Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Айрис Джоансен - Замок на песке : Часть 4

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Айрис Джоансен - Замок на песке:Часть 4

 4

Это было чересчур смело и совсем не похоже на Лили. Надо было следовать здравому смыслу и не поддаваться минутному порыву, говорила она себе, торопливо идя к пляжу. Ведь она не из тех нахальных и самоуверенных студенток колледжа, к которым, вне всякого сомнения, привык Эндрю. И тут уж ничего не поделаешь! Но что то заставило ее выполнить его прихоть.
Стоило ей увидеть Эндрю на пляже, залитом лунным светом, и она еле удержалась, чтобы не развернуться и не убежать, словно испуганный ребенок.
– Ты все таки сделала, как я просил, надела мой свитер. – Эндрю не скрывал удовлетворения, оглядывая ее. Свитер доходил ей до середины бедер и оставлял обнаженными красивые ноги. – Боже, как ты хороша!
– Не знаю, что вдруг на меня нашло, – быстро сказала она. – Я не то чтобы специально его надела. Я просто подумала, что…
– Не оправдывайся.
Его улыбка исчезла, и Лили было невыносимо это видеть.
– В прошлый раз ты сказал, что хотел бы увидеть меня в своем свитере. – Она небрежно пожала плечами. – Вот я и надела. Подумаешь, большое дело!
– Для меня это очень большое дело. Это первый раз, когда ты сделала так, чтобы меня порадовать.
Лили подошла к нему.
– Не знаю, почему ты придаешь этому такое большое значение. Это далеко не самый красивый наряд, который мне приходилось носить. Я чувствую, что состою из сплошных ног.
– А ты и есть сплошные ноги. Прекрасные ноги. Великолепные ноги. Я никогда не говорил тебе этого раньше. – Эндрю умолк в восхищении. – Лили, я боялся, что ты сегодня не придешь.
– Я тоже. – Она остановилась перед ним. – Не могу объяснить почему, но без твоего свитера я бы чувствовала себя неловко.
Эндрю протянул ей руку.
– Посмотрим, на что ты готова сегодня.
Она подумала с минуту, затем медленно подала ему руку и позволила отвести себя через пляж к скале.
– Это звучит как то угрожающе, Что ты собираешься сделать?
– Насладиться тобой. – Он крепче сжал ее руку. – А у тебя есть что то еще под свитером?
– Нет. – Они дошли до углубления в скале, и Лили обернулась к нему. – Мне показалось, что сейчас это необязательно.
– Да уж, в самом деле. – Он притянул ее к себе, стал, будто в танце, вместе с ней плавно покачиваться. Лили вцепилась в его плечи, ища опоры. Мурашки побежали по ее телу.
– Так гораздо лучше. – Эндрю поднял свитер до талии, лаская ее бедра. – Правда, любимая?
Грубая ткань джинсов касалась ее живота, а заклепки холодили кожу. Пальцы Эндрю сильно сжимали ее бедра. Она не чувствовала боли и лишь тихонько вскрикивала, двигаясь в такт ему.
– Какие прелестные звуки! Я хочу слышать твой голос, Лили, – хрипло сказал он.
Колени Лили подгибались от охватившего ее возбуждения.
– Я не… Я не выдержу больше… – простонала она.
– Ну почему же? Еще немножко. – Он отступил на шаг, сдернул с нее свитер и отбросил в сторону. – Я говорил тебе, что хочу тебя видеть. Я принес фонарик.
– Но ведь светит луна.
– Мне этого мало. – Эндрю притянул ее в глубину пещеры и нагнулся, чтобы поднять блестящий металлический фонарик с одеяла. – Ну, теперь постой спокойно, дорогая.
Блестящий конус света пронзил темноту. Лили ожидала этого, но все равно была застигнута врасплох. Луч света заплясал на ее лице, а затем, осветив ее левую грудь, двинулся вниз.
– О да! Прекрасно! – прозвучал хрипловатый низкий голос.
Сердце Лили учащенно забилось, а лоно наполнилось жгучим желанием, пока она стояла вот так в темноте, словно скованная этим кольцом света. Да да, именно скованная. Она чувствовала себя беспомощной, неспособной двинуться без команды Эндрю. Ее соски набухали под его взглядом. Он казался лишь туманной тенью за этим светом, однако она почему то чувствовала, будто свет исходит от него.
Луч тихонько сместился и заиграл на другой груди.
Лили услышала в темноте, как участилось дыхание Эндрю, и ощущение его возбуждения подействовало страшно волнующе. Она порывисто шагнула к нему.
– Нет! – сразу же сказал он. – Не сейчас. – Луч двинулся ниже, освещая темный треугольник внизу живота. Он глубоко вздохнул и заговорил нетвердым голосом:
– Ты просто опьяняешь меня.
Лили стояла, застыв на месте, словно зачарованная, пока он разглядывал ее. Почему он стоит неподвижно? Почему молчит? Она не в силах была дышать, не в силах была думать. Она замерла в ореоле света, охваченная жарким желанием.
Наконец свет потух.
Лили издала гортанный крик и бросилась к нему. Эндрю, судорожно срывая с себя одежду, подхватил ее, поднял, и вот они уже слились.
– Возьми… – Остаток ее слов потерялся в страстном поцелуе.
Ноги Лили обвились вокруг его бедер, и оба упали на одеяло, расстеленное на земле.

