Барни манипулировал своим невидимым королевством с помощью дистанционного управления.
Болан прошел прямо в спальню и открыл прикроватную тумбу. То, что он увидел, было не просто пультом или коммутатором, как полагала Салли. Палач имел представление о замкнутых системах, хитроумнейших электронных и компьютерных средствах связи на грани фантастики, но то, что он увидел, было не просто сложным кодирующим устройством в цифровом канале — скремблером, а чем то куда более изощренным. Аппаратура Барни была способна коммутировать и ретранслировать, кодировать и раскодировать информацию, передавать и принимать ее, записывать и запоминать разговоры и команды, производить обмен данными с десятками станций в различных регионах страны, а также, вероятно, за ее пределами через сложнейшие лабиринты радиоэлектронных сетей и спутниковых станций.
Но и это, должно быть, было еще не все! Проклятый ящик возле кровати являлся лишь одним из компонентов сложной многофункциональной системы! Чтобы она работала, где то должен был располагаться ее мозг: компьютерный банк данных, некий процессор, накопитель информации. Но для размещения такой системы не хватило бы и двух комнат, как эта!
Мак снял с прибора кожух и нашел подводящий армированный многожильный кабель, уходящий в стену. Чтобы определить дальнейшее направление кабеля, пришлось сорвать со стены одну из деревянных декоративных панелей.
Кабель уходил вертикально вниз. Болан спустился в подвал с низким потолком и сильным затхлым запахом, заваленный всяким старым хламом, картонными коробками и сломанной мебелью. Здесь также размещался бойлер и старые проржавевшие ванны для стирки. Вот оно! За штабелем деревянных ящиков от потолка до самого пола спускался кабель. Болан отодвинул ящики. Проклятье! Кабель уходил через пол в землю. Или нет?.. Пол тут был какой то шаткий и неровный.
Болан навинтил глушитель на «беретту» и выстрелил себе под ноги. Пуля с глухим стуком ударила в пол, отколов кусок цемента. Мак нагнулся и, подобрав его, повертел в руках. Ага! Интуиция не подвела его и на этот раз — это был гипс, а не цемент! Черный пол, доски, а сверху гипс.
Болан начал методические поиски замаскированного доступа к тайнику. Секрет оказался в одной из ванн и выглядел он, как пробка для слива воды. Мак вытащил ее, и тотчас загудел включившийся невидимый электромотор. Часть задней стены отошла в сторону, открывая ход на освещенную лестницу.
Болан спустился вниз, открыл небольшую дверь и очутился в сказочной стране. Здесь располагалось все необходимое оборудование, и даже более того. Аппаратуры было столько, что, вероятно, отсюда можно было запустить ракету на Луну.
И еще кое что.
В застывшей луже крови лицом вниз лежал мертвый Туз с пулевым отверстием в затылке. Истерзанная и избитая девушка в разорванной и испачканной блузке — агент ФБР Салли Палмер — прижалась спиной к стене. Тонкая струйка крови текла из ее распухшей и разбитой нижней губы. Напротив стоял старый хитрец Питер, столп всемогущей и алчной мафии. Его злобный немигающий взгляд тяжело уставился на Болана поверх мушки огромного пистолета с шестидюймовым глушителем.
— Держи ка руки там, где я их вижу, — скомандовал старик. — Шевельнешь руками — считай, что ты — труп.
— Поздравляю, Питер, — сказал Болан, заходя в комнату. — От близнецов Талиферо до тайного руководителя Организации — и все это за один короткий прыжок, да?
— У меня есть новость для тебя, умник, — прохрипел Матильда. — Это я учил пацанов Талиферо правильно обращаться с оружием, но раз уж мы коснулись этой темы, тебе следует знать еще одну мелочь. Настоящая фамилия Пата и Майка — Матильда. А теперь настала пора проучить тебя — человека, ограбившего меня до нитки, лишившего всего на свете!
