Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бертрис СМОЛЛ - Ворон : Часть І

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Бертрис СМОЛЛ - Ворон:Часть І

 УИНН ИЗ ГАРНОКА

УЭЛЬС, 1066

Глава 1

Уинн из поместья Гарнок пристально смотрела на могилу своего отца. Всего месяц прошел с того момента, когда Оуен ап Льюилин случайно встретил свою смерть. Могильный холм уже начал зарастать травой, и скоро он будет похож на соседний, под которым покоится ее мать. Как будто все так и было во веки веков. Как будто под холмом не было ничего, кроме земли. Она почувствовала, как слеза потекла по щеке, и нетерпеливо смахнула ее. Уинн не плакала, когда умирал отец. Слезы для слабых, а она не могла быть слабой, как другие женщины. На их плечи не ложилась ответственность за большое, доходное поместье, которое надо сохранить для подрастающего наследника. Им не надо было беспокоиться о безопасности младшего брата и трех сестер.
"Ты оставил мне тяжелую ношу, отец", - с глубоким вздохом сказала Уинн. Оуен ап Льюилин был высоким красивым мужчиной в расцвете лет. Хотя он владел одним из самых богатых поместий во всем Морганнуиге, никто не завидовал ему, включая короля, Граффидда ап Льюилина, его дальнего кузена. В воинственном Уэльсе он прослыл миролюбивым, хотя, когда того требовал случай, он брался за свой меч.
Но все же всему остальному он предпочитал свои земли и стада, свою жену и семью, и он старался не совершать ничего такого, что подвергло бы опасности его родных и близких.
Люди считали, что ему во всем сопутствует удача. В двадцать два года он взял в жены первую красавицу Уэльса, Маргиад, прозванную Жемчужиной. Она подарила ему четырех дочерей и сына. Родив последнюю дочь, она умерла, но даже после такой утраты его по-прежнему считали счастливчиком.
Дети росли здоровыми, и он, конечно, мог жениться второй раз. Оуен был завидным женихом, однако вторично он не женился. Он страстно любил свою жену и глубоко переживал ее смерть. Те, кто знал Оуена ап Льюилина близко, заметили, что после потери Маргиад он перестал смеяться легко и часто, как раньше. Последнюю дочь он назвал Map, что означало на древнем языке Кимри "печаль". Он любил девчушку не меньше других сестер, так как не был жестоким, но он не был уже и прежним, таким, как до смерти Маргиад, Жемчужины. Оуен безжалостно перегружал себя работой, словно пытаясь убежать от реальности вдовства. Не будучи слишком гордым, он не видел ничего зазорного в том, чтобы взять в руки серп и поработать в поле вместе со своими крепостными и рабами. В тот самый день, когда Оуен ап Льюилин погиб, он решил перекрыть крышу амбара соломой. Весенние дожди и зимняя непогода разрушили кровлю. Нагруженный соломой, он оступился и упал с крыши прямо на кучу сена. Вилы, небрежно оставленные в сене, пронзили ему сердце, и он мгновенно умер.
Наследнику Гарнока было всего десять лет, и, хотя фактически имение принадлежало ему, управлять им он не мог из-за столь юного возраста. Эта тяжелая ноша легла на плечи его старшей сестры, пятнадцатилетней Уинн; поскольку не было подходящего родственника мужского пола. К счастью, у сирот осталась бабушка по отцовской линии, Энид, которая вела дом, оставив Уинн надзор за большим наследством брата. Были еще и другие проблемы, которые надо было уладить, и Уинн опасалась, что не сможет справиться с ними.
Как лорд Гарнока, ее маленький брат был желанным женихом, но Уинн сомневалась в разумности обручения Дьюи ап Оуена в таком раннем возрасте. В те времена не было ничего необычного в женитьбе десятилетних мальчиков. Но если вдруг Дьюи умрет в детстве, семья его жены может от ее имени потребовать богатые земли Гарнока. Что тогда будет с сестрами и бабушкой? Стоя у могилы отца, Уинн нахмурилась, ибо она знала ответ на этот вопрос. Все они останутся без крова и без пенни в кармане. Все было так сложно. Надо подыскать мужей для Кейтлин, Дилис и Map. Как ей подступиться к этому? У нее самой еще не было мужа.
- Кар! Кар!
Уинн обернулась на резкий голос и хлопанье крыльев. Большой черный ворон глядел на нее с соседнего дерева. Он склонил голову набок, словно вопрошая, что держит девушку на вершине открытого холма под порывами резкого ветра, в котором уже чувствовалось приближение дождя. Слабая улыбка коснулась губ Уинн. Ворон был ее старинным другом. Казалось, у него нет возраста, он все время присутствовал в ее жизни. Ее отец всегда подшучивал над ней, говоря, что это, должно быть, самый старый ворон из всех живущих, поскольку, по его мнению, вороны не относятся к числу особых долгожителей. Но сейчас Уинн была уверена, что птица, смотрящая на нее, именно та, которую она знала всю свою жизнь.
- Привет, Дью! - поздоровалась Уинн, чувствуя себя удивительно спокойно в присутствии ворона. - У меня сегодня нет для тебя хлеба, извини.
Птица, казалось, была огорчена ее словами и издала слабый гортанный звук.
- О, - ласково сказала Уинн. - Я оскорбила твои чувства, верно?
Ты прилетел вовсе не за хлебом, а чтобы успокоить меня, старина Дью.
Что ж, мои заботы сегодня, конечно, серьезнее твоих.
Она тихо засмеялась.
- А вдруг люди подумают, что я сумасшедшая или колдунья, потому что я разговариваю с вороном? Мы ведь с тобой старые друзья, правда?
Ворон, казалось, кивнул головой.
Уинн это позабавило.
- Я, пожалуй, пойду, старина Дью. Мне не решить все трудности, стоя здесь и болтая с тобой. Позаботься сам о себе и не слишком воруй зерно, когда мы на следующей неделе будем сеять.
И она стала спускаться с холма, а ворон продолжал наблюдать за ней, удобно устроившись на дереве; но когда упала первая капля дождя, птица ворча улетела в поисках укрытия.
Торопясь домой, Уинн накинула на голову шерстяную шаль. Весенние дожди могут быть коварно обманчивы, а ей не хотелось схватить простуду. Дома по крайней мере будет тепло. Странно, но, несмотря на близость к реке, в нем всегда было сухо. В детстве ее интересовал предок, который построил дом на мысу возвышающемся над рекой. Взрослея, она поняла, что, расположенный таким образом, дом был уязвим лишь с одной стороны, но та сторона дома была окружена каменной стеной с тяжелыми дубовыми воротами, окованными железом, которые закрывались и запирались на засовы на закате солнца или во время опасности.
За этими стенами находились основные постройки имения, главный амбар, кузница, кухня, конюшни, псарня, голубятня, колодец и огород.
Дом был построен из камня и дерева, крыша покрыта соломой, в которой было несколько отверстий для дымоходов, что указывало на богатство хозяина поместья. Внутри основной этаж занимал зал, протянувшийся вдоль всего здания и поднимающийся на два этажа вверх.
Над той частью зала, которая занимала лишь один этаж, на втором этаже находилась небольшая солнечная комната - спальня Оуена ап Льюилина и его жены. Это было исключением из общепринятого правила, когда лорд и его семья спали в одной комнате, занавесками отделяя одну кровать от другой.
Уинн быстро пробежала сквозь ворота, так как небеса буквально разверзлись, и добралась до дома, облегченно вздохнув. Она стряхнула капли дождя с тяжелой шали, и та стала почти что сухой. Завернувшись в нее, Уинн вошла в зал. В двух очагах весело горел огонь, и, как обычно, было уютно и сухо. Ее зеленые глаза обежали зал, заметив бабушку Энид, говорившую что-то слугам, которые принесли вечернюю трапезу, затем остановились на брате Дьюи, весело игравшем со щенками и сестричкой Map, потом Уинн перевела взор на двух сестер, Кейтлин и Дилис, которые, по обыкновению, сидели и сплетничали. Увидев ее, Дилис вскочила и подбежала к старшей сестре.
- Где ты была? - захныкала она. - Мы так боялись! Мы узнали, что на нашем берегу вновь появились ирландские работорговцы. Что, если они схватили бы тебя? Что тогда с нами будет? - Ее хорошенький ротик принял обиженный вид.
Кейтлин подошла к ним и тоном превосходства сказала:
- Она опять была на могиле, ведь правда, Уинн? Не понимаю, почему ты туда ходишь. Там ничего нет. Отец давно умер. Дилис права.
Ирландцы совершают налеты. Тебе следует быть более благоразумной в своих странствиях.
- Спасибо тебе, дорогая сестра, за заботу, - сухо ответила Уинн. - Откуда ты узнала об ирландцах? Их нечего бояться. Мы слишком далеко от берега, чтобы они смогли побеспокоить нас.
