Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айрис Джоансен - Замок на песке : Часть 7

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Айрис Джоансен - Замок на песке:Часть 7

 8

~ Это невероятно! – Лили с восторгом смотрела на словно сошедший со старинной китайской гравюры мостик над бурлящим потоком воды, на поросшие мхом камни, на сосны на берегах. – Этот парк выглядит не хуже Орегонского национального заповедника, с той лишь разницей, что находится как раз посреди пустыни. Как такое возможно?
– Я уже говорил, все мы – исключительно талантливые люди. – Эндрю открыл дверцу машины и помог ей сесть. – И все мы любим экспериментировать. Правду сказать, иногда даже чересчур. Совету пришлось принять постановление, что каждый проект подлежит предварительному всеобщему обсуждению, а уж потом воплощается в жизнь. Иначе здесь могут такое натворить…
– Это надо было увидеть. Представить все это было бы невозможно. – Лили обернулась и еще раз взглянула на сказочный пейзаж. – Необычно, но просто великолепно!
Эндрю улыбнулся.
– Я был уверен, что тебе у нас понравится. Я рад, что не ошибся. – Он захлопнул дверцу, обошел машину и занял место водителя.
– Разве это может не понравиться?
В самом поселении все было подчинено идее удобства жителей. Люди, которых Лили встречала в течение всего дня, были спокойны и приветливы и ничем не отличались от жителей маленьких американских городков. Хотя нет, это было не совсем так. Она нигде не видела скучающих, ничем не занятых людей. Их отличали энергия и бодрость, что не могло не вызвать радостный отклик в душе Лили.
Эндрю повернул ключ зажигания и, глядя прямо перед собой, тихо спросил:
– Ты больше не считаешь нас странными?
– Нет. – Лили уже думала об этом. – Ты знаешь, за сегодняшний день мне ни разу не пришло в голову, что те, с кем мы общаемся здесь, хотя бы в чем то необычны. Вокруг милые, дружелюбные люди.
Довольная улыбка засияла на лице Эндрю.
– Именно так! Мы такие и есть. Просто проблемы у нас немного другие, чем у большинства людей.
Ее глаза задорно сверкнули.
– Похищения, иностранные агенты, насилие…
– Нет, это происходит не каждый день, – быстро перебил ее Эндрю. – Мы живем мирно.
– Но ты ведь не живешь безвылазно в Седихане, – строго сказала она. – Например, что ты делал в университете Франклина девять лет назад? Ты что то говорил о терапии?
Эндрю кивнул.
– Генри нужна была помощь с пациентом в состоянии комы, с которым он не мог войти в контакт, Он послал сигнал SOS, и мы приняли его и поспешили на помощь. Вот так мы познакомились.
– А Генри тоже член Кланада?
– Нет, но он верит в нас, в то, что мы делаем.
– А мне пока еще трудно все это принять.
– Почему? – хмуро спросил Эндрю.
– Ну… Во первых, меня беспокоит ситуация с искусственным оплодотворением. Почему вы не ставите в известность будущую мать о том, какой телепатический «сюрприз» ждет ее через несколько лет? А что, если она не захочет иметь такого ребенка?
– Мы говорим с ними об этом.
– Что? – переспросила Лили, не веря своим ушам.
– Всем им сообщают, что их донор имеет телепатические способности, которые могут быть унаследованы. – Он пожал плечами. – Но большинство из женщин воспринимает эту информацию скептически.
– А со мной никто не говорил.
– Знаю. – Эндрю сильнее сжал руль. – Я боялся, что ты отвергнешь меня. Я уговорил Генри не давать тебе сведений о специфической особенности донора. Я знаю, что это было против правил, но… – Он запнулся и в изумлении посмотрел на нее.
Лили смеялась.
– Так ты не сердишься?
– Наверно, я должна сердиться. Вы не оставили мне возможности выбора. – Она открыла дверцу. – А ты знаешь, что бы я сделала, если бы Генри мне все рассказал? Я бы так же, как другие женщины, назвала все это чепухой. Я так хотела ребенка! Генри гарантировал здоровье, а все остальное было неважно, даже если бы я услышала, что донор может гнуть ложки усилием воли. – Она выбралась из машины и посмотрела на него. – А кстати, ты и это можешь?
Эндрю покачал головой.
– Этим я не занимаюсь. – Он вышел из машины и захлопнул дверцу. – Гуннар, возможно, смог бы, но не думаю, что он захочет тратить на это время.
Лили двинулась по тропинке, ведущей к дому.
– А бывали случаи, когда мать отказывалась от донора после такой информации?
– Нет, ни одного. – Он догнал ее и пошел рядом. – Женщине бывает даже интересно, что получится.
– Так почему же ты сомневался в том, как я к этому отнесусь?
– Потому что ты была тогда в сложном душевном состоянии, а для меня все было слишком серьезно. – Он прямо посмотрел ей в глаза. – Я не хотел рисковать. Ты слишком много значила для меня.
У Лили внезапно перехватило дыхание, и она мгновенно ощутила на своих сосках ткань лифчика. Окинув взглядом все его крепкое, упругое тело, она опустила глаза.
– А какой смысл в распространении этой вашей психической аномалии? Мир прекрасно обходился без этого на протяжении веков.
– Это и не является нашей целью, – удивленно сказал Эндрю. – Нам достаточно того, что большинство детей будут иметь только некоторые телепатические способности, вроде Кэсси.
– Тогда почему вы этим занимаетесь?
– Высокий интеллектуальный уровень вполне может быть унаследован, и мы не считаем справедливым иметь монополию на него.
Лили резко остановилась.
– Подожди ка. Я, видимо, что то упустила. Эндрю нахмурился.
– Я же рассказывал тебе, что несколько добровольцев в Гарвании подверглись воздействию определенного вещества.
– И благодаря этому получили телепатические способности?
– Это был только побочный эффект. Вещество заставило работать еще примерно тридцать процентов клеток мозга. Мне казалось, ты это поняла еще тогда, в мотеле.
– Не помню, чтобы ты говорил об этом, – растерянно сказала Лили.
– Участники эксперимента не стали от этого сверхумными людьми, у них расширились возможности процесса познавания.
– Просто какая то колония гениев, – задумчиво пробормотала Лили. – Неудивительно, что власти Саид Абабы стремились подчинить Кланад себе.
Эндрю выглядел смущенным.
– Это не делает нас отличными от всех остальных.
– Ничего подобного. – Лили быстро соображала, – Так вот в чем дело! То, что Кэсси оказалась вундеркиндом, было запланировано, не так ли? Значит, и другие ваши дети так же талантливы?
– Более или менее. Она тряхнула головой.
– Я чувствую себя, как Алиса в Зазеркалье.
– Не понимаю, что тебя так беспокоит? Я говорю тебе, это просто принципиально иные способности. Мы такие же люди. Мы делаем глупые ошибки. Мы влезаем, куда не просят. – Он с бесконечной нежностью коснулся пальцами ее щеки. – Мы влюбляемся в женщин, которые отказываются нас любить.
– Эндрю… – Она беспомощно посмотрела на него. Только что полученные сведения могли встревожить и оттолкнуть ее, но почему то этого не произошло. Не было ничего пугающего ни в Эндрю, ни в Гуннаре, ни в любом из тех людей, кого она встречала здесь, в Седихане. Что касается Эндрю, то он был самым человечным и ранимым из всех, кого она когда либо знала. Даже от одного взгляда на его тонкое, мягкое лицо у нее сладко замирало сердце.
– Я должна идти в дом, – остановила она себя.
– Еще минутку. – Его палец скользнул по ее щеке, потом по шее. – У меня такое чувство, будто я не касался тебя уже целую вечность. А тебе так не кажется?
– Кажется. – Его прикосновение было легким, как касание крыла бабочки, однако оставляло за собой трепещущий огненный след. Эндрю положил палец в ямку на ее горле, и она почувствовала скачок пульса.
– А ты помнишь ту первую ночь, когда пришла ко мне? – Его лицо вспыхнуло, а в глазах засверкал огонь. – Ты была так напряжена, а я боялся, что тебе будет больно. – Он улыбнулся, ощутив скачок пульса под пальцем. – Но ты прижимала меня все крепче и крепче, пока мне не показалось, что я сейчас сойду с ума.
Эта ласка, эротические воспоминания, которые он будил, хвойный запах его одеколона, само его присутствие рядом лишали ее сил, у Лили кружилась голова. Она чувствовала, как подтянулись мышцы живота в ответ на разгорающееся внутри пламя.
– Я хотел бы этого опять. Прямо сейчас.
– Нет, ведь Кэсси…
– Ну тогда ночью. Ты будешь ждать? Она молча кивнула.
– Я приду в одиннадцать.
Лили попыталась улыбнуться дрожащими губами. – Кажется, меня опять соблазняют.
– Я стараюсь изо всех сил. – Эндрю вдруг улыбнулся совсем по мальчишески. – Подумай, Лили, в настоящей постели! И у меня будет целая ночь, чтобы насладиться твоим телом, играть с тобой, держать тебя в своих объятиях, просто лежать с тобой рядом! Не правда ли, замечательно?
Прилив материнской нежности смял последнюю ее защиту. До чего он мил, думала Лили. Наконец то и ее нашло счастье.
– Да, замечательно, – тихо прошептала она. – А миссис Маггинс позволит?
– Миссис Маггинс любит, чтобы я получал то, что мне нужно. – Эндрю наклонился и крепко поцеловал ее. – А ты мне нужна. Я пошлю ее нянчить Кэсси. – Он открыл дверь и слегка подтолкнул Лили в дом. – Поужинай и хорошенько отдохни вечером. Потом тебе уже будет не до отдыха.
– А ты? Он замялся.
– Я должен отлучиться по делам примерно на час, не больше.
– Куда ты, в госпиталь? – Лили озабоченно взглянула на него. – Ты будешь делать то же, что делал с Кэсси?
Эндрю покачал головой.
– Нет, не в этот раз. Сегодня у меня просто проверка. – Его глаза лукаво блеснули. – Обещаю тебе, что сохраню достаточно энергии на потом!
Он еще раз поцеловал ее, повернулся и легко сбежал по дорожке к машине.