Братья Талиферо — сыновья Барни? Хотя, почему бы и нет?
— Я никогда никого не грабил, Барни, — возразил Болан, — наоборот, я возвращаю награбленное. Ты это прекрасно знаешь. Но мне никогда не доставляло удовольствия горе другого человека, чего бы он ни заслуживал. Сожалею о твоих сыновьях. Но, если бы все повторилось, я сделал бы это снова.
— Я вывел Пата из игры две недели тому назад. Он все это время валял дурака, тряпка и ничтожество. И я выключил его на хрен из игры.
В чем дело? Зачем он ворошит прошлое?
— Ну и правильно сделал, — сказал Болан.
— Ну, а бедного Майка даже не пришлось выводить из игры. Его голову мне принесли в коробке.
Затеянный Матильдой разговор вполне устраивал Болана. Чем дольше он продлится, тем больше у него появится шансов. И Мак сказал взбешенному старику.
— Майк сам уготовил тебе такой конец. Он пошел против Оджи в Джерси. И только поэтому его голову привезли тебе, а все остальное осталось в Джерси.
Салли Палмер в отчаянии выкрикнула:
— Мак, он тебе зубы заговаривает, а сам вызвал подмогу.
— Все нормально, — сказал Болан, глядя на Барни. — Теперь ему никакая помощь не поможет.
Живая легенда выдавила из себя усмешку.
— Это почти смешно.
— Ты ни о чем не догадываешься, Барни, — сказал Болан, — но я знал, что тебе вновь понадобится твой лимузин. Оч чень дорогой автомобиль. Я вернул его. Только теперь все маски сорваны.
Это сработало. Глаза старика сверкнули ненавистью.
— Что это значит?
— Я вернул его к главному офису, Барни, и передал человеку, который отвечает за прием самых важных гостей. Сейчас он как раз катает приезжих боссов по Манхэттену. В твоем лимузине. И развлекает их твоими записями. Я знал, что ты не будешь возражать.
— Ах ты, ублюдок! — взревел Матильда.
— Я бы на твоем месте рвал когти подальше от Манхэттена или вообще лег бы на дно. Не рекомендую тебе появляться даже в том уединенном местечке во Флориде, о котором ты говорил. Ни в коем случае. Эти парни настолько расстроятся, что достанут тебя даже в аду. Понимаешь? Я не встречал еще ни одного капо, который питал бы любовь к Тузам. Почему бы это?
Глаза старика забегали по сторонам.
— Не понимаю, о чем ты толкуешь.
— Да все ты понимаешь. Любой Туз тебе скажет, даже из Красных. Они делают пластические операции не для того, чтобы скрываться от полиции. И не для того, чтобы было удобнее шпионить. Они меняют лица, потому что хотят жить. Я могу точно сказать, кто из них и сколько раз попадал в немилость. Достаточно посчитать количество едва заметных шрамов на лицах. Разве не так, Барни? Ой, извини, Питер, ведь тебя следует называть, кажется, так? Туз всех тузов, истинный босс всех боссов. Теперь я знаю, почему ты руководил с помощью дистанционного управления. Если бы ты управлял в открытую, на твоей старой физиономии не хватило бы места для шрамов, так? Ты слышал о Дориане Грее? У этого парня не менялась внешность, но его лицо на портрете становилось все отвратительнее и страшнее. Но твое лицо — самое мерзкое из всех...
— Мак, ты играешь ему на руку! — вскрикнула Салли. — Здесь есть потайной ход! Он ждет помощи!
— Она права, — сказал старик. — Не думай, что мне не было бы приятно прострелить тебе башку, умник. Но я придумал кое что поинтереснее. Сегодня мне подадут на стол твою голову и бестолковую башку Дэвида.
