Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Велесова Книга : КНИГА ВТОРАЯ

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Велесова Книга:КНИГА ВТОРАЯ

 
Новые речи

16 II

Велес книгу сию пишем Богу нашему, который либо есть прибежище скрытых сил.
«В их времени был муж, который был благ. Доблестно ежели наречен, был как отец Тиверси. Тот имел жену, две дочери иметь стала она скотичей крови, много овец с ней было той в степях. Они годны иметь мужей, порой дочерей своих. Так молились Богам, чтобы род росы небесной размножить. Дажьбо услышал мольбу ту. По мольбе дает ему измоленное, так как было ожидаемое»: тайна эта грядет между нас.
Имеем выраженное это, либо ясень точим ту, вогнав в лес речи сказанные. Этому грядем все. Имеем до Богов, начали тому речами хвалу, будут благословенны вожди нынешней порой, в которой до веков сказанное есть в кудесниках. Те порчи ночи назад вернулись,
речи там в росу собрали, восстанавливаем оду, о былом русов те. От Онежи. Веками живем ………. Сказано отцом Емелей, чем обучен был волхвами в том времени нашем давнем, выявленном.
Речи новые.
О великих трудностях (исхода совершенного) до гор Карпатских, были н……….од, почтем до реки, стали рассекать ………
Так до нее имеем тес, то ясеня гнем (лесные стволы). Так делим лихо, обмеряем ровно, потом берем на край, чертим линии, нанеся, вырезают те оду в раме, че…до, боком так смотрим, пакуем о временах наших веды.

Веда 9
об исходе из Семиречья.

15.а — II

Принеся жертвы, в Коне Белом отошли от края Семиречья, в горе Ирштя. В Загорье обитали век. Таково по нехоженному идем на Двуречье, разделились в том конницей своей. Течем до земли Сириштие. Там стали числом поменьше идти горами великими. Снегами. Льдами. Отошли до степи. Там стада свои. Скуфь была это перво наперво одержана отцами нашими. Пращуры держали. В Нави поры великие. Силы дает, отречете врагов, не бежите. В поре той до гор Карпатских вместе. Там решение во главе пяти князей. Города и села огонь ест. Ветра великие. Потеснены были.
По нехоженному шли до Ильмер озера. Там создали град Новый. Там пребываем. Тут северги первых пращуров молим, это роды, породившие Крынь, ее переспросим. То Дуба корень, хлеб наш, Сварог, который творит и свет — Бог есть свету. Бог Прави — Яви — Нави, это есть наши, переборовшие силы по тем сидящие. Благу ведут, когда пора отцов, в ведении творили всем,

15.б — II

которые это будут до зохождения солнца. Оттуда идут до солнца, до Днепра реки, есть там Киев в утверждении, град, который обетовали Славене, роды иные. Там все оседлые огнищане творили Дубу. Снопу, которым тот есть Сварог, пращур наш.
Этот раз налез на них враг новый, в сосудах который кровь, щурясь, пьет. Это рати свои устремил Кий на них. Смотрит, без Сиверзи воины перуновы, воинов и ждет, это воргоча на них. Потрачивая силу их. Догола растащит, покажут зады они. Это племя незванное, налезло иное на них. Сеча была великая в походе, была до последнего. Наши воины, наблюдая, говорили:
— Боги наши ждут врагов наших, себе те, Вышень грядет на марицех до нас.
Говорит:
— Идите, гадятся града ваши, укрепите их, либо будет Зура. Крепка. То Сварог меня пошлет до вас, это темные те силы небесные. Завшивленные.
Также рассуждайте. Воинов бережет.

5.б

От времени до времени все.
Рождаются среди нас. Своих же сисек, либо есть по самую смерть. Назад забегаем мы, также ильмерцы, которые нас охраняли не единожды. С нами соединялись. Кровь свою давали и нам. Дривь была на Руси, хазары, сегодня свои варяги. Мы же сами русичи, никогда не были варягами.
Оставляем на солнце молоко, наше на травах, за нашими отличие, до их жалуются, ни травное, также говорит пора старости. Даем осуриться и отопьем трижды во Славу Богам, пятикратно за день. То наша старая традиция, Богам должная есть потребность. Треба та будет связью между нами и Богами. Ни Мара, ни Морока не смеем славить. Те Дивы ведь наше несчастье. Наш Дидо есть в ее Сиверзе.


Веда 10
об исходе из Ини

2.б III

Это будет нового времени Оседень, огнищанин. Это его благо будет. Боги ему давали овец много, и скота опасности в степях. Это будет новая его пора в травах многих. Боги давали ему скотины приплод и умножали его. Так идет перед очами странник муж и говорит ему:
— Изойдут сыны твои в земле той до края чудного, который и есть в захождении солнца. То солнце спит в одре золотом.
Это всадник скачет до него и говорит солнцу:
— Грядет солнце до лузы своей синей. То имеет уклон до повоза твоего и наблюдается от востока.
Так решено было скакать отсюда до иного края. Вечер скачет, близок его Инь, всадник рассуждает:
— Ежели солнце зайдет за горы свои, возницу свою золотую не покинет.
То вороги хотят утаить. Те приближаются, всадник скачет до иного края. Так заря идет. Ведет лучи свои и одежды Дажьбовы трясет. Лучи текут до края небесного и это говорят.
Так два сына шли до захождения солнца. Видели там много чудес. Травы злачные. Возвратились до отца, рассказали ему, как прекрасен край тот. Многие племена и роды изъявили волю стать до тропы той. Собрались все по Оседню. Тут говорит Орей отец сыновьям своим:
— Быть во главе у всех родов.
Не захотели они и разделились на этих и новых, это либо князь Иден ведет людей своих в полдень. Орей ведет в края морские. Тут была сушь великая и песка много. Дошли до горы и там осели на пол века, опережая в сотворении конницу великую, идя в земле чужой. Там воины стали на тропы его, до Сильча его прятались, были разведены. Таковыми шли дальше. Видели земли теплые. Не берегли их, так как многие чужие племена там сидели. Пошли дальше, это Боги ведущие, как люди, свои. Потекли вновь до горы великой. Там перо учили, во врагах идя дальше. Те многократно имели всем воспоминания на то, тянутся за своими также.
Отцы наши очищали мольбу омовением. Мылись, мольбы творя, очистив души свои и тела, как Сварог в Уставе том очищался, Купалец на то указывает. Не смеем того ослушаться. Все моем тела и умываем дух свой в чистой воде живой, то идем трудиться, все каждый день мольбы творя и сурью пьем, когда готовую имеем. Ту пятикратно выпиваем за день и хвалим Богов наших в радости той, так как всем в сурье молоко наше, на пропитание наше. Корм идет в крови до нас, тем живем. Травы злачные отвариваем, новые до молока. Так ожидаем каждый часа своего, текут то рекою те сыны мои, так как времен они утраченных, нежели его вечность перед нами. Там видим пращуров своих и матерей, которые отошли до Свароги. Там стада свои попасут. Мутят. Венки свои свивают. Жизнь имеют, так как наши там, ни есть иегунште, ни еланьште, нежели Правь княжит ими.
Та Правь — истина, так как Навь совлечена, нежели Явь дана и пребывает в веках вечных в Свентувиде. Это Заребог идет краями теми и разговаривает с пращурами нашими, так как живем в землях и так как страдаем. Ждем, из за ожидания имеем зол много. Там зла не имеют. Травы зеленые встречаются им, встречается шелест свой в воле божественной и счастье людей тех. Так умеем видеть степи райские в Сварге, как синеву его. Та синь идет в Бога Сваргою и Велес идет править стадами их. Текут на золоте и водой живой. Никакой одерени в крае том. Рабов иных не имеется там и жертвы иные, когда хлеба не имеют. Это виноград и мед, и зерно дают до молебен тех.
Так провозглашаем Славу Богам, которые ведь отцы наши и есть мы сыны их. Достойными будьте в чистоте телесной и душе нашей, которая никогда не умирает. Не помирает за время смерти телес наших. Погибшему в поле, при перуннице, дает воду живую опыта и напоив им, идет до Сварги на коне белом. Там Перунько его встретит и ведет до благих своих чертогов. Там перебудут время они и достанут тела новые. Так живые имеются в радости при сне и до веков вечных, про нас мольбы творятся.


