Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Анжелина Войнконис - Звездочки в траве : Часть III

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Анжелина Войнконис - Звездочки в траве:Часть III

 
РЫЦАРИ ЛЕСА

1. ДВА КОБОЛЬДА

Тёплой лунной ночью, когда каждая звёздочка сияет так ясно, как будто долго умывалась перед торжественным выходом в небо, а листва деревьев под лунным светом переливается благородным серебром, какой-то маленький зверёк шуршал в траве по направлению к западу.
Через валежник, через бурьян, через ручеёк - прыг!.. Тут он свернул на тропинку, протоптанную оленем... И снова на залитую лунным светом лужайку...
Юркий зверёк мелькал в траве серой тенью. Видно, очень торопился. Вот он разделился надвое... Ах, простите... - их оказалось двое!
- Шляп без грибки! Тьфу! Гриб без шляпки! - ругнулся один. - Вот неудача - лунная ночь! И звёзды сияют, полюбуйся-ка, нарочно нам назло. Как добираться будем?
Зверёк... - нет, дайте-ка внимательно взглянуть... да это ж кобольд настоящий! - сердито тряхнул лохматой головой, пытаясь разглядеть на круглой роже у луны злорадную ухмылку. Но чёрные космы ещё плотнее залепили глаза.
- Не переживай, Сиривуш, - тронул его за руку товарищ, - замок не охраняется. Да при луне мы даже быстрее доберёмся.
- При луне! - космач аж захлебнулся от возмущения. - Да я в полнейшей тьме, по нюху дорогу найду! Луна мне тут и даром не нужна!
- А в замке мы - свои, - продолжал его более спокойный товарищ. - Можно не волноваться.
- Послушай-ка, Игуш, ты точно знаешь, где искать?
- Фуфуг покажет, - уверенно ответил кобольд. - Только время терять нельзя.
- Эх! Надо было у них на месте книгу отобрать. Говорил я тебе!
- А что толку? - возразил Игуш. - Ты что - скрипач?
- Не напоминай мне про скрипачей, - заскрежетал зубами Сиривуш, - про всяких трилилимачей и... Все ноги отплясал! Пили-пили, трили-лим... Чтоб этому Трукатуку в болоте с лягушками оказаться!
Лес вместе с серой громадой Драконьего Хребта давно остались за спиной. Вокруг расстилалась голая равнина.
Кобольды мчались удивительно быстро. Впрочем, тут они пользовались хитростью: взобравшись на холмик, вниз уже просто скатывались, обернувшись камнем-голышом.
- Кто-то выжег всю траву, чтобы не бежала нам мешать... Тьфу! не мешала нам бежать. Спасибо другу! - поделился своими наблюдениями черноголовый Сиривуш.
- Степной пожар, - объяснил Игуш и прибавил, хитро подмигнув: - А имя ему, конечно же...
- Уморт! - в один голос воскликнули оба друга.
Где-то далеко в ночи темнели суровые горы. Именно к ним торопились оба маленьких лесных жителя, не обращая внимания на усталость, не щадя сил, не допуская даже мысли, чтобы остановиться отдохнуть. Можно было подумать, что кто-то преследует их, гонясь за ними по пятам. Но нет, совсем не страх гнал их вперёд - туда, в Умортовы владения.
- Послушай, Игуш... этот твой Фуфуг, он в самом деле сможет её найти? ...И потом - ты уверен, что он надёжный кобольд?
- Старый друг моего отца, - внушительно ответил Игуш. - С давних пор служит у Уморта. Очень уважаемая персона в замке, во всяком случае, среди кобольдов. Уж он-то знает, поверь мне. - В голосе Игуша слышалась гордость. - Нет ничего в замке, чего бы Фуфуг не знал.

***

Всё ближе и ближе горы, всё светлее и светлее небо.
С рассветом оба лохматых комочка, наконец, достигли подножия. Тут снова росла трава - высокая и удивительно густая. А горы сплошь заросли тёмными лохматыми елями. Издалека они казались бархатными, а вблизи - колючими и мохнатыми.
- Ух ты, какие высокие скалы! - упёршись ручками в твёрдый камень, Сиривуш высоко задрал голову. - Ух, Игуш, они неприступные!
- Ха, никакие горы не встанут на пути кобольду, если на них растёт лес, - спокойно ответил его товарищ, неторопливо заправил свои длинные волосы за большие остроконечные уши, приложил пальцы к губам и протяжно свистнул.
Некоторое время друзья прислушивались к эху, поскакавшему по скалам. А потом гриб под ёлкой вдруг зашевелился, потянулся и вмиг превратился в седовласого кобольда. Вид у него был несколько заспанный. Однако же рожица тут же растянулась в улыбке и приветливо зевнула:
- Ыыых!.. Задремал на посту... Доброго утречка! Куда путь держите?
- Нам в замок, - ответил Игуш. - Но дорогу не можем найти.
- Аль дороги не знаете?.. Нездешние? Замок - во-он там, на верхушке самой высокой скалы. Да вы не вглядывайтесь, - добродушно прибавил старичок, - его простым взглядом не видно - сливается со скалой, будто и нет ничего. Не были, что ли, тут никогда?
- Забыл, - Игуш покраснел. - Был только раз в детстве.
- Та-ак высоко! - Сиривуш присвистнул. - Чтоб мне в крапиву свалиться! Мы на эту скалу три дня будем лезть!
Старичок-кобольд улыбнулся:
- Ну, троллей или гномов, - кряхтя, поднялся он со своего места, - или даже симпатяг-мурров послал бы я своим ходом, конечно. Но уж братьям-кобольдам не позволю на своих двоих добираться. Ждите...
И старичок исчез, будто растворился в воздухе.
Долго им ждать, однако, не пришлось. По стволу сосны на самой верхушке кто-то нарочно громко постучал, а потом, высунувшись из дупла, ещё и заорал:
- Э-эй! Белка вам подходит? Умеете верхом?
- Да я с детства на белках скачу! - заорал в ответ Сиривуш.
Алый язычок пламени метнулся с сосны вниз и обернулся на земле красивым мохнатым зверьком с распушённым хвостом, на котором довольно восседал старичок-кобольд.
- Ну вот. Рад, что угодил. В два счёта доберётесь!

***

Белка неслась как вихрь. От такого скоку замирал дух. С сосны на сосну, с ели на ель, ветви резво скакали под ногами - только держись крепко.
Внизу мелькали полянки, кустики, цветочки. Волк тоскливым взглядом проводил их. Ручеёк прожурчал под ногами сверкающей ленточкой.
Вот и замок Уморта. Старичок-кобольд был прав: в два счёта добрались. Внизу зелёным бархатом расстилался лес, укутавший горы словно покрывалом.
- Я что-то не пойму, - проговорил Сиривуш, крутя головой. - Скала как скала. Как мы туда войдём? Может, старик посмеялся над нами?
Игуш тоже выглядел несколько растерянным.
- Давай, попробуем найти какую-нибудь расщелину. Подожди, - остановил он друга, - у тебя какое оружие?
- Нож отличный, посмотри, - блеснул его товарищ острым клинком.
- У меня меч, - тронул рукоятку Игуш. - Ну, давай, - и вскочил на острый каменный выступ.
И тут произошло нечто странное. Шершавая скала на его глазах вдруг превратилась в гладкую гранитную стену.
Игуш запрокинул голову и остолбенел: вместо скалы стоял высоченный замок. Он вздымался до самого неба и прокалывал своими шпилями облака.
- Что ты там стоишь? - кричал внизу Сиривуш. - Нашёл расщелину?
Игуш удивлённо взглянул на товарища сверху. Значит, нельзя увидеть замка, не притронувшись к скале?
Через пару мгновений его друг уже стоял рядом, пожирая замок глазами.
- Как стрела, пущенная в небо! - выразил он своё восхищение. - Вот-вот из того облака брызнет кровь!
От непонятного мрачного предчувствия у Игуша защемило сердце. "Рыцари леса никогда ничего не боятся", - вспомнил он слова отца, давно уже погибшего в схватке с троллями.
Сжав рукоятку отцовского меча, он молча двинулся к воротам, откуда уже выглядывала смешливая мохнатая мордочка.

