Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Диана Уинн Джонс - Заколдованная жизнь (Крестоманси-1) : ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Диана Уинн Джонс - Заколдованная жизнь (Крестоманси-1):ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

 Кабинет Крестоманси представлял собой большую, залитую солнцем комнату со множеством книжных полок. Был там и стол, но в то утро хозяин читал газету, растянувшись на диване. Одежда мага, как всегда, отличалась элегантностью: на сей раз он облачился в зеленый шлафрок с золотыми драконами. Диковинные существа сверкали и переливались на солнце, и Мур не мог оторвать от них глаз. Он так и застыл на пороге комнаты, не осмеливаясь пройти дальше. Он думал только об одном: «Крестоманси узнал о драконьей крови».
Хозяин Замка поднял глаза и улыбнулся.
— Не бойся, — обратился он к Муру, откладывая газету в сторону. — Входи и садись.
Крестоманси указал на громоздкое кожаное кресло. Он вел себя вполне дружелюбно, но Мур подозревал, что это ничего не значит. Более того, он был уверен: за внешним спокойствием Крестоманси скрывается гнев. Мур осторожными шажками подобрался к креслу и сел. Кресло оказалось глубоким и покатым. Спина Мура сразу же заскользила по гладкой кожаной спинке, и его нос оказался на уровне коленей. Сидя в таком положении, он чувствовал себя еще более беззащитным.
— Доброе утро, — прошептал Мур, понимая, что уже пора нарушить молчание.
— Ты всерьез считаешь это утро добрым? — усомнился Крестоманси. — Как то не похоже. Впрочем, у тебя должны быть на то свои причины. Но не волнуйся: я не собираюсь беседовать с тобой именно о лягушке. Понимаешь, я думал о тебе…
— Ну что вы, не стоило себя утруждать, — сдавленно пробормотал Мур, полулежа в кресле.
Ему вдруг пришло в голову, что если Крестоманси задумается даже о крошечной песчинке на краю Вселенной, эта песчинка сразу окажется совсем рядом.
— Да ничего страшного, — успокоил Мура волшебник. — Так вот, я начал о тебе думать из за истории с лягушкой. Может, ты и немногим лучше своей негодной сестрицы, но я все таки хотел бы тебе доверять. Как ты думаешь, могу я оказать тебе доверие?
Мур не понимал, к чему Крестоманси клонит, но уяснил только одно: тот не особенно ему доверяет.
— Кажется, мне еще никто… не оказывал доверия, — осторожно ответил мальчик.
«Не считая Дженет, — добавил он про себя, — причем только потому, что у нее не было выбора».
— Так, может, стоит попробовать, как ты думаешь? Я бы хотел, чтобы ты начал брать уроки волшебства.
Чего чего, а уж этого Мур никак не ожидал. Он не на шутку испугался. У него бешено колотилось сердце и дрожали колени. Пытаясь унять дрожь, Мур в ужасе понял: как только мистер Сондерс начнет его обучать магии, сразу же выяснится, что колдовских способностей у него нет, и тогда Крестоманси начнет снова и снова размышлять об истории с лягушкой.
Мур проклинал то мгновение, когда он испугался за Дженет и решил взять вину на себя.
— Ой, что вы, мне никак нельзя этим заниматься! — взмолился он. — Случится что нибудь ужасное. Вы не должны мне доверять. Я злой. У меня черная душа. Я испортился, пока жил у миссис Шарп. А если я научусь колдовству, то от меня можно будет ожидать чего угодно. Видели, как я поступил с Юфимией?
— Вот я и хочу, чтобы подобное не повторялось. Мне будет спокойнее, если ты узнаешь, как и что делать.
— А вдруг я начну творить зло намеренно? — не унимался Мур. — С вашей помощью это будет совсем нетрудно.
— Да ты можешь обойтись и без нашей помощи, — задумчиво произнес Крестоманси. — Рано или поздно твой колдовской дар себя обнаружит. Никому еще не удавалось скрывать его вечно. Но почему ты считаешь себя настолько дурным?
Вопрос застал Мура врасплох.
— Я ворую яблоки, — нашелся он, — и… и мне понравились некоторые затеи Гвендолен.
— Знаешь, да и мне тоже, — неожиданно признался волшебник. — Кто мог знать, что еще она выдаст? Помнишь процессию мерзких тварей? А четырех привидений?
Эти воспоминания заставили Мура содрогнуться.
— Итак, ближе к делу, — с ласковой улыбкой обратился Крестоманси к Муру, словно не замечая, что тот не на шутку встревожен. — С понедельника Майкл начнет заниматься с тобой основами магии.
— Пожалуйста, не надо! — отчаянно крикнул Мур, тщетно пытаясь удержаться на скользком сиденье. — Я нашлю на вас полчища саранчи. Я натворю такого, что не снилось… Моисею с Аароном.
