Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рекс Стаут - Смерть Цезаря : Часть 3

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Рекс Стаут - Смерть Цезаря:Часть 3

 6

Во вторник в одиннадцать утра я пил молоко из бутылки, которую купил в павильончике – в одном из сотен павильончиков, окружавших огромное круглое здание главного выставочного зала кроуфилдской ярмарки, – и наблюдал, как Ниро Вульф любезничает с конкурентом. Чувствовал я себя усталым. Блюстители закона прибыли в дом Пратта около полуночи, и мне удалось лечь спать только в третьем часу, а утром Вульф поднял меня, когда еще не было семи. За завтраком с нами были Пратт и Каролина. Лили Роуэн и Джимми отсутствовали. Пратт, выглядевший так, будто он не ложился вообще, сообщил, что Макмиллан взялся сторожить быка до утра и теперь отсыпается наверху. Джимми поехал в Кроуфилд, чтобы отправить телеграммы об отмене назначенного приема. Похоже было, что Гикори Цезарь Гринден все таки не будет изжарен в назначенный день. Однако его судьба оставалась неясной. Было ясно одно, что в четверг его не съедят. Шериф и полицейские обнаружили в загоне около того места, где погиб Клайд Осгуд, веревку с крюком на конце, которая использовалась для того, чтобы перелезать через забор, и признали быка виновным в смерти молодого человека. Это не убедило Фредерика Осгуда, но вполне удовлетворило полицию, и подозрения Осгуда были отвергнуты как туманные, неподтвержденные и надуманные. Укладывая наверху наши вещи, я спросил у Вульфа, удов летворен ли он сам. В ответ он пробормотал:
– Я же сказал тебе вчера вечером, что Осгуда убил не бык. К этому убеждению привела меня моя дьявольская любознательность. Но я не желаю забивать голову второстепенными деталями, так что обсуждать их мы не будем.
– Вы могли бы просто упомянуть, кто это сделал…
– Прошу тебя. Арчи, хватит об этом!
Я вздохнул и продолжал укладывать чемоданы. Мы собирались переехать в гостиницу. Контракт на охрану быка был расторгнут, и хотя Пратт из вежливости просил нас остаться, обстановка в доме mb.,c не благоприятствовала. Мне пришлось паковать; багаж и таскать его в машину, опрыскивать и грузить орхидеи, ехать в Кроуфилд с Каролиной в качестве шофера, выдерживать бой за комнатушку в гостинице, доставлять Вульфа и корзины на выставку, искать для них место, вытаскивать орхидеи из корзин, да так, чтобы не повредить их… В этих хлопотах прошло все утро.
Итак, в одиннадцать часов я пил молоко, пытаясь восстановить растраченные силы. Орхидеи были опрысканы, приведены в полный порядок и красовались на выделенных нам стендах. Вышеупомянутый конкурент, Чарлз Э. Шанкс, с которым любезничал Вульф, представлял собой низенькую толстую личность с маленькими черными пронзительными глазками и двумя подбородками, одетую в грязный, неглаженный шерстяной костюм. Потягивая молоко, я наблюдал за ним, что было весьма поучительно. Шанкс знал, что Вульф нарушил традицию и лично отправился в Кроуфилд с гибридными орхидеями альбиносами только ради того, чтобы завоевать приз и обогнать Шанкса, который получил награду за выведенный им гибрид. Шанкс знал также, что Вульф мечтает выставить конкурента на посмешище, ибо он уклонился от участия в нью– йоркской выставке и дважды отказался обменяться с Вульфом альбиносами. Достаточно было одного единственного взгляда на конкурирующие экспонаты, чтобы убедиться, что всеобщее осмеяние Шанксу гарантировано. Более того, Вульф знал, что Шанкс знал, что они оба знали это. Однако, слушая их милую болтовню, можно было подумать, что со лба у обоих струится не пот, а избыток братской любви. Именно поэтому, зная мстительность Вульфа, побудившую его затеять эту поездку, я предвидел, что послушать их разговор будет весьма поучительно.
Из за трагедии, случившейся в загоне, мне пришлось испытать несколько мелких неприятностей. Во время сражения за номер в гостинице ко мне приблизился молодой человек с горящими глазами, большими ушами и блокнотом. Он схватил меня за лацканы и потребовал как можно более красочного описания смертоубийства, и не только для местной газеты, но и для агентства «Ассошиэйтед Пресс». Я сообщил ему кое какие подробности в обмен за помощь в получении номера. Интерес к этому делу проявили и несколько других охотников за новостями, прибывших в город для освещения ярмарки.
А когда я помогал Вульфу расставлять орхидеи, ко мне подошел высокий и тощий человек в клетчатом костюме с нацепленной на лицо улыбкой, которую я узнал бы даже в Сиаме, – улыбкой человека, занимающего выборный пост и ожидающего переизбрания. Оглядевшись кругом и убедившись, что за нами никто не подглядывает, он представился как помощник окружного прокурора и, стерев с лица улыбку, горестным тоном, более уместным для сообщения о смерти избирателя, почти шепотом поведал, что хотел бы выслушать мой рассказ о трагическом происшествии во владениях мистера Пратта.
Чувствуя, что это начинает меня раздражать, я, вместо того чтобы понизить голос, повысил его.
– Окружной прокурор, говорите? Хочет предъявить быку обвинения в убийстве?
Это смутило его, однако ему надо было показать, что он оценил мое остроумие, не уронив при этом собственного достоинства. Но мой возглас привлек внимание прохожих, и кое кто из них уже остановился неподалеку от нас. Выпутался он довольно ловко. «Нет нет, – сказал он, – никакого обвинения в убийстве, ничего подобного, однако желательно дополнить доклады шерифа и полиции сведениями из первых рук, чтобы избежать жалоб на небрежность следствия».
Я быстро и без всяких прикрас нарисовал ему всю картину, а он задал несколько довольно разумных вопросов. Когда помощник прокурора ушел, я оповестил об этом Вульфа, но на уме у шефа были только орхидеи и Чарлз Э. Шанкс, и он к моему сообщению интереса не проявил. Немного погодя появился Шанкс, вот тогда я и отправился за молоком.
