Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Карло Коллоди. - Приключения Пиноккио : 13. ТАВЕРНА «КРАСНОГО РАКА»

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Карло Коллоди. - Приключения Пиноккио:13. ТАВЕРНА «КРАСНОГО РАКА»

 
Они шли, шли и шли и к самому вечеру дошли наконец до таверны «Красного Рака».
— Завернем сюда, — предложила Лиса, — чего нибудь перекусим и отдохнем часок другой. В полночь мы снова двинемся в путь и на рассвете будем уже на Волшебном Поле.
Они вошли в таверну, и сели все трое за один стол. Но аппетита ни у кого не было.
Бедный Кот, страдавший тяжелым расстройством желудка, смог съесть всего навсего тридцать пять рыбок краснобородок в томатном соусе и четыре порции требухи с сыром пармезан. А так как требуха показалась ему неважно приготовленной, он велел принести себе три порции масла и тертого сыра.
Лиса тоже с удовольствием поела бы чего нибудь. Но так как врач прописал ей строжайшую диету, то она вынуждена была ограничиться нежным и хорошо прожаренным зайцем, а в качестве легкой закуски — парой откормленных кур и парой совсем молодых петушков. На закуску для аппетита она заказала еще рагу из куропаток, тетерок, кроликов, лягушек, ящериц и винограда. И больше ей ничего не хотелось. Еда, сказала она, до того ей противна, что она не может на нее смотреть.
Пиноккио — тот ел меньше всех. Он заказал пол ореха, кусочек хлеба, да и к этому не прикоснулся. Бедному малому, поглощенному мечтой о Волшебном Поле, казалось, что он сыт золотыми монетами.
После того как все поужинали, Лиса сказала хозяину таверны:
— Дайте нам две хорошие комнаты — одну для синьора Пиноккио, другую для меня и моего друга. Перед дальнейшим походом мы хотим немножко вздремнуть. Но имейте в виду, что в полночь нас нужно разбудить, так как нам необходимо продолжить свое путешествие.
— К вашим услугам, синьоры, — сказал хозяин и лукаво подмигнул Лисе и Коту, что должно было означать: «Порядок, мы понимаем друг друга».
Не успел Пиноккио лечь в постель, как тут же уснул и увидел сон. Во сне он стоял посреди поля, и поле было засажено деревцами, а деревца были сплошь увешаны гроздьями золотых цехинов, которые на ветру сталкивались и звенели: «Динь дилинь, динь дилинь, динь дилинь», словно говоря: «Рвите нас, рвите!» Но как раз в то прекрасное мгновение, когда он протянул руку, чтобы набрать полную горсть этих прекрасных монет, его внезапно разбудили три громких удара в дверь.
То был хозяин, который сообщил, что пробило полночь.
— Мои спутники уже готовы? — спросил Деревянный Человечек.
— Еще как готовы! Они ушли два часа назад.
— Что за спешка?
— Кот получил известие, что его старшенький котенок обморозил себе лапки и находится в смертельной опасности.
— А уплатили они за ужин?
— Что вы говорите! Они слишком воспитанные персоны, чтобы в отношении вашего благородия допустить такую бестактность.
— Жаль! Такая бестактность никак не оскорбила бы меня, — произнес Пиноккио и почесал у себя за ухом. Потом он спросил: — А мои добрые друзья сказали, где они меня будут ждать?
— На Волшебном Поле, завтра утром на восходе солнца.
Пиноккио уплатил один цехин за ужин, съеденный им и его спутниками, и покинул трактир.
Он продолжал путь, можно сказать, на ощупь, так как кругом царил мрак, такой мрак, что невозможно было разглядеть собственную руку. Ни шороха вокруг. Только какие то большие птицы то и дело перелетали через дорогу от плетня к плетню и своими крыльями задевали Пиноккио за нос. Он в ужасе отшатывался назад и кричал: «Кто там?», и эхо окружающих холмов повторяло вдали: «Кто там, кто там, кто там...»
Вскоре он увидел на пне крошечное насекомое, светившееся бледным, печальным светом, как маленький фитилек в прозрачной фарфоровой лампе.
— Кто ты такой? — спросил Пиноккио.
— Я тень Говорящего Сверчка, — ответило маленькое создание беззвучным голоском, доносившимся словно с того света.
— Чего ты хочешь от меня? — спросил Деревянный Человечек.
— Хочу тебе дать совет. Возвратись и отнеси четыре цехина, еще оставшиеся у тебя, твоему горемыке отцу, который все время плачет и убивается, не зная, где ты пропадаешь.