* * *

Лили рассматривала свое отражение в зеркале ванной комнаты. Она не нравилась себе. Слишком бледна? Да, пожалуй. Надо добавить еще косметики. Разумеется, изумрудно зеленый цвет атласного халата очень идет к ее каштановым волосам, но она давно отвыкла от ярких красок. Может быть, лучше переодеться, пока Эндрю не пришел? У нее еще есть пятнадцать минут…
Да в чем же дело, раздраженно подумала Лили, что она тут дрожит, словно юная девица? Не приснились же ей те страстные свидания на пляже! Она чувствовала себя ужасно скованно, внутри все похолодело от волнения.
Да, конечно, надо переодеться, решила она, открывая дверь в спальню. Коричневый скромный цвет вполне соответствует ее характеру. В коричневом ей было бы спокойнее…
Войдя в спальню, она остановилась от неожиданности. На широкой кровати лежал Эндрю. Он не сводил с нее горящих желанием глаз. При виде ее медленная улыбка осветила его лицо.
– Я не мог ждать!
Она глубоко вздохнула, выпрямилась и двинулась к нему.
– Ты меня удивил.
– Я считаю, что надо все решить сразу. Я боялся, что ты передумаешь. – Он вопросительно посмотрел ей в глаза. – Что ты скажешь мне?
Лили нервно облизнула губы, останавливаясь перед ним.
– Не делай далеко идущих выводов. Я здесь, но это не значит…
– Ш шш! – Он встал на колени на кровати, и упавшая простыня открыла все великолепие его возбуждения. – Перестань бороться со мной. Мы оба знаем, что нас влечет друг к другу. Но между нами есть нечто гораздо большее, чем секс. Ты сделала еще один шаг ко мне. – Он развязал ее пояс и распахнул полы халата. – Я прав, любимая?
Эндрю был прав. В этот раз никакого соблазнения не требовалось. Лили сама решилась принять его, и это значило больше, чем она готова была признать.
– Давай потушим свет.
– Оставь! Я хочу тебя видеть. – Он вступил в игру, слегка покусывая грудь Лили. – Тот фонарик был слишком тусклый. – Ты ведь не будешь возражать? Ты такая красавица!
Огонь пробежал по ее жилам от его ласки.
– Нет, – прошептала она, задыхаясь. – Все, что угодно…
Он притянул ее вниз, на постель, и моментально глубоко вошел в нее. Она ахнула и, обняв его за плечи, притянула к себе.
– Я это чувствую, – усмехнулся Эндрю. – Все, что угодно! – Его толчки приобрели сильный, быстрый ритм. – Все на свете!

* * *

Что то разбудило ее.
Лили в панике замерла, мгновенно вспомнив то, как похитители вломились к ним в домик.
Но нет, Кэсси в безопасности, Они – в Седихане, а рядом с ней – Эндрю, и она, лежа на его плече, могла слышать биение его сердца. Что то ей явно показалось. Но нет! Эндрю повернул голову. Он тоже встревожен!
– Господи, она открывает
– Кто? – прошептала Лили.
– Я запер дверь, когда пришел сюда, кажется, теперь и это для нее не препятствие.
Дверь отворилась, и миссис Маггинс вкатилась в комнату. Лили не могла удержаться от смеха.
– Чего тут смешного? – спросил Эндрю. – Как, черт возьми, она справилась с замком?
Напевая ирландскую колыбельную, миссис Маггинс остановилась у кровати, нагнулась, аккуратно укрыла их одеялом и тщательно его подоткнула. Затем, перейдя на мелодию «Когда ирландские глаза улыбаются», она повернулась и покатилась к двери.
– Спокойной ночи, мои хорошие!
И исчезла за дверью.
Лили хохотала, как безумная.
– Она что… – она едва справилась с новым приступом смеха, – …она что, всегда так тебя укладывает?
– Всегда, – мрачно подтвердил Эндрю. – Я убью эту Мариану!
– Мне кажется, это довольно мило. – Лили поцеловала его в плечо, но тут же опять стала смеяться. – Но я просто жду, не дождусь увидеть твою сестру.

