Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мэри Бэлоу - Счастливый сюрприз : Часть V

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Мэри Бэлоу - Счастливый сюрприз:Часть V

 Глава 9

Снимая свою спутницу с сиденья экипажа, герцог Митфорд заметил, как мистер Хеннесси и его слуга показались в дверях парадного подъезда Хоторн Хауса наверное, кто то предупредил хозяев об их приезде.
"Раз уж нужно играть этот фарс до конца, подумал герцог в отчаянии, граничащем с бурным весельем, лучше исполнить роль хорошо". Митфорд нежно улыбнулся Джозефине и, прижимая к себе, спустил на землю. Склонив голову, он запечатлел на ее устах поцелуй. Ничего выходящего за рамки приличия лишь то, что сделал бы любой любящий муж на третий день после свадьбы, считая, что его никто не видит.
Только, конечно же, если этот любящий муж не герцог Митфорд. Он, с его образцовыми манерами, находясь за пределами своего дома, лишь дотронулся бы до кончиков пальцев невесты. Герцог Митфорд не стал бы спускать на землю барышню, нежно прижимая ее к себе, а уж тем более целовать в губы. Никогда! Ему бы и в голову такое не пришло.
Но где же герцог Митфорд? Вероятно, Пол Вильерс потерял его в гостинице в тот момент, когда пытался выяснить, насколько можно загнуть большие пальцы ног.
"Но что я знаю о тех, кто женился три дня назад?" промелькнуло в голове Митфорда, когда мисс Мидлтон залилась очаровательным румянцем. Похоже, он становился таким же хорошим актером, как и она, покрасневшая в нужный момент. Веселую же жизнь устроит ему эта девушка, когда они действительно поженятся.
Герцог Митфорд улыбнулся, коснувшись носом ее носа, и смущенно повернулся к сияющим хозяевам Хоторн Хауса. Те уже спустились на посыпанный гравием каретный двор.
– Ах! сказал герцог, протягивая руку. Великодушно прошу простить меня. Не думал, что на нас смотрят. Как страшно узнать в двадцать восемь лет, что лгать так легко! Митфорд не помнил ни одного случая, когда бы сказал не правду, до этих злополучных двух дней. И когда только они с мисс Мидлтон успели взяться за руки?
Мистер Хеннесси рассмеялся и сердечно пожал Митфорду руку.
– Жаль, что нам не удалось дольше понаблюдать за вами.
– Ну что? осведомилась миссис Хеннесси, заключая Джозефину в объятия. Так и не нашли экипаж с багажом? Только не говорите, что так и не нагнали своих слуг.
– Пол думает, что отправил их по ошибке в Лондон. Не так ли, Пол?
"Неужели? И как объяснить это невероятное происшествие?" Герцог Митфорд с интересом взглянул на Джозефину, но она лишь приподняла брови и чуть приоткрыла рот. Она явно ждала, что все объяснит он.
– Ну вот, со смехом воскликнул герцог, теперь я окончательно пал в глазах миссис Хеннесси! Видите ли, мадам, у моей жены живет в Лондоне бабушка, да и еще другие родственники, поэтому сначала мы планировали поехать после свадьбы туда. Но в последний момент я передумал. Мне ужасно не хотелось быть на людях с молодой женой во время свадебного путешествия. И я решил увезти ее в Шотландию, но забыл предупредить об этом слуг. Боюсь, мой рассудок совсем помутился от любви.
И если Хеннесси убедила такая явная чепуха, возможно, они проглотили бы вообще что угодно.
Господи, и как он позволил себе во все это ввязаться? Что с ним случилось такое? Герцог остановился в гостинице. Необычно было только то, что он путешествовал инкогнито и без обычного сопровождения. Пол вел себя безупречно, почти образцово. Даже ушел из бара, когда там стало слишком шумно. И все же он мечтал о маленьком приключении. Очень маленьком.
И вот теперь, три дня спустя, он улыбается, как дурак, очаровательному безумному созданию и несет всякую чушь благородным супругам. Пол мог бы сейчас уже вернуться в Лондон и искать невесту себе под стать.
– Пол, обратилась к нему мисс Мидлтон, понизив голос и словно думая, что ее никто не услышит. Хоть я и осталась без горничной и багажа, мне все же очень приятно, что ты не отвез меня к бабушке. Миссис Хеннесси скрестила руки на груди:
– И мне тоже. Как чудесно, что под крышей Хоторн Хауса остановятся эти влюбленные пташки, не правда ли, Харви?
– Мы воспользуемся вашим гостеприимством лишь на пару дней, поспешно объяснил герцог Митфорд.
– Я просто вспомнил, что в четырех милях от вас живет один мой знакомый Парли. Вы, конечно же, знаете его, сэр. Я должен нанести ему визит вежливости. Мы также подумали, что для Джозефины это будет прекрасная возможность найти себе спутниц для покупки новых платьев. Надеюсь, вы составите ей завтра компанию, пока я буду у Парли.
Герцог с улыбкой поклонился миссис Хеннесси, тем самым избежав укоризненного взгляда Джозефины.
Мисс Мидлтон не успела возразить, поскольку в этот момент из дома выбежала Каролина Хеннесси. Джозефина вскрикнула от радости. Миссис Хеннесси о чем то заговорила, а мистер Хеннесси громко засмеялся.
К своему удивлению, герцог Митфорд поддался всеобщему веселью и уже не понимал, какая жизнь была сном прежняя, скучная чинная, жизнь или теперешняя, безумная.


***

– Постарайтесь смотреть на горизонт, посоветовал Сэм, когда ему приказали остановиться в первый раз. Тогда движение и покачивание экипажа вы перенесете гораздо легче.
Сэм относился к Сьюзен с большим пониманием, чем Барт. Она изо всех сил пыталась не причинять никому неудобства. Сьюзен, конечно же, и без напоминаний Барта знала, что каждая минута на счету, если они хотят догнать Джо до того, как ее репутация будет окончательно погублена.