Меня мучила этическая проблема, которая не могла быть решена до часу дня. После всего, что произошло у Пратта, я не знал, захочет ли Лили Роуэн отобедать со мной, и если не захочет, то как быть с двумя $.++ ` ,(, выданными мне Каролиной? В конце концов я решил, что если и не смогу отработать свой гонорар, то не по своей вине. На мое счастье, Вульф договорился пообедать с Шанксом. Я все равно не стал бы с ними обедать – был сыт по горло разговорами о хранении пыльцы, питательных растворах и противогрибковых средствах, так что незадолго до часа вышел из главного выставочного павильона и направился к закусочной под навесом, которую обслуживали дамы из методистской церкви. «Довольно неподходящее место, – подумал я, – для того, чтобы пасть жертвой коварной блондинки, но ведь она сама заверила меня, что там готовят лучшую еду на всей ярмарке, а Каролина подтвердила это во время нашей утренней поездки в Кроуфилд».
Стоял ясный день, и толпы народа поднимали тучи пыли. Ярмарка бурлила: игорные павильончики бойко делали свое дело, не говоря уже о продавцах флажков, воздушных шаров, сосисок, прохладительных напитков и воздушной кукурузы, заклинателях змей, владельцах рулетки и тиров, лотошниках с двухцветными авторучками и мадам Шасте, которая была готова предсказать ваше будущее всего за каких то десять центов. Я прошел мимо помоста, на котором стояла улыбающаяся девушка в лифчике из чистого золота и мохнатой юбке длиной в целых одиннадцать дюймов, а мужчина в черном котелке охрипшим голосом объявлял, что через восемь минут в их шатре будет продемонстрирован таинственный и мистический танец Дингарулы. Человек пятьдесят толпились вокруг помоста, глазея на девицу. Лица мужского пола всем своим видом показывали, что не прочь приобщиться к мистике, женщины же глядели с презрением и никакого интереса не проявляли. Я не спеша отправился дальше. По мере того, как я продвигался по главной аллее, ведущей к входу на трибуны, народу становилось все больше. Я споткнулся о мальчугана, который пытался проскользнуть у меня между ног я и догнать свою мамашу, выдержал грозный взгляд довольно сим патичной дородной коровницы, которой я наступил на ногу, и еле увернулся от игрушечного зонтика, который пыталась воткнуть мне в ребра маленькая девочка. Наконец, пробившись через толпу и миновав закусочную баптистов с высокомерием светского человека, который знает, что к чему, я добрался до палатки, где размещалась методистская закусочная.
Хотите – верьте, хотите – нет, но она уже сидела за дальним столиком около полотняной стены. Скрывая удивление, я с важным видом направился к ней по посыпанному опилками полу. На ней был светло– коричневый трикотажный костюмчик, синий шарф и маленькая синяя шляпка. Среди упитанных сельских жителей она выглядела, как антилопа в стаде гернсейских коров. Я сел напротив и высказал ей это сравнение. Она зевнула и заявила, что, насколько она представляет себе антилопьи ноги, это не самый лучший комплимент. Еще до того, как я смог придумать достойный ответ, нас прервала методистка в белом фартуке, которая желала знать, что мы будем есть.
– Два куриных фрикасе с клецками, – заказала Лили.
– Подождите, – запротестовал я, – здесь написано, что у них есть говядина, запеченная в горшочках, и еще…
– Нет, – Лили была непреклонна, – фрикасе с клецками здесь готовит миссис Миллер. Ее муж четыре раза бросал ее из за скверного характера и четыре раза возвращался из за ее кулинарных способностей. Это рассказал мне Джимми Пратт.
Официантка отправилась выполнять заказ. Лили улыбнулась и заметила:
– Я пришла сюда, главным образом, ради того, чтобы посмотреть, как вы удивитесь. А вы вовсе не удивились и начали сравнивать мои ноги с антилопьими.
Я пожал плечами.
– Придирайтесь, придирайтесь. Признаюсь, мне приятно, что вы пришли, иначе я не узнал бы об этом фрикасе, а вот о ногах вы зря. Ваши ножки необычайно хороши, и мы оба это знаем. Ноги даны женщине для того, чтобы на них ходить или любоваться, но не для того, чтобы разговаривать о них, особенно в методистской крепости. Вы, кстати, католичка? Знаете, в чем разница между католиком и рекой, текущей в #.`c?
Она не знала – я рассказал, и мы разговорились. Принесли фрикасе, и первый же кусок заставил меня подивиться мерзостному характеру миссис Миллер, из за которого муж мог пытаться ее покинуть. Мне пришла в голову одна мысль, и когда через несколько минут я заметил, как в палатку вошли Вульф и Чарлз Э.Шанкс и устроились за столиком в стороне от нас, я извинился, подошел к ним и сообщил о фрикасе. Вульф с серьезным видом кивнул.
Лили спросила, когда я уезжаю в Нью Йорк. Я ответил – это зависит от того, в какое время дня в среду судьи конкурса орхидей огласят свое решение, – мы уедем либо в среду вечером, либо в четверг утром.
– Само собой, мы встретимся в Нью Йорке, – заявила она.
– Да? – Я подобрал остатки риса. – А зачем?
– Просто так. Но я уверена, что мы увидимся, потому что, если бы я вас не заинтересовала, вы не вели бы себя так грубо, а я заинтересовалась вами еще до того, как увидела ваше лицо. Это было, когда вы шли через загон. У вас такая походка. Вы ходите так… я не знаю…
– Вы хотите сказать – особенно? Может быть, вы заметили, что и через забор я перелез совсем по особенному, когда бежал от быка? Кстати, о быках – как я понимаю, пир отменяется?
– Да. – Она содрогнулась. – Конечно. Когда я ехала сюда, у загона толпились зеваки. Там, где стояла ваша машина… где мы встретились вчера вечером. Они бы залезли в загон и расползлись повсюду, если бы там не дежурил полицейский. Я не могу тут больше оставаться. Сегодня же уеду домой.
– А бык еще в загоне?