* * *

Каждому, кто впервые встречался с Марианой, этой хорошенькой миниатюрной девушкой, приходило в голову сравнение с шаровой молнией. Другой особенностью сестры Эндрю была необыкновенная искренность и открытость, с которой она относилась ко всем, часто даже незнакомым людям.
Мариана влетела в столовую на следующее утро, когда они сидели за завтраком, и сразу же заполнила собой все пространство.
– Привет, я – Мариана. – Одновременно она целовала Эндрю в щеку, торжественно жала руку Кэсси и подмигивала Лили. – Я нисколько не сомневаюсь, что мой брат представил меня этаким чудовищем, но все это ерунда. Можешь мне поверить. Можно я с вами позавтракаю? – Она уселась напротив Лили, откровенно рассматривая ее. – Надо же, да ты красавица! Какие высокие скулы! Миссис Маггинс!
– Я здесь! – Миссис Маггинс тут же вкатилась из кухни в столовую. – Здравствуйте, мисс Мариана!
Эндрю хмыкнул.
– Ну что же ты, не будь таким букой, – мягко побранила его миссис Маггинс. – Ты же знаешь, мисс Мариана всегда права.
Лили рассмеялась.
Мариана невозмутимо улыбнулась.
– Ты ведь не можешь этого не знать, Эндрю. Не заставляй миссис Маггинс тебе напоминать.
– Ты сама знаешь, почему она напоминает. Это такая штука, называется программа.
– Пожалуйста, мне тост и апельсиновый сок, Маггинс, – попросила Мариана.
– Правильный выбор! – Маггинс повернулась и выехала из комнаты.
– В нас она впихнула все эти белки, жиры, углеводы, заставив съесть полный завтрак, – сердито заметил Эндрю.
– Я заложила это в программу. Но со мной она не связывается, так как понимает, что я лучше знаю, что мне надо, – пояснила Мариана. Она откинулась на спинку кресла и лукаво взглянула на Лили. –
Нравится?
– Очень! – улыбнулась Лили в ответ. – Она просто душка! У нее ярко выраженная индивидуальность.
Мариана довольно кивнула.
– Я хотела совместить в ней черты Мэри Поппинс и идеальной бабушки. Эндрю встал.
– Не могу сидеть тут и слушать, как ты расхваливаешь сама себя за создание этого несчастья всей моей жизни. Кэсси, ты закончила? Пойдем, погуляем в саду.
Кэсси кивнула и выскользнула из за стола.
– А потом я тебе немного поиграю, ладно? Я закончила концерт. Мама уже слышала его вчера
Вечером.
– Правда? – Эндрю слегка улыбнулся, встретившись глазами с Лили. – Что же она не сказала мне об этом? – Он взял дочку за руку. – Тогда давай не будем это откладывать. Я не могу ждать.
Мариана наблюдала, как они вышли из комнаты, затем сразу повернулась к Лили.
– Он любит тебя, черт возьми! Ты что, не понимаешь, как тебе повезло? Какого черта ты раздумываешь?
Лили напряглась.
– Ты чересчур прямолинейна.
– Я считаю, что прямая дорога самая короткая, – усмехнулась Мариана. – Жизнь слишком коротка, чтобы осложнять ее бесконечными плутаниями по закоулкам. Судя по тому, что Эндрю мне
Рассказывал, ты измучила себя тяжелыми воспоминаниями о прошлом. Знай, уныние – тяжкий грех. Теперь самое время все начать сначала. Эндрю столько ждал тебя.
– Я не просила его об этом.
– Ну и что? Он же все равно ждал. И, скорее всего, готов ждать до бесконечности. Он слишком деликатен, чтобы давить на тех, кого любит. – Она насмешливо поджала губы. – Он даже терпит занудство некоторых моих роботов.
Лили не могла не улыбнуться.
– Ты имеешь в виду миссис Маггинс?
– Собственно говоря, я дала ему Маггинс для его же блага. Эндрю не умеет сам позаботиться о себе. – Мариана опять стала серьезной. – А для его работы жизненно важно, чтобы он был в хорошей физической форме. Я всегда беспокоюсь, когда он приступает к очередному сеансу психотерапии.
Лили ощутила холодок в груди.
– А что, это опасная работа? Мариана вздохнула.
– Все равно, что бороться с маньяком убийцей, не имея оружия для защиты.
– А что может произойти?
– Все, что угодно. Так велико напряжение, в котором он пребывает. Черепно мозговая травма, кома, сердечный приступ. Даже самые мирные пациенты могут ответить агрессией, когда кто то пытается распутать клубок их психических проблем. Почему то люди оберегают то, что мешает им жить, иногда даже свои болезни, отклонения, которые разрушают их изнутри, Не понимаю их.
– Так почему Эндрю этим занимается?
– Потому, что ему не все равно. – Мариана горестно тряхнула головой. – И потому, что это не сделает никто другой. Потому, что это Эндрю.
– Но почему он должен рисковать собой? – возмущенно спросила Лили. – Почему ты его не остановишь? Почему не скажешь, что он, обладая уникальным даром, не может так им рисковать?
– Попробуй сама сказать. Мы все пытались, и безуспешно. Ты разве не заметила? У Эндрю гипертрофированное чувство ответственности.
– По отношению ко всему человечеству? Ради Бога, нельзя же позволять ему… – Лили умолкла, пытаясь сдержать набегающие слезы. Она почувствовала себя беспомощной и испугалась, вспомнив вдруг, каким измученным выглядел Эндрю после сеанса с Кэсси. – Должен же быть способ обеспечить его безопасность!
– Способ есть. – Мариана пристально посмотрела ей в глаза. – Кончай пережевывать свои проблемы и сделай так, чтобы ему было ради чего возвращаться, когда он уходит в чье то подсознание. Ты не можешь помешать ему делать то, что он считает нужным, но ты можешь снизить риск. – Она помолчала. – Неужели ты не понимаешь, что Эндрю мог бы легко настроить тебя на нужный лад и избавить от всех комплексов, если бы относился к тебе как к пациенту. Но он не хочет вторгаться в твое "я". Он просто будет ждать и мучиться, пока ты наконец не найдешь в себе силы открыто взглянуть на вещи, потому что он уважает права любого человека на тайну. И потому, что он Эндрю, – повторила она задумчиво.
Миссис Маггинс вкатилась в комнату и поставила большой стакан свежевыжатого апельсинового сока и тарелку тостов перед Марианой.
– Пожалуйста, мисс Мариана. Поешьте ка получше, чтобы набраться сил для работы. Тогда вы сможете сделать мне много много родственников.
Мариана изумленно раскрыла рот.
– Маггинс, как ты…
Но Маггинс уже повернулась и выкатилась из комнаты.
– Что случилось? – спросила Лили. Мариана ошеломленно смотрела вслед миссис Маггинс.
– Наверное, ничего. Я просто не помню, чтобы вкладывала в ее программу это желание иметь себе подобных. – Она тряхнула головой. – Видимо, есть над чем подумать. Правильно? – Она взяла тост и начала есть. – Да, так что мы обсуждали?
Лили улыбнулась.
– Ты говорила о том, что Эндрю не стал бы давить на меня.
– А, ну да. Так вот, я рассказала достаточно. Пока на этом остановимся. Какой сделать выбор – решать тебе. – Мариана сделала глоток сока. – А теперь расскажи мне все о Кэсси. У меня никогда не было племянницы.
Лили улыбнулась.
– Ты врываешься сюда, обвиняешь меня в нерешительности, пугаешь до полусмерти, а потом вдруг переключаешься на нечто совсем из другой оперы. Я начинаю думать, что в миссис Маггинс очень много от тебя.
– Возможно, – улыбнулась Мариана. – Я хотела, чтобы она была похожа на человека настолько, насколько это возможно, а людей без недостатков не существует. – Она помолчала, задумчиво глядя в бокал. – А я тебе нравлюсь?
– Да. – Лили вдруг стало ясно, что ей действительно очень нравится сестра Эндрю. Под эксцентричностью и бурным темпераментом она скрывала что то ранимое и очень притягательное. – Конечно, нравишься.
Мариана, даже если бы и захотела, не смогла бы скрыть того, как довольна таким ответом. Глаза ее сияли.
– Ну и прекрасно, – беззаботно заметила она. – Я нечасто это слышу, мою прямоту порой люди не принимают.
– Ну да, – кивнула Лили. – Как порцию хорошей водки.
Мариана с уважением посмотрела на нее.
– Ты честна. Это то, что надо, ненавижу лицемеров. – Она сделала еще глоток, поставила стакан и быстро поднялась на ноги. – Ну, мне пора.
– Как, сейчас? – удивилась Лили.
– Да, пойду в лабораторию, там меня ждет мистер Маггинс, раз мы с тобой все обсудили. – Мариана неуверенно подняла брови. – Так мы договорились?
Сейчас перед ней была маленькая девочка, и Лили с трудом подавила улыбку.
– Думаю, по важнейшим пунктам – да. Мариана пошла к двери.
– Я старалась. Делай, как я сказала, и все будет в порядке. – Она вышла, даже не попрощавшись.
Столовая сразу показалась темнее, как будто выключили свет.
Миссис Маггинс вкатилась в комнату и принялась убирать за Марианой, при этом внутри ее что то пощелкивало так, будто она была чем то недовольна.
– Девочка даже не доела свой тост! И она еще хочет много работать. Она никогда даже не поест нормально. Ну, правда, мисс Мариана всегда знает как лучше… – Миссис Маггинс развернулась и покатилась к двери. – Но, конечно, надо что то делать…
Лили весело покачала головой, положила на стол свою салфетку и встала. Возможно, Мариану ожидает шок в ближайшем будущем. Похоже, что то в программе миссис Маггинс разладилось, и она стала действовать по своему.
Идя к двери, Лили уже не улыбалась. Она вдруг ощутила желание срочно увидеть Эндрю, прикоснуться к нему, убедиться, что с ним все в порядке. То, что сказала Мариана, очень встревожило ее. Конечно, Эндрю был прав, они сделали гигантский шаг навстречу друг другу, но впереди все еще оставался долгий путь. Лили вообще не была уверена, что сможет решиться на то, что нужно Эндрю, ведь он явно не согласится на меньшее.
«Дай Эндрю что то, чтобы ему всегда хотелось возвращаться», – сказала Мариана. Но это означало шаг, на который Лили еще не была готова.
В конце концов, спешить некуда, успокоила она себя. Эндрю согласен еще подождать, а в ближайшие дни, по его словам, ему не предстоит проводить терапию. У них будет достаточно времени, чтобы обсудить свои проблемы и прийти к решению. Да, времени еще полно.

