Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Анжелина Войнконис - Звездочки в траве : ЧАСТЬ I

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Анжелина Войнконис - Звездочки в траве:ЧАСТЬ I

 
ТАИНСТВЕННАЯНЕЗНАКОМКА

1. ПИРАТЫ

Это случилось очень давно, когда Катарина и Том были ещё маленькими, а отец их был сельским учителем. Мама пекла пироги, рассказывала детям сказки и просто любила их без памяти. Папа любил маму. Катарина любила играть в куклы. А Том... Ну, во-первых, он любил есть пирожки, которые пекла мама. Но кроме того ещё и играть на скрипке. На скрипке он играл действительно чудесно. Его игру приходили послушать соседи, и все говорили: "Быть мальчику знаменитым музыкантом".
Ну вот, а потом всё переменилось. Началось с того, что однажды отец сказал:
- Завтра мы поедем на ярмарку. Каждый выберет себе там по подарку.
- Ура-а! - обрадовались дети и принялись танцевать. Как будто было чему радоваться.
Рано утром детей разбудили и посадили в телегу. Отец хлестнул лошадей, и ели и сосны и белые берёзки помчались прочь, а впереди неслась дорога, дорога, дорога... Дети сидели, закутавшись от утреннего холода в тёплые плащи, жевали пирожки и глядели по сторонам.
Чего больше всего хотелось в подарок? Наверное, красивое платье, как у принцессы, думалось Катарине, или большую куклу со шляпкой, ботиночками, перчатками, бусами и сумочкой. Но можно и книжку с красочными картинками.
А Том думал по-другому: настоящий лук со стрелами, или ружьё, или целую коробку солдатиков, и чтобы сами стреляли из игрушечной пушки.
Но если бы даже и не было никаких подарков, всё равно было очень здорово отправиться на ярмарку, посмотреть на большой город, на море... Город Ветероль стоял на морском берегу. Вот оно, море! При виде бескрайней водной равнины у детей захватило дыхание.
Говорят, там, за морем, тоже есть земли. Там живут люди, говорящие по-другому, и животные там тоже другие, и их кошки, наверное, не поймут наших кошек, потому что мяукают на других языках.
Дети видели: у пристани на причале стояли заморские суда. Крошечные человечки - издали их было трудно различить - выходили на берег. То были заморские купцы. Ах, на таком бы корабле - за океан, к чужим землям!
На дороге появлялось всё больше повозок. Многие были нагружены товарами - для ярмарки. На других сидели празднично одетые мужчины, женщины и дети. Все ехали в одном направлении.
На морском берегу тесно разместились яркие палатки, карусели, ожидавшие детишек, и цирковой балаган. С раннего утра собралось немало народу, уже давно было шумно и весело. В небе носились чайки, а воздух был пронизан солёным запахом моря.

