Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Луиза Манро Фоули - Кровь! – сказал кот. : ГЛАВА 1

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Луиза Манро Фоули - Кровь! – сказал кот.:ГЛАВА 1

 Кики Коллир открыла дверцу машины, остановившейся на полукруглой подъездной аллее перед Галльярдским музеем изящных искусств, и вылезла на тротуар.
— Спасибо, что подбросила меня, мам. Я нормально выгляжу? — спросила она, заправляя блузку за пояс юбки.
— Ты выглядишь чудесно. Как профессиональная журналистка,— с улыбкой сказала доктор Марианна Коллир дочке, рыжеволосой долговязой девочке, которая придирчиво оглядывала свои нейлоновые чулки и туфли-лодочки на каблуках,— Не так уж часто я вижу тебя по субботам такой нарядной!
— Не так уж часто я беру интервью у хранителя музея,— ответила Кики.— И это не совсем обычный материал для школьной газеты, тем более для нашего «Курьера»! Елена бы и глазом не моргнула, а я чувствую себя не в своей тарелке. И надо же ей было заболеть именно сегодня!
Елена Морган, ее соученица, тоже была репортером «Курьера». Обычно она сообщала читателям газеты о новостях в области искусства: новом балете, ежегодной постановке оперетты в клубе хорового пения, спектаклях театрального общества.
— Эндрю не сомневался, что ты отлично с этим справишься, иначе он не позвонил бы тебе сегодня утром.
— Да ему просто лень было делать материал самому,— добродушно проворчала Кики.— Хорош друг! Если в редакции работают трое и один человек болен, а другой — главный редактор, кого, как ты думаешь, пошлют брать интервью?
— Я уверена, что ты не ударишь лицом в грязь,— сказала доктор Коллир, взглянув на часы.— Мне пора. В час я должна быть в больнице. Дома буду около половины десятого. Блокнот взяла?
Кики нагнулась, чтобы достать блокнот из школьного ранца, стоявшего на полу перед задним сиденьем, и издала громкий вопль:
— Мам! Как пробрался в машину Рыжик?
За ранцем, чинный и неподвижный, как сфинкс, сидел огромный оранжево-рыжий котище и невинным взором смотрел на Кики. Его зеленые глаза выражали любовь и преданность.
— Я не могу взять тебя туда! — воскликнула Кики, взглянув на величественное каменное здание с увитыми плющом стенами.— Рыжик! Ты... Ты...— Пока она подыскивала слово, кот выбрался из машины и с большим достоинством расположился на тротуаре у ее ног.— Мам! Не могу же я взять его с собой на интервью!
— Нет уж, Кики, извини,— твердо сказала доктор Коллир.— Мне некогда отвозить его долой.— Голос ее смягчился.— Ведь это не первый такой случай, солнышко. А он, похоже, намерен вести себя примерно.
Большой кот взмахнул пушистым хвостом и благовоспитанно обвил им передние лапки, словно принимая этот комплимент.
— Мелочь на автобус у тебя есть?
— Да.
— Ранец захватила?
кивнула и достала из машины ранец.
— Придется тебе посадить его в ранец и надеяться на лучшее. Мне действительно пора. Удачи тебе! — Доктор Коллир завела мотор и вырулила с подъездной аллеи на улицу. Кики тяжело вздохнула и укоризненно посмотрела на кота, сидевшего перед ней в позе мраморной статуи.
— Какой же ты плохой кот! — выговаривала она, стараясь придать убедительность своему голосу. Ее мать была права. Уже не в первый раз Рыжик выкидывал этот номер. Он частенько ускользал из дома и сопровождал ее в школу или в магазин. Осенью он даже последовал за ней в дом, где она за плату присматривала за ребенком; это случилось в тот самый день, когда в дом забрались взломщики. Рыжик помог прогнать грабителей, и она порадовалась тому, что кот оказался рядом.— Ты разъезжаешь в этом ранце чаще, чем мои учебники! — сказала она ему.
Двигаясь с нарочитым спокойствием, кот влез в ранец из синей джинсовой ткани и удобно там устроился.
— Блокнот я, пожалуй, понесу в руках,— проговорила Кики себе под нос.— Мне будет неудобно рыться в ранце после того, как войду в музей. Слишком хорошо я тебя знаю, чтобы предоставить тебе эту возможность! — Из ранца донеслось послушное «мяу».