— Ничего не выйдет, — холодно сказал Болан. — Я никогда не играю в чужие игры. Ты уже в этом должен был убедиться. Помощь не придет. В целом мире у тебя не осталось ни одного друга. Ты всех их предал, старина. Теперь твое гестапо в моем распоряжении. Все твои Тузы называют меня Питером, а не Омегой. Теперь мне принадлежат все твои электронные средства управления, все твои офисы, вся твоя банда. А теперь я захватил и нервный центр твоей империи. Я не буду играть в вашу игру, мистер Матильда.
Старик все еще ухмылялся, но уже несколько иначе.
— Так значит, теперь все это твое? Великолепно, мне это очень нравится. Но в чьей же руке пистолет, умник?
— В очень старой руке, Барни. Пистолет уже тяжеловат для нее, правда? Да и глушитель слишком велик, разве не так? Мне даже противно смотреть на эту старческую руку с пистолетом. Я не верю, что ты можешь попасть хотя бы в стенку, Барни.
— Ты готов испытать меня?
— Еще минуту назад я не был готов. Теперь — да. Но лучше не стоит, пожалуй. Я не трону тебя, Барни. Десять тысяч разгневанных дикарей, жаждущих крови, разберутся с тобой гораздо лучше меня. Пусть они решают судьбу трона своей империи, это их право. Нет, я не хочу испытывать тебя, старик. Я предоставляю тебе возможность уйти. Скажи только: да или нет. Скажи прямо сейчас.
И Барни сказал глазами.
Но Мак был готов ко всему. Он резко метнулся влево, одновременно его натренированная рука выхватила пистолет. Барни выстрелил раньше, но Бо лан выстрелил лучше. Пуля Матильды ударила в стенку точно в том месте, где только что стоял Болан. Пуля из «беретты» попала в голову Барни точно между глаз, прошила порочный и злобный старческий мозг и, разворотив череп, выплеснула всю мерзость и ненависть, и алчность, и порок, и непомерное властолюбие на компьютеры Барни — нервный узел империи.
— Слава Богу! — выдохнула Салли. — Еще секунда — и я забилась бы в истерике!
— Ты в порядке?
— Я то в порядке. Но ты — безумец! Его рука была тверда как скала!
— Но в глазах не было твердости, — ответил Болан и бросил значок снайпера в растекающуюся лужу крови. — В его глазах плясали одни тузы. А в моей игре все решает дикий джокер.
— В твоей игре, дружок, вообще все дико, — сказала Салли.
Мак подхватил ее на руки и понес вон из этого страшного места.
Но игра еще только начиналась.

Глава 21

Усиленная наружная охрана продолжала бдительно нести караульную службу на своих местах. Болан проводил леди в ее спальню, где она могла привести себя в порядок и сменить испорченную одежду.
— Кого ожидал Барни? — спросил Болан.
— Не знаю, — пожала плечами Салли. — Непосредственно перед твоим появлением он позвонил кому то из своего центра. Я знала, что такой центр у него где то был. Извини, что я сбежала от тебя, но мне нужно было найти это место. Не расстраивайся, Мак. Барни просто источал яд. Это его человек — там, внизу, с простреленной головой.
— В общем то, я ожидал чего то в этом роде, — произнес Болан, — и я не расстраиваюсь. Напротив, я даже рад, что все так получилось.
— Если ты ожидал увидеть здесь старика, — сказала она, недоуменно взглянув на него, — то почему сразу не стрелял, когда ворвался в аппаратную?
— Я имею в виду не Барни. Его присутствие оказалось сюрпризом для меня. Я имею в виду Туза. Мне доложили о пропаже одного из охранников. Его коллеги обшарили весь дом, то так и не смогли его найти. Мне пока еще не все понятно. Объясни ка поподробнее, что тут произошло.
