Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мэри Бэлоу - Счастливый сюрприз : Часть VIII

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Мэри Бэлоу - Счастливый сюрприз:Часть VIII

 Глава 15

Путешествуя обычно с почти пустыми карманами, герцог Митфорд предоставлял своему секретарю или слуге нести бремя таких земных забот, как оплата счетов. Решив на этот раз путешествовать инкогнито и не имея ни малейшего представления о том, какие расходы ждут его в дороге, герцог предусмотрительно взял с собой столько денег, что их с лихвой хватило бы на три такие поездки.
Теперь герцог радовался своей предусмотрительности, ибо только что выложил кругленькую сумму еще одному продажному конюху. Правда, если дело и дальше так пойдет, он все таки рискует остаться без гроша в кармане.
При виде золота конюх быстро позабыл, что говорил несколько минут назад. Оказывается, он не только видел сине желтый экипаж, но и поставил его в каретный сарай два часа назад.
Итак, Портерхаус и мисс Сьюзен Мидлтон остановились в этой гостинице.
Что же делать дальше? Они здесь уже два часа. Наверняка девушка уже обесчещена.
Как же поступить? Прежде всего нужно поскорее освободить девушку из когтей Портерхауса. Ужасно, что ее честь и невинность поруганы. Но теперь самое главное, чтобы это не достигло ушей постояльцев гостиницы.
Затем нужно разобраться с мистером Портерхаусом. Он должен понести наказание, но в форме дуэли или обычной взбучки? Чести быть вызванным на дуэль этот негодяй явно не заслуживает. Но как устроить все так, чтобы никто из гостей не проснулся?
И что делать с Джозефиной Мидлтон? Вбив себе в голову что уничтожит мистера Портерхауса голыми руками, эта глупая и несносная девчонка станет самой главной проблемой.
Может, заманить ее на чашку чая в отдельный номер? Он скажет ей, что нужно сменить лошадей, а сам отправится за мистером Портерхаусом.
Герцог Митфорд глубоко вздохнул, открыл дверь в бар и замер на пороге. Несносная девчонка стояла всего в трех футах от человека, который без особых усилий мог переломать ей все кости, и держала перед его носом кочергу.
Митфорд тут же позабыл обо всех своих планах. Он вошел и тихо закрыл за собой дверь.
– Уж не думаете ли вы, что причините мне вред этой штукой? усмехнулся мистер Портерхаус.
Не сводя глаз с Портерхауса, Джозефина все так же целилась в него кочергой.
– Я не вполне в этом уверена. Возможно, моя рука и не настолько сильна, чтобы вышибить вам мозги. Но если вы попытаетесь пошевелиться, я воткну ее вам в глаз, в этом не сомневайтесь. Мистер Портерхаус усмехнулся:
– Мадемуазель, сейчас я возьму кочергу и проучу вас хорошенько. Так что советую вам опустить ее.
– Ну что ж, посмотрим, кто из нас прав.
Герцог затаил дыхание.
– Говорите, где моя сестра.
– Ваша сестра? Портерхаус удивленно приподнял брови, но вдруг ответил:
– Она спит наверху, мадемуазель. Я везу ее домой. Разумеется, намереваясь попросить у вашего отца разрешения сделать ей официальное предложение. Очаровательная у вас сестра, мисс Мидтон.
– Вы отвратительная жаба, сэр! Я едва сдерживаю желание убить вас.
– Неужели? Ухмыляясь, Портерхаус отодвинул в сторону кочергу и поднялся. И только тут заметил, что, кроме них, в комнате находится еще один человек.
– На вашем месте я хорошо подумал бы, прежде чем причинить хоть какой то вред мисс Мидлтон, предупредил ледяным тоном герцог Митфорд.
Оглядев герцога с головы до ног, Портерхаус опустил кочергу и язвительно улыбнулся:
– Посмотрите ка, уж не тот ли это смелый гигант, который срывает двери с петель? Что случилось, Вильерс? Вы что, попали в грозу и весь сжались от страха?
Но прежде чем Джозефина или Митфорд ответили, в баре появился сонный, наскоро одетый хозяин, ворча, что гости приехали поздно.
– Я возьму на ночь комнату, сказал герцог, не сводя глаз с Портерхауса. Эта барышня остановится со своей сестрой, которая спит наверху. Дайте ей, пожалуйста, еще один ключ.
– Но… начала Джозефина.
– Вы очень хотите присоединиться к своей сестре, оборвал ее герцог Митфорд. Представьте, как в столь поздний час она страдает из за вас.
Джозефина растерянно взглянула на хозяина. Зевая и почесывая грудь, тот, казалось, абсолютно не интересовался тем, что здесь происходит.
– Опустите кочергу, властно произнес герцог, так и не отрывая глаз от Портерхауса. Вам не придется ворошить ею огонь в камине. Ступайте в свою комнату. Хозяин положил ключ на стойку бара.
– Спокойной ночи, промолвил герцог.
– Спокойной ночи, мадемуазель, задорно повторил Портерхаус.
Джозефина швырнула кочергу на пол, взяла ключ со стойки и гордо удалилась.
– А вот ваши ключи, сэр.
– Спасибо, не оборачиваясь. оттозвался Митфорд. Пожалуйста, оставьте их на стойке. Мы с этим джентльменом немного прогуляемся перед сном.
Хозяин вздохнул, снова почесался и, пожав плечами, удалился в покои, откуда и появился несколько минут назад.
– Вы так считаете? осведомился Портерхаус. Уверены, что это разумно, Вильерс? Не отразится ли это на вашем здоровье? Ночной воздух и все прочее?
– Активные упражнения гарантируют крепкий сон, ответил герцог, открывая дверь на улицу и пропуская вперед Портерхауса. И это именно то, чего мне так не хватает сегодня.