* * *

– Здесь, в Седихане, кажется, что звезды совсем близко. – Лили откинулась в шезлонге, ее взгляд лениво блуждал по усыпанному звездами небу. – Как ты думаешь, почему это так?
Эндрю сидел на подушке, брошенной прямо на плиты террасы, около ее кресла. Он поглядел вверх с улыбкой.
– Я могу объяснить тебе по научному, но сейчас ты вряд ли хочешь именно этого. Правда? – Он устроился поудобнее, опершись на ее колено. – Сейчас ты настроена пофантазировать.
– Чепуха! Я безнадежный реалист.
Но она знала, что он прав. Уж слишком хорошо ей было сидеть здесь, ощущать на щеках дуновение легкого ветерка и наслаждаться ароматом цветущего жасмина, прислушиваться к плеску фонтана во дворе и доносившейся до них музыке Кэсси.
– Интересно, на какой звезде могла бы расти роза? Ты читала «Маленького принца»? – спросил Эндрю.
– Да, но я не хочу думать об этом сейчас. Это слишком грустно.
– Только если смотреть на это с точки зрения великого реалиста, Лили Деслин.
– Это история о замках из песка.
– Да. – Эндрю взял ее за руку, сплетя свои пальцы с ее. – А мне грустно, что ты не веришь в замки из песка.
– Грустно? Почему?
– Потому что в жизни немало ирреального, того, что нельзя потрогать. И люди, которые предпочитают всему твердо стоять на земле, так много теряют. – Он коснулся губами ее ладони. – Я не хочу, чтобы ты что нибудь когда нибудь теряла. Я хочу, чтобы ты все попробовала, все узнала и все прочувствовала. Я хочу, чтобы твоя жизнь была прекрасна и чтобы ты, просыпаясь, каждое утро слышала музыку.
Волна нежности захлестнула Лили, не давая говорить.
– Ты бы скоро пожалел об этом, – отшутилась она. – Я плохо улавливаю мотив.
– Ты поняла, что я хотел сказать.
– Да. – Ей тоже хотелось, чтобы он, просыпаясь, слышал музыку, чтобы каждый его час был радостным, каждое желание исполнялось, а замки, даже выстроенные на песке, стояли вечно.
– Признаю, что за последние три дня я очень близко подошла к этому.
Эндрю погладил ее по щеке.
– И я тоже. Благодаря тебе.
– И благодаря тебе. Это могут сделать только двое.
– Я хочу, чтобы ты знала, что ты дала мне за эти три дня, – тихо сказал он. – Я часто думал, каково это будет, жить здесь с тобой и Кэсси, но никогда не осознавал… – Он запнулся, а потом заговорил снова немного охрипшим голосом:
– Это так хорошо. – Эндрю умолк, и несколько минут они молчали. – Я хочу, чтобы ты знала, что даже если я лишусь всего, то все равно буду богат, ведь у меня останется память о том, что мы построили за эти три дня.
Вновь Лили почувствовала мимолетную неловкость.
– Ты опять строишь свои песчаные замки. Не люблю этого!
– Прости. – Он еще раз поцеловал ее ладонь. – Я просто хотел, чтобы ты знала. Сиди тут и смотри на звезды, а я расскажу тебе легенды о созвездиях, которыми был очарован еще в детстве. Я знаю их очень много.
– Эндрю. – Тревожная морщинка появилась на ее лбу. Лили хотелось, чтобы он опять поднял голову, чтобы она могла заглянуть в его лицо. – Скажи мне, тебя что то тревожит?
– Что меня может тревожить? – Он не смотрел на нее и говорил тихо и ровно. – Просто я люблю тебя, Лили. И всегда любил. И всегда буду любить.
Он ждал от нее ответа, и ей бы хотелось ему ответить. Лили чувствовала, что по какой то причине он ждет этого от нее именно сегодня. Проклятье, почему нужные слова никак не приходят?
Эндрю долго молчал, а затем поднял голову и посмотрел ввысь.
– Это созвездие Льва. Как то раз Лев рассердил самого Зевса, зарычав на него, и… – Слова полились, передавая Лили прочитанную в детстве историю.
Передавая, Эндрю всегда давал ей что то, виновато подумала она. Он давал и давал…
Но в эту ночь он попросил что то в ответ, а она не смогла этого дать. Она не сказала ему тех слов, в которых он нуждался.
В следующий раз она сделает это, пообещала она себе.
В следующий раз она скажет Эндрю, что любит его.