- Приезжал гонец! - воскликнула Дилис. - Когда ты ушла.
- Разве я была так далеко, что за мной нельзя было послать? - резко спросила Уинн. - В конце концов, мне виден был дом. Я не заметила никакого всадника.
- Ты его не видела, возможно, потому, что опять предавалась мечтам, - ответила Кейтлин. - Гонец прискакал, сообщил новость и немедленно покинул нас, - так приказал ему его хозяин. Я полагаю, Ризу из Сант-Брайда нужен каждый человек, пока опасность не минует.
- Так это Риз прислал гонца, чтобы предупредить об ирландских работорговцах? - Уинн была озадачена. - Любезно с его стороны, но, думаю, необязательно.
- Нет! Нет! - глупо хихикала Дилис, танцуя около старшей сестры; ее золотисто-каштановые волосы разлетались в разные стороны.
- Замолчи, ты, глупая негодница! - прикрикнула на сестру Кейтлин. - Я передам Уинн послание. - Она повернулась к старшей сестре. - Риз из Сант-Брайда приедет навестить нас. Он будет говорить с тобой об очень важном деле, - гордо сказала Кейтлин, - а это значит только одно: он хочет на тебе жениться. Я сказала гонцу, чтобы он передал своему хозяину, что ты будешь рада и сочтешь за честь принять его, когда ему будет удобно. Если ты выйдешь за Риза, тогда и мы сможем найти богатых мужей! Какая возможность для нас! Ты рада, Уинн?
Слова сестры сначала поразили, а потом обеспокоили Уинн.
- Нет, - наконец сказала она, тщательно подбирая слова. - Нет, я совсем не в восторге от перспективы стать предметом его ухаживаний.
Мне придется отказать ему, если он будет просить моей руки, а отказывая, трудно сохранить дружбу, Кейтлин.
- Отказать ему? Почему ты откажешь ему? - завизжала Кейтлин. - Ты погубишь всех нас, ты, эгоистка, до того как разделаются с тобой!
Уинн вздохнула.
- Кейтлин, подумай немного. Почему могущественный военачальник, владелец большого замка, хочет взять меня в жены? О, у меня неплохое приданое, но имя не столь знатное. Риз из Сант-Брайда может иметь жену и с приданым, и с именем. Зачем ему я?
- Кого это волнует, почему он хочет именно тебя? - раздраженно сказала Кейтлин. - Неужели ты ничего не понимаешь, Уинн? Имея Риза свояком и вдобавок наше приличное приданое, мы можем выбрать хороших мужей. Кроме того, мы в родстве с самим королем.
- Наша родственная связь с Граффидом ап Льюилином столь тонка, что едва различима, - небрежно ответила Уинн. - Если Риз и собирается ухаживать за мной, то только из-за нашего брата.
- Какое Дьюи имеет к этому отношение? - поинтересовалась Дилис, наморщив свой хорошенький лобик.
- Наш брат - ребенок. Если с ним что случится до того, как он вырастет, женится и станет отцом, Гарнок будет принадлежать мне. К счастью, у нас нет ближайших родственников-мужчин, которые представляли бы угрозу наследству Дьюи. Можешь быть уверена, что именно это и имеет в виду Риз, желая поухаживать за мной, - возможную кончину Дьюи. Я не позволю ускорить переселение брата в мир иной, что даст возможность Ризу через меня заполучить Гарнок. Линия передачи поместья по наследству вполне ясна. Сначала через мужскую линию к третьему колену, а затем через женскую, начиная со старшей сестры. Риз из Сант-Брайда никогда даже не видел меня. А может, я лысая или беззубая? Но он все равно возьмет меня, чтобы завладеть Гарноком.
- Ты с ума сошла? - сказала Кейтлин, не глядя на сестру - Нет, - вступила в разговор бабушка. - Она, возможно, права. Но все же мы не будем судить строго Риза из Сант-Брайда, пока не выслушаем его. А вдруг его предложение окажется искренним? Уинн - практичная девочка. Она ясно видит, в чем ее притягательная сила для могущественного лорда. Хотя Дьюи и является лордом Гарнока, она наследница Гарнока до тех пор, пока у него не появится собственный сын. И все же, моя девочка, - сказала Энид, нежно обняв внучку, - Кейтлин поступила правильно, сказав гонцу, что ты примешь лорда из Сант-Брайда.
- Будем надеяться, что ирландцы отвлекут его на несколько месяцев, - пробормотала Уинн. - Меньше всего сейчас мне нужен поклонник. Надо посадить пшеницу и позаботиться о сене, чтобы было чем кормить скот зимой. Вы же знаете, как трудно на нашей почве вырастить хлеб.
- Сегодня еще четыре коровы отелились, - сказал Дьюи, подойдя к сестрам.
- Старушка Блодвен опять принесла близнецов, и один из них - это крошечный бычок, Уинн.
Она улыбнулась ему, вытаскивая соломинки из его черных волос и нежно взъерошив их.
- Малютка бычок, - повторила она. - Если он хоть наполовину пойдет в собственного отца, он для нас будет просто незаменим.
Довольный Дьюи улыбнулся, а Кейтлин помрачнела.
- Быки и коровы! - раздраженно сказала она. - Неужели это все, о чем ты можешь думать, Уинн?
- Кто-то из нас должен думать о хозяйстве, если мы хотим сохранить поместье, если ты хочешь сохранить свое приданое, - пока я не выдам замуж тебя и Дилис, - ответила ей Уинн.
- Мое приданое - это мое приданое, - твердо сказала Кейтлин.
- Твое приданое - часть поместья, и в первую очередь надо думать о Гарноке, - ответила ей Уинн.
- Есть еще одна причина, по которой ты должна выйти замуж за Риза из Сант-Брайда, если он попросит твоей руки, - упрямо продолжала настаивать Кейтлин. - Ни одна женщина не может управлять поместьем. Я просто не понимаю, почему бы тебе не выйти замуж. Сделай это, и пусть Риз возьмет на себя все хозяйские заботы, пока ты не разорила нас!
- Уинн не надо выходить замуж, если она не хочет этого, ты, эгоистичная корова! - вступился за старшую сестру Дьюи, гневно сверкая голубыми глазами. - Я лорд Гарнока, я сказал вам свое слово!
- Лорд Гарнока! Лорд Гарнока! - передразнила его Дилис, поскольку они с Кейтлин были близки. - Ты всего лишь коротышка!
- Я такой же большой, как и ты, - ответил он смело, протягивая руку, чтобы дернуть Дилис за одну из ее длинных кос, и усмехаясь от удовольствия, предвкушая ее вопли.
Кейтлин хотела шлепнуть брата, чтобы защитить Дилис, но он увернулся от ее руки и, хорошенько нацелившись, пнул ее по голени. Кейтлин взвыла от ярости, потому что удар Дьюи оказался метким.
- Промахнулась! Промахнулась! - смеялся он над ней, прыгая вокруг, пока она терла больное место.
Уинн схватила брата за шиворот и крепко держала его.
- Проси прощения у сестер, - твердо приказала она извивающемуся Дьюи.
- Извините, - проговорил он медовым, раскаивающимся голосом, но в глазах его плясали озорные огоньки. Если Уинн не могла видеть его взгляда, то Кейтлин и Дилис заметили притворство брата. Холодные голубые глаза Кейтлин пригрозили младшему брату, что ему не поздоровится, если она застанет его где-нибудь одного. Кейтлин с уважением относилась к двум вещам: власти и золоту. У Дьюи не было ни того, ни другого, поэтому ее месть могла настигнуть его в любом месте и в любой момент. Однако он мог рассчитывать на забывчивую натуру Дилис. Хотя Дилис была эгоистична и погружена в себя, она редко имела зуб против кого-нибудь, в отличие от Кейтлин.
А за стенами дома бушевал ветер, дождь громко барабанил по закрытым окнам. Порывы ветра задували в дымоход, рассыпая в воздухе снопы искр, которые падали, не причинив вреда, обратно в круглое углубление очага.
- Довольно, - твердо сказала Энид. - Остывает вечерняя трапеза, пока мы здесь стоим и спорим о деле, о котором имеем слабое представление. Может, Риз из Сант-Брайда хочет всего-навсего купить у нас скот.
- Всем хорошо известно, что мы не торгуем скотом, - нетерпеливо произнесла Кейтлин.
За столом семью терпеливо ожидал отец Дрю. Это был тихий человечек с карими мигающими глазами, их единственный близкий родственник-мужчина, но, как лицо духовное, он не имел права наследовать Гарнок. Он прожил здесь всю жизнь, за исключением тех лет, которые провел в английском монастыре, откуда вернулся спустя несколько месяцев после рождения Уинн. Как раз в это время умер бывший священник Гарнока, другой кузен, и он занял его место.
Сейчас в животе у него урчало от голода, но он сохранял спокойствие, пока все родственники не уселись за стол. Затем он быстро пробормотал благодарственную молитву за обильную еду, которую им предстояло съесть, и, не успело последнее "аминь" смолкнуть на устах, как он потянулся за своей кружкой.