— Завтра мой отец будет важным синьором, ибо эти четыре цехина превратятся в две тысячи!
— Не доверяйся, мой мальчик, тем, кто обещает сделать тебя богатым по мановению руки. Они, как правило, или сумасшедшие, или мошенники. Послушайся меня и вернись!
— Но я хочу идти дальше.
— Ведь теперь поздняя ночь!..
— Я пойду дальше!
— Ночь темна...
— А я пойду дальше!
— Путь опасен...
— Я дальше пойду!
— Заметь себе, что те дети, которые делают все по своему, рано или поздно горько жалеют об этом.
— Опять та же старая песня! Спокойной ночи, Сверчок.
— Спокойной ночи, Пиноккио. Да хранит тебя небо от бед и грабителей!
Сказав эти последние слова. Говорящий Сверчок внезапно погас, как свеча, на которую подули. И дорога стала еще темнее, чем прежде.

14. ПИНОККИО ПОПАДАЕТ В РУКИ ГРАБИТЕЛЕЙ, ПОТОМУ ЧТО ОН НЕ ПОСЛЕДОВАЛ ДОБРОМУ СОВЕТУ ГОВОРЯЩЕГО СВЕРЧКА

Так уж устроен мир, — размышлял Деревянный Человечек, продолжая свой путь, — что нам, бедным детям, приходится нелегко. Все нас бранят, все нас предупреждают и подают нам добрые советы. Дай только волю — и каждый обязательно полезет к тебе в друзья и наставники. Все, включая Говорящих Сверчков. Вот и теперь: так как я не послушался глупого Сверчка, я должен, видите ли, натерпеться бог знает каких несчастий. Даже грабителей я, видите ли, должен встретить! К счастью, грабители лишь для того придуманы отцами, чтобы нагонять страх на детей, которые хотят ночью выйти на улицу. А если бы я даже и повстречал грабителей здесь, на дороге, разве я испугался бы? Да ни в жизнь! Я стал бы перед ними и крикнул: «Синьоры грабители, чего вы от меня хотите? Имейте в виду, со мной шутки плохи! Поэтому отстаньте, и притом без долгих рассуждений». После такого серьезного разговора бедные грабители, полагаю, пустятся отсюда во весь дух. А ежели они, паче чаяния, поведут себя непристойно и не захотят убираться подобру поздорову, тогда я сам дам стрекача и тем самым исчерпаю вопрос".
Пиноккио не успел додумать мысль до конца, как услышал позади себя легкое шуршание листьев.
Он обернулся и увидел в темноте две страшные, укутанные в угольные мешки фигуры, которые следовали за ним на цыпочках, бесшумно, точно привидения.
«Это и есть грабители!» — подумал он и, не зная, куда спрятать четыре цехина, сунул их себе в рот, под язык.
После этого он попытался бежать, но, сделав один шаг, почувствовал, что его схватили, и услышал два жутких глухих голоса:
— Деньги или жизнь!
Так как Пиноккио не мог ничего ответить — ведь у него во рту были золотые монеты, — он начал делать знаки и корчить гримасы, долженствующие убедить обоих замаскированных, у которых лишь глаза сверкали из дырок в мешках, что он всего только бедный Деревянный Человечек и в карманах у него нет даже фальшивого чентезимо.
— Ладно, ладно! Без разговоров! Деньги на бочку! — закричали оба разбойника угрожающе.
Деревянный Человечек замахал головой и руками, что должно было означать: у меня нет денег!
— Деньги на бочку или прощайся с жизнью! — сказал грабитель ростом побольше.
— ...с жизнью! — повторил другой.
— И, когда мы тебя убьем, мы укокошим и твоего отца!
— ...и твоего отца.
— Нет, нет, нет, не убивайте моего бедного отца! — в отчаянии воскликнул Пиноккио.
И при этом монеты звякнули у него во рту.
— Ах ты подлец! Ты спрятал деньги во рту! Выплюнь их немедленно!
Пиноккио упрямо промолчал.
— Ты притворяешься глухим? Подожди, мы тебя заставим выплюнуть!
И вправду, один из них схватил Пиноккио за кончик носа, другой — за подбородок, и они нажимали и тянули изо всех сил, чтобы заставить его открыть рот. Но все было напрасно. Рот Деревянного Человечка казался заклепанным и зашитым.
Тогда меньший из грабителей выхватил огромный нож и попытался вставить его в виде долота меж зубов Пиноккио. Но Пиноккио с молниеносной быстротой ухватил его за руку зубами, откусил ее напрочь и выплюнул. И представьте себе его изумление, когда он заметил, что вместо руки выплюнул на землю кошачью лапу!
