Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мэри Бэлоу - Счастливый сюрприз : Часть IV

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Мэри Бэлоу - Счастливый сюрприз:Часть IV

 Глава 7

– Мне следовало вчера, сказал герцог Митфорд, отвести мистера Хеннесси в сторону и все ему объяснить. Он со своей семьей отвез бы вас домой, а я продолжил бы поиски драгоценностей.
– Но что бы он подумал, узнав, как мы проводим вместе все это время? возразила Джозефина Мидлтон.
– Я сообщил бы, что мы встретились вчера утром, после того как вы обнаружили пропажу, и согласился последовать за вором вместе с вами. Это показалось бы глупым, но не слишком неприличным. Жаль, что я об этом не подумал.
– Но мистер Хеннесси отправил бы меня домой, не унималась Джозефина. Она по обыкновению схватилась за рукав пальто Пола, когда экипаж делал вираж на повороте. И возможно, вернулась бы домой раньше герцога Митфорда, и мне пришлось бы выйти за него замуж.
– А что в этом, собственно говоря, плохого? поинтересовался герцог Митфорд. Вы же никогда его не видели. Может, он не так плох, как вы полагаете, а напротив, весьма представительный мужчина.
– Это исключено! Разве вы забыли о его слуге? Ах, да! Его слуга. Неопровержимое доказательство недостатков хозяина.
– Кроме того, продолжала мисс Мидлтон, я предпочитаю находиться с вами, а не с Хеннесси.
– О Господи! Вам не следует так говорить, мадемуазель. Я постоянно вспоминаю эти два дня и ужасно неприличные вещи, которые мы совершили. И ложь!
Джозефина подняла на него огромные серые глаза. Увидев этот печальный взгляд, герцог пожалел о сказанном.
– Я доставила вам массу неприятностей, и вы больше не хотите тратить на меня время. Наверное, мне следовало отдаться на милость мистера Хеннесси. Я вела себя очень эгоистично. Митфорд провел рукой по лбу.
– Дело совсем не в этом. Если вы так безумны, что путешествуете по Англии с незнакомым джентльменом, то я не оставлю вас, поскольку этот джентльмен я. К тому же уже слишком поздно признаваться во всем Хеннесси. Их всех разом хватит апоплексический удар.
– Полагаю, вы правы. Джозефина все еще держала герцога за рукав. Так, значит, вы согласны продолжить наше путешествие, сэр? Вы так добры.
– Доброта здесь абсолютно ни при чем, горячо возразил Митфорд. Это просто сумасшествие.
Джозефина улыбнулась ему, но Пол быстро отвернулся, чтобы не видеть ее улыбки. Он смотрел вперед, на дорогу. Боже, мама навсегда погрузилась бы в депрессию, узнав, какую невесту выбрал для него ее отец.
Они позавтракали вместе с Хеннесси и снова пообещали, что примут их приглашение погостить в Хоторн Хаусе, если не найдут свой багаж. Молодые люди смеялись и краснели, когда мистер Хеннесси повторял, будто на их лицах написано, что они хотели бы провести в постели еще пару часиков.
– Или, быть может, мне не следует говорить пару часиков? добавил мистер Хеннесси и все, кроме него и миссис Хеннесси, смутились.
Они выехали из гостиницы значительно позже, чем планировал Митфорд. Молодожены не должны никуда торопиться, разве что в постель, поэтому им пришлось играть свою роль до конца. Задержались они еще и потому, что горничной Каролины Хеннесси пришлось укорачивать на добрых три инча позаимствованные Джозефиной платья.
А потом молодые люди отправились в направлении, противоположном тому, что так разумно запланировал вчера Митфорд. Хеннесси показалось бы весьма любопытным, почему новобрачные повернули на юг, а не продолжили свое свадебное путешествие в Шотландию.
Хотя, конечно же, они могли повернуть на юг, на поиски пропавшего багажа. Ну почему он не подумал об этом сразу? Боже, если бы у него был опыт в плетении интриг!
След мистера Портерхауса пока не затерялся, но ближе к вечеру исчез. В одной гостинице очень хорошо запомнили синий с желтым экипаж и высокого, темноволосого, красивого джентльмена. Он еще утром поменял здесь лошадей. А вот в следующей гостинице никто не видел этого человека. Однако один из конюхов любезно сообщил им, что заметил черный с желтым экипаж, который вез на юг пожилую пару.
То же самое повторилось и в следующей гостинице, только никто не упомянул о направляющемся на юг экипаже.
– Но если он повернул назад, мы обязательно встретили бы его, рассуждала обескураженная Джозефина. Ему не уйти с моими драгоценностями, уверена. Он ошибается, полагая, что я так легко сдамся.
Смелые слова. Но что делать, если тот, кого ты преследовал, будто исчез с лица земли вместе с экипажем?
– Нам придется вернуться в гостиницу, где его видели в последний раз, сказал герцог Митфорд. Нет смысла продолжать путь. К наступлению темноты мы доберемся до гостиницы и перекусим там, а завтра отправимся к вам домой. Мне не следовало завозить вас так далеко. Это было чистое безумие. Я отвезу вас к отцу.
– О нет. Вы не посмеете! Без драгоценностей я не вернусь домой, сэр. И если вы не продолжите поиски со мной, я последую за негодяем одна. Вы мне не нужны.
– Нет, нужен, возразил Митфорд. Ведь все оплачиваю я, помните?
– О! возмутилась Джозефина. Как вам не совестно напоминать мне об этом. Я же сказала вам, что верну каждый пенс, который вы на меня потратили. Неужели вы опасаетесь, что я обману вас?