— Что ж, будет весьма небесполезно, если ты заставишь воды Ла Манша расступиться, — весело заметил волшебник. — Подумай, скольких путешественников ты избавишь от морской болезни. Не переживай — никто не заставляет тебя вытворять фокусы в духе Гвендолен.
Мур уныло потащился в класс, и попал на урок географии. Мистер Сондерс был вне себя от гнева: Дженет не знала, где находится Атлантида.
— Откуда мне знать, что речь идет о материке, который мы называем Америкой? — пожаловалась Дженет Муру за обедом. — Зато я попала в точку, назвав инков правителями этой страны. Но что с тобой, Мур? У тебя слезы на глазах. Надеюсь, он не узнал о мистере Бисвосе?
— Нет, но дела все равно плохи, — вздохнул Мур и рассказал о встрече с Крестоманси. —только — этого нам не хватало! — всплеснула руками Дженет. — Да, неприятности сыплются со всех сторон. Но, может, все не так плохо? Думаю, тебе стоит попробовать себя в колдовстве. Давай ка после занятий заглянем в книжки, так любезно оставленные нам доброй и милой Гвендолен. Вдруг у тебя уже сейчас что нибудь получится?
Снова начался урок, чему Мур несказанно обрадовался: ему ужасно надоело меняться с Дженет тарелками. Кстати, носовой платок Джулии уже почти изодрался в клочья: не выдержал такого множества узлов.
После уроков Мур и Дженет взяли книги Гвендолен и пошли с ними в комнату Мура. Девочка восхищенно огляделась:
— Эта комната нравится мне куда больше моей. Она такая светлая. В своей комнате я чувствую себя не то Спящей Красавицей, не то Золушкой, а обе они были до невозможности слащавые девицы. Ну с, приступим к работе. Надо выбрать заклинание попроще. Взяв по книге, они расположились на полу.
— Вот бы научиться превращать пуговицы в соверены, — загадал Мур. — тогда мы смогли бы заплатить мистеру Басламу.
— Не пора ли сменить тему? — прервала его Дженет. — Сколько можно себя мучить? Попробуем ка лучше вот это: «Простое упражнение по подъему предметов. Возьмите маленькое зеркало и положите его так, чтобы в нем отражалось ваше лицо. Продолжая глядеться в зеркало, трижды обойдите его противосолонь и при этом повторяйте (два раза про себя, а в третий раз вслух): „Зеркальце, зеркальце, в воздух поднимайся, зеркальце, зеркальце, там и оставайся“. Зеркало должно подняться». Думаю, Мур, это у тебя получится.
— Надо попробовать, — неуверенно сказал мальчик. — А что такое «противосолонь»?
— Против движения солнца, — тоном всезнайки ответила Дженет.
— А я то думал, это значит — ползком…
Вид у Мура был жалкий. Дженет озабоченно посмотрела на мальчика:
— Я, конечно, понимаю — ты еще маленький, но все равно начинаю беспокоиться, когда ты выглядишь таким испуганным. Тебя кто то обидел?
— Да нет. Почему ты так решила?
— Видишь ли, у меня никогда не было брата… Ладно, бери зеркало.
Мур достал из комода ручное зеркальце и аккуратно положил его на пол — точно посредине комнаты.
— Вот так? — спросил он,
— Бак раз это меня и смущает, — вздохнула Дженет. — Ты ждешь, пока я скажу тебе, — как поступать. Постарайся не быть таким добрым и послушным, хорошо? Это действует мне на нервы… Итак, — продолжила она, — ты видишь свое отражение?
— Только его и вижу.
— Забавно, а я вижу свое лицо. Может, и мне попробовать?
— Думаю, у тебя скорее получится, чем у меня, — опять загрустил Мур.
И они оба стали ходить вокруг зеркала и хором произносить заклинание. Внезапно открылась дверь и вошла Мэри. Дженет с виноватым видом спрятала книгу за спиной.
— Ага, вот и он, — сообщила горничная пришедшему с ней незнакомому парню. — А это Уилл Саггинс. кавалер Юфимии. Он хочет поговорить с Эриком.
Уилл Саггинс был высоким, крепким и довольно симпатичным. Его одежда выглядела так, словно он наспех почистился, проведя целый день в пекарне. Он весьма недружелюбно посмотрел на Мура.
— Это ты превратил Юфимию в лягушку? — спросил мальчика Уилл Саггинс.
— Да, — ответил Мур. А что еще он мог ответить в присутствии Мэри?
— Ты еще маловат, — заметил друг Юфимии, несколько озадаченный. — И все равно, хоть ты и мал, я не потерплю, чтобы ты превращал Юфимию во всяких тварей. Мне это очень не нравится, понял?
— Извини, — промямлил Мур. — Я больше не буду.
— Конечно не будешь! — воскликнул Уилл. — Судя по тому, что говорит Мэри, ты очень легко отделался. Вот я и собираюсь проучить тебя как следует.
