Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мэри Бэлоу - Счастливый сюрприз : Часть ІІІ

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Мэри Бэлоу - Счастливый сюрприз:Часть ІІІ

 Глава 5

Прежде чем покинуть гостиничный двор, герцог Митфорд убедился, что правильно оценил свои действия печальное внезапное помешательство. Он всегда вел правильную и образцовую жизнь, за что все называли его занудой.
И что же он делает теперь, в девять утра, в гостинице с раскрасневшейся, растрепанной молодой леди, не сопровождаемой ни служанкой, ни конюхом, ни какой нибудь тетушкой?
Герцог первым вышел из комнаты.
– Дайте мне десять минут, попросил он Джозефину. За это время я распоряжусь, чтобы подготовили экипаж, и мы без всякой суеты тронемся в путь.
– Хорошо, сэр. Джозефина все еще не могла прийти в себя после пропажи драгоценностей. Ее щеки пылали. Десять минут. Только, пожалуйста, сделайте так, чтобы они прошли поскорее.
Размышляя над ее последней фразой, герцог Митфорд спустился вниз: "Интересно, есть ли вообще мозги у невесты, которую дедушка выбрал как наиболее подходящую моему положению? Страшно подумать, что я чуть не женился на этой глупой девчонке!"
По крайней мере роста она невысокого. Джозефина едва доходила ему до подбородка. Все же хоть какое то утешение, хотя вряд ли облегчающее теперешнюю ситуацию.
Джозефина подождала семь минут. Митфорд простит ей оставшиеся три, поскольку экипаж уже все равно готов к отправлению. К сожалению, выходя из комнаты, герцог забыл, что она глупа. Он дал Джозефине лишь один строгий наказ подождать десять минут. Митфорд не счел необходимым еще раз обстоятельно объяснить ей, как важно незаметно выскользнуть из гостиницы, спокойно сесть в экипаж и вести себя тихо, пока они не выедут на дорогу. Тогда только два конюха станут свидетелями неприличного поступка молодой леди, которая уезжает с молодым джентльменом, не зарегистрировавшись как его жена в гостинице.
Герцог не дал Джозефине подобные инструкции, поскольку любая, даже не отличающаяся большим умом, но воспитанная молодая леди знает все это сама. Такая леди сидела бы тихо, как мышка, опустив голову и потупив глаза.
Боже, ну почему он не поехал в закрытом экипаже? С Генри, багажом, многочисленными конюхами и лакеями? И другой дорогой?
Выходя из гостиницы, Джозефина остановилась в дверях, окинула все пытливым, ясным взором, заметила старшего конюха и подозвала его властным тоном.
Герцог Митфорд взмолился, чтобы никто из его знакомых никогда не узнал об этой сцене.
– Я приехала сюда вчера с одним джентльменом, объявила Джозефина Мидлтон так громко, что ее, несомненно, услышали все слуги и постояльцы гостиницы. С высоким, темноволосым джентльменом. Вы, случайно, не видели, как он уезжал?
Конюх поднял кепку и, переминаясь с ноги на ногу, почесал затылок.
– Не тот ли это мрачный господин, который так торопился в дорогу?
– О! воскликнула Джозефина, наверняка доставив наслаждение всем окружающим. То, наверное, был мой отец, отправившийся на мои поиски. Нет, я имела в виду молодого мужчину, уехавшего вчера вечером.
Старший конюх не работал вчера после девяти и поэтому позвал какого то Сэма.
Герцог Митфорд не схватил глупую девчонку за шиворот, не втащил в экипаж, не уехал один, бросив ее на произвол судьбы. Ничего подобного он не сделал, хотя следовало бы. Пол смиренно ждал, пока все заметят, что он отправляется в путь с молодой леди, хотя приехал вчера один.
Выхода из сложившейся ситуации герцог не нашел, поскольку еще ни разу не попадал в такое неловкое положение.
Сэм, лысый здоровяк, с которым не каждый захотел бы встретиться в темном переулке, появился в сопровождении хозяина гостиницы и двух служанок. Он утверждал, что красивый господин отправился не на юг, а на север.
Джозефина Мидлтон отнеслась к этой новости очень скептически. Герцог Митфорд внутренне согласился с ней. Однако Сэм твердо стоял на своем и наконец убедил их.
– У этого господина был экипаж ярко голубого с желтым цвета?
– Да, ответила "мисс Мидлтон. Ярко голубой с желтым.
– Господин с осоловевшими глазами. Его вырвало здесь, в углу, где теперь куча соломы. Огромная лысая голова кивнула в сторону одного из углов двора гостиницы. Да, это точно он. Сэм сплюнул и растер по земле плевок. Он подался на север.
Ну как поспоришь с человеком, уверенным в своих словах? Вообще то, сказала мисс Мидлтон, устраиваясь на сиденье рядом с герцогом, в этом что то есть. Полагаю, мистер Портерхаус умный человек. Он поступил бы глупо, отправившись в Лондон, где его будут искать прежде всего. Мистер Портерхаус вполне разумно поступил, поехав на север. Их экипаж миновал ворота гостиницы. Джозефина повернулась и помахала рукой хозяину гостиницы, Сэму, старшему конюху и служанкам. Они все сочувственно улыбались, поскольку Джозефина рассказала им об украденных драгоценностях.