– Да, в дальнем конце. Где Макмиллан привязал его. – Лили поежилась. – Я никогда не видела такого, как вчера… Я чуть не потеряла сознание. Зачем они задают все эти вопросы? Почему хотят знать, была ли я с вами? Какое это имеет отношение к тому, что бык забодал Клайда?
– Так полагается при расследовании гибели от несчастного случая. Показания свидетелей. Кстати, вы не сможете уехать сегодня, если они захотят начать дознание. Они вас спрашивали, видели ли вы Клайда после ужина, когда пошли гулять и встретили меня?
– Да. Но я его не видела. Почему это их интересует?
– Не знаю. – Я положил в кофе сахар. – Может быть, подозревают, что вы лишили его всякой надежды и он полез взатон, желая покончить жизнь самоубийством. Романтические бредни, такое бывает… Еще они интересовались, не явился ли Клайд в дом к Пратту, чтобы повидать вас, верно?
– Интересовались… – Она посмотрела на меня. – Этого я тоже не понимаю. Почему они решили, что он пришел повидаться со мной?
– Возможно, им это подсказал отец Клайда. Вчера вечером, узнав, что вы здесь, он чуть не взорвался. У меня создалось впечатление, что когда то вы виделись ему в кошмарах. Я то понимаю, что это не соответствует вашей внешности и всему прочему, но мне показалось, что он относится к вам именно так.
– Он просто зануда. – Она безразлично пожала плечами. – Он не имеет права ничего обо мне говорить. Во всяком случае, вам. – Ее взгляд скользнул по мне. – И что же он говорил?
– Ничего особенного, только сказал, что хотел бы свернуть вам шею. Я понял, вы когда то дружили с его сыном. Полагаю, он сообщил об этом полиции и шерифу. Вот почему они интересовались, не ради ли вас Клайд пришел в дом Пратта.
– Нет, не ради меня. Вероятно, повидаться с Каролиной. Это для меня было новостью. Но я скрыл удивление и лениво осведомился:
– Разве между ними что нибудь было?
– Да. – Она вытащила пудреницу и принялась изучать в зеркальце свою наружность с целью ее дальнейшего усовершенствования. – Кажется, они были помолвлены. Вы, конечно, не знаете отношений, которые существуют между Осгудами и Праттом. Осгуды богачи. Они ведут свой род от генерала, участника американской революции. Их <...> в Нью Йорке презирают этого выскочку Пратта. По мне все это ерунда. Моя мать была официанткой, а отец – иммигрант, который зарабатывал на жизнь прокладкой канализации.
– По вас этого не скажешь. Пратт вчера говорил, что родился в старой хибаре на месте, где теперь стоит его новый дом.
– Да, его отец служил конюхом у отца Осгуда. Клайд рассказывал мне об этом. Молодой Пратт был помолвлен с фермерской дочерью, красавицей Марсией, а когда Фредерик Осгуд вернулся домой после колледжа, он отбил ее у Пратта. Марсия родила ему Клайда и Нэнси. Пратт уехал в Нью Йорк, и вскоре у него завелись деньги. Он так и не женился и стал выискивать способ досадить Осгуду. Он купил здесь землю, начал строиться, и стало казаться, что ему это действительно удастся.
– И тогда, – подхватил я, – Клайд занялся изучением истории семейной вражды и пришел к выводу, что для их примирения ему следует жениться на племяннице Пратта. Конечно, в подобных случаях лучше дочь, но и племянница тоже годится.
– Нет, эта идея пришла в голову не Клайду, а Нэнси, его сестре.
– Лили захлопнула пудреницу. – Зиму она провела в Нью Йорке, пропадала в лучших ночных клубах и повстречала Джимми и Каролину. Она решила познакомиться с ними поближе, и когда приехал Клайд, все устроила. Вскоре она по настоящему подружилась с Джимми, а Клайд – с Каролиной. Затем Клайд увлекся мной, и это, видимо, отразилось на отношениях между Нэнси и Джимми.
– Вы были помолвлены с Клайдом?
– Нет. – Она слегка улыбнулась и глубоко вздохнула. – Нет, Эскамильо. Я вряд ли выйду замуж. Ведь брак есть не что иное, как экономическое соглашение, и мне повезло, что я могу не принимать в этом участие.
– Клайд вам нравился?
– Одно время. – Она повела плечами. – Но вы же знаете, как бывает скучно, когда тот, кого вы считали восхитительным, оказывается занудой. К тому же он хотел, чтобы я вышла за него замуж. Не думайте, что я такая бессердечная, вовсе нет. Каролина будет для него женой получше, чем я, так я ему и сказала. Я думала, что у них все образуется, даже надеялась на это, вот почему я считаю, что вчера он приходил повидаться, скорее всего, не со мной, а с Каролиной.
– Может быть. Вы ее спрашивали?
– Бог мой, нет, конечно! Чтобы я спрашивала Каролину о Клайде! Я бы не осмелилась даже имя его упомянуть при ней! Она меня ненавидит.
– Но она же пригласила вас сюда.
– Да, из хитрости. Ее брат Джимми подружился со мной, и она решила, что если он поближе рассмотрит меня здесь, в деревне, то поймет, какая я легкомысленная и коварная.
– Понятно. Значит, вы коварная?
– Ужасно. – Она снова улыбнулась. – Потому что я откровенна и бесхитростна. Потому что я никогда не предлагаю того, чего не могу дать, и никогда не даю того, за что потом ожидаю платы. Я страшно коварна. Но я, наверное, зря упомянула о легкомыслии, вряд ли Каролина считает меня легкомысленной.
– Прошу прощения, мне на минуту нужно отойти, – прервал я ее и вышел из за стола.
Ведя беседу с Лили, я краем глаза следил за столиком Вульфа, чтобы увидеть, как ему понравится фрикасе. Очевидно, оно оказалось вполне удовлетворительным, раз Вульф заказал вторую порцию, а покинул я свою искусительницу, повинуясь знаку, который он подал. Около Вульфа стоял какой то мужчина и что то говорил. Когда Вульф посмотрел в мою сторону и поднял бровь, я понял, что нужен ему, извинился и поспешил к шефу. Когда я подошел, мужчина повернул голову, и я узнал Лу Беннета, секретаря Национальной лиги по разведению скота гернсейской породы.