Мистер Портерхаус неспешно пересек комнату и сверху вниз взглянул на герцога.
– Немножко не в вашем весе, не таж ли?
– Посмотрим. Вы перешли все допустимые границы и должны заплатить за честь двух невинных барышень.
– Вы имеете в виду мисс Сьюзен Мидлтон и, ах, миссис Вильерс, полагаю?
– По моему, нам лучше продолжить нашу дискуссию на улице и подальше от гостиницы. Герцог снова указал Портерхаусу на дверь. И вооружившись не аргументами, а кулаками. Меня тошнит при мысли о необходимости разговаривать с вами. Я предпочитаю беседовать с джентльменом. Улыбка исчезла с лица Портерхауса.
– Возможно, завтра, Вильерс, вы даже этого не сможете сделать. А то и вообще никогда. И Портерхаус вышел во двор.
Джозефина тихо постучалась в дверь Сьюзен, но ответа не последовало. Повернув ключ в замке и открыв дверь, она увидела, что сестра стоит у кровати полностью одетая и, казалось, готова запустить в нее чем нибудь, если бы это было под рукой. На столике для умывания горела свеча. Сьюзен явно уступала сестре в изобретательности кувшин и таз для умывания, самое подходящее оружие в данной ситуации, стояли на своих обычных местах.
– Сьюзи! воскликнула Джозефина.
– Джо!
Сестры заключили друг друга в объятия.
– Он ничего тебе не сделал?
– Где ты была? Мы с Бартом сбились с ног
– Если хоть один волос упал с твоей головы, я убью его.
– Я боялась, что мы никогда не увидимся снова.
– Ты не представляешь, как я счастлива, что нашла тебя. У меня словно камень с души упал.
– Мы думали, что ты отправилась в Шотландию.
– А я решила, что он повез тебя туда, и нам будет очень трудно найти его.
– Но где ты была, Джо? И как меня нашла?
– Скажи, что с тобой все в порядке, иначе я убью его.
– Джо, кто такой мистер Вильерс?
Они обменялись взглядами.
– Сьюзи, почему ты уехала с ним из Дирвью Парка? Сьюзен нахмурилась.
– Стало быть, ты знаешь об этом.
– Но где была ты, Джо? Он сказал, что ты остановилась у мистера и миссис Хеннесси, это правда? Он обещал отвезти меня к тебе. Как жке меня угораздило сесть к нему в экипаж!
– Да, это было очень глупо с твоей стороны. Но неделю назад то же самое приключилось и со имной. Он ничего тебе не сделал?
– Нет, ответила Сьюзен. Я сказала, что закричу изо всех сил, если он не оставит меня одну И поверь, я бы так и сделала.
– Мне не представилось такой возможности, когда я была с ним. В баре гостиницы веселились, все пели и громко смеялись. Но мистер Вильерс пришел мне на помощь.
– О Джо! Кто же этот мистер Вильерс? Джозефина уставилась на сестру.
– О Боже! прошептала она. Его же сейчас могут убить, и все по моей вине. И по твоей. Хотя нет, ты здесь ни при чем. Если бы я не заставила его проеххать со мной пол Англии, он бы и не подозревал, что есть необходимость драться из за меня. И если бы я не сбежала из дома, тебе не пришлось бы искать меня.
– Джо, удивилась Сьюзен, о чем ты говоришь? Я ничего не понимаю, дорогая.
– Его сейчас могут убить. Джоэефина кинулась к окну и отдернула штору. Так ему и надо! Он, как всегда, хитростью избавился от меня и отослал к тебе. Это так несправедливо! Ведь я имею самые веские основания разделаться с мистером Портерхаусом. О, с каким наслаждением я убила бы его! Боже, вот они! Ее негодование вмиг испарилось. Он убьет его, Сьюзи! Где? Сьюзен выглянула из за плеча сестры.
– Вон там. Джозефина ткнула пальцем в темноту. Они дерутся. О Боже, они дерутся, и он убьет его. И все из за меня! Я никогда себе этого не прощу. Он самый милый, самый добрый джентльмен на свете.
– Куда ты? Сьюзен схватила сестру за руку, когда та бросилась к двери. Ты не должна туда идти, Джо. Ни в коем случае.
Джозефина оттолкнула руку сестры.
– Если он покалечил мистера Вильерса, то я убью его, Сьюзи. Голос Джозефины задрожал. Сьюзен развела руками.
Джозефина задержалась в баре ровно на столько, чтобы схватить брошенную ею там кочергу, и выскочила на конный двор. Ни на секунду не останавливаясь, она пробежала через ворота на другую сторону дороги.
Мистер Портерхаус оседлал мистера Вильерса. Это она сразу отчетливо увидела, несмотря на непроглядную тьму. Негодяй был таким огромным и таким сильным, что казалось, еще мгновение и он убьет мистера Вильерса.
"Он сидит на трупе!" ужаснулась Джозефина и, подняв кочергу, ринулась вперед.
– Ну, теперь посмотрим, какой вред она может принести! закричала Джозефина и, стиснув в руках кочергу, ударила ею Портерхауса по голове.
Раздался глухой стук, и тот рухнул на землю, растянувшись во весь рост, между герцогом и Джозефиной. Я не могла допустить, чтобы он убил вас, выговорила запинаясь Джозефина. Герцог вытер лоб.
– Вот уже второй раз вы лишаете меня удовольствия покончить с противником, заметил Митфорд. Спасибо. Он попытался согнуть правую руку. Портерхаус уже почти лишился всех желаний и злых намерений. Оставалось только как следует толкнуть его локтем и опрокинуть на землю.
– О! Джозефина опустила кочергу. Какой вы ловкий. Я ни на секунду не сомневалась, что вы одолеете его. Вы настоящий герой, сэр.