2. УМОРТ У СЕБЯ ДОМА

Вблизи замок-скала производил ещё более потрясающее впечатление. На углах высокой восьмиугольной стены возвышались хрустальные фигуры, невыразимо ярко сверкавшие на солнце. В вышине между башнями беспрестанно парили большие птицы - коршуны, запросто влетая и вылетая через окна.
Господин Уморт жил по принципу "У меня нет достойных врагов". Поэтому замок охранялся только для порядка. И воинственного вида великаны-тролли сновали по замку и за его пределами вовсе не в целях охраны, а больше в поисках приятных развлечений. Кроме того, они постоянно были у Уморта на посылках.
Поначалу Сиривуш опасливо озирался на каждого тролля. Вид у тех и вправду был внушительный: раза в два выше обычного кобольда. Тролли собирались в кучки по два - по три и целыми днями играли. Больше всего они любили играть в камешки, а кто поумнее - в карты.
Высоченный замок со множеством прислуги произвёл на Сиривуша большое впечатление. Если его друг здесь когда-то был и сохранил в памяти какие-то воспоминания, то для Сиривуша после тишины родного леса всё тут было необычно и внове.
Здесь постоянно сновали самые разные существа - тролли, кобольды, гномы, какие-то зверушки, даже птицы.
Но больше всего поразили его пушистые человечки, мелькавшие по всему замку - то там, то сям. Своим видом они точь-в-точь походили на забавных котят - густой мех, ушки торчком, - но только с человеческими лицами.
Один такой встретил их, улыбаясь, у самых ворот и любезно проводил к Фуфугу.
Фуфуга дома не было.
- Куда-то подевался, - весело пропищал "котёнок", предварительно заглянув во все углы. - Сейчас словлю, - и исчез в дверях.
- Это что ещё за пушистики такие? - удивился Сиривуш вслед "созданию".
- Это мурры, - ответил Игуш, - мохнатый народец, живший когда-то в здешних горах, дальше к северу. Некоторые, правда, и сейчас там живут, кого Уморт не сумел переловить. Но на свободе остались немногие. Мурры - удивительные создания, - добавил он, - они чем-то сродни волшебникам, владеют магией от рождения. Своим прикосновением, например, они способны исцелить больного или хотя бы облегчить его страдания. У них особенный взгляд. Посмотрят на тебя, прищурившись - и тебе сразу весело становится. Ты заметил?
- Пожалуй, - кивнул Сиривуш. - Только чего-то я не пойму. Если они такие умные и магией владеют, почему они у Уморта в неволе живут?
- Не знаю, - пожал плечами Игуш, - странные существа. В сильные зимние холода мурры надолго засыпают. Вот так Уморт и поймал их: по зимним пещеркам мурров прошлись тролли с наручниками и всех, кого нашли, перетащили в замок. Мне думается... что мурры при желании могут всегда убежать. Но они, кажется, и не думают о таком: носятся себе по замку - весёлые, любезные - как пушистые разноцветные шарики. Даже Уморт, похоже, их любит - называет "мои мохнатики".
Старый Фуфуг страшно обрадовался гостям. Но когда Сиривуш вознамерился было о чём-то громогласно спросить, с улыбкой приложил палец к губам:
- Только не здесь. У некоторых стен бывают уши. - Он оглянулся.
Сиривуш оглянулся следом и... замер от удивления: в стене над камином торчало большое мохнатое ухо, которое на его глазах стыдливо покраснело и поспешно исчезло.
- Сами по замку не шастайте, меня дождитесь. Хотя... чего это я? Может, вы устали, пару денёчков поспите? У меня есть хорошие мягкие кровати из сухого кленового листа.
- Не-е-ет! - замотали головами молодые кобольды. - Дело не терпит! Мы не спали всего одну ночь - свеженькие, как ягодки!
Надо сказать, что кобольды действительно могли не спать даже целыми неделями. Зато потом, забравшись в кучу сухих листьев где-нибудь под мохнатой ёлкой, отсыпались месячишко-другой - всё зависело от того, насколько устал.
И вот потянулись коридоры Умортова замка. Они тянулись не только вправо и влево. Одни вздымались вверх, так что хочешь не хочешь, приходилось ловко карабкаться с опасностью загреметь обратно. Другие, не спросясь, круто прыгали вниз, так что спускаться по ним нужно было, крепко вцепившись в перила, до блеска отполированные руками и лапами обитателей замка.
Многие залы напоминали чисто подземную пещеру - тёмную, на дне которой - осторожно! - могло притаиться холодное озеро. Причём лодка не всегда ждала у берега. Порой её долго приходилось отлавливать крюком.
Другие залы, наоборот, сияли золотом и драгоценными камнями. Нередко какой-нибудь угол скромно украшала статуя из настоящего хрусталя, изображавшая - там эльфа, тут гнома, там кобольда, тут тролля - с такой удивительной точностью, что казалась живой.
Игуш с благоговейным страхом вглядывался в искусно сделанные фигурки. Среди жителей Цауберляндии существовало поверье, что статуэтки раньше и в самом деле были живыми эльфами, гномами и кобольдами.
Вот, например, этот эльф как будто мгновение назад расправил крылья и улыбнулся бездонному небу над головой. Гном так и остался стоять с занесённым над головой острым топором. А кобольд... Тут Игуш отпрянул: кобольд так напоминал кого-то хорошо знакомого...
Друг Сиривуш не обращал внимания на статуи, зато с глубоким интересом разглядывал висевшие на стенах шкуры убитых животных и оружие. Особое впечатление на него произвели чучела... - ну да, обыкновенные чучела - двух волков: мало того, что они занимали ползалы, они ещё так здорово рычали друг на друга, что рык этот можно было слышать ещё долго после того, как покинули залу.
Вытащив Сиривуша из прекрасной гостиной, от пола до потолка завешанной оружием для охоты на кузнечиков, кобольды чуть не угодили в бурный поток. То была подземная река, нёсшая свои быстрые воды куда-то по коридору налево.
Лодки поблизости было не видать. Но старый опытный Фуфуг протянул руку во тьму, сорвал со стены какую-то пирогу и удобно взгромоздился на неё. Оба кобольда едва успели втиснуться следом, как шумный поток подхватил пирогу и потащил за собой.
В тёмном туннеле ничего нельзя было разглядеть, а шум воды заглушал голоса. Обдаваемые тысячами брызг, притихшие кобольды терпеливо ждали встречи с кухней.
Наконец впереди забрезжил свет. Шум воды усилился, горная река вылилась в водопад, и пирогу ловко выплюнуло в красивое подземное озеро.
Друзья благополучно причалили к берегу, и Фуфуг, не мешкая, направился к скалистой стене, освещённой парой факелов.
Только вплотную подойдя к скале, друзья разглядели в ней дверь. Тем временем старый кобольд уверенно дёрнул за ручку, и дверь распахнулась. Взорам кобольдов представилась огромнейшая кухня, вся переполненная аппетитнейшими запахами.
В углу выделялся гигантский котёл, в котором толстый тролль что-то старательно помешивал. По кухне деловито бегали человечки в фартучках и колпачках. Точно такие же немедленно нахлобучили на новичков-кобольдов. Те не успели даже хорошенько осмотреться, как были приткнуты к столу возле самого котла.
Фуфуг куда-то исчез, а вместо него появился старый-престарый кобольд с белоснежными бородой, колпаком и передником.