* * *

– Я говорил, что в этот раз будет лучше. – Эндрю ткнулся губами в ямку у ее плеча. – Кажется, мне не удается делать это медленнее. Моя страсть к тебе слишком велика. Хотя нам предстоит еще долгий путь.
– Какая разница! Все было великолепно. – Голос Лили звучал тихо, и она умиротворенно смотрела на залитый лунным светом пляж. Лили вдруг тихо засмеялась. – Конечно, отчасти это из за того, что мы не были мокрыми насквозь, а вокруг не бушевала гроза.
Эндрю не ответил. Взяв фонарь, он зажег его и стал рассматривать ее лицо.
– Теперь ты стала рассуждать так, как девочка не намного старше Кэсси.
– Ну, я не такая уж старуха. И у меня бывают моменты детской непосредственности.
– Но ты не всегда позволяешь им проявиться. Ты всегда стараешься казаться очень серьезной и рассудительной. – Он помолчал. – И держишь все свои эмоции под контролем.
– Но это действительно так. Я серьезная и рассудительная. – Лили села и натянула на себя его свитер. – А что касается контроля, то любой независимый человек хочет владеть своими чувствами. Мне пора идти.
– Ты опять убегаешь?
– А ты опять торопишь меня. А говорил, что не будешь.
Эндрю молчал.
– Я же сказала, что не в состоянии дать тебе все, что ты хочешь. Но ты меня не слушаешь!
– Ты дашь мне все. Это просто вопрос времени. – Горькая нотка прозвучала в его голосе. – Плохо то, что времени совсем не остается.
Лили нахмурилась.
– Я не поняла тебя.
– Не обращай внимания, – ответил он после минутного раздумья. – Наверно, я просто нетерпелив. А ты держишься так настороженно. – Он помолчал. – Поговори со мной. Расскажи мне о Тэйте Бэлдоре.
Она замерла.
– Я не хочу о нем говорить. Ты сказал, что
Читал газеты, так что все и сам знаешь. Это все давно в прошлом.
– Нет, не в прошлом. Это все еще болит в тебе, а расплачиваюсь за это я. Ты не доверяешь мне. Ты загнала боль вглубь, но не освободилась от нее. – Эндрю потянулся, чтобы выключить фонарик. – Теперь ты одна. Я не в счет. Расскажи все о Бэлдоре.
– Ты что, решил пытаться освободить меня от тяжелого прошлого, психоаналитик самоучка? – сказала она с сарказмом. – Спасибо, я через это уже прошла. На тот случай, если вдруг газеты что то упустили, скажу, что после суда над Тэйтом я провела шесть месяцев под наблюдением психиатров.
– Я знаю. Ты была близка к помешательству.
Кто бы мог тебя винить?
– Я за все винила только себя. Если бы я не наделала тогда глупостей, моя мать была бы сегодня
Жива.
– Но она тоже верила Бэлдору, Лили.
– Потому что я любила его. Мама просто хотела, чтобы я с ним была так же счастлива, как и она с моим отцом. Мама видела, что я схожу с ума по Тэйту. – Лили умолкла, пытаясь вернуть себе самообладание. – А этот мерзавец убил ее.
Эндрю ничего не отвечал.
– И знаешь еще что? Когда врач, производивший вскрытие, стал путаться в своих показаниях, я не поверила, что это сделал Тэйт. Я была так околдована им, что позволила этому ублюдку украсть полмиллиона долларов у моей матери, а затем отравить ее, чтобы можно было украсть все остальное, что у меня оставалось. – Она хрипло рассмеялась. – Я и тогда не верила, что он это сделал! Я убеждала полицию, что наверняка это был кто нибудь другой. Им пришлось предъявить мне все улики, чтобы заставить выступить на суде. Вот такая я была дурочка!
– Не дурочка, – мягко заметил Эндрю. – Тебе было всего девятнадцать, ты была застенчива и замкнута. Вы с матерью жили вдвоем, и обе старались видеть в людях только хорошее. Ты была идеальной жертвой для такого негодяя, как Бэлдор. Он ворвался в вашу жизнь и очаровал вас обеих, так что вы потеряли голову. Ты была не глупа, но просто очень наивна. – Он помолчал. – И очень доверчива.
– Да, доверчива! Я загнала свою мать в могилу, так я была доверчива! Я убедила ее в том, что ему можно доверять. – Лили горько улыбнулась. – Да уж, в доверчивости мне равных не было!
– Доверчивость не плоха сама по себе, Лили, – заговорил Эндрю. – Ты сделала ошибку, оценивая человека, но…
– Ошибку? Расскажи это кому нибудь другому. Расскажи, как хорошо быть доверчивой! – Ее голос прерывался. – Потому что я с этим покончила. Сейчас я поверю только тому, что увижу своими глазами, а не тому, что мне говорят. Меня никто и никогда больше не сможет использовать.
– – Теперь мне понятно твое желание завести ребенка методом искусственного оплодотворения, –• осторожно добавил Эндрю. – Ты не могла перенести даже саму мысль о близости с мужчиной, поэтому пошла к Генри.
Лили кивнула, мрачно нахмурясь.
– Что тут не понять? Мне нужен был кто то. После случившегося я не могла есть и спать. Я была так одинока… А детей я всегда любила и подумала… – Она не договорила, но потом продолжила со страстью:
– Я посетила трех специалистов, и все они сказали, что надо бы подождать несколько лет, прежде чем принимать такое решение, но я не могла ждать.
– Конечно, не могла.
– Мне так нужен был ребенок! Если бы я и дальше оставалась одна, то не знаю, смогла бы я выжить или нет. – Она умолкла, а потом добавила дрожащим голосом:
– Генри меня понял.
– Генри вообще очень чуткий человек.
– Ты говоришь со мной таким же тоном, как и те доктора, которые мне отказывали. Это было правильное решение, черт возьми!
– Я не спорю с тобой. В тот момент это было единственное, что давало тебе возможность выжить. Ты обеспечила хорошую жизнь для себя и Кэсси, и никто не сомневается в твоей преданности ей. – Он накрыл рукой ее руку. – Ты даже позволила Кэсси поехать в турне, не побоявшись того, что пресса может выкопать тот давний скандал и твое имя опять появится в бульварных листках.
– Кэсси заслужила возможность узнать, что такое жизнь музыканта, и решить, подходит ли ей это. – Лили отняла свою руку. – Ну что, ты теперь доволен? Понравилось тебе играть роль отца исповедника?
– Боже мой, конечно, нет. –• Усталость столетнего старца прозвучала в его голосе. – Это так тяжело! Это всегда болезненно для меня.
– Всегда? Ты так говоришь, как будто ты священник или что то в этом роде. – Лили резко поднялась на ноги. – Ну что ж, если ты закончил свой допрос, я думаю, нам пора разойтись по домам.
– Лили, мы должны были вытащить все это на свет. Я мог бы узнать о тебе все другим способом, но мне не хотелось его применять.
– Не понимаю, о чем ты говоришь, но знай, что мне это копание в моем прошлом не понравилось. Лили повернулась и выскользнула из пещеры. – Так что хватит об этом.
– Это нужно было выяснить, чтобы ты поняла одно: то, что случилось у тебя с Бэлдором, никогда не повторится в отношениях со мной.
– Это ты так говоришь!
– Боже мой, Лили! Я же не какой то проходимец, который может испортить тебе жизнь.
– Откуда я знаю? Тэйт был гораздо менее загадочен, чем ты. Ты работаешь на корпорацию, штаб квартира которой так «удачно» расположена в другой стране. У тебя, по всей видимости, сколько угодно свободного времени. – Она остановилась, чтобы перевести дыхание. – И если подумать, то все, что ты тут делаешь, очень напоминает попытку втереться в доверие.
– Да, напоминает, – согласился Эндрю. – И что, значит, ты собираешься вычеркнуть меня из своей жизни и никогда больше не видеть?
Боль пронзила Лили с такой силой, что она была поражена. Никогда не видеть Эндрю? Это воплощение юной жизнерадостности и сексуальности.
Человека, который, несмотря на свою молодость, так ее понимает? Разве можно от этого отказаться? Она еще не отдавала себе отчета в том, насколько безраздельно он владеет ее душой и телом.
Ну почему же? – ответила она, ступая на песок. – Какое мне дело, почему ты решил меня найти? Ты сам сказал, что я могу взять от тебя все, что мне надо, вот я это и делаю.
– Лили!
Она остановилась и посмотрела на него через плечо.
– Завтра я хочу привести с собой Гуннара и Квинби, чтобы вас познакомить. Ты не возражаешь?
– Но ты же хотел немного подождать?
– Обстоятельства изменились.
Лили кивнула. Она и сама чувствовала, что в их отношениях что то принципиально изменилось в эту ночь. Расспросы Эндрю всколыхнули в ней слишком много боли, открыли раны, которые она считала давно зажившими. Но, причинив боль, Эндрю стал ближе ей эмоционально, ближе, чем после занятий любовью. Теперь Лили не вспомнит больше о том, что сделал с нею Бэлдор, без того, чтобы в памяти не возникла также и эта лунная ночь, когда она рассказала Эндрю о своем горе. Он сумел стать как бы частью ее прошлого, глубоко проникнуть в ее душу. Неужели он так проницателен, что предвидел результат? Легкость, с которой Эндрю читал ее мысли, заставила ее насторожиться.
– Так могу я их завтра привести?
– Как хочешь. – Лили быстро пошла прочь.