Веда 11
О междоусобице.

8

Так стала мерзка русам распря.
О междоусобице.
Жаля стала между нами. Почаще плакала. Ворчала им. Да не пойдем за ней, так как там стала беда, погибель наша. Дождались до той поры. Так как, ожидая, не уменьшится от нас ничего воспоминаниями о том, как об отце Орие, един род Славене. Поэтому трое сынов его разделились на троих. Так стало в Русколане. Винницкие тоже все разделились надвое. Та Ботева об боросах, которые были разведены надвое. Тогда имеем скоро десять. Пошли гряды городить. Границы обустраивать, те если бы имели все делящееся, до бесконечности. Та Борусь едина может быть. Не десять. То родится. Родичи все делятся. Потчуют.
Тот раз враг налез на нас, имамов браните, это Орцень. Не скажите, какого отца и матери. Еще либо имеете десять кровей. Сгинувшей от врага немного в учете есть. Пребывает в родах до конца твоего десять, ими сотворите тысячу, они годами теми, оглядывая коров, водили по степям.
Тем многократно говорили слова многие о родичах своих. Посчитай сам от себя, вычислишь пращуров. Орея отца, то то вредного творить не будем сами, имена на стенах сидят, либо следы свои, не пойдем по Галарреху, его убудут годь до полуночи. Там исчезнут.
Берендеи шли до нас. Рассказывали нам, как Вельма велика, притеснения имели от ягов, которые поставили на след иегунов. Так Боллоярь и им говорил:
— Подождите прежде донь.
Ходила с пятью тьмами донь неожиданно. Били ягов, которых разогнали во все стороны, как блаженных, беря коров их. Дочерей, юношей и старших побили наскоро, мы семьи русичей имеем, гордитесь походу нашему. Держались едино одни. Примите это до смерти правило.
То еще помянем Дория нарицательно, того, который на нас учился. Побили нас за наши разделения, то то либо варяжский Ерек. Асько уселся на границе нашей. Мерзячат нам до границы той своими потомками, роду славуней которые пришли до ильмерцев.
— Руси объединяйтесь до годи. И тут будет тысячелетнее подчинение на нас, кельтов, с железом своим.
Подкачали нас, поворачивая до захода солнца, такова есть твердая рука держащая нас и того, от Риела до измечен. Астрахо ему.
Венды чертили слоги от выступающего, от земли нашей. Илморцы, на то глядя, не все обороняли до целого. Заглядывали ничего сами на многое, то разворачивали иначе, так как илмо не хотели железо брать до рук своих.
— Не все браните от врагов, таким образом роды иссохнуть могут.
Боимся иных наслоений, гром гремит в Сварге синей. Умеем лететь на врагов как ласточки борзые. Громовые. Та скорость и есть меч новый. Русский. Метки умеем донести Иня, чтобы стала степь Скуфская болеть за нас. Всякий бродящий в ней пришедшим стал. Енме нашей крови там хотят иметь. Наши родичей житие имеют, либо раскол вчерашний его, ведь днями варензе и греки.
Только не домысливают все до того, ведь их будничность отрокова, размножаясь, брали земли Руси. Брали себе. То Бина, не Бендла на той Корче. Поэтому врагов манит, не дала всем охомутаться. До переправы правила Вяждена, чтобы тянули те и до Камы: хотят чужой владеть. Не было той, хотят и те, сама Жаля великая тому, которые не домысливают слова тайные. Гром ему небесный, чтобы поверг всех далее.
Не восстановишь владения наши, единый есть Хорс. Перун, Яро, Купалва, Лада, Дажьбо. Если ждем, Купалва придет в венце, который же возлежит на голове его рассеченной от ветвей зеленых. Цветие. Плоды тем временем имеем далекие в Днепре. До Руси скачите, в смерти нашей немыслимо стать.
Жизнь наша на поле есть прекрасном, бьет крыльями Матерь Сва, Слава! Призывает нас идти до сечи. Быстро идти и нам, не доедая, беря тук питательный, под открытым небом уметь спать, на сырой земле. Есть траву зеленую, пока не будет Русь вольна и сильна, за те ее времена, покуда годь идет от полуночи, Иерменрех — это тоже иегуны. Так это поддержат они. Сами имеем два врага, на два конца земель наших. Так Болорев перед трудами великими. Засомневается в том, что Матерь летает. Сказано:
— Как смели припасть не иегунам. Раньше ей. Разделите их. Все поворачивайте на годь.
Той так делая, разбили иегуны. Это повернуло на годь, там утвердили сына Иерменреха.
Насмерть

8/1 III

и тут свои родичи бывшие делятся. Кому старше почин будет, который либо все знает, да до отцов. Пора отца Марищенска, который в Дон идет. Который забудет — простец. Так великая свара одолела русов, которые порой будут все до расторжения и расторгнутся так горько, от своей земли же не я, не ботев. Не имели и силу сцепиться на кругу. До крыльев всякий свой стал поглядывать на соседа своего. От этого веры не имели, какова межа, ворожит до сечи, так пройдет воспоминание. Подчиненность оспаривается стать на поход и у кого обод лучше. Какая еще чернота в древности была, наречие, о витязевстве.
Тогда о напевах, о походах от отцов своих, такое либо Русколанье пало до ниц от годи. Иегунского зверства.
Тогда Киевская Русь творилась Антова. Годь этому страшилась, идти стала вон до своей Рензе, так как вехой своей Рензе ведь две, одна вендов стала, а другая годи. Тут годь прибывала до них. Годь всем усилилась там оттого. Венды стали ослабевать всем, как те до того, потому, что Жеменд была около той. Та была Литавой и это назовется Илмо от нас, ежели назвали ильмеры. То либо Дахом стала и нету, так как стала Глутве.
Тогда будем с Иры. Нас еще и боть, иного железа наточат. Наших иных:
— Тора извергнуть, оттого свои это либо аски. Ерек по непрам ходит. Людей наших зовет до Бореи. То как дары имеем при себе, так не можем сами идти до них, оттого да будет во учение.
Понимать стали наши ошибки. Имеем другую стать, от веры это либо Аск имеет и воинов своих посаженных на ладьях. Идет, загребая иначе. Вместе идет на Грець, да нищие их города. Да жертвует Богам в земле их, на тот день истина такова, так как Аск не истинный русич, не Ботева Варензь.
Имеем иную метку, то Гмоть русскую попирали нами. Злое деяние погибель имеет и Ерек не истинный русич. Тоб, то лис, идет хитростью до степи.
Были гости иные, которые тому доверялись, все на старые погребения ходить сами стали. Там помысливали, как действовали пращуры наши возле трав зеленых. Там выведывать стали, какова бытность. За что и те