- Катаешь из теста колбаску, - приступил он сразу к делу, швырнув в руки Сиривушу увесистый кусок теста, - толщиной в пол-обхвата - пол-обхвата! - червяка-водохлёба, режешь её на кусочки по три хруммтиметра и бросаешь в котёл. А тебе заданьице другое... - повёл он Игуша к другому столу, оставив Сиривуша наедине с ножом и тестом.
Друг наш растерянно огляделся. И сразу заметил мурров - в углу, у стола, покрытого белоснежной скатертью. Беззаботно мурлыча меж собой, они колдовали над каким-то котлом. Между лап у них искрилось, а из котла то и дело вылетали разноцветные шарики и, достигнув потолка, разрывались на множество искр. Один из мурров глянул на Сиривуша и хитро подмигнул.
...Колбаска получилась неровная. У Сиривуша не было навыков в стряпне. Ну да ничего. Решительными взмахами ножа он порубил её на куски по три хруммтиметра и потянулся к новому куску теста.
Обернувшись, друг наш остолбенел: трёххруммтиметровые сами ползли к краю стола, вытягивались и ловко ныряли в кипящий котёл.
Выйдя из столбняка, наш кобольд бросился было поспешно ловить удирающие кусочки, но один из трёххруммтиметровых оглянулся и злобно цапнул его за палец откуда-то вдруг взявшимися острыми зубками.
После этого Сиривуш решил, что, пожалуй, лучше не стоит связываться с зубастыми мучными тварями. Теперь он резал осторожно, всякий раз предусмотрительно отдёргивая нож от стола. Трёххруммики, строго косясь на него, важно ползли к котлу, выводок за выводком.
Среди поваров и поварят выделялся один, видимо, самый главный повар. Он был худощав, высок и властен, не похож ни на кобольда, ни на кого другого... разве что на эльфа? Но без крыльев. Вот уж Сиривуш никогда не слышал, чтобы хоть один эльф находился в услужении у Уморта!
Главный повар так и метался по всей кухне, щедро осыпая ценными указаниями каждого повара и поварёнка. Один несчастный кобольдик совсем запутался в лапше или в чём-то в этом роде. Решение главного повара было скоро и беспощадно:
- Под пол! На съедение змеям! - Топнул ногой и провинившийся тотчас же провалился под пол.
Другой поварёнок провинился тем, что вместо священных трёх с половиной щепоток соли бросил в суп целых четыре. Глаза главного повара сверкнули справедливым негодованием. Этого оказалось достаточно, чтобы негодник тут же окаменел и в назидание остальным рассыпался в песок.
Это однако совсем не значило, что у господина главного повара сегодня было плохое настроение. Наказав таким образом ещё парочку нерасторопных поварят, он с деловитой улыбкой продолжал носиться между столами и котлами. На глазах у восхищённой публики он виртуозно разделал жареного кузнечика, а потом принялся наставлять увенчанного сединами повара, как правильно приготовить копчёную гусеницу.
В глазах у главного повара светился огонь истой увлечённости своим делом. Время от времени то там то сям раздавался знакомый треск проваливающегося пола, а маленький тролльчёнок, носившийся за ним по кухне, едва успевал заметать остатки расправы в большую корзину.
Сиривушу становилось всё больше и больше не по себе. Внезапно в голову ему пришло, что, может быть, друг его уже тоже между делом оказался под полом. На сердце у него похолодело и он принялся тревожно озираться, ища товарища.
Слава всем богам и волшебникам, Игуш был на месте. Он ободряюще подмигнул Сиривушу и выразительно кивнул в сторону главного повара. Сиривуш понял без слов: не за Игуша, который всегда всё правильно делает, надо, мол, беспокоиться, а за себя самого, недотёпу.
Сосед-тролльчёнок был наказан за то, что неаккуратно чистил улиток. Когда тот с криком отчаяния исчез под полом, руки у Сиривуша стали как-то странно подёргиваться, а на лбу выступил пот. Он с сомнением взглянул на своих небрежно нарезанных трёххруммиков, многие из которых были совсем и не трёх-, а скорее, четырёх- или даже, положа руку на сердце, двуххруммиками. Да и на счёт пол-обхвата... лучше было не думать. Неровён час, и его отправят кончать жизнь под полом.
Но вот за спиной послышались шаги. Чёрная тень упала на нашего друга.
Как мать птенцов, заслонил Сиривуш своим телом трёххруммиков, которые - вот ведь твари такие! - извиваясь, упрямо лезли в котёл.
Тень главного повара вытащила тень книги и, откашлявшись, зачитала:
- "Волшебник на кухне. Большая поваренная книга, составленная господином Умортом". Открываем страницу тысяча восемьсот первую, раздел "Улиточный паштет", подзаголовок "О чистке улиток". Всем в назидание читаю: "Улиток чистят от головы к хвосту, предварительно разбив раковину молотком-разбивальником... м-м-м..." А он чем её разбил, этот разгильдяй? - строго вопросил главный повар толпу и повернулся к ближайшему - Сиривушу. - Я спрашиваю, обо что он её хрякнул?
Глаза главного повара гневно сверлили кобольда, почти улёгшегося на трёххруммтиметровых.
- О стол, - робко ответил кобольд. Подлые хруммики больно кусались.
- Не будем преступать законов этой книги - лучшего произведения по волшебной кулинарии, когда-либо кем-либо созданного. Или ты считаешь, это не так? - снова повернулся он к кобольду.
- Не считаю, - затряс головой Сиривуш.
- И ты прав, - кивнул повар. - Книга, написанная феей Тортинеллой... как бишь её? - "Волшебница на кухне" - фи! Просто стыд! Фея тортов и пирожных! Кто любит торты и пирожные? - обвёл он грозным взглядом притихших поварят. И снова обратился к бедному Сиривушу:
- Может быть, ты?
- Ни за что! - в ужасе воскликнул испуганный кобольд.
- Правильно, - одобрил главный повар. - Мы с тобой, смотрю я, сходимся во взглядах. Вот образцовый поварёнок! Что ты тут, собственно, режешь? - участливо склонился он над столом.
У Сиривуша перехватило дыхание. Он судорожно сжал искусанными руками шевелящийся комок неправильных хруммиков и весь подобрался, ища глазами дверь.
Но в этот чудесный миг дверь сама растворилась и на пороге появился громадный тролль. Он был весь в пыли и тяжело дышал.
- Где господин Уморт? - пробасил он. И узрев главного повара, обратился прямо к нему:
- Господин Уморт! Мы нашли эти... э-э... привидения, господин Уморт!
- Каких таких привидений? - недоверчиво осведомился "главный".
- Тех, что нам поручено было искать, - добродушно ответил тролль. - Как их? Э-э... "Души деревьев"! Они вёрткие, чуть что - взлетают, трудно их поймать было. Но хилые совсем. В болоте укрылись. Еле вытащили их оттуда. Спасибо, помог ваш совет - подожгли лист платана.
Лицо "главного повара" вдруг неузнаваемо изменилось, глаза страшно налились кровью.
- Где они? - прорычал он.
- В вашей главной зале... Туда их потащили...
Не теряя больше ни секунды, волшебник швырнул ближайшему поварёнку (коим снова оказался Сиривуш) колпак с передником и ринулся из кухни.
Сиривуш оглянулся, ища глазами друга.
Но Игуш был уже рядом. Друзья понимали друг друга без слов. Игуш молча сунул руку другу в карман. И тут же исчез - пропал, будто и не было.
Размахивая передником волшебника, как флагом, Сиривуш кинулся вслед за Умортом.
- Куда? - Массивная фигура тролля загородила дверной проём.
- Не видишь? - Флаг взметнулся к самому носу великана. - Передник господина Уморта!
Тролль отступил, виновато хлопая глазами.
А Сиривуш, нащупывая в кармане гладкий камень, уже мчался по берегу к пироге.