– Я предполагал, что Вы не останетесь у сестры.
– Чтобы позволить вам одному насладиться победой над мистером Портерхаусом? Никогда! Джозефина посмотрела на поверженного врага. Жаль, что его нельзя убить. Ведь нельзя, правда? Увы, нет.
– Что у вас на лице? Джозефина протянула руку к мистеру Вильерсу. В темкноте не видно.
– Кровь, наверное, ответил герцог. Но это не имеет значения. Я выживу. Как ваша сестра? С ней все в порядке?
– Да. У Сьюзи сильный характер, хотя ей всего восемнадцать лет. Она посоветовала мистеру Портерхаусу покинуть комнату, и он так и сделал.
– Боже! воскликнут Митфорд. Не может быть, чтобы вас было двое!
– Как мы поступим с ним? Джозефина оперлась на кочергу и окинула взглядом бесчувственного мистера Портерхауса. Оставим его здесь?
– Нет. С утра могут возникнуть ненужные нам вопросы. Прошу вас подняться наверх, мадемуазель. Я прослежу, чтобы этого подлеца уложили и в экипаж и отправили подальше отсюда. У меня нет никакого желания видеть его утром. А у вас?
– Пойду найду вам в помощь конюха.
Тонкая, но сильная рука герцога схватила Джозефину за локоть.
– Вы пойдете в гостиницу, твердо повторил Митфорд, подниметесь в комнату вашей сестры. И если у вас хватит ума, то ляжете спать. Отправляйтесь туда сейчас же.
Джозефина метнула на герцога сердитый взгляд.
– Вы такой же, как папа, только еще хуже. По крайней мере с папой можно поспорить.
– И обвести его вокруг пальца, разумеется. Идите же, мадемуазель.
Джозефина обиженно отвернулась, но через секунду взглянула на герцога и с улыбкой спросила:
– Как по вашему, у него будет болеть с утра голова?
Герцог Митфорд усмехнулся:
– Он пожалеет, что вообще родился с головой.
Сэм держал в руках вожжи недавно отремонтированного экипажа сэра Томаса Берджесса. Собственный же кучер сего благородного джентльмена прилагал героические, но не всегда успешные усилия, чтобы, задремав, не упасть с козел.
– Я пойду и все узнаю, сказал Сэм, въезжая в ворота очередной гостиницы. Кучер широко зевнул и выпрямился.
– Да, подтвердил конюх, испуганно глядя на гиганта, спускавшегося с козел. Он не сомкнул глаз этой ночью и теперь понимал, что уснуть надежды нет. Он уехал минут десять назад.
Сэм схватил конюха за воротник. Если ты мне только солгал, дружище…,
– Нет, заверил Сэма конюх, украдкой поглядывая нп двух джентльменов, выходивших из экипажа,. Клянусь, он уехал около десяти минут назад.
– Мерзавец пытается оторваться от нас, используя ночное время, мрачно заключил Бартоломью. ну что ж, мы сейчас выясним, спасут ли его эти десять минут. Гони, Сэм.
Сэм вскочил на козлы. Сэр Томас приблизился к испуганному конюху.
– Вы видели этой ночью открытый экипаж, управляемый джентльменом? тихо спросил он. Конюх кивнул.
– Значит, все таки я не успею убить его сам, пробормотал сэр Томас, садясь в экипаж.
Если предыдущие несколько часов кучер сэра Томаса вел тщетную борьбу со сном, то в следующие полчаса он вообще забыл о сне. Сидя прямо на своем сиденье и вцепившись в него обеими руками, кучер таращил в темноту глаза так, что они, казалось, сейчас вот вот вылезуг из орбит. В кромешной тьме Сэм неистово гнал лошадей.
Бедолага пришел в себя, лишь когда впереди замаячил сине желтый экипаж. Эти цвета, конечно, не с лишком выделялись в темноте, но кому бы еще пришло в голову пуститься в путь в такую ночь?
– Не надо! Не надо! закричал кучер мастера Портерхауса, когда другой экипаж промчался мимо него и, развернувшись, вынудил его остановиться. Кучер поднял руки. Не стреляйте!
Сэм не счел нужным ответить ему, а кучер сэра Томаса совсем растерялся. К тому времени как Бартоломью и сэр Томас выпрыгнули из экипажа, Сэм уже распахнул дверцу другого и запустил туда свои ручищи.
Из экипажа показался мистер Портерхаус, вернее, сначала лацканы его пальто. Сэм прижал его к стенке экипажа, приподняв над землей.
– Где моя сестра? Бартоломью заглянул в экипаж Портерхауса.
– Где она, подлец?
– Отвечай на вопрос. Сэм встряхнул в воздухе Портерхауса. Где маленькая барышня?
– Откуда мне знать.
Сэм снова встряхнул его.
– Откуда? Сейчас покажу тебе откуда!
– Пожалуйста, поставь его на землю, Сэм. Бартоломью расставил ноги и грозно сжал кулаки. Сэм неохотно отпустил свою жертву и отошел назад.
– Где она? угрожающим тоном осведомился Бартоломью.
– О какой из двух сестер вы говорите? спросил Портерхаус с едва заметной усмешкой.
Через мгновение голова Портерхауса с силой ударилась о стенку экипажа, а Бартоломью опустил кулак. Где она?
– Обе сестры сейчас в гостинице, которую вы только что проехали. Портерхаус, ухмыляясь, посмотрел на Бартоломью. Вместе с защитником мисс Мидлтон, Вильерсом. Одной женщины ему, видно, показалось мало.
Бартоломью наградил его еще одним ударом в челюсть. На этот раз мистер Портерхаус не смог оторвать головы от стенки экипажа и закрыл глаза.
