Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Анжелина Войнконис - Звездочки в траве : ЧАСТЬ IV

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Анжелина Войнконис - Звездочки в траве:ЧАСТЬ IV

 
ДЛИННЫЙ ПУТЬ К ТЁМНОМУ ЗАМКУ

1. В ПЕЩЕРАХ

Вот уже с раннего утра путники шли вдоль ручья, нёсшего свои холодные подземные воды куда-то в чрево каменного дракона.
Почему именно с раннего утра, Диана, пожалуй, не смогла бы объяснить, ибо ни один солнечный луч не проникал в пещеры горного хребта. Но она тонко чувствовала, где сейчас должно находиться милое её сердцу солнышко, мысли о котором не покидали её с позавчерашнего вечера, когда друзья наши только вступили в тёмные галереи Драконьего Хребта.
В этой шахте давно уже никто не добывал никакого золота. Но следы от гномьих кирок так и остались на стенах пещеры. Правда, они почему-то совсем не впечатлили Диану. Растерянно потрогав пальчиком выбоины на стене, она вопросительно повернулась к Тропотору, ожидая разъяснений.
Довольный гном стоял, широко расставив ноги, посреди пещеры с видом если не владельца, то хотя бы главного хранителя королевской сокровищницы.
Однако такая поза Диане ничего не объяснила.
- А где... э-э... где, собственно... золото? - смущённо улыбнулась эльфина. - Не могли бы вы показать нам, уважаемый...
- Да вот, - сиял гном, обводя широким жестом тёмные своды пещеры. - Вот оно. Всё - золото!
Не веря своим глазам, поражённая эльфина вплотную подлетела к стене.
- Это?.. - испачкала она пальчик в чёрной пыли. На лице её было написано глубокое изумление.
- Ах, я вижу, тут действительно что-то блестит! - воскликнула Катарина из дальнего угла.
Все бросились к девочке. Ярко освещённые тремя факелами, почти втоптанные в пол, чёрные камешки на полу слабо поблёскивали.
- Золото-о! - прошептала девочка. - Наверное, оно откололось от стены, или его забыли тут гномы.
Дети жадно разглядывали камешки.
- Как ты думаешь, хватит нам этого, чтобы починить крышу нашего дома? - спросила Катарина, взвешивая в руке большой поблёскивающий булыжник.
- Я думаю, нам тут хватит на целый дом, - уверил её Том.
- Ты думаешь? - обрадовалась девочка. - Тогда на два таких куска мы сможем купить...
Катарина призадумалась.
- Новую скрипку! - пришло в голову Тому. - Т можно было бы платить за уроки у хорошего учителя музыки.
- Да... А я, - подхватила девочка, - купила бы себе красивое... нет, три красивых платья и башмачки, что я видела в лавке у Фильшуера. А папе мы бы купили новый костюм, коня и шпагу.
- Зачем шпагу? - удивился мальчик.
- Так вот. Мне нравятся мужчины со шпагами.
- Э-э, нет, - пришло вдруг в голову Тому. - Ничего у нас не выйдет. Если мы станем большими, то камешки-то останутся такими же, как были. Представь: это будет просто несколько золотых песчинок.
В это время из глубины пещеры раздался громкий стук заступа. И из тёмного угла показался Тропотор с увесистым куском стены в руках.
- Ну вот, - сказал он скромно, - пока вы не стали невесть какими великанами, эта "песчинка" нам ещё пригодится.
Решено было сделать привал.
- А почему вы, гномы, перестали добывать золото в этой шахте? - поинтересовался Том, выуживая из сумки двух гудавиков - для себя и для Катарины.
- С некоторых пор в этой части горного хребта стало небезопасно. Н-да... Мы ведь находимся сейчас в голове у каменного дракона.
Посчитав, что всё исчерпывающе объяснил, Тропотор потянулся к стопке жирненьких плюхов.
- А что значит "небезопасно"? - осторожно спросила Диана.
- Ну-у, - развёл Тропотор плюхами, - говорят, что в последние годы дракон стал временами просыпаться. При этом... - плюх перекочевал гному в рот, - он выпускает из ноздрей горячий пар и... - плюх отправился дальше, - плюётся иногда огнём.
Слушатели на время затихли.
- А нам не грозит, что...? - осведомился Том.
- Очень может быть. В любую минуту стены пещеры могут треснуть или даже обрушиться.
В наступавшей тишине был слышен лишь хруст пережёвываемых фуфронов.
- Однако более короткого пути в Долину Озёр вы не найдёте, - утешил своих спутников гном, отправляя в рот последний фуфрон..
Чтобы как-то оживить замершую беседу, Диана решила рассказать историю о своём дедушке.
- Мой дедушка, старый умный эльф, - начала она свой рассказ, - был заядлым путешественником. Он излетал всю Цауберляндию и побывал даже за её пределами. Когда мы были маленькими, нам было страшно интересно слушать его рассказы о местах, где он побывал. Он сажал нас к себе на колени, и рассказ продолжался до глубокой ночи...
Так вот. Когда-то волею обстоятельств он долго жил среди гномов. Однажды, бродя по горным пещерам, он нашёл среди камней редкой красоты ожерелье. Дедушка не страдал жадностью и хотел отдать его гномам. Ведь пещеры-то принадлежали им. Но гномы великодушно отказались. И ожерелье осталось у дедушки. Однако эта вещица оказалась настолько великолепной работы, что много дней подряд к нему в дом стекались толпы народу, чтобы посмотреть на ожерелье невиданной красоты.
Ну вот, а некоторое время спустя дедушка, гуляя по лесу, повстречал маленького тролльчёнка. Тот жалобно ревел и пускал слюни. Оказывается, его родителей съела лиса (хотя лисам строго-настрого запрещается есть троллей!), и теперь он остался один. Представляете, как дедушка был опечален, выслушав историю бедного малыша! Ну, конечно, он взял его к себе домой, и тот стал жить у дедушки.
А через несколько дней после этого происшествия у дедушки пропало ожерелье. А вместе с ним - и тролльчёнок. Дедушке, конечно, и в голову не пришло, что тролльчёнок мог украсть ожерелье и с ним сбежать. Наоборот, он махнул рукой на ожерелье и беспокоился лишь о том, не случилось ли чего с малышом. Он совсем истерзался душой за пропавшего и даже чуть не заболел от беспокойства.
А на следующий день - что вы думаете? - появляется тролльчёнок! И не просто появляется, а с ожерельем на шее! И сознаётся, что он - совсем и не тролльчёнок, а обернувшийся тролльчёнком злой волшебник Уморт! Что вы на это скажете?
Знаю, знаю, что вы хотите сказать, - протестующе замахала руками Диана на приоткрывшийся было рот Тропотора. - И я с вами совершенно не согласна, вот так! "Доверяй, но проверяй" - девиз гномов. Но у нас, эльфов, царит другое правило: "Доверяй всем и каждому"! И не говорите мне такого больше никогда! Мне не нравится, когда со мной спорят.
Немного успокоившись, эльфина продолжала:
- Что оставалось делать моему дедушке? Ну, пришёл тролльчёнок и сознался, что украл ожерелье. Да ещё наплёл, что он - злодей Уморт. Мой дедушка был благородной души эльф. Для порядку он отшлёпал шалопая и отобрал у него ожерелье. После чего тот сейчас же удрал.
- ...И всё? - в наступившей тишине мечтательно спросила Катарина. - А оно действительное такое красивое, это ожерелье, Диана?
- Я его никогда не видела, - честно призналась эльфина. - В одном из своих путешествий дедушка подарил его одному старику-отшельнику, который спас его от разбойников-троллей. Но эту историю, - зевнула Диана, - я расскажу вам как-нибудь потом...
Девушка устало потянулась. По её предположениям, солнышко уже давно мирно посапывало где-нибудь за горой. Путники сунули факелы букетом промеж камней и, укрывшись тёплыми плащами, улеглись вокруг.
Пещера находилась не так уж далеко от наружного мира, и временами до ушей засыпающих человечков доносились писк мышей или ночное уханье совы, а лица овевал холодный ночной ветерок.
Тому спалось неспокойно. Ему приснилось, что свод пещеры покрылся трещинами и начал медленно рушиться. При этом в руки ему с потолка упал большой кусок золота, а откуда-то из недр горы послышался страшный грохот, и стало вдруг очень жарко. А Том, вместо того чтобы будить товарищей и бежать из пещеры, принялся лихорадочно обдумывать, что можно было бы купить на такой кусок золота. А грохот всё приближался и так мешал сосредоточиться, что Том с досады открыл глаза.