Но ничего поделать со своим желудком Сьюзен не могла. Она чуть не умерла со стыда, когда красивый джентльмен с золотисто каштановыми волосами, показавший им дорогу к Джо, озабоченно посмотрел на неё и спросил, не может ли чем нибудь помочь. Сьюзен была не в состоянии ответить и лишь с благодарностью оперлась о его руку, когда он спрыгнул на землю. Ей пришлось поспешно отвернуться от него. Боже, какое унижение!
И вот ее снова затошнило.
– Барт, позвала Сьюзен слабым голосом, обратив на брата огромные умоляющие глаза и поспешно прикрыв рот рукой.
– Черт возьми, Сьюзи! Бартоломью высунул из окна голову и окликнул Сэма.
Гигант немедленно остановил экипаж, и поток свежего воздуха ворвался через открытую им дверь.
– Выходите, барышня, мягко сказал он. И не успел сэр Томас опомниться, как огромные руки Сэма уже спускали Сьюзен на землю.
Девушка жадно хватала ртом воздух, прикладывая руки к холодным влажным щекам.
– Если это хоть как то утешит вас, мадемуазель, ласково обратился к Сьюзен сэр Томас, до Дирвью Парка осталась всего одна миля.
Сьюзен с благодарностью посмотрела на Берджесса.
– Я, наверное, выгляжу весьма глупо. Мне очень хочется увидеть сестру. Надеюсь, мои мучения не напрасны. Большое вам спасибо за помощь, сэр.
Смутившись, сэр Томас отвесил ей поклон. И тут Сьюзен вспомнила, что некоторые мужчины не любят изъявлений благодарности.
– Полагаю, вы не будете разочарованы, но, возможно, я не совсем правильно понял их или они передумали.
– Вильерс, произнес Бартоломью, спрыгивая к ним. Кто этот чертов Вильерс, как вы думаете?
Сэр Томас промолчал.
– Мне стало легче. Можем ехать дальше. Сьюзен посмотрела на Сэма, который возился с лошадьми.
– Позвольте мне, мадемуазель. Сэр Томас обхватил девушку за талию и посадил в экипаж.
Оставшуюся милю Сьюзен уже не думала о своем недомогании, стараясь лишь не покраснеть и не выдать своего волнения. Барт обязательно поднял бы ее на смех.
Приехав в Дирвью Парк, она и вовсе позабыла о своем недомогании и смущении. Боже, как Сьюзен хотела увидеть Джо! Не важно, что она натворила, и кто этот мистер Вильерс, и почему сестра путешествовала с ним как его жена. Все снова встанет на свои места, как только она увидит Джо и они снова будут вместе.
Но лорд Парли, хотя и был добр, мил и очень рад видеть их всех, ничего утешительного не сообщил. Он не видел ни мистера Вильерса, ни Джо.
– Крайне сожалею. Сэр Томас в замешательстве взглянул на Барта, затем поднес к губам Сьюзен руку. Боюсь, я напрасно заставил вас проехать лишние семь миль.
– Это не ваша вина, сэр. Сьюзен догадывалась, что он сейчас чувствует. Ему незачем так переживать, ведь он пытался помочь.
– Будь все проклято! Бартоломью нервно мерил шагами комнату. Они, наверное, все таки направились на север. Мне следовало догадаться.
– Вильерс, промолвил лорд Парли, потирая подбородок. Вильерс. Где то я слышал это имя. Едва ли я приглашал этого джентльмена, иначе запомнил бы его. Вы слышали, как они говорили, что направляются сюда, Берджесс?
– Наверное, они передумали. Искренне прошу простить меня.
Сьюзен улыбнулась, хотя была разочарована до глубины души. Неужели они так и не найдут Джо? И что это за ужасный человек с ней?
– Но хозяин гостиницы "Лебедь" сообщил то же самое. Бартоломью нахмурился. Он подтвердил, что мистер Вильерс направился сюда.
Сьюзен заметила, что у сэра Томаса удивленно поднялись брови. Она обрадовалась значит, не его одного обманули.
– Ну, радушно предложил лорд Парли, поживите у меня несколько дней. Я всегда рад гостям. Сейчас у нас собралось очень хорошее общество. Уверяю вас.
Сьюзен посмотрела на брата. Как хорошо было бы провести несколько дней в благоустроенном доме и, вставая утром, не спешить в дорогу.
– Мы должны ехать, Барт. Сьюзен едва сдержала слезы. Мы должны найти бедняжку Джо.
– Здесь леди Хеджтон, продолжал лорд Парли, сэр Кроли Фабиан и мисс Фабиан необычайной красоты барышня, мистер Сеймур, леди Дороти Браф, мистер Портерхаус, миссис Хоуп с двумя дочерьми.
– Портерхаус? переспросил Бартоломью, и Сьюзен похолодела.
– Красивый дьявол. Вы знаете его? Сьюзен встретилась взглядом с братом.
– Он здесь?
– Был здесь, уточнил лорд Парли. Сегодня он уехал с визитом к тетушке. Обещал вернуться завтра. Мадемуазель, позвольте просить вас и вашего брата оказать мне честь и провести здесь несколько дней.
Сьюзен улыбнулась, хотя была разочарована до глубины души. Неужели они так и не найдут Джо? И что это за ужасный человек с ней?
– Да, поспешно ответила Сьюзен, взглянув на брата. Останемся, Барт?
– Вероятно, нам придется это сделать, согласился Бартоломью.
"Но где же Джо? Неужели с ней случилось что то ужасное? О Боже, где же Джо?"
Сьюзен увидела, как серьезно смотрит на нее Томас Берджесс, и сердечно улыбнулась.
– Отлично! радостно воскликнул лорд Парли.


***

– Мне следовало, говорил тем же вечером герцог Митфорд, запуская руки в карманы позаимствованного халата, притвориться больным и попросить отдельную комнату. Ведь я так влюблен в вас, что не захотел бы заразить обожаемую жену.