Энид сдержала смешок и дала знак слугам подавать на стол. Она знала, что никто не ценил еду так, как Дрю, и все же он не был настоящим мужчиной. Баранина, тушенная с луком, морковью и капустой, была разложена на отдельные деревянные тарелки. Это было вкусное, ароматное блюдо, посоленное морской солью и сдобренное заморским перцем. У Энид был утонченный вкус, и ей не нравилась пресная еда. Морская соль была доступна, а что касается перца, он считался роскошью, которую привозили из дальних мест, - о них она ничего не знала. На столе был сыр и свежеиспеченный хлеб, а также кувшин с охлажденным элем.
Когда все принялись за еду, в комнате воцарилась тишина. Уинн, строго нахмурив брови, сделала Дьюи замечание, чтобы он ел ложкой, а не руками. На столе была простая пища деревенских жителей, и ее было вдосталь. Когда они покончили с трапезой и слуги убрали остатки, внесли блюдо со сморщенными яблоками. Они хранились всю зиму с прошлого урожая в холодном погребе и знавали лучшие дни.
- Унесите их, - приказала Энид, - и сварите к завтраку.
- Не забудьте подсластить их, - крикнула вслед уходящему слуге Кейтлин.
- Если она даже съест весь мед в мире, то все равно не будет лучше, - пробормотал Дьюи.
Уинн бросила на брата предупреждающий взгляд, но ей не удалось скрыть легкую улыбку, и он озорно улыбнулся ей в ответ.
- Что он сказал? - требовательно произнесла Кейтлин.
- Тебя это не касается, - ответила Уинн, решительно пресекая продолжение ссоры.
- Интересно, когда Риз из Сант-Брайда начнет ухаживать за Уинн? - сказала Дилис.
- Мы что, должны все время только и говорить о лорде из Сант-Брайда? - раздраженно ответила Уинн.
- Что с тобой? - обрушилась на старшую сестру Кейтлин. - Ты ведешь себя так, словно сам дьявол посватался к тебе. Говорят, Риз прекрасный человек, ему тридцать с небольшим. Он молод и силен. Только раз был женат, но детей у него нет. Твой сын унаследует Сант-Брайд, Богатый и могущественный человек собирается свататься к тебе, Уинн!
Ей-богу, как бы мне хотелось быть на твоем месте!
- Я тоже этого хочу, - спокойно ответила Уинн. - Сейчас мне не нужен никакой муж.
- Тогда ты просто дура! - разозлилась на нее Кейтлин. - Тебе уже пятнадцать лет, сестра, и моложе ты не становишься!
- Если тебя так сильно волнует замужество, я предлагаю заключить брак между тобой и Ризом из Сант-Брайда, если он действительно явится к нам за женой.
- Он не захочет меня, - небрежно призналась Кейтлин, раздраженная своим честным ответом.
- Ты права, - ответила сестра, - и мы обе знаем причину, верно, Кейтлин? Вот почему я не выйду замуж, пока Дьюи не вырастет и у него не родится сын.
- А что будет с нами? - запричитала Кейтлин. - Мы обречены остаться старыми девами только потому, что ты избрала для себя такой путь? Это эгоистично!
- Хватит! - резко оборвала ее Энид. - Постыдись, Кейтлин! Когда это Уинн была эгоисткой? Это ты самая эгоистичная из всей семьи, нам этого вполне хватает. Уинн, я и наш прекрасный юный лорд Гарнока уверяем тебя, что у вас с Дилис будут хорошие мужья.
- Мне не нужен хороший муж, - угрюмо заявила Кейтлин бабушке. - Я хочу богатого и могущественного!
Уинн рассмеялась.
- Ей-богу, Кейтлин, ты тупица.
- Хорошие мужчины обычно скучны, - заметила Кейтлин.
- Ну а если он окажется богатым и хорошим человеком, - подтрунивала над ней Уинн. - Это сделает его более привлекательным для тебя?
- Она, вероятно, сведет его поскорее в могилу, - съязвил Дьюи.
- Только в том случае, если заведу себе любовника, - уточнила Кейтлин.
- Что?! - Энид была потрясена. - Внучка, что это за разговор? Какое зло ты замыслила, моя девочка?
- Ой, бабушка, не волнуйся, - утомленно ответила Кейтлин. - Я не собираюсь лишаться невинности ради минутной страсти, когда я могу продать ее подороже. Тем не менее мне, конечно, очень понравятся плотские отношения между мужем и женой. Так что если я овдовею, то, разумеется, не собираюсь обходиться без них. Я не Уинн, холодная и сдержанная. Я - существо горячее!
- Ты нахалка, - воскликнула Энид и больно ударила ее по щеке, но девушка только посмеялась над бабушкой, потирая хорошенькое дерзкое личико.
Дилис глуповато хихикнула и тоже получила оплеуху в назидание.
Из ее больших голубых глаз потекли слезы.
- Отправляйтесь спать, - потеряв терпение, приказала Энид двум девушкам. - Ты тоже, мой бесценный мальчик, - обратилась она к Дьюи.
Не произнеся ни слова, Кейтлин встала и гордо удалилась из зала.
Дилис торопливо последовала за ней.
Дьюи поднялся со своего места, поцеловал старшую сестру и бабушку и тоже пошел спать.
- Она плохо кончит, - мрачно предрекла Энид.
- Нет, бабушка, - нежно возразила Уинн. - Это просто потому, что она открыла в себе женщину. Она хочет быть себе хозяйкой в своем собственном доме.
- Но ты ведь не хочешь, - сказала Энид. - Почему так, мое дитя?
Уинн покачала головой.
- Я не смею выходить замуж, чтобы не навредить брату, - ответила она.
- Ты можешь дурачить кого-нибудь другого этой сказкой, но только не меня. В чем дело? Что Мешает тебе подыскать мужа? Не отрицаю, возможно, ты и права в отношении Риза. Но кроме него есть и другие, кому нужна только ты, а не Гарнок. Перед смертью твоего отца были двое, которые просили твоей руки, но ты отказала им. Почему?
Уинн глубоко вздохнула, нервно перебирая ткань своего просторного платья.
- Бабушка, я, наверное, глупая, что верю в настоящую любовь, в то время когда браки заключаются по расчету? Я не смогу чувствовать себя спокойно, если выйду замуж за человека, которого не люблю или не уважаю; но ведь так не поступают в нашем мире, ведь правда? Кейтлин справедливо упрекает меня, но я ничего не могу с собой поделать, дал маю, что и не стоит, потому что брак - это таинство между Богом и человеком. К нему надо относиться серьезно. Но как я могу воспринимать супружество серьезно, если выхожу замуж ради самого замужества и буду несчастлива в браке?
Энид понимающе кивнула.
- У меня было два мужа. Первого выбрал мне отец. Твой дедушка был замечательный человек, и я любила его. Когда он умер, я думала, мир померк для меня. Но, чтобы не обременять твоих родителей, я вышла замуж вторично. Это было ошибкой. Если бы Хауел ап Мерридид не умер своей смертью, думаю, я бы ускорила его уход в иной мир. Он был жесток. От меня ты не услышишь никаких возражений, дитя мое. Если ты собираешься замуж только по любви, послушайся своего сердца, вот что я тебе скажу!
Уинн соскользнула со стула и обняла бабушку, а старая женщина ласково потрепала ее по волосам.
- Ты всегда понимала меня, бабушка. Всегда. Лучше всех. И почему это так?
Энид рассмеялась.
- Ты похожа на меня, детка. Я ежедневно вижу в тебе себя. Ты привыкла видеть меня седой и старой, но ведь когда-то и я была молода, как и ты, и во мне кипели те же страсти, хоть ты и не осознаешь этого.
- Зато Кейтлин уже поняла, что с ней происходит, хотя и моложе меня, - заметила Уинн.
Энид издала какой-то неопределенный звук.
- Ух, Кейтлин уже родилась всезнайкой. Есть такие женщины, хотя их и немного. Они, кажется, понимают все еще до того, как им скажут.
А ты оставайся такой как есть! У тебя, дитя мое, такое невинное и чистое сердце.
Мудрые слова бабушки понравились Уинн, правда, она не знала почему И все же они успокоили ее, и это чувство было с ней все те несколько недель, когда лили непрерывные дожди и нельзя было посеять зерно, а то, что уже было в земле, дождь полностью вымыл, и теперь нужно было пересевать.
- Вот видишь, - придиралась Кейтлин. - Нам в Гарноке нужен мужчина.
- Ты думаешь, он сможет остановить дождь? - подшучивала над ней Уинн.
- Не будь глупой! Если бы ты, Кейтлин, захотела помочь, я бы предложила тебе помолиться, чтобы хорошая погода продержалась до тех пор, пока зерно не проросло и окрепло и посевы могли выдержать ливень.