2. ЛЕТУЧИЕ РАЗБОЙНИКИ

По всей пещере стояли громкий шелест и писк. В свете факелов мелькнули огромные крылья и чьё-то безобразное лицо.
Том приподнялся, протирая глаза. Тотчас же руки его были сзади схвачены и заломлены за спину.
- На помощь! - закричал Том, отбиваясь ногами от огромных летучих мышей, плотно облепивших все углы и стены.
Лапы, что связали его руки за спиной, не замедлили проделать то же и с ногами, а потом заботливо заткнули ему рот молодым жёлудем.
Потом кто-то подхватил его за шиворот и метким броском закинул в угол пещеры.
Том упал на что-то мягкое, но ворчливое. Это оказался Тропотор, уже крепко связанный по рукам и ногам, как и вся остальная компания.
- М-м?! - промычал Том вопросительно, обращаясь к гному.
- М-м-м-м-м! - сердито отвечал Тропотор. Во рту у того торчал такой же сочный жёлудь.
Том, как мог, сдвинулся в сторону.
- М-м-м? - снова спросил он у Тропотора.
- М-м... - пожал плечами гном.
Разговор был прерван жуткого вида крылатой бестией с лицом мертвеца.
- Ну вот, - пропищала она неожиданно высоким голоском, потирая ручки с длинными костлявыми пальцами, - вся компания в сборе. Их, правда, больше чем два. Но хорошо, что не меньше. Кто из них тут мальчишка с девчонкой, пускай Уморт разбирается сам.
Ещё одна летучая мышь подлетела к первой и что-то горячо зашептала ей на ухо.
- Не суйся с советами к Чертокрылому, - жёстко отвечала первая. - Уморт не велел трогать ни единой вещички у пленников. И также не проверять, что у них в рюкзаках. Понятно? - Бестия грозно обвела взглядом притихшие кучи мышей. - Все условия должны быть соблюдены. А после того, как мы отнесём пленных к Уморту, грудь вашего вожака украсит камень Гипова носа. Уже заказана золотая цепь? - обратился он к шептуну.
Выслушав ответ, Чертокрылый довольно сложил лапы на груди.
- Только не забудьте, что я люблю тонкую работу. Цепь должна быть не хуже, чем у Уморта.
И, помолчав, добавил:
- С этим камнем я стану непобедимым. "Летучей смертью" будут называть Чертокрылого. Уморт совершил просчёт, попросив меня поймать этих двух сопляков. За такую пустячную услугу он потеряет драгоценнейший из всех камней. Скоро, скоро придёт наше время - время летучих разбойников! Радуетесь? - обернулся он к стае.
По пещере разнёсся восторженный писк сотен голосов.
- Рано радоваться, - оборвал Чертокрылый. - Пленники ещё не в замке. Через час рассвет. За день всем выспаться, а следующей ночью - в путь.
Удачу нужно было отпраздновать. Время до рассвета мыши провели в бурном веселье. Если можно назвать бурным весельем тот сумрачный танец, который они исполнили под сводами пещеры с сосредоточенно-серьёзными лицами.
На самом же деле им было страшно весело, просто летучие мыши не умели улыбаться. Пленники же наши жтого не знали. И потому траурный танец над их телами привёл их в ещё более унылое настроение.
К счастью, продолжался он недолго. С наступлением рассвета мыши как по команде подвесились к потолку вниз головой и тотчас уснули.
В пещере наступила сонная тишина. Пленники отчаянно заёрзали. Неужели вырваться из плена никак не получится? И завтра им придётся познакомиться с Умортом, о котором все тут столько говорят?
Но тут внимание их привлёк отдалённый рокот, внезапно донёсшийся из недр горы. Друзья переглянулись.
Рокот стремительно нарастал, быстро переходя в нешуточный грохот. Пол пещеры дрогнул, а с потолка посыпались мелкие камешки.
Одна и та же мысль промелькнула одновременно у всех в головах. Один и тот же вопрос можно было прочесть во взглядах, разом упёршихся в гнома. "Ничего хорошего от этого ожидать не следует", - отвечали нахмуренные брови Тропотора. Как доказательство этого их внезапно так тряхнуло, что пол пещеры прорезала глубокая щель, куда тут же нырнул кусочек потолка.
Тут наконец проснулись летучие сони. И пленники, сидевшие в углу тесной кучкой, сейчас же потеряли друг друга из виду. Перед глазами хлопало крыльями, в ушах оглушительно пищало, каменный пол трясся мелкой дрожью.
Более сообразительные очертя голову бросились к выходу, сминая на своём пути менее сообразительных собратьев.
- Подождите! - кричал Чертокрылый, метаясь между остальных. - Остановиться! Сейчас же воротиться назад! Нужно забрать пленников! Ты, ты и ты - хватайте этого толстого! Вы и вы - тех двоих... Куда же вы? Стойте! Я приказываю немедленно вернуться!
Стены пещеры покрылись неровными трещинами.
Поняв, что никто не внимает его словам, Чертокрылый сам схватил за шиворот Тома и с усилием потащил его к выходу.
Именно в этот момент пещера страшно вздрогнула, свод её раскололся пополам, и огромный кусок скалы рухнул наземь, загородив собой выход. Пещеру закупорило напрочь.
В воздухе стояла невообразимая суматоха. Каменный дракон грохотал. Пещера содрогалась, делясь на новые кусочки. Мыши в ужасе метались, налетая друг на друга. И только пленники наши отрешённо сидели в уголку, не имея возможности присоединиться к общей панике по причине уже известной.
С мальчиком в лапах Чертокрылый носился по всей пещере и пытался навести порядок. Но мыши совсем не слушали его. Ко всему прочему кто-то задел крылом факелы, оставленные нашими друзьями между камней, и вскоре вся пещера озарилась ярким пламенем, которое быстро раздувалось энергичным хлопаньем крыльев. Пленники и мыши начали задыхаться.
Но вот раздался грохот такой оглушительной силы, что крики мышей просто потонули в нём. Свод пещеры и часть стены обвалились, придавив собой добрую половину мышей. Том так больно ударился головой об пол, что из глаз у него посыпались искры. Одно крыло Чертокрылого было намертво придавлено скалой. Он громко верещал, но всё ещё крепко сжимал мальчика в лапах.
Зато оставшиеся в живых мыши страшно обрадовались. Потому что в потолке образовалась огромная дыра, сквозь которую им улыбалось голубое небо.
- Стойте! Вернитесь! Не оставляйте своего вожака! - неистово кричал бедный Чертокрылый вслед исчезающим в небе мышам.
Вскоре уже некому было кричать, и охрипшая мышь устало закрыла глаза. Добыча её лежала тут же рядом, но унести она её, к сожалению, не могла.
Странное дело: после того, как раскололся потолок, грохот стал как-то быстро затихать, как будто Дракон выбился из сил и впал в дрёму. Только изредка его каменное тело сводило новой судорогой.
...Солнечные лучи приветливо освещали четверых друзей, мирно лежавших на поминутно вздрагивавшем каменном полу. Ласковый летний ветерок задумчиво покачивал кусок скалы (той самой, придавившей Чертокрылого), не зная, в какую сторону его лучше опрокинуть - на неподвижно ли лежавших человечков или...?
Глядя на шатающуюся скалу, друзья наши невольно предались воспоминаниям. Гному вспомнилось его уютное жилище под увитой плющом надёжной скалой, эльфине - старый георгиновый домик её дедушки, а детям вдруг очень захотелось снова оказаться дома, рядом с папой, Ричардом и милой Джангидой...
Мысли их были грубо прерваны невесть откуда взявшимися голосами:
- Ты ведь сказал, они тут?
- Своими глазами видел.
- Да не-ет, не может быть. Скорее, их придавило. Пойдём.
- Да уж, ты прав, пожалуй. А жаль. Я сам их видел в пещере связанными.
Шаги стали удаляться и вскоре затихли.
Связанные отчаянно переглянулись.
Ветер продолжал играть скалой: туда или сюда? Право, он никак не мог решиться.
В довершение всего начался приятный летний дождик. Кап, кап, кап - тёплые капли дождя грустно падали на лица наших друзей. Как будто кто-то невидимый, но прозорливый уже заранее оплакивал их участь.
Вдруг снова послышались шаги.
- ...Сейчас, сейчас... Не могу я так вот уйти, не глянув... Уж очень любопытно, чего от них осталось...
Сердца пленников затрепетали от радости.
- Подожди-ка, тут кусок скалы мешается. Дай-ка я его...
Сердца пленников почти остановились.
- Не трать силы попусту, глупая голова, тут вот ведь можно пройти... Эй, погляди-ка!
Над нашими друзьями склонились два круглых тролля.
- Гляди-ка, Бумм, живые ещё! - подивился один и тут же принялся сосредоточенно считать:
- Один... два... пять... восемь... Всё в порядке: их тут больше, чем два. Это самое главное. Уморт наказывал, что их должно быть непременно двое.
- Дай-ка я сам сосчитаю, - отодвинул Бумм товарища. - Два... четыре... шесть... восемь... Ты прав, Думм, их тут больше чем достаточно. Возьмём двоих, остальные - лишние.
- Погоди, - сказал Думм, сделав отчаянную попытку шевельнуть мозгами, - кого возьмём? Этого толстого?
- Не-е, больно тяжёлый. Лучше ту, рыжую. И, пожалуй, того маленького. Вот и получится как раз двое, а?
Глухой угрожающий рокот прокатился под землёй.
- Ухх, не могу так долго думать.
- Думм вытер пот со лба. - Возьмём всех, потом разберёмся. Ты бери этого сердитого, а я - остальных восьмерых.

