Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Картер Браун - Крадись, ведьма! : Часть 3

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Картер Браун - Крадись, ведьма!:Часть 3

 Глава 7

Я нажал на звонок в третий раз и ждал. Или Клайда не было дома, или его не было дома для меня. Я уже готов был сдаться, когда дверь медленно приоткрылась не больше, чем на шесть дюймов.
Два черных прозрачных глаза неподвижно уладились на меня. На ней был черный свитер, тот же самый, в котором я ее видел раньше, но брюки на этот раз были алыми.
— Привет, Чарити, — сказал я. — Я Дэнни. Вы помните меня?
Она по прежнему стояла неподвижно, просто глядя на меня. Я решил, что это из за неожиданной близости моего профиля. Он всегда действует на дам.
— Вернон дома? — спросил я. — Я хотел поговорить с ним — это займет не много времени.
Дверь медленно открылась еще на шесть дюймов.
— Индиго, — прошептала она.
— А? — Я шагнул в квартиру, закрывая за собой Дверь. — Что вы сказали?
— Индиго, — повторила она. — Ничего, кроме индиго.
Тут я вспомнил объяснения Николаса. Она вся в цветах.
— Где Вернон? — спросил я.
— Клак клак! — сказала она монотонно. — Клак клак, клакати клак, клакати клак...
— Что за чертовщина? — спросил я сурово. — Это международный язык?
Она отвернулась от меня и принялась расхаживать по ковру взад и вперед.
— Клак клак, — продолжала она, — клак клак, клати клак, клакати клак... — Она повторяла все это с той же монотонностью, шагая в такт этой идиотской бессмыслице.
Я дождался, пока она пошла снова в моем направлении и схватил ее за руки, когда она приблизилась.
— Слушайте, — сказал я, — у меня нет настроения валять дурака. Мне нужно поговорить с Верноном. Ее глаза смотрели прямо сквозь меня.
— Я пишущая машинка, — торжественно сообщила она. — Я печатаю, больше ничего. Я не чувствую и не думаю. Я просто делаю свое дело. Клак клак, клакати клак...
— Значит, вы миссис IBM Манхеттена; — зарычал я. — Продолжайте в том же духе, и я хорошенько нажму вам клавиши! В последний раз спрашиваю, где Вернон Клайд?
Она вдруг задрожала и рывком высвободила руку.
— Не спрашивайте, — сказала она. Ее голова медленно поворачивалась из стороны в сторону в такт какому то неслышному метроному. — Не спрашивайте, — повторила она тупо. — Что угодно, только не спрашивайте — На мгновение ее глаза сфокусировались на мне. — Я вас помню тогда на репетиции. Человек случайных занятий. Парень с профилем и сексуальностью, бьющей через край...
— Ну вот, это уже на что то похоже, — сказал я серьезно. — Значит, вы меня помните. Прекрасно! Как насчет Вернона Клайда?
Ее голова по прежнему ритмично вздрагивала.
— Не спрашивайте, — сказала она снова, — только не это.
Еще несколько секунд она увлеченно всматривалась в мое лицо.
— Сексуальность... — Она трижды медленно повторила это слово про себя. — Пожалуй, именно это. Вы можете получить все, что хотите, только не спрашивайте. Чего бы вам хотелось, Дэнни Бойд?
Она подняла руки и одним рывком стащила с себя свой черный свитер через голову. Я был в кое чем прав, когда увидел ее в первый раз. Она не носила бюстгальтера, и этот захватывающий дух вид был настоящим.
— Вы можете получить все, что хотите, Дэнни Бойд. Меня? Если хотите меня — можете взять. Я совсем не против, чего бы не пожелали. Я здесь, чтобы угождать, но не спрашивайте. Вы понимаете это? Вы не должны задавать вопросы.
Как утверждают некоторые люди, у меня иногда бывает глупое выражение на лице. Но сейчас у меня было дурацкое выражение, и она это заметила, но не правильно поняла его.
— Извините, — сказала она, — вы хотите, чтобы я сняла все остальное?
Она расстегнула молнию на брюках и спустила их до щиколоток, а затем взяла и переступила через них. Теперь на ней остались лишь малюсенькие голубые трусики. Я хрипло кашлянул.
— Послушайте, я...
