Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рудольф Константинович Баландин - Ледяные исполины : Глава 9. ДАЛЬНЯЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Рудольф Константинович Баландин - Ледяные исполины:Глава 9. ДАЛЬНЯЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

 

ВЕЧНАЯ МЕРЗЛОТА

Эта экспедиция была и обычной и необычной сразу.
На этот раз я изучал настоящее оледенение. И настоящие льды, не тающие круглый год. Только оледенение не наземное, а подземное.
Начну по порядку.
Мы поселились на необитаемом острове.
Остров этот — на необитаемой реке Утук. А река — в необитаемом районе на границе Сибири и Дальнего Востока. Здесь высится горная система Токийский Становик — часть огромного Станового хребта.
Далеко на юге проходит Байкало Амурская магистраль. Но ее влияние будет сказываться и здесь. От трассы БАМа начинается освоение обширных территорий Сибири и Дальнего Востока. Трасса — передовая полоса наступления. Природные богатства будут осваиваться и к югу, и к северу от нее.
Наш небольшой геологический отряд не вел поисков полезных ископаемых. Мы занимались мерзлотоведением.
Изучали вечную мерзлоту. Но об этом — чуть позже. Геологическая работа обычно начинается с устройства лагеря.
Итак, мы — на острове. На него, что называется, с неба свалились. Летели мы на вертолете долго, из города Зеи прямиком на север, вдоль Зейского водохранилища, через горные перевалы. Пилотам лететь было непросто: кругом скалы, а подняться над вершинами не позволяют облака.
Петляли по долинам рек, ущельям.
Наконец добрались к реке Утук. А приземлиться негде: склоны гор крутые, обрывистые, речная долина сплошь покрыта тайгой. Пилоты присмотрели одно подходящее место — на песчаном острове, где не росли деревья.
Мы торопливо выгрузили свои вещи: палатки, спальные мешки, ящики с приборами, рюкзаки, коробки и мешки с пищей, раскладушки, жестяные печки, рабочий инструмент… Целая гора вещей!
Вертолет приподнялся, повисел стрекозой, развернулся и, опустив нос к земле, устремился вверх по ущелью, пропав за поворотом.
Наш остров был подозрительным. Повсюду только песок, камни, лежащие полузасыпанные стволы крупных лиственниц да небольшие кусты ивы. Ясно, что во время наводнений — весной, а возможно, и осенью остров полностью заливается.
Мы стали искать менее опасную площадку для стоянки. Обошли всю округу — только тайга да болота. Почти везде под ногами хлюпает вода. Это и понятно: царство вечной мерзлоты.
В таких краях земля за лето оттаивает только на десятки сантиметров или на несколько метров. Ниже начинаются горные породы, скованные вечной мерзлотой.
Температура их ниже нуля. Вместо воды в них лед. Он не тает годами, столетиями, тысячелетиями. Поэтому и называют «вечная мерзлота». Она, конечно, не вечная, а вековая и тысячелетняя. Для человека, живущего несколько десятилетий, это очень много. Поэтому имеет смысл употреблять определения и «вечная», и «вековая».
Слой мерзлых льдистых пород может достигать сотен метров, а порой доходит до полутора километров. Вода не может просочиться через него. Даже если есть трещины или поры, она попадает туда и замерзает. Вся вода с поверхности, которая не успевает стечь, задерживается над вековой мерзлотой. Поэтому в тундре и тайге, где имеется мерзлота, очень много болот и заболоченных земель.
Текучая вода отепляет мерзлую зону. Это как будто водяное отопление. Вода речная холодна, но все таки на несколько градусов выше нуля. Этого достаточно, чтобы под рекой и рядом с ней мерзлота растаяла, — образовался талик.
Под нашим островом вековой мерзлоты нет. Поэтому он сухой. Ветерок сдувает отсюда комаров — лютых неистребимых таежных злодеев. Хорошо на острове!
Мы решили остаться здесь. Спору нет — нельзя ставить лагерь в опасном месте. Но ведь место великолепное, другого подходящего в округе нет. Сейчас лето, и наводнения ожидать не приходится. Сухо, солнечно. А если вода начнет подниматься, покинем остров.
Так мы рассуждали. И очень ошиблись. Только узнали об этом, как часто бывает, не сразу. Зато урок получили жестокий…
Профессию геолога называют романтической, необыкновенной, увлекательной. Все это верно. Только надо помнить, что геологу часто, почти всегда приходится заниматься самыми разными делами: погрузкой и разгрузкой вещей, рытьем шурфов и расчисткой обрывов; затотовкой дров, рукояток для лопат, молотков и кайл; установкой палаток и приготовлением обедов; переноской тяжестей. Короче говоря, геологу приходится быть разнорабочим. Но это — как бы между делом. А главное дело — геологическое.
Зато как здорово, что можно побывать в необыкновенных местах. И не просто полюбоваться красотой природы и пожить в первобытных условиях. Мы должны — такова работа — научиться понимать природу. Понимать, как возникли эти горы и долины, почему такие склоны, где здесь бывают опасные обвалы или лавины, как ведет себя вековая мерзлота.
Чтобы хорошо что то понять, еще недостаточно много знать. Надо уметь внимательно наблюдать и обдумывать увиденное. Надо любить то, что изучаешь. Одним разумом многое не постигнешь. Лучше всего понимаешь то, что любишь… Хотя без знаний, ясное дело, вряд ли разгадаешь природу. Тем более не узнаешь, верно ее понял или нет.
Нам повезло. И места таежные великолепны. И работа интересная. Предстоит разобраться не только с обвалами и лавинами. Вековая мерзлота припасла немало загадок. В своем царстве она вмешивается почти во все дела. От нее по особенному разрушаются скалы и сползают со склонов обломки, образуя целые каменные потоки. От нее земля в одних местах проваливается, а в других вспучивается, а то даже возникают холмики. Вырастают ледяные натеки — наледи, а в земле — пласты и клинья льда.
Вековая мерзлота влияет даже на последствия землетрясений. Конечно, вздрагивает земля не от вечного холода, а по другим причинам. Для строений на мерзлоте меньше опасности разрушиться от подземных толчков.
Хотя они имеют большую вероятность разрушиться от самой вековой мерзлоты. Мерзлота бывает и помощником и врагом.
Мерзлотоведы должны дать строителям и проектировщикам рекомендации: как надо осваивать район, какие подвохи можно ожидать от вечной мерзлоты, где она будет врагом, а где помощником.
На одном участке БАМа встретилась крупная наледь: ледяной язык протянулся по долине. Вроде маленького ледничка.