– Нет, я опасаюсь того, что меня повесят за похищение. Чепуха! Думаете, я не сумею все объяснить? Мы должны продолжить поиски моих драгоценностей. Правда, они стоят не так уж много. Видите ли, мой дедушка всегда требует, чтобы все истинно ценные семейные вещи хранились в его сейфе. Но для меня это дело принципа. Мне отвратительна мысль о том, что этот негодяй держит в руках мамины гранаты, радуется, глядя на бабушкино кольцо, и морщит нос, рассматривая маленькие изумрудные сережки Варта.
– В конце концов я найду мистера Портерхауса и ваши драгоценности, заверил ее герцог Митфорд. Но мы же не можем преследовать его наугад, мисс Мидлтон. И чем дольше мы будем путешествовать вместе, притворяясь мужем и женой, тем больше пострадает ваша репутация. Я отвезу вас домой. К тому же именно там я смогу заново начать поиски. Возможно, те люди, у которых он гостил, знают, где его найти.
– Уинтропы? Но я не хочу ехать домой. Вы же не заставите меня силой?
– Заставлю.
– А я думала, вы милый.
Следующие три мили мисс Мидлтон просидела, опустив голову. Но почему Пол чувствовал себя таким виноватым, поступив наконец правильно? Ему хотелось обнять Джозефину, положить ее голову себе на плечо, как ночью, и прошептать на ухо слова утешения.
Он что, спятил? Митфорд никогда не обнимал молодых леди и ничего не нашептывал им на ухо. Ни в обществе, ни наедине. Поступить так весьма неприлично. А теперь он думал об этом, расположившись на высоком сиденье открытого экипажа, и весь мир мог видеть, что он делает. Это уж слишком! Герцог Митфорд не выпустил вожжи из рук и сосредоточил внимание на дороге.
Он просчитался. Тьма густая и непроглядная окутала все, едва они успели добраться до гостиницы, где не видели мистера Портерхауса. Им пришлось остановиться здесь на ночь.
В течение ужина Джозефина хранила мрачное молчание, а Митфорд поглядывал на нее с чувством беспокойства и вины. Однако он не знал, за что больше осуждал себя: за то, что взял на себя роль новобрачного, или за то, что наконец покончил с этим.
Митфорд казался себе чудовищем и тираном. Он с трудом верил, что на самом деле прожил такие два дня. Неужели он способен так вести себя? Он спас молодую девушку и через десять минут мог возвратить ее в целости и сохранности отцу. А как он поступил вместо этого? Герцог не хотел и думать об этом. А он еще жаждал приключений! О Боже! Ему теперь до самой смерти придется расплачиваться за свои мечты. Теперь придется жениться на этом маленьком безумном создании, которое предпочло остаться с незнакомым мужчиной, чем с почтенным Хеннесси. Герцог Митфорд удрученно посмотрел на несчастное лицо Джозефины. Он старался отделаться от воспоминаний о том, как доверчиво покоилась на его плече ее голова, о том, каким теплым было тело девушки под тонкой сорочкой и как она держалась весь день за его рукав.
Джозефина очень пострадает из за своего неблагоразумия. Все началось с того момента, когда она сбежала от нежеланного брака. Бедная мисс Мидлтон! Ему стало жаль ее. Умоляя Пола не выходить к отцу, девушка тем самым определила свою участь. Потому что теперь ей придется выйти замуж за герцога, от которого она сбежала.
Прекрасный же брак их ожидает, ничего не скажешь! Вряд ли ему удастся научить ее вести себя соответственно своему новому общественному положению. Более неподходящей кандидатуры на роль герцогини его жены Митфорд еще не встречал.
Мисс Мидлтон зевнула, но даже не попыталась, как поступила бы хорошо воспитанная молодая леди, прикрыть рот ладонью. Она рассеянно смотрела на вилку, бесцельно гоняя ею по тарелке кусок картошки.
Митфорд невольно улыбнулся. Дедушка утверждал, что ей двадцать. Она же казалась невинным ребенком, еще не знакомым с традициями общества. Вот только ребенком Джозефина себя вовсе не считала.
– Пойдемте. Я провожу вас в нашу комнату. Вы очень устали.
Без возражений Джозефина поднялась, едва герцог Митфорд отодвинул ей стул, и пошла к двери. Митфорд поддерживал ее за талию.
"Утомительный день, почему то решил герцог, должен так же утомительно закончиться. И если это произошло прошлой ночью, то почему не произойдет и нынешней? Вряд ли можно чему то удивляться".
За столиком у двери сидел молодой джентльмен, одетый по последней моде. Он удивленно и оценивающе осмотрел мисс Мидлтон и герцога Митфорда. Потом, ухмыляясь, поднял бокал и подмигнул герцогу.
Сэр Томас Берджесс был одним из самых близких друзей Митфорда.
Герцог прошел мимо него, сделав вид, что не заметил ни подмигивания, ни фамильярности приятеля. Он молча поднялся с Джозефиной по лестнице, открыл дверь и вошел с девушкой в комнату.
– Вы очень устали, начал Пол. День был длинным и утомительным. Ложитесь спать, и завтра все покажется не таким уж страшным.
– Нет, не покажется, возразила Джозефина. Все правы, называя меня в высшей степени легкомысленной. Я не поговорила с папой, хотя знаю, что он выслушал бы меня. Вместо этого я доверилась мистеру Портерхаусу. Взяла с собой драгоценности. Дома их никто не украл бы. Я помешала вашей поездке и заставила отправиться со мной на север. А вы слишком добры, чтобы отказать. И все тщетно. Мы не нашли ни мистера Портерхауса, ни мои драгоценности.
– Но я обязательно найду его, обещаю. Джозефина печально посмотрела на герцога:
– Но почему? Какое вам дело до моих проблем?
"Забавный вопрос", подумал герцог. Он улыбнулся и положил ей руку на плечо.