3. ТРОЛЛИ

Два тролля торопливо топали по горной троопинке, спеша подальше уйти от опасного места. Через какое-то время за спиной послышался звук глухого удара, от которого задрожала земля.
- Что это? - обернулся Бумм.
- Пустяки: та скала упала, - разъяснил Думм и сладко улыбнулся: - Да-а... А ловко я придумал - проследить за Чертокрылым?
- Это была очень хитрая мысль, - согласился Бумм.
- Когда я передал ему приказ Уморта, тот тут же собрал свою стаю и пустился рыскать по пещерам. А друг Думм, не будь дураком, - следочком. Он туда - я туда, он сюда - я сюда. И вот, пожалуйста! - Думм довольно потряс мешком. - Не напрасно ходили. Вот они, наши пленнички - по мешочкам рассованные!
Из мешка раздалось сердитое мычанье.
- Да уж, - в самом лучезарном настроении продолжал тролль, - теперь скорей-скорей - в замок. Не терпится мне на камешек-то взглянуть.
Мешок снова сердито замычал.
- Послушай-ка, Думм, - озаботился Бумм, - а не задохнутся они там, в мешках?
- Что ж с того, что задохнутся? - беззаботно пожал плечами его товарищ.
- Ничего, но... если Уморту они нужны живыми...
В следующий момент тролли торопливо вытряхивали содержимое мешков на тропинку.
Слава всем богам и волшебникам, пока все были живы. Оставив пленников подышать свежим воздухом, тролли уселись в тенёчке отдохнуть.
Сердитый гном хмурил мохнатые брови и продолжал о чём-то упрямо мычать.
- И чего они всё время мычат? - зевнул Думм. - Видно, по-другому не умеют, бедняги.
- Мне думается... - начал Бумм.
- Тебе думается? - удивился Думм.
- Мне кажется, - поправился Бумм, - что, если вытащить у них изо рта жёлуди, то мы бы поняли их лучше.
Объятые любопытством тролли освободили пленников от кляпов.
- Ффффф... Тьфу! Когда развяжете нам ноги, наконец? - осведомился гном.
- А зачем? - спросили тролли.
- Чтобы мы могли идти сами, - пояснил гном. - Собираетесь тащить нас на себе до самого замка? Впрочем, как хотите. Мне даже удобнее ехать в мешке.
Совет троллям понравился. Посоветовавшись, они принялись перерезать верёвки на ногах у Тропотора.
- А что это у тебя тут такое? - наткнулся Думм на топорик на поясе у гнома.
- Топор, - нахмурился Тропотор, предчувствуя, что сейчас окажется обезоруженным. - Очень ценный, - пришло ему вдруг в голову сказать, - старинной работы. Уморт из-за него гоняется за мной по всей Цауберляндии. Можете, конечно, взять. Но камня вашего волшебного вам больше не видать.
Слова его подействовали. Тролли только поцокали языками над тонкой резьбой на рукоятке, а потом освободили от верёвок остальных. На всякий случай, чтобы пленники не разбежались, их связали друг с другом одной прочной верёвкой, конец которой привязали к дереву.
Едва тролли отошли, чтобы перекусить в тени под ёлкой, как Катарина заявила, что умирает от жажды и голода.
- Ах, бедняжка! - Диана озабоченно посмотрела на девочку. - Да она еле держится на ногах! Тропотор, ты был неправ, - сморщила она нос как можно сердитее. - Разве может этот ребёнок пройти всю дорогу до замка? Да она к вечеру свалится с ног от голода и жажды! Я и сама едва жива... - слабым голосом прошептала девушка и бессильно сползла на землю.
Выслушав эльфину, тролли взглянули на бледных, измождённых пленников новыми глазами.
- Пожалуй, в таком виде они действительно не доберутся до замка, - решил Думм и послал Бумма на охоту.
Бумм нырнул в ближайший ручей и вынырнул оттуда с большущей, отчаянно бившейся в его руках рыбиной.
Бросив рыбину, тролль с азартом кинулся под ёлку. Ветви ёлки яростно затрепыхались, и через минуту Бумм выволок на свет немаленьких размеров гриб.
Ловко порубив свою добычу в рыбно-грибной салат, тролль вывалил всю аппетитную кучу на дубовый лист и, любезно улыбаясь, потащил к голодным пленникам.
Тут возникла незадача: чтобы пленники могли есть, им пришлось развязать руки.
Но, даже освобождённые от пут, дети никак не могли решиться - что полезнее: сырые грибы или сырая рыба? Они так и просидели над этой задачей до конца обеда.
Эльфина даже не взглянула на еду. Едва дождавшись, когда тролль отойдёт подальше, она сейчас же, насколько хватало верёвок, рванулась к гному.
- Ах, милый Тропоторик! - горячо зашептала Диана. - Если бы тебе твоим топориком удалось меня незаметно освободить от верёвок!.. Я бы тут же взлетела, и они не смогли бы меня поймать. Долина Озёр недалеко. Там живут озёрные эльфы. Я ручаюсь за них как за себя. Завтра бы они были уже тут. Милый, храбрый Тропотор, попробуй!
- Сделать можно, - одобрил гном. - Но для этого надо придумать, как на пару минут отвлечь троллей.
Эльфина с готовностью кивнула и с лучезарной улыбкой обернулась к Думму:
- Я очень, очень извиняюсь... но я никак не могу взять в толк, о каком таком волшебном камне вы всё время упоминаете? Это действительно интересная вещица?
- Камень Гипова носа - один из трёх волшебных камней волшебника Ррорра, - откашлявшись, важно изрёк тролль. - Обладатель этого необыкновенного камня (ну, значит, вскорости - я) , - не удержался он от довольной улыбки, - может убедить всех и каждого в чём угодно. Ну, вот, к примеру. Захочу я убедить ежа, что я тоже ёж, и не нужно сворачиваться клубком при моём появлении (я ведь люблю ежатину, ты знаешь, старина Бумм), - обратился он к сидевшему рядом с глупым видом Бумму. - Так вот, возьму я мой камешек...
- Постой, - вмешался озадаченный Бумм, - а почему ты всё время говоришь "мой камешек"? Ведь он же наш вместе?
- Ошибаешься, сердечный друг, - улыбнулся Думм, - камешек мой. Ведь это я придумал выследить Чертокрылого, а не ты.
- А я тебе помогал. Это нечестно.
- Пойми, золотой мой, - терпеливо попытался втолковать ему Думм, - тебе-то за что давать камешек? Всю работу проделал я. Спасибо тебе, конечно, за компанию...
Тролль осёкся, заметив, как недобро сощурились глаза его товарища.
- Разве я неправ? - попытался он найти себе поддержку у человечков, сидевших под деревом.
- Совершенно правы, - закивали те. - В том смысле, что один камень на двоих не разделишь.
Раздалось глухое рычание. Бумм медленно поднялся с земли, расправляя плечи. В ответ Думм хищно оскалил зубы.
- Мой камешек! - упрямился Бумм.
- Друг мой, я знаю, ты любишь камешки. Когда я получу камень Гипова носа, я куплю тебе много всяких. Ты сам будешь выбирать.
Тучи сгустились. Грянул гром. Два великана столкнулись плечами. Один был мощнее, другой - ловчее. Когда один налетел на другого - кто на кого - не разглядеть, а потом клубок из рук, ног и кулаков покатился по земле, все местные обитатели побросали свои дела и с большим интересом уставились на дерущихся.
Ибо драка между троллями в Цауберляндии расценивалась как искусство. Единственное дело, в котором тролли проявляли себя мастерами, - это была хорошая драка. Тролли могли драться не только часами, но и целыми днями, и даже неделями напролёт. Кожа у них была дубовая, кулаки - крепче железа, любовь к боевому искусству - неиссякаемая. На заранее объявленный бой между троллями собирались всегда толпища народу. Одни болели душой за одного, другие - за другого, а те, кто не имел возможности присутствовать лично, с нетерпением ждали свежих вестей от птиц.
Белки повыскакивали из ветвей, мыши повылезали из норок, муравьи побросали свою скучную работу, птицы заняли первые места на нижних ветвях - все с замиранием сердца следили за яростно катавшимся по земле клубком из двух троллей.
- Ну вот, теперь можно спокойно приняться за дело, - сказал гном, неторопливо поднялся, потянулся и точными движениями принялся перерубать верёвки. - Эта забава затянется надолго. Надо бы прибрать съестное, - заметил он, по-хозяйски рассовывая рыбу по рюкзакам. - Сырая - ничего. Мы её потом вкусно пожарим, знаю я тут одно хорошее место.
Освобождённые пленники проворно смотали верёвку, что недавно их связывала, в тугой клубок - тоже пригодится.
- Да-а, в молодости я однажды, чтобы посмотреть на добрую тролличью драку, шёл три дня по глухим лесам. А тут - просто сиди и смотри. Обидно, что некогда, - сокрушался гном, собирая пожитки в котомку.
В последний раз обернувшись и помахав рукой забывшим о них драчунам, друзья вереницей спустились по склону вниз и вскоре исчезли в зарослях дремучего леса.