***

Перевалило за полдень. Насмотревшись на чудеса, которые показывал фокусник, налюбовавшись танцами на канате и нахохотавшись над двумя потешными клоунами, дети вышли из цирковой палатки. Родители вручили им кулёк с пирожками и двух сахарных петушков, а сами пошли выбирать платье для мамы.
Оставив пирожки на потом, дети принялись за петушков. Катарине достался золотистый, Тому - красный.
- Посмотрим, кто из нас первый съест петушка, - предложила Катарина. - Тот проиграл, - добавила она поспешно, увидев, как Том торопливо откусывает головку своего красного.
Не спеша посасывая золотистого, девочка мечтательно смотрела в морскую даль.
- Ах, как бы я хотела, чтобы у нас за морем жила бабушка!
- Наша бабушка живёт в Лесополе, - напомнил Том.
- А жаль. Если бы она жила за морем, мы могли бы ездить к ней в гости на большом корабле.
Дети задумались. Может быть, о том, как уговорить бабушку переселиться за море.
- Когда я вырасту, я стану купцом, - сообщил Том.
- Зачем?
- Чтобы ездить в чужие страны, - пояснил он. - Купцы всегда путешествуют. А богатые - те плавают на своих собственных кораблях.
- Тогда лучше стань богатым купцом и возьми меня с собой.
Том согласно кивнул.
- Мысль стоящая. Можно увидеть дальние страны, поглядеть на всяких там гномов, кобольдов...
- Чушь! Гномов не бывает.
- Это ты так говоришь, потому что мало читаешь. Всякий, читающий сказки, знает, что бывают и гномы, и кобольды, и такие человечки с крылышками... Только не здесь, разумеется, а очень далеко.
К пристани причаливал новый корабль. На берег сошла группа чужеземных матросов - высоких, стройных, у каждого за поясом длинная сабля - и направилась в сторону ярмарки.
- Катарина! Том! Э-гей! - раздался папин голос.
Том с трудом оторвал взгляд от завораживающего зрелища бьющихся о бедро сабель.
- Дети! - ещё раз позвал папа. - Хотите покататься на карусели?
Ну конечно, дети были непротив.
На карусели можно было сесть по-разному. Можно на пёструю лошадку, можно на дельфина, можно на орла, можно на, на, на... Пора было садиться, толпа детей вокруг тоже не зевала. Том вскочил на верблюда, Катарина - в гигантскую шляпу.
Карусель натружено заскрипела, откуда-то раздалась музыка и они закружились. Где-то внизу мелькала смеющаяся мама, с другой стороны - в своей широкополой шляпе - папа, тут - море, там - город, тут - небо, там - облака... Дети махали друг другу и кричали, но из-за скрипа и музыки ничего не было слышно.
Как начался переполох, они не заметили.
Только случайно глянув вниз, Том вдруг увидел, что люди в панике мечутся по площади. Карусель стремительно мчалась вперёд. Но, оказавшись снова над ярмарочными палатками, Том разглядел маму. Она простирала к нему руки и что-то взволнованно кричала.
И тут Том увидел чужеземных матросов с длинными саблями. Тех самых, которыми любовался на пристани. Только теперь сабли были уже вытащены из ножен и направлены в толпу. Том оглянулся назад и поискал взглядом Катарину. Она сидела в своей "шляпе", широко раскрыв глаза. Ещё раз взглянув вниз, Том ахнул: матрос с саблей схватил его маму за руку и потащил за собой.
А карусель совершала круг за кругом под неумолкаемые звуки шарманки. Ещё виток над площадью...
К матросу бросился папа. Но тот развернулся и ударил его наотмашь.
Папа лежал на земле. Толпа кричала. Матросы свирепствовали. С ярмарочной площади на пристань, а оттуда - на корабль перекочевывали мешки с добром. Несчастных, попадавшихся на пути, пираты саблями загоняли на корабль.
Наконец музыка смолкла. Карусель остановилась. Папа поднимался с земли, размазывая по щеке кровь. Повсюду слышались крики и стоны. Пираты спешно отчаливали.
- Мама! Мама-а-а! - отчаянно кричали дети, простирая руки к маленькой шхуне, качавшейся на волнах. Разыгравшийся ветер нещадно трепал волосы. "Мама! Мама!" - дразнили насмешливые чайки, пролетая над головами. Их отец стоял поодаль, в оцепенении сжимая в руках шляпу, не в силах оторвать взгляда от исчезающих на горизонте парусов. В происшедшее не хотелось верить.
Городские солдаты появились лишь тогда, когда пиратское судно в лучах заходящего солнца стало похожим на крошечный кораблик из детской книжки.