Кейтлин бросила на сестру едкий взгляд.
- Я лучше помолюсь, чтобы скорее приехал Риз из Сант-Брайда, - парировала она.
- А может быть, нам помолиться, чтобы он не нашел более подходящей невесты, - дурачилась Дилис.
- Или чтобы он сломал себе шею, прежде чем начнет надоедать сестре, - хитро добавил Дьюи, а Уинн от души рассмеялась.
- Ты, глупый маленький гаденыш, неужели ты не понимаешь всей выгоды от брака Риза с нашей старшей сестрой? - зло сказала Кейтлин.
- Я понимаю, какую выгоду ты хочешь извлечь для себя, - ответил Дьюи. - Но если Риз женится на Уинн, это вовсе не значит, что он поможет тебе или Дилис. Пусть Уинн поступает как хочет. Я не буду ее принуждать к браку и тебе, Кейтлин, не позволю делать этого.
- А если она влюбится в него?
- Тогда она получит мое благословение, - ответил мальчик - Мне бы хотелось, чтобы мои сестры были счастливы в замужестве.
- Я буду счастлива только с богатым и могущественным мужем, - сказала ему Кейтлин.
- Ты это повторяешь уже не первый раз, сестра, - ответил Дьюи. - Не буду говорить слишком высокопарно, Кейтлин, но мне кажется, что в мужчине важны не его имя, положение или богатство.
- Да и в женщине, - добавила Уинн.
- Какие же вы оба дураки! - воскликнула Кейтлин. - Мужчина ищет в женщине многое. Больше золота, чтобы набить сундуки. Больше власти для своей семьи. Сыновей. Золота у нас мало, о власти и говорить не приходится. Зато у нас есть красота, а наша мамочка умела прекрасно разводить скот, что также ценится. А теперь соедини все это с браком сестры с самым могущественным лордом на побережье. - Ее голубые глаза сверкали от удовольствия при мысли, что ей не мешали говорить.
Дьюи покачал головой. Хотя он и был очень молод, но понимал Кейтлин лучше, чем она предполагала или чем ей хотелось. И еще он знал, что никогда не любил ее. Ему жалко было человека, которого она в конце концов поймает в свои сети и женит на себе. У Кейтлин каменное сердце, если оно вообще у нее есть. Она думала только о себе и была равнодушна ко всем остальным.
- Мужчину надо любить, Кейтлин, - сказал Дьюи, хотя понимал, что она не способна никого любить, возможно, даже себя.
- Повторяю тебе, маленький братец, ты дурак! - последовал грубый ответ. - Мужчин не волнует, любят ли их женщины. Власть! Золото! Вот истинные цели. Ты убедишься сам, когда вырастешь и перестанешь верить сказкам, которые так любят рассказывать бабушка и наша старшая сестра.
- Я женюсь только по любви, Кейтлин, - спокойно ответил мальчик. - Какой прок от богатого приданого в доме, в котором поселился раздор между мужем и женой. Каких детей вырастят эти бедные души? Золото не может утешить больное сердце.
Прежде чем Кейтлин возразила брату, Уинн подняла руку.
- Вы не сможете прийти к единому мнению, поэтому я приказываю вам прекратить вашу детскую перебранку. Когда к нам наконец явится Риз из Сант-Брайда, мы со всей почтительностью выслушаем его, что бы он нам ни сообщил.
Сестры кивнули в знак согласия, хотя на уме у каждой было свое.
Кейтлин считала, что, когда Риз сделает предложение ее сестре, она уговорит ее принять его, таким образом, обеспечит прекрасное будущее себе и Дилис. Она с самодовольной улыбкой посмотрела на всех.
Дьюи, сощурив глаза, с отвращением смотрел на Кейтлин. Она напоминала злобную кошку, выслеживающую беззащитную мышь. Она не будет поступать по-своему, если он против, а он не одобряет ее поведения. Его права как хозяина Гарнока будут защищены. Он, возможно, и молод, но понимает, что если сейчас не начнет оказывать свое влияние, то позже ему с трудом удастся заставить окружающих воспринимать его всерьез. Он не проявит никакой слабости ради будущего счастья Уинн.
- Только ради тебя, дорогая сестра, - сказал Дьюи Уинн, нежно коснувшись ее щеки своей маленькой рукой.
Кейтлин нахмурилась. От нее не ускользнули ни значение его жеста, ни его слова, но она сдержалась. В конце концов ее слова окажутся решающими в этом деле, а не какого-то мальчишки.
Погода улучшилась, и вскоре поля вновь зазеленели всходами. Уинн и Дьюи ежедневно объезжали поместье. Они были привычны для крестьян и рабов Гарнока, молодой хозяин на своем упитанном сером в яблоках пони и его сестра на кроткой черной кобыле. Хотя мальчик в роли хозяина пугал их, но люди Гарнока доверяли леди Уинн и надеялись, что все будет хорошо. В течение многих лет до внезапной смерти старого хозяина леди Уинн каждый день сопровождала его в поездках по поместью. Даже когда она была еще ребенком, они знали, что в ней есть что-то особенное. Когда же она выросла, оказалось, что чутье их не обмануло. Уинн умела врачевать, но не знание лекарств, микстур, трав, припарок отличало ее, а благотворное прикосновение ее рук, редкий дар, которым Бог награждал немногих. Поэтому они доверяли сестре своего юного хозяина.
Весна выдалась славная. Скот жирел на лугах, покрытых после обильных дождей сочной травой. Среди молодняка не было потерь, болезни и хищники обошли его стороной, спрос на сыр был небывалый, и не только из-за его качества, а еще благодаря тому, что они делали лишь определенное количество, которое, в свою очередь, повышало цены на сыр, наполняя сундуки Гарнока золотом. Объезжая как-то утром вместе с братом поместье, Уинн подумала про себя, что судьба милостива к ним.
- А Кейтлин больше не жалуется, что нам в Гарноке нужен мужчина, - заметил Дьюи. - Позволив ей купить вдоволь материи и немного драгоценностей у торговца, ты, кажется, несколько смирила ее раздражительность. - Он засмеялся.
- Новые покупки просто отвлекли ее, - мудро заметила Уинн. - Она воспринимает все, что ей позволяют купить, как должное.
Дьюи громко расхохотался, потом лицо его стало серьезным.
- Мы ничего больше не слышим о Ризе из Сант-Брайда, сестра. Но если он сказал, что придет, значит, так оно и будет. Я не сомневаюсь в этом. Что ты собираешься делать, если он на самом деле попросит твоей руки?
- Я откажу ему, Дьюи. Я ведь тебе уже говорила, что не оставлю Гарнок, пока ты не вырастешь и не женишься. Наши родители, упокой Бог их души, одобрили бы мое решение. Мы как можно скорее выдадим замуж Кейтлин и Дилис, хотя сама по себе Дилис безвредная и простая душа. Кейтлин, однако, нужен муж. Она потеряла покой и поэтому сеет раздор в нашем доме. Она переменится, когда у нес будет собственный дом.
- Ей придется не по душе то, что ты ее так хорошо знаешь, - заметил он.
- В таком случае мы ей просто ничего не скажем, мой маленький братец, - с улыбкой ответила Уинн. - Но у тебя инстинкт такой же острый, как и у меня, верно?
- Думаю, что ты станешь очень земной женщиной, сестра, - сказал мальчик, но вдруг что-то отвлекло его внимание, и он закричал, доставая рогатку. - Взгляни! Это тот самый черный бродяга, который ворует зерно! - Найдя в сумке камень, он быстро вложил его в рогатку и выстрелил, не обращая внимания на крики Уинн.
- Нет, Дьюи! Это мой ворон! Не убивай его!
Обычно очень меткий, Дьюи в этот раз промахнулся или, возможно, ворон был более проворным. С негодующим криком птица пролетела мимо над ними, сердито ругаясь.
Уинн засмеялась.
- Не надо даже знать языка воронов, чтобы понять, что он сильно бранит тебя, маленький братец.
- Госпожа! Госпожа! - раздался голос со склона холма, и вскоре к ним подскакал Эйнион, домашний раб. Это был крупный мужчина, такой высокий, что его ноги почти касались земли, когда он сидел на лошади. Широкоплечий, с мускулистыми руками и ногами, с головой, заросшей львиной гривой рыжих волос, падающих на плечи, он являл собой впечатляющее и устрашающее зрелище. Но он сильно хромал, из-за чего и попал в плен. Его схватили после битвы с ирландцами и продали в рабство. Оуену ап Льюилину сказали, что он из Норвегии, далекой северной страны. Хотя походка Эйниона из-за хромоты была неуклюжей, он обладал невероятной силой. Оуен ап Льюилин сразу же полюбил его и инстинктивно доверял ему Сняв с него ошейник раба, хотя и не отпустив к родной семье, Оуен поручил Эйниону охранять детей. В то время в доме была только малышка Уинн.