– Лжец! бросил Бартоломью.
– Где она? Сэр Томас Берджесс откашлялся.
– У меня есть основания полагать, что он говорит правду, Мидлтон. Я расспрашивал всех по дороге я выяснил, что Вильерс и ваша старшая сестра тоже пустились в погоню за Портерхаусом. И они все время ехали впереди нас.
Бартоломью не отрываясь взирал на находящегося в полубессознательном состоянии мистера Портерауса.
– Если вы посмотрите на него пристальнее, промолвил сэр Томас, то заметите, что над ним сегодня уже кто то хорошенько поработал. А жаль! У меня было огромное желание помочь вам убить его. Но вряд ли по мужски бить человека, который едва стоит на ногах.
– Кто дрался с тобой? Вильерс?
– Кто то ударил меня сзади по голове, пока мы дрались. Полагаю, это сделала твоя сестра, Мидлтон, с трудом ответил Портерхаус, не открывая глаз.
– Джо? Молодчина! Она и Сьюзи вернулись в гостиницу?
Мистер Портерхаус пожал плечами:
– По крайней мере они были там, когда я уезжал.
– Если ты солгал, я снова догоню тебя, пригрозил Бартоломью. Уж поверь мне. Сэм, положи его в экипаж. Сам он, как видно, не в состоянии шевелитьсж. А через несколько секунд и подавно не сможет.
Бартоломью дважды ударил мистера Портерхауса по лицу и с отвращением опустил кулаки.
– Вы правы, Берджесс. Это очень не по мужски. Сэм? Но Сэм не повиновался приказу. Он снова схватил мистера Портерхауса за шиворот и поднял кверху.
– Осталась еще одна проблема драгоценности барышни. Сейчас же скажи Сэму, где они, иначе он из тебя дух выбьет.
– В моем саквояже, пробормотал мистер Портерхаус. Жалкие стекляшки.
Сэм втащил Портерхауса в экипаж, усадил на сиденье, взял саквояж и достал со дна пригоршню драгоценностей.
– Молись, чтобы они все были здесь. Иначе я снова догоню тебя.
Мистер Портерхаус ничего не ответил.
– Мне очень жаль, что мой друг Вильерс добрался до тебя раньше, Портерхаус. Сэр Томас Берджесс появился в дверях. Но вот что я скажу тебе. Большую часть года я провожу в Лондоне, и смотри не попадайся мне на глаза. Уж я то найду предлог, чтобы бросить тебе в лицо перчатку. И если, вернувшись в гостиницу, мы обнаружим, что ты хоть пальцем тронул мисс Сьюзен Мидлтон, я тебя из под земли достану.
Мистер Портерхаус молчал, сидя с закрытыми глазами.
– Не утруждай себя, сказал сэр Томас. Я сам закрою дверь и прикажу твоему кучеру ехать дальше. Спокойной ночи.
Мистер Портерхаус не ответил.
Герцог Митфорд никак не мог заснуть. Невообразимо болело и ныло все тело. Чудо, что он вообще остался жив. Только благодаря усиленным физическим тренировкам ему удалось дать достойный отпор мистеру Портерхаусу.
Но сон не шел еще и по другой причине на улице раздался стук колес приближающегося экипажа. Митфорд выглянул в окно и увидел, что во двор въезжает карета сэра Томаса Берджесса. Но прежде чем герцог успел одеться и спуститься вниз, экипаж стремглав вылетел за ворота. Вероятно, сэр Томас и Бартоломью не узнали, что обе мисс Мидлтон находятся в гостинице, и спешат поскорее нагнать Поррхауса и разделаться с ним. Митфорду даже стало немного жаль своего бывшего врага.
Но что, если они не вернутся? Вдруг Портерхаус свернул с основной дороги, и они не нашли его? Тогда ему придется отвечать за двух барышень, не состоящих с ним ни в каких отношениях. На него ляжет ответственность доставить их домой, к отцу. Заманчивая перспектива, ничего не скажешь. Не такой представлял себе герцог встречу с виконтом.
Как и когда открыться мисс Мидлтон? Митфорд отчетливо представил себе Джозефину, сжимающую в руках кочергу и с торжеством созерцающую поверженного ею врага.
А драгоценности? Митфорд запоздало вспомнил о них. Теперь ему снова придется догонять негодяя. Но как убедить Джозефину не сопровождать его?
Митфорд стоял у окна, задумчиво вглядываясь в темноту. Какой простой могла бы быть его жизнь. Герцог вздохнул. Он отправился бы в Ратленд Парк со всей приличествующей герцогу пышностью и помпезностью. Прибыв на место, узнал бы, что мисс Мидлтон исчезла, и вернулся бы в Лондон к своей обычной жизни безопасной, благоразумной, предсказуемой, удобной. И скучной.
Герцог улыбнулся экипаж сэра Томаса Берджесса снова с грохотом въехал на гостиный двор.
Митфорд надел сорочку и поспешно застегнул пуговицы. Но прежде чем выйти за дверь, он решил накинуть еще и пальто.
Хмурясь и нервно барабаня пальцами по стойке бара, Бартоломью Мидлтон звал хозяина гостиницы. Сэр Томас Берджесс закрывал входную дверь.
Завидя герцога, Бартоломью замер.
– Митфорд! Он просиял.
"Ах да, конечно же", подумал герцог. Он потянулся за моноклем, но его не оказалось на месте. Герцог окинул Мидлтона холодным взглядом.
– Мидлтон? Берджесс? Что вы здесь делаете? Бартоломью рассмеялся:
– Сэр Томас возвращается в Лондон, и я решил присоединиться к нему.
– Я очень спешу. Глаза друзей на мгновение встретились. Мы решили продолжить путь ночью
– Именно так, подтвердил Бартоломью.