* * *

– Они так похожи, что их, наверно, принимают за брата и сестру, – сказала Лили, наблюдая, как Гуннар и Квинби играют с Кэсси в мяч. И Гуннар, и его жена были высокими, светловолосыми. Трудно было определить их возраст. Если в их волосах и были седые нити, то совсем немного. Новые знакомые с веселыми криками бегали по песку, перебрасывая огромный надувной красный мяч с такой энергией и живостью, что казались не многим старше Кэсси. – Они что, скандинавы?
Эндрю покачал головой, поднимая к губам стаканчик с кофе.
– Квинби действительно имеет шведские корни, но Гуннар – нет. Он из Гарвании. Лили озадаченно нахмурилась.
– Гарвания? Никогда не слышала о такой стране. Эндрю пожал плечами.
– Такой страны больше не существует. Соседнее государство, Саид Абаба, аннексировало ее двадцать лет назад.
– А, – с облегчением воскликнула Лили. – О Саид Абабе я хотя бы что то слышала. Это страна с тоталитарным режимом, которая вечно ведет пограничные споры с Седиханом и Тамровией, так?
– Так.
Взгляд Лили опять вернулся к троице, играющей неподалеку.
– Мне нравятся твои друзья, – сказала она искренне. – И они совершенно очаровали Кэсси. Я никогда не видела, чтобы она так быстро к кому то проникалась симпатией, вот разве только к тебе.
– Ничего удивительного. Квинби говорит, что Гуннар в душе так и остался ребенком. Он, по видимому, наслаждается игрой не меньше, чем сама Кэсси. А Квинби всегда обожала детей.
– А свои дети у нее есть? Эндрю кивнул.
– У нее сын, который учится в Марасефском университете в Седихане. Джед отличный парень.
– Каким отеческим тоном ты говоришь! Ты вряд ли намного старше его.
Рука Эндрю с силой сжала пластмассовый стаканчик.
– Ты опять стараешься представить меня этаким юнцом студентом? Я думал, что мы уже с этим разобрались. Зачем ты опять строишь барьеры между нами?
– Они и так существуют.
– Странно, как ты их не замечаешь, когда мы занимаемся с тобой любовью, – очень тихо проговорил Эндрю. – Ведь в эти минуты они пропадают, правда?
Лили почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
– Секс – это одно из основных наслаждений в Жизни и действительно может заставить человека забыть обо всем… на время.
– Занятие любовью.
– Что?
– То, что мы делаем, это не просто секс, это занятие любовью. – Эндрю поднял стаканчик к губам и двумя глотками осушил его. – Когда нибудь ты это поймешь.
Она удивленно посмотрела на него.
– Ну уж не знаю…
– Ты прекрасно все знаешь! – Он с неожиданной силой сжал стаканчик, сломав его. – Ты любишь меня, черт возьми! Ты просто не хочешь это признать. – Он вскочил на ноги и отшвырнул сломанный стаканчик. – Пойду поиграю с Кэсси.
Лили наблюдала, как он шел к играющим, и едва сдерживала желание позвать его обратно. Что это с ним сегодня? В нем явно появилась какая то несвойственная ему озабоченность и резкость. Лили сразу же ощутила это, когда он пришел на пляж в компании Гуннара и Квинби два часа назад.
– Можно посидеть с тобой? – Лили услышала голос Гуннара. – Я, должно быть, постарел больше, чем думал, – твоя дочь меня совершенно загоняла.
– Ты совсем не выглядишь загнанным. Гуннар опустился на песок рядом с ней.
– Я талантливый актер. Думаешь, я позволю ребенку заметить, что старшее поколение не поспевает за ним? Но теперь пусть Эндрю поработает немного. Остался еще кофе?
Лили налила кофе из термоса и протянула ему стаканчик.
– Черный, – уточнила она. Он кивнул, беря стаканчик.
– Когда нибудь ты позволишь мне сделать тебе настоящий кофе? – Он отпил глоток. – Я предпочитаю кофе с корицей и имбирем.
– Как экзотично. Так его пьют в Седихане? Он кивнул.
– Это только тебе кажется экзотикой. Когда ты привыкаешь к чему то, то оно кажется уютным и удобным. – Он посмотрел на кофе. – Седихан хорошее место для жизни. Тебе бы там понравилось.
Лили насторожилась.
. – Вы так думаете?
. – Квинби понравилось. Ей потребовалось время, чтобы привыкнуть, но теперь она не променяла бы его ни на что другое.
– Я рада за нее, – сдержанно отозвалась Лили.
Гуннар отпил еще глоток.
– Я тоже рад. Я работаю в Седихане, и было бы очень жаль бросать работу. Лили посмотрела на него.
– А вы на самом деле могли бы бросить работу ради нее?
– Естественно. Я не был бы счастлив, если бы Квинби было плохо.
– У вас, видимо, на редкость хорошие отношения, – задумчиво сказала Лили.
– Просто Квинби на редкость хорошая женщина. – Лицо Гуннара смягчилось, когда он посмотрел на жену. – Она искренняя, любящая, честная и абсолютно надежная.
– Могу представить, какой прекрасной няней она была для Эндрю! Кэсси в нее уже прямо влюбилась.
Он кивнул.
– Я же говорю, она удивительный человек. – Он посмотрел в глаза Лили и добавил:
– Как и Эндрю.
– Генри мне сказал то же самое. – Лили сделала недовольную мину. – Но он так любит таинственность! Я даже не знаю, кто он по профессии, чем зарабатывает себе на жизнь. Эндрю что то исправляет, так, кажется, он говорил.
Гуннар усмехнулся.
– Безусловно, о том, что он делает, можно так сказать.
– Странно, что у него столько свободного времени.
– – С тех пор как Эндрю приехал сюда, он работает каждое утро в местном госпитале, чуть дальше по побережью. Эндрю старается помочь там, где только возможно, а тех, кто нуждается в его помощи, увы, очень много. Он что, не рассказывал тебе?
– О госпитале? – растерянно переспросила она. – Нет, не рассказывал.
– Неудивительно. Эндрю не любит говорить о своей работе.
Лили в отчаянии воздела вверх руки.
– Ну вот, теперь и ты становишься таким же таинственным, как он. Я уже начинаю думать, что вы оба из ЦРУ или чего то в этом роде.
Гуннар расхохотался.
– Ну, здесь ты ошибаешься, даю слово. Мы не имеем никакого отношения к секретным агентствам. – Его лицо стало серьезным. – Однако работа Эндрю может быть очень опасной, и он часто нуждается в нашей поддержке.
По телу Лили пробежал холодок.
– О какой опасности ты говоришь?
– Мне вообще не следовало бы говорить об этом с тобой. – Он допил свой кофе. – О своей работе Эндрю расскажет сам. – Он пристально посмотрел на нее. – Ты должна знать одно: существует множество людей, которые доверяли ему свою жизнь, и он ни разу никого не подвел.
– Жизнь?
Гуннар мрачно кивнул.
Доверяй ему, Лили. Он любит тебя.
Он что, просил тебя поговорить со мной?
Эндрю предпочитает все делать сам. – Гуннар широко улыбнулся. – А теперь мне пора оторвать свою жену от твоей дочери и увести ее домой. Ты только посмотри на них! Чего доброго она еще решит украсть у тебя Кэсси.
Лили перевела взгляд на Квинби Нильсен, лицо которой сияло добротой и нежностью, когда она смеялась вместе с Кэсси.
– Я надеюсь, что вы с Квинби опять придете к нам – сказала она вдруг, неожиданно для себя самой. – По утрам я работаю, но после обеда мы почти всегда идем на пляж.
– С большим удовольствием, – ответил Гуннар. – Слишком долго Эндрю наслаждался вашим обществом в одиночку. – Он помахал рукой на прощание и направился через пляж к Эндрю, Квинби и Кэсси.