3. ВОЛШЕБНИК В ГНЕВЕ

Вот уж ведь сказал вам: не шастайте по замку без меня! - вздыхал Фуфуг, вперевалочку поспешая за молодыми кобольдами.
- Нет, Фуфуг, это очень важно! - торопил Игуш. - Найди нам главную залу.
- Сейчас, сейчас, - кряхтел старичок, карабкаясь по винтовой лестнице.
Лестницы взметались вверх, винтовые сменялись мраморными, бурные речки изливались в озёра, озёра разбивали свои волны о песчаные, гранитные, глиняные и хрустальные берега.
Навстречу попадались лохматые кобольды, разбойничьего вида крысы, миловидные мурры, громоздкие тролли. Два раза по коридору прохлопала крыльями летучая мышь. Потом лестница безумными витками поскакала прямо вверх и уткнулась в маленькую дверку.
- Вот вам и главная зала, - выдохнул Фуфуг, ткнул пальцем в замок и произнёс:
- Привет, старина, открывайся. Это я, Фуфуг.
Дверца приветливо отворилась, и кобольды осторожно сунули носы внутрь.
От трона, занимаемого Умортом, исходил жар: волшебник пылал гневом. Прямо перед ним над полом почтительно витали серые полупрозрачные тени. Вид у них был жалкий и беспомощный.
- ...что я сделал для вас! - гремел под сводами залы голос волшебника. - Я подарил вам вечность! Столетние вечные деревья! Вы могли не бояться урагана, смело глядеть в лицо языкам пламени! Вашу кору не смог бы пробить ни один топор. И вот чем вы мне отплатили!
- О нет, господин! - слабо шептали души деревьев. - Поверь нам, это не так! Мальчик с девочкой...
- Мальчик с девочкой! - взорвался волшебник. - Опять эти мальчик с девочкой! Что вам, железным платанам, могли сделать эти малявки?
Тени заволновались, как будто на них подул ветер, и подползли ближе.
- Мальчик, - шелестели они еле слышно, так что кобольдам пришлось отчаянно навострить уши, - мальчик умеет читать мелодию с листа... Ему стоило только просвистеть несколько первых тактов и... ты видишь, что стало с нами... Ещё недавно сильные и могучие, столетние стволы платанов рухнули в один момент, как трава под косой... Такую силу имеет мелодия, записанная в волшебной книге... Всему конец, если она прозвучит до конца...
В наступившей тишине Игуш поднял глаза на Уморта, и сердце его невольно дрогнуло: так сильно вдруг изменилось лицо у волшебника. Только что властный и самоуверенный, теперь он растерянно смотрел на шевелящиеся на полу тени, и волосы его на голове стояли дыбом.
- Говорите, говорите... - прошептал он, наконец, задумчиво. - Значит, мальчишка - музыкант? Я этого не знал... И как ему удалось найти книгу?
Одна из теней выплыла вперёд:
- Господин мой, мы не знаем, где они нашли Ветроногого. Но уже в обнимку с ним девочка подошла к моему стволу, зачем-то отдала его мальчику, а сама вскарабкалась на меня по ветвям. А потом мальчик, держа в руках Ветроногого, пожелал найти дупло. Всё, как предписано. Как делал это ты, о великий волшебник, когда желал самолично проверить, как охраняется книга. Я помню, Ветроногий почтительно держал тебя за руку...
Мрачно меряя шагами залу, Уморт краем уха слушал шелест теней.
- Не обессудь, что мы скрылись, не дав тебе объяснений. Мы были растерянны и подавлены, о господин... Что сталось с нами...
Неожиданно Уморт рванулся к парадной двери и рывком распахнул её.
- Грроггинса! - выкрикнул он.
Охранявший дверь тролль попятился.
- Грроггинса! - рявкнул ему Уморт. - Обер-кошуна сюда!
За дверью началось движение. Через какое-то время в залу протиснулась большая птица, рядом с которой волшебник казался жалким и незначительным. Но Уморта это нисколько не смутило. Смерив коршуна грозным взглядом, он налетел на него с вопросом:
- Что вы делали всё время с тех пор, - отчеканил Уморт, - как получили приказ разыскать человеческих детей?
- Да-а... Мы всё время их старательно ищем. Э-э... - Птица задумчиво почесала клювом перья. - Это очень вёрткие существа. Два раза мы почти что их настигли. Можно сказать, они почти что были у нас в лапах...
- Ну? И где же они? - поинтересовался Уморт.
Обер-коршун искренне пожал плечами.
От гнева волшебника воздух раскалился так, что Сиривушу пришлось вытереть пот со лба.
- О том, что книга исчезла, мне стало известно почти сразу. Но эти безмозглые медузы, - кивнул он в сторону трепещущих теней, - сгинули, как будто в воду канули. А дети... Детей кто-то успел настолько уменьшить в размерах, что они безнадёжно затерялись в лесу. Утащив с собой книгу. Нисколько не сомневаюсь, что это проделка феи Тортинеллы.
- Итак, - продолжал он, - я послал моих лучших коршунов разыскать и принести мне этих сопляков. Но мои лучшие коршуны, - сверкнул он взглядом в сторону "самого лучшего", - сообщают мне, что детишки затерялись в траве!
На мгновение остановившись, Уморт смерил птицу взглядом.
- Хорошо. Бывает. Я вызвал степной пожар и очистил от травы всю долину между моими горами и Драконьим Хребтом. - Сапоги волшебника рассерженно поскрипывали в такт чеканным шагам. - Потом я вызвал бурю. Она непременно должна была перенести всё живое через Хребет и выбросить в выжженную долину, как на тарелочку. И тут мои храбрые коршуны, - насмешливо взглянул он на смущённого обера, - целой стаей гоняясь за двумя ма-аленькими козявочками... Ха-ха!
Коршун понурил голову.
- Ребятишки успели преспокойненько спрятаться в хомячьей норке, - закончил Уморт.
- Мы предприняли тактику выкуривания... - сказал Грроггинс себе в оправдание.
- И выкуривали очень долго и отважно, - согласно кивнул Уморт, - пока не обнаружили, что козявки давно уже прокопали себе дырку под соседним холмом и... удрали верхом на хомяке!
Тут Уморт разразился таким хохотом, что слёзы брызнули у него из глаз, а "души деревьев" отнесло в сторону.
- Единственная мелочь, которую мне удалось выяснить, - сказал Уморт, устав смеяться, - это хотя бы то, что мальчишка в своём рюкзаке книгу не держал.
С этими словами он выудил откуда-то дорожный рюкзачок и бросил его стоявшему в дверях троллю:
- Там какая-то сладкая гадость в баночках. Отдайте мохнатикам. Они, кажется, такое любят.
Уморт развалился на троне и уже добродушно произнёс:
- Пауки мне служат лучше, чем коршуны. Заведу ещё пару паучатников, выдрессирую отличных лазутчиков, и скоро вся Цауберляндия будет у меня под ногтём!
Мрачный хохот снова сотряс стены тронного зала. Когда он затих, Уморт ещё долгое время сидел на троне, задумчиво глядя перед собой. Никто из присутствующих не решался нарушить тишину.
Выйдя из задумчивости, волшебник жестом подозвал к себе стража-тролля и усталым голосом приказал:
- Обер-коршуна - в клетку под арест. Найдите мне Чертокрылого. И объявите всем: награда тому, кто первым найдёт наших "неуловимых" человечков, - волшебник помолчал, улыбаясь своим мыслям, - н-да... наградой тому будет камень Гипова носа.
И, обернувшись к теням, прошептал:
- Исчезните! Я сам теперь займусь этим делом.