– Арчи, я должен поблагодарить тебя за фрикасе. – Вульф положил на стол салфетку. – Оно великолепно. Только американские женщины могут делать хорошие клецки, да и то немногие. Ты знаком с мистером Aеннетом?
– Да, мы встречались.
– Ты можешь без особых осложнений освободиться от… – Он указал большим пальцем в сторону моего столика.
– Прямо сейчас?
– Как можно скорее. Если ты не слишком увлечен беседой. Мистер Беннет разыскал меня по просьбе Осгуда, который ждет нас в дирекции ярмарки.
– Хоть я и увлечен, но все улажу.
Я вернулся к своему столику, сообщил Лили, что нам придется расстаться, и попросил подать счет. Обед обошелся в один доллар шестьдесят центов, и, оставив еще двадцать центов на богоугодные дела, я с гордостью отметил, что на этом деле наша фирма получила двадцать центов чистого дохода.
С явным разочарованием, но без заметного раздражения Лила сказала:
– А я думала, что мы вместе проведем весь день, посмотрим скачки, покатаемся на карусели, побросаем в цель мячи…
– Нет! – твердо возразил я. – Не сейчас. Что бы ни готовило нам будущее, что бы ни случилось, днем я на работе. Запомните раз и навсегда, что я человек подневольный и могу развлекаться только в свободное время. Я работаю даже тогда, когда вы об этом меньше всего подозреваете. Во время нашего восхитительного обеда я тоже работал и зарабатывал деньги.
– Наверное, когда вы говорили мне все эти очаровательные комплименты, главная половина вашего мозга трудилась над какой– нибудь сложной проблемой?
– Вот именно.
– Милый Эскамильо, дорогой Эскамильо, но ведь день когда нибудь кончится, да? Что вы делаете вечером?
– Это известно только Богу. Я служу у Ниро Вульфа.

7

Комната, куда провел нас Беннет, представляла собой просторное помещение с высоким потолком и обитыми тесом стенами, в одной из которых было два запыленных окна. Единственную мебель составляли три больших грубых стола и десяток стульев. На одном из столов была навалена охапка выцветших флагов и стояла корзина с яблоками. Остальные столы пустовали. Из стульев были заняты только три. Сидней Дарт, председатель совета Североатлантической ярмарки, который помещался на одном из них, поднялся, когда мы вошли; Фредерик Осгуд сидел, ссутулившись, с усталым и горьким, но решительным выражением лица; Нэнси Осгуд выглядела несчастнее всех.
Беннет представил нас. Дарт пробормотал, что его ждут дела, и торопливо вышел. Вульф с безнадежным видом обвел глазами комнату и остановил взор на мне, безмолвно умоляя найти где нибудь более подходящий для него стул. Но я безжалостно покачал головой – это было невозможно. Он поджал губы, вздохнул и уселся.
– Если я могу быть чем нибудь полезен, я могу остаться… – промолвил Беннет. Осгуд покачал головой:
– Спасибо, Лу. Можешь идти.
Беннет немного помедлил, всем своим видом показывая, что не прочь задержаться, и вышел. Когда дверь за ним закрылась, я пододвинул к себе стул и сел.
Осгуд окинул Вульфа хмурым взглядом.
– Значит, вы и есть Ниро Вульф? Я слышал, вы приехали в Кроуфилд выставлять орхидеи?
– Кто вам это сказал? – обрезал его Вульф. Выражение лица Осгуда начало было меняться, но затем он снова нахмурился:
– Разве это имеет значение?
– Нет. Не имеет значения и то, зачем я приехал в Кроуфилд. Беннет сказал, что вы хотели проконсультироваться со мной, но, очевидно, не по поводу орхидей.
Я сдержал улыбку, зная, что сейчас Вульф не только захватывает контроль над ситуацией – это необходимо и желательно, но заодно и вымещает свое негодование по поводу того, что за ним послали и он пришел.
– Ваши орхидеи меня не интересуют, – Осгуд продолжал хмуриться,
– а знать, почему вы здесь, мне важно. Может быть, вы друг Тома Пратта или работаете на него. Вы были вчера в его доме?
– Почему это вам важно? – спросил Вульф пока еще терпеливо. – Вы хотите со мной проконсультироваться или нет? Если да и если при этом я решу, что чем то обязан противной стороне, я вас извещу. Вы начали разговор грубо и оскорбительно. Я не обязан давать вам отчет о причинах моего присутствия в Кроуфилде или где либо еще. Если вы нуждаетесь в моих услугах, то я перед вами.
– Вы друг Тома Пратта?
Вульф хрюкнул от раздражения, поднялся и шагнул к двери.
– Пошли, Арчи.
– Куда вы? – вскричал Осгуд. – Проклятье, имею же я право спросить…
– Нет. – Вульф воззрился на него сверху вниз. – Вы не имеете права ни о чем меня спрашивать. Я профессиональный детектив, имеющий определенную репутацию. Когда я берусь за дело, то довожу его до конца. Если по какой либо причине я не могу выполнить его добросовестно, то отказываюсь от него. Пошли, Арчи.
Я неохотно поднялся с места. Мне не хотелось бросать это дело, которое могло оказаться весьма интересным. Кроме того, мне не давало покоя выражение лица Нэнси Осгуд. Когда Вульф собрался уходить, на нем отразилось облегчение, а когда Вульф направился к двери, это стало еще очевиднее. Подобные наблюдения всегда будоражили мой ум, поэтому я обрадовался, когда Осгуд, наконец, сдался.
– Ладно, – проворчал он, – прошу извинения. Садитесь. Я, конечно, слышал о вас и о вашей чертовой независимости. Придется это проглотить, вы мне нужны, ничего не поделаешь. Здешние идиоты… Во– первых, все они безмозглые, а во вторых, трусы. Я хочу, чтобы вы расследовали смерть моего сына Клайда.
Вульф, конечно, принял извинения и снова уселся. С лица Нэнси сошло выражение облегчения, и рука ее, лежавшая на коленях, сжалась в кулак.