– Но вам бы пришлось чихать, беспрерывно сморкаться, говорить в нос. И глаза у вас должны быть влажными, а нос красным, возразила Джозефина. Герцог заметил, что она почти не ходила по спальне, потому что ночная сорочка была по крайней мере на три инча длиннее ее самой. К тому же мы поженились всего три дня назад. Я обещала любить вас в болезни и здравии и поэтому пожелала бы ухаживать за вами, не так ли?
– Я говорю, что мне следовало сделать, раздраженно отозвался Митфорд. Он стоял у окна, устремив взгляд в темноту. Но глаза его следили за отражением маленькой фигурки в длинной сорочке. Волосы Джозефины служанка уложила после ванны. Митфорду они больше нравились распущенными, в своем естественном состоянии. Но сейчас Джозефина выглядела очень привлекательной и аккуратной. Огромные глаза ее казались еще больше. Она походила на маленького эльфа.
– Вы поступили очень коварно, договорившись о том, чтобы я пошла завтра за покупками, когда вы поедете за мистером Портерхаусом, начала Джозефина. Герцог видел, что она стоит посреди комнаты, возле кровати. Вы же знаете, как я хочу отправиться с вами.
– А вы знаете, как я не хочу этого.
– Но вы ведь мне не отец и не брат.
– Нет, но я стал вашим мужем на несколько дней, не так ли?
– Как глупо! И на какие деньги я буду делать покупки? У меня в кошельке нет ни одного пенса.
– Я выпишу вам чек.
– Но мне не нужны новые платья. Джозефина приподняла подол сорочки и сделала шаг к кровати. И папа уже дал мне деньги на булавки вперед на следующий месяц. И Сьюзи отдала мне свои, сказав, что они ей не нужны. Но я, конечно же, верну ей их. Мне понадобится год или даже больше, чтобы расплатиться с вами, сэр.
– Если вы собираетесь и дальше притворяться моей женой, вам придется притворяться во всем. Я оплачу ваши счета. Будет очень странным, если я не сделаю этого.
– Легко говорить о притворстве, но деньги вполне реальная вещь. Может, у вас их не так уж много. И к тому времени, когда мы найдем мои драгоценности и вы доставите меня домой, ваш карман совсем опустеет. Джозефина села на край кровати с несчастным выражением лица.
– Мой карман не опустеет, заверил девушку герцог, поворачиваясь к ней. И вам необходимы новые платья. Не хочу, чтобы люди говорили, что я не одеваю свою жену.
– О Господи, как же вы добры! Но оставим эти несчастные покупки. Мне, право, очень не хочется, чтобы вы встретились с мистером Портерхаусом наедине. А вдруг вы пострадаете? Я никогда не прощу себе этого. А если он убьет вас?
Улыбнувшись, герцог Митфорд приблизился к Джозефине.
– Тогда я умру за правое дело, и вы будете скорбеть по мне и рассказывать детям о храбром джентльмене, который отдал свою жизнь, спасая ваши драгоценности.
– О! Вскочив, Джозефина наступила на подол сорочки и упала в объятия герцога. Я не хочу, чтобы вы умирали. И прошу у вас прощения.
– Не хотите? И просите прощения? Ночная сорочка надежно скрывала прелести Джозефины, но только от глаз. Однако герцог, всем телом ощущая их прикосновение, едва сдерживал желание.
Он глупо улыбался, не зная, что сделать и что сказать. Может, попросить Джозефину отойти или самому отстранить ее? Но и то и другое казалось грубым.
– Я не хочу, чтобы вы пострадали. Джозефина невольно обняла его за плечи. Во всяком случае, из за меня. И тем более из за моих драгоценностей. В конце концов, это просто старые камешки. Забудем о них. Научимся жить без них. Только берегите себя.
– Постараюсь. Руки герцога Митфорда лежали на талии Джозефины, чуть касаясь груди. Его бросило в жар и охватило непреодолимое желание наклонить голову и поцеловать ее в шею.
– Я способен постоять за себя, мадемуазель, уверяю вас.
Митфорд провел по ее спине, затем ниже, прижимая к себе все сильнее.
– Обещаете? Пальчики Джозефины приятно теребили ему волосы. Она обхватила его голову и посмотрела прямо в глаза. В ее огромных глазах Митфорд увидел тоску и тревогу.
– Обещайте, что будете беречь себя. Обещайте забыть о моих драгоценностях и о мистере Портерхаусе,
Пол забыл, что он герцог Митфорд. Забыл о своем образцовом воспитании, о годах учения и дисциплины, благодаря которым твердо усвоил правила приличия и обрел чувство ответственности. Пол забыл, что его опыт общения с женщинами сводился всего к одному роману, да и то с вдовой. Что уж там говорить о незамужних барышнях!
Митфорд забыл, что еще неделю назад сама мысль о том, что он окажется в спальне наедине с такой молодой барышней, повергла бы его в состояние шока. Пол и представить себе тогда не мог, что будет вот так стоять, прижимая к себе нежное, теплое женское тело, а его и Джозефину будут разделять лишь тонкая ткань ночной сорочки да его халат.
Герцог Митфорд забыл обо всем, кроме доселе спавшего желания обладать податливым, благоуханным женским телом. Он наклонил голову и поцеловал Джозефину.
Герцогу понравился вкус ее губ. Слегка коснувшись их, он испытал неодолимую потребность близости и осторожно раздвинул ей губы языком.
Язык Джозефины напомнил герцогу вкус сладкого вина, выпитого им за ужином. Держа в руках это хрупкое создание, Митфорд ощутил себя огромным, сильным мужчиной, способным защитить такого маленького эльфа.
Митфорд все чаще мысленно обращался к широкой мягкой кровати, стоявшей за спиной Джозефины.
Жар ее тела, то, как она прильнула к нему и ответила на его поцелуй, убеждали герцога, что и девушка думает о том же. Доступная. Желанная. Его невеста. Его невеста? Боже правый!