– В нашей гостинице этот мошенник никогда больше не остановится, заверил ее хозяин.
– Иначе я ему уши пообрываю, с угрозой добавил Сэм. Старший конюх, осклабившись, взглянул на герцога Митфорда. Остальные конюхи тоже заухмылялись все забыли о работе и, опершись на вилы, забавлялись любопытным зрелищем.
"Нам бы еще флаги да колокольчики на экипаж повесить", подумал герцог Митфорд.
Итак, они направились на север, словно ехали в Гретна Грин. Митфорд решил, что не мешало бы с опаской поглядывать через плечо на старых джентльменов, бросающих на него свирепые взгляды и державших руку на пистолете.
– Нам следовало бы уехать тихо, привлекая как можно меньше внимания.
– Но тогда, рассудительно заметила Джозефина, мы не узнали бы, что мистер Портерхаус отправился на север. И сейчас ехали бы совсем в другом направлении. Вы то сами пытались разузнать что нибудь, сэр?
– К сожалению, нет. Я предположил, что он направился в сторону Лондона.
– Тогда, продолжала Джозефина, мы совершили бы ужасно долгое путешествие, потратив зря несколько дней на поиски мистера Портерхауса. Я отняла бы у вас слишком много времени. Вы правы.
– А теперь, если он захочет обмануть нас и повернет назад, мы его не увидим, но Сэм, будьте уверены, обязательно заметит негодяя и сотворит с ним Бог знает что. У мистера Портерхауса весьма необычный экипаж. Честно говоря, я считала его цвет полной безвкусицей, но никогда не говорила этого, поскольку мистер Портерхаус казался мне очень любезным джентльменом. Но теперь я смело высказываю свое мнение.
– Полагаю, вы осознаете, мадемуазель, что теперь отец быстро найдет вас, если вернется сюда?
– Но может, оно и к лучшему, потому что папа жестоко расправится с мистером Портерхаусом. Он не выносит воров. Конечно, отец заставит меня вернуться домой и выйти замуж за этого противного герцога Митфорда. Впрочем, надеюсь, к тому времени его светлость устанет ждать меня и отправится восвояси. Вы бы только видели его слугу, сэр!
– В чем дело? осведомился герцог, заметив, что одной рукой Джозефина вцепилась в его пальто, а другой ухватилась за дверцу экипажа. Мы не слишком быстро едем?
– О нет. Жаль, что вы не можете пустить лошадей вскачь, ведь у мистера Портерхауса сейчас большое преимущество в расстоянии. Раньше я никогда не ездила в открытом экипаже. У меня такое ощущение, будто я парю в воздухе. Это так волнующе! О, вы не возражаете против того, что я держусь за вас?
– Вовсе нет. Можете взять меня под руку, если угодно. Так что такого особенного в слуге герцога Митфорда?
– О! презрительно воскликнула Джозефина. Это именно такой слуга, который и может быть у герцога, сэр. Он морщил нос, словно воздух недостаточно чист для его высокой персоны.
Митфорд подавил смешок. Да, по описанию это действительно был Генри.
– Представляете себе, каков тогда сам герцог? сказала с еще большим презрением Джозефина.
– Да. Земля, без сомнения, для него слишком маленькая планета.
– Точно, воодушевилась Джозефина. А папа и дедушка считают, что я должна выйти за него замуж! Да я лучше выйду за лягушку.
– Восхитительное сравнение!
Они встретили почтовую карету, следовавшую на юг. Сидевшие на ее крыше веселые молодые люди стали громко приветствовать его спутницу и сняли шляпы. Джозефина с улыбкой помахала рукой в ответ.
Когда нибудь им встретится кто нибудь из его знакомых. О Боже!
– Мне следовало еще в тот вечер поговорить с вашим отцом, мисс Мидлтон. Не понимаю, почему я не сделал этого? Возможно, он рассердился бы на вас, но по крайней мере ничего неприличного не было бы совершено.
– Но он убил бы вас.
– Думаю, что нет. Я все объяснил бы ему. И он был бы с вами в тот момент, когда вы обнаружили пропажу драгоценностей. В таком случае ваш отец совершил бы это путешествие с вами.
– Вы не хотели ехать со мной?
– Не в этом дело. Просто мы ведем себя очень неприлично, мадемуазель.
– Но мне пришлось бы выйти замуж за герцога Митфорда, опечалилась Джозефина.
– Ваш отец не заставил бы вас. Кроме того, возможно, герцог сам не захотел бы жениться, увидев, что вы этого не желаете. Вы думали об этом?
– Он женился бы. Ведь для развлечения у герцога много женщин, а я нужна для респектабельности, чтобы растить его наследников. Герцог вспыхнул и оставил эту тему. Два часа спустя Митфорд заметил впереди гостиницу и понял, что им придется остановиться здесь. Лошади устали, и нужно было их поменять.
