Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Картер Браун - Крадись, ведьма! : Часть 5

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Картер Браун - Крадись, ведьма!:Часть 5

 Глава 12

Никто не открыл дверь. Это означало, что никого нет дома. Или означало, что дома кто то есть, но не хочет видеть посетителей. Или что убийство произошло, и я упустил момент.
Пентхаузы недешевы, но со своими отдельными лифтами обладают преимуществом полной обособленности. Я достал из кармана пистолет и выпалил в замок, надеясь, что никто не услышит выстрела. Затем поднял ногу и дважды двинул подошвой в центральную панель двери. Она осела внутрь и криво повисла на петлях.
Я медленно вошел в квартиру с пистолетом в руке, часы под стеклянными колпаками все также толпились на столе, оплакивая потерю своего собрата. Гостиная была пуста, столовая тоже.
Толстяк был в спальне. Он лежал на кровати лицом к стене, и я был рад, что не вижу его. Он так и не успел пристегнуть свои подтяжки. Они свисали вниз, на пару дюймов не доставая до пола, и кровь равномерно капала с них во все расширявшуюся лужу. После того, как я видел Клайда, мне следовало бы привыкнуть, но здесь как то уж слишком было неуютно.
Я прошелся по другим комнатам и никого не нашел. Не было смысла закрывать за собой входную дверь, потому что ее нельзя было запереть. Лэмб никуда не денется, во всяком случае, своим ходом. Я был уверен, что никто не намерен сюда возвращаться. Не спеша спустился вниз и снова вышел на улицу.
Я не спешил и возвращаясь на квартиру Блэров. Если Эдел права, Обри будет дома задолго до моего прихода. Мне начинало казаться, что я нечто вроде курьера, мечущегося между «Западной» и многоквартирным домом, где живут Блэры.
Место для машины нашлось там же, где и в прошлый раз, у самого дома. Я вошел в подъезд и направился к лифтам. Поднявшись на девятый этаж, столкнулся с Обри Блэром. Он ожидал лифт, чтобы спуститься вниз. Его, как более легкого, отбросило назад.
— Извиняюсь, — сказал он, потом, улыбнувшись, добавил. — Хелло, Дэнни! Я вас сразу не узнал!
— Как дела? — спросил я.
— Как обычно, — ответил он.
— Наверное, собрались в одну из ваших поездок.
Он кивнул.
— Как раз отправляюсь.
Я закурил сигарету.
— Я собирался заскочить к вам на стаканчик, но теперь, наверное, не получится, а?
— Извините, Дэнни, — сказал он серьезно, — но у меня нет времени.
— Конечно, как нибудь в другой раз.
— Да, пожалуй, — сказал он и сделал пробный шаг к лифту. Но я не пропустил его, и он опять остановился. Я посмотрел на него и улыбнулся. Он улыбнулся в ответ. Его белые зубы блеснули из за усов. — Ну что ж, — сказал он, — пожалуй, мне надо...
— Как вы считаете, стоящее это дело — уроки сценического искусства? — вежливо спросил я.
Он нервно закусил усы.
— Уроки? — повторил он. — О чем вы говорите, старина?
— Со мной можете не притворяться, Обри, — сказал я. — Ведь это туда вы ездите.
— Откуда вы знаете? — спросил он резко.
— Все знают, — доверительно ответил я. — Все об этом говорят, Обри, и все заодно с вами. Все просто болеют за вас после той пакости, которую вам устроили Вернон Клайд и ваш старик. Все надеются, что у вас это есть, старина, только и всего!
— Что есть?
— Талант. А фальшивая проба, которую они вам устроили, это было нечестно! Они просто хотели над вами посмеяться.
— Откуда вы все это знаете? — снова громко спросил он. — Вы шпионили за мной, Бойд!
— Легче, старина, — сказал я мягко. — Это знают все. Они на вашей стороне, даже если у вас не окажется таланта. Люди скажут, что ваш отец, будучи великим актером, должен был поступить по справедливости.