2. НЕЗНАКОМКА

Тропинка сворачивала влево, обходя болота. Сквозь заросли кустарника невозможно было различить, куда она дальше поведёт. Но хозяин трактира "У быстрой речки" советовал держаться именно этой тропинки.
Ну, вот и развилка наконец. Устроившись под ветвями развесистого дерева, Джангида вытащила из складок юбки зеркальце.
- Свет мой, зеркальце, скажи... - усмехнулась она, глядя на своё отражение: чёрные брови, чёрные глаза, длинные чёрные косы - неотразимая красавица! Можно было спросить на это мнение зеркальца, но Джангида не была такой самовлюблённой, как одна королева из одной сказки.
- Первая красавица или вторая... - пробормотала она. - Какая разница? Главное - стать богатой.
Легонько щёлкнув по зеркальцу пальчиком, Джангида уже внимательнее всмотрелась в него. От щелчка зеркальце на миг замутилось, а потом снова прояснилось, показав шагающего по лесной тропинке человека. Дорожная сумка, крепкая трость, широкополая шляпа, а из-под полей - мягкий взор задумчивых голубых глаз.
- Вот он, учитель Арнольд, - прошептала Джангида, впившись глазами в путника.
Учитель Арнольд (то был действительно он) возвращался из школы домой. Ровно год назад его любимую жену Марию похитили пираты. Учитель долго и неутешно горевал. Как и прежде, он жил вместе с детьми в маленьком домике на опушке леса. Когда он возвращался домой из школы, дети радовались, все втроём готовили ужин, а потом отец с сыном играли на скрипке.
Погружённый в думы, учитель так бы и прошёл мимо развесистого каштана, ничего не заметив. Но непонятные звуки, шедшие из ветвей, заставили его остановиться.
Оглянувшись и приподняв шляпу, чтобы не мешала смотреть, он с недоумением оглядел дерево.
- Ах, помогите же мне, пожалуйста, добрый путник! - послышался жалобный голос.
Наконец, он разглядел. На дереве, обхватив ветку руками, сидела женщина и умоляюще смотрела на него.
- Э-э... Зачем вы туда забрались? - удивился он.
- Ах, это было ужасно! - объяснила незнакомка. - Я шла по тропинке и вдруг услышала злобный вой. Я испугалась, что это волки, и залезла на дерево.
- А кто же это был на самом деле? - заинтересовался учитель.
- Э-э... Право, не знаю... Но не могли бы вы всё-таки снять меня отсюда?
- Да-да, конечно, - поспешил он подать руку.
Прыг! - и черноглазая красавица стояла на земле.
- Как я благодарна вам за своё спасение!
- Да что вы...
- Непременно угощу вас пирогом.
Две чёрные косы метнулись к корзинке.
- О! - не устоял учитель Арнольд. - Пироги я люблю всей душой. Моя жена... - тут он вздохнул, - готовила отличные пироги.
- А что случилось с вашей женой? - захлопали чёрные ресницы.
Не зная, как это получилось, учитель рассказал незнакомке о том злосчастном дне, который начался так радостно, а кончился так трагично.
- Пираты захватили в тот день десятки людей и увезли их за море, - закончил он, тяжело вздохнув.
Незнакомка странно посмотрела на него.
- Не знаю, сказать вам или нет... О, лучше нет! - замотала она головой.
- Почему же? Скажите! - возразил учитель.
- Нет, нет. Вам это будет тяжело узнать... - Джангида спрятала глаза подальше.
Но учитель настаивал, крайне заинтересованный.
- Ну, если вы так просите... Дело в том, что... мой брат... мой бедный брат в тот день... тоже попал в плен к пиратам. Да-да, он тоже попал в плен! Так вот... - продолжала красавица, вопросительно глядя на верхушку соседней ели. Ель также недоумённо глядела на неё. - Вечером того дня... мой брат приплыл к берегу, совсем измученный... и рассказал, что ему одному удалось спастись. Остальных же пленников постигла тяжёлая участь... Ах, какая тяжёлая участь постигла их! - закрыла Джангида лицо руками. - Отплыв далеко от берега... пираты утопили всех в море.
Чёрная пелена застлала глаза учителя. Если раньше он ещё верил... надеялся, что там, за морем - Мария... то теперь действительность смотрела на него своими страшными глазами: Марии давно уже нет. Потрясённый, он долго сидел, не двигаясь.
Черноглазая спутница с сочувствием глядела на него.
- Отведайте моего пирога - и всё забудется, - пообещала она.
- Спасибо, - выдавил из себя учитель. - У меня совсем пропал аппетит.
- Нет-нет! - испугалась Джангида. - Один-то кусочек вы должны попробовать.
Пирог оказался замечательным, но очень странного вкуса. Таких учитель ещё не едал.
- Из чего вы его сделали? - осведомился он, медленно пережёвывая кусок.
"Из мохнатых паучков и сладких жирных червячков!" - едва удержалась, чтобы не сказать, Джангида. Но вместо этого лишь загадочно улыбнулась:
- Секрет хозяйки.
Дело было сделано! Всё последующее время до заката солнца собеседники непринуждённо болтали: об окрестностях, о местных жителях, о том, о сём... Учитель Арнольд повеселел. Жизнь заиграла вокруг новыми красками. Он, например, заметил, что глаза у его собеседницы бездонно-чёрные, как летняя ночь, и иногда в них проблёскивают такие сумасшедшие искорки... Он даже в шутку спросил, не спрятано ли у неё в кармане зеркальце, которое она каждый вечер спрашивает: "Кто на свете всех милей?.." А когда Джангида ответила, что да, такое зеркальце у неё есть, они долго весело смеялись.