– Мы остановимся в гостинице, сказал он Джозефине. Нужно поменять лошадей. Я сам попробую здесь что нибудь разузнать. Слышите? Я сам. А вам следует вести себя как можно тише. Вы же догадываетесь, что вам не подобает путешествовать со мной в открытом экипаже. Хорошо, если никто не заметит вашего лица.
– Как мило, что вы заботитесь обо мне! Но если бы вы были моим мужем, все выглядело бы вполне пристойно, не так ли? Я позаимствую имя миссис Вильерс до конца нашего путешествия, если вы позволите, и тогда никому не •покажется странным, что мы путешествуем вместе. Если бы герцог Митфорд сейчас стоял, он покачнулся бы.
– А кстати, существует ли настоящая миссис Вильерс? спросила Джозефина. Она, наверное, очень рассердится, что я задерживаю вас?
– Нет, поспешно ответил герцог. Никакой миссис Вильерс нет. И не говорите никому о своих драгоценностях.


***

– С каким еще другим господином? Затем, просияв, добавил:
– О, это, наверное, мой отец. Значит, он догнал ее.
– Нет, сэр, ответил Сэм. Ваш отец, если верить Уолтеру, отправился на восток.
– О, Барт, я не могу больше стоять! Сьюзен повисла на руке брата.
– Не выносите езды в экипаже, мадам? посочувствовал Сэм. Вам надо хорошо подкрепиться, прежде чем вы поедете дальше. Лицо Сьюзен выразило отвращение.
– Иди, сказал Бартоломью, и закажи себе хотя бы чаю.
Сьюзен удалилась.
– А теперь, Барт повернулся к здоровяку конюху, с каким господином моя сестра уехала на север? Сэм пожал плечами.
– Да какой то мелкий тип. У него открытый экипаж. Явно неподходящее сопровождение для леди, если вы меня спрашивали об этом, сэр. Но она так беспокоилась о драгоценностях.
– Неужели Джозефина так глупа, что доверила этому негодяю свои драгоценности? Бартоломью нахмурился. Как звали этого господина? Сэм снова пожал плечами.
– Спросите у хозяина. Сэр, вы аккуратно вели экипаж с той барышней, которой так плохо?
– Что за вопрос? Конечно же, аккуратно, возмутился Бартоломью. Что же мне делать, если на дорогах Англии столько канав и ухабов. Если бы она не думала, что ее стошнит через первые же две мили пути, ничего не случилось бы.
– А а, протянул Сэм, но дамы такие хрупкие создания. Кто нибудь заботится о ней в экипаже, сэр?
– Нет. Она высовывает голову из окна и кричит мне, чтобы я остановился. Это происходит почти каждую чертову милю.
– Вам нужен хороший конюх, заключил Сэм. А вызнаете, где найти в этой глуши первоклассного конюха? осведомился Бартоломью.
– Это я, сэр. Мне очень не понравился тот красивый господин. Я с удовольствием отделал бы его и защитил молодых барышень. Я умею объезжать все канавы на дороге, так что барышне уже не будет так плохо, а если что, вы за ней поухаживаете.
– Вы готовы отправиться с нами? Да, сэр.
– Отлично. Мы выезжаем через десять минут. Но кто же, черт возьми, сопровождает Джо?
– Спросите хозяина гостиницы, посоветовал Сэм.
Гордиться ей, право, было нечем. Джозефина разгладила складки на своем единственном приличном платье, тщательно умылась, причесала волосы и вот теперь сидела с мистером Вильерсом в столовой гостиницы "Павлин".
Да, гордиться ей действительно было нечем. Она показала, что не знает правил приличия, сбежав с едва знакомым молодым человеком, который потом обокрал ее и чуть не изнасиловал. "Отец и дедушка, наверное, ужасно разочарованы моим поведением. О Господи, как же они объяснили мое отсутствие герцогу Митфорду? Волнуются ли они за меня? Ну конечно же, волнуются".
А теперь она гонится за Портерхаусом с другим едва знакомым молодым человеком и весь день провела с ним в открытом экипаже. Ее видели десятки людей. Проезжая мимо, Джозефина махала некоторым из них рукой, пока не вспомнила, что молодой леди не подобает так поступать. Она была очень признательна мистеру Вильерсу, что он не бранил ее. Папа и Барт не упустили бы такого случая. А дедушка стал бы объяснять, что дочери виконта и внучке лорда не пристало находить удовольствие в общении с простолюдинами.
Джозефина провела вторую ночь подряд в одной комнате с мистером Вильерсом и путешествует под именем миссис Вильерс.
Вероятно, им не удастся догнать мистера Портерхауса в ближайшие несколько дней. Джозефина совсем об этом не подумала в то утро.
Да, ей, конечно же, нечем гордиться. Но она совершенно не жалела о содеянном.
– Так вы сказали, вас зовут Пол? Джозефина огляделась.
Мистер Вильерс с удивлением посмотрел на девушку. Встрепанные кудри обрамляли его лицо, падали на воротник пальто. Он пытался расчесать их, но волосы не слушались.