– Мне тоже не хочется просто так терять два дня. Ложитесь спать. Крепкий сон вам сейчас необходим. Я опять ненадолго спущусь вниз.
– Мистер Вильерс! окликнула его Джозефина. Он обернулся и вопросительно посмотрел на нее.
– Простите, что я так рассердилась на вас. Я не имела на это права. Вы так добры со мной.
Герцог Митфорд улыбнулся. Жаль, что он не считал, сколько раз Джозефина произнесла эту фразу с тех пор, как он встретил ее.
Сэр Томас Берджесс все еще был в столовой. Ему только что подали ростбиф с овощами. Герцог Митфорд сел напротив него.
– Лето в Шотландии плавно перешло в осень, Том? Ты наконец то едешь домой?
Его друг, нарезав ростбиф, положил кусок в рот. Он ел не спеша и все так же удивленно разглядывал герцога.
– Да, сейчас самое время возвращаться, наконец то ответил сэр Томас. Должно быть, миру скоро придет конец, если десять минут назад глаза не обманули меня. Пол, зануда, ты ли это? Никогда не думал, что увижу, как ты сопровождаешь маленькую возлюбленную.
Герцог откинулся на стуле и глубоко вздохнул:
– Она мне не возлюбленная.
– А а, засмеялся сэр Томас. Извини, старина. Здесь такой тусклый свет. Значит, это твоя восьмидесятилетняя тетушка?
– Нет, она и не моя тетушка, Том. Полагаю, мне не удастся заставить тебя забыть, что ты здесь видел сегодня? Его друг поднял правую руку.
– Мой рот на замке. Надеюсь, я не мешаю тебе оказаться в объятиях этой барышни, Пол? Она хорошо с тобой обращается? Я ужасно ревную. Одинокие ночи вдвойне длиннее и невыносимее в гостиницах, не так ли?
– Послушай, Том, это не то, что ты думаешь. Она леди.
Сэр Томас, позабыв о еде, откинулся на спинку стула и улыбнулся:
– Зануда Митфорд. Я так и знал, что это в тебе есть. Но леди? Ты серьезно?
– Да, и я предпочел бы, чтобы ты не называл меня Митфорд. Я записался здесь как Вильерс.
Сэр Томас уставился на герцога Митфорда. Затем его лицо расплылось в широкой улыбке.
– Я медленно соображаю, но кажется, наконец то начинаю понимать, Мит… ах, Вильерс. Ты путешествуешь по, Северной дороге инкогнито, якобы с молодой леди. Ты ведь направляешься на север, верно? Герцог кивнул. Случайно, не в Гретну?
– О Боже!
– Ха! Сэр Томас снова начал резать мясо. Я угадал, не так ли, старина? Только вот не понимаю, зачем ты сбежал с молодой леди, если десятки их уже столько лет пытаются заарканить тебя? Я знаю многих баронетов и графов, которые пошли бы на убийство, только бы заполучить тебя в зятья. Ее, наверное, пообещали другому, а?
– Нет, вздохнул герцог, ты всегда плохо разгадывал шарады, Том. Прошу тебя, забудь, что видел меня. Вернувшись в Лондон, я обязательно навещу тебя. И ты расскажешь мне все о Шотландии.
– А ты мне о той ее части, которую я пропустил. Сэр Томас поднял бокал и снова подмигнул другу. Гретна Грин. Позволь сказать тебе, Мит Вильерс, что теперь никто никогда не назовет тебя занудой. Год или два ты будешь у всех на устах. Иди же и наслаждайся своей маленькой леди. Кстати, я восхищен твоим выбором. Она очень изящна и мила. Герцог поднялся.
– Спокойной ночи, Том. Я хотел бы, чтобы моя… гм, я бы хотел, чтобы мисс… чтобы она не знала, что здесь есть кто то из моих знакомых. Ее это очень расстроит. Его друг снова подмигнул.
– Если мы встретимся за завтраком, я сделаю вид, будто вижу тебя впервые, Пол. Полагаю, вы зарегистрировались здесь как мистер и миссис Вильерс?
– Да. Митфорд смутился.
– Пол, торжественно начал сэр Томас, поднося бокал к губам. Добро пожаловать в настоящий мир. Иди же! Не стесняйся оставить меня и позволить мне наслаждаться ужином в одиночестве. Не беспокойся и о том, что у моего экипажа сегодня сломалась ось и мне придется провести в этой забытой Богом гостинице еще две недели. Ступай. Миссис Вильерс ждет тебя.
Герцог Митфорд ушел.
Однако когда он проходил через бар, его окликнул хозяин гостиницы и спросил, интересовался ли он сине желтым экипажем.
– Да, ответил герцог, подходя к стойке. Тот господин, хозяин гостиницы кивнул в сторону дородного фермера, опустошавшего большую кружку эля, говорит, что темноволосый джентльмен потерял сегодня утром колесо, когда столкнулся со стадом коров, переходящим дорогу.
– А куда он направился?
Хозяин указал на восток.
– Вероятно, к барону, предположил он. Там собираются сегодня все скряги. О, простите меня, сэр. К барону? Герцог вопросительно поднял брови. Лорд Парли, сэр. Его имение Дирвью Парк в семи
Милях отсюда. Там всегда полно гостей, сэр.
– Спасибо. Герцог вложил в руку хозяина гостиницы монету.
Джозефина аккуратно повесила позаимствованное платье на спинку стула. Оно сойдет еще и на завтра. Джозефина умылась и расчесала волосы. Торопиться ей незачем, потому что мистер Вильерс вряд ли скоро вернется.
Нужно быстро и хорошо все обдумать. Завтра мистер Вильерс собирается отвезти ее домой. Днем Джозефина убедилась, заметив решительное выражение его лица, что он непременно так и поступит.