4. ВЕТРОНОГИЙ

Когда главная зала, наконец, опустела, и толстый Бубух запер за собой парадную дверь, Фуфуг многозначительно посмотрел на своих товарищей:
- Ну, теперь мне ясно, что это за книга. Можете не объяснять. Вижу, теперь настал мой черёд рассказать всё, что знаю. Не беспокойся, друг золотой, - улыбнулся он Сиривушу, - у этих стен нет ушей. Уморт не захочет, чтобы все его важные разговоры подслушивались.
Кобольды придвинулись вплотную друг к другу. Фуфуг пожевал что-то и медленно начал:
- Вы, конечно, не знаете, откуда взялся злой-презлой волшебник Уморт.
Он хитро поглядел на юных друзей и продолжил:
- А страшный волшебник Уморт произошёл... от эльфов. Да-да! Не удивляйтесь. Он эльф.
Кобольд задумчиво почесал свои седые лохмы:
- Вы думаете: не может быть! Эльфы, с их чистой душой, не знающей зла! Ну так слушайте.
Когда-то давным-давно, когда ещё наши с вами прапрадеды не появились на свет, в Цауберляндии жил один злой чародей по имени Ррорр. Был он очень старым. Ведь волшебники, хоть и живут на свете столетиями, тоже не вечны. Вот и Ррорр как-то почувствовал, что столетия его сочтены. Детей у него не было, а нужен был ему наследник, чтобы продолжить его чёрное дело.
Однажды во время прогулки он увидел детишек-эльфов, резвившихся на полянке в лесу. Чем-то понравился ему один мальчуган. То был сын королевского повара. Как его звали?.. Умрито?.. Мортино?.. Да не имеет значения. Сейчас его так не зовут. Ну, вот. Похитить ребёнка и заставить его с помощью магических чар позабыть о своём прошлом было для волшебника парой пустяков. Впрочем, не совсем так. Уморт смутно вспоминает своё прошлое, но не скучает, не тоскует, не жалеет...
Последние годы своей жизни Ррорр посвятил воспитанию юного волшебника. Когда тот вырос и возмужал, а Ррорр почувствовал, что смертный час его близок, он призвал к себе Уморта и дал ему в руки большую книгу. "В этой книге, - сказал он, - записана волшебная музыка. Вот тебе скрипка. Сыграй." Молодой волшебник послушно взял в руки инструмент со смычком и исполнил с листа красивейшее скрипичное произведение. Когда мелодия отзвучала, Ррорр сказал: "Теперь ты могучий волшебник, Уморт. А я - лишь жалкий старик. С этой мелодией я передал тебе всю свою силу. Когда-нибудь, много столетий спустя, тебе, умудрённому жизнью старому чародею, захочется передать свой могущественный дар другому, более молодому волшебнику, ты также отдашь ему в руки этот инструмент и ноты. Должен предупредить тебя, однако, что если эти две вещи попадут в руки простому музыканту, магическая сила ему не передастся, но ты, Уморт, тем не менее, превратишься в обычного эльфа, каким родился. Прощай, Уморт, сияй чёрной звездой над Цауберляндией!"
С этими словами старик Ррорр отошёл в иной мир, а преемник его озаботился, куда бы припрятать драгоценные сокровища. Книгу он спрятал, сами знаете куда, сделав дерево неподвластным ни огню, ни топору, ни времени. В стражи он определил свою любимую детскую игрушку - Ветроногого. А скрипку...
Кобольды напряжённо вытянули шеи.
- Ну? - не выдержал Сиривуш. - Скажи же, Фуфуг, наконец, где она?
- Здесь! - ткнул старый кобольд в сторону трона.
- Как я давно уже заметил, - задумчиво пробормотал Фуфуг, - старина Уморт делает всегда так.
С этими словами он взобрался на трон, важно поглядел по сторонам, положил обе руки на подлокотники и, прикрыв глаза, произнёс:
- Офнэн!
И не успел Сиривуш полюбопытствовать, что означает "офнэн", как трон внезапно поехал в сторону, открыв под собой люк.
- Ну, вот, - порадовался Фуфуг, - всё как и должно быть. Чего стоим? Вперёд! То есть вниз...
По узкой крутой лестнице друзья спустились в тёмный подпол. Свечи осветили небольшую комнатку без окон и дверей, чем-то напоминавшую детскую. То там, то сям сидела какая-нибудь игрушка, а в углу, упираясь своими шпилями в потолок, стоял большой игрушечный замок.
- Ищем быстрее, - оттащил Игуш Сиривуша за уши от игрушечного дерева, в дупле которого сидел кукольный кобольд. - Если Уморту вдруг захочется посетить свою детскую, нам уже отсюда не выйти.
Осознав опасность, друзья с большим рвением принялись за дело: в воздух полетели маски, парики и костюмы гномов, эльфов, троллей, туда-сюда задвигались баночки с какими-то красками, откуда-то выпал целый ворох эльфийских крыльев...
Но нужной вещи не находилось.
- Друг Фуфуг, ты уверен, что она здесь? - посмотрели кобольды с сомнением на старика.
- Клянусь, что здесь и больше нигде! - Старый кобольд, разогнувшись, тряхнул копной седых волос. - Или я - это не я. Много лет прожил я в этом замке и узнал достаточно. Ведь когда-то мы с твоим отцом, Игуш, пытались сделать то же самое... Да-да, то же самое, что вы с Сиривушем затеяли сейчас...