4. ОЗЁРНАЯ ДОЛИНА

Тропотор не стал больше мучить своих спутников горными пещерами, и теперь путь, к всеобщему удовольствию, продолжался по зелёному лесу.
Раньше, когда дети были большими, они даже и не подозревали, что в траве вообще могут существовать какие-то тропинки. Но теперь они своими глазами убедились, что в густой траве лесных полянок прячется множество тропинок и даже вымощенных камнем дорожек (работа заботливых лесных гномов).
По дорогам сновала масса народу: муравьи - вечно с какой-нибудь поклажей на спине, гномы, деловито спешащие по своим делам, мыши, жуки, улитки. Да всех не перечислишь. Пробегали и более крупные звери. Так что нужно было не забывать глядеть по сторонам.
Раз из дупла выглянули длинный нос и лохматая голова кобольда. Потом и сам лохмач выпрыгнул и, ловко цепляясь за ствол, стал спускаться вниз. Кобольды умели передвигаться удивительно быстро - как белки.
Наевшись жареной рыбы, что поймал вчера заботливый Бумм, а Тропотор утром так мастерски пожарил, дети весело неслись по тропинке.
- В душе я эльфина, - сообщила Катарина брату, перескакивая с разбегу через улитку. - Мне здесь страшно нравится. Из каких цветов ты предпочёл бы построить домик?
- Я хотел бы быть лесным эльфом, - ответил Том, натягивая тетиву воображаемого лука.
- Малость, которой нам недостаёт, - продолжала девочка, взбираясь на одиноко торчащий валун, - это крылья.
Лес уже почти кончился. Только кое-где темнели ещё маленькие его островки.
Взобравшись на вершину, девочка огляделась. Впереди расстилалась бескрайняя зелёная равнина. А на горизонте, между небом и землёй, сверкало, как зеркало, широкое...
- Озеро... Это озеро! - приглядевшись, вскричала Катарина.
- Ура-а! Озёрная Долина! - радостно запрыгали дети на камне.
Долгий трудный путь был пройден. Долина Озёр раскинулась перед ними.
- Это самое ближайшее к нам озеро, - объяснил Тропотор. - Вся долина состоит из озёр. А между ними - узкие полоски земли. Там живут эльфы в основном. Места спокойные, мирные. Однако до ближайшего озера ещё идти и идти, - прибавил он, снова взвалив на плечи мешок.
Никто, конечно, не спросил гнома, почему он не покинул их здесь, после того как выполнил своё обещание - вывел к озёрам. Все просто тихо радовались, следуя по-прежнему за своим провожатым по пятам.
Путь к озеру оказался совсем неблизким. Солнце уже совсем село и темнота окутала землю, когда уставшие путешественники вышли к берегу.
Здесь было тихо, плескалась вода, пахло водорослями, в камышах поквакивали лягушки да пел комар. Зевая, путники повалились на землю, да так и уснули.
Ночь прошла без приключений, если не считать, что любопытные лягушки, окружив спящих, долго обсуждали при свете луны, что могло привести в Долину Озёр трёх гномов и эльфину. Придя к общему выводу, что странная компания пожаловала не иначе как на коронование эльфийского принца, они тут же потеряли к пришельцам интерес и отправились спать в камыши.
Утро застало спящих словами:
- Вот они! Дорогие мои! Нигде не потерялись, и все в целости и сохранности мирно спят тут на бережку!
Дети протёрли глаза. Прямо над ними в воздухе парило несколько эльфов. Все они были в белых одеждах, полупрозрачные крылья цвета неба трепетали за спиной. Один из них, приветливо улыбаясь, продолжал говорить:
- Я чрезвычайно, просто несказанно рад! Мне сообщили, что наших героев уже давно похитили летучие мыши и унесли их на край земли - в замок Уморта. А потом я узнаю, что - оказывается, нет! - друзья наши по лесным дорожкам совершают неторопливое путешествие в мешках у троллей! Я не сплю ночь, я снаряжаю летучий отряд и не щадя сил мчусь разыскивать бедняг. А по дороге узнаю, что злодеи-тролли, забыв про свои обязанности, устроили турнир на потеху честному народу. Где же наши горемыки? - всплеснул эльф руками. - А горемыки, не соблазнившись зрелищем хорошей драки, упорно продолжают свой путь в Долину Озёр.
Глаза у рассказчика смеялись, хотя лицо было серьёзно. Он, наконец, снизошёл на землю и весело протянул руки к проснувшимся.
- Добро пожаловать в Долину Озёр! Я - принц Изри. Изереель, - поправился он. - Но меня никто так не зовёт. Вы, может быть, не знаете, - продолжал он, - но мой кузен, король цветочных эльфов, передал вас моим заботам, если вы будете пробегать мимо. Насколько я понял по вашим передвижениям, моего королевства вам не миновать. Ибо вам прямо-таки не терпелось побывать в Долине Озёр. К фее Тортинелле? - осведомился он, улыбаясь. - У нас не задержитесь?
Дети легко согласились задержаться у эльфов.
- Ну, я рад, - промолвил принц и подал знак своим приближённым.
Гостей усадили верхом на стрекоз, и пополнившийся отряд во главе с принцем помчался на север.
Под ногами блестела зеркальная гладь воды, такой прозрачной, что можно было разглядеть каждый камешек на дне и каждый плавничок у рыбок. Стрекозиные тени стремительно неслись по водной глади, потом по суше, потом снова по воде. Ибо одно озеро уступало вскоре место следующему.
- Меня ведь сегодня коронуют, - сообщил Изри гостям между прочим. - Так что вы попали к самому началу праздника. - Изри пришпорил стрекозу. - Вперёд, вперёд! И расскажите мне всё, что с вами приключилось с тех пор, как вы покинули королевство моего кузена Эля.
Рассказ гостей тянулся долго. Диана и Катарина то и дело перебивали друг друга, Том вставлял деловые замечания, а Тропотор говорил только тогда, когда его об этом долго просили.
Эльфы с интересом выслушали историю про бурю и коршунов, с удовольствием посмеялись над забавным хомяком, поспорили с гномом о пользе трилилима, выразительно поцокали языками, когда очередь дошла до рассказа о летучих мышах и страшном землетрясении.
Когда же Диана попыталась словами Думма объяснить свойства волшебного камня, принц приостановил стрекозу и высоко поднял брови.
- Камень Гипова носа? Так значит, именно его Уморт назначил в награду? - Изри весело рассмеялся. - Я не удивляюсь!
- Но почему же? Почему? - посыпались со всех сторон любопытные вопросы.
Его высочество пришпорил стрекозу. В глазах его скакали весёлые искорки.
- История такова, - начал он. - Давным-давно, в древности у злого мага Ррорра находился в услужении один гном по имени Гип. То был величайший мастер из мастеров. Он умел делать всё, что обычно умеют делать гномы, но с таким мастерством, что вещи, выходившие из его рук - украшения, музыкальные инструменты, разные безделушки типа шкатулочек с секретом, - не только затмевали своей красотой обычные, но и обладали волшебными свойствами. Ррорр очень щедро платил гному и всячески ему покровительствовал. Да... и волшебные вещицы переходили к магу.
Так вот, единственное, что постоянно терзало нашего гнома и отравляло ему жизнь, был его огромных размеров нос. Над этим носом потешались все (никто особенно не любит прислужников злого волшебника). Гип не раз просил мага избавить его от такого носа. Маг ведь мог всё. Ррорр же отшучивался, что именно в этом носе и заключена вся магическая сила Гипа и, дескать, уменьшить нос было бы всё равно, что лишить гнома его великого мастерства.
Гип затаил обиду на волшебника и вскоре отплатил ему как мог. Он выточил камень, обладавший очень ценными свойствами: если ты берёшь его в руки и, глядя собеседнику в глаза, говоришь ему с самым невинным видом "Я - кусок сыра" (сказать можно что угодно), твой собеседник нисколько этому не удивляется, ибо действительно начинает видеть перед собой не что иное, как кусок сыра. Вы понимаете? Камень обладал магической силой внушения.
Но камень обладал и ещё одним свойством: у того, кто держал его в руках, тотчас же отрастал огромный нос. Такой шутки волшебник гному простить не мог. В порыве гнева он приказал схватить Гипа и бросить его в огонь. - Изри развёл руками. - Не удалось: шутник успел сбежать. ...И больше о нём никто не слышал.
Стрекозиные тени медленно скользили по раскидистым ивам на заросших кустарником берегах.
- ...После Ррорра камень перешёл его наследнику Уморту. Так же, как и Ррорр, нынешний чёрный маг пользуется им лишь в крайнем случае. По уже вам понятным причинам. Неудивительно, что Уморт с такой лёгкостью решил расстаться именно с этим камнем. Непонятно только, - добавил Изри, с улыбкой склонив голову набок, - почему он так дорого платит за поимку двух невинных детей?