Ободренный своей первой победой, он начал биться и царапаться, затем рванулся из рук грабителей, перепрыгнул через изгородь и побежал через, поле. А грабители бросились за ним, как собаки за зайцем.
Пробежав добрых пятнадцать километров, Пиноккио совсем выбился из сил. Он уже потерял надежду на спасение, но тут увидел высокую сосну, вскарабкался на нее и уселся на верхних ветках. Грабители тоже попытались влезть на дерево, но, добравшись до середины, сорвались вниз, грохнулись оземь и разбили себе до крови руки и ноги.
Но они не сдавались. Сложив под деревом огромную кучу хвороста, они подожгли ее. В одно мгновение сосна загорелась и вспыхнула подобно факелу, раздуваемому ветром. Пиноккио смотрел, как пламя поднималось все выше, и, не желая окончить свою жизнь жареным фазаном, он сделал великолепный прыжок с вершины дерева вниз и снова бросился бежать по полям и виноградникам. А грабители — следом за ним.
Тем временем наступил рассвет, а они все еще преследовали его. Вдруг Деревянному Человечку преградил путь широкий и глубокий ров, полный грязной, кофейного цвета воды. Что делать?
— Раз, два, три! — крикнул Пиноккио, разогнался и перепрыгнул на другой берег.
Грабители прыгнули вслед за ним, но не рассчитали и ухнули в воду.
Пиноккио, услышав звук падения и всплеск воды, весело крикнул на бегу:
— С легким паром, синьоры грабители!
Он предположил было, что они утонули, но, обернувшись, опять увидел своих преследователей, по прежнему закутанных в мешки. С обоих ручьями текла вода.

15. ГРАБИТЕЛИ ПРЕСЛЕДУЮТ ПИНОККИО И, ПОЙМАВ ЕГО, ВЕШАЮТ НА ВЕТКЕ БОЛЬШОГО ДУБА

Деревянный Человечек совсем пал духом. Он готов был уже броситься на землю и признать себя побежденным, но в это время увидел вдалеке сквозь темную зелень деревьев белоснежный домик.
«Если у меня хватит сил добежать до этого дома, я, пожалуй, спасен», — сказал себе Пиноккио.
И, не теряя ни минуты, он побежал дальше лесом. А грабители по прежнему за ним.
После отчаянного двухчасового бега он очутился, почти бездыханный, перед дверью домика и постучал.
Никто не ответил.
Он постучал громче, так как до него уже долетало пыхтение преследователей. Никто не отозвался.
Убедившись, что стучать бесполезно, он в отчаянии изо всех сил заколотил головой и ногами в дверь. Тут в окне появилась красивая девочка. У нее были волосы цвета лазурнейшей голубизны.
— Ах, Красивая Девочка с лазурными волосами, — взмолился Пиноккио, — открой мне, пожалуйста! Пожалей бедного мальчика, которого преследуют гра...
Однако он не смог договорить, так как был схвачен за шиворот, и два знакомых жутких голоса угрожающе произнесли:
— Теперь ты от нас не уйдешь!
Пиноккио обратил умоляющий взгляд к окну, но Девочка с лазурными волосами исчезла, словно ее и не было.
Увидев смерть перед глазами. Деревянный Человечек так сильно задрожал, что суставы на его деревянных ногах застучали, а четыре цехина, спрятанные под языком, громко зазвенели.
— Ну! — вскричали грабители. — Откроешь ты теперь рот? Ага, ты не отвечаешь!.. Подожди, на этот раз мы его тебе откроем!
И они выхватили два огромных, острых, как бритва, ножа и с размаху вонзили их Пиноккио в бок.
Но, к счастью. Деревянный Человечек был сработан из наилучшего твердого дерева. Ножи разлетелись на тысячу кусков, в руках у грабителей остались одни только рукоятки, и оба глупо вытаращили глаза друг на друга.
— Мне все ясно, — сказал один, — надо его повесить. Итак, мы его повесим!
— Мы его повесим! — повторил другой.
И вот они потащили его в лес, связали ему руки на спине, накинули петлю на шею и привязали веревку к ветке высокого дерева, которое было известно в окрестностях под названием «Большой Дуб».
Затем они уселись на травку и стали ждать, покуда Деревянный Человечек перестанет трепыхаться. Но и спустя три часа глаза у Пиноккио все еще были открыты, а рот закрыт, и он трепыхался еще больше, чем прежде.