— Понимаю, — вежливо сказала она. — Вы предпочитаете, чтобы я пока их оставила или вы хотите снять их сами? Делайте, как вам это нравится, Дэнни Бойд. Все, что угодно!
Здесь оставалось сделать только одно, и я это сделал. Я размахнулся и ударил ее ладонью по лицу. Раздался громкий болезненный звук. Ее голова дернулась в сторону. Секунду она стояла ошеломленная, потом разразилась слезами. Я подождал некоторое время, пока она поплачет, потом сказал:
— Ладно, так где же Вернон?
Она затряслась, и ее горло судорожно задвигалось, когда она попыталась что то сказать. Потом она отказалась от этой попытки и только кивнула головой на дверь, очевидно, ведущую в спальню.
— Почему, черт возьми, вы не могли сказать это сразу? — мягко спросил я.
Она безмолвно покачала головой, по прежнему не произнося ни слова.
— Я пойду поговорю с ним, а вы пока оденьтесь.
Я подошел к двери и осторожно постучал.
— Вернон Клайд? Это Дэнни Бойд. Мне нужно срочно поговорить с вами.
Из комнаты не донеслось никакого ответа. Я взглянул на Чарити и понял, что задавать новые вопросы будет пустой тратой времени. Она не потрудилась одеться, она по прежнему размеренно шагала взад и вперед с прежним отсутствующим выражением в глазах.
— Клак клак, клакати...
Этого было вполне достаточно, чтобы у человека снова зачесались руки.
Я нажал дверную ручку и толкнул дверь. Она легко распахнулась, и я шагнул в спальню. Горел верхний свет, и комната была ярко освещенной. Это походило на сцену из кошмарного романа.
Никогда раньше я не видел так шикарно обставленной спальни. Потолок цвета слоновой кости с рядом скрытых светильников, заливающих комнату ровным сиянием. Глянцево белые обои на стенах. Пол почти целиком покрыт белым мохнатым ковром. Сама кровать голливудских размеров из белой сосны с черными шелковыми простынями и с подушками в шелковых наволочках цвета вина. Четыре больших зеркала были укреплены на стенах вокруг постели. Они были наклонены под таким углом, что даже, если вы ложились в постель один, каждый раз вы видели вокруг себя компанию для бриджа.
Как я уже сказал, это было похоже на сцену кошмарного романа. Никогда раньше я не видел столько крови. Я даже не знал, что может быть столько крови в теле одного человека.
Кровью была вымазана стена под открытым окном. Темная лужа ее посреди белого ковра все еще растекалась маленькими ручейками у меня на глазах, цепочка крупных алых пятен тянулась через подножье кровати и по черным шелковым простыням к телу Вернона, лежавшему посреди этого алькова.
Я снова овладел своими ногами и подошел поближе. Там я только взглянул один раз и быстро отвернулся. Это была работа маньяка. Маньяка с ножом, который резал и кромсал, и продолжал резать и кромсать уже после того, как Клайд был мертв. Я быстро вернулся в гостиную и закрыл за собой дверь спальни.
Чарити перестала шагать, когда увидела выражение моего лица.
— Индиго, — медленно сказала она, — все индиго. Вот почему я — пишущая машинка. Клавиши ходят взад и вперед, вверх и вниз, в размеренном ритме делая свою работу. Я машина, я просто должна работать, вот и все. Я не должна думать... клак... клак...
Я снова ударил ее по лицу, на этот раз не так сильно, но достаточно, чтобы ее глаза перестали казаться остекленевшими.
— Давайте по порядку, — предложил я. — Как это случилось?
— Вы имеете в виду Вернона?
— Конечно, Вернона! — огрызнулся я. — Как это случилось? Сколько еще трупов в этой квартире?
— Я не знаю точно время, — сказала она. — Час назад, может быть, больше. Такое чувство, будто я всю жизнь прожила здесь за шестьдесят минут, но они были как шестьдесят лет!
— Почему вы убили его? — спросил я.
— Я? — спросила она дико. — Да вы с ума сошли! Я не убивала его!
— Тогда кто?
— Я не знаю.
Внезапно она метнулась от меня прочь.
— Я убью себя! — воскликнула она. — Тогда вы пожалеете, что сказали это!
В углу стоял переносной бар, который теперь не понадобится старику Вернону Клайду. Я достал оттуда бутылку виски и налил в два стакана. Один протянул Чарити Адам.
Она с сомнением посмотрела на него.