Что предпринять? Обходить наледь стороной — значит строить лишний десяток километров железной дороги. Дорогое мероприятие.
Решили идти напролом. Ледяной язык нетолстый.
Трудно ли его разрушить? Приехали могучие экскаваторы и бульдозеры, принялись за работу. Поначалу все шло хорошо. Затем дело застопорилось. Уничтожат наледь в одном месте, перейдут на другое. Глядь, а на прежнем месте через несколько дней наледь восстанавливается.
Не наледь получалась, а змей горыныч с отрастающими головами. Только у змея они огнедышащие, а здесь — ледяные.
Боролись люди с наледью, разрушали ее несколько раз.
Много сил и времени потратили, а толку не добились. Даже парочку тракторов потеряли: оставили их на три дпя без присмотра, наледь их целиком и залила, как проглотила. Пришлось ледяного змея горыныча обходить стороной. Удлинили из за него трассу БАМа на несколько километров.
С наледями можно успешно бороться. Только сделать это одной силой нельзя. Надобно еще умение. Должны сначала потрудиться мерзлотоведы, изучить наледь, посоветовать, как от нее избавиться. Кстати, и в сказках герои побеждали змеев горынычей не только силой, но и уменьем.
Мы привыкли говорить о наступлении на тайгу, о покорении природы, использовании ее богатств. Раньте так и писали: надо бороться с природой и победить ее. Как будто природа наш враг! А ведь мы живем в природе, вместе с ней.
Победить можно силой. Дружить силой нельзя. Чтобы дружно жить, требуется взаимное уважение и понимание.
От природы нам и без того все дано: воздух, вода, земля и разные блага. Нам остается научиться быть внимательными к природе, понимать ее.
С вековой мерзлотой особенные хлопоты. Ее и увидетьто непросто. Тот, кто впервые попадает в эти края, которые мы изучаем, может удивиться: где тут вечная мерзлота? Кругом кусты и деревья, птицы поют, солнце светит, ручьи журчат. На горе — небольшая нашлепка льда. Но это пустяк. Совсем не то, что в горах Кавказа. Там вечные снега и льды громадными шапками нахлобучены на горные вершины; в долины медленно сползают ледники и, трескаясь, грохочут, как орудийная канонада. Еще внушительнее ледяная пустыня Антарктиды.
А здесь все тихо и спокойно. Летом тепло, а то и жарко, снег и лед увидишь нечасто. Разве такое должно быть царство Снежной королевы?
Оказывается, оно бывает и таким. Здесь ледяные дворцы подземные, потаенные. И устроены они очень интересно.
Если бы земля вдруг стала прозрачной, то мы увидели бы настоящий облик подземных владений Снежной королевы — вековой мерзлоты: слои льда, тоненькие, как листы бумаги, и толстые пласты, вертикальные жилы льда, ледяные бугры, подобные вулканам. Колоннами высятся ледяные столбы и стены, словно подземные дворцы и крепости. Толщина таких стен достигает десяти, а высота — тридцати метров. Точнее, пожалуй, говорить о глубине: сооружения то подземные!
Подобную картину вообразить нелегко. А увидеть и вовсе нельзя. Хотя в некоторых краях догадаться о ледяных подземных сооружениях можно, глядя на земную поверхность.
Когда я работал в тундрах Чукотки, меня не раз поражали необычные картины. Летишь на самолете, внизу расстилается низменность. Она там и тут покрыта какими то замысловатыми узорами. Как будто здесь великаны разучивали азбуку, чертили огромные буквы на непонятном языке.
В некоторых местах эти письмена очень похожи на древнюю клинопись. Такие знаки наносили древние египтяне на каменные плиты, глиняные дощечки.
Можно ли прочесть гигантские письмена тундры? Оказывается — можно, если побродить по этим письменам вдоль и поперек, подобно букашке, ползающей по клинописи древних египтян. Надо приглядеться к береговым обрывам, чтобы увидеть письмена вечной мерзлоты в разрезе. Надо копать и долбить землю, а прежде всего совершенно необходимо познакомиться с мерзлотоведением.
Только тогда начинаешь поне^ многу читать клинопись вечной мерзлоты.
Полосы на поверхности земли возникают над подземными ледяными клиньями (вертикальными жилами). Они появляются там, где от мороза растрескивается земля. В трещины проникает вода — подземная и наземная. Замерзая, она становится льдом, расширяется в объеме, расклинивает трещины.
Получается действительно ледяная клинопись. Клинья льда рассекают землю, проникают на многие метры вглубь и протягиваются на сотни метров в длину. Пересекаясь, мерзлотные трещины и клинья как бы нарезают тундру крупными ломтями — полигонами. Образуется целая сеть — полигональная тундра. По узорам этой сети можно определять, где находятся подземные ледяные жилы и в каких грунтах они залегают.
В некоторых местах на речной террасе земля вспучена. Подобные бугры иногда бывают высокие, как многоэтажные дома (но чаще не выше двух трех этажей).
На вершинах они разбиты зияющими трещинами. Иногда здесь возникают впадины, подобные жерлам вулканов.
Впрочем, это и есть вулканы. Только не огненные, а ледяные. Между слоями горных пород внедрилась вода.
Превращаясь в лед, она увеличивается в объеме, приподнимая вышележащие слои. Сходным образом внедряется из глубин, разрывая и расплавляя горные породы, вязкая раскаленная магма, создающая вулкан.
Подземные льды могут вторгаться в подвалы домов, приподнимать инженерные сооружения, выдавливать из земли тяжеленные столбы, сваи. Или так вспучить дорожную насыпь, что никакой транспорт не пройдет.
Мы учимся использовать мерзлоту. Устраиваем в мерзлых грунтах холодильные помещения. Намораживаем ледяные склады. Но все таки главная наша забота: уберечься от коварства Снежной королевы. Много она доставляет хлопот. Особенно теперь, когда мы очень быстро осваиваем ее владения. Именно здесь проходит трасса БАМа, расположены многие месторождения полезных ископаемых, ведется добыча нефти и газа, строятся города, плотины, заводы и фабрики.
Знание вечной мерзлоты может пригодиться даже в космосе. Потому что на Марсе, по мнению ученых, распространена вечная мерзлота. В крупных марсианских ущельях, провалах, на крутых склонах удается различить нечто очень похожее на следы ледяных жил. Об этом свидетельствуют, в частности, геометризм обрывов и трещин, а также следы увлажнения грунтов на дне каньона. Во всяком случае, уже сейчас ясно, что космонавтам, которые отправятся на Марс, надо знать мерзлотоведение.