– Что именно вас интересует? – спросил Вульф.
– Я хочу знать, как он был убит!
– Его убил бык. Таково официальное заключение.
– Я ему не верю. Мой сын знал, как обращаться со скотом. Что он делал в загоне ночью? То, что говорит Пратт, – будто он забрался туда, чтобы увести быка, – просто абсурд. У Клайда наверняка хватило бы ума не дать себя забодать.
– И все же бык его забодал. Если не бык, то кто убил его, каким образом и чем?
– Не знаю. Вы специалист, и я хочу услышать ваше мнение.
– Мнение специалиста стоит денег, мистер Осгуд, – вздохнул Вульф. – Особенно мое мнение. Я беру высокие гонорары. Сомневаюсь, смогу ли я взяться за расследование гибели вашего сына. Я собираюсь выехать в Нью Йорк в четверг утром и не хотел бы здесь задерживаться. Я домосед, и когда я покидаю свой дом, меня тянет обратно. За расследование я не возьмусь, а за гонорар в тысячу долларов я могу сейчас же сообщить вам свое мнение.
Осгуд уставился на него:
– Тысячу долларов за то, что вы сейчас скажете?
– Я сообщу вам о выводах, к которым я пришел. Не знаю, будут ли они стоить этих денег.
– Тогда какого черта вы их просите?
– Папа, я же говорила тебе, – вмешалась Нэнси. – Это глупо… Это ужасно глупо.
Вульф взглянул на нее, затем на ее отца и пожал плечами.
– Такова моя цена, сэр.
– За догадку?
– О, нет. За правду.
– Правду? И вы готовы доказать ее?
– Нет. Я предлагаю вам купить правду, а не ее доказательства.
– Хорошо, я заплачу. Говорите.
– Так вот, – Вульф поджал губы и прикрыл наполовину глаза. – Клайд Осгуд оказался в загоне не по собственной воле. Он был без сознания, хотя еще жив, когда его туда втащили. Бык не бодал его, следовательно, и не убивал. Он был убит, вероятно, одним, возможно, двумя мужчинами, а возможно, женщиной или мужчиной и женщиной.
Нэнси выпрямилась и словно окаменела. Осгуд уставился на Вульфа.
– Это… это… – Он замолк и сжал зубы. – Вы утверждаете, что моего сына убили?
– Да. Таково мое мнение.
– Насколько это верно? Откуда вы это узнали? Черт побери, если вы валяете дурака…
– Помилуйте, мистер Осгуд! Я не валяю дурака, я работаю. Заверяю вас, что мое мнение вполне квалифицированное. А стоит ли оно тех денег, которые вы за него платите, зависит от того, как вы им воспользуетесь.
Осгуд поднялся, подошел к дочери и пристально посмотрел на нее.
– Ты слышишь, Нэнси? – сказал он, как будто обвиняя ее в чем то.
– Ты слышишь, что он говорит? Я так и знал. Я говорил тебе! Его убили!
Он обернулся к Вульфу, хотел что то сказать, но молча опустился на место.
Нэнси возмущенно спросила:
– Почему вы так говорите? С чего вы взяли, что Клайда убили? Почему вы говорите, будто… будто вы знаете…
– Потому что я пришел к такому мнению, мисс Осгуд.
– Но как? Почему?
– Успокойся, Нэнси. – Осгуд повернулся в Вульфу. – Хорошо, я услышал ваше мнение. Теперь я хочу знать, на чем оно основано.
– На моих умозаключениях.
– Из чего они вытекают?
– Из фактов. – Вульф поднял палец. – Вы можете их узнать, если пожелаете. Но вы говорили о «здешних идиотах» и назвали их всех трусами. Вы имели в виду власти?
– Да. Окружного прокурора и шерифа.
– Вы считаете их трусами потому, что они не решились взяться за расследование смерти вашего сына?
– Они не просто не решились, они отказались! Заявили, что мои подозрения надуманны и необоснованны. Правда, выразились другими словами, но имели в виду именно это. Они боятся не справиться.
– Но у вас положение, власть, политическое влияние…
– Нет. Особенно это касается окружного прокурора Уодделла. Я выступал против него на выборах. Его избрали, в основном, на деньги Тома Пратта. Но это же убийство! Вы сами говорите, что это убийство!
– Они, возможно, убеждены в обратном. При данных обстоятельствах это вполне вероятно. Вы полагаете, они смогут замять убийство, чтобы избавить Пратта от неприятностей?
– Я знаю только, что они не хотят меня слушать. Но я добьюсь, чтобы убийца моего сына был наказан. Вот почему я обратился к вам.
– Так, так… – Вульф поерзал на стуле. – Дело в том, что вы не смогли сообщить им ничего существенного. Вы им говорили, что ваш сын не полез бы в загон, но он там оказался, что у него хватало опыта, чтобы не позволить быку себя забодать, но это лишь ваше утверждение, а никак не признанный факт. Вы просили меня расследовать убийство вашего сына, но я не могу взяться за дело, если одновременно этим не займется полиция. Нужно будет проделать большую работу, а у меня здесь, кроме мистера Гудвина, нет помощников. Кроме того, я не имею права допрашивать людей. Если я вообще возьмусь за дело, то прежде всего необходимо обеспечить участие в нем властей. Окружная проку ратура находится в Кроуфилде?
–Да.
– Прокурор сейчас там?
–Да.
– Тогда я предлагаю встретиться с ним. Я берусь убедить его
– g bl расследование немедленно. Это, конечно, потребует до полнительного гонорара, но я не стану называть непомерную сумму. После этого мы вернемся к вашей просьбе о том, чтобы я лично взялся за расследование. Возможно, вы решите, что в этом нет необходимости, а возможно, я сам посчитаю это бесцельным. Ваша машина здесь? Вы доверите ее мистеру Гудвину? Мою он разбил.
– Я сам вожу свою машину. Я или моя дочь. Ох, до чего мне не хочется ехать к этому ослу Уодделлу…
– Боюсь, что это неизбежно. – Вульф поднял свою тушу со стула. – Некоторые меры должны быть приняты безотлагательно, и в этом может понадобиться помощь властей.