Наконец грабителям надоело ждать, они поднялись и с насмешкой сказали Пиноккио:
— Итак, до завтра! Когда мы завтра вернемся, ты уже сделаешь нам такое одолжение и будешь хорошенький, мертвенький, и ротик у тебя будет очень очень широко открыт.
И они ушли.
Вскоре поднялся ураганный северный ветер. И от яростных порывов его бедный повешенный раскачивался, будто церковный колокол во время праздничного трезвона. И эта тряска и качка причиняли ему величайшие муки, а петля все туже сжимала горло и прерывала дыхание.
В глазах у него все больше темнело. И хотя он чувствовал приближение смерти, однако не терял надежды, что какая нибудь добрая душа пройдет мимо и поможет ему. Но, видя, что никто, никто не появляется, он подумал о своем отце и, совсем уже кончаясь, прошептал: «Ах, отец мой!.. Если бы ты был здесь...»
Больше он ничего не сказал. Он закрыл глаза, открыл рот, вытянул ноги и повис неподвижно.

16. КРАСИВАЯ ДЕВОЧКА С ЛАЗУРНЫМИ ВОЛОСАМИ ВЕЛИТ СНЯТЬ ДЕРЕВЯННОГО ЧЕЛОВЕЧКА С ДЕРЕВА, КЛАДЕТ ЕГО В ПОСТЕЛЬ И ЗОВЕТ ТРЕХ ВРАЧЕЙ, ЧТОБЫ УЗНАТЬ, ЖИВ ОН ИЛИ МЕРТВ

В то время как бедный Пиноккио, повешенный разбойниками на ветке Большого Дуба, был ближе к смерти, чем к жизни. Красивая Девочка с лазурными волосами снова появилась в окне. При виде несчастного Деревянного Человечка, раскачивающегося под порывами северного ветра, она почувствовала к нему глубокую жалость и три раза хлопнула в ладоши.
По этому знаку послышался громкий шум крыльев, и большой Сокол стремительно опустился на подоконник.
— Что прикажете, прелестная Фея? — спросил Сокол и склонил свой клюв в знак уважения (а надо сказать, что Девочка с лазурными волосами была не кто иная, как добрая фея, жившая здесь, на опушке леса, уже больше тысячи лет).
— Ты видишь Деревянного Человечка, висящего на ветке Большого Дуба?
— Вижу.
— Хорошо. Лети туда скорей, освободи его своим могучим клювом от петли и положи осторожно на траву под Дубом.
Сокол взлетел. Через две минуты он вернулся и сказал:
— Все сделано, как вы повелели.
— И каким он тебе показался? Живым или мертвым?
— Он смахивает на мертвого, но не может быть, чтобы он был совершенно мертв, потому что, когда я освободил его от петли, сжимавшей ему шею, он застонал и пробормотал чуть слышно: «Теперь мне лучше».
Фея дважды ударила в ладоши, и появился великолепный пудель. Он шел в точности как человек — на двух ногах.
Этот пудель был одет в праздничную кучерскую ливрею, а на голове он носил маленькую, обшитую золотом треуголку и белый парик с локонами, падавшими по самые плечи. Кроме того, на нем был шоколадного цвета сюртук с бриллиантовыми пуговицами и двумя большими карманами (в них он прятал кости, получаемые за столом от госпожи), короткие штаны из алого бархата, шелковые чулки, открытые туфельки, а сзади нечто похожее на чехол из лазурного атласа (в нем он укрывал свой хвост во время дождя).
— Слушай внимательно, Медоро, — обратилась Фея к пуделю. — Вели немедленно запрягать лучшую мою карету и поезжай в лес. Под Большим Дубом ты найдешь в траве несчастного полумертвого Деревянного Человечка. Подними его тихонько, положи осторожно на подушки и привези ко мне. Ты понял?
В знак того, что он понял, пудель вильнул раза четыре лазурным атласным чехлом, прикрепленным сзади, и исчез, как молния.
Вскоре из конюшни выехала красивая маленькая голубая карета, вся обитая перьями канареек, а внутри уставленная банками со взбитыми сливками и вареньем, трубочками с кремом и коржиками. Маленькую карету тащили сто упряжек белых мышей, а пудель на козлах щелкал бичом направо и налево, словно заправский кучер.
Не прошло и пятнадцати минут, как карета вернулась, и Фея, ждавшая на крыльце, взяла бедного Деревянного Человечка на руки, внесла его в комнату с перламутровыми стенами и приказала немедленно позвать самых знаменитых во всем околотке врачей.