Мужчины! Все они одинаковы. Непреклонны и консервативны, когда речь идет о том, что они считают необходимым для благополучия женщины. Никогда не думают, что следует посоветоваться с ней и узнать ее желания. О нет, они просто пришли к определенному выводу, и все тут. Словно женщины все равно что дети или умалишенные.
Мистер Вильерс такой же, как все. Хотя он и не пугает женщин исполинским ростом и неуклюжестью, а напротив, очень мил, у него приятные манеры, красивый рот, мягкие непослушные кудри, тем не менее, мистер Вильерс все таки джентльмен до мозга костей. А значит, угнетатель женщин.
Он убежден, будто знает, что хорошо для женщины, и навязывает ей свою волю.
Джозефина швырнула расческу в сумку, проведя ею по волосам лишь двадцать раз. Бетти всегда говорила, что это нужно делать минимум пятьдесят, но кому охота расчесывать волосы полночи? Джозефина чувствовала себя ужасно оскорбленной.
И немного виноватой. Все же мистер Вильерс потратил два дня, чтобы удовлетворить ее желания, и собирается потратить еще два, намереваясь доставить ее домой, где его, без сомнения, убьет папа и отчитает дедушка,
Джозефина зевнула. Если они поедут домой, она никогда не увидит снова свои драгоценности, а этот подлец останется безнаказанным. Ну уж нет, так дело не пойдет.
Джозефина снова сладко зевнула. Пора ложиться спать. Выбора у нее нет. Она подумает обо всем завтра утром. Ее дух еще не сломлен, несмотря на все сегодняшние огорчения.
Но, устроившись на кровати и уставившись в потолок, Джозефина так и не заснула. Где же мистер Вильерс намерен спать? Вероятно, снова на полу, если не помнит, как удачно закончился их эксперимент прошлой ночью.
"Он не должен спать на полу, подумала Джозефина, искренне раскаиваясь во всех дурных мыслях, которые посетили ее за последние полчаса. Это мне следует терпеть неудобства, а не ему. И если уж я все равно проведу бессонную ночь, тогда уж лучше сама лягу на пол, а мистер Вильерс насладится сном на мягкой кровати".
Пять минут спустя Джозефина уже лежала возле кровати, постелив на пол пальто, положив под голову подушку и накрывшись одеялом. Ее ложе никто не назвал бы удобным. Но она не выскажет ни одной жалобы, а когда вернется мистер Вильерс, притворится спящей и будет тихо лежать всю ночь.
Через несколько минут импровизированная постель уже не казалась такой неудобной. Утомленная Джозефина повернулась на бок и свернулась калачиком под одеялом.
И вот она снова маленькая непослушная девчонка, которая спряталась в длинном шкафу в классной комнате. А папа нашел ее, но не отругал, а лишь с облегчением вздохнул, увидев ее целую и невредимую. Джозефина рассказала ему, что разбила бесценную вазу в гостиной, но папа не бранит, не шлепает ее, а подкидывает на руках вверх, называет коротышкой и говорит, что она для него дороже любой вазы.
Джозефине захотелось плакать, потому что папа всегда так любил ее, хотя она часто поступала бездумно и не отличалась послушанием. Джозефина проснулась в надежных руках Пола и обняла его за шею, когда он опустил ее на кровать.
– Пол, пробормотала она. Мне там было вполне удобно. Я не хочу, чтобы ты спал там. Ложись на кровать.
Лицо Пола было совсем близко, и он все еще не выпускал ее из рук.
– Ш ш, прошептал он мягко. Засыпайте. Не спите на полу. Я чувствую себя виноватой. Спите на кровати, Пол. Здесь много места. Серые глаза Митфорда улыбались.
– Засыпайте и не беспокойтесь обо мне. Он наклонился и поцеловал Джозефину в лоб.
Выпустив его из объятий, она смежила веки, свернулась калачиком на своей стороне кровати, а Пол накрыл ее одеялом. Это был мистер Вильерс, а не папа. А она назвала его Пол. О Боже! Он отнес ее на кровать, укутал одеялом и поцеловал в лоб.
Джозефина осознавала грань между сном и реальностью, однако решила не позволить реальности возобладать над грезами. Ровно дыша, она прислушивалась к тому, как мистер Вильерс ходит тихо по комнате, готовясь ко сну.
Нет, нельзя просыпаться! Если спишь, можно спокойно наслаждаться тем, что ты с ним, а не с Хеннесси.

Глава 8

Герцог Митфорд проснулся. Всю ночь во сне он мучительно раздумывал, как поступить. Но, проснувшись, не вспомнил ни одного варианта. Ужасно болела голова.
Джозефина Мидлтон сидела возле него на коленях. Великолепные волосы обрамляли ее лицо, ниспадали на плечи и грудь. Вся сияя, она что то говорила.
– …глупыш. На кровати хватило бы места нам обоим.
– Спасибо, мадемуазель, но мне было вполне удобно и здесь. "Ну, почему, спросил себя герцог, когда после бессонной ночи тебе хочется подольше понежиться в постели, обязательно кто нибудь разбудит тебя?"
– У меня появилась замечательная идея, начала Джозефина. Не понимаю, почему никому из нас она не пришла в голову вчера.
Митфорд закрыл глаза, сделав вид, что спит. Мистер Портерхаус затерялся где то между этой и следующей гостиницами. Не так ли?
– Верно, пробормотал Митфорд.
– Он же не мог испариться?
– Да. Герцог не желал стряхивать с себя сон.
– Известно, что мистер Портерхаус не повернул обратно, иначе мы встретили бы его. Верно?
– Конечно.