***

Катарина так задумалась, что не замечала ничего вокруг.
Когда же она, наконец, оглянулась по сторонам, то от неожиданности чуть не свалилась со стрекозы: маленький отряд летел между остроконечными крышами сверкавшего под солнцем хрустального городка.
Оговоримся сразу: не всё было из хрусталя. Из высокой изумрудной травы выглядывали верхушки домов, сделанные из белых и розовых ракушек. То там, то сям росли домики из белых и голубых цветов. Королевский дворец был из белого мрамора. Подобно тому, как цветочные эльфы подбирали себе самые что ни на есть пёстрые наряды, их озёрные собратья всем цветам предпочитали холодный белый - как в одежде, так и в цвете своих жилищ.
Ни один из эльфийских домиков не имел сколько-нибудь правильной формы. Наоборот, дома эльфов своенравно извивались, принимая самые причудливые формы. Они свисали с веток прибрежных ив. Окружённые сверкающей гладью воды, во множестве покачивались на листьях кувшинок. И наконец, просто витали в воздухе: на солнце - искрясь так, что становилось больно глазам, а в тени - холодя взор своими точёными белоснежными стенами.
- К сожалению, я должен вас покинуть, - извинился принц Изри, озабоченно взглянув на башню, где цвело что-то, напоминавшее часы. - Коронование начнётся через две четверти часа. Где вы предпочли бы остановиться - на воде или на суше?
- На воде! - ответили дети, не задумываясь.
Оставив одного из своих придворных в проводники гостям, его высочество умчался в сторону острова.
Домик на воде был сама мечта. Полностью сплетённый из водяных лилий, он плавно покачивался на листе кувшинки.
Катарине с Томом тут же пришло в голову его раскачать. Для этого нужно было просто встать на противоположные края листа и... К сожалению, им скоро пришлось проститься с этой забавой: обычно терпеливый гном, любивший твёрдую почву под ногами, сейчас же вышел из себя.
Выглянув в окошко, Том залюбовался красивым видом озера.
- Церемония коронования его высочества, - послышался голос с крыши, - будет проходить между тем облаком, напоминающим древний эльфийский меч и тем - напоминающим булку с патокой. - Придворный его высочества привязывал к крыше стрекоз.
- А если облака рассеются ветром? - засомневался Том.
- На время коронования ветер отменяется, - ответил эльф так уверенно, что все сомнения тут же отпали.

5. ПРАЗДНИК НАЧИНАЕТСЯ

Принц Изри был очень молодым, но не по годам мудрым и опытным правителем озёрных эльфов. Ещё в детстве лишившись родителей, он уже не первый год самостоятельно решал все проблемы королевства. Церемония коронования многого для него не значила, ибо на самом деле он уже давно был истинным королём озёрных эльфов.
Тем не менее, эльфы радовались возможности недельки этак с две попраздновать приятное событие.
Рои летучих человечков в белых праздничных одеждах поднялись в небо. Немало было и гостей, которые пестрели в белом облаке эльфов разноцветными одеждами, а также верховыми стрекозами, шмелями и бабочками.
- Коронование - это так трогательно! Был принц - и уже король! Ну что может быть удивительнее?.. - умилённо прошептала Диана, утирая слёзы краешком крыла. - Когда короновали нашего короля Эля, я была совсем маленькой и ничего не запомнила. Помню только, что бабушка вывесила на крышу нашего дома золотой герб цветочных эльфов, а на следующий день его утащила сорока.
Слова Дианы прервала громкая торжественная музыка. Как и когда-то у цветочных эльфов, Катарина, сколько ни вертелась на своей стрекозе, не смогла найти её источника.
После того как высокий седой эльф торжественно водрузил на голову принцу белую, как снег, корону, народ взорвался восторженными криками: "Да здравствует король Изереель!"
С этого момента и до тех пор, пока наши друзья не покинули хрустальный город, на берегах озёр ни днем, ни ночью не смолкало веселье.

***

Народ кричал: "Ура - новому королю!", в воздух летели шляпы, куртки, башмаки... Одна из шляп - знакомо-жёлтого цвета - чем-то привлекла внимание Катарины. С любопытством, приставив к глазам подзорную трубку, девочка проследила, в чьи руки она упадёт.
Далеко в толпе на пёстрой бабочке - в жёлтой куртке, жёлтых панталонах и с жёлтым плащом через плечо - сидел человечек с добродушным круглым лицом. Как и все вокруг, он что-то восторженно кричал, махал руками и подкидывал в небо свою канареечно-жёлтую шляпу.
"Где я его видела?" Катарина озадаченно потёрла лоб.
Следуя примеру эльфов, человечек стащил с себя жёлтые башмаки, и они тоже полетели в воздух вслед за шляпой.
Твёрдое ощущение, что когда-то и где-то она его уже видела, не покидало Катарину. Вот только где? И когда?..
Поле зрения заслонила налетевшая вихрем копна рыжих волос.
- Дорогие мои, - трагическим голосом сообщила Диана, - я только что услышала новость, которая прямо-таки сводит меня с ума!
Привлёкши тревожные взгляды друзей, эльфина заломила руки:
- Сегодня вечером в королевском дворце будет бал!
В глазах её стояли слёзы отчаяния.
- Это сугубо добровольное дело, дорогая Диана, - попытался успокоить эльфину гном. - Вас никто не принуждает туда идти.
- Но я, наоборот, очень хочу пойти! - с жаром возразила Диана. - Просто это... это платье... - с ненавистью посмотрела она на свой наряд. - Я должна непременно заказать себе новое, и как можно скорее!
- Тогда тебе нужно поторопиться, - резонно заметил Том.
- Именно об этом я и собиралась вам сказать, друзья мои, - виновато заморгала Диана. - Вы не будете очень скучать, если я покину вас на целый-прецелый день?
Заручившись заверениями, что никто без неё скучать не будет, эльфина немедля исчезла в толпе.
Тропотор отправился домой, потому что долго переносить "бестолковый шум и мелькание перед глазами" оказался не в состоянии. А Том с Катариной отправились искать место, где бы можно было перекусить.
...Таверна "Свежий ветер" свешивалась с вехушки прибрежной ивы. Все столики были заняты. Но, завидев новых гостей, проворный хозяин подвесил в тенистом месте лёгкую плетёную беседку со столиком и тремя розовыми ракушками.
И тут... Катарина снова увидала: жёлтый человечек! Он стоял под листом лопуха и крутил стрелки на карманных часах. Почувствовав на себе взгляд девочки, человечек отчего-то смутился, надвинул на лоб жёлтую шляпу и поспешно...
- Стойте! Подождите! Я вас узнала! - закричала внезапно Катарина.
Жёлтый человечек поспешно скрылся в толпе.