Большой черный «седан» Осгудов вела Нэнси. Я сидел рядом с ней. Шоссе и улицы Кроуфилда были забиты машинами, направлявшимися на ярмарку или с ярмарки. Хотя Нэнси несколько импульсивно обращалась с рулем и судорожно нажимала на акселератор, в общем, со своей задачей она справлялась неплохо. Один раз я обернулся и заметил, что Вульф цепко держится за ремень. Наконец, мы подкатили к старому каменному зданию с вырезанными над входом буквами: «Кроуфилдский окружной суд».
Осгуд вылез из машины.
– Поезжай домой, Нэнси, побудь с матерью, – велел он. – Я позвоню, если будет что нибудь новое. – Лучше, чтобы она осталась,
– вмешался Вульф. – Возможно, мне потребуется переговорить с ней.
– С моей дочерью? – Осгуд нахмурился. – Зачем? Ерунда! – Как вам угодно, сэр. – Вульф пожал плечами. – Скорее всего я не захочу браться за это дело. К тому же для клиента вы чертовски воинственно настроены.
– Но зачем вам может понадобиться разговор с моей дочерью?
– Чтобы получить информацию. Позвольте дать вам один совет, мистер Осгуд: отправляйтесь вместе с вашей дочерью домой и забудьте о мести. Компетентное расследование убийства – процесс весьма неприятный, и я боюсь, что вам придется нелегко. Оставьте эту мысль. Чек на тысячу долларов вы можете послать мне по почте, когда вам будет удобно.
– Я не отступлю.
– Тогда приготовьтесь к вмешательству в вашу личную жизнь, к назойливым расспросам, оскорбительной гласности.
– Все равно не отступлю!
– В самом деле? – Вульф наклонился и заглянул в несчастное лицо девушки, сидящей за рулем. – Тогда, пожалуй, подождите нас здесь, мисс Осгуд.

8

При обычных обстоятельствах нескрываемая самоуверенность Вульфа не вызвала бы ничего, кроме отвращения, но в этот день мне было жаль шефа. Его вынуждали нарушать самые нерушимые правила: ездить с незнакомыми водителями, пробираться сквозь толпу, являться по вызову вероятного клиента, посещать государственных чиновников и все время искать место, где он мог бы с удобством пристроить свою тушу. Комната в гостинице, которую нам удалось получить (оставленный нам номер уже заняли), оказалась маленькой, темной и душной. Единственное окошко выходило на строительную площадку, где беспрерывно грохотала бетономешалка. Стоило открыть окно, как в комнату влетали облака пыли. У наших стендов в выставочном павильоне негде было присесть. В закусочной у методистов стояли только складные стулья. В комнате, где мы разговаривали с Осгудом и где Вульф, видимо, ожидал найти что нибудь сносное, стулья были лишь чуть чуть лучше. Прокуратура оставалась последней слабой надеждой Вульфа. Когда мы вошли в кабинет, Вульф сразу заметил единственное кресло с подлокотниками, обтянутое вытертой черной кожей, и с невиданной прытью бросился к нему. Дождавшись, пока закончится обмен приветствиями, он рухнул в кресло.
Окружной прокурор Картер Уодделл оказался довольно болтливым, невысоким пухленьким человечком средних лет. Он не закрывал рта, выражая Осгуду свое сочувствие в связи с постигшей утратой и тем, что прошлые выборы не оставили у него никаких враждебных чувств. Он говорил о любви к родному округу (две тысячи акров которого принадлежали Осгуду) и изъявил полнейшее желание продолжить утренний разговор, присовокупив, однако, что его мнение не изменилось. На это Осгуд заметил, что ничего не собирается обсуждать с ним, поскольку это будет лишь тратой времени, но мистер Ниро Вульф имеет кое что сказать.
– Разумеется, разумеется, – затараторил Уодделл. – Репутация мистера Вульфа хорошо известна. Нам, бедным провинциалам, есть чему у него поучиться. Не так ли, мистер Вульф?
– Речь не об этом, мистер Уодделл, – изрек Вульф. – Сейчас я хочу сообщить вам кое что об убийстве Клайда Осгуда.
– Об убийстве? – выпучил глаза Уодделл. – Ничего не понимаю… Petitio principii [(лат.) – аргумент, основанный на выводе из положения, которое само еще требует доказательств] не слишком хорошее начало для разговора, не так ли?
– Согласен, – Вульф устроился в кресле поудобнее и вздохнул. – Я говорю об убийстве не как об аксиоме, но как о том, что следует доказать. Вы когда нибудь видели, как бык убивает или ранит человека рогами?
– Нет, не могу этого утверждать.
– Вы когда нибудь видели быка, забодавшего человека, лошадь или любое другое животное? Сразу же после того, как это случилось?
– Нет.
– А я видел. На корридах. Убитые лошади, раненые люди… даже убитые… Видели вы это или нет, но легко можно представить, что происходит, когда бык вонзает рога в живое тело я подбрасывает жертву в воздух. Кровь жертвы обрызгивает морду быка. Несчастный истекает кровью. Так было и с Клайдом Осгудом. Его одежда окровавлена. Я слышал, что в полицейском протоколе говорится о луже запекшейся крови на том месте, где он был убит. Вчера вечером мой помощник мистер Гудвин видел, как бык рогами катал тело Клайда Осгуда по земле. Естественно было предположить, что именно бык явился причиной его смерти. Но не более, чем через четверть часа после того, как быка привязали, я осмотрел его. Морда у быка белая, на ней виднелось лишь одно пятнышко крови, и только кончики рогов были в крови. Этот факт включен в полицейский протокол?
– Не знаю… Кажется, нет, – медленно произнес Уодделл…
– Тогда я рекомендую немедленно осмотреть быка, если ему еще не вымыли морду. – Вульф поднял палец. – Я пришел сюда, мистер Уодделл, не для того, чтобы строить догадки. И я не собираюсь с вами спорить. Часто, рассматривая различные аспекты явления, мы встречаемся с подозрительными обстоятельствами, которые требуют изучения и вызывают споры, но то, что я вам сообщил, служит бесспорным доказательством того, что Клайд Осгуд погиб не от рогов быка. Вы говорили о моей репутации. Я готов поставить ее на карту.