– Значит, он повернул на другую дорогу, заключила Джозефина. Вполне возможно.
– Тогда все просто. Нам нужно только осмотреть все ответвления дорог между гостиницами. Мы будем поворачивать во всех направлениях, пока не встретим того, кто сможет ответить на наши вопросы. Да и самим нам придется смотреть в оба.
С сожалением осознавая, что ему все таки придется встать и начать новый день, герцог почувствовал глубокую благодарность судьбе, которая привела вчера в гостиницу тучного фермера. Иначе им пришлось бы потратить целую неделю, обследуя каждую дорогу в радиусе пяти миль. Митфорд открыл глаза.
– Я разбудила вас? смутилась Джозефина. Нет. Я встал бы гораздо раньше, если бы не боялся разбудить вас. О, я всегда поднимаюсь рано.
Герцог представил себе мрачную перспективу их будущей совместной жизни. Вместо Генри, который по утрам, отрывисто кашляя, приносит бритвенные принадлежности, возле него на коленях будет сидеть герцогиня и болтать глупости.
– А если мы все таки не найдем его, я позволю вам отвезти меня домой, великодушно заметила Джозефина.
– Я знаю, где он. Герцог повернулся и почувствовал, как каждое движение отдается болью в его мышцах и суставах. Да, пол не такое уж удобное ложе. Митфорд провел рукой по волосам. "Непременно подстригусь, когда остановимся в следующий раз в каком нибудь более цивилизованном месте".
Джозефина молчала, не сводя с герцога своих огромных серых глаз и умоляюще сложив руки. Близость девушки привела Митфорда в полное замешательство, и он постарался немедленно забыть о событиях вчерашней ночи, когда отнес Джозефину на кровать и чуть не уступил соблазну снова разделить с ней ложе.
– Мистер Портерхаус отправился на вечер к лорду Парли, сказал Митфорд. Это в семи милях отсюда. Один фермер видел, как экипаж мистера Портерхауса врезался в стадо коров. И поскольку та дорога ведет к имению лорда Парли, где, как известно, постоянно бывают большие приемы, вполне вероятно, что именно туда и поехал негодяй.
– Теперь он наш, просияла Джозефина. Наконец то! Не могу дождаться, когда взгляну этому подлецу в глаза.
– Сомневаюсь, что это доставит вам удовольствие, мадемуазель.
– Если вы полагаете, что, испугавшись, я вернусь теперь домой, то глубоко заблуждаетесь. Вы совсем не знаете меня.
– Напротив, мисс Мидлтон. Герцог мрачно посмотрел на свою сорочку. До чего же он глупо поступил, не надев мятую, в которой спал прошлую ночь. Но, увы, он и его разум идут разными путями уже два дня.
– Отвезите меня к Портерхаусу, попросила Джозефина, я заберу у него драгоценности и скажу ему все, что я о нем думаю. Затем вы доставите меня домой и продолжите свое путешествие.
– Это плохая идея, мадемуазель. Лучше уж я отвезу вас к отцу и расскажу ему, где найти мистера Портерхауса. Если он отправился на прием в загородное имение, то пробудет там не меньше недели.
– Вы предлагаете мне поехать домой теперь, когда я нахожусь всего в нескольких милях от мистера Портерхауса? изумилась Джозефина. Что за чушь!
Митфорд закрыл глаза. Ему не следовало говорить, где Портерхаус, пока он не встретился с ее отцом. "Да, я совсем лишился разума".
– У меня есть идея получше. Мы должны принять приглашение Хеннесси. Хоторн Хаус находится в нескольких милях отсюда. А уж после этого мы нанесем визит мистеру Портерхаусу. Полагаю, он очень удивится.
Герцог Митфорд, тяжело вздохнув, сел, считая неприличным лежать, если незамужняя молодая особа сидит возле него на коленях.
– Боже! Митфорд провел рукой по лбу. Ведь если мы поедем к Хеннесси, нам снова придется притворяться мужем и женой. Как же он втянулся в эту игру, вместо того чтобы твердо отправиться в Ратленд Парк?
– В прошлый раз у нас, по моему, очень неплохо все получилось. Джозефина слегка покраснела. Герцог поднял с пола пальто и сумку. Если уж я совершил безумство, было бы еще большим безумием пытаться теперь что либо исправить.
– Я знала, что вы согласитесь. Джозефина вскочила и захлопала в ладоши. Вы такой добрый! Уверена, с вами я буду в безопасности и найду свои драгоценности. А если у мистера Портерхауса другое мнение на этот счет, то вы снова хорошенько ударите его. Она улыбнулась.
Герцог Митфорд остановился возле двери и оглянулся на Джозефину помятого хрупкого дьяволенка с копной светлых волос. Маленькое, глупое, невинное создание провело с ним уже три ночи и теперь улыбалось и смотрело на него так, словно он Геракл.
Если бы Митфорд не застал тогда Портерхауса врасплох, а за его спиной не стояла бы разъяренная барышня с огромным китайским тазом в руках, дело обернулось бы для герцога плачевно. Выйдя из комнаты, Митфорд глубоко вздохнул.
Если он когда нибудь доберется до Лондона один, то, без сомнения, станет пациентом Бедлама. Но тогда ему придется вести к алтарю другую безумную. Впрочем, лучше, чтобы безумие не выходило за пределы семьи. И дети у них родятся тоже весьма интересные.


***

Сэр Томас Берджесс проснулся поздно, но это не имело значения, поскольку сегодня его не ждало долгое путешествие. Экипаж не скоро отремонтируют. Сэр Томас сожалел лишь о том, что не встретился утром со своим другом Митфордом. Он получил бы большое удовольствие, если бы за завтраком поближе рассмотрел невесту Пола.