* * *

Этой ночью их любовь была дикой и почти жестокой в своей безудержности.
Казалось, Эндрю никак не мог ею насытиться, Лили отвечала ему с не меньшей страстностью. Раз за разом они достигали вершин наслаждения, пока совсем не обессилели.
– В чем дело? – проговорила Лили, все еще не отдышавшись. – Я чувствую, что сегодня что то не так.
Не глядя на нее, Эндрю отвернулся и стал одеваться.
– Я не сделал тебе больно? – спросил он.
– Нет. – Она медленно села. – А разве ты хотел?
– Ну что ты! – Эндрю обернулся и чуть ли не с ужасом посмотрел на нее. – Боже мой, конечно, нет! Я никогда не сделаю тебе больно. Я просто не смогу! – Его губы скривились в невеселой улыбке. – Теперь, наверно, ты не веришь мне.
– Да нет, я… Я думаю, мне это даже понравилось. Но это было так не похоже на тебя. А сегодня ты на меня сердился.
– Нет, не из за этого я был так несдержан.
– Ты не отрицаешь, что…
– Я не был рассержен. Я был расстроен. – Эндрю нашел ее ночную сорочку и протянул ей. – Черт возьми, я и сейчас расстроен. Ты все еще не понимаешь, что происходит между нами, а время уходит.
Лили замерла.
– Ты должен уезжать? – испуганно спросила она. – Хотя чему тут удивляться? У нас с тобой «пляжный роман». – Она натянула сорочку через голову и стала задумчиво расправлять складки. – В конце концов, тебе придется выйти на работу, а мы с Кэсси через пару недель вернемся в Сан Франциско. Возможно, это даже к лучшему…
– Совсем не к лучшему! – прервал ее Эндрю со сдержанной яростью. – Перестань отгораживаться от меня! Признай, что нас связывает нечто очень важное, сейчас я не имею в виду Кэсси.
Лили поспешно встала.
– Мне пора.
– Послушай, Лили! – Эндрю встал, и лунный свет озарил его мрачное, расстроенное лицо. – Время было против нас с самого начала. Я не могу позволить, чтобы оно опять разделило нас. – Он раздраженно пнул ногой лежащее на земле одеяло – Подумать только, я ведь даже не спал с тобой в настоящей постели. Мы никогда не сидели вместе за обеденным столом, никогда не делали всех тех обычных повседневных дел, которые объединяют мужчину и женщину. Я прихожу в наш коттедж, вижу Гуннара и Квинби вместе и отчаянно хочу иметь то, что они имеют. Это сводит меня с ума! – Он остановился и тяжело вздохнул. – Это тянется слишком долго! Я больше не могу. Скажи мне, какие чувства я у тебя вызываю?
– Я не знаю. Мы что, не можем не касаться этой темы?
– Не можем, – сурово отрезал он. – Я знаю, что тебя влечет ко мне физически. Я знаю, что нравлюсь тебе. Но что еще? Думаешь ли ты обо мне, когда меня нет рядом? Хочешь ли ты заботиться обо мне, беречь меня? Потому что именно это я хочу и могу дать тебе.
Лили почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза.
– Эндрю, я не буду тебя расстраивать, – сказала она.
– Так не расстраивай! Скажи, что тебе хотя бы не наплевать на меня. Я знаю, ты это можешь, если бросишь выстраивать свои дурацкие барьеры и согласишься признать, что я не какой нибудь подлец типа Бэлдора. – Его голос понизился почти до шепота, но звучал страстно, как заклинание. – Пойми, я же не требую от тебя полного доверия прямо сейчас. Просто старайся понемногу, день ото дня преодолевать свои страхи. – Эндрю с усилием улыбнулся. – Возможно, дней через двадцать мы чего нибудь добьемся.
Боже, он выглядел таким несчастным! Лили совершенно не хотела его расстраивать, но все было так сложно. Волна жалости нахлынула на нее, и она порывисто шагнула к нему.
– Эндрю, я бы так хотела тебе верить!
– Ну что ж, для начала хоть это. Она подошла еще ближе и бросилась ему в объятия, прижимаясь мокрой от слез щекой к его груди.
– Не хочу, чтобы ты уезжал, – шептала она. – Мне будет так тебя не хватать! Его руки крепче обняли ее.
– Еще один шаг! – сказал он с волнением в голосе. – А поскольку я обещал не причинять тебе боли, то, значит, должен остаться тут еще на некоторое время.
Радость охватила Лили.
– Но ты же говорил, что время уже кончается. Я не хочу мешать тебе в твоей…
Его губы прижались к ее губам, заглушая слова крепким поцелуем.
– Мешать! Боже мой, Лили, как ты можешь мешать!
Она высвободилась из его рук и отступила назад.
– Я… я ничего не обещаю, – пробормотала она, запинаясь. – Делай так, как сочтешь нужным.
– Опять ты прячешься в своей раковине. – Эндрю улыбнулся счастливой улыбкой. – Но мы, тем не менее, совершили сегодня настоящий прорыв, любимая.
Лили улыбнулась в ответ, чувствуя себя молодой, счастливой, ее сердце замирало от надежд. Господи, когда последний раз ей было так хорошо?
– Да, совершили, лю… – Она смущенно запнулась.
Эндрю понимающе кивнул.
– Не торопись. Шаг сегодня, шаг завтра… Ты сможешь преодолеть это, Лили.
Стоя перед ним, не отрывая взгляда от его мужественного, но в то же время такого мягкого лица, она почти не сомневалась, что так и будет. Эндрю добьется своего, и они найдут свое счастье.
– Да, наверно, я смогу это преодолеть, – сказала она на прощание.