– Бог мой! – пробормотал Осгуд. – Бог мой, я же видел быка и даже не подумал…
– Боюсь, что вчера вам было не до размышлений, – заметил Вульф.
– Никто от вас этого и не ожидал. Но от полиции, тем более сельской…
Прокурор, ничем не проявив обиды, согласился:
– Вы говорите дело, я это признаю. Но я хотел бы знать заключение врача.
– Если вы хотите проконсультироваться с врачом, поговорите с тем, который видел рану.
– Вы говорите очень убежденно, мистер Вульф. Очень. Я заметил, что Уодделл старается не смотреть на Осгуда.
– Еще одно, – произнес прокурор. – Эта рана… Если ее нанес не бык, то кто и чем? Каким орудием?
– Орудие убийства валяется меньше чем в тридцати ярдах от забора. Или валялось. Вчера я его видел.
«Ага, – подумал я, сейчас начнется фейерверк». Мы все уставились на Вульфа. Осгуд что то воскликнул, а Уодделл надтреснутым голосом переспросил:
– Что вы сказали?
– Я сказал, что видел его.
– Орудие убийства?
– Да. Я одолжил у мистера Гудвина фонарь, поскольку мне не очень верилось, что Клайд Осгуд мог позволить быку забодать себя. Днем он сам говорил, что разбирается в скоте. Позднее его отцу пришла в голову та же мысль, но мистер Пратт не знал, как ею воспользоваться. Я взял фонарь, осмотрел быка и сразу понял, что не бык убил Клайда Осгуда. Возникает вопрос: кто же?
Вульф поерзал в кресле, которое все таки было на восемь дюймов уже, чем ему требовалось, и продолжил:
– Весьма интересен вопрос – от чего зависит умение делать точные выводы: от природных способностей или от тренировки? Что касается меня, то как бы ни одарила меня природа, я имел возможность на протяжении длительного времени развивать свои способности. Один из результатов этого, не всем и не всегда приятный, заключается в том, что иногда я способен обращать внимание на вещи, меня не касающиеся. Так случилось и прошлой ночью. Через тридцать секунд после того, как я увидел морду быка, я пришел к выводу относительно возможного орудия убийства. Догадываясь, где его искать, я нашел его и осмотрел. Мои догадки подтвердились. Тоща я направился к дому, поняв, как было совершено убийство.
– Что это за орудие? Где оно?
– Обычная кирка. Днем, когда на нас напал бык – а до этого мистер Гудвин разбил мою машину, – мисс Пратт вывезла меня из загона на автомобиле. Мы проехали мимо ямы – в ней, как я потом узнал, должны были жарить быка. Вокруг ямы были куча свежей земли и валялись кирки и лопаты. Осмотрев морду быка, я подумал, что орудием убийства могла быть кирка. Я отправился с фонарем к яме, и это подтвердилось. Там лежали две кирки. Одна совершенно сухая, с присохшими комочками земли, а другая влажная. Даже сам металл снизу был еще влажным, а деревянная ручка – тем более. На металле не было земли. Очевидно, кирку тщательно и недавно вымыли. Недалеко от ямы я обнаружил шланг для поливки, и, когда поднял его, оттуда потекла вода. Ощупав траву вокруг шланга, я обнаружил, что она мокрая. Я почти уверен, что смертельная рана была нанесена киркой, затем из шланга с нее смыли кровь и снова положили на кучу земли, где я ее и обнаружил.
– Вы утверждаете, что… – Фредерик Осгуд стиснул зубы. Костяшки его сжатых кулаков, лежавших на коленях, побелели. – Мой сын… убит… киркой?
Уодделл встревожился и попытался перейти в наступление:
– Но почему же вы вчера молчали, когда там были и шериф, и полицейские?
– Вчера я не представлял ничьих интересов.
– А интересы справедливости? Вы же гражданин! Вы знаете, что означает сокрытие улик?
– Ерунда. Я не скрывал ни бычьей морды, ни кирки. А мои мыслительные процессы и выводы, которые из них вытекают, принадлежат только мне.
– Вы говорите, что ручка у кирки была мокрой, а на металле не было прилипшей грязи. А разве ее не могли вымыть по какой нибудь другой причине? Вы расспрашивали об этом?
– Я никого ни о чем не расспрашивал. В одиннадцать часов вечера ручка кирки была мокрой. Если вы считаете разумным искать человека, который, не имея оснований чего то опасаться, ночью моет кирку, что ж, действуйте. Если же вам нужно подтверждение моей версии, поищите лучше следы крови на траве возле шланга и отправьте кирку на анализ. С дерева весьма трудно удалить кровь.
– Не командуйте мной. – Окружной прокурор пронзительно взглянул на Осгуда и вновь обернулся к Вульфу. – Поймите меня правильно… И вы тоже, Осгуд. Я прокурор округа, я знаю свой долг и «k/.+ n его. Если было совершено преступление, то мы не закроем на него глаза, но я не собираюсь поднимать шумиху ради шумихи, и вы не можете ставить это мне в вину. Этого не одобрили бы мои избиратели, да и никому это не нужно. Есть кровь на морде быка или нет, узнаю я или не узнаю, почему ночью мыли кирку, – все равно ваша версия кажется мне высосанной из пальца. Что же, убийца с киркой залез в загон – где, кстати, был бык, – потом туда же залез Клайд Осгуд и покорно ждал, пока убийца нанесет удар киркой? Или другой вариант: Клайд находится в загоне, а преступник с киркой перелез туда следом за ним и убил его. Вы можете представить себе человека, на которого замахиваются киркой, а он спокойно ждет, пока его ударят?
– Я же вам говорил, Вульф! Только послушайте этого идиота, – прорычал Осгуд. – Вот что, Картер Уодделл! Я вам кое что скажу…
– Прошу вас, джентльмены! – Вульф поднял руку. – Мы теряем время.