— Но я не пью алкоголь, — зло запротестовала она.
— Это в сугубо медицинских целях, — прорычал я. — Пейте!
Мы вместе выпили, и я убрал пустые стаканы в бар. Я закурил. Вскоре алкоголь подействовал на нее, и ее щеки порозовели. Она взглянула на себя в зеркало и ахнула, инстинктивно прикрыв груди скрещенными руками.
— Как я оказалась в таком виде? — прошептала она.
— Это входило в вашу сделку, помните? Вы предлагали себя, только бы я не задавал вопросов.
— Я... что делала?
— Ну, раз не помните, не надо, — сказал я, подошел к бару и с удовольствием еще налил себе виски.
— Пожалуйста, отвернитесь, чтобы я смогла одеться, — попросила она слабым голосом.
— Конечно.
— Теперь можно, — сообщила она через несколько секунд. — Вы можете повернуться.
Она снова была полностью одета, но лицо ее все еще заливал румянец.
— У вас найдется сигарета? — спросила она.
Я раскурил две сигареты и одну протянул ей.
— Спасибо, — поблагодарила она и глубоко затянулась.
— Я не хочу тревожить вас, милая, — сказал я, — но мне даже неприятно напоминать, что Вернон остывает с каждой минутой.
Она сделала еще одну глубокую затяжку.
— Он пошел в спальню, — вяло сказала она. — Я сидела здесь, слушая новую пластинку. Когда одна сторона пластинки кончилась, а Вернон все еще не выходил, я подошла к двери и позвала его, но он не ответил. Он иногда внезапно засыпал. Он мог спать в любом месте — в метро, в ресторанах и...
— Я поверю в это. Что дальше?
— Тогда я вошла в спальню... — Ее голос прервался. — Я вошла только потому, что он мог заснуть с сигаретой или еще что...
— Что потом?
— Потом... ничего... — Она опять содрогнулась. — После этого был сплошной кошмар. Я знала, что нужно вызвать полицию, но телефон — в спальне, а это означало, что надо его увидеть снова! И тогда я поняла, что если вызову полицию, они наверняка подумают, что это сделала я. После этого я впала в какую то истерику, была в каком то непонятном состоянии и появились вы.
— Никто больше не входил в квартиру, пока Вернон находился в спальне?
— Никто! — решительно ответила она.
— Тогда кто же его убил?
— Кто нибудь мог забраться в комнату с пожарной лестницы. Она проходит под окном спальни.
Я вспомнил, что окно в комнате было открыто. Это было не лишено смысла. Он мог стоять спиной к окну и убийца нанес ему удар с пожарной лестницы. Клайд, шатаясь, заковылял к постели, а убийца следовал за ним по пятам, не переставая кромсать ножом.
— Я бы хотела выпить еще, — сказала она.
Я взял ее стакан и наполнил его.
— Спасибо! — Она пила, не отрываясь. Потом чуть подняла голову и посмотрела на меня поверх стакана. — Эта штука хорошо действует на человека, правда? Я начинаю чувствовать себя получше.
— Значит, самое время перестать пить. Чем бодрее чувствуете вы себя сейчас, тем хуже становится после.
— Сейчас мне все равно, — просто ответила она.
— Ну, ладно, я принимаю эту верею с убийцей на пожарной лестнице. Выходит, у вас нет никакого представления, кто бы это мог быть. Сколько примерно времени вы находитесь здесь? Как это случилось?
— Примерно шесть недель, — ответила она небрежно.
— Мне не следовало давать вам больше виски, — угрюмо сказал я. — Хватит шутить!
— Но я не шучу, — холодно сказала она. — Я сказала вам правду — шесть недель.
Я ошарашенно посмотрел на нее.
— Вы что, влюбились в него? В лысую голову или в роль, которую он вам дал?
— Актриса должна испытать настоящую жизнь, прежде чем она может отобразить ее, — серьезно сказала Чарити. — Я женщина и должна испытать переживания, общие для всех женщин.
— Сколько вам лет, Чарити? — устало спросил я.
— Девятнадцать, — вызывающе ответила она.
— У вас нет причины жаловаться: вы, очевидно, быстро набираетесь опыта. Кто еще знал, что вы жили с Верноном Клайдом последние шесть недель?
— Насколько мне известно, никто. Мы были всегда осмотрительны. Я никому не говорила и, уверена, что он тоже.