5

Какой то посторонний звук разбудил Лили.
С большим усилием она вырвалась из глубин сна, хотя еще не полностью проснулась. Звук в гостиной был едва различим, но странно, откуда он вообще взялся. Может, Кэсси прошла в ванную? Уж не больна ли она?
Шорох донесся снова, теперь у самой двёри в ванную.
– Кэсси! – позвала Лили. – С тобой все в порядке, малышка?
Ответа не было, все стихло.
Может, ей просто показалось? Лили начала уже устраиваться поудобнее на подушках, готовясь снова погрузиться в сон, когда вдруг с ужасом осознала, что происходит. Стоило ей позвать дочку, как шум
Прекратился. Значит, она кого то спугнула, и этот кто то затаился.
Окончательно проснувшись, Лили отчетливо поняла, что неясный шум очень напоминал звук шагов.
Неужели грабеж? Но как вор смог залезть в коттедж? Она была уверена, что заперла входную дверь, когда вернулась со свидания. Но зачем раздумывать, как и почему, когда кто то находится прямо за ее дверью!
Лили подвинулась к краю кровати и осторожно открыла дверцу тумбочки, напряженно прислушиваясь. Ничего. Нет, кто то чужой находился в доме, теперь она была в этом уверена. Лили тихонько вытащила пистолет из тумбочки, сняла его с предохранителя и спустила ноги на пол.
Шаги послышались снова. Лили замерла, судорожно сжимая рукоятку пистолета. Надо подождать, пока вор не войдет к ней в комнату, и тогда…
Но к ней никто не вошел. Теперь она слышала шаги в конце коридора. Кто то направлялся к Кэсси!
В мгновение ока Лили выскочила из постели и была уже на середине комнаты. Рывком распахнув дверь, она нажала на выключатель, закричав при этом:
– Держись от нее подальше, черт тебя побери!
Человек, стоящий у двери в спальню Кэсси, резко обернулся. Чуть выше среднего роста, смуглый, со шрамом на правой щеке, он был уродлив. Хотя нет, это злобная гримаса так исказила его лицо. Впервые к ней пришло ощущение настоящей опасности. Взгляд незнакомца упал на оружие в ее руке.
– Вы не понимаете, с кем имеете дело, – произнес он с заметным акцентом, – Бросьте пистолет.
– Черта с два! Отвали от этой двери и сядь сюда. – Она указала дулом пистолета на кресло в середине комнаты. – Интересно, что скажет шериф об этом небольшом происшествии. – Она шагнула от двери к столику у дивана, где стоял телефон. – Насколько я знаю, здешняя власть очень не любит воров и взломщиков. Может, тебе и удавалось…
Страшный удар обрушился ей на голову. Лили почувствовала, что голова как будто раскалывается. Все вокруг поплыло.
– Девчонку! Давай сюда девчонку! – раздался позади нее грубый голос.
Новый удар пришелся ей в правый висок, и Лили провалилась в темноту.

* * *

Лежа на полу, Лили могла видеть распахнутую дверь комнаты Кэсси, скомканные простыни на кровати, открытую дверцу шкафа. Кэсси. Нужно найти Кэсси.
Но Кэсси нигде не было.
Лили повернула голову и чуть не потеряла сознание от резкой боли. Ей пришлось полежать неподвижно некоторое время, чтобы набраться сил для новой попытки. Зачем они похитили Кэсси?
Она заставила себя открыть глаза и увидела свой пистолет рядом на полу. Лили протянула руку и е трудом взяла пистолет. А почему они оставили его? Они должны были знать, что она обязательно бросится в погоню. Она не позволит им украсть свою девочку.
Лили, собрав последние силы, поднялась на колени. Она вынуждена была переждать новый приступ боли. Еще одно усилие, и она уже на ногах.
Теперь к телефону. Надо позвонить шерифу.
Шатаясь, Лили добралась до столика и сняла трубку. Ни звука. Телефон молчал. Должно быть, они перерезали провод.
Как жалко, что она не в состоянии ясно соображать. Она потрогала висок и ощутила липкую кровь. Поднеся руку к глазам, несколько секунд она бессмысленно смотрела на свои пальцы, потом рассеянно вытерла их о подол рубашки. Что ей сейчас делать? Она даже не знала, давно ли они ушли и сколько она пролежала вот так без сознания. Может быть, они уже за сто миль отсюда и с каждой секундой становятся все более недосягаемыми. Она была слишком слаба, чтобы пройти десять миль до города и сообщить шерифу. Надо найти кого то, кто смог бы помочь ей.
Эндрю.
Он говорил, что их коттедж находится в полумиле от скалы, а до нее отсюда – еще четверть мили. Ей не под силу пройти такое расстояние.
Но мысль о Кэсси подстегнула ее.
Проклятье, она все сможет! Лили медленно двинулась к выходу, чуть запрокинув голову, так пульсирующая боль ощущалась не столь сильно. Она должна добраться до Эндрю, значит, она доберется.
Свежий ветер приятно охладил щеки, но не помог избавиться от дурноты. Ну что же, она вынесет и это. Ничто не помешает ей дойти до Эндрю.
Она не сдастся. Она не позволит этим негодяям победить. Крепко держась за перила, Лили медленно начала спускаться.

* * *

Почему никто не отвечает на ее стук?
Лили постучала опять, но удары были такими слабыми, что она сама едва их слышала. Она еле держалась на ногах. Но сейчас это не имело значения, она должна постучать сильнее, если хочет, чтобы ей помогли. Она опять подняла руку.
Из под двери показался луч света. Значит, ее услышали. Дверь распахнулась. На пороге стоял Эндрю. Его светлые волосы были взлохмачены, глаза сверкали в свете лампы. Интересно, почему он ничего не говорит? И так странно на нее смотрит.
Или это она должна что то сказать? Лили пыталась произнести хоть слово, но губы не хотели слушаться.
– Что там, Эндрю? – раздался за его спиной слегка встревоженный голос Квинби. Наконец ей удалось заговорить.
– Кэсси… – с трудом выдохнула она, прежде чем провалиться в глубокий обморок.