— Удрав от тебя, я сразу же направилась прямиком сюда. Увидела, что дом охраняется. Такого раньше не было. Но я обнаружила охрану, когда уже въехала на территорию особняка. Честно говоря, я испугалась и плохо соображала, но решила прорываться в дом. Приняв вид рассерженной хозяйки, я подошла к охраннику и спросила, какого черта он тут делает. Он ответил, что случилась какая то неприятность, и ему приказано охранять дом до приезда мистера Матильды. Он был вежлив и не оспаривал мое право находиться в доме. Меня это устраивало. Но он, по видимому, намеревался торчать в доме вместе со мной. Я поднялась наверх в ожидании удобного момента начать обыск. Целый час я очень тихо и скрытно, с замирающим сердцем, обшаривала дом, пока, наконец, не добралась до подвала. Мне повезло, и я быстро нашла потайную дверь. Но тут то меня и застукал охранник. Он тихо подкрался сзади, а ты же знаешь, я никогда не ношу оружия. Но я схватила кусок трубы в той самой ванне, и тут включился механизм открывания двери. Я до смерти испугалась, но когда тип приблизился вплотную, стукнула его трубой по башке. Он вырубился, а я начала шарить в аппаратной. Барни появился минут через двадцать. Я даже не заметила, как он вошел. Он так огрел меня, что я кубарем покатилась по полу. Затем он пристрелил охранника, который лежал без сознания, и занялся мною. Скажу честно, мне казалось, будто время остановилось для меня, но вот, наконец то, появился ты!
Вот и все подробности, приятель.
— Возле гаража — две машины. «Форд» — твой? — спросил Болан.
— Как ни странно, обе мои. «Понтиак» закреплен за этим поместьем. Когда мы утром уехали, он остался здесь. А на «форде» я приехала потом из города.
— Ладно, — вздохнул Болан. — Я просто не хочу больше сюрпризов. Вернемся к телефонному звонку из узла связи. Ты не знаешь, с кем разговаривал Барни?
— Не имею ни малейшего понятия. Все было зашифровано. Он сказал: «Уже пора. Высылай». Именно эти слова. Потом добавил что то вроде: «Заберешь Барни Матильду с пивом».
— С пивом?
— Да, так мне послышалось.
Болан подошел к окну и выглянул из за шторы наружу.
— Ты говоришь, Барни появился в подвале неожиданно?
— Ага, там есть еще один потайной ход. Я поднимаю глаза, а он тут как тут.
— Да... Заберешь Барни Матильду с пивом...
— Эй, Мак, я ничего не выдумываю! Говорю, как все было.
— Заберешь Барни Матильду с пирса!
— Стоп, это уже ближе к истине!
— И я так думаю. Ты готова попрощаться с этим местом?
— Я то готова, а вот ты готов уносить отсюда ноги?
Болан усмехнулся, взял ее за руку и сказал:
— В конце концов, это ведь мой дом...

* * *

Болан вызвал охранников и обратился к ним с краткой речью:
— Полный провал, джентльмены, — пояснил он им. — Вы знаете, что творилось в городе весь день. С сожалением вынужден сообщить вам, что на этот раз фортуна отвернулась от нас. Предлагаю вам сжечь свои карточки визитки и на некоторое время попрощаться со Штатами. Я слышал, Бразилия — очень дружественная страна и готова принять в свои объятия толковых людей.
Банда потрясенных и сбитых с толку Тузов погрузилась в машину и мгновенно исчезла из виду.
Болан вернулся в дом и сказал Салли:
— Никого нет. Тебе лучше уехать, пока все спокойно.
— А ты разве не едешь? — обеспокоенно поинтересовалась она.
— Пока нет. Не беспокойся, весь банк данных — твой.
Я ничего не трону. Приезжай завтра, но не одна. Когда будешь показывать все хозяйство боссу, поищи скрытый вход в тоннель, который выходит к берегу. Предположительно, выход — под пирсом.
Она невесело кивнула, соглашаясь с его словами.
— Ну что ж. Похоже, мы уже опять прощаемся.
— Да, опять. Но на сей раз на оптимистической ноте. Верно?
— Верно, — пробормотала Салли. — Послушай, а куда ты направишься сегодня, когда закончишь здесь со своими делами? Я, видишь ли, чертовски любопытна, и мне хотелось бы знать, чем все закончится.