— Не будьте чересчур уверены.
— Это мерзко так говорить!
— Возможно, но вам лучше собрать свои вещички.
— Куда я пойду?
На мгновение я закрыл глаза, потом опять открыл их.
— Разве у вас нет никаких родственников?
— В Омахе. — Она попыталась улыбнуться. — Не думаю, чтобы они были в восторге при виде меня. Для семьи я блестящий пример того, что может случиться, если девушка пойдет по плохой дорожке. Они все убеждены, что я грошовая шлюха в каком нибудь борделе. Они даже не знают, что борделей больше нет. Конечно, они читали об этом, но они не видели этого своими глазами. Но им и не нужно видеть самим или даже читать, когда речь идет обо мне. Они просто знают это!
— Что нибудь придумаем, — сказал я неопределенно, — а пока собирайтесь.
— Вся моя одежда поместится в один чемодан.
— Прекрасно.
Минут через десять Чарити была готова и ждала меня. В руках она держала старый потрепанный чемодан, с шарфом, плотно обмотанным вокруг головы, и в слишком большом пальто.
Я сполоснул стаканы, которыми мы пользовались, начисто протер ручки на двери спальни, внутри и снаружи, потом проделал тоже самое с входной дверью. Нам никто не повстречался на пути, и это уже было хорошо. Я начал чувствовать себя намного лучше, когда машина отъехала от тротуара.
— Куда вы меня везете? — спросила она. Ее голос был приглушен большим воротником огромного пальто.
— К себе, — ответил я. — Мы что нибудь придумаем, когда доберемся туда, сейчас три часа утра. Неподходящее время обращаться в отель за комнатой.
— Я хотела, чтобы вы поняли одно, мистер Бойд, — сказала она напряженно, — я больше не ищу... опыта...
— Почему бы вам не звать меня Дэнни? — предложил я.

* * *

Мы поднялись в квартиру. Я включил свет и закрыл двери.
Чарити поставила свой чемодан в гостиной, подошла к окну и посмотрела вниз, в парк.
— Как красиво, — вымолвила она вяло.
— Если бы я знал, что вы придете, я окрасил бы все стены в индиго, — сказал я. — Почему вы не снимете пальто и не сядете?
— Я лучше постою, спасибо, — слабым голосом сказала она.
— Черт! — нетерпеливо бросил я. — Вы могли быть для Вернона Клайда Венерой Милосской, но для меня вы всего лишь проблема.
Чарити медленно сняла пальто и села в ближайшее кресло. Она выглядела такой пришибленной, как банковский счет в конце месяца. Я предложил ей сигареты и виски, но она отклонила и то, и другое. Тогда я предложил это Дэнни Бойду, который был не так глуп, чтобы отказываться.
— Не забудьте, — сказал я, — в случае, если кто нибудь спросит, вы несколько раз бывали в квартире Вернона Клайда — и это все!
— Тогда где же я жила последние шесть недель? — безучастно спросила она.
— Здесь. Никто не может этого проверить.
— О?
Я допил и отнес стакан на кухню. Там, как всегда, был беспорядок, но терпимо.
— Там есть кофе, — сказал я ей, вернувшись в гостиную. — Мясо в холодильнике, если вам захочется есть. Вам лучше остаться здесь до утра, а там мы найдем для вас другое место. Можете располагаться в спальне.
— Спасибо, — неуверенно протянула она. — Вы не забыли, что я сказала, Дэнни? Я больше не хочу никакого опыта!
— Не волнуйтесь, я опять ухожу, — сказал я. — Для дамы, которая сбрасывала передо мной одежду только час назад, вы здорово изменились!
Впервые ее улыбка стала настоящей.
— Это была моя ошибка, — мягко сказала она. — Вам следовало воспользоваться предложением, пока оно еще было в силе!
— Вот довод, который надо запомнить до следующего раза, — скорбно посетовал я. — Извините, я сейчас.
Я вдруг вспомнил, что мог бы посетить толстяка и Херби еще до исхода ночи. Не могу утверждать, что при нашей первой встрече я приобрел друзей, даже если и повлиял на переносицу Херби и его почку. Пожалуй, если и отправлюсь к ним с визитом, следует прихватить с собой друга.