***

- ...ты можешь хотя бы объяснить, зачем тебе понадобился этот бедняга? - говорил Том, еле поспевая за сестрой по узкой улочке между розовыми ракушковыми домами.
- Я вспомнила, где я его видела, - отвечала девочка на бегу. - Я видела его во сне! В ту самую ночь, когда мы превратились в маленьких человечков!
Мальчик изумлённо глянул на сестру:
- И ты до сих пор ничего об этом не говорила?
- Какой ты странный. Я ведь думала, это сон!
- А ты не путаешь? Это действительно был он?
- Я узнала его в лицо, - ответила девочка уверенно. - Это он и никто другой!
Соседняя улица вся густо заросла домами из васильков и жёлтых цветов, похожих на лютики. Дети бы нисколько не удивились, если бы путь жёлтого человечка завершился в одном из жёлтых лютиковых домиков. Но шляпа, не останавливаясь, проплыла по улице и нырнула в узенький переулок.
Дети тоже нырнули в узенький переулок... и остановились.
- Где он? - недоумённо оглянулся Том. - Только что был тут... Не мог же он взять и исчезнуть!
- Эй, господин жёлтый человечек... ах, вот вы где!
Однако при приближении оказалось, что то была всего лишь жёлтая шляпа. Без человечка. Досадно...
"Ш-ш-ш-ш-ш!" - зашипело вдруг под шляпой.
Дети вскочили в испуге. Шляпа зашевелилась и из-под неё вылезло странное существо: большой мохнатый шар без глаз и лап. Больше всего, пожалуй, оно напоминало свернувшегося клубком ежа.
- Нет, это не ёж, - покачал головой Том. - Во-первых, ежи - они большие, а этот - только по колено. А потом... Ты видишь, чтобы у него была голова?
Катарина обошла странное существо вокруг. Ни мордочки, ни глаз.
"Шшу-ушш!" - снова сказало существо.
- Он совсем и не колючий, - Катарина погладила длинную шерсть.
- Лучше не трогай его, - предупредил Том. - Вдруг он опасный?
"Шшушш!" - повторил мохнатый и передвинулся поближе к Катарине. При этом внизу под шерстью мелькнули две коротенькие лапки.
- Ты знаешь, - вдруг поняла Катарина, - он лапочка.
Два неожиданно откуда-то взявшихся жёлтых глаза благодарно взглянули на девочку.
- Он такой хорошенький! - воскликнула Катарина. - Возьмём его себе?
Схватив пушистый шар с глазами, она горячо прижала его к груди.
- Постой, - почесал затылок Том, - может, у него есть хозяин.
- Какой хозяин, если нет ошейника?
- Да, но если нет шеи... - возразил Том.
- Ты всегда придумаешь какое-нибудь "но"! - сморщилась девочка, поудобнее устраивая пушистый шар на руках. - Нет шеи - приспособим ошейник где-нибудь сбоку.

6. НОЧНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

Мохнатого решено было назвать Шушом. Ибо тот упрямо издавал звуки, больше всего походившие, пожалуй, на шорох сухих листьев.
- Это Шуш, - коротко ответила Катарина на застывший в глазах гнома немой вопрос, когда тот открыл им дверь.
Тропотора ответ, как ни странно, удовлетворил.
- Чего только не водится в этих краях, - буркнул он себе под нос и осведомился, едят ли шуши рыбу.
Тут только дети почувствовали, что по дому разносится вкуснейший запах жареной рыбы. Ощутив в тот же миг страшный, ну просто волчий аппетит, дети благодарно накинулись на угощение.
Шуш тоже оказался похвальным едоком. Оттуда же, откуда глаза (?), у него появился и рот - как раз таких размеров, чтобы без труда пролезали немаленькие куски рыбы.
- Ну вот, - гном довольно измерял шагами кухню, - за ночь постараемся выспаться на этом "плоту", - покачивающийся пол домика всё ещё вызывал в нём опасения, - а утречком - в путь, к нашей драгоценной фее...
Тут Тропотор поспешно бросился накладывать Шушу вторую порцию. Ибо, расправившись с первой, мохнатик с не меньшим аппетитом принялся за цветочную стену дома.
...На улице громыхнуло.
Гном подозрительно нахмурился. Когда громыхнуло во второй раз, он, схватив топорик, в боевой готовности выбежал за дверь. В начавшем сереть вечернем небе появлялась одна вспышка за другой.
- Это фейерверк! - восторженно выкрикнул Том в окно.
- Фейер... что? - переспросил Тропотор.
- Эльфы называют его "цветочным дождём", - пояснил мальчик.
- М-да, у этих эльфов всё шиворот-навыворот, - заметил гном. - Именно тогда, когда нужно ложиться спать, они устраивают громыхание и светят в окна какими-то горящими цветами. Так ведь можно и пожар устроить... Ладно, не будем обращать внимания. Если мы твёрдо решили пораньше лечь спать, - Тропотор старательно задвинул шторки, - никто не помешает нам...
В эту секунду шторки стремительно распахнулись и в комнату влетела сияющая Диана. Эльфина была великолепна в своём бальном платье цвета утренней радуги.
- Друзья мои! - воскликнула она. - Нам нужно поторопиться. Скорее, скорее! Скоро начнётся "бешеный лёт над озёрами"!
Шелестя юбками, Диана нетерпеливо пролетелась по комнатам.
- Что это ещё за "бешеный лёт"? - осторожно осведомился Тропотор.
- Ах, это увлекательнейшее развлечение озёрных эльфов! - воскликнула Диана, восторженно прижав ручки к груди. - Один хватает другого за ноги, его хватает за ноги третий, третьего - четвёртый, четвёртого - пятый, и так далее! Ах, это замечательно! - Глаза её сияли счастьем. - Могут участвовать тысячи эльфов - кто захочет!
- А зачем хватать друг друга за ноги? - не понял гном.
- Да, так вот я рассказываю, - продолжала Диана. - Ведущий (тот, кто самый первый) летит куда ему вздумается. А остальные - цепочкой - за ним! И такая получается длинная "змея"! Ну прямо длинная-предлинная! И эта замечательная "змея" такими стремительными - ну прямо-таки бешеными - виражами летает над озёрами!
В предкушении неслыханного удовольствия Диана перекувыркнулась в воздухе и радостно захлопала в ладоши.
- Да, и какой же смысл в этом "бешеном лёте"? - терпеливо продолжал допытываться гном.
- Да абсолютно никакого, - простодушно ответила Диана. - Просто страшно здорово. Ведущим будет его величество король Изри.
На такое гном уж совсем ничего не мог сказать. "Его величество", "ночь", "бешеный лёт" и "страшно здорово" - всё это вместе как-то не вязалось в его голове. Махнув рукой, он вежливо, но очень твёрдо отказался от прогулки.
Том уже был на крыше, отвязывая стрекозу, чтобы полететь на праздник. А Катарина?
Оказывается, девочка уже давно сладко спала, зарывшись в груду розовых лепестков и обняв одной рукой пушистого найдёныша.
- Жаль, - искренне огорчилась Диана, рассеянно погладила зверька по шёрстке и со вздохом сожаления выпорхнула в окно.
В доме наступила тишина. За окном в тёмнеющем небе летали пылающие цветы. Гном плотно задёрнул шторки.
Ещё какое-то время он недоумённо постоял над спящей парочкой, пытаясь разрешить загадку, куда могли запропаститься у шуша глаза, которые (он точно помнил) недавно моргали на этом вот месте. Наконец, одолеваемый неудержимой зевотой, он прошаркал в спальню. И уже через минуту, натянув на уши ночной колпак, мирно посапывал в своей постели.