— После любой схватки, я обычно покидаю поле боя, Салли, — ответил он.
— Ты вообще не из тех, кто подолгу сидит на одном месте, да?
— Однажды один человек сказал мне, что путешествие очень полезно для здоровья, а я стараюсь следить за собой.
— О да, конечно. В это можно поверить. Особенно в твоем случае. Ну, а как ты узнаешь, когда все действительно закончится? Ведь после операции надо очиститься, исповедаться... перед экспертом.
Болан улыбнулся:
— А ты — эксперт?
— Ну, по некоторым вопросам. — Кукольные глаза девушки лукаво засветились. — Я могла бы даже проверить состояние твоего здоровья.
— Левая сторона или правая?
— А?
— В которую из половинок твоей тихой квартирки приходить?
Она радостно рассмеялась и заверила его:
— Для тебя открыты все двери, Мак, дорогой!
— Не обещаю, но постараюсь, — сказал он.
Салли вскинула голову.
— В конце концов, что такое обещание? — легкомысленно прощебетала она и выпорхнула из комнаты.
Мак проследил, как она уехала, затем спустился вниз по лестнице, пересек лужайку и подошел к пирсу. Стоя так, чтобы его не было видно со стороны моря, он скрутил глушитель с «беретты» и вставил в нее новую обойму.
Паром, который раньше казался лишь расплывчатым пятном на горизонте, теперь двигался в западном направлении в двухстах ярдах от берега. Он, пожалуй, и был решением сложных транспортных проблем. Паром был тяжело загружен: машины на нижней палубе, люди — на верхней.
Когда Болан ступил на пирс, от парома отчалила лодка и взяла курс прямо к причалу Барни Матильды. Болан прошел в самый конец пирса, не сводя глаз с лодки. Когда она приблизилась на пятьдесят ярдов, никаких сомнений уже не было: в лодке сидели трое вооруженных парней в выгоревшей армейской полевой форме. Они воровато озирались, торопливо работая веслами. Мак подпустил их еще на двадцать ярдов, затем поднял «беретту» и три раза нажал на спусковой крючок.
Свинцовые посланцы смерти пронеслись над водой, и волны поглотили три трупа. Лишившись управления, лодка закачалась на волнах, которые неторопливо развернули ее в сторону моря. «Беретта» выстрелила еще трижды, вдоль ватерлинии появились три пробоины, и лодка медленно начала тонуть.
Паром, замедляя ход и сворачивая к берегу, будто споткнулся, как живое существо, но затем быстро лег на прежний курс и набрал обороты.
Болан сошел с причала на берег, вернулся к боевому фургону и включил радиостанцию.
Стрелки хронометра показывали шесть часов десять минут вечера.
Начиналась финальная часть спектакля под названием «Крушение империи».

Глава 22

— Козырь, Козырь, я — Джокер. Как слышишь? Прием.
— Джокер, я — Козырь, слышу хорошо. Прием.
— Питер прислал свой батальон. Вертолетная поддержка имеется?
— Подтверждаю, имеется. Доложи, где находишься.
— Я — Джокер. Нахожусь в пяти минутах хода к востоку от назначенной точки, на колесах. Батальон — на водном транспорте. Повторяю, на водном транспорте. Предлагаю тебе послать птиц для разведки цели. Это двухпалубный паром с красно белыми отметками на подстройке. На борту — около двадцати машин и двухсот человек. Прием.
— Отлично тебя понял, Джокер. Где, по твоему, они планируют высадку?
— Это не десантный корабль. Ищите паром.
— Понял. Побудь на приеме... О'кей. Отлично. Паромный причал — в десяти минутах к северо востоку от точки.
— Вероятно, здесь и будет высадка. Предлагаю обнаружить объект и вести за ним наблюдение. Я буду контролировать высадку, но теперь ваш ход. Прикройте меня с тыла.