- Меня послала к вам леди Кейтлин, - сообщил Эйнион. - Лорд из Сант-Брайда неподалеку и просит разрешения остановиться в Гарноке.
- Наша сестрица, несомненно, передала с гонцом разрешение, - проворчал раздраженный Дьюи.
Эйнион усмехнулся.
- Да, хозяин, - сказал он, а потом добавил:
- Она даже не дала бы гонцу утолить жажду, так ей не терпелось, если бы не вступилась бабушка.
- Как жаль, что мы не можем обручить Кейтлин с Ризом, - пробормотал мальчик. - Она бы прекрасно ему подошла!
- Дьюи! - Уинн засмеялась. - Ты опозоришь нас своими дурными манерами, мой юный лорд Гарнока. Риза из Сант-Брайда надо встретить со всей учтивостью, несмотря на то, что я откажу ему - А если ты его полюбишь? - спросил мальчик.
- Мне не нужно замужество, которое угрожает тебе, - тихо проговорила Уинн. - Я не пойду на это ради мужской любви, Дьюи, потому что любовь, в которой пылко клянутся, может угасать, пока не потухнет совсем. Нет, мой дорогой, любовь никогда не повлияет ни на одно мое серьезное решение.
Мальчик кивнул, вполне довольный. Из слов сестры он понял, что она не оставит его и оградит от опасности его жизнь, но в карих глазах Эйниона было беспокойство. Леди Уинн слишком молода, чтобы так уж хорошо разбираться в жизни, особенно не имея достаточного представления о мужчинах и женщинах. Она уже не первый раз говорила таким образом, и каждый раз он с любопытством вглядывался в нее, ощущая присутствие еще кого-то. Но перед ним стояла именно леди Уинн, и никого больше. Он озадаченно тряхнул своей большой головой и пришпорил коня вслед за братом и сестрой.
Они прискакали в Гарнок и увидели, что Риз из Сант-Брайда уже опередил их, его воины на конях кружили по двору, пока конюхи пытались навести порядок. Они вздохнули с облегчением, когда вернулась Уинн. Главный конюх подбежал к ней, чтобы взять ее лошадь под уздцы.
- Займись нашими гостями, - тихо приказала она. - Я сама справлюсь.
Как только слуга отошел, его место занял человек среднего роста в богатой одежде.
- Правы были те, кто говорил мне, что Уинн из Гарнока красавица, - начал он. - Однако они недостаточно воздали должное вашей красоте, госпожа.
- А мне не доводилось слышать, что Риз из Сант-Брайда льстец, мой господин, - ответила Уинн, глядя на него сверху Лицо человека, смотревшего на нее, имело чисто кельтские черты.
Голова большая и овальная с почти квадратным лицом, которое лишь немного сужалось к хорошо подстриженной черной бороде и усам, обрамлявшим чувственный рот. Нос был прямой, а глаза, внимательно изучавшие ее, светло-серые. Мощная, как у быка, шея свидетельствовала о закаленном в битвах теле. Густые темно-каштановые волосы были коротко подстрижены.
Уинн не отвела взгляда, не желая проявлять слабость. Ей показалось разумным сразу же дать понять Ризу, что ее не запугать и она не будет игрушкой в чужих руках.
- Позвольте мне помочь вам сойти с лошади, госпожа, - сказал он и, не дожидаясь ответа, крепко взял ее за талию и поставил на землю.
Уинн отступила в сторону, стряхнула пыль с одежды, разглаживая невидимую складку на желтом платье-тунике.
- Спасибо, мой господин, - сказала она. - Не зайдете ли вы в зал отдохнуть? - И, повернувшись, пошла в дом.
Риз на мгновение почувствовал замешательство. Ему передавали, что Уинн неопытная, невинная девушка. А она оказалась достаточно сильной и уверенной в себе молодой особой. И хотя его опыт общения с молодыми девушками был невелик, он не одобрил ее поведение. Однако ему ничего не оставалось, как последовать за ней, что он и сделал.
Сердечко Уинн, возможно, билось немного сильнее обычного. Итак, это и сер, Риз из Сант-Брайда, думала она про себя, стараясь рассуждать логично. Он не производит впечатления покладистого человека, однако нельзя сказать, что он похож и на жестокого. Скорее он напомнил ей цепкую охотничью собаку. Если он хочет заполучить Гарнок, она будет бороться, чтобы отстоять его, и ей это удастся. Гарнок принадлежит Дьюи, и она очень надеется, что брат вырастет, женится и передаст поместье наследникам.
Они вошли в зал. Кейтлин и Дилис выступили вперед, расточая приветствия лорду из Сант-Брайда, когда Уинн представляла его. На каждой было надето одно из лучших платьев-туник. Кейтлин красовалась в розовом с серебристо-черной вышивкой, которое подчеркивало ее светлую кожу. Дилис была в бледно-голубом с сине-розовой вышивкой.
Обе хихикали и скромно опускали глаза, когда откровенный взгляд Риза скользнул по ним.
- Ваши сестры прекрасны, - прямо сказал он.
- Они еще очень молоды, мой господин, - ответила Уинн, давая знак слуге принести вино.
- Мы обе достаточно взрослые, чтобы выйти замуж, - смело возразила Кейтлин.
- Сестра! - резко прервала ее Уинн. - Что лорд из Сант-Брайда подумает о такой дерзости? Присаживайтесь, пожалуйста, мой господин. Вы оказали нам большую честь, остановившись в Гарноке.
- Я не просто остановился, госпожа, и вы это прекрасно знаете.
Разве я не посылал к вам гонца сообщить, что приеду к вам? Ваша сестра права. Она уже достаточно взрослая для замужества, как и вы. Вот цель моего визита.
Уинн повернулась к Кейтлин и Дилис.
- Покиньте зал, - приказала она, - и пришлите сюда бабушку А вас, мой господин, я прошу быть сдержанным в речах, пока сестры не уйдут и к нам не присоединится леди Энид, - обратилась она к Ризу.
Он кивнул, весьма довольный. У нее есть манеры, и, что более важно, она благоразумна. Красота, манеры, благоразумие - все это несколько успокоило его тревогу после ее довольно резкого поведения при встрече.
Кейтлин и Дилис ушли, разочарование было написано на их лицах, когда Уинн, слегка улыбаясь, сказала:
- Они будут сплетничать, мой господин, но наше дело, я думаю, должно остаться между нами.
- Ненадолго, - уверенно ответил Риз.
Уинн на мгновение сдержала себя, потом, опять став радушной хозяйкой, предложила гостю еще вина, свежеиспеченный хлеб и сыр собственного изготовления, при виде которого он причмокнул губами.
В зал вошла Энид. Ее седые волосы были заплетены в косы и уложены короной вокруг головы, сделав ее еще выше. Нижняя туника на ней была красного цвета, а сверху было надето платье-туника ярко-синего, расшитое по рукавам серебряными нитями. Ее голова была покрыта квадратным куском тонкой ткани, украшенной серебряной вышивкой и укрепленной наголовной повязкой. В ушах были превосходные гранаты, а эмалевый крест, с гранатами и жемчугом, покоился на груди на массивной золотой цепи.
- Надеюсь, внучка позаботилась, чтобы вы, мой господин, чувствовали себя у нас уютно, - сказала Энид, таким образом приветствуя дорогого гостя. - Я леди Энид, добро пожаловать в наш дом.
Он поднялся из-за стола при ее приближении и поцеловал ей руку - Леди Уинн, кажется, прекрасно справляется с обязанностями хозяйки дома. Прекрасная репутация леди Уинн и слава о ее красоте дошли до меня в Сант-Брайде. - Он сел между бабушкой и внучкой. - Такие достоинства в женщине радуют мужчину, который ищет себе жену, Уинн покраснела, не промолвив ни слова, а Энид спокойно спросила:
- Вам нужна супруга, мой господин?
- Да, - прямо ответил он. - Вот уже несколько лет, как я овдовел.
Пришло время выбрать себе невесту. Человеку моего положения необходимы законные сыновья, чтобы иметь наследников.
- У вас есть незаконнорожденные сыновья? - тихо спросила Уинн.
Его поразила ее прямота. Он полагал, что юным девушкам из хороших семей не следует знать о подобных вещах.
- Да, - медленно ответил он. - У меня несколько сыновей. Старшему 17. Как вы, должно быть, знаете, они не имеют права на наследство.
- Ваша честность, мой господин, похвальна, - сказала Энид и, подняв свой бокал, поспешила скрыть улыбку. Как это похоже на Уинн - смутить такого могущественного воина побережья. Внешность девочки так обманчива. Ее бледное лицо, ясное, с гладкой кожей, создавало впечатление кротости. Но только до тех пор, пока она не начинала говорить, подумала, усмехнувшись про себя, Энид, ставя бокал на стол.
- Скажите, зачем вы приехали в Гарнок, мой господин? - спросила она. - Лучше сразу же вернуться к делу.