Митфорд путешествует инкогнито, да еще вдвоем с молодой леди! Они оба сбежали и теперь направляются в Гретна Грин. Сэр Томас стоял во внутреннем дворе гостиницы, наблюдая, как конюхи ухаживают за его лошадьми. Поеживаясь от утренней прохлады, он поднял воротник пальто и улыбнулся. Сэр Томас не поверил бы этому, если бы не видел все собственными глазами. Митфорд никогда не решился бы на дерзкий, а тем более неблагоразумный поступок. Никогда!
Кто же эта маленькая пташка? Сэр Томас дорого бы дал за то, чтобы узнать ее имя. Ну ничего, он как нибудь все таки узнает его. Но какого дьявола Митфорд сбежал с ней? Непонятно.
Улыбнувшись, сэр Томас представил себе, как за девушкой гонится разгневанный отец, с пистолетом в каждой руке и абордажной саблей в зубах.
С недоумением сэр Томас заметил, как во двор въехал экипаж, управляемый верзилой кучером. Такого кучера он никогда не видел.
Лорд Берджесс восхищенно оглядел златовласую красотку, которая с помощью кучера вышла из экипажа. Волосы этого хрупкого бледного создания отливали таким блеском, словно солнечный свет струился из под полей ее шляпки.
– Войдите, выпейте чаю и перекусите, сказал ей лысый гигант так заботливо, что сэр Томас подумал, уж не отец ли он ей.
– Но мы совсем недавно тронулись в путь, возразил высокий светловолосый молодой человек, выходя из экипажа вслед за барышней. Мы никогда так не догоним их, Сэм.
Между тем девушка пересекла двор и, поравнявшись с сэром Томасом, бросила на него невинный взгляд. Сразу же опустив свои голубые глаза, она скрылась в гостинице. "Как хороша", подумал Берджесс, но тут светловолосый молодой человек обратился к нему:
– Прошу прощения, сэр. Вы направляетесь на юг?
– Да, последние несколько дней я ехал в этом направлении, ответил сэр Томас.
– Вам не встречался открытый экипаж с джентльменом и его спутницей? Сэр Томас покачал головой:
– На этой дороге не часто встречаются открытые экипажи, а уж тем более с дамами. Молодой человек явно огорчился.
– Ваши знакомые? вежливо осведомился сэр Томас.
– Моя сестра и какой то мистер Пол Вильерс.
Сэр Томас пристально посмотрел на молодого человека. Опишите их.
– Я не могу описать Вильерса. Да и, похоже, никому это не под силу. Все сходятся на том, что у него очень заурядная внешность. Моя сестра очень маленькая, с волосами такого же цвета, как у меня. Мне необходимо найти ее, и как можно скорее.
Сэр Томас поднял брови. Похищение?
Молодой человек покраснел.
– Не совсем, осторожно ответил он. Мне не хотелось бы вдаваться в детали, сэр. Вы видели их? Если нет, тогда я спрошу в гостинице.
Сэр Томас Берджесс, действительно близкий друг герцога Митфорда, с минуту пристально смотрел на молодого взволнованного джентльмена.
– Я не видел открытый экипаж, сказал он, но видел пару, которую вы описали. Они останавливались здесь прошлой ночью. Девушка невысокого роста, светловолосая. За ужином я случайно услышал часть их разговора. Я не подслушивал, просто сидел один за соседним столом. Она называла его… э э… как вы сказали, Ви…
– Вильерс. Бартоломью засиял. Они все еще здесь?
– Нет. Они собирались уехать рано. Я обратил внимание на то, куда едут молодые люди, поскольку сам направляюсь туда. Полагаю, мне следовало представиться им, однако я опасался показаться неучтивым. Куда же они поехали?
– В имение лорда Парли. Дирвью Парк. Семь миль к востоку отсюда. Там устраивают большой прием. Лорд Парли пригласил меня несколько недель назад, когда я отправлялся в Шотландию. Я решил провести там несколько дней.
– Вы уверены, что моя сестра и Вильерс держат путь именно туда? Сэр Томас пожал плечами.
– Я сказал вам лишь то, что слышал вчера. Как мне туда добраться?
– Очень просто. Если хотите, я поеду с вами. У моего экипажа сломалась ось, и я с удовольствием покажу вам дорогу, иначе мне придется провести еще один скучный день в гостинице.
– В таком случае мы окажем друг другу услугу, согласился молодой человек. Вы сможете тронуться с нами в путь, как только моя сестра позавтракает? Я хотел бы отправиться еще раньше, но наш кучер утверждает, что Сьюзен должна есть чаще. Ее укачивает в экипаже.
– Он смущенно улыбнулся.
– А с Сэмом не поспоришь. И молодой человек поспешно вошел в гостиницу.
Сэр Томас натянул кожаные перчатки. Он не слишком гордился своей ложью. Брат девушки Пола казался вполне достойным молодым человеком. К тому же теперь по его вине златовласой красотке, плохо переносящей езду в экипаже, придется проехать несколько лишних миль пути. Но дружба важнее. По крайней мере преследователи задержатся, и Митфорд, если поспешит, успеет жениться на красавице до того, как ее брат обнаружит ошибку и нагонит их.
Сэр Томас надеялся, что брату не придет в голову проверить его рассказ у служащих, ибо те могли видеть, как Митфорд утром отправился на север.
Не прошло и десяти минут, как, воодушевленные желанием продолжить путь, к нему присоединились Бартоломью и Сьюзен. Сэр Томас представился. Обмен любезностями позволил ему выяснить, что имя будущей жены Митфорда мисс Мидлтон.
И если вчера мисс Мидлтон показалась сэру Томасу очень привлекательной, то ее сестра самым красивым созданием на свете. Она скромно и благодарно улыбнулась ему, когда он сел напротив нее в экипаже. И сэру Томасу стало немного не по себе от совершенного им дурного поступка.