Он поглядел на прокурора и терпеливо промолвил:
– У вас неверный подход к делу. Не нужно закрывать глаза на факты. Вы ведете себя как женщина, которая прикрывает пепельницей пятно на скатерти. Но ведь кто нибудь все равно сдвинет пепельницу. Факты таковы, что кто то убил Клайда Осгуда киркой, и ваша обязанность установить это, выяснить, как все произошло, а не изобретать невероятные версии.
– Я ничего не изобретаю, я только…
– Прошу прощения. Вы считаете, что Клайд сам перелез через забор в загон и покорно стоял в темноте, ожидая, пока ему нанесут смертельный удар. Я признаю, что первое маловероятно, а второе почти невозможно. Это пришло мне в голову вчера вечером на месте преступления. И, как я сказал, к тому времени, когда я вернулся в дом, мне уже было ясно, как было совершено преступление. Я не верю, что Клайд Осгуд сам перелез через забор. Сперва его, возможно, оглушили ударом по голове, затем отнесли к забору, подсунули под забор или перевалили через него и оттащили внутрь загона еще на десять пятнадцать ярдов. Потом убийца с силой ударил его киркой, нанеся глубокую рану, которая очень похожа на рану от рогов быка. Кровь, конечно, испачкала кирку, но не человека, который ее держал. Затем убийца снял с забора веревку с крюком и бросил ее около тела, чтобы было похоже, будто Клайд сам забрался в загон. Вымыв кирку водой из шланга, он отнес ее на место и ушел.
– А бык? – возразил Уодделл. – Что же, бык дожидался, пока убийца уйдет, и лишь затем накинулся на тело?
– Не могу сказать. Было темно. Бык мог напасть, а мог и не напасть. Предлагаю три варианта. Первый; убийца умеет обращаться с быком и перед тем, как отвязать, измазал его рога кровью. Второй: нанеся удар киркой, убийца подманил быка к телу, зная, что запах крови заставит быка по крайней мере прикоснуться к убитому. Третий: убийца действовал, когда бык находился на другой стороне загона, и вообще не пытался испачкать рога быка кровью, рассчитывая, что в суматохе и под влиянием других обстоятельств на это не обратят внимание. Его счастье, что мистер Гудвин подошел как раз тогда, когда бык удовлетворял свое любопытство. Но ему не повезло, что там оказался я.
Уодделл сидел хмурый, поджав губы. Через мгновенье он выпалил:
– На ручке кирки должны быть отпечатки пальцев… Вульф покачал головой.
– Убийца мог стереть отпечатки носовым платком или пучком травы. Вряд ли он идиот.
Уодделл нахмурился еще сильнее.
– Насчет того, что быка могли привязать к забору и вымазать рога кровью… Чтобы сделать это, надо знать норов быка. Мне кажется, проделать такое мог только Монт Макмиллан, ведь бык принадлежал ему. Может быть, вы сумеете объяснить нам, почему Монт Макмиллан хотел убить Клайда Осгуда?
– Силы небесные, конечно, нет! Существуют, по меньшей мере, еще две альтернативы. Возможно, Макмиллан и был бы способен на убийство, желая уберечь быка, однако будьте осторожны! Помните, что убийство не имело отношения к попыткам спасти быка: Клайда лишили сознания не в загоне, а где то еще.
– Это только ваша догадка.
– Таково мое мнение. Я очень осторожно высказываю свое мнение, это мой хлеб насущный и главный источник самоуважения.
Уодделл сидел, поджав губы. Осгуд вдруг набросился на него:
– Ну, что вы скажете теперь?
Уодделл встал, отпихнув ногой стул, сунул руки в карманы и с минуту молча разглядывал Вульфа. Затем отступил назад и снова сел.
– Черт побери, – сказал он с горечью. – Придется срочно этим заняться. Боже, какой кошмар! На земле Тома Пратта… Клайд Осгуд… Ваш сын, Фред. И вы знаете, с кем мне придется работать… Знаете, чего стоит Сэм Лейк. Я сейчас же поеду к Пратту.
Он двинулся к телефону.
– Видите, каковы перспективы? – заметил Осгуд. Вульф со вздохом кивнул.
– Ситуация очень сложная, мистер Осгуд.
– Да… И вот что я хочу сказать вам. Во первых, приношу извинения за то, что грубо разговаривал с вами сегодня. Вы дей ствительно заслужили свою репутацию. Не о всяком это можно сказать. Во вторых, как видите, вам придется взяться за это дело. Вы не должны его оставить.
Вульф покачал головой.
– Я собираюсь выехать в Нью Йорк в четверг утром. Послезавтра.
– Боже мой! Но ведь это же ваша работа! Какая разница, где вы будете – здесь или в Нью Йорке? – Разница огромная. В Нью Йорке у меня свой дом, кабинет, повар, привычное окружение.
– Вы хотите сказать… – Осгуд захлебнулся от негодования. – Вы хотите сказать, что у вас хватит бесстыдства отказать человеку в моем положении ради личного уюта?
– Хватит. – Вульф был невозмутим. – Я не несу ответственности за то положение, в котором вы оказались. Мистер Гудвин подтвердит вам – я терпеть не могу покидать свой дом, а тем более надолго. Кроме того, вы не сочли бы мои претензии не заслуживающими уважения, если бы видели, в каком шумном и вонючем гостиничном номере мне придется спать еще две ночи. И Бог знает сколько еще, если я приму ваше предложение.
– Тогда переезжайте ко мне. Мой дом всего в шестнадцати милях от города, и вы сможете пользоваться моей машиной, пока не починят вашу.
– Не знаю… – Вульф с сомнением посмотрел на него. – Разу меется, если я возьмусь за это дело, мне немедленно потребуется большое количество информации от вас и вашей дочери, и ваш дом – самое подходящее место для этого…
Я вскочил, щелкнул каблуками и отдал ему честь. Вульф уставился на меня. Он, конечно, знал, что я вижу его насквозь, Макиавелли был по сравнению с ним невинным пастушком. Не то чтобы я не одобрил его решение – ведь теперь я тоже мог рассчитывать на вполне приличную кровать, – но оно служило еще одним доказательством, что по– настоящему нельзя доверять Вульфу ни при каких обстоятельствах.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art