Риз из Сант-Брайда с шумом прочистил горло, затем, глубоко вздохнув, сказал зычным голосом, который поднимался из самой груди.
- Госпожа, я хочу взять вашу внучку себе в жены.
- Вы имеете в виду конечно, Уинн, - спокойно промолвила Энид. - Не Кейтлин или Дилис.
- Мне нужна старшая, - последовал ответ.
- Вы, разумеется, оказали нам честь, - начала Энид, которую вдруг прервала предполагаемая невеста.
- Благодарю вас, мой господин из Сант-Брайда, за оказанную честь, но я не могу быть вашей женой, - просто сказала Уинн.
- Не можете? Почему госпожа? Вы уже просватаны? Или вы, возможно, хотите посвятить себя церкви? - спросил Риз.
- Нет, мой господин, я не собираюсь заточать себя в монастырь. У меня есть долг перед семьей, перед моим братом, Дьюи ап Оуеном, лордом Гарнока, который еще слишком мал, перед моими родителями, упокой Господь их души, которые надеялись, что я неотлучно буду при брате, пока он не вырастет и не сможет сам о себе позаботиться. Я не могу покинуть Гарнок, пока не исполню свой долг, а это будет не скоро. Поэтому, мой господин, я благодарю вас за ваше любезное предложение, но, думаю, вам лучше поискать жену в другом месте, - вежливо закончила Уинн.
- Я не хочу никого другого, госпожа, только вас, - сердито ответил Риз.
- Мой господин! Вы ведь не знаете меня. Моя семья едва может сравниться с вашей, и хотя у меня приличное приданое, но все же не такое, на которое может рассчитывать человек с таким громким именем.
- Вам, госпожа, нечего стыдиться. Разве вы не наследница этого поместья? Гарнок известен на много миль вокруг своими травами и сыром. Это значительное наследство, достойное моей жены.
- Я никогда не унаследую Гарнок, мой господин, - твердо сказала Уинн.
- Вы не можете быть так уверены, госпожа, - возразил он. - Ваш брат молод, пройдет много лет, прежде чем он повзрослеет и у него появятся собственные сыновья. До этого многое может случиться.
- Этого не произойдет, если я буду рядом с ним в Гарноке, чтобы уберечь и защитить его. И я это сделаю, мой господин. Это я вам обещаю, - сказала Ризу из Сант-Брайда Уинн.
- А ваши младшие сестры, госпожа? Вы их тоже будете держать в Гарноке? Разве они не хотят выйти замуж?
- Все мои внучки в свое время выйдут замуж за подходящих мужей, мой господин, - сказала Энид.
- Если вы будете моей женой, леди Уинн, я позабочусь, чтобы у ваших сестер были богатые и с положением мужья. Два моих кузена как раз ищут себе жен. Они молоды, и у каждого есть поместье.
Вы вряд ли сможете найти для своих сестер мужей с таким положением, как это могу сделать я. Мы могли бы даже выдать их замуж до того, как вы станете моей женой. Если хотите, это доверие с моей стороны.
- У меня есть маленькая сестричка, - сказала Уинн, интересуясь, каков будет ответ. - Ее зовут Map, и ей 6 лет.
- Ребенок, который своим рождением убил свою мать? После нашей свадьбы ее следует определить в монастырь, чтобы она провела остаток дней, искупая свой грех, - ответил Риз.
- Никогда! - Уинн задохнулась от ярости. - То, что моя мать умерла во время родов, - несчастье, но не грех малютки. Я никогда не заточу ее в монастырь, если, конечно, она сама того не захочет. Если таковы ваши планы в отношении Map, то я с содроганием представляю, что вы приготовили для Дьюи.
- Мальчик будет воспитываться в Сант-Брайде, - ответил Риз. - У меня есть несколько питомцев. Он может вместе с ними обучаться боевому искусству. Это замечательные, грубые, сообразительные парни.
- Место Дьюи в Гарноке. Ему надо учиться управлять своими землями и заботиться о людях, а не учиться убивать их! - с негодованием заметила Уинн своему поклоннику.
Он сощурил глаза, словно заново оценивая ее, но уже как противника.
- Госпожа, вы, очевидно, находитесь под чрезмерным впечатлением от моего предложения. Я мог бы пойти к нашему королю, Графидду ап Льюилину, главе вашей семьи, и попросить вашей руки и опеки над вашим братом и его землями. Как вы думаете, каков будет его ответ, госпожа? Когда я объяснил бы ему серьезность ситуации, вы думаете, он оставил бы Гарнок и его маленького лорда в руках неопытной девчонки? Однако я предпочитаю, чтобы вы приняли мое предложение по собственной воле. Я буду вам хорошим мужем и заботливо буду охранять ваши интересы, чтобы вы могли свободно воспитывать моих законных сыновей, которые со временем унаследуют мое состояние.
Что вы на это скажете, госпожа?
- Мне нужно время, чтобы подумать, - ответила Уинн. - То, что вы сказали, заслуживает внимания, мой господин, но я должна решить для себя, правильно ли я поступаю. Знаю, что вы поймете мои чувства, хотя я просто девчонка перец вами.
Риз из Сант-Брайда улыбнулся, обнажив ряд коротких белых зубов.
- Сегодня первый день новолуния, - сказал он. - Когда луна вновь станет полной, я приеду за ответом, моя госпожа.
- Вы останетесь переночевать? - поинтересовалась Уинн, надеясь, что Риз откажется.
Но вместо этого он кивнул.
- Да, я воспользуюсь случаем, чтобы мы могли лучше узнать друг друга.
- Бабушка, я должна проследить за ужином. Вы ведь не дадите скучать нашему гостю?
- Вы хорошо ее обучили, госпожа, - одобрительно заметил лорд из Сант-Брайда. - А обязанности жены она знает так же хорошо, как и хозяйки дома?
- Она узнает в день свадьбы, - довольно резко ответила Энид. - Такие знания надо хорошенько хранить, чтобы девушка не стала чересчур любопытной до срока.
- Да, - согласился он и широко улыбнулся. - Учите ее хорошенько, госпожа. Я большой охотник до женского тела. Я приму ее девичью скромность в первую брачную ночь, но потом мне не нужна застенчивость и непокорность. Убедитесь, что ваша внучка понимает это. Я буду часто делить с ней ложе, и не только потому, что хочу наследника, мне просто нравится этим заниматься.
Энид была сражена его откровенностью.
- Надеюсь, - прямо сказала она, - вы будете с женой столь же честны, как и со мной, мой господин.
Он засмеялся. Сочный, глубокий звук заполнил зал.
- Да, конечно. Я не столь глуп, чтобы не понять, что женщины бывают разные. Большинство из них слабые, беспомощные существа, у которых на уме только дом и дети. Но встречаются такие, как леди Уинн.
Я вижу, ваша внучка умна. Для меня это ценное качество. Случись мне отправиться на войну, я могу доверить ей сохранность моего замка и земель, она не станет обворовывать меня, как это сделал бы один из родственников.
Теперь пришел черед Энид расхохотаться. Рассуждения Риза, к ее радости, были здравыми и проницательными. Она понимала нежелание Уинн выходить сейчас замуж за кого-либо, но, несомненно, ее внучка прогадает, не взяв Риза в мужья. Она не придавала большого значения тому, как Риз распорядится судьбой Дьюи ап Оуена, если такая возможность возникнет, поскольку он не казался ей злым.
- Я не буду противиться вашему браку, - сказала она Ризу.
- Спасибо, госпожа, - ответил он.
В зал вошел Дьюи, и Энид с радостью увидела, что он переоделся. На нем была оранжево-красная туника, отделанная по вороту вышивкой, а желтые чулки были подвязаны крест-накрест. Тяжелая золотая цепь отца спускалась с шеи. Он прошествовал к столу и произнес:
- Как лорд Гарнока, я приветствую вас, Риз из Сант-Брайда, в моем доме.
Риз обратил внимание, что хорошо натренированный слуга немедленно подал в руку мальчика кубок. Старшая сестра, очевидно, проследила, чтобы слуги считались с мальчиком.
- Благодарю вас, Дьюи ап Оуен. Вы, несомненно, хотите знать причину моего визита.
Мальчик кивнул.
- Я хочу взять в жены вашу сестру Уинн. Вы дадите мне ваше позволение жениться на ней?
- Решение должна принять сама сестра. Брак - серьезный шаг для женщины. Если ей позволено выбирать свободно, у нее будет счастливая семейная жизнь. Если же она выйдет замуж по принуждению, на ее долю выпадут горечь и печаль. Я слишком сильно люблю Уинн, чтобы заставить ее вступить в брак против ее воли.
- Если твоя сестра, Дьюи ап Оуен, выйдет за меня замуж, тебе надо будет поехать с нами в Сант-Брайд и обучаться рыцарскому искусству.
Придется ли тебе это по душе? - бросил пробный камень Риз.