Мой друг находился в верхнем ящике бюро в спальне. Два друга, если быть точным. «Магнум» и «Смит и Вессон» 38 го калибра. «Магнум» остановит кого угодно, включая слона, но если вы попытаетесь носить его в плечевой кобуре, вам придется ходить, перекосившись на бок.
Я решил, что «Смит и Вессон» вполне способен остановить Херби или Лэмба, поэтому проверил магазин и сунул пистолет в задний карман.
Чарити наблюдала за мной.
— Куда вы собрались?
— Я ухожу. Вернусь, примерно, к завтраку. Если не вернусь, пусть это вас не беспокоит. Ждите меня здесь и никому не открывайте дверь. У меня есть свой ключ. Если я вернусь рано, буду опять спать на диване.
— О'кей, Дэнни. — Они тихо улыбнулась. — Знаете, а вы на самом деле неплохой! Вы хороший парень, и в вашей квартире я чувствую себя в безопасности. У меня раньше никогда такого чувства не было.
— А вы хитрая! — сказал я.
Ее улыбка стала заметнее, приобрела оттенок самодовольства.
— Не успеете оглянуться, как я приучу вас относиться ко мне, как к сестре!
— Никогда! — твердо заявил я. — Или, во всяком случае, не раньше, чем вам станет необходим бюстгальтер.
— Пока, Дэнни, — непринужденно сказала она. — Только один вопрос: как вы думаете, кто убил Вернона?
— Сейчас у меня нет ни малейшего представления, — честно признался я. — Пока, Чарити. В ящике комода есть шелковая пижама, если вас интересует цвет индиго. — Я подмигнул ей прежде, чем закрыть дверь.
Я был уже в подъезде, когда ее вопрос дошел до меня. Так кто же убил Клайда? И тут мне представились, одна за другой, две яркие отчетливые картины. Сначала спальня Клайда, какой она была, когда я вошел. Вся залитая кровью, с телом поперек кровати. Потом вид моего офиса, когда Херби оглушил меня кастетом. Я вспомнил, что я чувствовал, когда цеплялся за край стола, мучительно пытаясь встать на ноги.
Затем в быстрой последовательности прошла крупным планом моя новая мебель, предмет за предметом. Я снова видел лужу чернил посреди ковра, глубокие ножевые порезы на белой кожаной обивке кресел и правильные четырехдюймовые интервалы между порезами. Перед моими глазами еще успела промелькнуть изуродованная крышка стола, прежде чем картина померкла и исчезла.
К машине я подходил уже не таким бодрым шагом. Тяжесть «Смит и Вессона», хлопавшего меня по бедру, не придавала мне особой уверенности в эту минуту.

Глава 8

Четыре тридцать утра чертовски неподходящее время для возобновления знакомства с человеком, который обменялся с тобой едва ли полудюжиной слов.
Но нужда заставит, как сказал один парень на необитаемом острове, когда увидел, что кроме него от кораблекрушения спаслась только его теща.
Я нажал на звонок у дверей и ждал, как мне пришлось ждать у дверей Клайда. Я очень надеялся, что не обнаружу здесь еще один труп, так как одного трупа уже было достаточно для одной ночи.
Когда я протянул руку, чтобы нажать на кнопку во второй раз, дверь приоткрылась на пару дюймов: достаточно, чтобы была видна накинутая цепочка.
— Кто там? — спросил женский голос.
— Дэнни Бойд, — ответил я. — Нас познакомили на репетиции пару дней тому назад.
— Я вас помню, — сказала она без особого волнения в голосе. — Что вам понадобилось в такой поздний час?
— Я хотел поговорить с вами о Николасе Блэре, — выдал я безо всяких хитростей. — Это важно и неотложно.
— Подождите минутку.
Послышался лязг цепочки, снимаемой с крючка, и дверь широко распахнулась.
— Пожалуйста, проходите в гостиную, мистер Бойд, — сказала Лоис Ли. — Я присоединюсь к вам через минуту.
Я последовал приглашению, утопая по щиколотку в глубоком ковре, закурил сигарету и огляделся. Квартира оказалась больше, чем я ожидал, и была обставлена прекрасной мебелью. Я подумал, что Лоис Ли должна быть более крупной фигурой в театральном мире, чем я думал. Только этим можно объяснить такую квартиру.