Появился хозяин гостиницы. Широко зевая, он еще с большим раздражением, чем прежде, оглядел прибывших.
– Я хотел бы узнать, остановилась ли здесь моя сестра? спросил у него Бартоломью. Мисс Сьюзен Мидлтон. со служанкой.
– А, белокурая барышня. Насколько я понял, она приехала с сестрой. Бартоломью рассмеялся:
– Хорошая шутка! Молли моя сестра? Вечно она что нибудь придумает!
– Наверху, буркнул хозяин. Третья дверь налево. Но полагаю, они заперлись. Вам нужна комната, сэр?
– Ах да, конечно. Я только поднимусь наверх и скажу сестре, что добрался в целости и сохранности. Бартоломью улыбнулся герцогу Митфорду.
– Сьюзен вечно так беспокоится за меня. Уверен, она еще не спит.
Герцог отошел в сторону от лестницы, наблюдая, как Бартоломью поднимается, перепрыгивая через две ступеньки.
– Что произошло? тут же спросил сэр Томас. Он не тронул ее, Пол? Не изнасиловал ее?
– Как сообщила мне ее сестра, Сьюзен недвусмысленно показала Портерхаусу на дверь, и, когда мы приехали, он дремал здесь у камина.
Сэр Томас с облегчением вздохнул.
– Ты хорошо поработал над Портерхаусом. Но мог бы оставить хоть немного и для нас с Мидлтоном, Пол. Это с твоей стороны было очень нечестно. Кстати, драгоценности у Сэма. Он охраняет их как зеницу ока.
Герцог потер подбородок.
– Мне нужно собраться с мыслями иг подготовиться. Мисс Мидлтон может узнать от брата, кто я на самом деле.
– Так она все еще не знает? Ты что, с ума сошел, Пол?
– Без сомнения, ответил его друг. Прости меня, Том, но я сейчас должен, как последний трус, удалиться в свою комнату. Надеюсь, успею это сделать вовремя. Лучше разобраться во всем с утра. До встречи, если я, конечно, доживу до нее.
И герцог Митфорд побежал вверх по лестнице, оставив улыбающегося сэра Томаса и многострадального хозяина гостиницы.

Глава 16

Герцог Митфорд дремал, может, полчаса, а может, и час, когда поблизости раздался какой то страиный звук. Мыши? Нет, слишком громко. Крысы? Герцог проснулся.
– Пол, прозвучал из за двери шепот, и звук возобновился.
О Боже! Значит, до утра это все таки не отложить. С таким же успехом можно было остаться и в баре, покончив со всем раз и навсегда, прежде чем попытаться заснуть хоть на пару часов, оставшихся от этой ночи.
Комнату заливали потоки лунного света. Митфорд подошел к двери и, лишь открыв ее, осознал, что стоит босиком и без рубашки. Отличная мишень для гнева.
– Пол! воскликнула Джозефина. Я подумала, что это твоя комната. В каком неловком положении я оказалась бы, если бы это было не так.
"Что? Без кочерги? Без пистолета? Без кувшина или таза?" Она была тоже босиком, только накинула шаль поверх ночной сорочки. Волосы Джозефины рассыпались по спине. Герцог Митфорд тихо закрыл дверь и прислонился к ней.
– Пол! Джозефина посмотрела на герцога.
– Вы должны немедленно уехать отсюда, не дожидаясь утра. Они убьют вас.
– Они?
– Здесь Барт. Он тоже преследовал Портерхауса и Сьюзи. Он нагнал этого негодяя после того, как тот убрался отсюда. И тоже поколотил мерзавца, хотя не получил от этого никакого удовольствия, потому что, по его словам, мистер Портерхаус был не в состоянии дать ему сдачи. А теперь Барт здесь. Он устроил мне хорошую трепку. Джозефина засмеялась. Только говорил все шепотом, чтобы в соседней комнате никто ничего не услышал. Герцог отступил от двери.
– Я сказала ему, что вы уехали, продолжала Джозефина. Поскольку мы нашли Сьюзи, вы, наказав мистера Портерхауса, решили продолжить свое путешествие. Барт считает, что вас здесь нет. И вы должны уехать отсюда, иначе утром он убьет вас.
– А а, протянул герцог. Кто еще собирается меня убить?
Джозефина прикрыла руками рот.
– Здесь герцог Митфорд.
– Здесь, в гостинице? Герцог поднял брови. Да, Барт встретился с ним в баре, когда прибыл сюда. И чуть не проговорился, что я здесь. Ведь я должна сейчас ухаживать за больной тетушкой. Мне придется прятаться наверху, пока этот ужасный человек не уедет отсюда. Не знаю, преследует ли он меня или это просто совпадение, что Митфорд появляется везде, куда бы я ни отправилась? Герцог Митфорд стиснул за спиной руки.
– Мисс Мидлтон, начал он.
Джозефина подошла к нему, торопливо провела по его голой груди руками и тут же отдернула их.
– Вы должны уехать, сэр. Клянусь, они убьют вас, если завтра обнаружат здесь, а мне не хотелось бы этого больше всего на свете.
– Возможно, так будет лучше, рассеянно отозвался герцог. Возможно, для этого будет более подходящее место и время. Вы теперь в безопасности. Брат позаботится о вас.
– Мои драгоценности они тоже забрали, и вам теперь незачем отправляться за ними. Как глупо, что, волнуясь за Сьюзи, мы совсем забыли о них.
– Значит, сестра намного важнее для вас, чем драгоценности?
– Еще бы! Но вы должны уехать. Если Сьюзи или Барт проснутся, опасности вам не избежать. Прошу вас, уезжайте.
– Пожалуй, я так и сделаю.