– Да, мадемуазель.
Джозефина вспыхнула.
– Не возражаете, если я буду называть вас так при всех? Некоторые жены обращаются к мужьям официально, но мне всегда казалось это глупым. Не правда ли, гораздо проще называть вас Пол?
– Полагаю, что вы правы, и ничуть не возражаю.
Служанка принесла суп.
– Суп из бычьих хвостов, Пол! оживилась Джозефина. Мой любимый.
– Я рад за вас, мадемуазель.
Как только служанка ушла, Джозефина наклонилась к Митфорду и тихо сказала:
– Вы тоже должны называть меня Джо. Только на людях. Наедине я не допустила бы такой фамильярности.
Митфорд бросил на нее взгляд, который Джозефина приняла за согласие.
В этот день она довольно много выяснила о мистере Вильерсе. У него были мать, две сестры, два племянника и племянница. Младшая сестра Пола ожидала появления на свет первенца. Его дедушка по материнской линии был жив. Мистер Вильерс окончил Итон, затем Оксфорд. Путешествовал по Шотландии и Уэльсу, но из за войн ни разу не посетил Европу. Большую часть года Пол проводил в загородном имении. Любил верховые прогулки, увлекался чтением. Обожал музыку, хотя сам не был искусным музыкантом.
Джозефине казалось, что она знала о нем все, хотя и провела с ним вместе всего один день. Только одно беспокоило ее.
– Я сказала вам сегодня утром, набравшись смелости, начала она, что мой кошелек совсем, совсем пуст, сэр.
– Да, помню.
Чтобы получить ответ на интересовавший ее вопрос, Джозефине пришлось немало потрудиться. Только настойчивые вопросы помогли ей добиться своего.
– У меня нет ни гроша. Она покраснела.
– Может, оно и к лучшему. Значит, теперь у вас ничего не украдут.
– Я верну вам деньги, как только все закончится. Герцог с удивлением посмотрел на нее и положил ложку в пустую тарелку.
– Уверяю вас, мадемуазель, в этом нет никакой необходимости.
– У вас есть с собой деньги? продолжала Джозефина, все сильнее заливаясь румянцем. Я имею в виду…
– О! Митфорд накрыл ее руку своей ладонью. Вам не о чем беспокоиться, мадемуазель. У меня хватит средств, чтобы покрыть все ваши расходы. Надеюсь, завтра мы вернем ваши драгоценности, и я отвезу вас в Ратленд Парк.
Джозефина хотела возразить, но промолчала. Да, он прав. К тетушке Уинифред ехать нельзя слишком многое придется объяснять. Она должна вернуться домой, но только сначала надо найти драгоценности.
"Интересно, размышляла Джозефина, а что сделает Пол, если завтра я начну убеждать его отвезти меня в другое место?" Она посмотрела на худощавого, явно заурядного молодого человека (пожалуй, только кудри делали его необычным) и вдруг подумала, что, возможно, не станет настаивать на своем.
Очень любопытная мысль. Джозефина всегда добивалась своего. Она не сомневалась, что поступила бы по своему и в отношении герцога Митфорда, если бы не опасалась разочаровать папу и дедушку. В этот момент произошло что то невероятное. В столовой с шумом располагались еще четыре постояльца гостиницы. Джозефина начала их разглядывать, и вдруг перед ней появилась сияющая молодая барышня.
– Джо! воскликнула девушка и бросилась к Джозефине. Джо Мидлтон! Я не видела тебя целую вечность! Что ты здесь делаешь?

Глава 6

– Каролина! Джозефина радостно улыбнулась школьной подруге. Спутники девушки тоже поднялись и весело приветствовали Джо.
– Мистер и миссис Хеннесси! Уоррен!
Как то летом Джозефина провела два месяца в доме Хеннесси.
– Дорогая Джо, миссис Хеннесси взяла Джозефину за руки и поцеловала в щеку, ты так подросла! Какой приятный сюрприз, моя дорогая!
Мистер Хеннесси пожал Джозефине руку, а Уоррен Хеннесси отвесил ей галантный поклон. Джо отметила, что Уоррен уже не прежний неловкий и прыщавый мальчик. Мистер Вильерс встал.
– О! Джозефину снова бросило в краску. Позвольте представить вам мистера Пола Вильерса. Она с трудом сглотнула. Мой муж.
– Твой муж? Миссис Хеннесси всплеснула руками.
– Ты замужем, Джо? изумилась Каролина. Но ты ничего не написала мне об этом, скверная девчонка.
– Все произошло очень быстро, объяснил мистер Вильерс, добродушно улыбаясь. Разрешение церкви и все такое. Мы полюбили друг друга и не стали долго ждать. Не так ли, Джозефина?
– Да, ответила Джо. Каким то чудесным образом се рука оказалась в его руке. Она улыбнулась Полу. Мы поженились только вчера. Только вчера?! воскликнула Каролина. Мистер Хеннесси уже требовал бутылку шампанского или другого самого лучшего вина, какое имелось в гостинице. Отдав распоряжения, они уселись за один стол.