Повесив ранец на плечо, Кики по широким ступеням поднялась ко входу в музей. В одном из трех больших выставочных залов, двери которых выходили в круглый холл с мраморным полом, несколько посетителей рассматривали скульптуры. Кики остановилась и огляделась по сторонам в поисках служебных кабинетов.
— Чем я могу вам помочь, мисс?
Седая женщина в серой юбке, темно-синем блейзере и белой блузке встала из-за столика дежурного администратора в фойе и подошла к ней.
— Я ищу кабинет мистера ван Кайзера,— ответила Кики.— Он ждет меня.
— Кабинет доктора ван Кайзера — на третьем этаже,— сказала дежурная, произнося с нажимом его звание. Она показала вверх, и Кики проследила взглядом за ее рукой.
Высоко у нее над головой плавно закруглялся лепной куполообразный потолок музея; человеку, вошедшему в круглый холл через главный вход, открывался вид на все три этажа музея. Округлый балкон на каждом этаже обрамляли кованые железные перила; в стенных проемах Кики видела другие выставочные залы, мягко освещенные рассеянным светом. Широкая мраморная лестница плавным изгибом вела на второй этаж.
— Поднимитесь на лифте и пойдете направо. На двери его кабинета висит табличка.
— Спасибо,— поблагодарила Кики и направилась к лифтам.
— Постойте, мисс! Ранец вы можете оставить в гардеробе.
Кики обернулась.
— Он мне понадобится,— с запинкой проговорила она.— Для интервью. Мне будет нужен...— Кики собиралась сказать «блокнот», но, вовремя вспомнив, что блокнот она держит в руке, смолкла и виновато посмотрела на дежурную.
— Фотоаппарат? — спросила та, довольная своей догадливостью.
Молча улыбнувшись в ответ, Кики вошла в лифт. Когда кабинка медленно поползла вверх, Рыжик беспокойно заерзал в ранце.
— Эй, ты там, замри! — шепнула она и ласково похлопала по ранцу.— Ты теперь фотоаппарат.
Выйдя из лифта, она двинулась по коридору направо и миновала несколько закрытых дверей без табличек. В конце коридора была дверь с табличкой матового стекла, на которой черно-золотыми буквами значилось: «Людвиг ван Кайзер, хранитель музея».
Приблизившись, Кики услышала за дверью сердитые голоса: в кабинете хранителя шел спор на повышенных тонах. Она остановилась, не зная, как ей поступить. Постучаться и прервать разговор? Вернуться к лифту и снова подойти к двери? Или постоять тут и послушать?
— Никто вам не поверит! — надрывался мужской голос.— Еще одна подобная инсинуация, и я вас уволю!
— Вы не посмеете! — с подчеркнутым вызовом отвечал женский голос.
Из ранца за спиной Кики донеслось шипение.
— Не вмешивайся в чужие дела, Рыжик! — строго прошептала Кики.— Не с тобой же спорят! — Но, несмотря на ее предупреждение, ранец накренился и вдруг полегчал: здоровенный котище выпрыгнул из него и, издав душераздирающий вопль, с яростью ринулся на закрытую дверь.
Голоса смолкли, дверь распахнулась, и взору Кики предстали рослый темноволосый мужчина в дорогом черном костюме-тройке и невысокая, худая, но крепкая женщина постарше в пыльном рабочем комбинезоне и очках с толстыми стеклами. Огорошенная их внезапным появлением, Кики вытаращила глаза и с запозданием попыталась схватить Рыжика. Но оранжевый кот со злобным урчанием бросился на мужчину, заставив его попятиться в кабинет
— Ой, простите,— извинилась Кики, делая еще одну попытку схватить воинственно шипевшего кота. Но женщина в комбинезоне оказалась проворней. Она подхватила Рыжика, победно тряхнула головой, фыркнула совершенно по-кошачьи и горделивой походкой удалилась по коридору.
Мужчина смотрел ей вслед. Его бледно-голубые глаза сузились от злобы. События происходили с такой быстротой, что Кики так и простояла, словно онемев, пока женщина с Рыжиком на руках не скрылась за поворотом коридора.
— Мисс Морган? — спросил мужчина, беря ее под локоть.
— Да... то есть нет, Коллир,— ответила она.
Выражение злобы на его лице сменилось улыбчивой маской, голос зазвучал ровно, с деланной приветливостью, как если бы громкой перепалки, которую слышала Кики, никогда не бывало.