УВИДЕТЬ, ПОНЯТЬ, ПРЕДУСМОТРЕТЬ

Я стою перед береговым обрывом. За спиной плещется река Утук. Надо мной грозно нависли глыбы мерзлого торфа, с которых струится капель.
Сейчас моя забота — получше расчистить ледяную жилу. Она повыше моего роста и немногим толще руки.
Светлая полоска, рассекающая темные слои торфа и песка.
Два часа я копошусь возле этой жилы. Зачищаю склон лопатой, соскребаю мерзлый грунт, царапаю ножом, осматриваю так и эдак, поливаю жилу из чайника (специально притащил его сюда), измеряю линейкой, зарисовываю и записываю в полевую книжку. Со стороны может показаться, что я, как садовник, выращиваю диковинное деревце. Однако никто на меня со стороны не смотрит: вокруг безлюдно.
Ледяные жилы чем то действительно напоминают деревья. От главного ствола отходят в обе стороны «отростки», тонкие жилы. Вроде детского рисунка елочки.
Так выглядит ледяпая жила в обрыве. А вообще то она тянется в глубь обрыва. Сколько ее ни срезай, она сохраняется. Только внешне немного меняется: расширяется или сужается, обзаводится новыми ответвлениями. И лед в ней то белый, с пузырьками воздуха, то прозрачный, без пузырьков.
Я стараюсь как можно точнее, в мельчайших подробностях рассмотреть ледяную жилу и зарисовать ее — целиком и отдельными фрагментами, увеличенно. Мне хочется понять, как образовалось это чудо природы.
Почти все ученые уверены, что подобные жилы растут сверху. Они как будто вклиниваются в землю. Трещины, в которые проникает вода, зимой расширяются. Лед в них из года в год накапливается вертикальными слоечками.
Эти слоечки неплохо видны в жиле. Но если приглядеться, то они не похожи на тонкие клинья: в жиле тянутся вертикально, а у ее края изгибаются и переходят в тоненькие горизонтальные полоски. Как это понять? На мой взгляд, образование ледяных клиньев могло происходить не так, как обычно предполагается. У меня на этот счет своя гипотеза.
Когда то, в разгар ледникового периода, здесь стала властвовать вечная мерзлота. Она сковала землю вглубь на десятки, сотни метров.
Но вот началось потепление климата. Верхняя часть мерзлой толщи стала протаивать. Вместо льда в ней накапливалась вода . — в слоях торфа, песка.
Когда вновь наступили холода, сверху возникла «корка» мерзлых пород. А снизу мерзлота сохранилась. Между этими льдистыми слоями оставалась «начинка» талых грунтов, насыщенных водой.
Из этих пористых слоев, как из губки, вода просачивалась в трещины, замерзала и расклинивала их. Так возникали тонкие вертикальные слоечки льда. Выходит, ледяные жилы, клинья растут не только сверху, а со всех сторон и, возможно, снизу.
Полезно вспомнить: в скалах, в гранитных массивах нередко встречаются каменнью жилы. Обычно они похожи на ледяные, состоят пз белого или полупрозрачного кварца. Кварц прочен (тверже стали). В жилы он проникает чаще всего снизу или из боковых слоен и трещин.
По трещинам циркулируют горячие подземные воды, содержащие растворенный кварц. Он оседает на стенках трещин, и получаются кварцевые жилы. Кстати, в них содержится немало пузырьков воздуха. А еще — что более важно для практики — прекрасные кристаллы драгоценных камней и рудные минералы.
В ледяных жилах полным полно воздушных пузырьков. Правда, ценные полезные ископаемые здесь очень редко встретишь (хотя и попадаются порой золотинки).
Но все таки имеется нечто общее между рождением кварцевых и ледяных жил.
Так думаю я. Так думает еще один мой знакомый опытный мерзлотовед. У подавляющего большинства специалистов на этот счет иное мнение. Вот мне и хочется разобраться: как растут ледяные жилы — сверху или со всех сторон? И попытаться доказать свое мнение. Убедительно доказать. Или отказаться от него, если факты заставят.
Невдалеке от нашего обитаемого острова мне попался внушительный обрыв с тремя интересными ледяными клиньями. К ним я старался наведываться как можно чаще. Обычно приходилось посещать их после маршрутов по тайге или в плохую дождливую погоду, когда маршруты отменялись.
Каждая ледяная жила по своему интересна. Одна внизу расходится на несколько отростков. Похоже, что с этихто отростков она и началась: от слоя песка, из которого сюда выжималась вода.
Второй ледяной клин вверху раздвоен. Как бы это произошло, если бы он рос сверху? Разве могли тогда два ледяных клинышка найти друг друга и слиться вместе, да так, что никакого шва не видно. Резонно считать, что рос клин снизу, а вверху, наткнувшись на преграду, раздвоился.
Третий клин с одной стороны как бы размочален — переходит в сотни ледяных слоечков. И тут получается, что тонкие ледяные слоечки протянулись к трещине и слились в одну жилу.
Чем больше я возился с ледяными клиньями, тем больше к ним приглядывался, узнавал много нового и, казалось, все лучше их понимал.
Но тут это знакомство разом прервалось.
Произошла катастрофа.
Всемирный потоп!
Нет, не совсем всемирный. Только на реке Утук. Но для нас это был наш обжитой мир. И все в нем вдруг полетело кувырком.
Началось, как обычно, с пустяков. Пошел дождь. Он не переставал всю ночь и весь день. Дальние маршруты пришлось отменить. Я отправился к моим знакомым жилам. Под мерзлый козырек торфа дождь не попадал. Можно было работать.
К вечеру быстро стемнело. Дождь усилился. Река набухла от воды. Течение убыстрилось. От берега наш остров отрезала основательная протока. Но все таки остров оставался солидным, надежным.
До полуночи мы пили горячий чай в просторной продуктовой палатке. Дождь стучал по брезенту, а в палатке было светло от свечи и уютно. Мы балагурили: мол, утром от нашего острова останется одна макушка, и мы будем топтаться на ней, как зайцы деда Мазая.
…В два часа ночи меня разбудил тревожный голос:
«Вставайте, вода поднимается!»
Я выполз из спального мешка и привычно сунул ноги под раскладушку, где стояли ботинки. Угодил прямо в воду. В темноте наскоро натянул брюки, рубашку, носки, болотные сапоги (привык вещи складывать так, чтобы можно было одеться ночью). Мои сонные товарищи по палатке не торопились вылезать из теплых мешков.