3. НОВАЯ ХОЗЯЙКА

Свадьбу сыграли скромную. Домик оказался маленьким, но вполне уютным. В передней Джангида аккуратно поставила свою метлу.
- Зачем она здесь? Ей тут не место, - возразила Катарина.
Но Джангида строго погрозила пальцем:
- Эта метла - моя любимая. Ею буду подметать только я. Понятно? И теперь её место будет здесь.
Джангида никогда не прибегала к помощи метлы. Видно, берегла её. А пол в маленьком домике на опушке леса подметался, как и прежде, старой метёлкой Катарины.
Новой хозяйке жилось в новом доме очень уютно. Учитель Арнольд смотрел на неё влюблёнными глазами. А хозяйством - так удачно получилось - занимались в основном брат и сестра - девятилетняя Катарина и десятилетний Том. Оставшись без мамы, они многому научились. Так что таскать хворост из лесу или там готовить обед - об этом Джангиде даже думать не приходилось.
Впрочем, иногда молодая хозяйка тоже принималась стряпать. Однако все пудинги, пироги, печенья и коврижки, сделанные её руками, имели какой-то странный вкус, не сказать, чтобы неприятный - нет! - но непривычный.
И кроме того, по странной случайности, наевшись её печений, Том вдруг начинал икать и икал весь день, не преставая, до самого вечера, пока, вконец измученный, не засыпал в своей постели. А Катарина, попробовав раз мачехину коврижку и вспомнив при этом пирожки, которые пекла её мама, неосторожно вздохнула - и вздыхала так до самого вечера, не в силах остановиться.
Папа не обращал на такие мелочи внимания, он был чрезвычайно рад, что теперь у детей есть новая мама. Но Джангида, не встретив особого восторга от своей стряпни со стороны домочадцев, обиделась и вообще перестала готовить, доверив это дело падчерице.
...Как-то раз вечером на улице раздался жуткий визг, а дверь заходила ходуном.
Схватив ружьё, учитель выскочил в темноту. На пороге стоял огромный кот: чёрный, длинная шерсть дыбом, глаза горят. Он истошно вопил и, вероятно, готовился вот-вот снести дверь.
Учитель ещё не успел сообразить, как поступить, как мимо него пронеслась Джангида. Радостный возглас "Ричард! Ты пришёл! Он меня нашёл!" всё объяснил.
Проглотив большой кусок мяса и от души напившись хозяйских сливок, гость свернулся пушистым клубочком на коврике у камина и сладко замурлыкал, теперь уже больше ничем не напоминая того наглого зверя, который совсем недавно пытался атаковать дом.
Любимый кот Джангиды занял в доме видное место. Коврик перед камином стал его личным ковриком. Если кто-то из детей по ошибке и присаживался на него, то тут же начинал чувствовать на себе пристальный взгляд зелёных глаз: "Как ты только посмел, друг мой?" И кот победно укладывался на освобождённое место.
Лучшие куски в доме, конечно, были его. Хозяйка и Ричард иной раз смотрели друг на друга таким странным долгим взглядом, что, казалось, они безмолвно разговаривают. Странно, странно, странно... С некоторых пор в домике на опушке леса стали случаться странные вещи.
Однажды, встав рано утром, Катарина обнаружила, что любимая метла мачехи куда-то исчезла из передней. Но девочка лишь пожала плечами, подумав про себя, что, наконец, Джангида решила использовать метлу по назначению.
Девочка оказалась права, но лишь отчасти. Назначение у метлы было несколько иного свойства, нежели она себе представляла.

***

В холодный предрассветный час влажный встречный ветер азартно трепал волосы. Но Джангида не обращала на него внимания. Под ногами проносились кудрявые верхушки берёз и колючие пики елей. Пахло приятной свежестью и травой.
Где-то неподалёку тишину вдруг прорезал крик сыча. От неожиданности метла дёрнулась в сторону, и Джангида, собиравшаяся было уже приземлиться, чуть не искупалась в холодном ручье.
Проклиная нервную метлу, ведьма со всего разгону приземлилась возле старого дуба, прислонила метлу к его необхватному стволу и огляделась.
Из дупла высунулась маленькая голова и растопыренные крылья летучей мыши.
- Ку-ку! - неудачно пошутил он. Ибо на самом деле то был не летучая мышь, а летучий мыш. - Хе-хе... Доброе утро! Или спокойной ночи, пожалуй. Приветствую, несравненная...
- Ах, ты уже тут! - повернулась к нему Джангида. - Ну? Принёс?
- Тут, тут. И принёс послание.
- Давай скорее! - заторопила ведьма.
На какое-то время летучий мыш исчез в дупле, а затем появился вновь - с письмом в лапе. Жадно развернув бумагу, Джангида углубилась в чтение.
Наконец глаза её победно заблестели.
- Ну как? - поинтересовался мыш. - Интересное послание?
Прислонившись спиной к дубу и подставив лицо первым лучам солнца, ведьма мечтательно прикрыла глаза:
- Джокки, слушай! Джангида - богата! - пропела она, улыбаясь. - Послушай, послушай, что я тебе расскажу! Наша дорогая баронесса... - нет! - графиня Джангида владеет громадным поместьем... Разъезжает в своей роскошной карете... Десяток слуг ожидает её у парадного крыльца... Не пропускает ни одного бала, конечно... Поместье её простирается на... гм... очень далеко.
- Это ты про себя? - несказанно удивился Джокки.
- Ну конечно, друг мой. Ты, может быть, знаешь ещё одну ведьму по имени Джангида?
- Но откуда у тебя такие богатства?
- Мне их оставит в наследство один богатый князь, - засмеялась Джангида. И насладившись растерянным видом Джокки, принялась объяснять:
- Не забывай, что теперь я жена учителя Арнольда. А муж мой сам того и не подозревает, что он - очень дальний родственник одного богатого ветерольского князя. У князя не осталось больше родни, кроме Арнольда, я точно знаю. Так что тот теперь его прямой наследник. После кончины князя наследство переходит к нам. У меня самые верные сведения, - потрясла она бумажкой в руке.
- Поздравляю, Джангида. Князь уже скончался? - вежливо осведомился мыш.
- Нет, но скоро скончается, - заверила ведьма. - Не в том дело. Нужно мне сначала кое-что уладить.
Джокки вопросительно раскрыл рот.
- Хлопот мне с этим наследством, - пожаловалась Джангида. - Прямые наследники учителя Арнольда - его дети. А мне ничего не достаётся. Понимаешь? Значит, надо избавиться от детей.
- О-о! - Мыш смущённо потоптался на ветке. - Такое дело нужно держать в тайне. - А молчание - золото.
Ответом ему было золотое кольцо, сунутое в лапу.
- Прощай, - бросила Джангида, вскакивая на метлу. - В следующий раз, когда ты мне понадобишься, я, как всегда, свистну тридцать три раза.
И она взмыла в воздух.
- Не забудь, что тридцать три! - послышался голос снизу. - А то в прошлый раз ты свистнула тридцать четыре раза, и помнишь, что из этого получилось?