Опустившись, кряхтя, на колени, старик заглянул под диванчик.
- Но долго не могли узнать, в каком из деревьев спрятана книга. Нас были единицы, тех, кто пытался бороться со злым волшебником. "Рыцари леса" нас называли. А потом... Потом твой отец, Игуш, погиб в схватке с троллем... А я... я один, без друга, уже как-то не мог.
В наступившей тишине лишь скрипела передвигаемая мебель. Игуш хотел было расспросить Фуфуга о той хрустальной статуе, что видел в одной из зал, как вдруг Сиривуш вскричал:
- Да вот же она у нас, у остолопов, перед глазами!
Оба кобольда радостно подскочили. Прямо перед ними над камином висела изящная скрипка. На её блестящей чёрного дерева поверхности хитро переплетались замысловатые узоры. Смычок висел тут же.
Испустив победный вопль, Игуш с Сиривушем одновременно взобрались на стул, чтобы снять сокровище со стены.
В этот миг раздался свист. Потом вскрик. Недоумённо обернувшись, кобольды ещё успели увидеть, как старый кобольд медленно осел на пол.
Потрясённый Игуш кинулся к лежавшему без движения старику.
- Фуфуг! - тряс он его. - Фуфуг! Что с тобой?
В спине у старого кобольда торчала стрела. Глаза его были закрыты, и он прерывисто дышал.
Игуш вскочил на ноги.
- Кто...
Тихо. Своими чуткими ушами кобольды напряжённо вслушивались в тишину. Ни шороха, ни движения.
Вдруг в воздухе снова что-то просвистело, и в стену на волосок от головы Сириуша вонзилась новая стрела.
- Ах, ты... - выругался кобольд и выдернул стрелу из стены.
В это время в окошке игрушечного замка промелькнуло что-то красное. Выхватив меч, Игуш бросился к окну. Вооружённый ножом Сиривуш уже распахнул дверцу:
- Я сам, Игуш! Стереги у окна!
Кукольный замок заходил ходуном. Внутри что-то оглушительно загрохотало. Потом раздался радостный вопль Сиривуша: "А-а! Старый знакомый!"
После непродолжительной возни и сильных ударов, от которых стены кукольного замка опасно содрогались, в окне одной из башенок вдруг показалась фигурка человечка в яркой одежде, напоминавшей костюм паяца. В руке его был лук.
Только миг поколебавшись, человечек прыгнул прямо на Игуша, так что тот еле успел увернуться.
Воспользовавшись временным смятением кобольда, паяц одним прыжком взлетел на полку и натянул тетиву.
Какое-то мгновение Игуш смотрел Ветроногому прямо в круглые выпученные глаза. На лице у куклы была нарисована страшная улыбка. Казалось, он считал невыразимо забавным держать под прицелом живое существо.
Кобольд бросился на пол. Очень вовремя, ибо стрела пролетела как раз там, где только что была его голова.
- Ах, гад! - раздался яростный вопль Сиривуша. - Ты не выйдешь отсюда живым!
Ветроногого не зря звали Ветроногим. Он скакал с полки на полку, как будто в ноги ему были вделаны пружины, не забывая время от времени посылать в своего противника стрелу за стрелой.
Сиривуш, вооружённый одним ножом, прыгал с не меньшей ловкостью, но по скорости всё же отставал. Скрипка, Фуфуг, замок, Уморт - всё было позабыто. Не сводя глаз с противника, ловко уворачиваясь от стрел, Сиривуш упорно приближался к кукле.
Паяц вошёл в азарт. Уже забыв о русоволосом, он сосредоточился на чернявом, пытаясь сбить того стрелой. Вот он, подпрыгнув, зацепился за светильник на потолке, взобрался на него и, удобно устроившись, выхватил из-за спины ещё парочку стрел.
Так высоко Сиривуш запрыгнуть не мог. Сжав зубы, он наблюдал, как стрела приладилась к луку и посмотрела ему строго между глаз.
В это время лежавший на полу Фуфуг слабо застонал. Весёлый человечек обернулся и, не колеблясь, послал старику в грудь ещё одну стрелу.
В тот же миг в воздухе сверкнул нож. Перерезанный у основания, тяжёлый светильник с грохотом упал на пол, придавив собой Ветроногого.
Ловко поймав свой нож, Сиривуш бросился на куклу. В воздух полетели опилки.
Фуфуг бледнел на глазах. Склонившись над старым кобольдом, Игуш прижал ухо к его груди и задержал дыхание. Нет, как напряжённо он не вслушивался, сердце не билось.
Игуш не мог поверить. Он снова склонился над стариком. Сердце молчало. Лицо кобольда исказила гримаса страдания. Бледный, он медленно поднялся с колен и подошёл к другу.
Тот уже ловко опутывал паяца сетью, позаимствовав её у немаленьких размеров игрушечного паука.
Гневно сжав губы, смотрел Игуш в лицо Ветроногому. Тот отвечал насмешливой улыбкой, растянув рот до ушей. Игуш отвернулся.
- Этот мухомор изнутри сплошь набит опилками! - возмущался Сиривуш, затягивая на ногах у куклы крепкий узел. - Пролить столько чужой крови, а самому...
Услышав в ответ лишь тишину, Сиривуш поднял глаза на друга:
- Игуш, что Фуфуг?..
Не ответив, худощавый длинноволосый кобольд отошёл в угол и уткнул лицо в кучу тряпья.