Без тени сомнения Бартоломью слушал, как сэр Томас объяснял дорогу конюху хозяин гостиницы подтвердил, что мистер и мисс Вильерс действительно повернули на восток, намереваясь нанести визит лорду Парли. Мистер и миссис Вильерс!
Барт утаил эту деталь от Сьюзен. Он убьет этого заурядного джентльмена, как только настигнет его. Джо тоже не поздоровится.


***

К счастью, Хеннесси жили неподалеку от лорда Парли. Хоторн Хаус находился всего в четырех милях от Дирвыо Парка.
Джозефина с облегчением вздохнула. Как хорошо снова провести ночь в уютном доме, а не в гостинице, есть вкусную пищу за большим обеденным столом. К тому же Хеннесси ей очень нравились, несмотря на то что сомнительные шутки мистера Хеннесси приводили всех в замешательство, хотя он сам громко смеялся над ними. Дедушка бы назвал его вульгарным. Однако у мистера Хеннесси очень доброе сердце. Она снова увидит Каролину и воспользуется услугами ее служанки. Возможно, ей предоставят еще несколько платьев, а ее собственные постирают, починят и погладят.
Больше всего на свете Джозефине хотелось сейчас принять ванну и помыть голову. Уже три дня она ни разу полностью не раздевалась.
Джозефина, как обычно, сидела на высоком сиденье открытого экипажа рядом с мистером Вильерсом, держась за рукав его пальто. Их экипаж угрожающе раскачивался на узких и извилистых дорогах. Девушка чувствовала себя счастливой, хотя и виноватой во всем происходящем.
– Как вы полагаете, мистер Хеннесси действительно отправит кого нибудь на поиски нашего пропавшего багажа? спросила Джозефина. Но они, несомненно, обрадуются, увидев нас. Надеюсь также, что нам выделят две смежные комнаты, и вам не придется спать на полу. Впрочем, по моему, и прошлой ночью у вас не было для этого никаких оснований. Мне было вполне удобно, пока вы не отнесли меня на кровать. Вспомнив об этом, Джозефина покраснела.
– Мы поступим следующим образом, отозвался Митфорд. Вы остановитесь у Хеннесси, а я в это время нанесу визит лорду Парли. Представляю себе, как изумится мистер Портерхаус, увидев меня там. Он, конечно, отдаст драгоценности, дабы избежать скандала, а я привезу их вам.
– Но это мои драгоценности, возразила Джозефина, и я должна сама их вернуть.
– Вы получите их только из моих рук. Уж не думаете ли вы, что я тоже с ними сбегу?
– Нет. Вам я доверила бы даже свою жизнь, сэр. Джозефина не посмотрела на герцога, иначе заметила бы, как он поражен. Она ухватилась за его рукав, казавшийся ей более надежной опорой, чем дверца экипажа, когда они сделали поворот почти на сто восемьдесят градусов.
– Но ваш план неудачен в любом случае. Мы женаты всего три дня.
– Да?
– Хеннесси так считают. Как же мне остаться у них, если вы отправитесь на вечер к лорду? Нам придется в таком случае изобразить ужасную ссору, в результате чего я расплачусь, погружусь в глубокую меланхолию и откажусь от еды.
– Вы что, серьезно?
– Разумеется. Мы ведь очень влюблены друг в друга, помните? Ссора и разлука после первых трех дней брака заставят меня страдать.
– Разлука? нахмурился герцог Митфорд, Но я поеду всего лишь на пару часов, чтобы нанести визит… гм… бывшему знакомому, а вы проведете время с бывшей школьной подругой. Это же совершенно естественно.
– Да, если бы мы не были безумно влюблены друг в друга. Я не могу, не впав в уныние, расстаться с вами ни на час, поэтому мы отправимся вместе.
– Надеюсь, вы не будите упрямиться? спросил Митфорд и недоверчиво посмотрел на Джозефину. "Господи, какой неуместный вопрос, тут же подумал он. Конечно же, она будет упорствовать".
Митфорд натянул вожжи, и только благодаря его мастерству им удалось избежать столкновения со стадом коров, которое неспешно двигалось вдоль дороги. Вероятно, это было то же самое стадо, в которое вчера врезался мистер Портерхаус.
Джозефина ухватилась крепче за рукав герцога и, зарывшись лицом в его пальто, решила, что это конец. Только бы умереть вместе с ним!
– Прошу прощения, мадемуазель, поспешно сказал герцог Митфорд. Я был неосторожен. С вами все в порядке?
– Да. Джозефина подняла к нему встревоженное лицо. Очень глупо, что я так испугалась. Мне следовало помнить, что с вами я всегда в безопасности. Просто я еще не привыкла к открытому экипажу.
Джозефина попыталась улыбнуться, но кровь тут же отхлынула от ее лица, а в ушах зазвенело. Причиной тому был явно не холодный октябрьский ветер.
– Теперь вы действительно в безопасности, заверил девушку герцог. Но у Джозефины вдруг потемнело перед глазами.
Она верила спутнику, хотя ее ощущения очень походили на обморок. Сама она никогда не падала в обморок, но именно так его описывали ей друзья. Да, она действительно в безопасности. Экипаж стоял на месте, коровы невозмутимо шли дальше по дороге. Мистер Вильерс держал в руках вожжи. Он никогда не допустил бы столкновения. И разве это не его рука обнимает ее сейчас и не ее голова покоится на его плече?
– Я теряю сознание, удивленно сообщила Джозефина, слыша свой голос будто издалека. Я еще никогда не теряла сознания. Наверное, теперь вы считаете меня трусихой.