***

Гному снился сон: старые друзья Грибсон и Грабсон подарили ему на день рождения красивый свёрток, перевязанный голубой ленточкой. Подозревая, что внутри - не иначе как новый топорик или хороший орехощёлк, Тропотор с любопытством развернул свёрток и вытащил... две пары крылышек - красных и жёлтых. "Ах, какая прелесть!" закричала откуда-то взявшаяся Диана. "Опробовать! Опробовать!" кричали все, и громче всех - Катарина, высоко подбрасывая своего шуша. Нацепив на спину крылышки, гном взобрался на сундук и, под одобряющие апплодисменты друзей, неловко подпрыгнув, попытался воспарить к потолку. ...Но вместо этого, перевернувшись в воздухе, неуклюже грохнулся на пол. Какой конфуз!
Тропотор проснулся с испариной на лбу. Оглядевшись, он обнаружил, что упал с кровати. Пол сильно качался: вверх-вниз, вверх-вниз...
Обеспокоенный гном осторожно подполз к окошку и выглянул наружу. Домик несло по волнам. Он быстро удалялся от мерцавших на берегу огней эльфийского города...
Катарине в свою очередь тоже снился сон: какой-то человечек с огромным уродливым носом приблизился к ней и, заглядывая в глаза, ласково сказал: "Сейчас ты мне расскажешь, где находится волшебная книга." Катарина уже собиралась было подробно рассказать всё, что знает... Но тут сон прервался из-за того, что Шуш взобрался ей на грудь, бесцеремонно по ней прыгал и громко шипел.
В ту же минуту на пороге появился гном в ночном колпаке. "Нас похитили! Нас похитили!" - бормотал он взволнованно, бегая по дому со свечкой в руке.
Домик качало: рраз-рраз, рраз-рраз...
Сбросив с себя Шуша, девочка вскочила.
"Цветочный дождь" был в самом разгаре. Небо вспыхивало то одним, то другим цветом.
Вот поверхность озера снова осветила вспышка. Потом ещё. Девочка и гном выглянули в окно. При ярком свете пылающих в небе цветов они увидели такое, отчего волосы у них на головах встали дыбом: на некотором расстоянии от домика из воды высовывалась огромная змеиная голова. Домик плыл прямиком за ней, всё дальше и дальше удаляясь от берега.
Об остальном догадаться было нетрудно: видно, змея перекусила стебель листа, на котором стоял домик, и теперь уносит его в одном только ей известном направлении.
Это было похоже на какой-то ночной кошмар. Продолжение сна, быть может? На всякий случай Катарина громко завизжала. Змеиная голова не исчезла.
- Именно чего-то подобного я и ожидал от плавучего домика, - мрачно изрёк Тропотор.
- Ч-что же н-нам теперь д-делать? - спросила растерянная девочка, отбивая чечётку зубами.
В ночной темноте вспыхнул букет рыжих цветов и просыпался в воду огненными бабочками. ...Бабочками?
- Стрекозы! - выпалили оба одновременно и ринулись на крышу.
Какой ужас! От спасительниц-стрекоз остались лишь обрывки верёвок. Наверное, испуганные животные сорвались с привязи и улетели. Если, конечно, их не съело чудовище!
- Ничего не остаётся, кроме как прыгать в воду, - скучно сказал Тропотор.
- Но я не умею плавать! - взвизгнула девочка.
- Об этом надо было думать раньше, - огрызнулся гном, - когда его высочество предлагал остановиться в хорошем прочном домике на суше. - И хмуро забарабанил пальцами по стене.
Фейерверк продолжался. Поверхность озера попеременно вспыхивала то красным, то синим, то зелёным светом... И голова змеи становилась тоже то красной, то зелёной, то синей... Лист с домиком преданно следовал за ней по воде.
С грохотом взорвавшийся в небе букет белых хризантем озарил озеро таким ослепительным сиянием, что на пару мгновений стало светло, как днём. Под окном промелькнул какой-то длинный предмет.
- Лодка! - радостно завопила Катарина.
Привязанная к окошку лодка послушно плыла за домиком.
Забраться в неё было нетрудно - просто спрыгнуть из окошка.
Девочка запихнула Шуша под скамью. Тропотор торопливо перерубил канат и взялся за вёсла. Прощай, домик из лилий!
Девочка с гномом быстро поплыли обратно к берегу.
Восточный берег озера искрился всеми цветами радуги. Непрестанно сыпавшиеся с неба светящиеся цветы отражались в хрустальных крышах городка мириадами разноцветных огоньков. Откуда-то доносилась тихая музыка. Над водой слышался переливистый смех.
Неожиданно гигантская волна подбросила лодку в воздух. Шлёпнувшись о воду, та вихрем закружилась на месте.
Из воды снова высунулась чудовищная голова. Длинный толстый хвост с силой взрезал воду с другой стороны лодки.
Тропотор изо всех сил налёг на вёсла. Напрасно: змея легко скользила рядом и даже заплывала вперёд. Потом вдруг мерзкий хвост обвился вокруг лодки кольцом и стремительно потащил её за собой.
Всё происходило как в страшном сне: беззаботные эльфы веселились вовсю и никто не видел, как вынырнувшее из тёмных вод озера чудовище уносит с собой девочку и гнома...
Огоньки на берегу становились всё меньше и тусклее. Шум фейерверка стихал вдали...
Ярость закипала в широкой груди Тропотора. Мускулистые руки крепко сжали топор.
"...Ттукк!" - В этот удар он вложил всю свою силу.
"Крракк!" Отрубленный змеиный хвост выпустил лодку из своих объятий и нырнул в воду.
Змея исчезла. Сунув топорик за пояс, гном, не мешкая, взялся за вёсла. Ни берега, ни огней уже не было видно. Но гном умел отлично ориентироваться по звёздам. Взмах вёсел... Ещё взмах...
- Скорей! Скорей! - Девочка дрожала от волнения. Если бы существовало лишнее весло, она бы с удовольствием помогла.
Взмах... Ещё взмах... Неожиданно весло с размаху ударилось обо что-то твёрдое - и переломилось пополам.
В тот же миг перед носом лодки снова с шипением вынырнула безобразная змеиная голова. Кроваво-красные глаза, не мигая, уставились на человечков.
Сердце Катарины ушло в пятки. Ноги её подкосились, она бессильно сползла на дно лодки и дрожащими руками вцепилась в шуша. Не в силах остановить клацающие друг о друга зубы, она уставилась на два ужасных красных глаза, горящих во тьме.
Змея разинула пасть и схватила корму зубами. Потом развернула лодку на запад и, толкая её перед собой, понесла в прежнем направлении.
...Сколько прошло времени? Наверное, немало, потому что небо на востоке слегка порозовело. Вот уже вдали зачернел заросший лесом западный берег. Змея направилась прямо к устью ручья, вытекавшему из озера. Где-то должен был закончиться их путь? Катарина старалась об этом не думать.
Тропотор не терял надежды. Правда, отрубить голову, как это получилось с хвостом, было труднее. Только гном с топориком подходил ближе, как змея высовывала свой длинный язык и предостерегающе шипела. Но Торопотор был терпелив. До самого рассвета просидел он на корме по соседству с красными глазами, бывшими размером с хорошее блюдо.

***

Шуш под скамейкой всё время шебуршился. Наконец, Катарина догадалась. Он атаковал рюкзак с вещами: наверное, хочет есть. Вспомнив о прогрызенной стене в домике из лилий, девочка поспешила раскрыть мешок: не хотелось, чтобы ко всему теперь ещё и лодка пошла ко дну.
Но Шуш даже не взглянул на кусок жареной рыбы. Ткнувшись поглубже в мешок, он вытащил зубами большой пистолет Тома (тот, что мальчик приобрёл у цветочных эльфов). Катарина только с секунду смотрела на пистолет с недоумением. Потом взгляд её изменился.
- Спасибо, - поблагодарила она мохнатого дружка.
Пистолет Тома всякий раз выдавал сюрпризы: то он стрелял лепестками хризантемы, то цветочной пыльцой, то даже струёй воды. Неизвестно, чем он выстрелит сейчас.
Но страшно любопытно.
"Ппыхх!" На этот раз это оказался песок.
Едва песок залепил змее глаза, Тропотор, не мешкая, подскочил с топориком. "Крракк!" Сразу не получилось. Но после трёх "крракков" туловище отделилось от головы. Зубы разжались и выпустили корму. Голова плюхнулась в воду вслед за туловищем.
Оставшееся без головы тело змеи билось в агонии. Оно вздымало воду вокруг в такие высокие волны, что лодку каждую секунду грозило перевернуть.
Но тут уже Тропотор почувствовал себя в своей стихии. Не жалея сил, гном яростно рубил направо и налево, едва только обезглавленное туловище показывалось вблизи лодки.

***

"Вжжихх! Вжжихх! Вжжихх!" - Десятки стрел внезапно просыпались с неба в воду - туда, где бились змеиные кольца.
Высоко в утреннем тумане мерцали белые фигурки с луками в руках.
- Эльфы! - радостно завопила Катарина.
Отряд эльфов с луками на изготовке парил над водой.
Стрелы быстро успокоили судорожно дёргавшееся чудовище, и останки его навеки опустились на дно озера.
Из рядов эльфов вырвалась белая фигурка и устремилась к лодке.
Король Изри выглядел крайне взволнованным. Даже привычная насмешливая улыбка покинула его лицо. За ночь поисков он побледнел и осунулся. Он молча вглядывался в глаза то Катарине, то гному, казалось, не веря, что оба остались целы и невредимы.
- Ну, учинили вы! - наконец покачал он головой и устало рассмеялся. - Если бы ваш друг Том не обнаружил на месте домика перегрызенный стебель... Я искренне восхищён, - изящно поклонился он Тропотору, - и преклоняюсь перед мужеством отважного гнома. Эдви, - обратился он к одному из эльфов, - обрати внимание, таких змей у нас вообще не водится. Чем вы нас ещё удивите?
"Ещё" не замедлило выползти из-под скамейки.
Глаза Изри загорелись. Он живо опустился на колени и протянул руку к пушистому шару без глаз:
- Где вы нашли шуша?
- Так вы его знаете? - удивилась Катарина.
- В первый раз вижу, - ответил король, осторожно проводя рукой по жёсткой шерсти. - Я узнал его по картинке из учебника древней истории.
Заметив впечатление, произведённое его словами, Изри продолжал:
- Шуши - древние зверьки, которых держали наши давние предки (как, например, люди держат собак). Они были очень преданны и обладали ещё какими-то там ценными свойствами... Волшебник Ррорр как-то раз испытывал на них свой волшебный порошок. М-да... После этого в стране не осталось ни одного шуша. Так, во всяком случае, считалось до сегодняшнего дня, - добавил он, поднимаясь с колен. - С вами просто загадка.
Летучий отряд без приключений доставил спасённых в город.
Изри предоставил друзьям прочный (на чём настаивал Тропотор) домик на берегу озера. Зарывшись в ароматную постель из розовых лепестков, измучившаяся за ночь Катарина забылась долгим сном.
Когда она снова проснулась, солнечные лучи приветливо освещали комнату через хрустальную остроконечную крышу. Диана с Томом не отходили от девочки ни на шаг, позабыв даже про продолжавший греметь в городе праздник. Катарине рассказывали сказки, заботливо кормили её мороженым, пирожными, отпаивали нектаром цветика-семицветика - очень редкого цветка, распускавшегося только раз в год - тридцать первого июня (по счастью, было как раз тридцать первое июня).
Окружённая таким вниманием, девочка совсем ожила. И следующее утро застало наших друзей в полной готовности сидящими на верховых стрекозах. Помахав на прощание остроконечным крышам хрустального городка, друзья наши упрямо продолжили свой путь на север. ("Где-то тут, - Изри неопределённо повёл рукой в сторону бескрайней озёрной равнины, - должен летать дворец феи Тортинеллы.")