Двумя минутами позже она вошла в комнату в пеньюаре, шлейфом развивающемся у нее за спиной. Я подумал, что у нежной, облегающей и полупрозрачной материи ее пеньюара не было никакой возможности скрыть это великолепное тело. Мягкая материя скромно льнула к ее бедрам, подчеркивая их самым нескромным образом. Я начинал пересматривать свое первоначальное мнение. Если Обри рассказал правду, Ники бой знает, что делает.
— Бойд, — сказала она, — Дэнни Бойд, я помню. Вы не возражаете, если я буду называть вас Дэнни? А вы зовите меня Лоис.
— Отлично, — согласился я.
— Хотите кофе, Дэнни?
— Нет, спасибо. Никак не соображу, что сейчас — вечер или утро, так что пока воздержусь.
Она кивнула и принялась поправлять пеньюар.
— Эти проклятые платья никогда не сидят на мне, как следует, — сказала она, — сама не знаю, почему.
— Вы сложены не для них. Не для того вам дано такое тело, чтобы закрывать его! Это было бы нечестно по отношению к нам.
— Я вижу, вы опасный молодой человек — весело молвила она. — Почему бы нам не сесть на кушетку, чтобы я могла определить, насколько вы опасны.
Мы сели на кушетку, и ее мраморное бедро прижалось к моему крепко и беззастенчиво.
— Удобно? — спросила она.
— Замечательно!
— Хорошо, — сказала она решительно. — А теперь рассказывайте, что это за такие важные новости о Николасе?
— Вы слышали, что с ним случилось?
— Без подробностей. Я слышала последние известия по радио. Я подумала, что, должно быть, схожу с ума. Бедного Ники признали сумасшедшим, а теперь он сбежал и его называют опасным маньяком. Вам эта история известна целиком, Дэнни?
— Большая ее часть. Я думал, может быть, вы ее уже знаете.
— Откуда мне ее знать?
— Я думал, что, может быть, Ники бой придет сюда.
Она невинно посмотрела на меня.
— Зачем бы ему это делать?
— Насколько я слышал, у него есть на это причины.
Она непринужденно засмеялась, и ее массивная грудь едва не стряхнула с себя последние следы скромности.
— Вы такой вежливый, Дэнни, — сказала она. — Вы имели в виду, что у меня с ним роман? Кто вам это сказал?
— Его сын.
— Обри? Это волосатое чудовище. — Она презрительно фыркнула. — Как только мог Ники произвести на свет такое чудовище? Этого мне никогда не понять! Вместо того, чтобы сплетничать, держался бы за своих репетиторов и, может быть, лет через десять он мог бы получить роль в каком нибудь любительском спектакле где нибудь в захолустье.
— Что вы говорите? Он актер?
Она энергично затрясла головой.
— Никоим образом. Он им никогда не будет. Но у него есть тайные мечты. Он занимается с репетитором по крайней мере три раза в неделю. Я знаю это только потому, что один мой близкий друг дает ему уроки. Но Обри предпочитает держать это в секрете.
— Для меня это новость, — сказал я вежливо.
— Но мы, кажется, хотели поговорить о Ники, — сказала она, — так что давайте говорить о нем. Что именно важно и неотложно?
— Я предпочел бы сообщить это непосредственно ему, — небрежно бросил я. — Он здесь, не так ли?
— Разумеется, нет! — нетерпеливо возразила Лоис. — Если вы мне не верите, посмотрите сами.
— Жаль, — сказал я, — но рано или поздно он здесь появится. Сейчас ему позарез нужен друг, а вы, по моему, единственный друг, который у него есть.
— Я не друг, Дэнни. Я его любовница, если угодно. Так или иначе, я больше, чем просто друг.
— Тем более, он придет к вам.
— И что же?
— Скажите ему, что мне нужно с ним поговорить. Скажите, ему, что я смогу ему помочь.
— Так же, как вы помогли упрятать его в лечебницу? — холодно проговорила она.
Я поднялся на ноги.
— Так что, он здесь?
— Я же сказала, его здесь нет!
— Он должен быть здесь, — настаивал я. — Иначе как бы вы могли узнать, что я участвовал в этом?
Лоис Ли быстро вскочила на ноги. Мой рост больше шести футов, но ее глаза были на одном уровне с моими, когда она пристально взглянула на меня.
— Ладно, — сказала она, — он был здесь, но сейчас его уже нет.
— Вы уверены?