Но как он мог одеться и уйти, если Джозефина гладила его по голой груди, а ее огромные глаза смотрели на него с невыносимой тоской?
– Спасибо, прошептала Джозефина. Вы очень добры. Вы так много для меня сделали. Простите, что я отняла у вас столько времени и была для вас такой обузой. Я сама ни о чем не сожалею, хотя знаю, что следовало бы. Я не сожалею, что встретила вас.
Герцог взял руки Джозефины в свои.
– Я тоже ни о чем не сожалею. Хотя, полагаю, мы оба со временем почувствуем это.
– Нет, возразила Джозефина. Я всегда буду помнить вас, Пол. Всегда.
– Мы увидимся с вами. Герцог Митфорд поднес ее руку к губам и нежно поцеловал. Но к тому времени вы и знать меня не захотите.
– Пол!
Прильнула ли она к нему, или это он привлек ее к себе? Ее руки обвили его шею, а его руки крепко обняли ее шаль, должно быть, упала на пол.
Губы Джозефины приглашающе приоткрылись. Он ощущал прикосновение ее упругих грудей. Их разделяла лишь тонкая ткань ночной сорочки.
– Пол!
Он прильнул губами к ее шее, нерешительно теребя верхнюю пуговицу сорочки. Затем, подхватив на руки, отнес Джозефину на кровать.
Убрав с ее лица волосы, Митфорд страстно приник к губам девушки.
– Джозефина!
Герцог ласкал сквозь сорочку ее грудь. Джозефина застонала.
– Пол! О Пол!
Руки Джозефины скользнули по его спине. И еще ниже.
Теплые и дразнящие. Митфорд расстегнул верхнюю пуговицу ее сорочки, и его рука, проникнув под тонкую ткань, нежно погладила хрупкие плечи. Он так жаждал ее! Он горел желанием! И тут герцог вспомнил, кто она. И кто он. О Боже!
– Пол!
– Джозефина потянулась вслед за Митфордом, когда он откатился на другой край кровати.
– Боже мой! Голос герцога дрожал. Боже мой, что мы делаем?
Джозефина растерянно села на кровати.
– Вы должны уехать, а я вас задерживаю. Уезжсайте. Скорее же.
Герцог Митфорд поднялся с постели и протянул ей руку. Да, я сейчас уеду. А вы возвращайтесь к себе в комнату, пока вас не хватились. Берегите себя в дороге. Вернее, позвольте брату позаботиться о вас. Вы обещаете мне это?
– Конечно. Джозефина смотрела на него невидящим взглядом.
– Почему бы не позволить Барту заботиться обо мне, даже если я в этом совсем не нуждаюсь. Герцог вздохнул:
– До свидания, мадемуазель. Джозефина вложила в его руку свою ладонь и, потупив взор, промолвила:
– До свидания, Пол. Знаете, я не сожалею даже об этом. Она кивнула в сторону кровати. Ну, разве я не бесстыдная развратная девчонка?
– Джозефина улыбнулась ему и снова опустила глаза.
– До свидания.
Джозефина стояла у двери, пока герцог, открыв ее, окинул взглядом коридор. Затем, проскользнув мимо него, она исчезла в темноте.
Герцог Митфорд еще некоторое время смотрел ей вслед, потом, тяжело вздохнув, закрыл дверь. О Боже, что будет, когда они встретятся в следующий раз!
Неужели эта девушка ничего не знает? Неужели не понимает, что, кем бы он ни был. Полом Вильерсом или герцогом Митфордом, долг чести обязывает его просить ее руки?
Неужели Джозефина полагает, что он может вот так исчезнуть из ее жизни, сохранив при этом уважение к себе и право называться джентльменом?
С кем он больше боялся встречи? С Джозефиной или с ее отцом?
И как он вообще может думать о свадьбе с ней? Его жизнь уже никогда не будет прежней.
Герцог Митфорд на мгновение застыл и устремил взгляд в темноту. А хочет ли он, чтобы его жизнь стала прежней?


***

Граф Ратленд и виконт Чимли ехали по дороге на север. Они вглядывались в едва заметный след, если вообще стоило принимать во внимание противоречивые сведения, полученные ими в "Якоре и короне". Да, действительно, эти барышни останавливались здесь, заверяли их слуги, выслушав, как выглядят Джозефина и Сюзанна. И джентльмен. Хотя они все путешествовали отдельно. На сине желтом экипаже один из слуг даже пробовал заверить их, что на сине зеленом и в открытой коляске. Одну из барышень сильно укачало в экипаже. И еще драгоценности.
Кто то, желая помочь, совершенно невпопад добавил, что одного джентльмена стошнило прямо в конюшне.
А Сэм, нанявшись кучером, уехал с одним из экипажей, не спросив на то разрешения. Хозяин гостинцы гневно добавил, что Сэм глубоко ошибается, если думает, будто его здесь будут ждать с распростертыми объятиями.
Граф и виконт не стали забивать себе голову мыслями о Сэме, поскольку к их поискам он не имел никакого отношения. Сине желтый экипаж, надо полагать, принадлежал мистеру Портерхаусу, а барышня, которой стало плохо, Сьюзен, Но открытая коляска? При чем здесь она? А драгоценности?
Оба джентльмена полагали, что едва ли слуги в гостинице могут что либо отчетливо вспомнить из событий недельной давности. Неделя! Как же поразительно бежит время, когда в гневе, панике и недоумении охотишься я за химерами. Целый день лорд Чимли провел в доме у своей сестры. Выкуривая одну сигару за другой и без дела слоняясь из угла в угол, он ждал приезда Джо. Виконт опасался пуститься в обратный путь, боясь разминуться с ней в дороге. А дома провел такой же день лорд Ратленд, не зная, когда же наконец его сын, внук и две внучки вернутся и что сказать герцогу, если тот приедет.