5. ПОХИЩЕНИЕ

Ветроногого, крепко связанного и продолжавшего нагло улыбаться, повесили на гвоздик, повернув носом к стене. Печально постояв над телом Фуфуга, укрыли его скатертью, снятой со стола.
И только потом вспомнили про скрипку.
Невольно залюбовавшись изящным силуэтом виновницы только что произошедшего столкновения, надежды и спасительницы Цауберляндии, Сиривуш, наконец, протянул руку, чтобы снять инструмент со стены и... Пальцы его, пройдя сквозь скрипку, уткнулись в стену.
Недоумённо сдвинув брови, Сиривуш продолжал упорно шарить по стене, пытаясь схватить неуловимый инструмент. Тщетно: скрипка висела на том же месте, но была не плотнее воздуха.
Никогда ещё не испытывали кобольды такой растерянности. Тайна Уморта была раскрыта, погиб Фуфуг... и всё напрасно! Скрипка оказалась заколдована. Её ни снять, ни унести... никому, кроме Уморта.
Может быть, Фуфуг знал какое-то волшебное слово? Но он его уже не скажет никогда.
На всякий случай Сиривуш громко и отчётливо произнёс несколько раз "офнэн!", но на скрипку это нисколько не подействовало.
Растерянные и подавленные, сидели они мрачно на полу в маленькой комнатке без окон. Наконец, Игуш решительно поднялся.
- Идём! - потянул он друга к лесенке, ведшей из комнаты наверх.
Сиривушу явно не хотелось уходить. Он то и дело оглядывался на скрипку, которая - такая реальная - висела над камином.
- Ничего не сделать, пойми, - тянул Игуш друга мягко к двери. - Уйдём сейчас же, иначе может быть поздно. Уморт может войти в любую ми...
Схватившись за дверную ручку, Игуш вздрогнул: дверь была крепко заперта.
Они оказались в ловушке. Как два жука, которых Уморт любил ловить себе на обед.
Сколько пленники ни ломились, всё было напрасно: дверь даже не дрогнула. Слово "офнэн" тоже не помогало. Вероятно, Фуфуг знал нужное слово. Но сказать его уже не мог.
...Обхватив руками колени, Игуш напряжённо думал. В голове стучало, перед глазами плыл чёрный туман. Что делать? Что делать?
Бросившись к Ветроногому, Сиривуш вскричал:
- Говори сейчас же, мухомор недорезанный, как выйти отсюда! Ты не можешь не знать!
Паяц со стены улыбался лучезарной, прямо-таки счастливой улыбкой.
- Оставь его, - тронул его Игуш за рукав. - Разве не видишь? Он никогда не пойдёт нам навстречу. Это Умортова кукла.
В комнатке с игрушками наступила тишина. Невыносимо было бездействовать и ждать своей участи. Что, если Уморт войдёт сейчас? Можно было обернуться какой-нибудь вещью или камнем. На это кобольды были мастера. Но долго в таком состоянии они находиться не могли, силы бы их быстро истощились.
Минута проходила за минутой, час за часом. Сиривуш устало уронил голову на колени и заснул.
Игуш тоже начал клевать носом, когда на лестнице, ведущей к тронному залу, послышался тихий шум.
Сон мигом слетел прочь. Игуш встряхнул товарища за плечи. Тот понял сразу. Мгновение - и на месте, где только что сидели кобольды, оказались две кукольные подушечки, точно такие, на каких неподалёку сладким сном спала игрушечная фея.
Из темноты блеснули два синих глаза и на свет тихо выскользнул... мурр. Мягкими шажками, какими умеют ходить только кошки и мурры, он вышел на середину комнаты, оглянулся и увидел Фуфуга.
Охнув, мурр тихо опустился на колени перед телом и долго не вставал.
Когда же он поднял голову, то испуганно ойкнул, прикрывшись лапами. Прямо перед ним стояли два вооружённых кобольда.
Игуш невольно улыбнулся: таким растерянным было выражение лица у миловидного, пушистого мурра. Глаза у него были синие, как васильки, а белые усики на щёчках смешно торчали в стороны.
- Вы хотите меня убить? - пискнул мурр, переводя испуганный взгляд с одного кобольда на другого.
- Пока нет, - ответил Сиривуш. - Всё зависит от того, как быстро ты нам откроешь дверь.
- Уберите эти... острые! - мявкнул мурр, указав на направленные на него меч и нож.
Переглянувшись, кобольды убрали оружие в ножны.
Мурр продолжал стоять, не двигаясь.
- Фуфуг мёртв? - спросил он тихо. - Кто убил его?
Молчание было ему ответом.
Мурр порывисто оглянулся, будто искал чего-то. Взгляд его упал на висящего на стене Ветроногого, потом перекрестился со взглядами кобольдов - вызывающим у одного и внимательным - у другого.
- Ну?.. - Сиривуш махнул в сторону лестницы.
Мурр послушно поплёлся к двери. Но по дороге вдруг оглянулся и, лукаво сверкнув синими глазами, невинно спросил:
- А скрипку?.. Так тут и оставите?
Кобольды остановились как вкопанные. Несколько мгновений царила мёртвая тишина. Мурр продолжал хитро смотреть из-под ресниц.
- Стой! - Игуш крепко схватил мурра за лапы и легонько подтолкнул к креслу. - Что ты знаешь о скрипке? Говори.
- Расскажи нам всё или не выйдешь отсюда, - добавил Сиривуш, снова вытащив нож.
"Котёнок" тревожно глядел на кобольдов, склонившихся над ним. Те были выше и плечистее мурра. Русоволосый не сводил с него горящего взора пронзительных серых глаз.
- Я ничего особенного не знаю! - пищал он, опустив глаза и пытаясь высвободиться из рук русоволосого. - Я просто видела, как вы прошли через потайную дверь. Вас долго не было... И я боялась...
Ресницы кобольда дрогнули. Трудно было разобрать, кто из этих пушистиков мальчик, а кто девочка. Игуш убрал руки и уже мягче спросил:
- Мурры знают, кто мы?
"Котёнок" с улыбкой кивнул.
- Вы нарочно поджидали нас у ворот замка? Знали, когда мы появимся?
- Мурры знают всё, - промурлыкал тот, грациозно махнув хвостом.
- Вы что же, могли бы нам помочь?
- Могли бы, - подтвердил мурр. - "Лесные рыцари" оказались в затруднительном положении, не так ли? - Глаза его озорно стрельнули в сторону скрипки.
Игуш улыбнулся краями губ. Мурры слыли большими насмешниками.
- Вы можете снять скрипку со стены?
Мурр на миг задумался, мило приложив лапку ко лбу.
- Одна я не могу... Нужно... гм... один, два... чтобы нас было трое.
- Ты можешь привести сюда остальных?
- Я могу их позвать.
- Зови, - Игуш отошёл в сторону.
"Котёнок" зажмурил глаза.
- Сейчас она позовёт, - недоверчиво покачал головой Сиривуш. - Уморта.

***

Сосредоточенно зажмурившись, "котёнок" просидел с минуту. Наконец, синие глаза вновь взглянули на кобольдов, и в то же время на лестнице послышались мягкие шаги.
У деда и брата Моурри - так звали девочку-мурра - была такая же длинная шерсть и белая манишка, на лапках - белоснежные "перчатки", а на ножках - белые "чулочки".
Все понимали, что потайная комната Уморта - неподходящее место для долгих объяснений. Только дед сказал:
- Приветствуем вас, рыцари леса! Мы счастливы, что сможем вам помочь в великом деле. Пленённый народ мурров давно ждал этого часа.
Потом он повернулся к внукам, взял их за лапы, и они образовали круг. В комнате вдруг разом погасли все свечи. В кромешной тьме мурры тихо запели.
А потом комната вдруг озарилась тысячами искорок, шедших из сомкнутых лап мурров.
Искорок становилось всё больше, мурры пели всё громче. Вскоре всю комнату заполнило облако искрящейся пыли, которое своим сиянием слепило глаза и не давало больше ничего увидеть.
Голоса мурров внезапно оборвались, и только звонкий голосок Моурри продолжал песню. От этого нежного выразительного голоса что-то задрожало в душе у Игуша, и ему вдруг непреодолимо захотелось ещё раз ощутить в своих руках тёплые лапы синеглазого мурра.
Когда песня смолкла, всё разом исчезло. Пушистые мурры разомкнули лапы и выжидающе посмотрели на кобольдов.
- Теперь вы можете взять скрипку, - посторонился старый мурр.
Дважды повторять не понадобилось. Одним прыжком Сиривуш вскочил на стул и бережно снял инструмент со стены, не забыв прихватить и смычок.
- Теперь бегите. Скорее! - заторопил старый мурр.
Но Игуш медлил.
- Одно слово... - сказал он, пытливо глядя на мурров. - Почему...?
Старый мурр покачал головой.
- Мурры - не воины, - ответил он на неоконченный вопрос. - Снять скрипку со стены - ещё не всё. Нужно бежать, скрываться, убивать. На это способны вы, кобольды, но не мы. Мы рады вам помочь, но... - старик, нахмурившись, покачал головой, - мурры - не воины. - Он протянул лапу в сторону закрытой двери, и та широко распахнулась. - Скорее, скорее вон из замка! Бегите так быстро, как можете лишь вы, кобольды!
Махнув на прощание муррам, кобольды ветром взлетели вверх по лесенке.
Окна главной залы зияли чернотой. Была глубокая ночь.
Выбравшись из люка, кобольды приостановились, ища ту маленькую дверцу, что открыл для них утром Фуфуг. Во тьме это было сделать непросто, но глаза кобольдов темноты не боялись.
- Вот она! - шепнул Сиривуш, шагнув направо.
В это время парадные двери вдруг распахнулись, и на кобольдов полыхнуло ярким светом. В дверном проёме возникла тёмная фигура тролля Бубуха. Свет от громадного подсвечника в лапах тролля чётко обрисовал фигуры обоих кобольдов и отверстие всё ещё распахнутого люка.
Тролль остановился, хлопая глазами.
С быстротой молнии метнулись кобольды во мрак и... пропали.