4. ВЕДЬМИНЫ ШТУЧКИ

Над кастрюлей клубился густой пар. Катарина собиралась уже снять её с плиты, как вдруг та неожиданно подпрыгнула, чудом не ошпарив девочку горячим супом.
Катарина с визгом ринулась из кухни.
- Кастрюля подпрыгнула! - завопила она, врываясь в гостиную.
Джангида играла с Ричардом на полу. Снисходительно улыбнувшись неуклюжей шутке девочки, она спокойно сказала:
- Кастрюли не прыгают. Иди-ка на кухню и накрой на стол.
- Но я сама видела! - взволнованно настаивала девочка.
Мачеха пожала плечами и отвернулась. А брат и сестра зашептались.
В другой раз, зайдя на кухню, Том обомлел: жгут из теста, приготовленный мачехой для пирожков, свился в клубок, как змея. Мало того: повернувшись к мальчику, он начал тихонько раскачиваться и угрожающе зашипел.
Но Том не растерялся: схватил со стены половник и изо всех сил огрел змею по голове, превратив её снова в кусок теста.
Рассказу о змее поверила только Катарина. Мачеха лишь рассмеялась. Отец же, рассеянно выслушав детей, погладил их по головам и сказал:
- Ладно, играйте дальше, детки. Только не шалите на кухне.
На другой день, когда Том зачерпывал ведром воду в колодце, цепь неожиданно резко дёрнула вниз и потащила его за собой. Том не успел даже вскрикнуть, как ушёл с головой в холодную тёмную воду.
Захлёбываясь, мальчик в панике бился о скользкие стены колодца. Вниз, вниз, в чёрную бездну... В голове помутилось, силы оставили тело. Руки разжали цепь, ноги коснулись дна...
В доме оставались только девочка с котом. Катарина жарила на кухне блины, поливала их - пышные, ароматные - сметаной и напевала свою любимую песенку про прекрасную принцессу. Ричард грелся на солнышке, одобрительно прислушиваясь к запаху блинов, доносившемуся с кухни. Потом лениво поднялся, потянулся и пошёл взглянуть, что делается в колодце. К его изумлению, над краем колодца появилась рука, потом мокрые волосы и бледное нахмуренное лицо Тома.
Через пару секунд кот с громким мяуканьем перелетел через забор, а мальчик, весь мокрый и шатаясь от усталости, вошёл в дом.
Рассказывать об этом ни отцу ни мачехе Тому не захотелось. Впрочем, он был почему-то уверен, что Джангида обо всём знает и сама.
Через пару дней после этого происшествия кот, спавший на коврике, потянулся и пробормотал во сне человеческим голосом:
- Бог ты мой! Опять эта мышь...
- Что-что? Какая мышь, Ричард? - нагнулся Том к нему.
- Да та, что... - Кот вдруг открыл глаза, подскочил как ошпаренный и уставился на мальчика.
- Ты что-то интересное рассказывал про мышь... - подбадривающе улыбнулся Том. - Продолжай, пожалуйста.
Но Ричард, раздосадованный, что его раскрыли, отвернулся к стене и принялся яростно вылизывать лапы.