8/2 III

от морских берегов Годьского моря, идем до Непры.
— Инда не видим, сами иного бродица, как рус.
Те то иегуны. Яги ведь отрешены так, имеем сами боярина в Голенде, который нами погордился. Нас дерет на части от утра до утра, видим иное зло всем делается на Руси. Ждем, когда будет до добра, это не наступит никогда, если силы свои не сплотим. Везем метку единую до мысли нашей, то глаголет Вам голос предков. Тому поверьте, так как иного не стоит делать, идя до степей наших. Боритесь за жизненность нашу, так как города новые, нежели скоты бессловесные, которые не ведут.
Это прилетела до нас и осела на дерево. Спела птица и всякое перо ее иное. Сиять цветами разными стали, и в ночи, как днем. Спела песню до Борея. До поры то будем сами, прячем оврагами воспоминания о том, каково его отцовство, наше донес во Сварге синей. Голендь — до нас. Это лучше усомниться до этих. Так самостоятельные с отцами нашими, не едины сами.
Мыслим о помощи приуныло. То видим, как скачет в Сварге вестник на коне белом. Тон меча сдвинет, до небес расторгнет облака. Громи. Течет вода живая на нас. Пьем ту, то либо та всяко от Сварога до нас жизненно течет. Ту пьем, так как истощается жизнь божеская на земле, тут либо то Корова Земунь идет до поля синего и опущена есть траву ту. Молоко дает, и течет то молоко до хлябей. Светит в ночи звездами над нами. Тут молоко видимо сияет нам, та либо путь Прави. Другого не имеем, имейте то чувство и потомки слова тайного. Держи сердце свое в Руси, которая его. Прибудет нашей земле.
Ту, имея, обороняйте от врагов. Умрете за нее, как день умирает без солнца, свет не потому, что есть темень, имеется вечер. Умирает вечер. И наступает ночь, в ночи Велес идет во Сварге, по молоку небесному. Идет до чертогов своих. В заре это подводит до ворот, там ждем своего спева зачатие. Велеса славьте от века до века и хоромину его, которая блестит огнями многими. Ставьте огнище часто, Велес учил предков наших землю пахать. Злаки сеять. Жать, венцы обвивать, в полях страдных. Ставить снопы до огнища. Чтить его, как отца божеского, — отцом нашим.
Матерям Слава! которые нас учили до Богов наших. Водили по рукам до стези Прави, так идем вместе. Не будем становиться нахлебниками, потому что Славуне русы, которые Богам Славу спевают. Так ведь Славуне оттого тут, либо красная заря идет. Камни нижет на убранства свои. Ту ее наблюдаем от сердца, так как русские, не то, что греки, которые не встают в Богах наших. Болтают злое за глаза, то либо всем сами себя именуют славы. Славу от нее укажем их, на железе ихнем, идем, вместе становясь. На меч ту, «медведева» остается, сыскав славу ту, его. Эллинов покореженной останется.
Говорят иные о русах, они то не убьют, ежели лежащий, не бывает без нужды; греки же, наоборот, враждебные на похоть свою, такая то русов гордость имеется. Похлебку дают не так, как грек, который берет. Всем озлоблен на дающего, ту либо Славу орлы кричат в разные стороны, так как русичи ведь вольны.
Сильно поступают,

8/3 III

если же наши пращуры сооружения всем творили, починя, греки, которые пришли гостями на торжища наши, прибыль усматривали, видя землю нашу, посылали до нас множество юношества. Дома строили. Города для обмена и торжища. Однажды видим воинов их омеченных и с броней. Скоро нашу землю прибрали до рук своих. Сотворили игрища иначе сами и тут видим, греки новые ведь празднуют. Славуне все батрачат на них. Так наша земля, которая четыре века была наша, стала грецкой и сами там как псы, да женят нас скоро камнями вон оттуда, тайно земля огречена ими, такое донесение имеем, станем сами доставать ее. Кровь нашу прольем, чтобы стала больно родива.
Жирно летит в Сварге Перуница. Несет рог Славы, надо испить его до дна. Память нашу имеем, стали отставать от врагов наших. Та перунница ворчит.
— Какие русичи ослабшие, проспали Орию свою, бореяне вместе все должны быть тем днем. То боть, сурья ворчит. Идите вместе русовичи. Щадитесь в том. Конь будет идти от края своего, то либо сами ударимся о стены те. Утворим вместе дыру про нас.

Про наше.
Будем сами себе о дне этом.
Кому отсудит Перун, тот будет в раю есть еду вечную, в Сварге от ее стана не быть погибшими, сами дни эти. Не имеем иные ворота. Будем сами ходившими в живых лучше, чем мертвыми будем, так как, живя, батрачим на чужих. То никогда отрок не живет лучше деспота же его, по — отрочески имеем нашего князя, слушает всех. Ставит землю нашу, как того желают нам, и та иная Тора придет до нас, чтобы все сохраняли сами силу, до травли.
Станем тварью в памяти своей, обойдем либо силу божескую нашу. Будем не витязями в поле, станут те пожертвовать Богам своим на ручьях. За ручьем и тайна, которую ищите, став кобом. Должны, будете долю выражать до праха коровы, их если наотмашь кулаком бить осмелится, так греки подустанут затем, так как не имеют силу ту. Ведь обабленные. Такие мечи имеют тонкие. Щиты легкие, в борзости она вялая, земля кидает ту в слабости своей, не станет им помощи от Василис.
Должны сами стать на защиту свою, тут Суренже нашей быть другой. Быть нашей. Никогда не имели селений хатных их, говорит она, уставила на нас письмено свое, чтобы имелось оно. Утрачиваем свое воспоминание, ту боть, тень Иларе, ежели хочет учить детей наших, должен стать прятать все в домыслах. Былое, его не зная, учились на наших письмах.
Нашим безумно правит, перебирая. То повернул вам, уже по прочтению вместе та грецкая, как будто всем ясень тот. Видится "К" и отцов наших. Тон жестким, ежели по иному вместе она. Зницихом стала Хорсунь. Умань страдает мерзостью. Бодехом стала великая держава, с книги нашей города великие. Не считана «жлезва». Либо «ДЪ» не считана, потом и "Ц", "Ь", "Ъ" наши. Греки поуменьшат все. Будут на милость свою дивиться. Покачивать головами, делая так, будет на нас много угроз. Громом гремите «АI», два «IЕ», да на «IA», все становится другим почином. Так сможем называть до конца, утверждая всем до «ВЬЭК», множество жестких «ДЬЪКА», «БОЗЪМ» и ничто нас не занизит, станут те как левые, один за другим.
Дорожите всем, станет князь свой и Перун будет около вас. Победу даст на вас, Слава Богам нашим до конца, кончатся века земли той. До благ всяких Руси отцовской, земли нашей. Так будет, либо та словесность имеется от Богов.


Веда 12
О приходе варягов на Русь.

14 III

Это иной враг — Герьманарех идет на нас в полуночи, он является внуком внучатым Отореху, это варяжец на нас воинами своими с рогами на голове, воронженцы советуют нам идти на них, не сумеем отличить оба поля их, также ведь враги, которые первые. Не имеем разделения промежуточного, это либо ясь идет на нас в Танаис. Там торку мощная конница. Рати бесчисленные. Тьма в тьме течет, продолжая течь на нас, в этом не имеем иной помощи, когда Боги волей нам и удесятеряем силы свои. Течем на них, это Белобог ведет наши рати и конницу, и там выждем волшебниц, в лисах были идущие в рати. Брали мечи и видели кудесниц чудеса велико творящих. Демонстрирующих движения до Сварги, рати встали Сварожьи. Они текут на врага. Могилят его и там видим птицы великие летят до нас.
Действует это на врагов, бьет крыльями Матерь Сва. Кличет нас:
— Как всегда, идем за землю нашу и бьемся за огнище племен наших. Это ведь русичи, течете, братья наши, племенами, в племенах род, в родах и бейте врагов на земле нашей, которая принадлежит нам и никогда иным, там и умрете. Не повернете зады свои, ничто вам не устрашится, ничего не станется, когда есть в руках сваражица. Тем вас везде, во все дни, к победе. Гордости многой.
По невежеству это идет враг на ней, соберем сами мечи. Одержим вещенные от Матери Сва слова, также будущее наше и ее славно и течем до смерти, как до празднованья. Сказано нам о временах старых, когда же имели храмы свои Карпатские и там имели гостей старых времен, арабов и иных, это либо те гости Радогощь чтили и так ищем от дней новых гостей, сравнивая истины их, либо еще Боги нам повелевали и чтим о нас это либо то и имеем указицу на времена наши.
Былое не пустое имелось. Отцам почести уложим, не просто бездеянны, тлеем в дереве, не будут руки наши утружденными оралами своими. Мечами и имеем не легкость нашу, тайна нам повелела идти на кромы наши. Вместе гнете ее от вражды, это дымы, поднимаясь, текут до Сварги, это означает беду великую на отцов, детей, матерей наших и это есть, час борьбы пришел и не смеем все заботиться о других делах, иначе как об новых, это либо пришли варяги до Непры. Там же имеем землю нашу, его той вершат люди и землю под селения берут, то либо не имеем в соглашении иного, как только о мече нашем и Ерека отрешите от земель наших. Турните под зад, откуда придет, это либо границы наши, врагами окружены. Земли наши попирает враг, и то его обязанность, наша иная, жертвовать не хотим.