Рука Джозефины все еще покоилась в руке мистера Вильерса.
– Вы, должно быть, один из суссекских Вильерсов? спросил мистер Хеннесси.
– Я представитель самой младшей ветви. Вы живете где то поблизости, сэр?
Оказалось, что Хеннесси возвращалась домой из Лондона. Поездка была длинной и утомительной.
Выяснилось также, что молодожены Вильерсы отправлялись в свадебное путешествие по Шотландии. По крайней мере так, в очень приятной манере, с улыбкой обращаясь к Джо за подтверждением, объяснил мистер Вильерс.
Хеннесси провели в дороге четыре дня, однако выглядели столь безукоризненно, будто обедали в столовой своего дома. Джозефина вспомнила о своем помятом платье и вороньем гнезде на голове.
– С нами произошла забавная история. Моя горничная и, гм, слуга Пола выехали с багажом на несколько часов раньше. Вчера и сегодня вечером они должны были ждать нас в гостинице. Но их, наверное, не правильно проинструктировали, потому что мы до сих пор еще не видели слуг. Не так ли, Пол? Джозефина усмехнулась.
Митфорд улыбнулся, и его лицо тотчас стало необычайно привлекательным.
– Да, в моем распоряжении осталась лишь небольшая сумка, а у жены дорожный саквояж. Джозефина провела рукой по волосам. Боюсь, без Бетти я совсем пропаду.
– Но, Джо, предложила Каролина, завтра утром ты можешь воспользоваться услугами моей Люси. Помнишь Люси? И у меня с собой несколько сундуков с одеждой. Приходи и выбери себе платье. Ведь у нас почти один размер.
– В самом деле. Миссис Хеннесси взглянула на мужа, ожидая его одобрения. Для нас будет большой честью и радостью, если вы погостите несколько дней в Хоторн Хаусе. Джо расскажет вам, мистер Вильерс, какие живописные у нас места. Вы сможете гулять и кататься на лошадях сколько душе угодно.
– А мы тем временем отправим людей на поиски ваших слуг и багажа. Мистер Хеннесси не удержался от смеха. Вот так приключение для медового месяца!
Мистер Вильерс деликатно отклонил предложение. У Джозефины отлегло от сердца. Давая объяснения, Пол снова взял ее за руку. Он нежно целовал пальцы спутницы и с улыбкой смотрел ей в глаза. Мистер Хеннесси смеялся, снова и снова спрашивая жену, помнит ли она, что такое влюбленные и как они любят делать все по своему.
– Да, Харви, согласилась с ним жена, но делать все по своему, не имея багажа, весьма затруднительно.
Наконец было решено, что предложение останется в силе, и если молодожены в течение ближайших нескольких дней передумают или не найдется пропавший багаж, то они обязательно примут его. Затем все приступили к еде и обсуждению других тем.
Когда мистер Вильерс целовал Джозефине пальцы, ей пришлось кое что еще объяснять Хеннесси: вчера Пол надел ей на палец обручальное кольцо, но оно оказалось слишком велико.
– Глупышка, Джозефина ласково улыбалась, заглядывая в серые, оживленные глаза Пола, так спешил поскорее жениться на мне, что купил кольцо без примерки. И теперь Пол носит его в кармане, пока мы не найдем ювелира, который сузит его.
– Кто бы мог подумать, что существуют такие тонкие пальчики, оправдывался мистер Вильерс. Он улыбнулся так нежно, что Джозефина почти потеряла нить своего рассказа. А мистер Вильерс спокойно провел по ее пальцу, словно надевая кольцо.
Каролина вздохнула, а Уоррен понюхал табак и громко чихнул.
Пока мистер Хеннесси и мистер Вильерс обсуждали политику, Джозефина и Каролина предавались воспоминаниям о школе. Джо чувствовала себя замечательно, но тут случилось непредвиденное.
– Одиннадцать часов, объявил мистер Хеннесси, посмотрев на большие карманные часы. Пора всем отправляться спать. Особенно этим двоим. Они, без сомнения, уже давно жаждут удалиться в свои покои и проклинают нашу случайную встречу.
– Харви! Миссис Хеннесси улыбнулась. Даже мистер Вильерс покраснел. Джозефина заметила это, когда он взял ее под руку.
Несколько минут спустя они дошли до своей комнаты, показавшейся им очень тихой. В центре ее возвышалась огромная кровать.
– По моему, начал герцог Митфорд, снимая пальто и бросая его на спинку кровати, за сегодняшний вечер я лгал больше, чем за всю жизнь. Это ужасно.
– Весьма сожалею, сэр. Джозефина Мидлтон сочувственно посмотрела на Митфорда своими большими глазами. Но кто мог подумать, что я встречу знакомых? У меня очень мало друзей, поскольку папа и дедушка придерживаются устаревшего мнения, что молодых людей лучше воспитывать за городом, дабы они не познали пороков городской жизни. Но поскольку я училась в школе, у меня найдутся знакомые во многих частях королевства.
– Верно, согласился герцог. Полагаю, ничего страшного не произошло. Только когда нибудь вам все таки придется объяснить Хеннесси, что все не так, как они думают.