- Место лорда Гарнока в Гарноке, а не в Сант-Брайде. Я не горю желанием быть воином, мой господин, - но, увидев строгий взгляд бабушки, добавил:
- Но я благодарю вас за предложение.
Кейтлин и Дилис вновь появились в зале и поспешили присоединиться к остальным.
- Не будь ребенком, Дьюи, - сказала Кейтлин, услышав слова брата. - Лорд Сант-Брайда предлагает тебе сказочную возможность, которой удостаиваются не все юноши. Я слышала, мой господин, что вы принимаете не всех мальчиков, чьи семьи просили вас заняться их воспитанием, а только самых смелых и сильных. Правда?
- Да, - кратко ответил он, раздраженный ответом Дьюи. - Кто из мальчиков не хочет быть воином?
- Мы тоже будем жить в Сант-Брайде, когда вы женитесь на нашей сестре? - скромно спросила Кейтлин.
Ее вопрос дошел до него, и он улыбнулся. Подходящая особа, подумал он, прекрасная пара для его слабовольного кузена, лорда Коуда. В той ветви семьи было слишком много браков между кровными родственниками. Эта девушка возьмет его кузена на попечение и вырастит сильных сыновей.
- Если ваша сестра, леди Уинн, выйдет за меня замуж, - ответил он Кейтлин, - я дам вам в мужья своего кузена, лорда Коуда.
- А что будет с моими сестрами?
- Малютка Map слишком мала, чтобы думать о замужестве, но у меня есть еще кузен, лорд Длина, который подойдет для леди Дилис. Оба мои кузена молоды и имеют богатые поместья. Вы довольны, леди Кейтлин?
Леди Дилис?
- Да, - ответила Кейтлин. - Это меня очень порадовало, мой господин. Мы будем просить нашу сестру принять ваше предложение, уверяю вас.
Дилис бессмысленно рассмеялась.
Тем временем слуги начали накрывать на стол, ставя перед каждым хорошо отполированную оловянную тарелку и кубок. Нарезанный хлеб был разложен на подносы. Кувшины с охлажденным элем и горшочки со свежим маслом, небольшой круг домашнего сыра на особой дощечке уже были на столе.
Уинн вернулась в зал со словами:
- Прошу прощения, мой господин, за простую еду. Увы, нам не сообщили достаточно точно о вашем прибытии.
Она сделала знак слугам, и они начали вносить в зал блюда с разнообразными кушаньями. Тут были и вареный кролик, и форель, и каплуны, и оленина, два пирога, дичь, плавающая в жирном соусе с красным вином, блюда с морковью, тушеным латуком, зеленым горошком, а также буханки свежего, только что из печи хлеба, такого горячего, что на нем таяло масло. Все это украсило стол.
- Вы прекрасно руководите своим поваром в выборе блюд по сезону, - похвалил Риз. - А вы можете, леди Уинн, обучить челядь на кухне более сложным блюдам?
- Конечно, она сможет, - быстро отозвалась Энид. - Уинн искусна в домашнем хозяйстве, умеет даже готовить лекарства, припарки, микстуры. А Кейтлин делает прекрасные благовония и мыло. Самые лучшие, которые я когда-либо видела.
- Ну а леди Дилис? - спросил Риз.
- У нее ласковый нрав, мой господин, но нам надо еще определить занятие, в котором она будет совершенствоваться, - честно призналась Энид.
Когда подали последнее блюдо - пирог, пропитанный сладким вином, покрытый кремом и украшенный земляникой, все воздали ему должное. Риз откинулся назад с довольной улыбкой на лице.
- Госпожа, - обратился он к Уинн, - я буду в восторге от вашей простой еды, когда вы воцаритесь в Сант-Брайде в роли моей жены.
- Мой господин, - мягко упрекнула его Уинн, - я еще не приняла ваше предложение.
- Вы та женщина, которая понимает значение слова "долг", госпожа. Вы исполните свой долг перед Гарноком и братом, перед вашими сестрами, Кейтлин и Дилис, перед вашей младшей сестрой Map, которой со временем я тоже подыщу подходящего мужа.
- Нас должны пообещать лордам из Коуда и Длина, - сообщила Кейтлин старшей сестре. - Они молоды и богаты!
Хохот Риза прокатился по залу.
- Конечно, леди Уинн, вы не разочаруете эту жадную особу, вашу сестру, - пошутил он.
Уинн остановила на нем взгляд своих зеленых глаз.
- Вы ведете нечестную игру, мой господин, - неодобрительно сказала она.
Риз насмешливо посмотрел на нее.
- Любовь, госпожа, это такая же битва, которую надо выиграть, как и войну - Я не думаю, что любовь имеет какое-то отношение к нашему браку, - резко заметила Уинн.
- Если вы допустите ее, госпожа, она будет между нами, - вдруг серьезно произнес Риз.
- Любовь, мой господин, иллюзия. Боюсь, ее часто путают с желанием или страстью. Если брак не удался, любовь тоже уходит, - сказала ему Уинн.
- Моя сестра не верит в любовь, - сообщил Дьюи Ризу из Сант-Брайда.
- А я верю, - тихо ответил тот.
- Вы удивляете меня, мой господин, вот уж никогда бы не подумала, что такой свирепый человек, как вы, способен на подобную глупость. С этими словами Уинн поднялась из-за стола. - Бабушка проводит вас к месту ночлега, мой господин. Вы должны извинить меня, я очень устала. Завтра я встану вовремя, чтобы попрощаться с вами. - Сделав реверанс, она покинула зал.
- Она слишком мудра для девушки, - подозрительно заметил Риз, внезапно заинтересовавшись, какой мужчина так повлиял на ее отношение к любви и на самом ли деле она невинна. Его жена должна быть девственницей. Он не хочет, чтобы кто-то другой был первым. Его отцовство должно быть вне всякого сомнения.
Прежде чем Энид смогла защитить доброе имя Уинн, до того молчавшая Дилис разумно ответила Ризу:
- Мой господин, Уинн всегда была такой. Когда мы были детьми и наша матушка рассказывала нам сказки, Уинн никогда не верила. Она говорит, что любовь наших родителей друг к другу очень большая редкость.
- Значит, леди Уинн всегда была такой? - Риз не мог не поверить столь невинной и бесхитростной девушке, как Дилис.
- Да, - просто ответила Дилис.
- А что скажет моя леди Кейтлин? - спросил Риз. - Вы верите в любовь или, как старшая сестра, считаете ее иллюзией?
- Ваш кузен, лорд Коуд, будет добр со мной? - задала ему встречный вопрос Кейтлин.
Риз взглянул на хорошенькую девушку, сидящую перед ним, с темно-каштановыми шелковистыми волосами и ярко-голубыми глазами - Да, - ответил Риз. - Он, несомненно, будет от вас без ума, госпожа.
- В таком случае я буду его крепко и долго любить, - ответила Кейтлин.
Риз вновь рассмеялся.
- Вы, госпожа, ответили честно, хотя, без сомнения, вы удивлены не меньше моего. - Он поднялся и обратился к Энид:
- Покажите, где я могу отдохнуть. Завтра я должен отправиться в Сант-Брайд с первым лучом солнца.
Энид проводила его к большой нише, находившейся вблизи очага.
Набитый соломой матрас был покрыт мягкой периной, поверх которой были положены шкуры.
- Вам здесь будет удобно, мой господин, - вежливо сказала Энид. - Вам прислать женщину?
- Благодарю, госпожа, не надо. Думаю, что воздержусь от этого удовольствия, чтобы не обидеть вашу внучку, - ответил он.
- Как вам будет угодно, мой господин. Тогда желаю вам спокойной ночи. Эйнион поможет вам снять кирасу. - Она поспешно удалилась, а Риз заметил гиганта, которого уже видел с Уинн и юным Дьюи.
- На тебе нет ошейника раба, - отметил Риз. - Ты крепостной или вольный?
- Я раб, мой господин, но Оуен ап Льюилин снял с меня ошейник в первый же день, как я попал в Гарнок. Он поручил мне охранять детей, и я выполняю его наказ. Позвольте мне, мой господин, помочь вам.
Ловкие пальцы Эйниона начали развязывать ремни, которые удерживали панцирь, наподобие кирасы, из кожи и позолоченных бронзовых пластин.
- Все готово, мой господин, - сказал Эйнион, снимая панцирь.
Затем он разул Риза, поставив сапоги рядом с панцирем у постели. - Спокойной ночи, мой господин, - сказал он и ушел.
Риз посмотрел, как удаляется огромный раб, затем снял с себя верхнюю тунику, оставшись в рубашке и нижней тунике, и подумал, что не замерзнет под шкурами. Забравшись в постель, он почувствовал себя удивительно уютно. Похоже, что в постели не было вшей и блох. Уинн, несомненно, прекрасная хозяйка.
Зал погрузился в тишину. Заслышав вдруг шаги, он насторожился.