— Будет сделано. Будь на связи.
— Понял, буду на связи.
— Минуту, Джокер. Питер — с батальоном?
— Весь юмор в том, что вызов батальона — его посмертное желание. Питера больше нет.
— Где захоронен его прах?
— Там, где он и был все эти годы. Нелегалка в курсе всех подробностей. В ее распоряжении — полный набор вещдоков. Она в полном порядке и сейчас на пути к вращающейся двери. Я так думаю.
Время — шесть четырнадцать. Я — Козырь, до связи.
— Я — Джокер. Буду на месте через две минуты.
— Понял. Две минуты, начал отсчет времени.

* * *

— Доложи обстановку, Билли.
— Обстановка накалилась до предела, сэр. Где вы находитесь?
— Уже еду. А что происходит?
— Приехал Мэнни Джирольда с пятью машинами людей. Они все стоят у ворот и требуют переговоров. Не знаю, сколько еще я смогу их удерживать.
— Сколько у тебя людей, Билли?
— Мне неприятно говорить об этом, но у нас есть дезертиры. Вместе со мной осталось двадцать два человека.
— Соедини меня с Дэвидом.
— Дэвид превратился в дряхлого старика, сэр. Клянусь, он поседел буквально у меня на глазах. Отказывается говорить. Я, конечно, могу переключить телефон на динамик, чтобы он слышал вас. Может быть, вы найдете нужные слова, чтобы вывести его из этого состояния.
— Включи динамик.
— Есть, сэр. Включаю.
— Послушай меня, Дэвид. Пора забыть, что было и что могло быть. Пора повернуться лицом к реальности. Ты уже никогда не будешь боссом Нью Йорка. Ну и что из этого? Не такая уж это крутая и завидная должность. Но ты вообще станешь просто покойником, если не выйдешь из оцепенения и не посмотришь трезво на вещи. Послушай, дружище, мне не нужна твоя голова. Я уже мог получить ее неоднократно и в любое время. Мэнни Джирольда и весь нью йоркский контингент жаждут твоей крови. Сейчас они собрались у твоих ворот. Но это еще не все: твоей головы жаждет Питер. Он послал за ней целый батальон, и его люди вот вот придут по твою душу. У тебя остается единственный выход. Доверься мне. Я могу тебя вытащить, и я хочу этого. Скажи слово — и я это сделаю, Дэвид! Ответь, скажи слово, парень.
— Он молчит, мистер Омега.
— Потому что он — тот, кем его и считают. Ничтожество, несчастная мошка. Разве может такой слизняк претендовать на пост босса всего Нью Йорка?
— Да я раздавлю тебя, Омега! Или как там тебя!
— Вот это уже лучше! Но ты не можешь раздавить меня на расстоянии, Дэвид.
— Что ты предлагаешь?
— Я предлагаю вытащить тебя, если ты, конечно, того хочешь.
— Да, черт возьми, да! Я хочу этого!
— О'кей. Тогда сиди и не рыпайся. Сиди смирно и смотри в окно. Ты увидишь, когда надо будет действовать. Билли!
— Я здесь, сэр. Что мне делать?
— Ты — хороший парень, Билли Джино. Помнишь, о чем мы говорили? Позвонишь завтра. Понял?
— Понял, сэр. Но я имел в виду...
— Я знаю, что ты имел в виду. Сделай вот что, Билли. Собери всех своих ребят в доме. Выведи их через черный ход и дальше — через забор. Не останавливайтесь и не оглядывайтесь.
— Мистер Омега, я...
— Заткнись! У нас с Дэвидом — свои дела. А ты делай, что тебе говорят. Перебирайтесь через забор и уходите подальше. Немедленно! Действуйте!
— Шевелись, черт возьми, Билли! Он знает, что делает!
— О'кей, Дэвид. Благодарю, мистер Омега. Да хранит вас Бог, сэр.