— Конечно, уверена! Я говорю вам правду. Мне больше не нужно притворяться. У меня хватило глупости признать, что я видела его и говорила с ним. И теперь вы узнали все, что можно. И я думаю, что на этом наша беседа окончена, Дэнни!
— Куда он пошел?
— Вы думаете, что я сказала бы вам об этом, Дэнни? Каким наивным вы можете быть!
— Скажите мне только одно, — настаивал я, — он не собирался повидать Вернона Клайда?
Она слегка побледнела.
— Странный вопрос, Дэнни!
— Так он собирался к нему или нет?
— Почему это так важно?
— Вернон Клайд мертв, — сказал я грубо. — Кто то искромсал и исколол его ножом, кромсал даже после его смерти. Я видел труп Клайда в его собственной квартире.
— Я... не могу... — Она пошатнулась, зрачки ее глаз закатились под веки. Потом она качнулась вперед и грохнулась на пол с глухим стуком. Возможно, я бы успел ее подхватить, но от этого не было бы проку, так как она увлекла бы меня с собой.
Я вышел на кухню и достал из холодильника поднос со льдом. Я отнес его в гостиную, где Лоис по прежнему лежала на полу, спокойно дыша. Вода могла испортить ковер, а мне не хотелось его портить. Я встал на колени и осторожно сунул три кубика льда за кружевной лиф.
Через две секунды она села и выпрямилась с пронзительным визгом. Визг превратился в всхлипывания, сменившиеся продолжительным вздохом облегчения, когда ее отчаянно шарящая рука выудила последний ледяной кубик из его теплого растапливающего убежища.
Она злобно уставилась на меня.
— Вы это сделали!
— Признайтесь, это было эффектно, — сказал я, — и ковер не пострадал.
— По моему, это нечестно, — плаксиво сказала она. — Девушка теряет сознание, и вы первым делом нескромно обходитесь с ее грудью.
— Я не сделал ничего нескромного, — запротестовал я. — Если вам это не нравится, то вы можете их вынуть!
Лоис поднялась на ноги, с трудом преодолела пять футов, отделявшие ее от кушетки, и с облегчением опустилась на нее. По выражению ее лица я вдруг понял, что часть льда все еще остается на свободе. Потом она взвизгнула и судорожно изогнулась.
Со слабым и жалобным звуком кружево и тонкая материя отказались от непосильной задачи, и ее пеньюар лопнул спереди до самого пояса. Она оглядела себя без всякого смущения и с внезапным криком восторга выхватила наглый остаток льда из самой середины бюста и отшвырнула его прочь.
— Так то лучше, — сказала она, с удовлетворением глядя на меня. — Я все таки думаю, что вы сделали это нарочно, Дэнни Бойд!
Я почувствовал, что на моем лице застыло выражение благоговейного восторга.
— Лоис, — произнес я приглушенно, — вы могли бы разбогатеть, показывая это экскурсантам.
Она начала смеяться и вдруг остановилась.
— Дэнни! Теперь я вспомнила! Вы что то говорили в отношении Вернона Клайда? Это правда? Ведь вы бы не стали такое выдумывать?
— Это правда, — спокойно сказал я. — Так как же насчет Ники боя? Говорил он, что пойдет к Вернону, когда уходил отсюда?
Она беззвучно кивнула, потом энергично расправила плечи.
— Но Ники не мог этого сделать. Я просто уверена в этом!
— Может и нет. Но если это был не Ники бой, значит, кто то здорово попытался подставить его!
Лоис задумалась.
— Я ничего не понимаю, — наконец, сказала она. — И меньше всего понимаю вас. Почему вы так заинтересованы в Ники? Вы все еще работаете на эту ведьму Эдел?
Я сел рядом с ней на кушетку, где великолепный ландшафт не так отвлекал меня и закурил сигарету.
— Только не смейтесь, — предупредил я, — но у меня есть своего рода этика. Я никогда не предаю клиента. Эдел наняла меня, чтобы избавиться от Ники боя. И я это сделал. Но мне это не понравилось. Вот я и думаю, как мне выкрутиться из этого положения. Моя работа на Эдел закончилась, и между нами не было договора, что, упрятав ее мужа, я не буду стараться потом вызволить его.
— Понимаю, — медленно произнесла она. — Но это звучит совершенно непохоже на того Дэнни Бойда, которого я начала узнавать.