9

На следующее утро, как только Лили открыла глаза, она обнаружила, что Эндрю рядом с ней нет. Она ничуть не встревожилась. Лили уже узнала, что он привык вставать намного раньше, чем она. Должно быть, он в ванной или на балконе. Эндрю любил наблюдать, как поднимается солнце над пустыней.
Лили протянула руку и ласково коснулась ямки на подушке, которая осталась от его головы. Как много маленьких деталей говорило об этой важной перемене в ее жизни! Мелочь из карманов Эндрю, лежащая на бюро, звук льющейся воды в ванной комнате, быстрые шаги Эндрю на лестнице или в прихожей. Эти маленькие, незаметные детали сопровождали расцветавшее в ней чувство теплоты и безопасности.
На столике рядом с кроватью зазвонил телефон. Лили потянулась, чтобы взять трубку.
– Алло.
– Лили. – Голос принадлежал Квинби. – Я посылаю за тобой машину. Через десять минут будь готова.
Сон как рукой сняло.
– А что такое? Я должна спросить Эндрю, какие у него планы… – Лили остановилась, она вдруг поняла, что голос Квинби был необычно резок и нетерпелив. – Что случилось?
– Эндрю.
Дикая паника охватила Лили. Так Эндрю не было ни в ванной, ни на балконе? Его вообще не было в доме! Ее рука судорожно сжала трубку.
– Что с ним?
– Я не знаю. – Квинби шумно вздохнула. – Действительно не знаю. Он сейчас в больнице, и что то у него не получается. Гуннар хотел опередить Эндрю, но Эндрю пришел туда очень рано, три часа назад. Он знал, что Гуннар постарается помешать ему, и сразу же начал сеанс с Салманом. – Она помолчала. – Доктора заметили, что что то не так, почти сразу. У Эндрю начались конвульсии…
– Не надо! – Лили сбросила ноги на пол. – Я должна одеться и спуститься вниз. Ты будешь в больнице, когда я приеду?
– Я уже здесь, с Марианой.
– Она тоже там? – Лили закрыла глаза, пытаясь справиться с внезапной слабостью. Ну конечно, Мариана там. Они всегда зовут всех ближайших родственников в тех случаях, когда на карту поставлена жизнь. Боже, неужели она потеряет Эндрю? Она знала, что эта идиллия долго не продлится. Но почему что то случилось именно с Эндрю? Возможно, она не заслуживала такого счастья, после всех своих ошибок, но зачем наказывать Эндрю? – Я еду!
Она положила трубку, вскочила и побежала в ванную.