Веда 13
о Боспоре.

19 III

Это либо видится всеми в Нави, тут огонь либо и волочет, изойдет из него змей чудный и оточит землю, течет кровь из нее и тот лижет, это придет муж сильный и расколет змея надвое, станет два змея, расколет еще и станет четыре, это муж вопит Богам до помощи, они идут на конях от Сварги, они змея убьют, это либо те силы несут людям, небо еще черное есть и это либо змей ведь враги, идущие от полудня, поэтому Боспору забыты, каковы деды наши, ратями отрешены, это хотят греки отречь землю нашу, ту не дадим, так как жены ведь наши.
Не упустим и сотворит та змея, есть погибель на нас, имеем все пора те и животы положите за землю нашу, та тянется от нас до поляней и Дреговиц, Руси тянутся до моря и гор, до степи Поленде, это Руси ведь и от Руси то Коня имеем до помощи, также Дажьбовы внуки, ведь молим Патар Дыя, так как тот изведет огонь и ждет Матерь Сва Слава, пороется на крыльях своих предком нашим и тут песни поем о дали костровищ вечерних, часто повторяем старые слова Славы нашей в свете Семиречья нашего и ждем, города отцы наши имея строили, ту землю упустили до земли иной идя, идем же самостоятельно во время той державы, за древностью имеем колуни наши, города, села, огнища в землях, творяще, те поэтому умываем тела и души наши, да имеем части русских колуней, ежели сильна была походка и на врага страху изумительно наводили, потому что от Кысень овцы ходили там же и та земля есть в день тот хождения от нас.
О нас же творят иначе.
Боятся нас от старой давности, нас ссорят, то зрим и руку держат воинственно. Боятся, видели как Зурен день идет и крови хочет, ту прольем на земли свои русские. Это руса города каменные, вопят на нас, этим имамы огорчены и ссорят досмерти.
Почтите сына моего. Умрите за нее!


Веда 14
о Сва европейской.

20

Ро По свои также, идут птицею, конницей становясь. Враги теми крыльями закрываются. Головой бив, из них часть была той конницей. Ум исторгнув, обрезай рядами сеча. То ведешь кругом пару, умеем также делать потому, что хочется, добьемся победы нашей в унижение вновь, так как Сва имеем.
Тем днем жертвуем, так как овцами бегут, перед нами став Скуфью.
Сурьмы родичи десятки сотен лет, скотину пасем. Память роем. Греки наши урожаи забирали. Меняли на свои изделия, благословляя. У Велеса научились землю пахать пращуры, также делаем мы, потому вырезаем от огнища травы и ветви. Велеса славьте троекратно, Русь погнутая встанет. Иегунов до целого разделяя, нас от Иньска отречете. Нас нет здесь и некому восстановить имя это украденное.
Так старая пора возникнет. Так имеем травы там, многие племена шли до степей наших, от стрелы не видели света. Русь есть единая, вопили те до Сварги о помощи божеской, грохотали мечи, не слышали голосов (мы). Не станет и единства одним днем, иссякнут отцов силы, (что тогда) скажут о нас детям, бежите до кучи. Там такое будет злое время поры. Сначала начнем города укреплять. Границы той не имеем. Потом стужу не поймем из за этого. Тут в пару на пределе. Это и вера же на (то Славянская), тут Слава Великая! Тут вещая Матерева крыльями бьется, так вырезали таская от нас, тогда мужи ведь простые были, левой стороны не придерживаются, гонят текст.


Веда 15
О Славянских святынях.

21 III

Это либо герб оберегает той силой злую, обеспечивая, опоясанных воинов, имеем, себе то порывы, всеми храны Богам ставим и городим стены дубовые, за основными, часто по другую стену, там храним Богов наших подобие, имеем многие храны в Новгороде, на Волхове реке, имеем в Киеве граде, по божьим лесам, это имеем на Волыни Дулебской храны, в Суроже на море Сурожском и Синем, это великое оскорбление на нас, когда же храны Сурожские обиты врагами и Боги наши, в разные времена точеные валяться могут, это либо русичи не имеют силы одержать на врагах победу и это либо имеем порывы такие же странные, между которыми идем в поношенном по лесам, все порванные одежды свои на куски, также русицы имеем порывы на русском теле и не бережемся о том, тащимся на хранение славить Богов, которые не приемлют жертвы наши, это либо урождены ведь в нашей лености, лежит птица Матерь Сва, Славу предсказывает на нас и молит нас о том, чтобы отцову Славу ощутили, то не имеем держаться статно на рати, мечами своими брать землю нашу, от врагов отощенную, себе то тысяча триста лет храним святыни наши, и дни эти жены наши пересказывают, какие мы блаженные, утратим разумство наше, сами как овцы малые, перед ними не смеем сопротивляться брани, и мечем разить врагов наших, себе то Купала грядет до нас и говорит нам, как имеем стать гордую, чистые тела и души наши, то приклоняемся до стопы его, это чтобы все равнялись по нас и, нас защищая, ведешь до поры Зуровой, там все стали бы до Сварги лицом, это до сечи шедши хвалим Богов наших, о брани как о мирных днях, это либо Купалец ругает нас, так как додержали это до другого времени и будем о Славу свою причащаться и также с отцами сопричастны.


Веда 16
О Русколани до поры варяжской.
О Квасуре.

22 III

На нас погодная пора обрушилась. Русколанью обрушилась, до которой течет.
Уселась до земли в той, там же издохла до поры степной варяжской и на нас бранится от Дона, такова была, время это от лета тысяча триста в Киеве отцов, триста в Карпатской жизни и тысяча в Киев граде, и начало идет до Голуни. Там и стало. Иначе в Киев граде, первая есть Ренсколань и другая Кия, когда Сурень чтили, по скоту ходили. Стада водили десять веков в землю нашу, на нас то Голунь была, град славеней и триста городов сильных имели, Киев городов имел меньше, в полудне десять городов и все, сел немного.
До этого либо все были в степях всякие роды, житва засевались в полудне, такова грекам ода в обмен по золотой цепи и кругу. Ожерельев и до кирки. Сва носятся в обмене, опоив воинственно, греки творили вновь на Сва, в обмене тайна и была той русской, в полудне творится град сильный Суренж, который не создать грекам. Те его отхватили и Ренсе побить хотели, потому идем до них. Разгоняем в селениях грецких эллинов, либо эти ведь враги Ренсколанам и враги Богам нашим, грецколане ведь не Богов почитают, недочеловеческие они ведь, из камня изображены, подобие это мужам.
Наши Богов ведь вырезали тогда, сами прячем оды годьи, которые напяливают на голову свою рога от вола. Коровы. И кожу нацепляют на конечности свои, так думают те, это устрашает русских, тогда одеваем сорочки свои и оголя конечности выступаем на поединок и перебарываем, тот раз идем оголенные на поединок. Побеждаем. Какой стал грецколан, либо ягненок изнеженный маленьким мечом своим. Сначала были борзые, в новых одеждах, которые ожидают жертву свою до земли. Будут пить кровь его и жизнь его умерщвлять, тем жили там.