И врачи приехали тотчас же, один за другим: Ворон, Сыч и Говорящий Сверчок.
— Я хотела бы узнать ваше мнение, синьоры, — сказала Фея, обращаясь к трем врачам, обступившим постель Пиноккио. — Я хотела бы узнать ваше мнение, жив или мертв этот горемычный Деревянный Человечек.
В ответ на ее просьбу первым вышел вперед Ворон. Он пощупал у Пиноккио пульс, нос, а затем мизинец на ноге. И, когда он все это весьма тщательно ощупал, он произнес важным голосом следующие слова:
— По моему мнению. Деревянный Человечек мертв. Однако, если бы он, по несчастному стечению обстоятельств, оказался не вполне мертв, это было бы несомненным признаком того, что он еще жив.
— Весьма сожалею, — сказал Сыч, — что не могу согласиться с моим высокочтимым другом и собратом Вороном, но, по моему мнению. Деревянный Человечек еще жив. Однако, если бы он, по несчастному стечению обстоятельств, оказался неживым, это было бы несомненным признаком того, что он фактически мертв.
— А вы молчите? — обратилась Фея к Говорящему Сверчку.
— Я того мнения, что умный врач, который не знает, что сказать, должен лучше молчать. Впрочем, этот Деревянный Человечек мне знаком. Я его знаю уже давно.
Пиноккио, лежавший до сих пор неподвижно, как настоящий кусок дерева, вдруг начал судорожно дрожать, отчего вся кровать пришла в движение.
— Этот Деревянный Человечек, — продолжал Говорящий Сверчок, — продувной негодяй...
Пиноккио открыл глаза и сразу же закрыл их.
— ...мошенник, бездельник, бродяга...
Пиноккио натянул простыню себе на голову.
— ...этот Деревянный Человечек — непослушный мальчишка, который загонит в гроб своего бедного обездоленного отца!
В комнате послышались сдерживаемые всхлипывания и рыдания. Представьте себе удивление всех присутствующих, когда они приподняли простыню и увидели, что это плачет и рыдает не кто иной, как Пиноккио!
— Когда мертвый плачет — это признак того, что он находится на пути к выздоровлению, — торжественно произнес Ворон.
— Я, к великому сожалению, вынужден не согласиться с моим достопочтенным другом и собратом, — возразил Сыч, — ибо, когда мертвый плачет, это, по моему мнению, признак того, что он не желает умирать.

17. ПИНОККИО ОХОТНО ЕСТ САХАР, НО НЕ ЖЕЛАЕТ ПРИНЯТЬ СЛАБИТЕЛЬНОЕ. ОДНАКО ПОЗДНЕЕ, УВИДЕВ ПРИШЕДШИХ ЗА НИМ ГРОБОВЩИКОВ, ОН ГЛОТАЕТ СЛАБИТЕЛЬНОЕ. ОН ВРЕТ, И ЕГО НОС В НАКАЗАНИЕ СТАНОВИТСЯ ДЛИННЕЕ

Когда врачи ушли, Фея приблизилась к Пиноккио, положила ему руку на лоб и почувствовала, что у больного сильный жар.
Она высыпала белый порошочек в стакан воды, подала Деревянному Человечку и нежно сказала:
— Выпей это, и через несколько дней ты будешь здоров.
Пиноккио взглянул на стакан, скривился и жалобно спросил:
— Оно сладкое или горькое?
— Горькое, но для тебя оно полезно.
— Раз оно горькое, я не буду пить.
— Сделай то, что я говорю, выпей.
— Но горькое я не выношу!
— Выпей. И, когда выпьешь, получишь кусочек сахару, чтобы снова стало вкусно во рту.
— Где этот кусочек сахару?
— Вот, — ответила Фея и достала кусочек сахару из золотой сахарницы.
— Сначала дайте мне кусочек сахару, а потом я выпью горькое.
— Ты мне обещаешь?
— Да.
Фея дала ему сахар. Пиноккио в одно мгновение раскусил и проглотил его, облизал языком губы и сказал:
— Ну и вкусно же! Если бы сахар был еще и лекарством!.. Я бы каждый день принимал слабительное!
— Теперь исполни свое обещание и выпей маленький глоток, который тебя вылечит.
Пиноккио неохотно взял стакан, сунул туда кончик носа, потом подержал стакан возле рта, снова сунул туда нос и наконец сказал:
— Это для меня слишком горько, чересчур горько. Я не могу это выпить.
— Как ты можешь так говорить, если даже не попробовал?