— Великий актер! — хрипло сказал он. — Он величайший фигляр, которого видел свет! Да я мог бы... — Тут он остановился. — Дэнни! Я только что вспомнил. Ведь Эдел дома! Почему бы вам не зайти к ней выпить?
— Верно! — сказал я. — Блестящая мысль, Обри. Вы просто гений!
Но я не двигался с места, загораживая ему дорогу к лифту. Он переминался с ноги на ногу, а в его глазах нарастала паника. Я посмотрел на его правую руку.
— Какой красивый перстень, Обри, — сказал я с энтузиазмом. — Можно взглянуть поближе?
— Конечно, можно, — прошипел он сквозь зубы и медленно поднял правую руку. Я взял ее и притворился, что рассматриваю перстень. Согнув его мизинец и сжав его в своей ладони, я продолжал сжимать, не отпуская.
Обри стоял неподвижно и не делал никаких попыток вырвать руку. Через минуту он закрыл глаза. Я сжал мизинец изо всех сил, но он даже не скривился. Наконец, я отпустил, и его рука упала.
— Больно было, Обри?
— Нет, — пробормотал он. — Нисколько! — Он открыл глаза. В них было мечтательное, мягкое выражение, которое медленно таяло.
— Обри, вы чудак! — сказал я непринужденно. — Право, я не могу вас раскусить.
Мечтательное выражение исчезло, и в глубине его глаз снова заметалась тревога.
— Дэнни, — произнес он мое имя с запинкой, — мне уже нужно идти. Пожалуйста, пропусти меня!
— Не будьте таким необщительным, Обри, — усмехнулся я. — Это на вас не похоже.
Он безнадежно уставился в потолок, крепко сжав губы. Его руки, сжатые в кулаки, выбивали нервный ритм на бедрах.
— Замечательные новости о вашем отце, — сказал я.
— Что же вы пытаетесь сделать со мной, Бойд? — слабым голосом спросил он.
— Нет, в самом деле, я был не прочь подержать его в этой лечебнице еще немного. Но когда на него навесили ярлык опасного маньяка и убийцы — это было уже чересчур круто, Обри! Хотя теперь это, пожалуй, уже больше не имеет значения. Он скоро будет с вами.
— Еще раз спрашиваю вас, Бойд, что вы пытаетесь со мной сделать?
— Обри! — сказал я. — У нас только дружеская беседа. Только и всего. Что с вами такое? — Я понимающе подмигнул ему. — Маловато женщин в вашей жизни, и это вся ваша беда! Или, может быть, маловато жизни в ваших женщинах! — Я захохотал, будто это была новая шутка, только что придуманная мной. — Вам ведь нравятся девушки, Обри?
Я воспользовался советом Эдел. Я все время наблюдал за его глазами и увидел, как они меняются, сначала медленно, потом быстрее и быстрее. Ненависть и страх исчезли, сменившись ледяным безразличием. Он на что то решился и теперь совсем не боялся меня. Я не мог больше влиять на его чувства.
— Дэнни! — Его губы изогнулись в механическую улыбку и застыли. — Меня только что осенила блестящая мысль. Как раз в это время Эдел принимает ванну. Предположим, я дам вам ключи от квартиры...
— Предположим, — вежливо отозвался я.
— Вы могли бы тихонько прокрасться и застать ее врасплох, может быть, в тот самый момент, когда она вылезает из воды! — Его глаза пристально следили за мной и в них снова было беспокойство. Он не был уверен — забавно ли то, что он предлагает.
— Звучит здорово, Обри, — сказал я. Из его глаз ушла тревога.
— Отлично! — Он сунул руку в карман, достал оттуда ключи и сунул их в мою руку. — Лучше поторопитесь, Дэнни, а то упустите главное!
— Верно, — сказал я, — спасибо, Обри.
— Как нибудь увидимся еще, Дэнни. — Ледяной блеск опять появился в его глазах, еще боле твердых, чем прежде. Он шагнул к лифту, уверенный, что я отойду в сторону. Его улыбка стала неестественной, когда он посмотрел на меня. В уголках его губ таилось самодовольство. — Эдел страшно забавная, правда? — спросил он. — Надеюсь, вы хорошо проведете время, Дэнни.