— Конечно, здесь есть одна маленькая деталь, которую нужно принять во внимание, — сказал я. — Эдел заплатила мне десять тысяч, чтобы засадить его туда. Я был уверен, что Ники бой с радостью заплатит мне более существенную сумму, чтобы я вызволил его оттуда.
— Вы самый настоящий пират, Дэнни!
— Я бизнесмен, — возразил я, — и не спрашивайте, какая здесь разница.
Лоис настороженно посмотрела на меня.
— А почему вы мне все это рассказываете?
— Потому что дело обернулось не так, как надо, — признался я. — Вчера вечером я поехал в лечебницу, чтобы сделать свое предложение, но оказалось, что Ники бой вырвался на свободу без моей помощи. Теперь над ним висит обвинение в убийстве, и мои услуги обойдутся ему гораздо дороже, но даже я не могу его найти, чтобы объяснить ему это. — Я огорченно покачал головой. — У меня еще никогда не было такого паршивого клиента!
— Вы так и не объяснили, почему вы доверяете мне, — невозмутимо сказала она. — Но я начинаю понимать, куда вы клоните.
— Вы сообразительная девушка, Лоис, — сказал я. — В некоторых отношениях, а во всех других отношениях вы просто великолепны! Так вот, девушка с вашей внешностью, индивидуальностью и репутацией, уж не говоря о дорогой квартире с дорогой обстановкой...
— ...заплатит даже больше, чем заплатит Ники, за возвращение ее единственной любви, — закончила она за меня. — Вы на это рассчитываете?
— Да, — честно признался я.
Она взглянула на зашторенное окно с пробивающимися тут и там полосками серого цвета. Наступал рассвет.
— Светает, — сказала она. — Я думаю, нам пора выпить кофе. Пойду приготовлю.
Я подпрыгнул на несколько дюймов, когда повеселевшие пружины кушетки освободились от ее тела.
Через несколько минут вошла Лоис с подносом в руках. Она поставила его на столик возле кушетки и налила кофе.
— Со сливками? — спросила она.
Я содрогнулся.
— Они прокиснут, едва завидев меня. Только сахар.
Она подала мне чашечку. На краю блюдца лежал свернутый чек. Я быстро развернул его. Чек был выписан на мое имя на пять тысяч долларов.
— Вы наняты, Дэнни, — невозмутимо проговорила она. — Это задаток. Я заплачу вам еще пять тысяч, если вы докажете, что Ники не убивал Вернона Клайда, или найдете настоящего убийцу. А когда весь этот вздор с невменяемостью будет окончательно выяснен вами, я заплачу вам пять тысяч дополнительно. Этого достаточно?
— Вполне, Лоис, — сказал я. — Приятно иметь клиентом настоящую леди.
— И часто это бывает? — лениво спросила она.
Я проглотил кофе и встал.
— Ну что ж, если я опять, нанят, мне следовало бы пойти и постараться найти Ники, пока меня не опередили копы.
— Правильно, — одобрила она. — К тому же это избавит меня от искушения.
— От искушения?
— Добавить ваш скальп к моей коллекции, — невозмутимо сказала она.
— Я не такой уж бледнолицый, мадам, просто я давно не был во Флориде.
Она сделала глубокий вздох, прекрасно сознавая эффект, производимый каждым кубическим дюймом воздуха, входящим в ее легкие. Опять послышался слабый звук, когда нежная материя расползлась до самых ее колен.
— Вы думаете, я не смогла бы, Дэнни? — спросила она, осторожно вздыхая.
— Нет, — сказал я, — только шевельните мизинцем и этого будет достаточно.
Неожиданно раздался звонок. На лице Лоис мелькнуло раздражение, почти сразу же исчезнувшее. Она быстро встала.
— Должно быть, я схожу с ума! — произнесла она взволнованно. — Наверное, это Ники. — Она шагнула к двери и едва не упала, споткнувшись об остатки пеньюара. Она оглядела себя и медленно покачала головой. — Лучше откройте вы, Дэнни. Я не хочу, чтобы с ним случился инфаркт.
— Конечно. — Я прошел к двери и открыл ее.
Херби сделал короткое движение правой рукой, и кончик его острого ножа уперся мне в пупок. Я заметил широкую полоску пластыря на его переносице и это доставило мне некоторое удовольствие, но не очень большое.
— Сделайте что нибудь отчаянное, мистер Бойд, — попросил он. — Пожалуйста!

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art