— Вы из школьной газеты? — Не дожидаясь ответа, он продолжил: — Заходите, пожалуйста!
— Кот...— промямлила Кики, продолжая глядеть в глубину коридора.
— Миссис Джанссен полагает, что у нас тут не музей, а зоопарк,— сказал мужчина, вводя Кики в кабинет и закрывая дверь.— Она вечно приносит на работу своих питомцев. Реставрационная мастерская превратилась в зверинец. Хотя этого зверя я, признаться, раньше здесь не видел... Вот сюда! Проходите и садитесь в это удобное кресло.
С европейской галантностью он взял ее под локоть и подвел к креслу. Кики быстро оценила ситуацию. В реставрационной мастерской музея, где работает любительница животных, Рыжик будет в безопасности. «Возьми интервью, помалкивай о том, чей этот кот, а Рыжика заберешь на обратном пути»,— мысленно сказала себе она.
Теперь Кики сосредоточила внимание на докторе ван Кайзере, который расположился в кресле напротив нее. Между ними стоял низкий круглый столик черного дерева, поверхность которого была инкрустирована перламутром. Обстановка кабинета поражала чрезмерной роскошью: толстый ковер на полу, тяжелые шторы, антикварная мебель, дневной свет, падающий через световой люк на потолке. По обеим сторонам от двери стояли высокие парные бронзовые вазы, а вдоль стен, обшитых панелями красного дерева, шли ряды полок с антикварными диковинками, которые произ-водили впечатление редких и ценных вещиц.
— Елена Морган сегодня не совсем здорова,— объяснила Кики. У ее собеседника была предста-вительная внешность; с его лица не сходила теперь любезная улыбка, которая не вязалась с хо-лодным блеском в его светлых глазах.— Поэтому меня прислали вместо нее. Меня зовут Кики Кол-лир.
— Рад с вами познакомиться, мисс Коллир,— сказал он, протягивая ей руку. Хотя его отполиро-ванные ногти давали основание предположить, что это человек изнеженный, Кики отметила, что рукопожатие у него крепкое.— Меня зовут Людвиг ван Кайзер. Я дам вам свою визитную карточку, чтобы вы смогли правильно написать мою фамилию,— продолжил он, вручая ей тисненую карточку цвета слоновой кости.— О чем же будет ваша статья?
Сообразив, что доктор ван Кайзер, по-видимому, куда лучше ее знает, как берутся интервью, Кики почувствовала себя неловко. Ее опыт интервьюера пока что ограничивался школой: она брала интервью у тренера по бейсболу, у школьной медсестры, у одной из уборщиц, и с ними она чувст-вовала себя легко и просто. Доктор ван Кайзер не принадлежал к этой категории людей, и, кроме того, этот человек, несмотря на свои любезные манеры, был ей чем-то неприятен. Ее впечатление от него совпало с реакцией Рыжика, а Рыжик никогда не ошибался в людях.
— «Курьер» публикует серию статей о профессиях,— стала объяснять она,— чтобы дать уча-щимся более полное представление о возможностях получить работу по той или иной специально-сти. В вашем случае мы заглянем за кулисы мира искусства.
Доктор ван Кайзер откинулся на спинку кресла и устремил взор мимо нее в пространство, улыба-ясь так, словно наслаждался шуткой, которую не поймут непосвященные.
— В нашей области возможности получить работу, разумеется, крайне ограничены,— начал он, высокомерно давая понять, что только немногим избранным вроде него дано достичь столь высоко-го положения. Далее он повел речь о том, каким требованиям должен отвечать музейный работник, и Кики принялась записывать: ученое звание доктора искусствоведения, стажировка в музее с при-знанной репутацией, многолетний опыт распознавания подлинной ценности произведений искусст-ва, наконец неодолимая, страстная увлеченность древностями, которая оставляет мало времени для личной жизни.
«Подлинной ценности...» — повторила про себя Кики, неожиданно вспомнив одну газетную вы-резку из подшивки, которую забросил ей сегодня утром Эндрю.
— Мне хотелось бы вернуться к вашему замечанию об умении отличать подлинные предметы искусства от подделок,— сказала она, прервав монолог хранителя музея. Кики понимала, что она отклоняется от заданной темы. Но теперь, когда она вспомнила о прочитанной статье, что-то в ее содержании заинтересовало и насторожило ее; к тому же и доктор ван Кайзер все больше действо-вал ей на нервы. Кики тщательно выбрала слова: — Недавно в газете появилась статья о том, что какой-то экспонатов Галльярдском музее оказался подделкой. Как же могло случиться подобное, если персонал музея обладает такой высокой квалификацией и если при оценке экспоната прини-мались меры предосторожности, о которых вы рассказывали?