Дверцы лифта раздвинулись, и в то ж время я схватил его за руку и повернул в сторону его квартиры.
— У вас это так привлекательно звучит, старина, — сказал я, ведя его по коридору, — что я не мог допустить, чтобы вы лишились такого зрелища. Мы оба застанем Эдел в ванной или даже лучше, если она будет выходить из нее.
— Пустите меня! — отчаянно воскликнул он. — Пустите мою руку, черт вас возьми!
— Вы в душе дьявол, Обри, — сказал я. — И чего вы только не придумаете.
— Дэнни! — Он яростно вырывался, но не мог освободить локоть из моей хватки. — Я не пойду туда!
— И откажетесь от такой потехи? — Я покачал головой. — Я вам не позволю лишаться удовольствия...
Мы добрались до дверей квартиры и остановились. Я осторожно вставил ключ в замок и медленно повернул его. Обри перестал вырываться.
Мы медленно вошли в гостиную. Толстый ворс ковра совершенно поглощал звук наших шагов. Может статься, что мы всего лишь застанем Эдел, выходящей из ванны. Всего шесть шагов и мы, действительно, застали ее врасплох, но не выходящей из воды. Еще один шаг — и я бы наступил ей на лицо.
Эдел лежала на спине. Ее обнаженное тело было совершенно расслаблено, а глаза закрыты. Только ее груди, быстро поднимаясь и опадая, выдавали владеющие ею эмоции.
Херби стоял на коленях у ее ног, наклонившись над нею в исступленной сосредоточенности. Он нежно мурлыкал про себя, и его нож поблескивал, отражая солнце, когда рука двигалась, занятая своим делом.
Начиная сразу пониже треугольного шрама на ее правом бедре, новые треугольники образовывали узор, тянувшийся вдоль ноги до самого колена. Лезвие снова задвигалось, еще раз прослеживая тонкий узор, и Эдел заворковала мягко и гортанно.
Я взглянул на стоящего рядом Обри. Его глаза следили за каждым движением ножа, блестя от увлечения. На одно мимолетное мгновение, когда он смотрел на лицо Эдел, в его глазах отразились ревность и зависть. Потом лезвие ножа полностью приковало его восторженное внимание.
Я бросил еще один взгляд на лицо Обри. Оно светилось сосредоточенностью и его дыхание участилось. Через несколько секунд его услышат все.
Моя рука скользнула в задний карман брюк, и пальцы обхватили рукоятку пистолета. Я начал медленно и осторожно вытаскивать его. Я скорее почувствовал, чем заметил движение рядом с собой. Быстро оглянувшись, увидел что глаза Обри расширись при виде появившегося пистолета. У меня в запасе было не более секунды.
— Обри! — громко сказал я. — Вы были правы! Я не поверил бы в это, если бы вы не привели меня сюда! Как вы сказали, они уже больше просто не люди!
Херби издал звериное горловое рычание и прыгнул через внезапно затрясшееся тело Эдел на Обри. Я заметил быстрый взгляд ненависти, брошенный на меня Обри, и почти услышал его беззвучный вопль, когда он увидел метнувшегося к нему Херби и сверкнувший в воздухе нож.
Лезвие описало в воздухе круг слишком быстро, чтобы уследил глаз, но я видел, как кулак Херби резко остановился, когда нож по рукоятку вонзился в тело Обри.
Херби выдернул нож одним быстрым рывком, и Обри стал медленно валиться вперед и упал на Эдел. Она вдруг закричала в дикой панике, отчаянно корчась, чтобы сбросить с себя мертвое тело Обри.
Сжимая в руке пистолет, я выставил его впереди себя. Когда Херби сделал выпад и лезвие мелькнуло вновь, нажал на спуск. Я стрелял до тех пор, пока не кончились патроны. Пули отшвырнули его через комнату. С каждым попаданием тело его неистово дергалось. Он наверняка давно был мертв, но я хотел быть очень уверенным в этом.