— Я могу себе вообразить. Я же нюхал. Сначала я хотел бы еще кусочек сахару... тогда я выпью.
Фея с терпением хорошей матери сунула ему в рот еще кусочек сахару. И затем снова подала стакан.
— Я не могу это выпить, — сказал Деревянный Человечек, корча тысячу гримас.
— Почему?
— Потому что подушка на ногах мешает мне.
Фея убрала подушку.
— Это не помогает. Я все еще не могу пить.
— Что тебе еще мешает?
— Дверь, которая наполовину открыта.
Фея подошла к двери и затворила ее.
— Нет, — вскричал Пиноккио и зарыдал, — я не хочу глотать горькое лекарство, нет, нет, нет!
— Мой мальчик, ты пожалеешь об этом.
— Мне все равно!
— Ты болен очень серьезно.
— Мне все равно!
— С такой лихорадкой ты не проживешь более двух часов.
— Мне все равно!
— Ты разве не боишься смерти?
— Чтоб я чего нибудь боялся!.. Лучше умереть, чем глотать такое ужасное лекарство!
В это мгновение дверь в комнату широко распахнулась, и в комнату вошли четыре кролика, черные, как чернила. На плечах они несли маленький гробик.
— Чего вы от меня хотите?! — вскричал Пиноккио и от страха подскочил на кровати.
— Мы пришли за тобой, — ответил самый рослый кролик.
— За мной?.. Но ведь я совсем не мертвый!
— Еще не мертвый. Но ты будешь мертв через несколько минут, потому что не хочешь выпить лекарство, которое излечит тебя от лихорадки.
— Ах, Фея, милая Фея! — возопил Деревянный Человечек. — Дайте мне скорее стакан! Но только скорее, пожалуйста, потому что я не хочу умирать. Нет, я не хочу умирать!
И он схватил обеими руками стакан и опорожнил его единым духом.
— Что ж, — проговорили кролики, — на сей раз мы зря прогулялись.
И они снова подняли на плечи маленький гроб и, сердито ворча, покинули комнату.
А Пиноккио через несколько минут спрыгнул с кровати здоровый и бодрый. Видите ли. Деревянные Человечки имеют то преимущество, что они очень редко болеют и очень быстро выздоравливают.
И, когда Фея увидела, что он бегает и прыгает по комнате, словно петушок, она сказала:
— Значит, лекарство тебе помогло?
— Еще как! Оно спасло мне жизнь.
— Почему же ты так долго заставлял себя упрашивать?
— Потому что мы, дети, всегда такие. Мы больше боимся лекарства, чем болезни.
— Стыдитесь! Дети должны знать, что хорошее лекарство, принятое вовремя, может их спасти от тяжелой болезни и даже от смерти.
— О да! В другой раз я не буду упрямиться так долго. Я буду всегда вспоминать черных кроликов с гробом на плечах... и тогда я сразу схвачу стакан — раз, два, — и готово!
— Теперь подойди ко мне и расскажи, каким образом ты попал в руки грабителей.
— Случилось так, что хозяин кукольного театра Манджафоко дал мне несколько золотых монет и сказал при этом: «Вот, отнеси своему папаше», а вместо этого я встретил на улице Лису и Кота, двух достопочтенных господ, и они мне сказали: «Хочешь, чтобы из этих пяти золотых монет стало две тысячи? В таком случае, иди с нами, мы приведем тебя на Волшебное Поле», и я сказал: «Пошли», и они сказали: «Остановимся в таверне „Красного Рака“, а после полуночи пойдем дальше». И, когда я проснулся, их уже не было, потому что они ушли. И я пошел один, ночью, и было так темно, что нельзя описать, и поэтому я встретил на дороге двух грабителей в угольных мешках, и они мне сказали: «Давай деньги», а я сказал: «У меня нет денег», потому что я эти четыре золотые монеты сунул себе в рот, и потом один из грабителей попробовал сунуть мне руку в рот, и я одним махом откусил ему руку и выплюнул ее, но я выплюнул не руку, а кошачью лапу, и грабители побежали за мной, и я побежал, пока они меня не поймали и не повесили за шею на дерево в лесу со словами: «Завтра мы вернемся, и тогда ты будешь мертвый, и у тебя будет открыт рот, и мы заберем четыре монеты, которые ты спрятал под языком».
— А где у тебя теперь эти золотые монеты?
— Я их потерял, — ответил Пиноккио.
Но это была ложь, так как они лежали у него в кармане.
Не успел он соврать, как его нос, и без того длинный, стал еще на два пальца длиннее.