* * *

Когда Лили открыла глаза, Эндрю сидел в кресле рядом с ней. Его рука тут же легла на ее руку.
– Все будет хорошо, Лили. Мы вернем Кэсси.
Дневной свет, лившийся в окно, освещал незнакомую спальню. Конечно, это коттедж Эндрю, догадалась Лили. Она пришла сюда за помощью.
– Который час?
– Почти восемь. Ты постучала в три часа ночи только вошла и сразу упала без сознания. – Его щека дернулась. – Ты так меня напугала! Ты была вся в крови и выглядела, как будто…
– Они ударили меня. Два раза. – Лили попыталась сесть. – Я думала, что там только один человек, а оказалось, что другой стоял за дверью, когда я…
– Сейчас меня не интересуют подробности. – Он уложил ее обратно на подушки. – Главное сейчас, чтобы ты поправилась и чтобы мы нашли Кэсси.
– Ты позвонил шерифу? Они должны всюду разослать описание Кэсси и одного из бандитов.
– Нет, я еще не звонил.
Лили посмотрела на него, не в силах поверить.
– Но почему? Ведь прошло уже пять часов! Пойми, ведь Кэсси в опасности!
– Успокойся. Тебе нельзя волноваться. – Эндрю озабоченно нахмурился. – Квинби говорит, что у тебя легкое сотрясение мозга. Она квалифицированная медсестра, к ее мнению я прислушиваюсь…
– Покой? – Лили рывком села на постели, не обращая внимания на ослепительную вспышку боли в голове. – Мою дочь похитили какие то… уж не знаю, кто они. – Она устало подняла руку ко лбу. – Я даже не знаю, почему они ее забрали. Я думала, они обычные воры, но один из них сказал… По какой то причине им была нужна именно Кэсси. Ради выкупа? Не понятно. Неужели они думали, что я поехала бы отдыхать в такую дыру, если бы имела какие то деньги? А что, если это не ради выкупа? – Паника захлестнула Лили. – А что, если они будут мучить ее, Эндрю? Что, если….
– Они ничего ей не сделают, любовь моя. Я тебе обещаю.
– Как ты можешь что то обещать? – Лили спустила ноги на пол. – Я должна позвонить шерифу. Я видела одного из бандитов. Я дам его описание. Возможно, я смогу опознать преступника по фотографии…
– Фотографий этих людей там быть не может,
– Почему? Ты же не знаешь… – Она остановилась, увидев выражение его лица. – Боже мой! – прошептала она. – Так ты знаешь! – Это просто не укладывалось в ее голове. Эндрю знал этих людей! Он знал что то о похищении Кэсси. Так, значит, и он… И от этого кошмара ей уже не проснуться. В ужасе она прошептала:
– Это твоих рук дело.
– Да нет же! – В голосе Эндрю чувствовалось напряжение. – Не смотри на меня как на чудовище. Да я убить их был готов, когда увидел тебя вчера на пороге.
– Но ты знаешь этих людей, – обвиняюще сказала Лили. – Ты знаешь, кто похитил Кэсси.
– Да, знаю. – Губы Эндрю дрогнули. – Я тоже виноват в том, что произошло. Я не имел достоверной информации о том, что за Кэсси будут следить. Я хотел уговорить тебя поехать со мной туда, где вы с Кэсси будете в безопасности.
– – Афера вместо грабежа? – холодно спросила Лили. – А знаешь, ты почти добился своего, У тебя просто дар убеждать людей. – Она недоверчиво покачала головой, – Я ведь почти поверила тебе.
– Лили, я не обманывал тебя.
– Твои приспешники будут разочарованы, когда окажется, что я отнюдь не стою их усилий. – Она хрипло засмеялась. – Тебе следовало получше подготовиться и избавить их от ненужных сложностей. Конечно, из газетных публикаций можно было понять, что Кэсси – это курочка, которая несет золотые яйца, но…
– Дело совсем не в деньгах, Лили.
– Что ты хочешь сказать? Естественно, что это сделано ради денег. Из за чего же еще?
Эндрю устало откинулся на спинку кресла.
– Дело в Кэсси. И во мне.
– О чем ты говоришь?
– Не жди, никто не будет требовать выкупа. Несколько мгновений Лили молча смотрела на него.
– Ты же говорил, что никогда не захочешь забрать ее у меня. Негодяй!
– Я и не забирал. И это совсем не мои приспешники. Они похитили Кэсси совсем не ради денег. Они сделали это потому, что она моя дочь.
– Бред какой то. Они не могли это знать. Я доверяю Генри. Он бы их и на порог не пустил.
– Генри ничего им не сказал. Около месяца назад его офис подвергся ограблению. Исчезла картотека. Сведения были зашифрованы, но мы знали, что специалист рано или поздно сможет их расшифровать. Генри обо всем сразу же сообщил нам, но когда мы приехали в университет, уже было поздно искать какие то следы.
– Подожди ка. – Лили подняла руку, останавливая его. – А почему записи были зашифрованы?
– Сведения носили конфиденциальный характер.
– Разумеется, но шифровать – это, кажется, уже слишком.
Эндрю молчал.
– И почему они так интересовались именно твоей дочкой? Ты что, магнат с Уолл стрит или что то в этом роде? Может, ты член клуба миллионеров?
Эндрю поморщился.
– Лили, я знаю, тебе нелегко будет понять, но…
– Да или нет?
– У меня достаточно денег, чтобы нормально жить. У тех, кто входит в Кланад, нет проблем с деньгами. В Седихане, кстати, деньги не так уж и нужны. Но мне тоже не пришлют требование выкупа.
– Но тогда скажи, наконец, в чем же тут дело? Эндрю покачал головой.
– Ты вряд ли поймешь, а если и поймешь, то вряд ли поверишь мне. – Он криво усмехнулся. – Сейчас ты не поверишь мне, даже если я скажу, что солнце всходит на востоке!
– Разумеется. Но я все таки жду объяснений.
– Нет, позже для этого будет достаточно времени. Лучше я скажу тебе, что Кэсси пока в безопасности. Во всяком случае, ничто не угрожает ей физически. Она может быть напугана. И это все! По крайней мере, до тех пор, пока она остается здесь, в США.
– Пока остается в США? Они что, хотят увезти ее из страны? Но куда же, Господи?
– В Саид Абабу.
Словно в тумане, Лили покачала головой.
– Слушай, что здесь вообще происходит?
Эндрю потянулся, чтобы обнять Лили, но она резко отстранилась, показывая, что не нуждается в его утешении. Он устало опустил руку.
– Ей ничего не сделают. – Его рука так сжала подлокотник кресла, что побелели костяшки пальцев. – Я знаю, что ты мне не доверяешь, Лили, но прошу тебя, поверь хотя бы этому. Ради своего же блага, поверь, что Кэсси ничто не угрожает.
– Но как я могу, если ты ничего мне не объясняешь? Я даже не знаю, где она…
– И я не знаю. – В глазах Эндрю промелькнула тревога. – Я с минуты на минуту жду звонка от Гуннара, он сможет рассказать больше. Он и Квинби пытаются выследить их.
– Выследить? Но сейчас не время Буффало Билла. Позвони же в ФБР, черт возьми!
– Нельзя. – Эндрю помолчал. – Это будет опасно для Кэсси. Наемники из Саид Абабы не хотят, чтобы о причинах похищения стало широко известно. А официальное расследование неизбежно приведет к этому. Кроме того, у Гуннара больше шансов их выследить. У Кланада в этих местах есть свои агенты, и потом, в этом и состоит специфика работы Гуннара.
– Так он занимается поиском похищенных детей? Почему же он раньше этого не говорил? – Лили в изнеможении прикрыла глаза. – Проклятье, я хочу, чтобы мне вернули мою девочку. Мне наплевать на твой Кланад и на тех мерзавцев, которые ее похитили. Я просто хочу, чтобы она вернулась домой.
– Она вернется. С ней все будет в порядке. Лили широко открыла глаза и посмотрела на него в упор.
– Уж не знаю, во что ты там ввязался, но мы с Кэсси не хотим иметь к этому отношения. Если Кэсси пострадает из за тебя, я позабочусь, чтобы ты ответил за это!