Эдел перестала кричать где то посреди всего этого. Ее голова была по прежнему откинута назад, глаза крепко закрыты, а тело изгибалось в какой то только ей доступной муке. Я сразу же понял, что она не может подняться из за тела Обри, упавшего ей на колени.
Я сбросил труп Обри с ее ног.
— Поднимайся! — жестко сказал я.
Она ничем не показала, что услышала меня, но потом медленно подобрала под себя ноги, села, поднялась на колени и наконец встала на ноги.
— У тебя есть пять минут, чтобы одеться и привести себя в порядок, — сказал я холодно. — Ты поняла? Пять минут, и не больше! Если ты будешь готова, я смогу тебя вытащить из этого. Если нет, ничего не смогу сделать. Ты поняла?
Она тупо кивнула.
— Пять... минут... — медленно прошептала она.
— Приступай! — приказал я. — Торопись!
Спотыкаясь, она двинулась к ванной, но потом ее шаги ускорились и, приблизившись к двери, она уже бежала.
Я слышал, как лилась вода, когда подходил к Херби. Он лежал лицом вниз, приводя ковер в негодность.
Лицо Обри было спокойным и совершенно умиротворенным. Мертвым он выглядел даже лучше, чем при жизни.
Я опустился на колени и осторожно разжал пальцы его левой руки. Потом тщательно вытер рукоятку пистолета носовым платком и вложил ее в его ладонь, осторожно сомкнув пальцы. Мне будет недоставать этого пистолета, но расстаться с ним придется.
«Магнум» был зарегистрирован, а этот нет. Никто не сможет установить, что он принадлежал мне. Я забрал его два года назад в Сент Луисе у парня, который свалился мертвым, держа его в руке. Предусмотрительный тип уже давно спилил серийный номер, и получился славный анонимный пистолет.
Я выпрямился и еще раз огляделся по сторонам. Вроде порядок. Снова посмотрел на часы. Пять минут почти истекли. Шум воды прекратился. Я быстро прошел к ванной и открыл дверь. Эдел, должно быть, ушла к себе в комнату одеваться. Я тщательно осмотрел все, но пятен крови не было нигде. Они могли бы осложнить дело, так как никто не поверит, что человек, раненный в живот, зашел помыть руки перед смертью.
Эдел вышла из своей комнаты, одетая в полотняный костюм и заново подкрашенная. Ее лицо осунулось, а глаза запали.
— Теперь спускайся, — сказал я. — Моя машина стоит перед домом, возле самого входа. Жди меня в машине.
— Хорошо, — прошептала она.
Я дал ей тридцать секунд на дорогу, потом подошел к телефону и поднял трубку, предварительно обернув ее носовым платком.
— Дайте мне полицию, — сказал я.
— Слушайте меня внимательно, — торопливо сказал я. — Времени мало. Меня зовут Обри Блэр. — Я продиктовал адрес. — Сюда едет один человек, он садист и убийца. Я думаю, что он убил Вернона Клайда, продюсера моего отца, прошлой ночью. Пошлите кого нибудь в квартиру Клайда проверить. Этого типа зовут Херби, и он все время таскает с собой нож. Он живет с неким Флойдом Лэмбом в одном из двух пентхаузов в «Западном»... Заодно загляните и туда. Но прежде всего пришлите кого нибудь сюда, слышите? Этот Херби вчера вечером напился, и я был с ним. Он наговорил всякой чуши, и я, как дурак, напомнил ему об этом сегодня утром, когда он протрезвел. И вот пять минут назад он позвонил и сказал, что едет навестить меня. Но я не доверяю этому человеку! У меня есть пистолет, и если он на меня набросится с ножом, я буду... — Секунд на пять я прикрыл ладонью трубку. — Он уже здесь, — прошептал я, — мне нужно класть трубку. Торопитесь! — Я осторожно положил трубку на рычаг и убрался из квартиры.