* * *

– Ради Бога, что с ним случилось? – воскликнула Лили, едва успев войти в комнату для посетителей.
– Это Салман, – коротко ответила Квинби. – Гуннар думает, что он умирает и пытается прихватить Эндрю с собой.
– Я не понимаю. Неужели это возможно? Мариана отошла от окна.
– Они находятся в телепатическом контакте. Так что возможно все.
– Но если Эндрю пытается помочь ему, то почему Салман хочет его убить?
– Кто знает? Он весь внутренне изломан, – сказала Квинби. – Гуннар сказал, что его мозг – как пустыня, где есть место только злу, которое душит его. Он сам измучен и хочет умереть.
– Так и пусть умрет! – сердито сказала Лили.
– Но он не отпускает Эндрю, – пояснила Мариана. – Или Эндрю не отпускает его, мы не знаем. – Она сильно прикусила нижнюю губу. – Эндрю находится в коме.
Лили почувствовала, как ледяная рука сжимает ее сердце.
– А Гуннар? – слабо спросила она. – Гуннар не может помочь?
Квинби покачала головой.
– Эндрю ушел слишком глубоко. – Она пристально посмотрела на Лили. – Оба почти не подают признаков жизни. Что то должно произойти, иначе они не продержатся долго.
– Ты хочешь сказать, что шансов нет? – с ужасом прошептала Лили. – Никогда не поверю! Эндрю такой сильный! Он не сдастся. Я не позволю ему сдаться.
– Ты не можешь помочь ему, – устало сказала Мариана, опять возвращаясь к окну. – Теперь никто из нас не может ему помочь. Мы всегда боялись этого, зная, что рано или поздно такое случится.
Они уже не собирались бороться! Лили никак не могла в это поверить. Мариана и Квинби были самыми сильными женщинами, которых она когда либо знала. Неужели они не понимают, как важно что то делать именно сейчас?
– Я могу помочь! – в отчаянии крикнула она. – Где его палата?
Квинби показала рукой на широкую дверь.
– Гуннар сейчас делает все, что в его силах. Лили, ты вряд ли…
– Да, я не какой то там волшебник. Вы все слишком полагаетесь на эту вашу телепатию. Я собираюсь сделать все, что могу, и я добьюсь своего! Я не позволю ему умереть просто потому, что вы говорите, что помочь нельзя. К черту телепатию! – Лили резко повернулась и ринулась к двери. – Вы думаете, я дам этой гадине отнять у меня Эндрю?
Она толкнула тяжелую дверь, и в ноздри ей немедленно ударил запах антисептики. Салман лежал на кровати в дальнем конце комнаты, но Лили едва взглянула на него. Все ее внимание было обращено на неподвижное тело Эндрю, лежавшего на ближайшей кровати.
Увидев искаженное болью лицо любимого, она вскрикнула, сразу вспомнив Салмана и Бахараса в тот день, когда спасли Кэсси.
– Тебе не надо было приходить. – Гуннар направился к ней из дальнего угла палаты. – Ты не сможешь ему помочь, Лили.
– То же самое сказала и Квинби. – Глаза Лили блестели от непролитых слез. – Ему больно? Этот негодяй заставляет его страдать?
– Да.
– И ты не можешь его остановить?
Гуннар покачал головой.
– И вся ваша телепатическая чепуха, все эти гении, которых здесь полно, – никто не может помочь Эндрю? – недоверчиво воскликнула она.
– Лили!..
Она отмахнулась от него.
– О, я знаю, что ты хочешь сказать. Эндрю говорил, что возможности Кланада небезграничны. В конечном счете, все решают личностные качества. – Она подошла к кровати, на которой лежал Эндрю. – Ну что ж, я ничего не знаю об этой вашей телепатии, но я не позволю Эндрю уйти. Я попытаюсь хотя бы облегчить его страдания.
Она легла на постель рядом с Эндрю, болезненно ощутив его неподвижность. Его мускулы словно окаменели. Лили бережно обняла Эндрю и положила голову на его плечо.
– Эндрю. – Она закрыла глаза, а голос ее был не громче дыхания. – Ты так нужен мне! Пожалуйста, не оставляй меня.
Эндрю даже не шелохнулся.
– Ты помнишь, как сказал мне, что я должна простить себя за свои ошибки? Так вот, это и ты должен сделать. Если ты не можешь ему помочь, прими это и прости себя. – Она легонько поглаживала его виски. – Давай договоримся: я прощу себя, но ты тоже простишь себя. Ладно?
Что это за торг? Она хочет заключить сделку?
– Пожалуйста, возвращайся, потому что я все равно не позволю тебе умереть. Я больше никуда не отпущу тебя одного. Ты меня слышишь?
Ответа не было.
Лили ощущала на себе сочувственный взгляд Гуннара. Но ее это ничуть не смущало, хотя Лили знала, что он считает ее попытки бесполезными, как будто она строит замок на песке, который неминуемо будет разрушен неподвластными ей силами.
– Я останусь с тобой, – прошептала она Эндрю. – И скоро ты откроешь глаза и улыбнешься мне. Я буду здесь все время, пока ты не вернешься. – Она не должна плакать. Она должна быть уверена в себе. Нужно сосредоточиться. Она передаст ему всю свою любовь. Нет времени на слезы, вся ее сила должна быть направлена Эндрю. – Пожалуйста, не страдай так, любимый, я не могу этого вынести.
Эндрю не отвечал.
Она не должна отчаиваться. Эндрю не оставит ее опять одну. Надо только набраться терпения и подождать его. Она обняла его крепче, пытаясь согреть его своим теплом, своей любовью.
– Любимый, возвращайся…

* * *

Но прошло еще долгих шесть часов, прежде чем что то изменилось в состоянии Эндрю.
– Салман мертв, Лили! – От напряжения голос Гуннара звенел как струна, а взгляд был прикован к лицу Эндрю. – Ну ка, давай! Встань. Я должен проверить, как там Эндрю.
Лили резко села на постели, глядя на Гуннара расширенными от ужаса глазами.
– Мертв? Но ты сказал, что тогда Эндрю…
– Ну да, черт возьми! – Голос Гуннара смягчился. – Мне очень жаль, Лили, но выжить в таких условиях практически невозможно…
Внезапно глаза Эндрю открылись.
– Слава Богу! – простонал Гуннар.
– Эндрю, – прошептала Лили, боясь вздохнуть.
– Я потерпел неудачу! – в глазах Эндрю стояли слезы. – Я не смог удержать его. Я пытался сказать ему, что все может быть по другому, но он не стал слушать…
Радость переполняла Лили.
– Но ты жив! Он не смог забрать тебя с собой.
– Это неудача, – Эндрю устало закрыл глаза. – Столько боли и ярости. Он нуждался во мне, а я не смог ему помочь.
– Ну и что? – гневно воскликнула Лили. – Бога ради, ведь он пытался тебя убить! Что о нем жалеть?
– Жалеть надо. Любой человек бесценен. В этом смысл жизни… – Его голос стал тише, а через минуту она услышала ровное дыхание спящего.
Лили встревожено посмотрела на Гуннара.
– Все в порядке, – заверил ее он. – Эндрю просто обессилел. – Гуннар ободряюще улыбнулся. – Он, должно быть, проспит не менее суток.
– А он сейчас в безопасности? – спросила Лили. Ей трудно было поверить, что этот кошмар позади.
Гуннар кивнул:
– Теперь ему ничто не угрожает.
– Тогда я хотела бы отвезти его домой, там я сама буду о нем заботиться. Ты можешь вызвать машину? Мне не нравится здешняя обстановка. – Она бросила взгляд на неподвижное тело Салмана и поежилась. Как мог Эндрю испытывать что то, кроме ненависти, к человеку, который пытался его убить?
Гуннар помог ей подняться с кровати.
– Это неплохая мысль. Эндрю будет нелегко смириться с неудачей.
– Помочь Салману никто, кроме него, и пытаться бы не стал. Уж не знаю, зачем ему это понадобилось?
– Ты все знаешь, – мягко сказал Гуннар. – Он ведь говорил тебе, что любой человек бесценен.
Она кивнула, посмотрела еще раз на любимое лицо и проглотила комок в горле. Да, она знала, почему Эндрю чувствовал себя обязанным помочь Салману, даже подвергая опасности собственную жизнь.
– Пойду, скажу Квинби и Мариане, что с ним все в порядке. – Лили повернулась, чтобы выйти, но потом остановилась и вопросительно заглянула в глаза Гуннара. – Я действительно помогла ему, ведь правда?
Теплая улыбка озарила его лицо.
– Да уж, тут нет сомнений. Я был просто поражен!
– А чему тут удивляться? Я лишь использовала универсальное средство, которое было в ходу намного раньше, чем все ваши телепатические штучки. – Лили радостно улыбнулась. – Мы с Эндрю заключили сделку.

* * *

Гуннар оказался прав. Эндрю проспал целые сутки, иногда просыпаясь на несколько минут, но тут же засыпая опять.
– Он опять грустит, правда? – прошептала Кэсси, подходя к постели отца и вглядываясь в черты любимого лица.
– Да, милая, кое что случилось. И это его очень опечалило. – Лили крепко сжала руку Кэсси, пытаясь справиться со слезами. Эндрю выглядел сейчас не как уверенный в себе мужчина, которого Лили так хорошо знала, а как усталый маленький мальчик, и этот мальчик был ничуть не менее привлекателен. – Но с Эндрю все будет в порядке, – успокоила она дочь. – Мы о нем позаботимся, не так ли?
Кэсси кивнула.
– И я знаю, что надо делать, у меня есть идея! – сказала Лили. – Я могу на тебя рассчитывать?
– Конечно, а я справлюсь?
– Разумеется! – Они вышли из комнаты, и Лили повела ее вниз по лестнице. – То, что я придумала, как раз тебе по силам. Позови миссис Маггинс и скажи ей, что нам нужна машина. Мы едем в пустыню.
– В пустыню?
– И нам понадобятся некоторые инструменты. – Лили сосредоточенно сдвинула брови. – Поторопись, детка. У нас не так много времени до того, как он опять проснется.
Кэсси побежала по комнатам разыскивать миссис Маггинс, а Лили направилась к телефону, чтобы позвонить Мариане, Гуннару и Квинби.