Еще либо тесаное о сказанном есть, когда Квасура одержал в Богах тайну приготовления сурыни. То есть в жижице утоление, которое имеем сами до Радогоща, в Богах эта радуется. Пляшется вино воргоча до Сварги. Запиваем Славу Богам сотворяя, Квасура был бойким мужем, силен, в Богах разбирался. То либо то, Лада до него приходила, посоветовала ему перемешать мед водой. Усурить ее на солнце, сама то суря укрепится. Начнет она бродить и все перетворится до сурицы, ту пьем во Славу Божью и то либо то будет в винце до Киева.
Муж был в тот раз велением обозначен, в решении отцов — Благомир. Тот удержался от опровержения по подсказке, когда сотворено Квасурою, которым через сказанное есть сурыня. Они то есть в Радогоще наши.
И все смотрите сурью, в этой сурье приготовление по новому, пленяет силою зелени крепкой и злачной, это, посеяв руками, оживает и зеленеет, та вьючась растет и собираем вновь до жилищ наших, это гроздья отделяем в поддон и рассказываем, как готовит он, что обдирать, что оставлять до нового роста виена и злачности, это умеем восстанавливать хляби свои. Это либо это перемешивая, ждем в ней другого, и так делаем, бревнами попроще и рассказываем, как его выделываем. Потеем, жаждая огненной силы. И выжидаем в доне бревенчатом того, когда крепкое будет до небес, там язык и есть заплетающийся, это два и три сидит лета, те и есть знак от Богов, так как любимы жертвы те. Они и хотят оную.
Ошибется его блудень иной, который перепутает Богов тех, поделившихся в Сварге, извергнут будет из рода, как не имеющий Богов. Разве Вышень и Сварог и иные ведь множество, как Бог его и один и множествен, да все не разделит никто того множества, не понимает, когда имеем Богов много. Это либо свет Ирия идет до нас. Будем достигнуты новыми. Сами то имели, имеем всякие дни, как же поздние сотворим. Это радуемся о той, не имеется иной оды, в которой кто то не удержится своего естества другой раз, говорит безумное, это быть ему в Чернобоге. Иной удержится, имеется радость его в Белобоге, также умеем искать друзей и врагов, как ковать мечи наши на утверждение силы.
Это имеем силу божественную, поражающую врагов наших с обеих сторон, то то Бъгомир отмеченный Твастырем, когда тот ему пророчил в славиях. Боится, она будет когда Богов перечисляя имена, этим хвалил себя, то в Уставе рода о себе, так как ждал божеской причины рода.
Самим в родах тех роды, также и Сварог, его отец, прочие ведь сыны. Имеем все покорность ему, также и мы покоряем родичей потому, что есть отец роду. Эти то роды и есть те в Кые, до князя Киста.


Веда 17
О новоярах, белогорах и Грецколани.
Отторжение морских брегов Руси.

23 III

К нам то новояры идут от старого. Когда то были таковыми русичи. Это идет до полдня и там прячется, те в степях десять веков, так то есть также Русь, избирающая князей своих, которые от родов своих и родов до ботича, в племенах каждому князья свои, в князьях избирали князя старшего и тот есть вождь в поре, такова жизнь в земле той.
Долой варягов пришедших на нас, там избирались в нас, это Грецколань идущая в земле той, селятся в ней и не думают о Руси, это либо те Русь измечивая и налезли на нее, отторгли они до своих берегов морских, это либо Грецколань повела рати свои в железной броне на завоевание, была сеча там великая, каркают вороны в еде мужской, которые враждебные есть до полей. Выклевываю очи их, грохочут вороны в суете.
Великий грохот стоял в пении том, там же и есть очи грецкие, очи русские не трогая, там защиту имеем, так как Боги не желали русским погибели, там же это противостоит солнце за месяцем в той земле, не было всем противостояния в памяти, чтобы земли тайна не подлегла до рук эллинских.
Пребыла русскою и там ждет всех, плачет матка о детках своих, которые выражались криво в память тою "У" и та память станет русской "У", Новаярь будет там до дней, это и земля та. Пребудет нашей в мече, криво выраженном в ту и также эллины говорили о князьях, старше наши и повесили тьму, когда не хотели до земли неров ходить, ниже отроков брать. Лень, либо имели берега морские, про своих то имеем в указание на день наш, когда же пора отцов наших, умершая в памяти, не взять врагу нашу землю, сами то и донесение имеем в указицу, когда же никто то берет, сам то Германарех идет в полуночи до нас. Умеем все защищать земли свои, так и те на ней сами, годьская земля их наша. Тут белогоры сидели усеивая кости свои. Кровь свою проливали, та есть в нас, это либо верещит птица Матерь Сва о нас. Славу предрекает нам, имелись либо сами в том «мече» нашем. Идем до рассвета в поля, отражаем врагов полночных. В завершение врагов полуденных. Течем на врагов сходящихся, бьем вынужденно, русские громы, так как отца нашего Перуна сыны. Дажьбо внуки. Сам то Сварец укажет нам «Коня горного», обе Сва, и тогда Германарех отойдет до полуночи. Эллины в полудне и таким образом убережем землю нашу до крупицы и не отдадим в сыны, либо цены же не бывает в сынах своих.
Это либо идет в степи наши великое множество родов иных. Не умеют быть те в мире, не дождемся помощи, та либо та его, в мышцах наших.

О конце меча.
Теми сечем врагов, это верещит птица Матерь Сва о нас, чтобы это мы возделывали мечи свои на защиту свою. И ею это бьет крыльями в земле, а прах отторгает до Сварги. Это либо вражеский в земле. Это бьет она, так как страшится за нас, ту удержим утверждением, так как кричит, это либо крик той, ее до сердца нашего.
То имеем веды те, какую сурью пьем, до сечи грядем и там одержим питву иную, в Богах сотворенную, та будет нам как вода живая впоследствии, в час тризны великой, которая есть у всякого, ежели умрет в земле своей. Это либо Сварожичи наблюдает нас от Сварги своей чудной. Видит рати нашей лица она. Пальцев не хватает посчитать, не имеется достаточно. То лишние ищет пальцы в ногах своих. В ней есть просторы наши, так как сами сила великая. Не могут одолеть нас враги наши.
Потечем на воинов. Дожидаемся их, пока о нас упадут на землю. Задохнутся в Маре и мором возьмем, это либо говорим в сердце нашем, также не вернемся до огнищ своих, покуда же еще враги рыщут, не вернем все тела наши, пока враги ищут земли наши. Говорим о разном, когда Боги наши гоняют их, это то убивает целостностью своей. Родных имели детей до копий, так как это поворачивало зады своим врагам, это либо людей наших удваиваем и толчем землю нашу, дно ее, чтобы удержаться вновь, аж до смертного часа.
Мару видеть даете, это либо мор. Отступит от речи, не имея силу ту. Будет одержана победа русская и также Слава потечет до Сварги. Там Боги решат, когда храбрые эти русы. Имеем места правые возле Бога, при Перуне. Дажьба — отца вашего.


Веда 18
О Карани. Руга.

25 III

Это будет новое о Карани.
Это град мал, на берегах морских русских, там были князья, которые это говорили:
— Елане были те в оторванности от русов, поэтому в уединении рать и конница. Идут на них и побеждают их.
Еланы плакали о трудностях своих и просили их дань платить. Та дань с не уединения, в овцах хороших и вино. То еланы видели, как русы пьют много и в лице на них это выражается, побеждает их. Это либо бредет волхв, ухо режет, брат его соловей. Тот сказал русичам:
— Не таращьтесь на дары тех.
Этого русичи не услышали. Поэтому напились и теми днями еланы все напали на них и раскололи их. Это поганство тех видели русичи, отошли до степей. Там осерчали и силой своей овладели. Пошли обратно на них и повергли их, это Боги дерзали их. Руки их укрепляли и тем одержали победу, это либо скрывают враги и так говорят:
— Как овец разгоним вас и будем сами в крае том владеть, так как Карань ведь о нас.
Того не допустим, это Триглаву молимся Великому и Малому. Это либо Триглавы наши остерегают нас и борзо скачут на конях, врагам поражение творят. То узреем, так как Боги овладеют тем и это узреем, так как умирающие ведь и убиенны Богами. Нам по ним короче. Видели мертвых тел много, так как великая рать Перуна нанесется воргоча. Разбегутся той. Это сварожичей учуют, тогда тикают. Надежда принесет победу нашу в руках своих роду славному, об отцах Славу держащему. До дня на поле побеждаем врагов своих могуществом.
Это Жаля жалуется над врагами и Горыня горюет о смерти их, так как от ее руки божеской это вершится, это Карина плачется о мертвых тех, так как остались на тропе божественной. Замирают и поля те, полно несут мертвых костей и голов усеченных. Отделены от тел урезанных, это валяется в траве, смрад идет от полей тех. Вороны летят до них, мертвые глаза долбают и едят мужского мяса много павшего.
Это говорит Орею Сварог наш:
— Как семя сотворено, сотворю вас от перста моего и будет сказано, которые вместе сыны сотворенного, ставитесь как сыны сотворенные и будете как дети мои. Дажьде будет отец ваш, тому должны послушаться, то его вам речь, время имейте, в том деяние и какое решение, и что творится. Народ велик. Победите в своих советы и потолчете роды иные, которые вытянули силы, из камня чудеса творили, без коней повозки и всякие деяния чудные. Мимо кудесников которые, всякий будет предсказывать, как кудесник.
Ругу творили, советы давали на память и память эта подробная. Так слов много. Много и в тех словах ома метили вам, подробности одерени в золотом обмене и о том обмене передавшем вас, врагам хотелось так, тогда Боги вам говорят:
— До Ориевы заветы; любите совета зеленого и животных, любите друзей своих и будьте мирные между родами.
Потея, отбивали быстро семьдесят князей наших, таких, как Мезислав о Боруслави. Комонебранец и Горыслав. Так избирались иные на вече и отлучали на вече, если люди не хотели их, поэтому князья хорошо трудились, это Кышек был Великомудр, тот умер. По нему были иные, каждые творили нечто благое в русской памяти нашей, то удержится, когда имеем его Славить всякой тризной трижды во время еды и почитаем в память их на сынах наших. Никто не смеет на то запамятовать, так как проклят будет в Богах наших. Человечество и люди имя его забудут в веках.