Граф испытал огромное облегчение, поскольку герцог так и не приехал.
Прибыв на следующий день домой, лорд Чимли обнаружил, что не только Джо, но и Барт со Сьюзис сбежали одному Богу известно куда.
Августа сообщила им, что Джо не хотела выходить замуж за герцога. От одной только мысли об этом ее бросало в дрожь.
Вот почему, поняли оба джентльмена, Джозефина и решила бежать к тетушке. Но нет, если девушка действительно так боялась этого замужества хотя почему ее так пугал брак с герцогом, имеющим сорокатысячный годовой доход? она наверняка отправилась бы дальше, чем в имение Уинни, Эта глупая девчонка, наверное, сбежала к бабушке в Лондон.
Да, так оно и есть. Осознав это, Барт и Сьюзи, очевидно, отправились за ней в погоню. Вот почему они оставили такую пространную записку, где сообщалось, что они уехали за Джо и вернутся с ней вместе домой. Но почему они не написали правду?
Виконт умчался в Лондон, но прибыл через четыре дня с неутешительными новостями ни бабушка, ни тетушка не видели ни Барта, ни Джо, ни Сьюзи уже почти два года.
Пенелопа же сообщила, что мистер Портерхаус уехал в тот же день, что и Джо.
И тут наконец им открылась правда или по крайней мере неясное ее очертание Джо предпочла сбежать с Портерхаусом, только бы не выходить замуж за герцога, а Барт и Сьюзи кинулись за ней в погоню.
На этот раз граф решил отправиться вместе с сыном. Опросив слуг в "Якоре и короне", виконт понял, что если его дочь и провела там с Портерхаусом ночь, то именно ту, в которую и он останавливался в этой гостинице по пути к Уинни.
Итак, они ехали на север, неустанно высматривая два уже знакомых им по описаниям экипажа, возвращающихся из Гретна Грин.
Оба джентльмена завтракали в придорожной гостинице.
– Джо, Джо! произнес со вздохом граф.
– Но почему она не объяснила нам все? А вместо этого выскочила замуж за первого встречного?
– Портерхаус казался вполне порядочным молодым человеком, отозвался виконт.
– Но вряд ли можно назвать порядочным то, что он сбежал со взбалмошной молодой особой. Как по твоему, Барт и Сьюзи догнали ее?
– Прошло уже семь дней, рассуяждал граф. Даже если они догнали Джо до Гретны, ее репутация все равно будет запятнана. Но что плохого в Митфорде? Она ведь даже не видела его!
– Возможно, в этом то и проблема. Молодой человек за соседним столом, который прихлебывал кофе, отбросил в сторону салфетгку и, поднявшись, подошел к ним.
– Простите, что прерываю вас, но я Митфорд.
"Если бы я сейчас не был в таком нервном состоянии, подумал герцог, то, должно быть, меняя весьма позабавила бы эта ситуация". Джентльмены изумлённо уставились на него. Рука старшего застыла с вилкой на полпути ко рту. Затем оба вскочили из за стола, и герцогу пришлось смотреть на них снизу вверх. Митфорд? выдохнул граф Рагленд. Герцог отвесил поклон:
– Имею честь говорить с графом Ратлендом и виконтом Чимли?
Что побудило его встать и подойти к ним вместо того, чтобы, подняв воротник, выскользнуть из столовой, прыгнуть в экипаж и гнать отсюда во весь дух?
Джентльмены тщетно попытались убедить герцога, что путешествуют, желая поправить здоровье.
– Позвольте сообщить вам, что ваша дочь цела и невредима. Скоро она будет здесь. Вернее, обе ваши дочери и сын. Джентльмены опустились на свои стулья.
– Вы видели их? спросил виконт. Герцог поклонился. Теперь его ждала самая опасная часть разговора. Ведь, сделав признание и рискуя показаться им злодеем из злодеев, он, несомненно, скомпрометирует Джозефину.
А эта барышня, столь искусная лгунья, вероятно, получающая огромное удовольствие от интриг, может сочинить для родственников любую историю. О брате и второй сестре герцог ничего не знал. Не исключено, что они обыкновенные люди, но, возможно, слеплены из того же теста, что и Джозефина. Исходя из того, что герцог услышал вчера о Сьюзен Мидлтон, последнее вероятнее.
– Я встречался с ними в имении лорда Парли в Дирвью Парке, объяснил герцог Митфорд, несколько дней назад. Все трое преследовали какого то мистера Портерхауса, который, как я понял, украл драгоценности мисс Мидлтон.
– В Дирвью Парке? Драгоценности? Граф нахмурился.
– Джо была с Бартоломью и Сьюзен, обрадовался виконт, а не с Портерхаусом?
– Нет. Герцог потянулся за моноклем. Полагаю, это было бы в высшей степени неприлично.
– И они возвращаются домой? Граф пристально посмотрел на Митфорда.
И тут герцог понял, почему так глупо лгать. Что он вообще делал в Дирвью Парке, когда должен был направиться в Ратленд Парк, дабы сделать предложение мисс Джозефине Мидлтон?
– На самом деле, поспешил продолжить Митфорд, я услышал о пропавших драгоценностях и погоне, когда остановился в "Якоре и короне" по пути в Ратленд Парк. Он снова поклонился джентльменам.
– В надежде хоть чем то помочь я присоединился к погоне. Мисс Мидлтон получила назад свои драгоценности, и, уверяю вас, ничего плохого с ней не приключилось.
О Боже, в каком он окажется положении, если Джозефине вдруг взбредет в голову рассказать всю правду, и его ложь станет известна этим двум растерянным и сбитым с толку джентльменам, которые не отрываясь смотрели на него, тогда как на тарелках стыл их завтрак.