***

Коридоры виляли во все стороны и выливались в просторные залы и новые коридоры. Это не смущало беглецов, ибо, раз запомнив дорогу, кобольды могли найти её потом всегда, даже в кромешной тьме.
Но тут возникла досадная помеха: дальше идти было нельзя. За поворотом коридора, ведшего к выходным воротам, стоял, касаясь головой свода, тролль.
Мигом почуяв неладное, кобольды без раздумий свернули в чёрную дыру бокового прохода, который вёл прямо наверх.
Взобравшись по крутой лестнице на верхнюю площадку, беглецы осмотрелись. Отсюда вели только два коридора: один дальше наверх, другой вниз. Из нижнего коридора снова послышались шаги. Для бегства теперь оставался только верхний.
В тёмных ночных коридорах шаги тролля звучали гулко и отчётливо. Босые же ноги кобольдов ступали совершенно бесшумно. Впереди крался нетерпеливый Сиривуш, прижимая скрипку к груди.
Всё выше и выше поднимались беглецы. Ибо всякий раз, как коридор сворачивал вниз, из дальнего конца его уже тяжёлой поступью поспешал к ним великан.
Сиривуш тихо бормотал про себя проклятия. Тролль, видно, великолепно знал все лабиринты замка и предупреждал горячее желание кобольдов спуститься к входным воротам.
Поневоле поднимаясь всё выше, беглецы достигли, наконец, самых верхних башенок замка.
Чернота за окном уже успела смениться розовой рябью. Позолоченные первыми лучами солнца, облака медленно проплывали мимо окон самой высокой башенки в замке, из которой уже выходов не было.
Шаги на лестнице становились всё явственней. Сомнений не оставалось: то были грузные шаги тролля, под которыми лестница скрипела, а ступеньки прогибались.
Сиривуш был уже у окна.
- Скорее, Игуш, чего ты ждёшь? Бросимся камнем вниз! Я подхвачу скрипку на лету, будь спокоен!
Игуш медлил. Можно броситься из окна камнем. Но что дальше? Тролль поднимет тревогу, сбегутся другие и... Нет, им не конец - можно обернуться и переждать. Но скрипку ведь не превратишь в камень!..
Это так важно - остановить тролля, чтобы тот не поднял тревоги! Отсюда, из самой высокой башенки в замке, их никто не может услышать. Нельзя дать троллю выбраться отсюда.
Все эти мысли молнией пронеслись в голове у Игуша. Дверь содрогнулась.
- Беги, Сиривуш! Доставь скрипку человеческим детям! Расскажи им, для чего она предназначена! А я постараюсь задержать тролля! - крикнул Игуш.
Сиривуш дёрнулся было что-то сказать, но дорого было каждое мгновение. В последний раз взглянув на друга, он прижал скрипку к груди и сиганул из окна.
Игуш остался один в маленькой зале. В той самой башне, что протыкала своим шпилем облака. Бледный, смотрел он на содрогавшуюся от ударов дверь.
В одиночку кобольду одолеть тролля невозможно. Это он, конечно, знал.
Сжимая меч дрожащими руками, он ещё раз попытался вспомнить слова отца: "Рыцари леса"...
Дверь отшвырнуло в сторону. Огромный тролль Бубух, пригнувшись, оглядывал залу осоловевшими глазами. Вот он увидел кобольда. В глазах появилась мысль, и он с усилием протиснулся сквозь проём.
Игуш ждал, выставив меч вперёд. Сердце бешено билось в груди. Пальцы, сжимавшие рукоятку, были холодны как лёд.
Тролль поднял лапу. Кобольд отскочил в дальний угол. Тролль медленно развернулся и двинулся к нему.
Прыжок! Всего углов четыре. Троллья махина неуклюже поворачивалась вокруг своей оси, пытаясь прихлопнуть ловко скачущего противника.
Кобольд был какой-то прямо-таки отчаянный. Каждый раз, как Бубух протягивал руки, чтобы схватить того, наконец, за рёбра, пальцы больно обжигало острым мечом, и тролль, взвизгивая, отдёргивал руки. Крупные капли крови падали кобольду под ноги.
В какой-то миг кобольд вдруг затерялся из виду, а в следующее мгновение тролль споткнулся о невесть откуда взявшийся под ногами камень. Толстый великан беспомощно растянулся на полу, проломив головой стену.
В маленькой зале воцарилась мёртвая тишина. Игуш без сил опустился на пол.
В распахнутое окно любопытно заглядывало облако. "Рыцаря леса" била дрожь. Ручейки крови от разбитой головы тролля подтекали всё ближе к ногам. Стараясь не глядеть на них, Игуш забился в угол и закрыл лицо руками.
Сколько он так просидел? Наверное, долго. Когда же он снова отнял руки, увиденное заставило его немедля вскочить.
Новый тролль стоял, крепко упёршись ногами в пол. Прежде чем кобольд успел отскочить в сторону, огромная лапища подняла его в воздух и с размаху швырнула о стену.
Розовый туман застлал глаза Игуша. Ах, как жаль, что кобольды не могут оборачиваться, если они ранены... Махина надвигалась всё ближе и ближе, расплываясь в тумане.
Странная слабость охватила кобольда. Над ним вдруг разверзлось голубое небо, и зелёные ели закачали своими мохнатыми верхушками. Беззаботные лесные эльфы порхали с ветки на ветку. А какой-то чистый голосок произнёс: "Против злодейств Уморта есть средство"... А потом все передавали друг другу вселявшие надежду слова: "Рыцари леса"...
Розовый туман становился алым. Боли не чувствовалось, только слабость... В ушах стоял насмешливый хохот волшебника: "Вся Цауберляндия будет у меня под ногтём!"... Но потом один кобольд поклялся: "Я не допущу этого... Я... мы с Сиривушем найдём и скрипку, и ноты к ней!"
Меч в руке дёрнулся и звонко ударил о серебряную ножку изящного столика, оказавшегося между раненым кобольдом и великаном-троллем. Следуя какому-то наитию, Игуш прополз в направлении звука и изо всех сил толкнул столик ногами.
Споткнувшись о брошенный под ноги предмет, тролль не смог удержаться на ногах.
Тяжёлая туша с грохотом падала сквозь кровавый туман. Так медленно, что Игуш успел выставить навстречу ей свой длинный меч.
Потом туман стал чёрным, и глаза кобольда медленно закрылись.
Сиривушу со скрипкой удалось скрыться без приключений. Он бежал быстро, как стрела. Благодаря Игушу, о пропаже скрипки проведали не сразу. Высокая башня, ведущая беседы с облаками, хранила молчание.
Когда же, наконец, разъярённый волшебник ворвался в маленькую залу, то застал там печальное зрелище: двух мёртвых троллей в луже крови.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art