Веда 19
О Славянской взаимопомощи.

III 28

Это в рани наши Оте и Немо имеем, вернувшиеся назад, этому поверим, эти города наши в тяжести своей в это время, это говорил им князь Бравлен:
— Воздержитесь в помощи, города возводя, держите воинов своих, да это сохраняет в нас силу Руси, в единую угрозу врагам.
Таково и это, сами то жмыди рассказывали нам о Годии, которая имела Детереха. Идет до полуночи и там у Жмыдии поворачивает до полудня, это идет на Ром, там это перечит легам и воинам иным, берет Ругу Великую, ода о нас, это вторжение до земли о нас. И это Детерех убиен был от Крехима, это либо годи тайна Богам противна, тысячи заплюют его, это города наши ведь с Ирия, старцы родичей наших не избирали чужого у себя, чтобы те ими правили, идем и до них, достойно говорите о том, потратятся те на внезапные утверждения, это трудятся в том и слезы льют.
Бьет крыльями Матерь Сва Слава, предвещает нам в трудном времени засухи и мор коров, этому верим, когда сказанное есть от поры отцов, как киельцы помогали им, это либо шли до них, так было столетиями в помощи от них, также о ильмах, это боть и лирам есть мы родичи, это роды розаниц имели нас до сердца отчего, охранял нас от врагов, сами то ворошим ныне, это молимся Богам о заступничестве нашем, то будет так ясно, либо и есть про нас, это вендами шли отцы наши сквозь горы и степи, мимо годи, это Дону поющему имеем ту реку нашу, когда проливаем кровь нашу до земли, та и есть русская земля и будет русская, это либо русичи имеем потругу Сварожескую о нас, это творим труд наш о житие, это жмыдь рассказывает нам, как пошли в дом отцов наших и поддержали нас несмотря на разные с нами корни, вместе либо не имели никогда никакого то разногласия на вас, то Азриех помогает в борьбу русскую сопротивляться врагам моим и вашим, это за трудное время наш, не бережем себя. Идем умирать за род наш, это огненная яма жарит убиенно, это воронье ест глаза их, и это трава растет сквозь черепа эти, то видеть не можем, как утрачиваем до горы и земли и силу нашу, не будет бедна одерень взятая до Ралы его, когда же конями тянулись в Орею их, женили их вином, да едят хлеб наш и ели землю, то не может все дойти до мыслей наших, крики наши не могут долететь до памяти, это Боги наши разделяют врагов наших и сломают хребты их, так как дерзость не имеют на свозице наши, волочат жен и детей наших до торжища, там лишают еланам и грекам за образы серебряные.
Золотом этим, врагам говорим, уменьшите все, когда туман в голове, это спаривание в утечке на вас, рассеет вас как овец и многократно той разметет, воинов Свароги побойтесь, самим тем есть знамя, когда у Днепра процветет лозица в зиме, это Купала укажет про нас знамя о победе на врагов, имеем творение себе, то Марь идет на ней и мор сеет, дважды уменьшит силы их и уменьшает их под меч наш, это межа делит нас, межа та и есть полная крови, то препятствие недостаточное, в них ежели до нас, таковое и это Боровлень скажет:
— Когда смеем ходить до них, то знамя нам подскажет когда победу имеем, какие мы венды, это венды усядутся на земле, где солнце сурь спит в ночи на золотом ложе и Мать, там их земля есть, это Сварог отцам говорит о том и также братья наши ведь в том крае и говорим о них и о нас, когда притекут до нас за время зимнее и поддержат нас, это сила божеская придет до нас, та нас удержит до конца.
Это венды и донь, идем помогать, молитву иную имея, когда же всякий люд достоин все хранить сам.


Веда 20.
О злой тайне времен варягов и эллинов.
Об Аскольде, Диросе, Кнудие, Ереке, Алдарехе, Трояне.

III 29

Сами то торчим в Боне в его годы, да идет слово наше в правде и таково обретаем правду, это пересказываем со старых слов, которые истекают от отца нашего, которые либо были сильны и то имели выражение до борозды их, так останетесь ни с чем, это либо Аскольд идет с варягами своим днем, это Аскольд и есть враг наш, об этом сказано нам, как идет защищать наших, лжет когда, и есть враг до Сети, так как грек, это Аскольд и есть варяг оружие при гостях, еланов охраняющее надежно, идут ведь до Днепра реки, это Аскольд пришел до нас с Кнудием в двадцатые годы по Алдареху и хочет править нами, это Дирос еланский в речи смиренный, это на престоле прежде всех, это Аскольд обворожил Дироса и его это он единственный на место то, также есть враг наш и не хотим его, когда враг.
Старые речи не поведают нам когда пришел на Русь иной Аскольд, так как было три Аскольда врага, то его варяги себе жречествуют и не ведают нашей нужды, чужие князья которые не ведают княжеской нужды, воины простые, силою похитили владенствие оба воина, это Ерек идет и вспомним когда ромейские орлы порождены были от дедов наших на устье Дуная, это Троян налез на дулебов, это дедов вновь наших идущих на легионы их и раскололи их, то Бень еще в триста лет до нашего Доба, сие имеем держать в памяти, это не доходит до Ерека, как это мы не даемся и прежде иным, имеем князей своих.
Ругу им даем и отдаем до конца, ни Ром, ни еланы не владели нами, также прибываем, это дулебы рассказывают про нас, когда это мы братались вновь, то и есть истинная правда, когда текут в нас от единого корня, кода и сами, это вспомним, когда Троянь был от дедов наших отделен, леги его одерень брали, были до полей наших, там трудились при нас десятки лет и упущение есть от нас, это ромеи ворчат какие мы варвары, это греки кричат во все стороны какие мы варвары, то имеют в двойне хищность и обоими движет жадность на земли наши.
Это земля его, когда взяли ее мечом и кровью, та и есть земля, это Троянь будет за пятьсот лет до Годии, также днями это говорить, когда Волока наша не перестанем до конца жизни нашей. И это достаем пору теса в жизнь нашу меченую, это говорит вам Хоругынь всем от отца Хорыга, это есть просиц ваш в Богах, когда дают они вам силу и власть на землю вашу, закаленные мы врагами и прячем, это была Воронзенец река и городища, там отцы наши раскололи годь, так сами расколем врагов новых, это себе ставы свои возвращаем и рассказываем, когда будет иное время на них, там Матерь Сва Слава пишет нам идет, когда огонь дойдет пращурам нашим, это чуры наши во Сварге заботятся о нас, это либо испытывают действием молитвы в нас, это Орей смотрит на своих людей, не можем вернуть тылы свои врагам, это был во время другое Дирос, это был греколанец, тогда по исчезновению и пришел на него Аскольд и Ерек, то Молих, Боги поизбавьте русов в злой тайне.