И вдруг герцог Митфорд осознал, что сердце не единственный жизненно важный орган. Есть еще и голова. Где то в потаенных закоулках его мозга сохранились крупицы здравого смысла и остатки чувства реальности.
Господи, что с ним случилось? Неужели он, скучный и правильный, находится сейчас в спальне, наедине с незамужней барышней, которая, прижавшись к нему всем телом, ворошит его волосы и страстно отвечает на поцелуй? Да возможно ли это? Возможно,
Что же он скажет Джозефине, когда между ними снова образуется должное расстояние? Не зная, как ответить на собственный вопрос, Митфорд не разжимал объятий.
– Знаете, нам, пожалуй, не стоит этого делать, наконец произнес герцог Митфорд, поскольку в комнате нет Хеннесси и незачем никого убеждать в нашей неземной любви. Боюсь, наша ложь потихоньку входит в привычку.
– Вы правы, согласилась удивленная Джозефина. Прошу прощения, сэр. Мне стало не по себе при мысли, что вы можете пострадать по моей вине. Если бы я была не столь наивна и не поверила в доброту мистера Портерхауса только потому, что он говорил нежные слова и бросал на меня серьезные искренние взгляды, я не уехала бы с ним, и с драгоценностями ничего не случилось бы. Но с другой стороны, если бы я осталась, мне пришлось бы выслушать и, конечно, принять предложение герцога Митфорда. Ведь у меня нет особой причины для отказа, и я не посмела бы огорчить папу и дедушку. Хотя, полагаю, я огорчила их куда больше тем, что исчезла в неизвестном направлении, написав, что отправляюсь к тетушке Уинифред. Щёки Джозефины пылали, дыхание было прерывистым,
Герцог Митфорд сложил руки за спиной.
– Уже поздно. Время спать. Горько пожалев о сказанном, Митфорд продолжил:
– Я лягу на полу.
– Но зачем вам это делать? Право, не стоит. Кровать очень широкая. А если кто то и должен спать на полу, так это я. Это самое малое, что я могу для вас сделать, дабы воздать вам за вашу доброту.
Этой ночью пол оказался гораздо удобнее, чем в две предыдущие. Отчасти потому, что был покрыт ковром, отчасти же потому, что герцог начал привыкать к подобным неудобствам.
Кроме того, Митфорд предпочел бы сейчас кровать из гвоздей той, на которой спала маленькая барышня, ибо ее близость будила в нем волнующие, доселе неведомые чувства.

Глава 10

У местной портнихи Джозефину не ждали длинные ряды вешалок с красивыми модными платьями. Точнее, там вообще не было дорогой, сшитой по последней моде одежды. Джозефина купила себе два платья: одно шерстяное, на каждый день, другое, шелковое, на вечер. Но оба нужно было укоротить.
Однако простота туалетов, за которые без конца извинялась миссис Хеннесси, во многом успокоила Джозефину. Она чувствовала бы себя ужасно виноватой, отсылая счета за красивые наряды мистеру Вильерсу.
Но растраты на этом, конечно же, не закончились. Миссис Хеннесси с жадным интересом рассматривала нижнее белье и ночные сорочки, а Каролина вертела в руках ленточки, кружева и веера. Джозефина между тем печально смотрела в окно на улицу.
Он, наверное, уже у лорда Парли. Должно быть, уже встретился с мистером Портерхаусом и, взяв его за воротник пальто, требует ее драгоценности.
И возможно, в этот самый момент бьет мистера Портерхауса своими мощными кулаками.
А что, если мистер Портерхаус не сдастся так быстро, как в прошлый раз? Тогда мистер Вильерс имел значительное преимущество, потому что застал злодея врасплох, да и она немного помогла, ударив Портерхауса по голове китайским тазом. Хотя, конечно же, мистер Вильерс прекрасно справился бы и без ее помощи.
Но справится ли он так же удачно и теперь? А вдруг мистер Портерхаус даст ему сдачи? Он может сломать мистеру Вильерсу нос или убить его! Именно сейчас, в этот самый момент! Быть может, мистер Вильерс уже мертв и лежит распростертый на полу гостиной лорда Парли или на лужайке возле его дома. И все из за ее драгоценностей! А что еще хуже из за ее глупости!
Ну, отчасти он заслуживает такой участи. Ее очень рассердил его коварный поступок. Очень!
Но, несмотря на это, мистер Вильерс все таки не должен умереть. Чувство вины не покинет ее до конца жизни, если с ним хоть что то случится.
– Вот эта шелковая ночная сорочка, дорогая? обратилась с улыбкой к Джозефине миссис Хеннесси. Она такая красивая! Как ты думаешь, мистер Вильерс одобрит ее?
Каролина вспыхнула и сосредоточила все внимание на ленточках.
– О да, но уже почти зима. Не лучше ли купить фланелевую? отозвалась Джозефина,
– Ты что, боишься замерзнуть ночью, дорогая? Миссис Хеннесси и портниха обменялись понимающими взглядами.
Нет, Джозефина не боялась замерзнуть. Вчера ночью жаркое пламя вспыхнуло у нее внутри, когда она, тревожась за мистера Вильерса, почти сама заключила его в объятия. Она вынудила этого мужчину поцеловать себя. А затем, потеряв голову, вела себя так, что дедушка, узнай он об этом, читал бы ей нотации целый месяц, не делая даже пауз, чтобы перевести дыхание.
Джозефина и не представляла себе, что мужчины именно так целуют женщин, И что женщины в ответ целуют их так же. У мистера Вильерса, должно быть, большой опыт, если он знает об этих вещах. Но он, наверное, считает ее теперь ужасно легкомысленной, раз она позволила ему сделать это. И сама приоткрыла рот.
О Боже! Что же происходит? Всего неделю назад Джозефина была дома с папой, дедушкой, Бартом и сестрами, ждала, когда приедет герцог Митфорд и сделает ей предложение. Это все из за него. Ну зачем ему понадобилось жениться на ней? Неужели герцогу мало женщин, которые всегда окружают его? Как она его ненавидела! И сейчас больше, чем когда либо.