– Да. Джозефина потупила взгляд.
– "Наверное, все таки хорошо, что она выдумала всю эту историю с пропавшим багажом и слугами, подумал Митфорд. Если бы Хеннесси не поверили, что мы только вчера поженились, у них сложилось бы совершенно иное представление обо всем произошедшем". Одна мысль об этом вогнала герцога в краску.
Но он действительно дерзко врал. Большая часть деталей их брака, конечно же, могла стать правдой. В течение дня Митфорду это приходило в голову все чаще и чаще. Поэтому весь рассказ следовало бы вести в будущем времени, а не в прошедшем. Взять, к примеру, такую подробность, как разрешение церкви. Когда он доставит мисс Джозефину Мидлтон в Ратленд Парк, ему придется незамедлительно жениться на ней, пока не разгорится скандал вокруг их персон. Так что брак должен состояться раньше. За последние двадцать четыре часа Джозефина безнадежно скомпрометировала себя.
Но он не забудет измерить палец. И никогда не допустит того, чтобы Генри и горничная Джозефины не знали, куда отвезти багаж в первую ночь их свадебного путешествия. Да как можно быть таким рассеянным, чтобы потерять собственных слуг!
Не совпадало только одно: они не любили друг друга. Влюбиться в такую глупую девчонку, которая лжет, как актриса из "Друри Лейн"! О Боже! Митфорд еще ни разу не встречал человека, настолько не умеющего вести себя и так дурно воспитанного.
Джозефина, смущенно улыбаясь, вынимала из волос шпильки.
– Сегодня на полу спать буду я, сэр. Мне это не доставит никаких неудобств; к тому же я не хочу несправедливо обойтись с вами.
– Вы будете спать на кровати, мисс Мидлтон, отрезал герцог. Он завороженно наблюдал, как тяжелые кудри каскадом упали почти до самой талии. Но Митфорд подавил восхищение, неожиданно вспомнив, как Джозефина махала рукой молодым людям, сидевшим на крыше почтовой кареты.
– Вообще то, сказала Джозефина, покраснев, никому из нас совсем не обязательно спать на полу. Кровать очень широкая, места хватит для двоих.
Митфорда шокировало это предложение. Я оставлю вас на десять минут, сообщил он, наблюдая, как ее руки потянулись к вороту платья, а затем снова опустились. Он взял пальто. Желаю вам доброй ночи, мадемуазель. И не беспокойтесь за меня. Боюсь, и завтра нам предстоит тяжелый и длинный день.
Герцог Митфорд спустился в бар и заказал кружку эля. Он надеялся, что никто из Хеннесси не придет сюда перекусить. Им показалось бы странным, что он оставил жену на вторую ночь после свадьбы.
Вот так положение! Не хватало встретить кого нибудь из знакомых.
Как легко лгать, когда чувствуешь, что это необходимо. А сегодня это действительно было необходимо. Пол не хотел бы увидеть выражение лиц друзей мисс Мидлтон, узнай они, что Джозефина путешествует одна с неженатым мужчиной, да еще проводит ночи в одном номере с ним.
Боже, неужели все это происходит на самом деле? Возможно ли, что он, герцог Митфорд, обладатель еще Десятка менее значительных титулов, так неблагоразумно себя ведет? Слово "неблагоразумие" так мало говорит о его теперешних •поступках, что просто смешно.
Митфорд никогда не вел себя неблагоразумно, неприлично, импульсивно или необдуманно. Его всегда очень уважали. А как же иначе? Ведь он носит все эти титулы с семнадцати лет, а один и того раньше, а с ними и весь груз обязательств и ответственности.
Младшая ветвь суссекских Вильерсов! Господи! Пол уже одиннадцать лет глава всей семьи. Своим вопросом мистер Хеннесси поставил его в очень трудное положение. Неужели мисс Мидлтон не знает, что фамилия герцога Митфорда Вильерс? Вероятно, нет.
Лишь спустя полчаса герцог Митфорд вернулся в комнату. "Возможно, мне не следовало уходить, размышлял он, медленно поднимаясь по ступенькам. Возвращаться теперь гораздо сложнее. Вчера вечером все обстояло намного проще, поскольку было некогда о чем либо подумать".
Пол долго размышлял. Он собирался провести ночь с незамужней молодой леди. От одной этой мысли у него перехватывало дыхание. Митфорд никогда не проводил всю ночь даже у Эвелин. Но то было совсем другое. Эвелин вдова, на год старше его, светская леди. К тому же была любовницей Пола.
"Господи, что же я делаю? Следовало отвезти Джозефину к отцу еще вчера. И почему я поступил иначе? А утром, когда обнаружилась пропажа драгоценностей, я должен был сразу доставить ее домой, а не предлагать помощь в поисках вора. Ни за что на свете не надо было соглашаться ехать с ней вдвоем в открытом экипаже. Что же делать теперь? Прошлого не вернуть, но завтра с рассветом нужно отвезти Джозефину домой. Хотя время уже упущено, это единственно правильный выход. Так я и поступлю", твердо решил Митфорд.