***

- Счастливо, мои дорогие! Сегодня я с вами не обедаю! Мне нужно по делам в соседнюю деревню! - Джангида помахала на прощание рукой. - К приходу отца приготовьте ужин.
Две чёрные косы бодро бились о корзину за спиной в такт пружинистому шагу.
Правда, зачем она взяла с собой метлу, было непонятно.
- А я знаю, зачем ей метла, - сказал Том.
- Зачем?
- Не скажу, - покачал он головой. - А то испугаешься.
- Жуть как хочу испугаться!
- Ладно, потом скажу. Куда пойдём за грибами?
- За речку.
Солнышко ласково улыбалось, стараясь поскорее согреть землю после холодной ночи.
Размахивая корзинкой над головой, Катарина весело взбежала на мост.
- Хочешь, я тебя тоже испугаю? - хитро заулыбалась она. - Вчера вечером, когда ты уже уснул, к нам в окно кто-то постучался. Да-да, ты уже спал, а я слышала! Так: тук-тук... А потом: тук-тук-тук.... Страшно очень. Ха-ха! Не бойся, это оказалась летучая мышь. Такая большая, но, мне кажется, добрая. Она посмотрела на меня через окно своим круглым глазом, совсем как чело...
Раздался треск, и доски под ногами Катарины провалились. А девочка, громко визжа, зависла над рекой, изо всех сил вцепившись в остатки доски.
Том бросился к сестре. Катарине нельзя было падать! В этом месте речка была особенно быстрая и глубокая, кругом полно водоворотов.
Мальчик тянул сестру за плечи, за платье... но ничего не мог сделать. Вцепившись в брата, девочка отчаянно визжала. Ноги её болтались в воздухе, руки слабели...
Вдруг на мосту раздались быстрые шаги. Не имея возможности оглянуться, Том закричал:
- Помогите!
Какой-то человек в чёрном плаще нагнулся, схватил Катарину под мышки и с силой выдернул из дыры.
Обессиленная, девочка опустилась на колени. Она плакала. А Том обнял её, пытаясь утешить.
Когда волнение улеглось, вспомнили о незнакомце. Оглянулись. Но на мосту никого не было. Вокруг, сколько хватало глаз, вообще никого не было. Только в небе одиноко парила то ли птица то ли бог его знает что. Да и то скоро скрылось за деревьями.
- Кто это был? Я его что-то не разглядел. Ты видела?
Катарина недоумённо пожала плечами:
- Помню, что был чёрный плащ... волосы чёрные, лохматые и... - Девочка сделала круглые глаза и недоумённо помотала головой.

***

Мачеха ещё не вернулась, когда дети возвратились домой с полной корзиной сыроежек. Половина из них тотчас же перекочевала на стол, где была порезана и отправлена на сковородку.
По дому разнёсся дразнящий аромат жареных грибов.
- Джангиду ждать не будем, - сказал Том, потирая руки.
- Да, а ты мне не сказал, зачем она взяла с собой метлу, - напомнила Катарина.
- Ну, может быть, она хочет её продать, - ответил Том, насаживая на вилку аппетитный гриб, - или, скажем...
Тут взгляд его упал на корзину, стоявшую у двери, и вилка выпала у него из рук.
- Ты чего? - удивилась девочка.
Не в силах вымолвить ни слова, Том молча кивнул на корзину. Вместо скромных сыроежек теперь в ней расположились нарядные мухоморы.
В наступившей тишине часы в гостиной торжественно пробили полдень.
Дети растерянно глянули на свои тарелки: жареные мухоморы. Посмотрели друг на друга... И тут скрипнула входная дверь: вернулась мачеха.
Джангиду встретило молчание.
- А-а... вы разве ещё не пообедали?
- Нет ещё, - сказал Том. - Хочешь грибов?
- Н-нет...
- Ну что ты! Мы тебе сейчас положим! - Том бросился с тарелкой к сковороде. - Угощайся!
- Что ты такое говоришь, Том! - воскликнула Катарина. - Джангида, посмотри, что в корзине! Мухоморы!

***

Учитель Арнольд не любил наказывать детей. Они были с ним всегда хорошими друзьями. Но на этот раз их выходка перешла все границы. Нажарить мухоморов и предложить их мачехе!
Джангида сидела рядом, утирая глаза платком. Не в силах удержать столько влаги, платок то и дело ронял слёзы на пол. Бедняжка. Конечно, дети всё ещё вспоминают свою бедную мать и потому невзлюбили мачеху, но придумать такое... Как вообще наказывают детей? Учитель задумался. Оставить их без сладостей? Запретить выходить на улицу целый день? Или... Он в затруднении посмотрел на жену.
- Отправить ночью в лес за хворостом, - подсказала та.
В лес? Ночью? Но там страшно!
- Мы не виноваты, папочка, - всхлипнула Катарина. - Сыроежки сами превратились в мухоморы.
Да, видно, наказание необходимо. Отец вздохнул.
- Дети, э-э... вы пойдёте сегодня в лес... нет, лучше завтра...
- Сегодня-сегодня! - настаивала Джангида.
- Да, нужно пойти сегодня, ребятки... Нам нужен хворост...
- Не слушай её, папа, - сказал Том. - Она тебя заколдовала.
Чёрные глаза сверкнули.
Но Джангиде не стоило волноваться. Заколдованный папа не внял словам сына.
Положив в карманы детям по куску хлеба и дав им в руки по фонарю, отец отвёл их в лес.
Мачеха махала рукой до тех пор, пока свет фонарей не исчез за деревьями. В темноте у её подола одобрительно поблёскивали зелёные кошачьи глаза.