Интересно, Митфорд все еще ждет ее? Удалось ли папе объяснить ее отсутствие?
Джозефина смотрела невидящим взором в окно. Но вдруг что то привлекло ее внимание. Глаза Джозефины округлились, и она стремглав выбежала из лавки, даже не заметив миссис Хеннесси с перекинутой через руку парой шелковых чулок.
– Стой, негодяй! воскликнула Джозефина, следуя по тротуару за высоким, красивым джентльменом.
Он обернулся и удивленно уставился на девушку. Потом галантно поклонился ей.
– Мисс Мидлтон. Мистер Портерхаус одарил Джозефину своей самой очаровательной улыбкой. Какому счастливому стечению обстоятельств я обязан столь приятным сюрпризом?
– Ничего радостного я здесь не вижу, бросила Джозефина, крепко сжав кулаки. Где мои драгоценности?
Мистер Портерхаус с вежливым интересом посмотрел на мисс Мидлтон.
– Ваши драгоценности?
– Да. Где мои драгоценности, сэр?
– И в самом деле, мадемуазель, начал мистер Портерхаус извиняющимся тоном, с улыбкой глядя на ее разгневанное лицо, это что, какая то загадка? Не понимаю, откуда мне знать, где ваши драгоценности. Вы их куда то не туда положили? Посмотрев через плечо Джозефины, он сдержанно кивнул. Вы остановились где то поблизости, мисс Мидлтон?
Джозефина обернулась. Позади нее стояли миссис Хеннесси и покрасневшая Каролина. Джозефине оставалось только улыбнуться и представить всех друг другу.
– Но разве вы еще не слышали, сэр? спросила миссис Хеннесси после всех объяснений, поклонов, реверансов и жеманных улыбок. Джозефина закрыла на мгновение глаза. Это, должно быть, произошло после вашего последнего визита к Уинтропам. Наша дорогая Джо вышла замуж за мистера Вильерса, и у них сейчас свадебное путешествие.
Брови мистера Портерхауса поползли вверх. Он взял руку Джозефины и поднес ее к губам.
– Свадебное путешествие? Значит, вы вышли замуж совсем недавно, мисс Мид… Я хотел сказать, миссис Вильерс?
– Четыре дня назад, твердо ответила Джозефина, с вызовом посмотрев в глаза мистеру Портерхаусу. Она заметила, как в них вспыхнул веселый огонек.
– Четыре дня. Мистер Портерхаус накрыл ладонью ее руку. Ах, счастливый джентльмен! Знаете, миссис Хеннесси, эта молодая особа когда то отвергла мое предложение.
Миссис Хеннесси прыснула от смеха, а Каролина еще гуще покраснела.
– Буду рад снова встретиться с вами. Мистер Портерхаус наконец то отпустил руку Джозефины и еще раз поклонился дамам. Я остановился у лорда Парли. С нетерпением жду встречи со своим соперником. Хочу посмотреть, что есть у него такого, чего нет у меня.
"Он имел наглость подмигнуть мне", возмущенно подумала Джозефина, беспомощно наблюдая, как мистер Портерхаус не спеша удалялся по улице.
Одно сейчас утешало Джозефину: она могла не думать о том, что истекающий кровью мистер Вильерс умирает где то на газоне в имении Парли.
Хотя нет, было и другое утешение. Теперь Джозефина насладится моментом, когда сообщит мистеру Вильерсу этому милому джентльмену и тирану, что первая увидела мистера Портерхауса и поговорила с ним. Ей не удалось напугать его это правда. Но если бы миссис Хеннесси и Каролина не вышли из магазина, она сказала бы ему все, что о нем думает. Она заставила бы его задрожать от страха. О красивый, гнусный злодей!
– Какой милый и очаровательный молодой человек! восхищенно заметила миссис Хеннесси.
– Ты что, правда отказала ему, Джо? удивилась Каролина. Как ты могла? Я бы умерла от счастья, если бы он сделал мне предложение.


***

"У Тома Берджесса такой вид, будто он увидел привидение", подумал герцог Митфорд. В свою очередь, он тоже был несколько удивлен, застав Тома в доме Парли. Ведь два дня назад его друг сказал, что направляется домой в Лондон.
Дворецкий проводил герцога Митфорда в гостиную Дирвью Парка. Митфорд быстро окинул взглядом находящихся в ней гостей: Тома, стройную брюнетку, светловолосого молодого человека и златовласую красавицу. Добродушный, довольно полный молодой человек поднялся с кресла, подошел к герцогу и протянул ему руку. Вероятно, это и был лорд Парли.
– А, сказал он, сердечно пожимая Митфорду руку, рад, что вы приехали. Вы, должно быть… Введя герцога в комнату, дворецкий не представил его.
– Митфорд! воскликнул сэр Томас Берджесс. Вскочив, он бросился к нему так, словно увидел друга, которого давно считал ушедшим в мир иной. Ради всего святого, что ты здесь делаешь?
Герцог нахмурился. Черт побери! Неужели Том забыл, что он путешествует инкогнито?
– Ах да, Митфорд, широко улыбнулся лорд Парли. Мы встречались на скачках, не так ли? Я так рад, старина, что вы приняли мое приглашение. Приехали погостить недельку другую? Отлично, отлично!
– Герцог Митфорд! подчеркнуто повторил сэр Томас, пытаясь глазами сказать герцогу что то такое, чего тот никак не мог понять.
– Ах герцог! Лорд Парли хлопнул Митфорда по плечу и повернулся к гостям, Отлично, старина. Позвольте представить вам леди Дороти Браф, мисс Сьюзен Мидлтон и ее брата мистера Бартоломью Мидлтона.
Окинув Митфорда оценивающим взглядом, леди Дороти склонилась в глубоком реверансе. Герцог давно уже привык к подобным взглядам незамужних барышень. Золотоволосая красавица и ее брат стояли, как две статуи, изумленно уставившись на герцога.