Я быстро вскочил в машину, включил зажигание и отъехал от тротуара. Я торопился проехать хотя бы один квартал, прежде, чем появятся копы, потом это не будет иметь значения. Мы успели проскочить квартал, когда позади нас возник нарастающий вой сирены. Я проехал еще несколько кварталов, заметил свободное место у тротуара и остановил машину.
— Тебе здесь выходить, Эдел, — сказал я. — Не возвращайся домой часов до девяти вечера. Тебя там не было с утра. Поняла?
— Да, — сказала она слабым голосом.
— Тебя, наверняка, спросят, что ты делала целый день, поэтому приготовь ответ. Если ты сейчас зайдешь к подруге, ты можешь сказать им, что с утра бродила по магазинам, а потом навестила подругу. Они проверят это, и все сойдется.
— Я поняла, Дэнни, — сказала она с озлоблением. — Можешь не разжевывать. И чем скорее я уберусь из этой машины, тем лучше.
— Точно.
Она повернулась ко мне лицом.
— У тебя все это было рассчитано, правда? — холодно спросила она. — Днем ты бил меня, пока я не перестала соображать, потом ты ездил к ним, и Херби не оставалось иного выхода, кроме как убить Лэмба, пока тот не убил его!
— Я сожалею об этом, Эдел, то есть, о том, что задал Херби лишнюю работу, ведь Лэмб такой здоровенный, что его нелегко было искромсать!
— Еще пытаешься острить! — прошипела она.
— Угу, — сказал я, — ведь я весельчак, вот и стараюсь получить удовольствие. Тебе нравятся типы, вроде Херби, а мне нравится убивать таких людей!
— Это тебе зачтется! Когда нибудь наступит твоя очередь, Дэнни Бойд!
— Почему бы тебе не выйти из машины? — вежливо спросил я.
— Только когда мне захочется это сделать, но не раньше!
— Ты же знаешь, я бью женщин. Так зачем же нарываться на неприятности?
Она затряслась от ярости.
— Я любила Херби! — резко сказала она. — А ты отнял его у меня! Теперь я совсем одна!
— Сдается мне, одной ты и останешься, — весело сказал я. — Обри умер, а Ники бой вернется к Лоис, не к тебе. Но если у тебя дела пойдут совсем плохо, ты всегда сможешь считать шрамы на бедре у себя и думать о Херби.
Я наклонился и отпер замок, потом вытолкнул Эдел на тротуар и захлопнул дверцу. Возможно, где то в будущем мои чувства к ней изменятся, тогда я пошлю ей в подарок ножницы — просто ради смеха...

Глава 13

— Вы говорили, что уходите на три часа! — холодно сказала Чарити. — Я не знаю, зачем вы вообще надумали возвращаться.
— Это моя квартира, верно?
— А как насчет бедного Николаса? — раздраженно спросила она. — Его, наверное, уже всего свело?
— Ники бой? — озадаченно спросил я. Потом вспомнил все и бросился в спальню.
Два холодных взгляда жестоких глаз безмолвно уставились на меня.
Я развязал ремни и бросил их на пол.
— Вы свободны, и у меня хорошие новости для вас, Ники бой.
Он страдальчески растирал свои запястья и лодыжки. Там, где раньше был его подбородок, красовался огромный фиолетовый синяк.
— Хорошие новости, Дэниел? — спокойно переспросил он. — Чудесно! Я целый день слушал радио. И знаете, что я слушал в течение всего дня, начиная с одиннадцати часов? Что произошла огромная ошибка и что я свободный человек.
Его лицо исказилось от бешеной ярости.
— И вот в течение восьми проклятых часов я лежу здесь, связанный по рукам и ногам, и слушаю, что я свободен... свободен... свободен...
— Это факт, Ники бой. Вы действительно свободны и убирайтесь к чертям собачьим из моей квартиры!
Он хотел что то сказать, но потом махнул рукой и вышел из квартиры.
Я закрыл за ним дверь.
— Вы что нибудь ели? — спросила Чарити.
Я отрицательно покачала головой.