Шлепая по воде, я взял свой рюкзачок и вышел из палатки.
Черное небо, потоки дождя и черная вода вокруг.
У соседних палаток юркали по воде пятна света от фонарей. Я побежал к ближайшей затопленной лиственнице и забросил рюкзак на ее вершину, торчащую наклонно.
Закричал: «Тащите вещи сюда!»
Никто меня не слышал. Я побежал, загребая воду ногами, обратно. Острова уже не было — одна река. Вытащенные из палатки вещи грудой лежали прямо в воде. Ребята стояли рядом. Двое спешно надували резиновую лодку.
Палатки одна за другой наклонялись, падали. Вода поднялась до колен. Плыли какие то предметы. В стороне на вздувшейся стремнине реки проносились коряги, похожие на драконов. Кажется, на свете не осталось ничего, кроме воды: потоки сверху, из тьмы небес; поток внизу — из тьмы во тьму. Настоящий всемирный потоп.
Груда вещей зашевелилась. Мы пытались удерживать рюкзаки, ящики — напрасно. Поток слизнул остатки нашего скарба. Остались только какие то ящики в резиновой лодке, за которую все мы ухватились.
Стоять в ледяной воде вовсе было невмоготу. Того и гляди сведет ноги.
— Что в лодке? — спросил я.
— Приборы. Ценные. Из ГДР.
Тут я разозлился, стал вытягивать из лодки ящики и пускать их по течению. Надо же додуматься: спасать приборы, когда люди вот вот погибнут.
В лодку завалились семь человек. Трое остались за бортом, держась за веревку, опоясывающую лодку. Надо было спешно плыть к берегу. Моя нога угодила в палатку, которую волокло по дну. Сбоку выплыла коряга и навалилась на меня. Нога застряла, как в капкане — не выдернуть. Страшно стало: неужели конец?!
В этот миг сзади накатился водяной вал, отбросил корягу, подхватил нас, поднял и толкнул вперед. Я почувствовал, что свободно болтаюсь в воде, а лодка тянет меня за собой. Мы проплывали мимо вершины затопленной лиственницы. Луч фонаря выхватил мой рюкзак, торчащий на ветке, как невиданный плод. Под ним качался на шнурке нож (я его держал «на привязи», чтобы не потерять). Кто то с носа лодки дотянулся до ножа и дернул его. Рюкзак полетел в воду. Мы продолжали плыть. Я оказался под падающим рюкзаком и успел отбросить его рукой в лодку. Хоть какие то вещи сохранятся на первое время!
Нас отнесло в протоку и тащило все быстрей и быстрей. Мы колотили по воде что было сил — веслами и руками, гребя к правому берегу. Иначе на повороте стремнина выбросит нас на завалы коряг. Лодку волокло мимо кустов. Кто то ухватился за них. Подтянули лодку к берегу, привязали к кустам и вскарабкались на берег.
Спаслись!
Лил дождь. Темень и холод. Под ногами хлюпала вода.
Мы радовались: живы. Вообще то для радости не было других причин. Внизу болото, сверху льет дождь, вокруг мрачная мокрая тайга. Продолжался всемирный потоп, и ничего не было сухого и теплого вокруг. Мы были полуголые, продрогшие, усталые… Правда, оставался еще один рюкзак и целлофановый пакет со спичками.
Костер затеплился не сразу. Он постепенно разгорался, раздвигая тьму. Дождь уже не казался сильным. Мы поворачивались перед огнем, от одежды шел пар. Вскоре запахло паленым: самые торопливые обзавелись дырками на одежде.
Сухие вещи из рюкзака разделили на всех: кому свитер, кому шерстяные носки, кому ковбойка… Наступил рассвет — холодный и мутный. Спать не хотелось. Да и негде было спать. Есть не хотелось. Да и нечего было.
Чайку бы горячего! Да где его взять: ни чая, ни кипятка.
Мы без посуды.
Темная широкая река несла стволы деревьев, сор. Показалась лысая макушка острова. Наводнение длилось недолго.
Так получилось, что мы на собственном опыте испытали нрав реки Утук. Ничего хорошего в этом не было. Наша обязанность — заранее знать о подобных явлениях природы, предвидеть их, уметь теоретически предсказывать природные катастрофы. Именно такова цель инженерно геологических и географических исследований.
Нам довелось убедиться воочию, как опасно быть непредусмотрительными. Бывает, во время работы приходится рисковать. Но не просто так, а с пользой для дела. На этот раз риск был велик, неприятностей и тягот много, а результата — научного и практического — никакого. Мы даже не можем точно узнать, почему произошло наводнение.
Возможно, этот потоп был вызван прорывом горного озера. В верховьях реки Утук и ее притоков есть несколько округлых озер — на месте бывших вулканических кратеров. Может быть, виноваты грязевые потоки.
А я вспомнил, что нечто подобное уже испытал на себе двадцать лет назад на Чукотке. Тогда я и коллектор отправились в маршрут, перешли речку вброд (вода была ниже колен) и весь день работали. Вернувшись к реке, увидели, что она вздулась, стала полноводной и бурной.
Мы попытались перейти ее. Меня снесло, и я едва выбрался на островок. Там мы вдвоем и остались. Дальше начиналась бурная протока. Вода в реке поднималась на наших глазах. Островок уменьшался. Пошел снег с дождем, и мы тряслись от холода. К счастью, наши товарищи начали нас искать и сняли с островка, который вскоре исчез под водой.
Мне тогда объяснили, что это — проделки вечной мерзлоты. В верховьях реки прошли дождп. В обычных условиях часть дождевой воды впитывается в землю, часть задерживается в понижениях, часть испаряется. А на вечной мерзлоте и без того обилие болот, ручейков. Вся дождевая вода прямиком стекает в ручьи и реки. Поэтому после недолгого дождя (одни — двое суток) случаются сильные и быстрые наводнения. Не так ли было и на Утуке?
Оставалось только строить догадки, предполагать. Накрепко запомнили: никогда не выбирать для стоянки опасное место, каким бы прекрасным оно ни казалось. Вот и вся наука. Знаниями этот опыт нас не обогатил. Совсем даже наоборот.
Потеряли мы свои записные книжки, а также карты.
Пропали труды прежних дней. Мы ведь постоянно осматривали местность, изучали рельеф, наносили сведения на карты, зарисовывали. Река в один прием слизнула и унесла все результаты наших исследований.
В первые дни после потопа нам было не до работы.
Наловили рыбы, насадили ее на палочки и стали обжаривать на костре. Готовили сразу завтрак, обед и ужин из одного блюда, а блюдо — каждому по одной рыбине обгорелой и несоленой. Мы были похожи на первобытных людей.