— И тебя, Билли. И тебя тоже.

* * *

Открылись створки люка на крыше фургона, и пусковая установка выдвинулась в боевое положение. На приборной доске загорелся индикатор системы управления пуском, спокойным зеленым светом засветился экран монитора с отметками дальности. Болан отрегулировал его фокусировку и нажал на кнопку включения компьютера, управляющего системой ведения огня. Загорелся индикатор захвата цели. Болан нажал на педаль пуска. Начиненная смертоносным грузом стальная птица снялась с насеста и, загоревшись яркой точкой на мониторе, понеслась к обреченной цели, оставляя за собой длинный шлейф огня и дыма.
... Три, два, один — взрыв! На экране — красная вспышка, и цель исчезла, рассыпалась в прах. На месте же это выглядело куда эффектнее — большой «кадиллак» охватила огромная огненная вспышка, высоко в небо взметнулись языки пламени, рваные куски металла и человеческой плоти. Девять бандитов вместе с машиной канули в небытие.
А экран уже высветил новую цель. Нога Болана опустилась на педаль — и вторая ракета ушла на цель.
Третья... Четвертая... Крики, паника, грохот стартующих ракет, громы и молнии в вечернем небе, кромешный ад, металлический скрежет и гром, пламя и смерть — результат того, что все четыре ракеты нашли свои цели безошибочно.
Пусковая установка опустилась в свой отсек, чтобы принять новую четверку ракет. Угрюмый гигант в черном потянулся к микрофону радиостанции.
— Я — Джокер. Надеюсь, ты все видишь.
— Да, я наблюдаю за твоей работой приятель. Настал мой черед?
— Да, Дэвид готов к встрече с тобой. Иди и бери его.
На северо востоке вечернее небо озарилось новым фейерверком, и снова прогремели громовые раскаты.
— Я — Козырь. Надеюсь, ты все видишь.
— Кажется, да. Пусть это будет посмертным салютом Питеру.
— Да будет так. Мы снимаемся. Будем в точке через тридцать секунд.
Болан прошел в оружейный отсек, снарядил новые ракеты, закрепил их на пусковой установке, затем вернулся в отсек управления.
С помощью бортового компьютера он рассчитал координаты новых целей и ввел их в блоки памяти, приготовленных к пуску ракет.
Через тридцать — сорок секунд на экране монитора появилась группа машин, которые остановились у парадного входа в особняк покойного Оджи. Из передней машины вышел Гарольд Броньола. Тут же распахнулась тяжелая дверь дворца, и на пороге показался Дэвид Эритрея. Завидев группу поджидающих его людей, он в нерешительности замер. И тогда к нему подошел Броньола с протянутой для рукопожатия рукой.
Болан осклабился. Когда они пожали друг другу руки и вместе двинулись к машине, на губах Болана мелькнуло подобие улыбки. Еще одно точное попадание. Через считанные секунды кортеж машин исчез с экрана монитора.
Болан наблюдал за их отъездом невооруженным глазом. Дождавшись, когда замыкающая машина проехала мимо догорающих обломков у ворот, он вернулся к своему разрушительному делу.
Мак перевел систему управления огнем в автоматический режим и на десяток секунд замер в неподвижности, выжидательно постукивая пальцами по колену, пока компьютер пережевывал запущенную программу. Когда на пульте замигал индикатор готовности системы к бою, Болан решительно надавил на педаль пуска, в последний раз салютуя старому доброму Нью Йорку.
С промежутком в десять секунд четверка смертоносных огненных птиц сорвалась с направляющих и унеслась каждая к своей цели, чтобы сравнять с землей остатки империи, не имеющей права на существование.
Старое здание просело, словно чей то гигантский кулак обрушился на него, полыхнуло огнем, зашаталось и рухнуло, а над его развалинами высоко в небо взметнулся столб огня и дыма.
— Прощай, Оджи, — произнес Палач. — Все таки, ты был мерзким типом.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art