Повернув голову, Риз увидел Уинн. Он улыбнулся про себя. Как хорошая хозяйка дома, она перед сном проверяла сама все, даже собраны ли в кучки угли в очагах! Он наблюдал сквозь щелочки глаз, как Эйнион подошел к ней. Их голоса нельзя было различить. Затем раб-великан поклонился Уинн, и они оба покинули зал.
Риз из Сант-Брайда почувствовал, как его тело стало расслабляться, что случалось с ним крайне редко. Покой и уют царили в Гарноке. И все благодаря стараниям Уинн. Он мечтал о том времени, когда Уинн принесет вместе с собой в большой замок в Сант-Брайде такой же покой и уют. Так оно и будет. У нее нет выбора. С довольной улыбкой на лице Риз с наслаждением захрапел.

Глава 2

Уинн с облегчением наблюдала за отъездом Риза. Хотя она и не почувствовала в нем жестокости, он был сильной личностью, и это раздражало се. Он решил, что она станет его женой, а Уинн, несмотря на свою хрупкую внешность, была полна решимости не уступать ему. По крайней мере сейчас она не собиралась замуж. Как отказать Ризу, не обидев его? А что, если он обратится к королю? Великий Льюилин вряд ли будет возражать против брака незнатной родственницы с могущественным лордом. Конечно, как откровенно признался Риз, король предпочтет, чтобы мужчина взял опеку над Гарноком, а не девчонка вроде нее.
- Чума на всех мужчин! - пробормотала Уинн, поддав ногой кусок гальки. Затем, увидев, как Риз повернулся в седле, чтобы помахать ей в последний раз, она, не улыбнувшись, тоже махнула ему рукой. Ущербная луна висела в утреннем небе над лордом из Сант-Брайда, напоминая Уинн о том, что ей осталось только несколько недель, чтобы найти выход из создавшегося положения, если он вообще был.
Ей нужно работать. Ей нужен тяжелый физический труд, который проясняет мысли. Как и покойный отец, Уинн не чуралась работы, которая доводила ее сестер до приступов истерики.
Уинн пошла следом за повозкой на луг, и, когда лошадь остановилась, девушка взяла вилы и стала выгружать из повозки сено и складывать в копну - молодой травы еще не хватало, чтобы прокормить коров. Она работала без остановки, идя по полю вслед за повозкой от копны к копне. Когда повозка опустела, она вместе с возницей поехала обратно к сенному сараю, забралась на сеновал и начала вновь нагружать повозку сеном. Подмышки у платья стали мокрыми, подол платья, чтобы не мешал, она подоткнула повыше. Спустившись с сеновала она вновь двинулась за повозкой в поле.
День за днем Уинн работала с крепостными Гарнока от зари до зари.
Но ответа так и не нашла. А тем временем ее сестры каждый вечер болтали в зале о своем блестящем будущем в качестве жен кузенов Риза.
Они были так поглощены своими разговорами, что не замечали страдания старшей сестры. Зато Дьюи и бабушка видели все.
- Не выходи за него, Уинн, если не хочешь, - как-то вечером серьезно сказал Дьюи. - Разве я этого не говорил раньше или я здесь не хозяин? - Он сказал так тихо, чтобы сестры ничего не услышали и не начали опять надоедать Уинн.
- Похоже, у меня нет другого выхода, - неохотно призналась девушка. - Если я откажу ему, он поедет к Льюилину. Я уверена, что ни один благородный человек не захочет, чтобы его невесту тащили к алтарю силой. Отвергнет ли он меня, если я его опозорю таким образом? Если же мне придется выйти за него замуж, надеюсь, я сделаю его похожим на себя, брат.
Энид кивнула.
- Ты мудра, дитя мое. Нехорошо ссориться с мужем, в чьей власти ты находишься. Ты должна примириться с судьбой до следующего приезда Риза, чтобы встретить его с улыбкой.
Уинн глубоко вздохнула.
- Я не хочу выходить замуж. Я ничего не имею против Риза, хотя и подозреваю, почему он выбрал именно меня. Он наверняка мечтает когда-нибудь завладеть Гарноком, но думаю, бабушка, мы с тобой сможем перехитрить его. Он не кажется мне злым, но все же мне следует отказать ему.
Энид часто слышала возражения старшей внучки против замужества, но ей не приходило в голову поинтересоваться, почему она так настроена против него.
- Что тебя пугает, дитя? - мягко спросила она. - Может, тебе будет легче решиться, если я объясню тебе тайну брачного ложа прямо сейчас? Супружество - естественное состояние женщины. Браки между мужчинами и женщинами были всегда. Разве церковь не этому учит нас?
- Я боюсь не брачного ложа, бабушка, - честно ответила Уинн. По правде сказать, подумала она про себя, это было единственное в супружестве, что бы ей хотелось познать на собственном опыте.
- Что же тогда? - спросила Энид, не в состоянии понять, почему внучка хочет отвергнуть Риза, не питая к нему отвращения, не боясь близости с ним, не имея желания посвятить себя Богу!
Уинн минуту подумала, потом медленно заговорила, словно взвешивала каждое слово:
- Я хочу сама распоряжаться своей судьбой. После смерти отца я вольна поступать по собственному разумению. Поймет ли меня Риз?
Не думаю. Он будет потрясен такой женой и силой добьется повиновения. Бабушка! Я не хочу такой жизни! Возможно, когда-нибудь я встречу человека, который поймет меня и полюбит, несмотря ни на что, но до тех пор я предпочла бы не выходить замуж Две женщины сидели у очага, совершенно забыв о Дьюи. Энид подалась вперед и взяла руки Уинн в свои и с чувством пожала их.
- Бедное дитя, - проговорила она, ее глаза были влажными от переполнявших ее чувств. - То, чего ты хочешь, - совершенно невозможно. Женщины не живут так, как предлагаешь ты. Они либо выходят замуж, либо идут в монастырь. Монастырь не для тебя. У тебя нет выбора, Уинн, и ты должна смотреть правде в глаза.
Девушка промолчала, и Энид продолжила свой монолог:
- Риз грубый малый, но в нем чувствуется доброта. Нетерпеливый мужчина не дал бы тебе время для размышления. Он полюбит тебя, если ты дашь ему такую возможность. И не потому, что любовь необходима в супружестве, но она делает брак крепче. Обручившись с Ризом, ты обеспечишь будущее по крайней мере двум сестрам. Это немало, дитя.
- А что будет с Дьюи? - тихо спросила Уинн.
Энид усмехнулась.
- Ты, дитя, поглощена его судьбой, но в таком деле тебе нужно проявить еще и мудрость. Риз будет счастлив, если ты примешь его предложение, но тебе совершенно незачем выходить за него замуж по крайней мере в течение года. Скажи ему, что свадьба будет через год, в весенний праздник Белтейн <Белтейн - старый кельтский праздник В этот день 1 мая разжигают костры>. А мы тем временем отправим послание королю с просьбой разрешить брак, а Дьюи одновременно попросит Льюилина, чтобы его не принуждали покидать Гарнок и его земли, когда лорд из Сант-Брайда станет его опекуном. Дьюи сам отправится к королю вместе с отцом Дрю, чтобы молить о своем деле. Король добр к родственникам, какими бы дальними они ни были. Решимость Дьюи и его страстная любовь к Гарноку подействуют на Льюилина, к тому же Риза, хлопочущего о собственном благе, там не будет. Король, несомненно, удовлетворит просьбу мальчика. Мне кажется,. Риз не осмелится спорить с ним, вряд ли у него вообще появится такое желание.
Уинн кивнула.
- Хороший план, бабушка, но я все же не могу согласиться на такую судьбу. - С каждым днем она чувствовала себя все больше в западне, беспомощной и неспособной найти выход.
- Ты должна принять предложение Риза, дитя, - сказала Энид. Есть ли у тебя другой выбор? Две недели ты работаешь, словно крепостная. Сам собой напрашивается только один ответ. Осталась, правда, последняя надежда. Отправляйся завтра в лес и приведи свои мысли в порядок. Лес всегда был твоим любимым местом. Поброди по нему и насладись чудесами весны. Может, и придет к тебе другое решение. Не знаю, что тебе еще посоветовать.
- Да, - задумчиво сказала Уинн. - Я пойду в лес! Возьму корзину для трав. Эйнион говорит, что вдоль ручьев уже растет кресс-салат. Если найду, то нарву каперсов. Мне не хватает их для лечения зубов. Этой весной ко мне обращаются с зубной болью больше, чем в прошлые годы.
На следующее утро, перед самой зарей, Уинн выбралась из дома босая, одетая в старое зеленое платье, из которого почти выросла. Ноги от росы стали мокрыми и холодными. Как только она вошла в лес, ее умело подобранный костюм сделал Уинн почти невидимой, если б не нижняя неокрашенная туника, выглядывающая из-под зеленого платья.
Хотя лучи солнца еще не проникли в лес, но птицы уже начали прос

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art