— Что бы вам хотелось поесть? — терпеливо спросила она.
— У меня есть выбор?
— Жареная кукуруза или пшеничные хлопья, — ответила она. — Бифштекс съел Николас.
— Это ему пригодится. Что за женщина эта Лоис Ли!
— Так что же вы хотите: кукурузу, хлопья или Лоис Ли?
Я задумался.
— А что, если мы пойдем куда нибудь поесть?
— По моему, это чудесная мысль, — согласилась она. — Я сейчас оденусь.
Я вспомнил, что сегодня должны вернуть мебель, а я не заглядывал в свой офис, но было слишком поздно. Может, мне предъявить иск за мебель душеприказчикам Херби? Но потом решил, что не стоит, так как я неплохо заработал на этом деле. Если Лоис не забудет про те пять тысяч, которые она обещала за реабилитацию Николаса, можно будет сказать, что итог просто отличный!
Единственную нотку разлада вносила Эдел. У меня было чувство, что она не позволит мне ссылаться на нее в качестве клиента, довольного результатом работы.
К тому времени, когда Чарити была одета и готова идти, я крепко спал в кресле. Она разбудила меня, и по дороге в ресторан я пытался сообразить, почему ей понадобилось столько времени, чтобы одеть это зеленое платье.
После еды мое настроение улучшилось. Я был уверен, что четыре мартини здесь ни причем, но это зеленое платье изменило свои характер.
Когда мы приехали домой, я приготовил для нас «Смеющуюся вдову», потому что случай казался мне подходящим. Выпил бокал и совершенно отключился.
Было уже светло, когда я проснулся, посмотрел на часы и увидел, что уже одиннадцать утра. Должно быть, я проспал четырнадцать часов подряд, но у меня было утешение, что я проспал период похмелья.
Дверь открылась, и вошла Чарити, неся поднос. Она поставила его на кровать возле меня. Там был кофе, полусырой бифштекс и яйца.
— Что ты затеяла? — спросил я. — Готовишь меня к субботнему забегу на полторы мили?
— Суббота сегодня и, к твоему сведению мой агент сказал...
— Как он узнал, что ты здесь? — недовольно спросил я.
— Я звонила ему! — сказала она. — Мистера Лэмба убили вчера ночью. Это на первых страницах всех утренних газет. Ужасно... Этот Херби! А Обри Блэр...
— Я найду это сам, детка. Что там у твоего агента?
— Ну, постановка накрылась, но он получил для меня роль в четырехмесячном турне, которое начинает репетицию в Филадельфии во вторник. Так что в понедельник я тебя покидаю.
Она села на край кровати и оглядела меня с видом знатока.
— Давай ка вернемся к нашему завтраку — ладно? — сказала она. — С тех пор, как ты увез меня с квартиры Вернона и до сегодняшнего утра я один раз пообедала с тобой и смотрела, как ты спишь в течение четырнадцати часов.
— Я...
— Заткнись, — сказала она холодно. — Сегодня суббота. Я сделала покупки на весь уик энд. Здесь полным полно еды и вдоволь спиртного. Ты спал и набирался сил. Нам ни что не мешает устроить такой уик энд, чтобы я могла запомнить его на долгие месяцы, полные изящных молодых людей и скользких старичков, с которыми я неизбежно встречусь в турне.
— Правильно, — смиренно сказал я.
— Телефон отключен по твоей просьбе, — невозмутимо продолжала она. — Они вроде бы сомневались, что я мистер Дэнни Бойд, но я сказала им, что у меня еще не ломался голос. Надеюсь, ты не возражаешь? И теперь, — торжествующе заявила она, — мы можем наслаждаться уик эндом без всяких забот!
— Верно! — сказал я с воодушевлением и, сбросив одеяло, вскочил с кровати. — Куда мы направляемся и что будем там делать?
Щеки Чарити негодующе вспыхнули.
— Дэнни Бойд, — сердито остановила она. — Ты отправляешься обратно в постель!

Предыдущий вопрос | Содержание |

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art