Ослепительная улыбка ее собеседника несколько поблекла.
— Да,— сказал он.— Одна ваза в греческом зале, приобретенная, по-моему, еще до моего прихода в музей, оказалась поддельной. Это обнаружилось в мое отсутствие: я делал закупки для музея в Лондоне. К счастью, такое случается редко. К сожалению, пресса, даже школьная,— он холодно посмотрел на Кики,— любит раздувать сенсации.— Из этого его саркастического выпада Кики поняла, что она ненароком вторглась на запретную территорию.
Все еще думая о той газетной вырезке, она нахмурилась и решила продолжить расспросы, не-смотря на язвительные комментарии доктора ван Кайзера.
— В статье говорится, что подделка была обнаружена
»кем-то из работников музея. Кем работает этот человек? Доктор ван Кайзер помолчал. — По-моему, реставратором,— ответил он.— Будь я тогда здесь, та статья никогда бы не увидела свет. Это была грубая копия. Даже любителю ничего не стоило бы распознать ; в ней подделку! — Он махнул рукой, давая понять, что случай этот не заслуживает дальнейшего обсуждения, но в голове у Кики рождались все новые вопросы.
— Кто еще из работников музея, помимо вас и реставратора, обладает достаточными познания-ми, чтобы заметить подделку? — спросила она, вспомнив недавно услышанный ею спор.
— Галльярдский музей, мисс Коллир,— это маленький музей с отличной коллекцией. Я тут един-ственный знающий специалист. В штате музея нет ни помощника хранителя, ни официального оценщика. Когда возникает необходимость, мы приглашаем консультантов со стороны. Оценщик, производивший экспертизу той вазы, вычеркнут из списка апробированных агентов Галльярдского музея. Мы расходуем наши средства на приобретение предметов искусства, а не на оплату много-численного персонала.
Кики положила блокнот на колени и упрямо задавала один вопрос за другим.
— Вы упоминали реставрационную мастерскую, или реставрационную лабораторию. Какой про-фессиональной подготовкой должны обладать ее работники? Сколько человек в ней работает? Разве реставратор не должен тоже обладать большими познаниями в области искусства?
На лице хранителя музея появилось нетерпеливое выражение.
— Реставраторы нужны крупным музеям, которые обладают неограниченными финансовыми воз-можностями и постоянно меняют свои экспозиции. В нашей реставрационной мастерской в на-стоящее время работает одна-единственная малоквалифицированная служащая, которую наняли только потому, что за это из сострадания проголосовали некоторые члены попечительского сове-та,— в большинстве своем, кстати сказать, дилетанты, коллекционеры-любители. Я предлагал во-обще закрыть здесь реставрационную мастерскую на том основании, что нам следует приобретать только хорошо сохранившиеся предметы старины. Однако мое предложение отклонили.— Он встал.— А теперь извините, я должен сделать несколько важных звонков.— Он улыбнулся такой же фальшивой официальной улыбкой, какой приветствовал Кики вначале, и ловко выпроводил ее за дверь.
Кики минутку постояла в коридоре, размышляя. Она явно затронула больное место, иначе хра-нитель не стал бы так оправдываться. Ее интуиция, которая, по словам Эндрю, вечно навлекала на нее неприятности, подсказывала ей, что в Галльярдском музее творятся странные вещи. Доктор ван Кайзер так и не ответил на ее вопрос о том, какая профессиональная подготовка необходима реставратору. Та женщина, с которой он спорил, должно быть, и есть работник музея, обнаружив-ший подделку. Что он имел в виду, говоря «проголосовали из сострадания»? Из-за чего они спори-ли? Чему, интересно, «никто не поверит»?
В Кики проснулся репортер-следопыт, мастер журналистских разоблачений. О музее можно на-писать захватывающую статью, но это будет статья вовсе не о возможностях найти здесь работу. Доктор ван Кайзер с избытком снабдил ее материалами для заметки в «Курьере». А теперь она раскопает подлинные факты! И в первую очередь она поговорит с ершистой маленькой женщиной, которая подхватила Рыжика, прежде чем тот успел снова броситься на хранителя.

| Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art