О Господи! Митфорд испугался того, что и сам уставился на них в таком же оцепенении.
– Ваша светлость. Сьюзен неуклюже присела.
– Вы Митфорд? обретя дар речи, глупо спросил Барт. Вы не в Ратленд Парке?
Герцог слегка наклонил голову. Он снова стал самим собой, словно играл давно забытую роль.
– Я был там, холодно ответил он. И поговорил с вашим дедушкой. Я не застал вашего отца и мисс Мидлтон, поэтому почту за честь нанести новый визит в самом ближайшем будущем.
Побледневшая Сьюзен смотрела на него, широко раскрыв голубые глаза.
– Что сказал дедушка? спросила она. Что ваша тетушка больна, поэтому мисс Мидлтон и ее отец поехали ухаживать за ней.
Митфорд с удовольствием наблюдал, как брат и сестра ухватились за эту удобную ложь и начали наперебой заверять его, что их тетушка действительно была почти на пороге смерти. При этом глаза сестры, казалось, вот вот вылезут из орбит.
– Так, значит, вы уже знакомы? поинтересовался лорд Парли, потирая руки. Отлично, отлично!
"О Господи! подумал Митфорд, садясь на предложенный ему хозяином стул и погружаясь в пустую болтовню с другими гостями лорда. Ну и положение!" Все присутствующие знают его теперь как герцога Митфорда, тогда как обитатели дома, находящегося всего в четырех милях отсюда, как мистера Вильерса. Сестра и брат мисс Мидлтон, тщетно пытавшиеся найти ее, не подозревали о том, что она всего в нескольких милях от них, как, впрочем, и того, что Джозефина путешествует под именем миссис Вильерс. Том, хмурясь, переводил взгляд то на него, то на Мидлтонов. Мистер Портерхаус куда то исчез.
Мидлтоны, конечно, знали Портерхауса. Но известно ли им, какое участие он принял в бегстве их сестры? Знают ли они о драгоценностях?
И не появится ли сейчас их отец, сжимая в каждом кулаке по ножу? Или, может, еще и дедушка.
Леди Дороти бросала на Пола недвусмысленные взгляды. Интересно, стала бы она заигрывать с мистером Полом Вильерсом?
– Джо очень привязана к нашей тетушке, сказала Сьюзен Мидлтон. Ее щеки зарделись румянцем. У сестры необычайно доброе сердце.
– И невероятно развитое чувство долга, вторил ей Бартоломью Мидлтон.
На лице Митфорда появилось такое выражение, будто ему жали ботинки.
В памяти герцога вдруг всплыл образ мисс Джозефины Мидлтон, крепко обнимающей его вчера ночью.
– Я провожу вас до двери, добродушно сказал лорд Парли, когда герцог Митфорд поднялся. Все уже были наслышаны, что герцог остановился в гостинице "Лебедь" и по каким то личным причинам не пожелал переехать в Дирвью Парк. Люди сочли это обычной герцогской причудой. Или это Том им так сказал.
– Я пройдусь с тобой до конюшни. Том Берджесс вскочил.
– Портерхаус, задумчиво промолвил лорд Парли, когда они втроем стояли на ступеньках парадного подъезда. Да. Он уехал с визитом к тетушке и должен вернуться сегодня вечером. Красивый малый. Барышни все без ума от него. Счастливый, дьявол. Вы знакомы с ним, Митфорд? Похоже, нет человека, который не знал бы его. Мидлтоны тоже с ним знакомы. Вы должны еще раз посетить нас. Завтра вечером я устраиваю бал. Приезжайте. Барышни будут охотно завоевывать внимание герцога. Митфорд поклонился.
– Я обязательно посещу вас. Хотя очень сожалею, что не смогу провести у вас следующие два дня, Парли.
– Пол, почти прошипел сэр Томас, когда они отошли от хозяина. Ты что, с ума сошел? Только благодаря мне Мидлтоны не узнали, что ты и есть тот Вильерс, который похитил их сестру. Кстати, где же твоя маленькая невеста? И почему ты не спешишь сейчас в Гретну?
– Да просто потому, что вовсе не собирался туда ехать, ответил герцог. О Боже, ну и положение! Как оказались здесь ее брат и сестра?
– Я привез их, раздраженно отозвался сэр Томас, чтобы сбить с твоего следа. Где она, Пол? Митфорд погладил подбородок.
– В Хоторн Хаусе, в четырех милях отсюда. У своих друзей Хеннесси. Боже мой, что я делаю? Мне следовало отозвать ее брата в сторону и все ему объяснить.
– Ты что, хочешь, чтобы тебе сломали нос, выкололи глаза или переломали ребра?! воскликнул его друг. Ты разъезжаешь по всему графству с маленькой барышней, кувыркаешься с ней по ночам и хочешь все это сообщить ее брату? Мой друг, пора научиться жить в реальном мире, где нужно уметь заботиться о своей шкуре.
– Кувыркаюсь с ней? Герцог Митфорд остановился на полпути к конюшне. Послушай, Том, ты знаешь, что я никогда так не поступил бы. Я просто пытаюсь помочь ей вернуть драгоценности. Она настолько безумна, что, если бы я не сделал этого, пустилась бы одна на их поиски.
– Ее драгоценности? Том растерянно смотрел на друга.
– Их украл Портерхаус.
– Портерхаус. Том нахмурился. Мидлтоньи решили остаться здесь, как только услышали его имя. Ну прочему у меня такое чувство, что я вижу лишь вершину айсберга?
– Я не могу тебе больше ничего сказать. Она самая испорченная женщина, какую я когда либо встречал. Я должен был сделать ей предложение. Сэр Томас Берджесс уставился на Митфорда.
– Но почему в прошедшем времени? Полагаешь, что каким то чудесным образом ты сумеешь избежать этого в будущем?
– Нет. Герцог стал нервно теребить кудри на висках. Я просто не знаю, с чего начать объяснять ей, как положено вести себя герцогине. Она об этом не имеет ни малейшего представления. Сэр Томас улыбнулся.