Мы бродили вдоль берега и по острову в поисках вещей. В корягах обнаружили две палатки. Спать в них было почти невозможно из за сырости и холода. Но появилось укрытие от дождя.
Общее несчастье сближает людей. Объединил нас и общий очаг. До потопа мы собирались у костра в свободные минуты для еды и сушки. Хлопот было много: починка и стирка одежды, подготовка инструмента и образцов, переписка полевых дневников, испорченных водой…
Теперь вещей не стало, а с ними отпали и многие заботы. Мы заботились друг о друге.
Наш остров на Утуке из необитаемого превратился в остров сокровищ. Мы находили на нем много своих вещей, консервных банок, инструменты. Постепенно обрастали вещами, налаживали быт и, несмотря на непогоду и сырость, устроились вполне сносно.
Начали ходить в маршруты.
Через неделю к нам прибыл вертолет с новыми вещами, приборами. Наверстали упущенное быстро. Вскоре перебрались к устью реки, впадающей в Большое Токо.
Здесь уже разбили лагерь почвоведы. Мы устроились рядом с ними.
На новом месте мне опять повезло. Недалеко от лагеря находился обрыв. А в обрыве — если не лениться и поработать лопатой — имелись превосходные ледяные жилы.
Они были еще более выразительные, чем прежние.
Один клин был особенно хорош. К нему с обеих сторон тянулись ледяные слоечки и прожилочки — сначала горизонтально, вдоль пластов торфа и песка. У трещины они задирались вверх, образуя клин, похожий на морковку. А загнутые кверху слоечки — это было отлично видно, когда отмоешь лед водой, — продолжались в клине, тянулись вверх и пересекались.
Я стал докапываться до нижней части этого клина и получил хорошую награду за труд. Оказалось, что эта жила вверху похожа на морковку, а внизу — на репу. Там было расширение. К нему со всех сторон стягивались ледяные жилки. Выходит, этот клин рос от притока подземных вод!
Соседний ледяной клин толщиной в метр припас свой сюрприз. Он рассекал слои торфа и лежащий ниже слой песка. Отдельные комки песка были подняты клином и находились выше песчаного слоя, на уровне торфа. Так могло произойти только в одном случае: ледяная жила росла снизу и приподнимала над собой комочки песка. Если бы она росла сверху, то было бы наоборот: торф вдавливался бы в песок.
Я не торопился с окончательным выводом. Приводил к ледяным жилам своих коллег. Они смотрели, пожимали плечами, соглашались со мной без особых споров. А когда пет серьезных споров, то и нового ничего не узнаешь, и старое заново не продумаешь. Пришлось мне переключиться на другие работы.
Жаль, что мерзлотоведы мало спорят о происхождении ледяных клиньев. Без долгих раздумий соглашаются с тем, что написано в учебных пособиях. Замысловатая научная загадка считается разгаданной. Но она остается. Пока есть загадка, могут быть и открытия. А теоретические открытия рано или поздно принесут практическую пользу.
…Во владениях вечной мерзлоты мы еще не чувствуем себя очень уверенно. Многое остается непонятным. Теоретикам это не вредит. Им интересно разгадывать головоломки природы. Такова их профессия.
А для практики чем больше неясного, тем больше неполадок. Для специалиста практика непонятица вредна, досадна, опасна. Ему требуется все знать наперед, предвидеть возможные осложнения. Хорошая теория всегда полезна, а то и необходима для практики…
Вот только я до сих пор толком не пойму, какая может быть практическая польза от того, что мы точно выяснили происхождение ледяных жил?

ЗДЕСЬ ПРОШЕЛ ВЕЛИКИЙ ЛЕДНИК

Есть, к сожалению, любители выцарапывать свои имена на деревьях, скалах, стенах и на чем угодно, на руке, скажем. Словно у этих людей склероз и они боятся забыть свое имя.
Ледник тоже обязательно оставит надпись: «Здесь был я». Конечно, не на человеческом языке, а на своем, особенном. Но прочесть его надпись можно, если немножко обучен ледниковой грамоте.
…Когда я работал в Белоруссии, то встречал надписи на ледниковом языке. И не только царапины на валунах, моренные слои и отторженцы. Видел и зарисовывал клинья бурового песка, врезанные в супеси, суглинки, серые пески. Очень яркая картина: как будто кто то специально нарисовал, какие бывали ледяные жилы. Как получились такие рисунки? Мне казалось, ответ ясен: это следы былой вечной мерзлоты, следы давно растаявших ледяных клиньев. Вроде надписи «Здесь была мерзлота».

Гора Хаялах. Слева на склоне виден уступ, выточенный, по всей вероятности, ледником, заполнявшим эту долину до высоты около полукилометра.
В долине реки Утук, где сохраняется подземное царство льда, на каждом шагу попадаются следы недавнего ледника. И самый необыкновенный, внушительный, гигантский след ледяных исполинов котловина озера Большого Токо.
Спускаясь вниз по реке, нетрудно заметить, как она из горной становится равнинной. Быстрое течение с перекатами, обломками камней в русле и на пойме, отдельными выступами скал сменяется плавным неторопливым потоком, крутыми изгибами — меандрами. Река словно специально удлиняет свой путь. Так обычно бывает на равнинах.
Переход от гор к низине очень резкий. Торчат две скалистые вершины, а за ними начинается обширная впадина Большого Токо. А на склонах, обращенных к реке, высечено на скалах: «Здесь был и работал великий ледник».
Как прочесть эту надпись? Надо повнимательнее осмотреть горные склоны — хотя бы издалека. Даже лучше — издалека, потому что надпись великанская, как и положено для великого ледника.
Форма этих склонов приметная. На середине горы склон вдруг перегибается, меняет уклон, становится крутым, скалистым, как будто кто то его основательно подрезал снизу. Главное, что не одна такая гора, а две сразу, и не со всех сторон подрезаны, а только со стороны реки.
Могла ли река оставить такой след? Нет, не могла. Вода в ней поднимается на несколько метров, а тут склоны обработаны до полукилометровой высоты. На такое деяние способен только ледник.
Можно усомниться: а не разрушались ли тут склоны водой и ветром, чередованием жары и мороза? Но и это сомнение отпало, когда мы прошли маршрутом по склонам гор.