– Вовсе нет, возразил герцог, развязывая ленточки ее шляпки. Я проявил неосторожность.
"Ну, подумала Джозефина, приходя в себя, вероятно, три дня назад я не смогла бы положив руку на сердце сказать, что мистер Вильерс поцеловал меня, поскольку сама прильнула к его губам. Тогда это и не было поцелуем, я лишь хотела укрыться от глаз отца. И прошлой ночью мистер Вильерс поцеловал меня только в лоб". Однако Джозефина не сомневалась в том, что Пол целовал ее, а она словно унеслась в волшебную страну.
Да, он действительно целовал ее. Нет, он сейчас целует ее. Он склонил голову и шепчет слова утешения, а его губы прильнули к ее виску, а затем к ее губам. О да, точно, Джозефина не впала в беспамятство и сознавала это. Его губы такие же мягкие и теплые, как слова, которые он ей шепчет.
Ну, может, это и не настоящий поцелуй, но поскольку Джозефину ни разу в жизни не целовали, она не знает, что это за поцелуй. Герцог не завладел ее губами, а лишь слегка касался их, шепча слова утешения. Но Джозефина назвала это поцелуем. Ее поцеловали. И сделал это мистер Вильерс. Джозефина мечтала ощутить тепло его губ, но тогда ей пришлось бы упасть в обморок, а знать, что она хоть раз в жизни потеряла сознание, казалось ей в высшей степени унизительным.
– С вами все в порядке?
– О да, вполне, ответила Джозефина и, сев прямо, нечаянно уронила на дорогу шляпку. Я не совсем потеряла сознание. Мир не погрузился в темноту и звенящую тишину, как, говорят, происходит, когда ты падаешь в обморок. Мне просто стало не по себе, а все из за того, что я не привыкла к открытому экипажу.
– Хорошо, мы запомним, что вы не совсем потеряли сознание. Митфорд спрыгнул на дорогу за ее шляпкой. А я не слишком неосторожно вел экипаж.
Посмотрев на девушку снизу вверх, герцог улыбнулся. И, как всегда в таких случаях, его лицо стало очаровательным.
"Да, решила Джозефина, взяв у него шляпку и завязав ленточки под подбородком, он невысок, не слишком крепок и совершенно некрасив. Большинство моих подруг не взглянули бы на него второй раз. Но Пол очень мил. Очень".
Странно, почему молодые барышни вздыхают обычно по высоким, темноволосым красавцам. По таким, например, как мистер Портерхаус. От одного только имени этого человека ее бросило в дрожь, хоть он и был образцом мужской красоты.
Джозефина предпочла бы мистера Вильерса. Только не стоит думать об этом. И мистер Вильерс не должен знать, что она об этом думает. Он и так сделал для нее слишком много хорошего. Джозефина доставила ему массу неудобств, и он наверняка обрадуется, избавившись от нее.
Но она будет искать кого нибудь похожего на мистера Вильерса. Если папа когда нибудь разрешит ей выйти замуж после скандальной истории с герцогом, Джозефина выберет кого нибудь похожего на мистера Вильерса.
Однако, заглянув мысленно в будущее, Джозефина поняла, что никого похожего на мистера Вильерса не найти. Ей нужен только сам мистер Вильерс.
О Боже! Лучше бы она не думала об этом совсем. Все равно в этом нет никакого смысла.
– Вы правы, признался герцог. Мы слишком любим друг друга и поженились так недавно, что не можем разлучаться ни на миг. Хеннесси удивит, если вы не отправитесь со мной к моему другу Парли. Вам придется найти убедительный предлог, чтобы не ехать.
– Но я хочу поехать. Драгоценности мои, а мистер Портерхаус мой враг. Герцог Митфорд вздохнул.
– Мисс Мидлтон, прием в доме Парли сейчас в самом разгаре. Множество людей увидят нас вместе, и ваше имя будет навеки запятнано. Позвольте мне сделать это одному. Я не сомневаюсь в вашей смелости, но сейчас нужна осмотрительность. Мой дедушка сказал бы то же самое.
– Сделайте вид, что очень устали. Но вы же знаете, какую шутку отпустит по этому поводу мистер Хеннесси.
Их глаза встретились, и они оба густо покраснели. Он решит, что я в положении.
– После трех дней? Полагаю, для этого нужно немного больше времени.
– Откуда мне знать. Может, плохое самочувствие и появляется позже. Но так или иначе я не желаю придумывать оправдания. Я хочу поехать с вами.
– Нет, я не допущу этого.
Джозефина не стала больше спорить, решив, что впереди еще много времени. Сейчас она была не такой сердитой и усталой, как вчера. Это правда, что все мужчины тираны и вынуждают женщин подчиняться. Но женщины куда умнее мужчин. Джозефина не страдала от того, что она женщина. Если ей что то очень нужно, она всегда добьется своего.
– Вы не забудете, что должны называть меня Джо, когда мы приедем в Хоторн Хаус.
– Джо мужское имя, возразил Митфорд. Я буду называть вас Джозефина.
– Хорошо, что ваше имя нельзя никак изменить. А то мы с вами поспорили бы на этот счет.
Она не любила, когда ее называли Джозефиной. Папа и дедушка всегда называли ее именно так, если она огорчала их, да и кокетка или малышка были не по душе Джозефине. Бабушка, которая жила в Лондоне, неизменно называла ее Джозефиной, причем с каким то нетерпением и раздражением в голосе.
Но в устах мистера Вильерса это имя прозвучало как очень женственное, благородное и взрослое. Возможно, не стоит спорить по этому поводу. К тому же существует более важный вопрос, который им еще предстоит обсудить.
Джозефина улыбнулась и снова ухватилась за рукав герцога.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art