— А где ты их потерял?
— Где то в лесу.
После этой второй лжи нос еще немного удлинился.
— Если ты потерял их в лесу, — сказала Фея, — то мы их поищем и найдем, потому что все, что теряют у нас в лесу, обязательно находится.
— Ага, теперь я все вспоминаю точно, — произнес Деревянный Человечек сконфуженно, — монеты я не потерял, я их нечаянно проглотил, когда принимал ваше лекарство.
После этой третьей лжи его нос стал до того длинный, что бедный Пиноккио уже не мог повернуть головы. Стоило ему повернуться в одну сторону, как он упирался носом в кровать или в окно, в другую — натыкался на стены или на дверь; стоило ему поднять голову, как он чуть не попал носом Фее в глаз.
А Фея смотрела на него и смеялась.
— Почему вы смеетесь? — спросил Деревянный Человечек, страшно расстроенный и напуганный непомерным ростом своего носа.
— Я смеюсь потому, что ты соврал.
— Откуда вы знаете, что я соврал?
— Мой милый мальчик, вранье узнают сразу. Собственно говоря, бывает два вранья: у одного короткие ноги, у другого — длинный нос. Твое вранье — с длинным носом.
Пиноккио не знал, куда ему деваться от стыда, и попытался убежать из комнаты. Но это ему не удалось. Его нос стал таким длинным, что не мог пролезть в дверь.

18. ПИНОККИО СНОВА ВСТРЕЧАЕТ ЛИСУ И КОТА И ОТПРАВЛЯЕТСЯ С НИМИ, ЧТОБЫ ПОСЕЯТЬ ЧЕТЫРЕ МОНЕТЫ НА ВОЛШЕБНОМ ПОЛЕ

Можете быть уверены, что Фея добрых полчаса не обращала никакого внимания на стенания и вопли Пиноккио. Она хотела преподать ему серьезный урок и отучить его от отвратительнейшего порока — вранья, самого отвратительного из всех пороков, какой только может быть у мальчика. Но, когда она увидела, что он от отчаяния вне себя и что глаза его буквально лезут на лоб, она все таки пожалела его. Она хлопнула в ладоши, и по этому знаку в комнату влетела тысяча птиц. То были сплошь дятлы. Они уселись на нос Пиноккио и так долго и прилежно стучали по нему, что огромный и бесформенный нос уже через несколько минут стал таким же, как прежде.
— Вы так добры, милая Фея, — сказал Деревянный Человечек и вытер глаза, — и я вас так люблю!
— Я тебя тоже люблю, — ответила Фея, — и, если хочешь, останься у меня, ты будешь моим братцем, а я — твоей доброй сестрицей.
— Я бы охотно остался... но что будет с моим бедным отцом?
— Я уже подумала об этом. Твоему отцу послано сообщение. До наступления ночи он будет здесь.
— Правда? — воскликнул Пиноккио и от радости перекувырнулся в воздухе. — В таком случае, я хотел бы его встретить, если позволите, милая Фея. Мне хочется как можно скорее увидеть его и обнять. Я принес ему немало горя.
— Иди, но смотри не заблудись. Отправляйся через лес, и ты обязательно встретишь его.
Пиноккио выбежал из дому и, достигнув леса, принялся скакать, как молодой козел. Но, когда он добрался до Большого Дуба, он остановился — ему показалось, что он слышит в чаще чьито голоса. И действительно, он увидел, что ктото вышел на дорогу. Угадайте, кто? Лиса и Кот, его попутчики, те самые, с которыми он ужинал в таверне «Красного Рака».
— Это же наш любимый Пиноккио! — вскричала Лиса, обнимая и целуя его. — Как ты сюда попал?
— Длинная история, — сказал Деревянный Человечек. — Я вам все расскажу при случае. Коротко говоря, в ту самую ночь, когда вы меня оставили одного в гостинице, я повстречал на дороге грабителей.
— Грабителей?.. Ах, бедняжка! И чего они хотели от тебя?
— Они хотели заграбастать мои золотые монеты.
— О, негодяи! — воскликнула Лиса.
— Негодяи, — повторил Кот.
— Но я убежал, — продолжал Деревянный Человечек, — а они — за мной, пока не догнали и не повесили меня на ветке вот этого дуба.
И Пиноккио показал на Большой Дуб, стоявший перед ними.
— Возможно ли услышать нечто более прискорбное? — сказала Лиса. — В каком жестоком мире осуждены мы жить! Где можем мы, люди чести, найти надежное убежище?