5. В ЛЕСУ

Том сказал, что никакого хвороста собирать, конечно, не будет, пока не рассветёт, расстелил под деревом куртку и улёгся спать. Катарина примостилась рядом, поплотнее закутавшись от холода в тёплый плащ, который отец перед выходом из дома заботливо накинул ей на плечи.
Но даже во сне мачеха не давала детям покоя. Им снился один и тот же сон: Джангида носилась по лесу на метле и сердито кричала: "Собирайте хворост! Собирайте хворост! Не то я напущу на вас волков!"
Не выдержав, Катарина проснулась. И тут же услыхала из чащи протяжный вой. Перепугавшись насмерть, девочка затрясла брата за плечо:
- Вставай, Том, вставай! Давай скорее собирать хворост!
- Это ещё зачем?
- Не то Джангида напустит на нас волков!
Том прислушался...
Ой-ой-ой-ой! Спотыкаясь и падая, дети улепётывали в сторону, противоположную волчьему вою.
Это было страшно. Это было ой как страшно! По дороге Катарина уронила свой фонарь и теперь бежала, вцепившись в куртку Тома. Противные ветки, пользуясь темнотой, норовили залезть в глаза, а деревья своими корнями то и дело подставляли подножку.
Бежали долго. Наконец остановились. Прислушились: нет, больше не воют. Уфф! - устало опустились возле дерева.
Но, как оказалось, приключение не собиралось так быстро кончаться. Из ствола, к которому прислонились, раздался сердитый голос Джангиды:
- Что расселись? Или уже собрали хворост?
А из ветвей напротив послышался волчий рык.
В ужасе вскочив, дети снова пустились наутёк.
...Хруст веток за спиной не утихал. То слева, то справа во мраке вспыхивало по паре - нет... тройке! - хищных глаз. Казалось, весь лес густо населён волками.
Хищники бежали размеренной рысью и красиво поставленными голосами... Нет, этого не может быть! Волки не умеют петь! Однако Том готов был поклясться, что - провалиться ему на месте! - волки с чувством и завыванием пели какую-то билиберду типа "адью, адью, майн фройнд...".
Вперёд, вперёд, вперёд, не разбирая дороги. Лишь бы скрыться от этих страшных чудовищ. На бегу в голову Тому лезла навязчивая задачка: сколько волков бежит следом, если у них девять глаз... и не Джангида ли научила их так слаженно петь...
- Я больше не могу! - выдохнула Катарина. Она бежала всё медленнее, ноги не слушались.
Но вот впереди при лунном свете блеснула река. Том остановился. И Катарина тут же без сил упала на траву.
Что за река? Откуда? В этих местах дети ещё никогда не бывали... Лодка на берегу. Ага. Дети рванули к лодке.
Никого вокруг. Лодка была пуста и сонно покачивалась на волнах. Внутри лежали вёсла.
Едва они отчалили, как из лесу вынырнула тень. Вторая. Третья. Тени зарычали.
Брат с сестрой изо всех сил налегли на вёсла. Сердца в груди бешено колотились.
Но в воду тени не полезли. Потоптавшись на берегу, ушли обратно в лес. При ясном свете луны дети без приключений добрались до противоположного берега.

***

- Залезем на высокое дерево и там переночуем, - предложил Том, вылезая из лодки. - Волки на деревья лазать не умеют. Чего ты там возишься?
- Подожди, - девочка вытащила что-то из-под сидения и спрыгнула на берег. В руках она держала тряпичную куклу, похожую на клоуна.
- Это ещё что такое? Это нам не нужно, выбрось.
- Вот ещё! - возмутилась Катарина. Том ничего не понимал в куклах. Она бережно прижала к груди тряпичного найдёныша. Кукла радостно улыбалась, растянув рот до ушей. Бог её знает, сколько она провалялся в этой старой лодке. Верно, была рада, что её нашли.
Дерево нашли быстро: толстенное и высоченное. Их росла тут целая роща - огромных, как великаны. Точно, точно: стволы их причудливо изгибались, а толстые ветви были похожи на руки великанов с множеством узловатых пальцев.
Том забрался сразу. Катарине мешала игрушка.
- Выбрось ты это страшилище, - посоветовал ей брат. - Морда у него уж больно жуткая.
- С ума сошёл! Чтобы его волки съели?
Протянув брату сначала игрушку, а потом свою руку, девочка вскарабкалась на дерево.
Дерево было отличное. Платан, может быть, а то и эвкалипт. Том с восхищением похлопал по стволу.
- Будь я лесным разбойником, построил бы в его ветвях жилище.
- А будь в нём дупло, - подхватила Катарина, - я бы устроила в нём дом. На пол постлала бы ковёр, у стены - комод, у другой стены - шкафчик с посудой...
- Нет, дупла здесь нет, я проверял, - сказал Том, вертя в руках игрушку. - Но вообще, конечно, было бы неплохо залезть сейчас в дупло. А то вон дождик начинается.
Небо потемнело. Крупные капли упали на листья, потом их стало всё больше и больше, и вскоре дождь забарабанил вовсю.
Чтобы не промокнуть, дети перебрались на другую ветку, где листва была погуще. И тут Том вскрикнул от удивления: прямо перед ними зияло чёрное отверстие огромного дупла. Катарина испустила радостный визг.
- Клянусь, его здесь не было, - вытаращил глаза мальчик. - Откуда оно взялось? С неба, что ли, свалилось?
С неба дупла не падают. Это глупости. Вздохнув, девочка прошмыгнула внутрь. Тут было хоть и темно, но сухо и тепло. На полу лежала куча сухих листьев. Места было предостаточно.
Поскольку была середина ночи, дети зарылись в листья и уснули.