* * *

Когда Лили вошла в комнату, Эндрю стоял на балконе. Услышав, как открылась дверь, он быстро обернулся и теперь смотрел на нее с радостной улыбкой. Лили видела лишь темный силуэт на фоне алого закатного неба.
– Боюсь, я не был хорошим собеседником в последнее время, – сказал он, протягивая ей руки. – Гуннар только что был здесь и сказал, что я выключился почти на два дня.
– Тебе был нужен отдых. – Лили вышла на балкон и взяла его за руку, взволнованно всматриваясь в его лицо. Он не был бледен, как там, в госпитале, отметила она с облегчением, и мешки под глазами исчезли, но он казался изможденным. – Ты, кажется, похудел.
Эндрю пожал плечами:
– Я всегда теряю несколько фунтов после этих сеансов. Я наберу все в ближайшие дни.
– Я сама буду следить за этим. Ты совсем не заботишься о себе. Ничего удивительного, что Мариана подослала к тебе миссис Маггинс.
– Это не ее дело. Я не вижу причин, чтобы обрушивать это стихийное бедствие на мою бедную голову. – Он поднял руку Лили к губам и поцеловал ее ладонь. – Но обещаю тебе, что съем столько овощей, сколько ты прикажешь. Гуннар сказал, что я обязан тебе своим спасением.
– Гуннар совершенно прав, – строго сказала она. – И ты мне за все заплатишь. Эндрю удивленно посмотрел на нее.
– И что же ты от меня потребуешь?
– Увидишь. Пойми, я не хочу, чтобы ты тратил силы на негодяев вроде Салмана. Довольно того, что ты рискуешь жизнью, выводя из кризисного состояния достойных людей. Я не хочу, чтобы ты… – Ее голос задрожал, и она, помолчав, продолжила:
– Я не могу сказать: никогда не занимайся этим. Я знаю, люди нуждаются в том, что ты делаешь, твою работу нельзя бросить. Все, что я прошу, это не рисковать там, где в этом нет необходимости. Ладно?
– Ладно. – Его длинные пальцы погладили ее по щеке. – Но ты не права. Люди вроде Салмана нуждаются в моей помощи гораздо больше, чем остальные. – Его глаза стали грустными. – Разве ты не видишь, как трагична их жизнь? Мы все начинаем одинаково – невинные, честные, ничем не запятнанные, но затем некоторых из нас ломают злые силы, и от врожденной чистоты ничего не остается.
Лили смотрела на него, осознавая свою беспомощность: он неисправим.
– И именно ты должен помогать им? Эндрю нахмурился.
– Я надеялся, ты поймешь.
– Ну конечно, я понимаю. Лучше бы не понимала! Гораздо лучше было бы сказать: «Прости, Эндрю, это для меня слишком сложно. Я не буду вмешиваться». – Она покачала головой. – Но так не получится.
Эндрю настороженно поглядел на нее.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Я пытаюсь тебе объяснить, что оставаться с таким подонком, как Тэйт, еще не самое сложное в жизни. Куда тяжелее быть рядом с человеком, который пытается в одиночку спасти целый мир. – Она моргнула, всеми силами стараясь удержать слезы. – Ты непрактичен, нерасчетлив, ты веришь в мечты, в людей, которые якобы светятся изнутри, и…
– Но это действительно так. Люди светятся, – перебил ее Эндрю. – Вот ты, например. Много лет назад, когда я впервые увидел тебя, это было нежное серебристое излучение, но теперь я вижу все оттенки благородной бронзы, теплые, глубокие, богатые…
– Заметь, ты даже мыслишь не так, как все. Зачем ты позволяешь делать тебе больно? Наивно думать, что этим ты кого нибудь спасешь. – Лили отступила на шаг. – Так вот, я больше не допущу этого, – с вызовом сказала она. – Я не допущу этого, ты меня слышишь? Ты больше не будешь строить из себя мученика. Ты проживешь долгую счастливую жизнь. Ты станешь таким счастливым, что… Да перестань же смеяться! Я говорю совершенно серьезно.
– Знаю. – Глаза Эндрю лукаво светились. – Вот почему я и смеюсь. На мгновение я испугался за тебя, но, если не ошибаюсь, ты хочешь выступить с декларацией.
– С декларацией? Тебе нужна декларация? – Она взяла его за руку и потянула к двери, ведущей в гостиную. – Хорошо, я покажу тебе свою декларацию.