А между тем придется собраться с духом, чтобы войти в спальню. В этом ему уж точно никто не поможет. Герцог решительно повернул ключ. По крайней мере, Джозефина проявляла скромность и притворялась спящей. Митфорд ожидал, что увидит, как она сидит на кровати в одной сорочке, как тем утром, когда улыбаясь ждала его пробуждения, а потом заморочила ему голову. Что что, а это у нее хорошо получалось. Эта девчонка болтала без умолку почти весь день.
Джозефина лежала на краю кровати, укутавшись по самый нос одеялом и закрыв глаза. Но дыхание было слишком тихим и слишком частым для спящей. Вторую подушку она положила на другой край кровати.
Митфорд с тоской посмотрел на подушку, затем с отвращением на пол. Он казался таким же ровным, как и вчерашний, но герцог вдруг почувствовал ломоту во всем теле. Больше всего он хотел бы сейчас сбросить с себя всю одежду и лечь в горячую ванну с пеной.
Герцог Митфорд снял пальто и сбросил башмаки. К сожалению, вся остальная одежда останется на нем. А на завтра у него нет даже чистой рубашки. Герцог схватил подушку и со злостью швырнул ее на пол. По крайней мере, не придется спать на сумке.
Но каждая клеточка его тела ныла, когда он укладывался на полу и натягивал на себя пальто, из под которого высовывались то плечи, то ноги.
"Но, черт возьми, подумал Митфорд, ведь половина мягкой кровати и теплые одеяла ждут меня. Возможно, она действительно спит. Ведь и для нее день был тяжелым и длинным".
Пол тихо встал, свернул пальто, положил его в центре кровати и осторожно забрался под одеяло. Герцогу показалось, что никогда еще ему не было так удобно.
Он не долго радовался, потому что через минуту уже крепко спал.
Все хорошее рано или поздно заканчивается, и, конечно же, обычно раньше, чем хотелось бы. Герцог Митфорд проснулся от сильного удара в левый глаз. Казалось, будто с неба на него упал камень. Встряхнув головой, герцог понял, что это вовсе не камень, а женский кулак.
Обладательница этого кулака явно спала. Она повернулась к нему лицом Боже, и когда он успел подвинуться к центру кровати? Зевая спросонья, девушка обнаружила, что плечо Пола удобнее и теплее подушки, и положила на него голову. Что то пробормотав, она обвила рукой его талию. Потом снова погрузилась в глубокий сон. Свернутое пальто все еще лежало между ними. О Боже! Боже!
Ее волосы щекотали ему нос. За десять минут отсутствия герцога Джозефина, наверное, умылась и подушилась чем то очень приятным.
Герцог Митфорд не разбирался в женских духах. От Эвелин всегда пахло чем то сладким. Этот запах никогда не нравился герцогу, но из вежливости он не говорил ей об этом.
Духи мисс Мидлтон волновали. Он чувствовал на шее ее теплое дыхание. И куда, черт возьми, ему положить руку? Наконец, сделав несколько неловких движений, Митфорд опустил руку на талию Джозефины. Какая же она нежная, тонкая и теплая! Его руку отделяла от ее тела лишь тонкая сорочка.
– Папа, я не выйду замуж за герцога, решительно проговорила Джозефина.
От неожиданности Пол вздрогнул, а затем тихо лег и затаил дыхание. Она пробормотала что то еще и затем снова положила голову ему на плечо.
– Кольцо упало, прошептала опять Джозефина. Ну и положение! Если он отодвинется, она, без сомнения, проснется и вообразит, что Пол хочет изнасиловать ее. Если не отодвинется, Джозефина может проснуться раньше него и решить, что это он так обнял ее.
Что же делать? Герцог Митфорд горячо пожалел, что у него так мало жизненного опыта. Он сегодня не сомкнет глаз. Возможно, немного позже, когда Джозефина покрепче заснет, он освободится из ее объятий и вернется на пол.
– Хорошо, снова прошептала Джозефина и глубоко вздохнула, отчего по всему телу Митфорда пробежала мелкая дрожь. Хорошо.
Герцог Митфорд крепко заснул.


***

"Оказывается, ехать внутри старого дилижанса куда удобнее, чем на козлах", подумал Бартоломью. И карета двигалась гораздо мягче. Но дело здесь, конечно, не в кучере. Просто дорога на север в лучшем состоянии, чем та, по которой они путешествовали этим утром.
Так или иначе, Сьюзи больше не тошнило. Сэм сказал, будто это потому, что она позавтракала. Сьюзи объяснила это тем, что ехали они спокойнее. Бартоломью считал, что она привыкла к поездкам в экипаже.
Сэм оказался тираном. Он остановился поменять лошадей намного раньше, чем Бартоломью счел это необходимым.
– Маленькой леди нужен отдых, чай и еда, заявил новый кучер.
Таким образом, Сьюзен пила чай с пирожными, пока ее брат кипел от злобы из за задержки. И на ночь Сэм остановился задолго до темноты. Я все еще ясно вижу дорогу, запротестовал Бартоломью. И ночь будет ясной, с луной и огромным количеством звезд.