В долине реки то и дело попадались супеси с валунами, похожие на донную морену. Выше по склонам начинались скалы, обрывы с водопадами. А еще выше, где склон становился более пологим, после перегиба встречались нашлепки рыхлых отложений грубых несортированных песков с валунами. Настоящая боковая морена. Тоже вроде памятной надписи: «Здесь поработал ледник». Если в нижней половине склона ледник работал, как разрушитель, камнерез, то на дне долины и в верхней половине — как накопитель, переносчик материала.
Порой на склонах, сплошь заваленных обломками местных горных пород, попадаются округлые валуны, по составу отличающиеся от местных. А то на гребне горы торчит огромный валун, будто нарочно принесенный сюда неведомой силой и оставленный, как памятник. Типичный бродячий камень. Затащить его сюда мог только ледник.
Что было с ледником после того, как он заполнил долину почти до горных вершин? Двигался неспешно, обстругивая скалы, выполз в низину и… Куда он делся?
Следует приглядеться к очертаниям озерной котловины. Когда на лодке достигнешь середины Большого Токо, берега отступают далеко. Видны две высокие горы, разделенные долиной реки Утук. А от этих гор в обхват озера отходят две гряды. Они постепенно понижаются, напоминая руки, охватывающие озеро. Две горы — приподнятые плечи, две гряды — руки.
Писателю или художнику достаточно заметить сходство, уловить особенности очертания гор, полюбоваться их красотой. У геолога, природоведа задача другая. Встретилось что то неожиданное, интересное, и сразу вопрос: как это получилось? Что означает?
Геолог или географ должен научиться читать горные склоны, речные и озерные долины, читать камни и слои горных пород. Все вокруг нас — равнины и горы, моря и реки, холмы и озера — все живет очень долго: тысячи, а то и миллионы лет. Повсюду на земной поверхности, в недрах земли сохраняются следы прежних геологических событий: извержений вулканов, наступаний и отступаний морей, деятельности текучих вод и ледников; гибели древних животных. Иногда сохраняются даже отпечатки лап звероящеров, листьев давно исчезнувших деревьев, волновой ряби, капель дождя…
Читать каменную летопись Земли очень интересно.
И полезно. Вот, например, впадина Большого Токо.
Когда я прошелся по берегу озера, усыпанного разноцветной галькой, то обратил внимание на необычные округлые черные блестящие камни. Поднял один — легкий, царапнул ножом — нетвердый. Сомнений не осталось: каменный уголь. Его нашли в этих краях давно, и не наша задача изучать его. А все таки приятно встретить, держать в руках настоящее полезное ископаемое. Оно тоже рассказывает о далеком прошлом Большого Токо. Тогда здесь вместо гор расстилалось теплое море. По его берегам бродили невиданные животные, накапливались стволы погибших деревьев. Прошли миллионы лет. Деревья в земле обугливались, каменели. Уголь долго созревает в земных недрах. Как, впрочем, почти любое полезное ископаемое.
Образуется слой угля за миллионы лет. А уничтожить его можно за десятилетия. Если это делается торопливо, без серьезных исследований, много горючего камня остается в земле, теряется, губится зря. Геологам надо хорошо изучить природу для того, чтобы как можно бережнее использовать ее богатства.
Геологи, работавшие до нас, открыли в районе Большого Токо залежи каменного угля. Нам надо исследовать район, чтобы его освоение шло успешно. Здесь появятся дороги, промышленные площадки, поселки. Бывали случаи, когда целые города строили в неподходящих местах.
Потом эти ошибки приходилось исправлять дорогой ценой.
На Токийском Становике немало озер в кратерах вулканов, которые действовали недавно: тысячи лет назад.
Может быть, и Большое Токо появилось в кратере вулкана?
Нет, не похоже. Тогда вокруг озера были бы вулканические горные породы, потоки застывшей лавы. Правда, на берегах Большого Токо встречаются обломки вулканических пород. Но их немного, и принесены они сюда с гор.
А если впадина озера появилась после сильных землетрясений? В этих краях случаются землетрясения. При этом могут опускаться участки земной коры. Бывает, что обвалы, вызванные землетрясениями, запруживают речную долину, и от этого возникает подпрудное озеро.
Но озеро Большое Токо вряд ли так образовалось. Оно лежит за пределами главного хребта, на сравнительно ровном месте. И берега его не обрывистые, как бывает у провалов, а пологие. И не скалистые. Они сложены ровно залегающими слоями горных пород, которые образовались в древних морях. На этих слоях залегают отложения ледника…
Вот в чем разгадка! На месте озера основательно потрудился великий ледник. Потому то по берегам тянутся холмы, как две руки, обхватывая котловину.
Ледник заполнил долину реки Утук до полукилометровой высоты. Вот какова была толщина ледового потока!
Вспахивая, вытачивая себе огромную ложбину, он выполз на более ровное место, где залегают осадочные, не очень прочные слои. Тут то ледник и разгулялся! Он состругивал слой за слоем — понемногу, но очень упорно. Работал десятки тысяч лет. Ледяные потоки действовали, подобно бульдозеру. И, как бульдозер, они сгружали соструганные обломки вокруг впадины, которую сами же прорезали.
Так и получилась обширная подледная котловина, имеющая округлую форму и вытянутая, подобно языку ледника. А вокруг нее образовались на склонах скопления валунов, песков, щебня, супесей — боковые морены.
Когда ледник растаял, подледная ванна заполнилась водой, появилось озеро.
Я не уверен, что правильно разгадал происхождение Большого Токо. Однако ничего более правдоподобного придумать не смог.
Вообще, на мой взгляд, в районе реки Утук и в районе Большого Токо великий ледник мог вызвать даже землетрясения и вулканические извержения. Опять оговорюсь: я могу ошибиться. Но мнение мое имеет кое какие основания.
Помню одно ущелье в долине реки Утук. Оно рассекало гору. Каменные стены были гладкие, словно обтесанные. А ущелье тянулось ровно, как будто его намечали по линейке.
Похоже, что некогда здесь треснула земная кора; одна сторона горы приподнялась, а другая, которая ближе к долине, опустилась. Скалы сдвигались, истирались по трещинам в порошок. Вот и получились как бы полированные стенки. Их так и называют: зеркала скольжения. Конечно, в таком зеркале не увидишь собственного отражения. Зато заметишь нечто более оригинальное: отражение движений земной коры.
В этом ущелье трещины были свежие. Пожалуй, возникли они недавно. При каких обстоятельствах, по какой причине?
Под действием ледника.
Массы льда, заполнившие долину, нарушили равновесие отдельных блоков, глыб земной коры. Под пятой ледника одни блоки прогибались, вдавливались в землю, другие — соседние — приподнимались.