Веда 21
Бродившая по рукам.

III 30

Это либо хрен ищем, питаре даем, когда тот есть особый его, встает в метери напротив, это либо тем более еще согревается до корней и та идет ручьями везде до хляби, садится даже когда идет и носится. То имеем жизнь нашу. Женщину свиваем в Славе его, это либо против него земля наша и ту храним также, как отцы наши. Это повинуемся Сварге и земле. Справляем свадьбы в той, так как ждем, это творец его Сварежь и против него жена его. Празднование умеем делать, когда в муже и жене и сами дети его. Так говорим:
— Будьте вы здоровы, будете счастливы, имейте детей много.
Это либо похвалите, это и так видно до вод, будет великоплодна, это дает муж ее в своем питаре. Да в будущем твоем будет полноплодие и овощей, и зерна. Это заботимся о той и огурцы едят они. То будет так до конечного дня, это либо верны твои молитвы о блаженстве и доброте, да будет их живот усеян в потребности и в жертве это они, в том держите все в ладности твоей, виергунь либо может в хляби давать с умением нужды наши. Молимся в тесе, либо одерень имеем такую, каков его иной парунец.
У северных врагов на гербе течет и также в торче головы его и ругается в небо. Кидает в мор и пучит, это сушь натечет борзая в крае чуждом. Там его до времени ожидает пытаре его, отвести можно ночью, идя ко сну, и извергнуть на ней, толките его. То все молятся Богам, на то жалуясь, и горе тем.
Сидели Боги в меже той перед Сварогом и той оде вечной руки свои. Ода бродит и повелевает дождям течь всем до гомыте той. И это перст поникший носить все могут свободно, либо ожидающий, и злачно всем может торчать до отвердения.


Веда 22
Славление Богов.

III 31

Славление Перуна.

Пожертвуем тебе Боже, так как это нам дает суру пить смертну. На врагов наступая. Тем разбиваешь мечом твоим молниеносно мглу. Светом морщинишь очи. Анечна не затеняешь. Либо истинно значение то, любо Перуну. То молвим всем как нес, не сократим северной гряды, Ида, Инда, то Иден, как хочется той. Забылось имя в переназвании. Громите на нас. То либо истинная сила твоя, на ней поля в плодородии. Громи, ждут полива все. В ней и тьму всю облазил, так как идем по воле твоей до Азии, либо утренняя Слава тебе раньше на именах. Так провозглашаем, так как благо есть. Под стать благ наших. Упрощенны в нас ведь, как овцы. Утекают (от нас), да имеют нас во все дни.
Да будем тебе верны и до конца Славы твоей!

Славление Дажьбо.

Отче либо наш всем, да вождь!
Да будет так во все дни!
Жертву тебе справляем в вечном союзе!
Так поем Славу!
Величие твое (мы) Славим Дажьбо! Будешь ты наш покровитель. Заступник от Коляды до Коляды. Плоди на полях. Дает травы на скота. Да нам во все дни говядина умножается, сея зерна, житна множатся. Будет мед лучше затвердевать. Печи Бога — Свет!
Славьте Суронж, будете отрешены до зимы. Течи на лето, тому либо поем Славу, как отцы по полям!

Славление Огнебога Семаргла.

Славим Огнебога Семаргла дерево грызуща!
Слава ему!
Огнекудрое лицо развивается в тот день. Вечери. Тому будем давать за сотворение браженного пития, которое есть, отдельно храним в погребе.
Того раздуваем. Горит и земля наша уложенная от солнца. До солнца свое нарождаем. Волки ведь там, либо хороши луга. Там водится говядина. Приплодится это им волею Дажьбу, его же Славим и Огнебога Семаргла!


Веда 23
О Рузколани и Росии.
Годи, обры, инегуны, греки и русици.

32 «1 12»

Это была повреждена Рузколань от Годии Ерменреху.
Тот хотел жену от рода нашего и ту повредил, это вожди наши потекли на них и Ерменрех разбил их, повернул детей Руси Божьей Буса и тронов десять иных территорий его, тут смута великая началась на Русях, стал молодой Вендеслав и собрал Русь. Ведет ею на них и тот раз разогнали годь, не дали Жале никуда течь, она до полуночи, и там замерзла, это налаживается Карена, это радует и деда нашего Дажьбо, это вечем от того гордится, так как одержали отцы наши множество нам, не Ботев. Дуба много, также земля годьская осталась русской. До конца прибудет.
Мы те роды нареченные русами, которые могут селиться вокруг Сва, если бы она сгодилась тем грекам, вели бы до поры. В друзьях и без конца, там Русь старая тащится до Цеса, множество воинов павших идет Руси, перешедшей до греков, и севших к Дону.

Донец.
Позади шла Непра и Донай, там мирно жили, тот раз враги обры налезли на них, Ячеж неодержим, от обров забыт нами когда оторвали. До конца и делятся на нем, то течем берендеями русы. Звали его себе то сами Зинехом.

32 «13 21»

Это старые родичи решили, сказали клятву в Вистноче и держали его аж до смерти, сами должны умереть, а Русь высвободить решили, ежели кому то неволею течет до поры. Течь дому, свои уймем удела. Дахом назовем его, будем до греков как волы работать, кара его будет тяжкая. Род его изведете и жалобно оплачете его, имя его забудется и сами победами прославлены будете от родов до родов наших, сами тем мытарством да подраняем, если мы Рузколунь не бережем, ту наглость видим перед нами, иегуны тогда как вши ходят в ночи, отроки их юные, и то сами перескажем об нас и растерзаем его, это утерпим много зла.

32 «22 30»

И это по иегунах налезла на нас великая беда, сами то обры, как песок морской, которые решили дать одерень Руси целой, тем обрам оставим это. Стали поперек. Небогато ладу на Руси, это то обры одержали силою победу над нами, это вождь наш переучен был от обров, даже имели воинов своих. Грядут те да греки и советуемся. Не имеем иного. Так на вече сделали подиум вождям, и воины их идут до Донаю. Далее и оттуда, не поворачивая в то время, вольно говорят о единстве отцов наших и род от роду догоняют, (мы) одержим силу великую в один день. Настанет время, отцы наши гордиться будут нами, либо при обрах также днями имеем стада досмерти.
Прятали в земле до конца. Безбожный грек идет к нам. Силою грома небо трет Перун на них, есть вождь азиат, тем греков расколем Зуром, те нам ворон ледящий. Там будет смерть. Лететь тогда до греков тот будет.

33 «1 11»

(Так) они соберутся и это либо скажем:
— Не будет так. Это либо Боги имеют вожжи, идем истинной стезею.
Это гонец притек, тогда решились вернуть Дунай его, там волохи бить (стали), это раскололо нас, несем сами то в древности, многий род старался вождя нового же иметь, старческое вече, не по имени князя, который избирался по седьмому кругу, от Коляды до Коляды, это всякий род правился, кудесники — жертвы творили, всякий род имел старого кудесника, который иным Радогощь давал. Это право имел на челе Дажьбо, по нему же творил требо наши. В седине имеем, как отцы наши. Вспоминаем берега и у Росии городов имена еще бывшие, это русские шли от Белой Вяжи и от Росии в Непра земле и там Кий утвердил град Киев, это суконичи, поляне, древляне, кривичи и ляхи на кучу русскую истинно русици.


Веда 24
О походе на булгар.
Освобождение земель южных.
Грецколань.