10

– Можно узнать, куда мы идем? – спросил Эндрю, когда она быстро тащила его вниз по ступенькам. – Простое любопытство, ты же понимаешь. А так я готов следовать за тобой хоть на край света.
– На террасу, – коротко бросила Лили.
– И что же нас ждет на террасе? Ужин при свечах с цыганом скрипачом? Или, может быть, одна красная роза, лежащая у моей тарелки?
– Нет. – Она продолжала вести его за собой.
– Какое разочарование! Я надеялся хоть на один единственный романтический жест от моей практичной Лили.
– Ты все понимаешь не правильно. Я совершенно серьезна.
Когда она приоткрыла дверь, Эндрю остановил Лили, накрыв ее руку своей. Лили встретилась с ним взглядом и онемела. Его глаза сияли от счастья.
– Мне приходится шутить. Я просто не знаю, что еще сказать. Это значит для меня слишком много, и я слишком долго мечтал об этом. Я готов птицей воспарить в небо!
– Кажется, я понимаю. – Лили неуверенно улыбнулась, распахивая перед ним дверь. – Вот моя декларация.
На большом столе возле бассейна возвышался великолепный замок из песка, искусно выполненные башенки которого, достигали почти двух метров высотой. Лучи заходящего солнца озаряли сооружение розоватым светом, заставляя песок кое где сверкать золотистыми отблесками, так что замок выглядел совсем сказочным.
Эндрю застыл в дверном проеме, не двигаясь с места.
– Тебе он нравится? – Лили подтолкнула его к столу. – Конечно, я не все сделала сама. Мне помогали Кэсси, Мариана, Гуннар и Квинби. А миссис Маггинс с математической точностью разметила, а затем выполнила эти маленькие окошки в башенках. Ты бы поразился, какими ловкими могут быть ее стальные пальчики. – Лили отпустила его руку и повернулась к нему. Глядя ему прямо в глаза, она добавила:
– Но идея была моя. Эндрю все еще молчал.
– Ну что же ты, скажи что нибудь! – обратилась она к нему с нервным смешком. – А то я уже начинаю чувствовать себя глупо. Я не привыкла делать такие жесты.
– Да здравствует декларация! – Его взгляд, наконец, оторвался от замка и устремился на ее лицо. – А можешь ты выразить это словами?
– Вот всегда ты так! Вечно требуешь большего! – Она прикрыла глаза. – Это совсем не так просто.
– Но построить замок из песка тоже было непросто.
– Да уж! Сплошное расстройство – знать, что все усилия вот вот пойдут насмарку.
– Но ты все же сделала это.
– Я хотела показать тебе… – Лили пристально посмотрела ему в глаза. – Я никогда не буду в этом так уверена, как ты, но в целом я могу с тобой согласиться. Я полностью доверяю тебе. Ты прав, есть вещи, разрушить которые не в силах ни время, ни обстоятельства. Тебя устраивает мой ответ?
– Устраивает, – мягко ответил Эндрю. – Ведь мы согласны в главном. Ты не должна разделять все мои взгляды и верить во все то, во что я верю.
Лили кивнула и перевела дыхание.
– Ну вот. А теперь самое важное. – Она помедлила, затем быстро заговорила:
– Любовь – это как раз то, что нельзя разрушить. А я действительно люблю тебя и, буду любить, несмотря ни на что, даже если…
– Не торопись. – Эндрю подошел и обнял ее. – Не обязательно все говорить сразу.
– Нет, обязательно. Я уже начала. Тебе бы следовало заставить меня сказать все это раньше, а не проявлять бесконечное терпение. Когда я увидела тебя лежащим на кровати в госпитале, я испугалась, что потеряю тебя. – Лили положила голову ему на плечо. Эндрю, такой мужественный, такой сильный, такой родной, ее Эндрю… – Ты исключительная личность, я уважаю тебя, восхищаюсь тобой. – Ее руки обвились вокруг его шеи. – Но, прежде всего я люблю тебя. Ты можешь быть тем, кем хочешь, делать все, что хочешь, я все равно буду тебя любить. Ты можешь строить замок хоть до неба или рисковать жизнью, чтобы помочь подонку вроде Салмана, а я все равно буду с тобой. Я никогда не оставлю тебя.
– Да это программное заявление! – воскликнул Эндрю. – Я должен тебе признаться в ответном чувстве.
– Но ты уже сделал это. Причем в своей дурацкой великодушной манере. – Она крепче прижалась к нему. – Я знаю, что любима, и что могу любить. Ты просто вернул мне способность любить и ничего не просил взамен. Надо что то с этим делать.
– Может, нам пожениться?
– Я еще не готова дать ответ…
Он отстранил ее, чтобы заглянуть ей в лицо.
– Но нашему ребенку уже восемь! Пора уже решиться на что то. – Его глаза весело блестели. – Только подумай, твоя власть надо мной будет безгранична, когда я окажусь в плену Гименея!
Лили покачала головой.
– Ты волен делать все, что хочешь.
– Больше всего я хочу жениться на Лили Деслин. Если ты заявляешь, что твои чувства не изменятся, то что ты можешь возразить?
Она смотрела на него, пьянея от счастья.
– Абсолютно ничего. Эндрю нежно поцеловал ее.
– Тогда завтра? Она покачала головой:
– Ты же говорил, что твои родители возвращаются из Марасефа на следующей неделе. Я бы хотела сначала с ними познакомиться. – Легкая тень набежала на ее лицо. – Если бы моя мама могла увидеть тебя, Эндрю! Она всегда хотела, чтобы в браке я была так же счастлива, как и она с моим отцом. Как ты думаешь, она видит нас?
Он взял ее лицо в свои ладони и очень серьезно
Посмотрел ей в глаза.
– В одной чудесной сказке говорится, что люди остаются с нами до тех пор, пока мы о них помним.
Я верю в это.
– Мне недостаточно знать, что она со мной, я хочу знать, что мама была бы счастлива за меня. Наверное, так и есть. – В ее глазах заблестели слезы. – Вот и еще один замок на песке. Кажется, я начинаю мыслить так же, как ты.
– Очень может быть. – Он поцеловал ее легко и нежно, а затем отпустил. – Ну что ж, я внимательно рассмотрю это великолепное творение талантливого зодчего.
Лили остановила его.
– Это можешь сделать и попозже. Почему бы нам сейчас не сходить за Кэсси? Я обещала ей настоящий праздничный ужин.
Эндрю удивленно посмотрел на нее.
– Но это же займет всего минуту.
– Но ты же знаешь, что скажет миссис Маггинс, если мы опоздаем к столу. Она разворчится до… – Лили запнулась, поймав его странный взгляд. Наконец с тяжелым вздохом она согласилась:
– Ну ладно, неважно, сейчас ты узнаешь или потом. Иди смотри.
Эндрю повернулся и подошел к замку.
– Интересно, как объяснить, что у тебя такой виноватый вид? – пробормотал он, наклонившись, чтобы получше разглядеть стену замка. – Это прекрасный замок, сказочно прекрасный. Я бы и сам не сделал лучше. Почему же ты… – Эндрю протянул руку и осторожно дотронулся до стены, окружающей замок. На мгновение он замер в удивлении. Потом опять потрогал стену.
Затем он откинул назад голову и разразился веселым смехом.
– Нет, ну постарайся понять! – поспешно сказала Лили. – Этот замок олицетворяет что то очень важное для меня. Хорошо, конечно, верить в то, что мы не можем видеть, но не лучше ли иметь что то осязаемое, на что можно иногда посмотреть и вспомнить этот вечер, и…
– Лили, да перестань ты оправдываться! –
Эндрю вытер глаза тыльной стороной ладони. – Что ты тут использовала?
– Мгновенно застывающий цемент. Я смешала его с песком и водой. Нам пришлось работать очень быстро.
– Могу себе представить!
– Так ты не сердишься? – прошептала она. – Я же сказала, что я не такая, как ты. Мне нужно, чтобы мои мечты превратились во что то реальное, я никому не позволю это разрушить.
Он удивленно покачал головой и опять стал рассматривать замок.
– Почему я должен сердиться? Я любуюсь этим шедевром. Жаль, что нельзя положить его в карман и носить все время с собой, как талисман.
– Правда? – В очередной раз Лили удивилась его проницательности. Ведь именно поддержка нужна ей сейчас более всего. Пусть даже высказанная в виде незатейливой похвалы. – Вряд ли у тебя это получится. – Она улыбнулась ему счастливой улыбкой, озарившей ее лицо. – И потом, носить с собой замок совсем необязательно. Где бы ни пролегал наш путь, мы будем знать, что он здесь и ждет нас.
Улыбка Эндрю словно отражала ее собственную.
– Да, – тихо сказал он. – Мы всегда будем знать, что он ждет нас здесь.




Предыдущий вопрос | Содержание |

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art