– Да, в этом я не сомневаюсь, – горько отозвался Эндрю. – Ты уже меня наказываешь. – Он попытался улыбнуться. – Гуннар считает, что они не успели еще вывезти ее за пределы страны. У них нет своих агентов в этой…
В соседней комнате зазвонил телефон.
Эндрю резко отодвинул кресло и вскочил на ноги.
– Это, наверно, Гуннар. Я сейчас.
Лили слышала, как он поднял трубку и что то сказал, но не могла разобрать что. Она с трудом встала на ноги и от наступившей дурноты покачнулась. Лили преодолела головокружение и медленно пошла в другую комнату. Держась за косяк двери, она вошла как раз в тот момент, когда Эндрю повесил трубку.
– Ну что? Знает он, где Кэсси?
– Господи, Лили! – Эндрю бросился ей навстречу. – Ты выглядишь так, будто вот вот потеряешь сознание. Ты что, решила за мной следить? – Не дожидаясь ответа, он поднял ее на руки и отнес назад в постель. – Да, Гуннар знает, – ответил он на ее вопрос. – Наемников, которые похитили Кэсси, зовут Хамид Салман – того, который со шрамом, и Саид Бахарас его ты не видела. Они отвезли Кэсси в мотель «Эдельвейс», примерно в ста милях отсюда. Он принадлежит выходцу из Саид Абабы. По словам Гуннара, они ждут частный самолет, который вот вот приземлится в местном аэропорту. И тогда они вывезут Кэсси из страны. – Он склонился над Лили, устраивая ее поудобнее. – Кэсси держат в одном из бунгало мотеля. С ней все в порядке.
– Как что то может быть в порядке, когда она, по всей вероятности, напугана до смерти? А если Гуннар и его люди знают, где она, то почему они не пойдут и не освободят ее? А что, если самолет прилетит прямо сейчас и ее увезут?
– Лили, эти агенты не… – Эндрю запнулся, подбирая слово. – Не профессионалы.
– Что ты имеешь в виду?
– Правительство Саид Абабы готово применить силу, лишь бы добиться своего. Люди, правящие этой страной, не творцы. Они способны потреблять лишь чужие идеи. Ты видишь, как дерзко проведено это похищение? Причем они даже не потрудились все тщательно спланировать.
– Значит, надо воспользоваться этим и успеть забрать Кэсси.
– Правильно, – мягко сказал Эндрю. – Но нам нельзя торопиться. Гуннар говорит, что если загнать этих людей в угол, то их первой реакцией будет насилие. Салман известен своей жестокостью. Они пойдут на все, не боясь уничтожить даже то, что имеет для них ценность.
– Кэсси, – замирая, прошептала Лили. – Они что нибудь с ней сделают.
– С ней ничего не случится. Мне надо только быть поосторожнее и проследить, чтобы она была под надежной защитой до того, как Гуннар вступит в дело.
– И как ты собираешься это сделать?
– Я найду возможность. Я вылетаю туда немедленно. Гуннар послал за мной вертолет.
– Я полечу с тобой. Эндрю обреченно кивнул.
– Так и думал, что ты это скажешь. Значит, мне не удастся уговорить тебя остаться здесь и предоставить нам самим заняться этим?
– Нет.
– Я тебя не убедил в том, что после такого удара по голове ты должна лежать, не вставая?
– Нет.
– Ну что же. – Эндрю поднял руку, не давая ей заговорить. – У меня есть условие.
– Условие! Моя дочь…
– Ты будешь делать то, что я скажу тебе. Никаких вопросов, никаких споров.
– А если я не соглашусь?
– Тогда ты не поедешь.
– Я могу и сама поехать в этот «Эдельвейс».
– Ну, тогда я сделаю все, чтобы у тебя не было даже малейшей возможности попасть туда.
Теперь в его облике не осталось и следа мальчишества. Он проявил ту стальную твердость, которую Лили лишь время от времени угадывала в нем раньше.
– Я могла бы солгать тебе, – возразила она. – Так же, как лгал мне ты.
– Я никогда тебе не лгал.
– Вот как? Ты явился сюда, заморочил мне голову, убедил Кэсси в том, что ты пуп земли, и все это, выясняется, ради каких то своих целей.
– Я тебе не… – Он замолчал, затем яростно сказал:
– Боже мой, ты даже не знаешь, что такое «заморочить голову». Я мог бы тебе показать. Я мог бы… – Он с трудом сдержал себя и тряхнул головой. – Нет смысла тебя переубеждать, пока ты так волнуешься за Кэсси. Короче, я возьму тебя с собой, если ты дашь мне слово, что будешь во всем меня слушаться.
Лили пристально посмотрела на него, хмурясь.
– Ладно, – медленно ответила она наконец. – Но если мне покажется, что ты тянешь время, то я могу передумать и сама начну действовать.
Эндрю криво ухмыльнулся.
– Чего от тебя еще ждать. – Повернувшись, он пошел к двери. – Я зайду в ваш коттедж, соберу твою сумку и возьму кое что для Кэсси. Может, ты посоветуешь мне взять что нибудь особенное?
– Да нет, не… Подожди! Возьми ее музыкальную шкатулку. – На глаза Лили набежали слезы. – На ней изображена маленькая девочка за пианино. Если шкатулку завести, она играет мелодию Баха. Я купила Кэсси эту игрушку, когда ей было только три, и она с тех пор с ней не расстается. Она каждый вечер слушает ее перед сном, и… – Лили остановилась, борясь со слезами. – Шкатулка, должно быть, стоит на тумбочке у ее кровати. – Я захвачу ее. – Эндрю глянул на нее через плечо. – Ты можешь хоть сейчас полежать? Когда я вернусь, то помогу тебе пойти в ванную и умыться.
– Хорошо, я прилягу, – проговорила Лили, закрывая глаза. – И я не против того, чтобы ты мне помог. Я не собираюсь отстаивать свою независимость – глупо тратить на это силы. Мне они еще понадобятся, когда мы найдем Кэсси.
– Разумно. Надеюсь, все так и будет.
Лили слышала удаляющиеся шаги Эндрю, затем звук закрываемой двери. Он ушел. Почему то осознание того, что она осталась одна, страшно расстроило ее. Ведь если не считать Кэсси, Лили была одна много лет, она привыкла к одиночеству. Та духовная связь, которая возникла между ней и Эндрю, теперь казалась ей миражом, бесследно исчезнувшим. Надо принять этот факт. Слава Богу, что Эндрю еще не контролирует ее действия. Но, видимо, она позволила ему зайти слишком далеко, иначе откуда эта боль, откуда ощущение того, что ее предали?
Господи, разве можно сейчас беспокоиться о тех неясных отношениях, которые только начинали складываться между ними. Сейчас она должна думать только о Кэсси. Но мысли об Эндрю и Кэсси уже переплелись в ее сознании, и ей с трудом удавалось их разделить. Эндрю дал ей Кэсси, а теперь из за него ее похитили. Если бы только она знала, в какую темную историю ввязывается, когда девять лет назад входила в офис доктора Слодака! Украденные записи, похищения детей, международные интриги – и все сфокусировано на ее девочке.
Хотя нет, не Кэсси была в фокусе этого заговора, им нужен был Эндрю. Ведь он сам сказал, что Кэсси украли потому, что она была его дочерью, а значит, ему угрожает еще большая опасность, чем ей.
Ну вот, только этого не хватало. Она уже беспокоится о нем! Эндрю вполне взрослый человек и, несомненно, в ответе за происшедшее. А Кэсси – невинная жертва. Бедный ребенок. Как же эти негодяи, должно быть, напугали ее! Этот, со шрамом, как будто из фильма ужасов…
Внезапно Лили пораженно открыла глаза. Откуда Эндрю знает, как тот человек выглядит? И как он вообще узнал, что с ними произошло? Ведь она потеряла сознание, не успев ничего рассказать. Это Лили точно помнила.
Эндрю говорил о человеке со шрамом, которого она видела, а Гуннар помчался в погоню еще до того, как она пришла в себя.
Странно. Все в этой истории странно и страшно. Столько вопросов, а Эндрю не ответил ни на один.