7. ФЕЯ ТОРТИНЕЛЛА

Вот он! - Привстав на стрекозе, Катарина протянула руку в сторону черневшей между облаками точки.
Маленький отряд устремился ввысь. Увы, то был всего лишь голубь.
- Ах, да вот же он! - радостно рассмеялась Диана, указывая на нечто сладко-розового цвета, парившее над верхушками сосен.Однако при ближайшем рассмотрении это оказалась бабочка "розовые щёчки".
- А, вообще, кто-то точно знает, как выглядит дворец феи? - деловито осведомился гном.
- Он - прекрасен! - описала Диана.
Друзья внимательно оглядели местность. Под берёзой шебуршился ёж. В траве полыхнул рыжий беличий хвост. Под ногами прохлопала крылышками стайка "розовых щёчек". Двое из них летели медленнее остальных, и не мудрено: они с трудом тащили накрытую тяжёлой крышкой пирожницу.
У Катарины от любопытства округлились глаза.
- Извините, пожалуйста, - свесилась она со стрекозы, - а что это у вас там за...
- Сейчас нельзя, - категорично отрезала одна из бабочек. - Пирожные необходимо доставить на дворцовую кухню, обсыпать сахарной пудрой и разложить по блюдечкам. Кроме того, есть на лету невоспитанно.
- Нужны нам их пирожные... - Катарина обиженно вздёрнула носик.
- Стойте... Подождите, пожалуйста! - крикнул Том исчезающим в зарослях "розовым щёчкам". - А в какую дворцовую кухню вы направляетесь?
- Как в какую? - обернулись бабочки. - Тут что, полно дворцов? Разумеется, во дворцовую кухню феи Тортинеллы.
- Мы тоже! - обрадовались путники. - Нам тоже туда нужно!
- Вы тоже приглашены на вечерний пуш? - переспросили бабочки. - Ну, так следуйте за нами.

***

Каждому из наших друзей по-своему представлялся дворец феи Тортинеллы, но, в общем, их представления сходились на чём-то великолепном, высоком, светлом и прекрасном, белые башенки которого теряются в облаках.
Поэтому путники были не только разочарованы, но и сильно озадачены, когда бабочки одна за другой перепорхнули через порог розового крошечного домика, повисшего между ветвями осины.
Домик был просто... просто ужасающе маленьким: три шага туда, три шага сюда, дверь и два окошка.
Через одно из них выглянула аккуратненькая старушка в розовом платье и с очень приветливым взором.
- Ага, - хитро заулыбалась она, - у нас снова гости! - и поспешила выбраться на крыльцо.
- Я всегда так счастлива, так счастлива, когда у меня бывают гости! - радостно щебетала она, и морщинки от её глаз лучиками расходились к аккуратно сложенным серебристым волосам. - Ну что же вы стоите? Заходите! Заходите!
Переглянувшись, путники неуверенно переступили через порог. Войдя же, остолбенели: широкая парадная лестница уводила ввысь - на верхние этажи, а высокие белые колонны, подпирая высоченный потолок, во множестве отражались в зеркальных стенах; и все громадные залы были увиты цветами, цветами, какими-то переплетающимися растениями, а ноги утопали в пушистом ковре.
Терпеливо обождав, когда гости немножко пообвыкнутся, фея Тортинелла продолжала:
- Мне страшно неловко, что я не могу уделить вам должного внимания. Но должна сказать, что вы подоспели как раз к вечернему пушу. Надеюсь, все проголодались? - спросила она озабоченно. - Никто не сыт?
Выслушав дружные заверения, что, по счастью, никто не чувствует себя в должной мере сытым, довольная фея потянула гостей вверх по лестнице.
Белоснежная лестница всё вела и вела наверх, и не думая кончаться.
- ...Мне всегда становится так легко, так приятно, когда я добегаю до семнадцатого этажа! - болтала старушка, бодро перескакивая через ступеньку. - Поистине, старость - это сплошная радость!..
- А на каком этаже будет... э-э...? - осторожно осведомился несколько запыхавшийся Тропотор.
- Пуш? - улыбаясь, подсказала старушка. - На сорок седьмом.
Услыхав такое сообщение, гости как-то сникли.
Но фея была поистине добрая душа. Увидев, что друзья отчего-то приуныли, она тут же пошла им навстречу:
- В конце концов, какая разница, на каком этаже будет проходить пуш? Пускай будет на семнадцатом!
С этими словами она распахнула высокие позолоченные двери, и взорам наших друзей открылась огромная ярко освещённая зала.
Здесь звучала чудная музыка, а вокруг длинного стола, заваленного тортами и пирожными, царило радостное оживление. Прыткие кузнечики в строгих зелёных смокингах неустанно скакали от одного гостя к другому, принимая заказы. Повсюду порхали бабочки с подносами в лапках.
К вновь прибывшим подлетела знакомая бабочка "розовые щёчки". На подносике у неё стояли пирожные - теперь уже при всём параде: обсыпанные сахарной пудрой и каждое - в своём собственном блюдечке.
- А по какому поводу пуш? - поинтересовался у неё Том.
- По поводу хорошей погоды, - ответила та, ловко расставляя блюдечки. - Приглашаются все, кто хочет быть приглашённым. Тот же, кто не хочет, должен заранее известить об этом фею (на фиолетовой бумаге - фиолетовыми чернилами), иначе он тоже будет приглашён.
Тома нисколько не удивило, что среди приглашённых преобладали эльфы - любители сладостей. Однако под соседним столиком устроилась также многочисленная мышиная семья, разбиравшаяся с восхитительно скрипевшим на зубах приятно-приторным кексом со странным названием "пиштопилен". В углу тролльчиха и трое тролльчат, жмурясь от удовольствия, вкушали шоколадный пудинг, прилежно скребя половниками по дну котелка. За отдельным столиком собралась шумная компания гномов.
- Гм... - высказался Том, - вообще-то, мне кажется, что приличия требуют сначала объяснить цель нашего прихода, а уж потом приниматься за угощение.
Запихнув в рот последний кусок пирожного и сунув подмышку Шуша, Катарина послушно поднялась из-за стола.
Найти фею было нетрудно: сидя во главе стола, старушка с аппетитом поедала большой ванильный торт.
- Ах, дорогие мои! - обрадовалась фея, завидев их. - Я ведь совсем забыла вас спросить, какие цветы вы предпочитаете.
- Пожалуй... гм... может быть... э-э... сирень... - неуверенно ответил Том.
- А я - розы! - решительно заявила Катарина.
- Ах, как удачно, как удачно! - захлопала фея в ладоши. - Ведь сегодня ночью в розово-сиреневом саду будет бал! Надеюсь, вы не собираетесь ночью спать? - озабоченно спросила она.
- Ах, а у меня нет бального платья! - воскликнула девочка.
- Как? - Фея испуганно посмотрела на девочку поверх очков. - Нет бального платья?.. Не может быть... Что же тогда висит в твоей комнате на стене возле кровати?
- В моей комнате? - недоверчиво переспросила девочка.
- Ну да, в твоей собственной комнате, налево за углом...
Забыв про "приличия", "требуют", "цель", "прихода" и всё такое прочее, Катарина бросилась вон из залы.
Оно было нежно-нежно-розовое, это платье её мечты, и так шло к её пепельным волосам...
Внезапно Тома посетила интересная мысль.
- Я сейчас... - бросил он и выбежал из комнаты.
Так и есть: дверь за ближайшим углом налево была украшена надписью "Том". Возле пышной кровати на гвоздике висела его недавняя мечта: сереб

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art