***

Наутро обнаружились две пропажи. Самая главная - лодка исчезла. Что делать? Переправиться вплавь они побаивались: течение больно сильное. И потом: ну, переправишься, а если там снова волки?
Кроме того, пропала кукла-найдёныш. Катарина разбудила брата чуть свет, пытаясь под него подкопаться. Она уже перерыла всё дупло и теперь сидела, наполовину зарывшись в листья, и вытирала слёзы.
- Ты, наверное, её уронил, - всхлипывала она. - Уронил, уронил, это точно. Полезай-ка вниз да посмотри, не валяется ли она под деревом.
- Делать мне больше нечего, - отозвался Том, - как только кукол под деревом искать. Лучше подумай, куда нам теперь идти и где еды найти. Лично я умираю от голода.
- А я? Думаешь, не умираю? Ещё больше, чем ты! А моя кукла...
- Ах, опять! - Том закатил глаза. - Ты хорошенько поискала под листьями?
- Да! - Катарина укоризненно посмотрела на Тома блестевшими от слёз глазами. - Я всё очень даже хорошенько перерыла и ничего не нашла. Кроме этой вот книги.
- Книги?
- Ничего особенного. Там нет картинок.
Книга была большая, тяжёлая и очень старая. Том осторожно разлепил отсыревшие страницы. Ноты!.. То было большое музыкальное произведение для скрипки, которое начиналось на первой и кончалось на последней странице.
Забыв про Катарину, мальчик углубился в книгу. Том был хорошим музыкантом, хоть и маленьким. Он мог, например, пропеть мелодию с нот, не прибегая к помощи скрипки. Что он и сделал: просвистел несколько первых тактов.
А дальше случилось нечто странное, перевернувшее не только дерево с детьми наземь, но и положившее начало всем их дальнейшим необычным приключениям.
Огромное дерево-исполин, простоявшее на этом месте уж никак не меньше тысячи лет, вдруг ужасно затрещало и стало медленно валиться наземь. Дети еле удержались, чтобы по пути не вывалиться из дупла.
Исполин уже лежал на земле, а треск всё продолжался. Прижавшись друг к другу в испуге, дети забились в самый дальний угол своего убежища, слушая, как от ударов падающих деревьев вздрагивает и гудит земля.
Наконец грохот прекратился. Подождав ещё немного из осторожности, брат и сестра боязливо высунули головы из укрытия.
Тишина. Лишь над повалившимися в кучу деревьями взволнованно носились птицы, чьи гнёзда оказались теперь на земле. Ни ветерка, в земле не зияют щели. Значит, это не ураган и не землетрясение. Что же это такое могло быть?
Ответ напрашивался сам собой: опять эта Джангида!

***

Унеся ноги от опасного места, дети бродили целый день. Они совсем заблудились, от голода еле передвигали ноги и в любой момент могли стать лакомым кусочком для какого-нибудь дикого зверя, хотя бы того же трёхглазого волка.
Уже смеркалось, когда остановились у ручья. Полянка была сказочно милой. Душистая трава, пёстрые цветочки... Именно на этом месте и должны были начаться их необыкновенные приключения. Но дети об этом, конечно, не знали.
Усталые, вытянулись оба на берегу ручья и тут же уснули.
...Разбуженная под утро пением птиц, Катарина приоткрыла глаза. Трава в полутьме колыхалась такая высокая, головки колокольчиков кивали ей с неба... Катарина снова смежила веки. Во сне над ней вился какой-то маленький человечек - в жёлтой шляпе и на жёлтых крыльях - и дул на неё. Он всё дул, и дул, и дул, пока налетевший ветер не унёс его...

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art