* * *

– Странно, что выходец с Востока назвал свой отель «Эдельвейс», – сказала Лили, когда вертолет начал снижаться над маленькой поляной.
Эндрю пожал плечами:
– А почему бы и нет? Государство Саид Абаба не пользуется хорошей репутацией не только на Востоке, но и во всем мире. А что может быть лучше, чем альпийский образ? Я уже говорил, в этой стране не любят нестандартные решения. Там предпочитают использовать то, что придумано, создано и обкатано другими, – Он кивнул в сторону леса:
– А вот и Гуннар.
– Но разве он не наблюдает за бунгало, где держат Кэсси? – Руки Лили вцепились в подлокотники. – Что, если они в это самое время заберут и спрячут ее…
– Гуннар наверняка оставил там своих людей, – перебил ее Эндрю. – Он знает свое дело.
Вертолет сел, и Гуннар направился к ним. Молодой пилот выключил мотор и повернулся к Эндрю:
– Я вам еще буду нужен для обратного пути? Эндрю покачал головой:
– Нет, Джейк.
Лили перевела взгляд на Эндрю:
– Я тебя не понимаю. Каким образом мы с Кэсси вернемся домой?
Эндрю открыл тяжелую дверь кабины.
– Пути назад нет. – Эндрю спрыгнул на землю и обернулся к Лили, чтобы помочь ей спуститься вслед за собой. – Слишком поздно. Теперь мы можем идти только вперед.
– Чепуха, – бросила она. – Для тебя, может быть, поздно, а нам с Кэсси обязательно надо вернуться.
Эндрю забрал из кабины оба их чемодана и закрыл дверь, махнув пилоту, чтобы тот взлетал.
– Сейчас нет времени это обсуждать. – Он поднял чемоданы. – Давай лучше выясним, какие новости у Гуннара.
Лили мгновенно переключилась и поспешно обернулась к Гуннару.
– Как Кэсси?
– У нее все в порядке. – Он окинул Лили внимательным взглядом. – Ты плохо выглядишь. Я боюсь, ты сейчас свалишься. – Он перевел взгляд на Эндрю:
– Нельзя было оставить ее дома?
– Нет, разве только приковав цепями. – Эндрю пожал плечами. – И даже тогда она, возможно, нашла бы способ последовать за мной. Я подумал, что лучше уж держать ее под присмотром. Гуннар кивнул.
– Квинби тоже так считает.
– А кстати, где Квинби? – спросил Эндрю.
– Мы сняли бунгало рядом с тем, где держат Кэсси. Квинби ждет нас там. – Гуннар взял Лили под локоть и повел в сторону от вертолета. – Пойдем. Я взял напрокат машину, она стоит недалеко, по ту сторону рощи. Давай поторопимся, пока ты еще держишься на ногах.
– Я в полном порядке, – нетерпеливо ответила Лили. – Когда я увижу Кэсси?
– Скоро. Я не решился на какие либо действия без указаний Эндрю. Кэсси его дочь, и он вправе…
– Кэсси – моя дочь! – воскликнула Лили. – Я растила ее, я ухаживала за ней, когда она болела, я делила с ней…
– Никто не оспаривает твоих прав на нее, – перебил ее Гуннар. – Поэтому ты здесь. – Он помолчал. – Но сейчас все зависит от Эндрю. Ты не в силах помочь ей.
– Как? – взволнованно спросил Эндрю. – Ты же сказал, что Кэсси не пострадала.
– В некотором роде – да, – пояснил Гуннар. – Они не мучили ее. Но она видела Лили, лежащую на полу. И это вызвало у нее шок. Девочка подумала, что мать убили.
– Конечно, она в шоке, – сердито сказала Лили. – Ради всего святого, ведь она в опасности!
– Ну да, она очень чувствительна. – Гуннар многозначительно посмотрел на Эндрю. – Более чувствительна, чем мне раньше казалось. Возможно, нам будет с ней непросто.
– Только этого не хватало, – прошептал Эндрю.
– Что будет непросто? – спросила Лили, переводя взгляд с одного на другого. – Что с ней случилось?
Они дошли до сверкающего темно синего «Бьюика», и Гуннар открыл заднюю дверцу.
– Я, наверно, поторопился с заключением, – сказал он. – Еще слишком рано говорить, есть ли повод для тревоги. О ее душевном состоянии мы будем волноваться тогда, когда вытащим из лап этих шутников.
– И когда же это наконец, случится?
– Сегодня ночью, – ответил Гуннар. – Если Эндрю сочтет, что Кэсси будет в состоянии это выдержать.
– У Кэсси очень устойчивая психика, – хмурясь, заметил Эндрю. – Никогда не думал, что на стресс у нее может возникнуть такая реакция.
Лили села на заднее сиденье машины.
– Это я буду решать, а не Эндрю, – резко сказала она. – Мы должны забрать ее сегодня же.
– Нет, Лили. – Голос Эндрю прозвучал обманчиво мягко, но в нем чувствовалась стальная решимость. – Мы начнем тогда, когда я подам команду, и ни минутой раньше. Я не буду рисковать здоровьем дочери. Кэсси не перенесет еще одного стресса. Я решу, что делать, когда изучу ситуацию сегодня днем.
Прежде чем Лили успела ответить, он захлопнул дверь, обошел машину и занял место рядом с Гуннаром.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art