В то время как они разговаривали, Пиноккио заметил, что Кот припадает на правую переднюю ногу — ему недоставало всей лапы вместе с когтями.
Пиноккио спросил у Кота:
— Что случилось с твоей лапой?
Кот хотел что то ответить, но замялся. Лиса быстро сказала:
— Мой друг слишком скромен и поэтому не отвечает. Я отвечу за него. Дело в том, что с час назад мы встретили на дороге дряхлого волка, буквально падавшего от голода. Он попросил у нас милостыню. А у нас, как назло, не было даже рыбной косточки для него. И что же сделал мой друг, в груди которого бьется поистине геройское сердце? Он откусил свою переднюю лапу и бросил ее бедному зверю, чтобы тот мог успокоить свой голод.
И Лиса, говоря это, смахнула слезу.
Пиноккио был тоже весьма тронут. Он подошел к Коту и прошептал ему на ухо:
— Если бы все кошки были такие, как ты, можно было бы позавидовать мышам!
— А что ты поделываешь в этих краях? — спросила Лиса у Деревянного Человечка.
— Я жду своего отца. Он должен появиться с минуты на минуту.
— А твои золотые монеты?
— Они у меня по прежнему в кармане, все, кроме одной, оставленной в таверне «Красного Рака».
— А между тем уже завтра эти четыре монеты могли бы превратиться в тысячу или даже две тысячи! Почему бы тебе не послушаться моего совета? Почему не посеять их на Волшебном Поле?
— Сегодня это невозможно. Пойду туда в другой раз.
— В другой раз будет слишком поздно, — заметила Лиса.
— Почему?
— Потому что один высокопоставленный синьор купил это поле и с завтрашнего дня никто не имеет права сеять там деньги.
— А далеко отсюда до Волшебного Поля?
— Меньше двух километров. Хочешь пойти с нами? Через полчаса ты будешь там. Быстренько посеешь свои четыре монеты, несколько минут спустя снимешь урожай в две тысячи и сегодня же вечером опять вернешься сюда с полными карманами. Ну что, пошли?
Пиноккио медлил с ответом, так как подумал о доброй Фее, о старом Джеппетто и о предупреждении Говорящего Сверчка. Но потом он поступил так, как поступают все неразумные и бессердечные дети — кивнул головой и сказал Лисе и Коту:
— Пошли! Я с вами!
И они тронулись в путь. Они шли полдня и добрались до города, который назывался Дураколовка. Когда они вошли в город, Пиноккио увидел на улице множество облезших собак, зевавших от голода; стриженых овец, дрожавших от холода; кур и петухов без гребешков и бородок, выпрашивавших кукурузные зернышки; больших мотыльков, не умевших летать, так как они продали свои разноцветные крылышки; павлинов, лишенных хвоста и готовых от стыда провалиться сквозь землю, и фазанов, тихо и стыдливо семенивших туда и обратно и оплакивавших свои блестящие золотые перья, навсегда заложенные в ломбарде.
Мимо всех этих попрошаек и стыдливых нищих то и дело проезжали барские кареты, в которых сидели или Лиса, или Сорока воровка, или какая нибудь хищная птица.
— А где находится Волшебное Поле? — спросил Пиноккио.
— В нескольких шагах отсюда.
Они миновали город и остановились на пустынном поле возле городских стен. Поле, в общем, ничем не отличалось от всех других полей.
— Мы пришли, — сказала Лиса. — Теперь нагнись, выкопай руками маленькую ямку и положи туда свои золотые монеты.
Пиноккио сделал, как ему велели: он вырыл ямку, положил туда свои четыре монеты и прикрыл ямку горстью земли.
— А теперь, — продолжала Лиса, — ступай к канаве, зачерпни ведро воды и полей засеянную землю.
Пиноккио пошел к канаве, за неимением ведра снял ботинок, зачерпнул воды и вылил ее на то место, где закопал монеты. Потом спросил:
— Что мне еще нужно делать?
— Ничего, — ответила Лиса, — можешь отправляться. Через двадцать минут вернись сюда. Ты тут найдешь деревце с монетами.
Бедный Деревянный Человечек был сам не свой от радости, тысячу раз благодарил Лису и Кота и пообещал, что преподнесет им замечательный подарок.
— Нам не нужны подарки, — возразили оба злодея. — Довольно с нас того, что мы тебя научили, каким путем разбогатеть без труда, и это нас глубоко радует.
Затем они попрощались с Пиноккио, пожелали ему богатого урожая и пошли своей дорогой.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art