– Маленькой леди нужен отдых и ужин, отозвался Сэм. И кто поспорит с таким верзилой? Естественно, не Сьюзен. У нее был измученный вид, хотя она героически воздерживалась от жалоб. Господин с драгоценностями не скроется, добавил Сэм, самоуверенно улыбаясь. И другой господин с барышней тоже не скроется. Они оставили за собой очень заметный след.
Сэм был прав. Многие видели броский сине желтый экипаж с красивым джентльменом и открытую коляску с молодой леди и молодым человеком.
– Мы нагоним их завтра или послезавтра, заверил их Сэм.
Но кто же, черт возьми, этот Пол Вильерс? И что делает с ним Джозефина?
Джозефина проснулась за пять минут до того, как в дверь постучали. Ей было тепло и не хотелось вставать. Она обязательно спросит у Бетти, каким новым мылом та стирала ее простыни. Пахнет мускусом. Хорошо.
– Хорошо, услышала Джозефина свой шепот и вдруг почувствовала себя крайне глупо она ведь лежала не у себя дома на постели, а в номере гостиницы, за который заплатил мистер Вильерс. Джозефина прижималась к мистеру Вильерсу всем телом. Голова ее покоилась на его плече. Носом она уткнулась ему в плечо, а рукой обнимала за талию. Нога лежала на его ноге. Только одеяло или что то еще сбилось между ними.
Джозефина открыла глаза, но тут же закрыла их снова, боясь, что ресницы будут щекотать ему шею и он проснется. Она и дышать боялась по той же причине, пока не испугалась, что задохнется. Рука мистера Вильерса лежала на ее плече.
Его рука лежала поверх ее руки, значит, Джозефина первая обняла мистера Вильерса. Она ответственна за это неловкое положение. Неловкое? Да в высшей степени оскорбительное! Папа убил бы их обоих. Дедушка читал бы нотации целую неделю. Даже Барт был бы шокирован.
О Боже милостивый! Как она допустила такое? Все, теперь она окончательно погибла. Если бы Джозефина сидела дома и воображала самую ужасную ситуацию, подобное не пришло бы ей в голову. Ничего более ужасного, чем брак с этим высокомерным герцогом, она себе не представляла.
Очень хорошо, что мистер Вильерс такой добрый человек. Иначе Джозефина попала бы в весьма опасное положение. И тогда смерть показалась бы ей раем.
К счастью, она совсем не чувствовала себя в опасности, если, конечно, отбросить мысли о папе, дедушке и Барте. Джозефина и раньше замечала, что плечи и руки у мистера Вильерса очень мускулистые. Но теперь она ощущала их у себя под головой. Джозефине пришло в голову, что сейчас ее не испугала бы и целая армия всяких мистеров Портерхаусов. Она защищена. Ей тепло и уютно.
Пол. Какое славное имя! Если вчера у Джозефины спросили бы, какое ее любимое мужское имя, она бы назвала Джастина, Николаса, Кристофера или Роберта. Но не Пола. Он был бы последним в ее списке. Но только потому, что она не вспомнила о нем. Если бы вспомнила, то поставила бы в начало списка.
Ей нравилась его улыбка. Не та, которой он улыбался в обществе, хотя она тоже была приятной, а та, что появлялась на его лице, когда он действительно радовался: правый угол рта поднимался чуть выше левого, в глазах плясали веселые огоньки. Джозефина никогда не видела более привлекательной улыбки. Пол!
Джозефина открыла глаза, осознав, что снова начинает засыпать. Но ей нельзя спать. Она должна высвободиться из его объятий, иначе он сочтет ее бесстыжей девчонкой. Джозефина убрала голову с плеча мистера Вильерса и попыталась вытащить руку из под его руки.
– М м, промычал герцог Митфорд, и Джозефина замерла.
Его рука скользнула с плеча ей на шею, и он слегка погладил ее. Джозефина почувствовала, как дрожь пробежала по всему ее телу. Она судорожно сглотнула.
Но Митфорд не проснулся. Прежде чем совсем отодвинуться от него, Джозефина, не сдержавшись, слегка коснулась его кудрей. Она расправляла пальчиком одну кудряшку, когда в дверь негромко постучали.
Но Джозефина так быстро откатилась к краю кровати, что едва не свалилась на пол. Мистер Вильерс вскочил с кровати.
"По крайней мере он никогда не узнает, подумала Джозефина, что обнаружил бы, проснись в тот момент сам". Митфорд посмотрел на нее такой очаровательно помятый и открыл дверь.
Несколько минут спустя мистера Вильерса попросили взглянуть, подойдет ли ему одна из сорочек Уоррена Хеннесси. "Неужели так заметно, что Пол спал в той сорочке, которую носит?" удивилась Джозефина. Сама же оказалась в надежных руках горничной Каролины. Люси, бросив выразительный взгляд на смятую постель, поздравила Джозефину с прошедшей два дня назад свадьбой. О Боже!

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art