– Странно. Хоть я абсолютно ничего не понял из того, что происходило здесь весь этот час, я все таки вижу слабый огонек надежды для тебя, Пол. Так ты сказал, будто вернешься?
– Завтра. Я должен встретиться с Портерхаусом.
– Тогда до завтра. Но послушай, Пол. Тебе следует придумать правдоподобное объяснение всего случившегося. Никогда не предполагал, что ты способен на такие сумасбродные поступки. Но Мидлтоны могут очень пострадать. Не знаю, как твоя маленькая барышня, но ее сестра вне себя от горя.
– Только не читай мне нотации, Том. Если бы я нашел достойный выход из этой запутанной ситуации, то уже давно сделал бы все от меня зависящее. Но я не могу бросить эту глупую девчонку. Иначе она сама попытается разобраться с Портерхаусом. А что тогда будет с ней? А с ее сестрой? Кстати, почему ты так заботишься о ее сестре? Я думал, тебе нравится совсем другой тип женщин.
– Я не устоял перед этими золотистыми волосами, огромными голубыми глазами и добрым сердцем, признался сэр Томас. Возможно, мы скоро породнимся с тобой, старина.
Герцог не был в этом уверен. Спеша к конюшням, он все больше склонялся к тому, что в ближайшие несколько дней его либо убьют, либо покалечат. И Портерхаус, и многочисленные родственники мисс Мидлтон, без сомнения, жаждут поставить свою подпись под его смертным приговором.
И в ожидании приговора он снова заночует в доме Хеннесси. На полу. В одной комнате с Джозефиной Мидлтон. Это будет пятая ночь. Митфорда бросило в холодный пот.
– Пол! Джозефина высунулась из окна экипажа, когда они проехали через ворота и свернули на ведущую к Хоторн Хаусу дорогу. Казалось, она совершенно не замечала веселых, ласковых взглядов миссис Хеннесси и немного завистливых Каролины. Джозефина увидела Митфорда, стоявшего посреди каретного двора с мистером Хеннесси. Пол!
Как только слуга откинул ступеньки, Джозефина с неподобающей леди поспешностью выскочила из экипажа и побежала через двор, сияя от радости. И никому не показалось странным, что герцог ждал ее с распростертыми объятиями и что, подбежав к нему, Джозефина подняла голову для поцелуя.
– Пол, только и вымолвила Джозефина. Она так торопилась, что все слова в один миг выскочили у нее из головы. Ни за что в жизни не угадаешь!
– Неужели? Руки герцога расположились на ее талии. Ты все купила?
– Ну что, Ливи, спросил мистер Хеннесси свою жену, спускавшуюся из экипажа, а ты не хочешь так же встретить мужа?
– О Харви! засмеялась миссис Хеннесси и с самодовольным видом посмотрела на молодоженов. Что за глупости ты говоришь!
– Мы встретили в Эмменфорде мистера Портерхауса, сообщила Джозефина, теребя воротник пальто Митфорда. Он был так любезен и очарователен. Кстати, он никогда в жизни не слышал о моих драгоценностях.
– Очень милый молодой человек, подтвердила миссис Хеннесси. Остановился у лорда Парли, Харви. Мы наверняка встретим его на балу. Ты отправил кого нибудь в Парк?
– Нет, Ливи. Я закончил все свои утренние дела и решил, что сам доеду до лорда Парли. Сообщу ему, что у нас гости. Думаю, у него не будет никаких возражений.
– О Джо! Каролина захлопала в ладоши. Ты должна поехать с нами на бал в Дирвью Парк. Бал у лорда Парли незабываемое событие, уверяю тебя. У него всегда гостит много людей. А мистер Портерхаус самый красивый джентльмен, какого я когда либо видела, папа.
Мистер Хеннесси фыркнул и обнял дочь за плечи.
– Полагаю, мы можем уйти отсюда. А ты, мой цыпленок, покажешь мне, что вы купили, и скажешь, каких счетов ожидать.
– О, простите! Герцог Митфорд поспешно убрал руки с талии Джозефины.
Смутившись, Джозефина перестала теребить лацканы его пальто.
Но Хеннесси, казалось, были рады оставить их наедине. Давайте лучше прогуляемся. Митфорд предложил Джозефине руку и направился в сторону широкой лужайки. Надеюсь, мистер Портерхаус не оскорбил вас и не причинил вам никакого вреда, мадемуазель?
– Подлец! в сердцах бросила Джозефина. У него был такой озадаченный вид, когда я потребовала свои драгоценности. А как он стал мил и очарователен, как только из лавки вышли миссис Хеннесси и Каролина! Точно так же он вел себя у Уинтропов. Боже мой, неужели это было всего неделю назад? Неудивительно, что я приняла его за доброго джентльмена. Но как он теперь поступит, сэр? Ведь мистер Портерхаус знает, что мы нашли его, и может снова сбежать. Митфорд вздохнул.
– Трудно сказать. На его месте я остался бы здесь и по прежнему отрицал свою вину. Сбежать значит признать свою вину. А у нас нет доказательств, что именно он взял драгоценности.
– Но это он их украл! Джозефина посмотрела на герцога. Я знаю, что брала с собой ларец, равно как и то, что на следующее утро он исчез. Кто еще мог взять их?
– Вы это знаете. Я это знаю. Но у нас нет никаких доказательств.
– Ну, тогда я сейчас же поеду в Дирвью Парк, предстану перед мистером Портерхаусом и расскажу всем, что он украл мои драгоценности. Мистер Портерхаус окажется в очень неловком положении.
– Ничего подобного вы не сделаете. Вы нарушите все правила приличия, если поедете одна, верхом, во владения лорда Парли. Я не смогу сопровождать вас потому, что там сейчас ваши брат и сестра.
Джозефина на мгновение потеряла дар речи и уставилась на Митфорда.