III 34

Это либо княжеству Киевскому до ума припало ходить на булгар. Ту рать поджидали до полуночи. Ожидали на Вороненце, Идес там же с Яи, таковыми были свои воины поляне, обращение имели.
— Глуди Ись заберет. Так Голыни град русский отберите, оба те свои, в Донской земле также те новые края, отобрали и русичами насадили.
Лебедень сидит у града Киева на горе, когда из Разена, умен. Правит оды Хорян. Сам то терзает илиньское. Орабов правит в задоре, так как чинить умеет.
— Это которые оды вендов, палка своя от врагов, «Камо» булгары не переносили от новых земель, имеете род свой, да ищете, это либо слава ходит, притоки Оби свои. Там обитали, в годе пора течет и сила людская. Тужатся в порче и так это земля наша остается в крае до края как Русколань в бытность, это либо данная Богом определена от Евразии. Так ту держим себе.
Голынь град был велик и богат вином, это либо враги шли до него. Подожгли тот, стена сгорела, семьями обороняли ту ее, крепость нашу и до русских одержали, это либо земля Волжская. Ра река с обоих сторон то была своя, она земля отцов наших и ту имеем, всецело она своя. Убережем ивы там, либо перемешиваем вместе руду, крывь улыем до ней, так как то будет о нас.

Выводы наши.

В ранней серости и крывь истекает на земле, то русская крывь. Землю ежом ищем тому. Наблюдаем такую по указице во дне нашем. Имеем гористость до степей его, это либо дань гоним, это земля наша. Будем по векам русами, стережет нам Перун стрелы свои. Будем силою и его на везение имеем. Врагов отторгните и будет так век цела та, это либо пора не утихала. Так бору умеем опознавать, это на ней силою своею. Идем до Голуни. До Сурожской земли, в той это море Дулебское. Влево годи и прямо в полудне были иланьские, с боснийцами торги совершали и ждем, это жизнь наша, экономим силы свои для накопления. Сами то провозглашаем громкую Славу Богам, там уделаем это суре и пьем вновь во Славу Божью. Рядом добрая есть и ту поделим степь между народом своим, обретем Скуфию Великую, овец и коров, которые станут нашей силою, жито стережем травные, ту воду убережем, два века дни эти имеем студеную зиму и не имеем сена.
За сеном наши шли до полудня, на зеленицу. На корма злачные отдаленные, тем отрекали нас силою до земель студеных. Будем в гибели, не смеем лишаться, в зеленицу мимо враждующих еланьцев, таясь зеленицу не брали. Прямо обозленные те. Не хотящие в помощь нашу. То говорим:
— Отомстим за те деяния. Оплатите в свое время, ихнее — это Боть отцов наших, решили овладеть землей той и ожидайте Грецколани той до моря.
Столицу перенесли грудью напротив им и уразумели, впереди идем порою великой, Грецколань мирно попросила кончить валицу нашу. Таким образом достали зеленицу озимую. Кормим скотину свою и речем Славу Богам!


Веда 25
Об исходе из земли Арийской в край Иньский.

III 37, (27 42)

Ида дом и Сва Андами существовали, да Сватитася имя его Индра, как либо то нес нас Бог. Мосше Боги. Веды знали, так вспомним былое и оставим его.
Имеем мы и стада скота, который бережем от зла его — Бога Висята, стада убережены будут. Так семенем его Арецко пришли от земли Арийской до края Иньска. Тулуц имеем до перехода да Ра и травный скот зелени злачной, там веселье великое нас обуяло. Там решил отец голосом ариев:
— Три сына делятся на три рода, идя до полудня. Это западнее Солонцов. То будет Кий, Щек и Хорив.
Так поступив, как то пошли иные три рода. Так сидит всяк до гмыте своей. Кий либо сказал ставить город. Тому имя дано, есть Киев там. Зиму живем. Течем весною до полдня. Там скот пасем до годовалого возраста.
Тогда же боком видели неизвестную хвалу Богам, трижды будет Слава в Паруни Богу нашему, который либо нас охраняет. Так божьего здоровья желают, блага земные подают, тому палим огонь вечный в граде Новом на Волхове. На горе у лесов. То дубравы, божьи березы, не будет дубов, по неведению Боги наши ведь в том, так даже есть за этим просящим.
То то божественно хвалим.


Веда 26
Заключительная.
Русь. До и после крещения.

III 38.а

И пока было великое похолодание, родичи прятались в ладьи. Многие говорили:
— Не пойдем до роду, так как нет успокоения огнищанам. Будем лучше сами в лесах безбожными горох тереть.
Это теми словами родичи были отторжены. Великий сердится. Лютовать изволил, это Бог Сварог, наказывая, великое смятение горам устроил. И словенские в ночи пробудились великим громом. Землетрясением. Это слышат камни гор вопят, страхом обуянились. Слепились. Поползли вон сели. Овцы вне загонов. Поутру видят; дома потрескались, один горой, иной же долиной. Иной в дыре великой земной. Ни следу, ни хаты иной не быть больше той и славичи велико скудные. Животных кормить нечем, не имеется, сказали Ирэи отцы:
— Веди нас вон.
И ответил Ирэй так:
— Это аз есть на вас с сынами моими.
Сказали ему:
— Тайно подлег неме.
Пошли с Кием, Щеком и Хоравом, тремя сынами ириевыми, иную землю глядеть. С того починит род славен аж до дней, которое видите, не дал Бог да жить будущим смертным так, да восхвалим премудрость его. Вставая, вспомним. Да заново мы скажем:
— Впереди был род Славен у гор Великих высоких, там земли много. Дуба, ягнят, овец, храните, пасите в травах, едины станьте, тогда люди пробудитесь. Камни под облаками страшно вопят, слыша. Тем страхом объятые и убережетесь, бояться разучитесь, будет посеян мор. Голод велик.
Изойдя из края Иньска, перед очами идущих коня видели шедше мимо земли Фарсийской. Шли далеко, так как неудобна овцам земля тайная, шли горами и видели камни. Там просо не сеется, также мимо пошли. Видим: степи цветущие. Зеленые, там стаяли лета два. По ним мимо пошли потому, что хищники по кошам. Мимо идет Каялэ, идем Дунэпрэ, так как тот всякой порой границею имеется. Враги злые, преткновение было на той Нэпрэ, вопреки им обосновался род славян. Те были огнищанами, которые имели каждый яму земную. Огнище Сварогу Славить. Дажь Богу, который же ведь во Сварге пречистый, Перуну. Старому Богу, который громыхает. Молниями повелевает, и старый Бог ветрами ярит на землю сию. Имели поэтому, Ладо Бог же правит лады радости. Благости всяческие и Купало Бог, который мытницами править умеет. Всяческими омовениями. Яр Бог, ежели правит яро и разнообразно.
Русалки и Водяные. Лешие. Домовые. И Сварог теми правит. Всякий род имеет чуры. Пращуры, которые ведь перед веками умершими теми Богами, почитания умеем дать. Одни радости имеем, и поставил первый род славян мольбище в граду Инд и Киеву, который наречен есть Киев. В коле ему сулили имя это.
В лесах дубовых лезли сквозь ветви, нужду справить за чащей. Бродили хмелем уточенные, и волосы в травах тех, ведь листы зелены. Мокоша наш, как же в водах споим того, до бороды заточен.

III 38.б

Даждь Бог на струнах своих бьет в Сварге премудрой, которая есть синяя. Струной той сияет. Видится то, как золото Огнебогом распаляется. Того дыхание жизнь есть всякой твари. Прибежище то, всякий муж благородный видеть может. Ежели злой кто, Богом недобрый, тот пребудет как слепой, да не имеет с нами счастья, также о всяком до зла идущем с ним до конца пребудет.

Крещение Руси.
(III 38.б, осколки)

… ищем, и станут иегуны жениться …
… еижяхомъ об она …
… роем либо не убывало, речала та, Сва трепещет об венцах чуж(их) …
… так как былым стало ос…
… имеем. Дека…
… имеем пря …
… одь…
… Днепра, либо племена ведь русские …
… Костобокие Русколань творили … так бл …
… былым станем в этом. Быть хр…
…(пр)ямо. Нико(гда) ов(рагами) …
Мормаре не смыть части имен тех, да будут (Боги наши) отщепены от рода нашего. Будет его гнусавость всем, либо русом …

Наша пора — это шедши до земли суховатой на Бодевячень … и так до самого Инда. Не имеем края того на землях наших и крещена Русь есть таким днем.

Предыдущий вопрос | Содержание |

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art