Подобные движения земной коры могут вызывать сильные землетрясения. Порой страшны не столько сами подземные толчки, сколько вызванные ими природные явления. Сотрясения земли нарушают устойчивость горных склонов, порождая обвалы, оползни, лавины, грязекаменные потоки.
Инженерам геологам важно выяснить, когда происходили в этих местах сильные землетрясения и могут ли они повториться в ближайшем будущем.
Мне удалось заметить следы прежних крупных землетрясений в долине реки Утук. Я даже примерно определил их возраст. Вот как это было.
Невдалеке от нашего первого лагеря, смытого потопом, возвышалась красивая гора с обрывистыми уступами и двумя водопадами. У ее подножья лежала огромная скала, размером с многоэтажный дом. Выше по склону видно было место, откуда она сорвалась.
Почему оторвалась и рухнула скала? Когда?
Очень похоже, что она обрушилась в тот момент, когда гору сильно тряхнуло землетрясение. Иначе она бы разрушалась помаленьку, разваливалась по частям. Впрочем, вовсе не исключено, что она преспокойно съехала вниз по какой нибудь трещине или зеркалу скольжения.
Когда это произошло? На первый взгляд вопрос может показаться бесцельным.
И все таки приблизительно возраст этого обвала определить; можно. Судите сами. Если бы скала рухнула до наступления ледника или под его напором, то лед передвинул бы ее вниз по долине. А она лежит точно под тем местом, откуда свалилась. Значит, это событие произошло после таяния ледника.
Почему могучий ледник не оторвал эту скалу раньше?
Значит, она держалась вполне прочно. А почему она потеряла устойчивость? По вине землетрясения. Другую причину отыскать трудно.
Еще на две подобные скалы, только поменьше этой, я натолкнулся, когда ходил в маршрут вверх по реке Утук. (Кроме следов ледника и землетрясений, встретились тогда и следы медведя.) Наконец, невдалеке от нашего второго лагеря, рядом с обрывом, где я изучал ледяные жилы, тоже валялись две огромные каменные глыбы среди россыпи мелких и крупных обломков, редко превышающих человеческий рост.
Нам приходится изучать обычные геологические явления, с которыми давно знакомы. При этом особенно ясно видишь следы каких то необычных событий. Их тоже надо научиться замечать. Поэтому я занес в полевую книжку и на карту положение непривычных каменных глыб.
Все они, как и первая, появились уже после ледника.
Хотелось знать более точную дату. Ледник растаял около десяти тысячелетий назад. Если сильные землетрясения были тогда, а затем не повторялись, — беда невелика.
Ну, а если они происходили недавно?
И с этим удалось разобраться. Дело в том, что все глыбы лежали на одной и той же «засечке», оставленной рекой: на террасе. Почему только на террасе? Из пяти глыб хоть бы одна могла угодить на речную пойму, которая обычно прислонена к крутым склонам.
Наиболее простое объяснение таково. Прошел и растаял ледник. Река накопила террасу (около трех — пяти тысячелетий назад). А после этого начались сильные землетрясения. Отдельные глыбы оторвались от родимых скал и рухнули на террасу.
Позже, когда образовалась пойма, подобных сотрясений земли уже не происходило, такие крупные скалы не обрушивались.
Возможно, именно в то время происходили и вулканические извержения. Они обычно сопровождаются сильными землетрясениями.
Мы привыкли читать и слышать о том, какие тонкие и сложные связи объединяют между собой разные виды организмов. Небольшое нарушение этих взаимосвязей может иметь серьезные последствия. Скажем, истребляют хищников орлов, а в результате быстро плодится вредоносная саранча (орлы питаются змеями, змеи — лягушками, лягушки — насекомыми, уничтожают личинки саранчи). Оказывается, и наша земная твердь устроена очень тонко и отзывается даже на сравнительно несильные воздействия. И тут существуют сложные взаимосвязи явлений.
Ледник приводит в движение блоки земной коры. Они начинают покачиваться, подобно чашам весов, выведенным из равновесия. Эти движения разрывают скалы и вызывают землетрясения. А в иных случаях приводят к извержениям вулканов.
Вспомните, что происходит с минеральной водой или лимонадом, когда откупоришь бутылку. Вода словно закипает, пузырится, пенится, стремится вырваться наружу. Может даже получиться крохотное вулканическое извержение. Почему так происходит?
В закупоренной бутылке газу некуда деваться. Он сдавлен и остается растворенным в воде. Как только приоткрылась пробка, появилось свободное местечко, уменьшилось давление — тут газ и рванулся вверх, увлекая за собой воду.
Примерно то же происходит и с глубинными очагами магмы. Когда давление сверху уменьшается (скажем, после таяния ледника), газы и водяной пар из магмы вырываются наружу. Возникают вулканы. (Между прочим, они извергают главным образом водяной пар.)
К сожалению, мне не удалось добраться к вулканам Токипского Становика. Район, где они находятся, не входил в зону обследования нашего отряда. Мы даже не собирали сведения об этих вулканах. Мол, зачем о них знать, если по работе не положено? И без того дел было много.
Оказалось, что знать о вулканах для нас было бы не только интересно, но и полезно. Похоже, что во время великого оледенения в этих краях происходило сразу несколько геологических явлений: грохотали землетрясения, обновлялись горные склоны, извергались вулканы, возникали озерные впадины. И все это было так или иначе связано с деятельностью ледников. Правда, в горах они не столь внушительны, как на равнинах. Зато способны сделать то, что не под силу великим равнинным ледникам: вызывать крупные землетрясения и даже извержения вулканов.
Повторяю: все это мои догадки, предположения. Возможно, на самом деле события происходили иначе. Вулканы, скажем, могли извергаться значительно раньше, во время самого крупного оледенения. Тогда же могли произойти наиболее сильные землетрясения.
Впрочем, серьезные землетрясения, судя по всему, повторялись и позже. Ведь на террасе они оставили следы своих усилий: крупные глыбы. А возраст террасы совсем молодой. Не исключено, что и в наши дни здесь бывают землетрясения. Однако вряд ли они достигнут катастрофической силы. Если за последние тысячи лет разрушительных подземных ударов не было, то вряд ли они вдруг начнутся теперь.
…Сейчас я рассказываю о том, что продумывал на Большом Токо. Осматривая берега реки и озера, склоны гор, камни под ногами, ледяные жилы. И как будто узнавал от них новое, неизвестное для меня.
Мои мысли появлялись не сами собой. Их подсказывала природа. Поэтому и говорят: природовед, натуралист.