– Похоже, они следовали по пятам за нами. Герцог сложил руки за спиной. Один мой друг, желая помочь мне, решил сбить их с пути. Он заманил их в Дирвью Парк, но, узнав, что там гостит мистер Портерхаус, Мидлтоны решили задержаться на пару дней.
– О Боже. Барт и Сьюза?
– Да, и они ищут мистера Пола Вильерса. Мне пришлось назваться другим именем и притвориться, будто я остановился совсем в другом месте. Если я отправлюсь с вами к лорду Парли, они заподозрят неладное.
– Барт и Сьюзи! с ужасом пролепетала Джозефина. Барт так же хорошо читает нотации, как и дедушка, если у него появляется повод изображать из себя старшего брата. А Сьюзи умеет смотреть так же укоризненно, как и отец, когда считает, что я сделала что то не правильное. О Боже, хоть бы найти выход из положения!
– Мне следовало отвести вашего брата в сторону и во всем ему признаться. Тогда мы избежали бы скандала, который вам угрожает.
– Вы что, с ума сошли? с раздражением возразила Джозефина. Барт убил бы вас. Они не должны напасть на наш след. Это яснее ясного.
– Кроме того, вздохнул герцог, как нам сказать правду сейчас, когда мы приняли радушное приглашение Хеннесси? Скандал запятнает вашу репутацию навеки.
– Если Барт найдет меня, то отвезет домой, и я никогда не верну свои драгоценности. Герцог Митфорд кивнул.
– Завтра без всяких отлагательств я предстану перед Портерхаусом и заставлю его вернуть драгоценности. Затем доставлю их вам, мисс Мидлтон. Герцог Митфорд задумчиво посмотрел в огромные глаза Джозефины.
– У меня появилась идея.
– Какая? просияла она.
– Я уеду отсюда один, задумчиво начал герцог. Предположим, заболел кто то из родственников. Роды у сестры. Или еще что то в том же духе, лишь бы убедить Хеннесси. Уехав отсюда, я заберу ваши драгоценноспги, сделаю так, чтобы они попали в руки вашего брата, и исчезну. Затем вы якобы обнаружите, что ваши брат и сестра гостят в Дирвью Парке, и отправитесь к ним. Убедите их в том, что необходимо сохранить в тайне ваше настоящее семейное положение. И ваши мучения закончатся.
– Но я должна поехать с вами, возразила Джозефина. Ведь мы только поженились и безумно влюблены друг в друга.
– Но бешеная скачка в открытом экипаже до Лондона очень опасна. Я не стану рисковать жизнью своеи невесты. Завтра я получу срочное письмо от мужа моей сестры.
– Но я бы все равно поехала, не унималась Джозефина. Она ведь моя невестка. И я теперь не боюсь ездить в открытом экипаже. Их глаза встретились. Но только при условии, что лошадьми управляете не вы.
– Вы, кажется, забыли, мадемуазель, что на самом деле мы не женаты. Поэтому вам незачем скрывать, что вы боитесь путешествовать в открытых экипажах. И все же я предпочел бы не подвергать вашу жизнь опасности. Вы должны меня слушаться.
– Да, но вы только что учтиво напомнили мне, что на самом деле мы не женаты, съязвила Джозефкна. Я ничего не должна вам, сэр. Их взгляды сновка встретились, и она покраснела. Ничего, кроме денег. Я купила самые ужасные платья. Пол, и целую кучу мелочей.
– Вы мне ничего не должны. Он провел кончиком пальца по ее щеке. Только… Надо выбраться из того ужасного положения, в которое мы с вами попали. Я знаю, вы хотели бы сами выяснить отношения с Портерхаусом и обладаете достаточной для этого смелостью. И все же вам следует остаться здесь, у Хеннесси, и играть роль счастливой невесты. Джозефина поморщилась.
– Ну, возможно, завтра мы придумаем что нибудь другое. Она просияла. Мы обязательно что нибудь придумаем. Только, вероятно, для вас было бы лучше, если бы нам не удалось этого сделать. Завтра вы освободитесь от меня и с радостью продолжите свое путешествие.
Пальцы герцога скользнули по ее щеке, затем вниз, под подбородок. Куда вы ехали?
– Туда, куда не хотел, чтобы встретиться с тем, с кем не желал встречаться.
– С леди?
Митфорд кивнул.
– Вы должны были сделать ей предложение? Может, она не так уж плоха. Уверена, эта леди будет очень разочарована, что вы не приехали.
– Сомневаюсь, улыбнулся герцог.
– А я нет. Джозефина дотронулась рукой до воротника его пальто и тут же отдернула ее. Я бы огорчилась. Джозефина густо покраснела.
– Неужели? Но вы, кажется, ничуть не расстроились, избежав встречи со своим женихом?
– Но это совсем другое: он напыщенный красавчик и к тому же развратник.
– Откуда у вас такие сведения? полюбопытствовал герцог Митфорд.
– Мне рассказал об этом мистер Портерхаус. Он знает его.
– A a, протянул герцог. Ну, тогда нжкаких сомнений быть не должно.
– Да, промолвила Джозефина уже без особой уверенности. Но чего ради ему все это придумывать? Митфорд поднял брови.
– О Боже! воскликнула Джозефина. Думаете, он солгал? Полагаете, что герцог вполне приличный человек? Но этого не может быть. Вы что, забыли его слугу?
– Ну, разумеется, с готовностью согласился Митфорд. Как глупо, что я забыл это неопровержимое доказательство порочности графа.
– Да. Джозефина явно сомневалась и, глубоко задумавшись, бессознательно подняла голову для поцелуя.
Герцог, все еще держа ее за подбородок, не отказался от этого невольного приглашения и запечатлел на губах Джозефины поцелуй, слегка проведя по ним кончиком языка. Их поцелуй длился одно мгновение. Подняв глаза, он смущенно проговорил:
– Нас могут увидеть из дома. Нам лучше изобразить милую беседу влюбленных.
– Конечно. Джозефина залилась краской"

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art