А что будет, когда он снова встретится с самой Джозефиной, и подумать страшно.
– Здесь очень много народу, продолжал герцог Митфорд. Уверен, вы хотели бы побыстрее отправиться в путь, чтобы убедиться в правдивюсти моих слов.
– Он обратился к виконту:
– Если позволите, я приеду в Ратленд Парк на будущей неделе, чтобы поговорить о вашей дочери, и в случае вашего согласия с делаю ей предложение.
Через десять минут герцог Митфорд уже снова сидел, допивая остывший кофе. Обмеявшись с ним рукопожатиями, джентльмены удалились. Они неустанно повторяли, будто наверняка есть объяснение тому, что Джо с братом и сестрой колесят по всему графству. Джо всегда отличалась спокойствие и благоразумием.
Митфорд распрощался с ними, подробно описав экипаж Берджесса, в котором путешествовали Мидлтоны. "Спокойная Джозефина?" " Благоразумная Джозефина? "
Официант озабоченно посмотрел на джентльмена, который громко прыснул от смеха, хотя никого, кроме него, в столовой уже не было.
Герцог Митфорд смеялся недолго, ибо задумался о том, что ждет его впереди. Все таки в приключениях нет ничего хорошего.
В это утро характеристика дедушки как нельзя более подходила Джозефине. Она сидела в экипаже рядом со Сьюзен, держась за ремень, и не проявляла никакого интереса к разговору.
Время от времени Бартоломью с беспокойством поглядывал на сестру, но так и не сменил гнев на милость. Каждое слово, сказанное им утром Джо, было правдой. Барт испытывал удовлетворение. Он никогда раньше не поверил бы, что способен метать громы и молнии, целых двадцать минут обвиняя сестру и делая паузы лишь для того, чтобы перевести дыхание.
Все это время Джозефина смотрела на него, вздернув подбородок и, как ни странно, молча. Сьюзи расплакалась, едва он завел разговор.
Сьюзен печально наблюдала за Джо, страстно желая взять ее за руку и сказать, что все будет хорошо. Но если она это сделает, Барт снова начнет злиться. К тому же с ними ехал чужой человек, в присутствии которого ее сердце билось чаще. Этот человек доказал своими поступками, что он настоящий джентльмен добрый и благородный. Однако все таки он чужой.
Джозефина никого из них не замечала. "Я никогда больше не увижу его!" только эта мысль и имела для нее значение в то утро. Он так быстро уехал, оставив в ее душе пустоту.
Она сидела тихо, вспоминая жаркие объятия прошлой ночи. Джозефина знала, что никогда не увидит мистера Вильерса и уж тем более не обнимет.
"Как жаль, что к нам так быстро вернулся рассудок, с горечью подумала Джозефина. Как досадно, что мы не занялись любовью, и я могу вспомнить очень немногое. Мне не было бы стыдно, и я не почувствовала бы себя виноватой".
– Поразительно, что и герцог Митфорд, и Вильерс словно испарились этим утром, хмурясь, заметил Бартоломью.
– О да, отозвался сэр Томас.
– Я хотел бы перекинуться парой слов с этим Вилерсом, мрачно сказал Бартоломью.
– Он очень хорошо поступил, отправившись так скоро в погоню за мисс Сьюзен. Бартоломью промолчал.
– Папа! вдруг закричала Сьюзен, высунув голову в окно. Это папин экипаж!
Бартоломью посмотрел в окно и тут же постучал Сэму, чтобы тот остановился.
Джозефина с трудом сглотнула и на мгновение закрыла глаза.
– Давайте, маленькая леди. Распахнув дверцу экипажа, Сэм протянул руки, чтобы помочь Сьюзен спуститься. Каково же было его удивление, когда другой экипаж, только что промчавшийся в противоположном направлении, развернулся и подъехал к ним. А затем все выскочили из обоих экипажей и разом заговорили, пытаясь перекричать друг друга. Сэм почесал лысую голову.
Итак, обнимаясь, смеясь, бранясь и сердясь, они рассказали историю, придуманную ими этим утром. При этом все стояли на обочине Большой северной дороги, не защищенные от любопытных глаз.
Мистер Портерхаус любезно согласился сопроводить Джо к тетушке Уинифред, но, бросив ее по пути, скрылся и прихватил с собой драгоценности. Джо провела ночь в "Якоре и короне", где ее и нашли утром брат и сестра. Они втроем бросились в погоню за мистером Портерхаусом, несколько дней назад нагнали его в Дирвью Парке, затем снова последовали за ним по Северной дороге и прошлой ночью вернули драгоценности.
– Сэр Томас Берджесс гостил в Дирвью Парке и любезно согласился помочь нам. Бартоломью указал на человека, спокойно сидевшего в экипаже, и представил его.
– Все хорошо, что хорошо кончается, заключила Сьюзен, сияя. Джозефина и Бартоломью улыбались. А герцог Митфорд?
– Граф нахмурился.
– Он тоже был в Дирвью Парке, отозвался сэр Томас, выходя из экипажа.
– Митфорд мой друг. Полагаю, он решил удостовериться, что с мисс Мидлтон все в порядке, и уехал раньше нас.
– Да, сказали все трое в один голос. Сэм сидел на краю дороги, покусывая травинку. Джентльмены решили снова разделиться на две группы и пуститься в путь на юг.
Джозефину посадили в экипаж к отцу, от которого она выслушала еще более длинную и выразительную нотацию, чем от Барта.
Это казалось очень несправедливым, поскольку Барт знал гораздо больше, чем папа.
Но хуже всего было известие о том, что герцог Митфорд, встретившись с папой и дедушкой, объявил о своем намерении нанести визит на следующей неделе.
"Пол! О Пол!" Джозефине хотелось плакать, но она никогда не плакала.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art