Значит: человек узнает, выведывает у природы (раньше говорили — у натуры) ее тайны. И совсем не обязательно быть крупным ученым, чтобы считаться натуралистом.
Надо только захотеть прислушаться и присмотреться к природе. Тогда многие мысли она подскажет. Если, конечно, прежде научиться — по книгам, от учителей — понимать «азбуку природы».
Кстати, размышлял я более всего в маршрутах, вышагивая долгие километры по болотам, тайге, каменистым кручам; выкапывая ямы и расчищая обрывы; записывая и зарисовывая увиденное в полевую книжку. Это была моя работа. И очень здорово, что работа связывала меня с природой, помогала ее лучше понять, изучить.
Вообще то оказалось у нас и такое время, когда мы по большей части бездельничали. Это было вынужденное безделье.
Мы закончили маршруты вокруг своего нового лагеря. Работа подошла к концу. Вдобавок — и это было скверно — подошли к концу запасы пищи.
Конец лета выдался холодным, пасмурным, дождливым. Мы мерзли в своих палатках (печек на всех не хватало), мокли под дождями и ожидали вертолет. Прошла неделя, другая — погода не улучшалась.
Река вздулась от дождей, потемнела и помутнела, рыба ловилась плохо. Охотничьи трофеи тоже были скудными. Муки, крупы, макарон и консервов оставалось не более чем на неделю.
Мы начали экономить еду. Прошла неделя. Летной погоды не было. По радио передавали: обширные циклоны пришли с Тихого океана; бесчисленные толпы облаков двигались в круговороте, не покидая эту часть Дальнего Востока. Дожди сменялись дождями.
Мы собирали и варили грибы — дряблые подберезовики. Вскоре похолодало, и грибы пропали. Ягоды тоже шли па убыль. Мы запрашивали по радио вертолет с продуктами. Нам советовали потерпеть. И погода не налаживается, и положение наше не такое уж плохое. Два других отряда уже неделю голодали по настоящему. Там люди ослабли и не могли отойти от лагеря на рыбалку или охоту: некоторые заболели. Этим отрядам предназначались первые вертолетные рейсы.
Вот почему остались у нас почти только хозяйственные заботы. А это утомительнее, чем работа (когда она интересная, по душе). Я развлекался тем, что уходил к обрыву, к своим знакомым ледяным клиньям. Они постоянно подтаивали, изменяясь, как живые. Каждый раз в них обнаруживалось что нибудь новое.
За три недели ожидания вертолета я привел в порядок свои записи и зарисовки. И мысли свои привел в порядок тоже.
Все таки очень интересно разгадывать загадки природы. В мыслях незаметно превращаешься в крохотного подземного жителя. Проникаешь по трещинам в глубины земли, путешествуешь вдоль и поперек слоев горных пород, наблюдаешь волшебный рост ледяных кристаллов.
Или становишься великаном, оглядываешь всю долину реки, озерные террасы. Читаешь клиновидные письмена на равнинах. Примечаешь особенную форму горных склонов и вершин.
Или безо всякой машины времени переносишься на тысячи, миллионы лет в прошлое. Видишь течение огромного ледника, который выползает из плена скал, сдирая на своем пути рыхлые осадки…
Ни в какой сказке не прочтешь ничего подобного.
В сказках люди сочиняют привычные для себя вещи. Великан — увеличенный человек. Дракон — увеличенная ящерица с крыльями, как у летучей мыши.
Человек не способен выдумать то, чего вовсе не знает.
Попытайтесь вообразить что нибудь совершенно несусветное, не похожее ни на что. Это немыслимо. Человеческая фантазия имеет границы. Она ограничена знаниями.
Научное знание не имеет границ. Оно помогает нам узнать то, что просто так выдумать невозможно: растущие в земле ледяные жилы, давно растаявшие ледники и отгрохотавшие землетрясения, моря на месте нынешних гор.
Наука открывает нам в мире необычайное. Для того, чтобы совершать научные открытия — большие или малые, — надо любить знания и всем сердцем стремиться понять природу.
Когда то путешественники старались побывать там, где еще не ступала нога человека. Теперь на Земле таких мест нет. Зато по прежнему очень много вокруг такого, что остается недоступным для человеческой мысли.
Надо помнить: и теперь остаются неведомые земли, куда еще не проникла мысль человека, где многое предстоит понять, открыть. Для этого вовсе не обязательно ехать в дальние края или улетать в космос. Неведомое вокруг нас, надо только научиться замечать его.
Между прочим, когда пытаешься осмысливать жизнь природы, открывать и постигать неведомое и непонятное, то легче переносить трудности и тяготы геологической работы. И когда для нашего отряда наступили голодные времена, мне на помощь приходили мысли. Они отвлекали от холода и голода, от мучительного ожидания вертолета.
Вынужденное безделье утомляет сильнее, чем тяжелая работа.
…Вдруг с верховьев долины вместе с единственным дождевым облаком спустился к нам вертолет. Мы так долго его ожидали, что не имели сил и желания радоваться. Из вертолета вышел пилот, поздоровался и спокойно сказал:
— Кто летит? Собирайтесь поскорее.
Так закончился этот полевой сезон. Полевой, хотя мы находились в горах. У геологов принято экспедиционные работы называть полевыми.
Мы провели мерзлотную разведку. Теперь предстояло обработать все то, что удалось узнать.
В поле мы собирали факты. Старались понять природу. Многое сделано. Но еще немало остается впереди. Требуется добытые знания использовать для практических дел. Правда, практические дела еще не начались: не разрабатываются здесь месторождения полезных ископаемых, не прокладываются дороги…
Однако всему этому придет черед. Предстоят перестройки природы. К ним надо подготовиться заранее. Для этого составляются карты, на которых наносятся самые разные геологические и географические сведения. Указываются участки, где возможны снежные лавины, каменные обвалы, оползни; где выходят на поверхность или неглубоко залегают подземные воды; где вековая мерзлота припасла свои каверзы…
Все это необходимо показать на картах и разрезах, подробно описать в отчетах. Только тогда наша мерзлотная разведка закончится. Как всякая разведка, она предваряет наступление. И должна быть предельно точной и полной. Тем более, что наступление на природу, перестройка ее — это не военные действия, где главное — подавить противника.
Уберечь, сохранить природу — очень непросто. Потому что мы сами вынуждены вмешиваться в ее жизнь, не можем оставить ее в покое. А по настоящему помочь ей можно только тогда, когда хорошенько ее изучишь, разгадаешь многие ее загадки.
Все это относится, конечно, не только к геологам. Каждый из нас в ответе за родную земную природу.



Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art