— Ну уж нет! — заявила Дженет, подскочив к парню и угрожающе ткнув в него «Магией для начинающих». — Ты раза в три его больше, к тому же он попросил извинения. Если ты дотронешься до Мура, я… — она убрала книгу от груди Саггинса и принялась лихорадочно листать ее, — да хотя бы превращу тебя в камень!
— Здорово же я буду выглядеть! — усмехнулся Уилл. — Могу ли я узнать, как ты собираешься провернуть это без помощи магии? Но даже если ты выполнишь свою угрозу, то я надеюсь излечиться без особого труда. Я ведь и сам толковый колдун. Хотя, — повернулся он к Мэри, — ты могла бы и предупредить меня о том, что он такой маленький.
— Не такой уж маленький, когда дело касается колдовства и всяких безобразий, — сердито ответила горничная, скрестив руки на груди. — А она еще почище. Два сапога пара.
— Что ж, тогда померимся силами в волшебстве. Я парень простой.
Уилл Саггинс порылся в карманах своей куртки, слегка припудренной мукой, и извлек что то похожее на комок теста. Парень энергично помял комок могучими руками, а затем скатал его в шар и бросил к ногам Мура. Шар приземлился на ковер с мягким шлепком. Мур с любопытством посмотрел на комок, теряясь в догадках о том, что это за штуковина.
— Это будет лежать здесь, — объявил Саггинс, — до воскресенья, до трех часов дня. Воскресенье не лучший день для колдовства, но это мой выходной. Я превращусь в тигра и буду ждать тебя на Бедламском поле. Тигр из меня — хоть куда! Ты тоже можешь обернуться кем нибудь большим и сильным — или, если угодно, маленьким и шустрым, — а я проучу тебя, кем бы ты ни был. Но если не придешь на Бедламское поле в каком нибудь обличье, этот комок теста начнет расти, а ты превратишься в лягушку. И будешь лягушкой, пока я тебя не прощу. Вот и все. Ладно, Мэри, я закончил. — И Уилл Саггинс неспешно удалился. Мэри последовала за ним, но не удержалась от того, чтобы обернуться на пороге и прошипеть:
— Посмотрим, Эрик, как тебе это понравится!
Мур и Дженет сперва переглянулись, а потом уставились на ком теста.
— Что же мне делать? — в отчаянии спросил Мур.
Дженет швырнула книгу на кровать Мура и попыталась поднять тесто. Увы, оно словно приросло к ковру, и она не смогла сдвинуть его с места.
— Боюсь, его можно отодрать, только просверлив дыру в полу, — покачала головой девочка. — Н да, плохо наше дело. Ты, конечно, прости меня, но я уже просто возненавидела твою лицемерную сестрицу!
— Я сам виноват. Не надо было врать про Юфимию. Весь сыр бор разгорелся как раз из за этого.
— «Сыр бор» — слишком мягкое слово. В воскресенье тебя покалечит тигр. В понедельник выяснится, что ты не способен к колдовству. И если ты доживешь до среды, то не избежишь объяснений с мистером Бедламом. Как ты думаешь, не припасла ли судьба чего нибудь и на вторник? А что если тебе пойти на встречу с Саггинсом в собственном обличье? Думаю, тогда он вряд ли сильно тебя потреплет. Наверное, это все таки лучше, чем ждать, пока превратишься в лягушку.
— Пожалуй, ты права, — согласился Мур, косясь на зловещий ком теста. — Жаль, что на самом деле я не могу принять чье нибудь обличье. К примеру, было бы здорово превратиться в блоху — тигр расчесал бы себя до смерти, пытаясь меня поймать.
— Давай посмотрим, не существует ли такого заклинания, — со смехом предложила Дженет.
Она повернулась, чтобы взять «Магию для начинающих», и внезапно ударилась головой о зеркало. Оно висело в воздухе на уровне ее лба.
— Смотри, Мур, кто то из нас сделал это!
Мур был слишком погружен в невеселые мысли, чтобы радоваться чуду.
— Наверное, это твоих рук дело. Ты такая же, как Гвендолен, а значит, тоже можешь творить заклинания. Но в этих книгах о превращениях не говорится — эта тема входит в углубленный курс.
— Тогда надо попробовать спустить зеркало вниз, — предложила Дженет. — И ведь нельзя сказать, что мне хочется быть колдуньей. Просто чем больше я сталкиваюсь с колдовством, тем сильнее мне кажется, что оно существует только для того, чтобы делать пакости.
Только она открыла книгу, как раздался стук в дверь. Дженет схватила стул, стоящий у кровати, и встала на него, заслоняя собой зеркало. Мур поспешно придавил коленом комок теста на ковре. Ребята до ужаса боялись новых неприятностей.
Дженет раскрыла «Магию для начинающих» так, чтобы обложка была не видна, и сделала вид, что читает вслух.
— «Мод, войди же в сад», — продекламировала она.
Стучавшаяся к ним мисс Веникc тут же воспользовалась приглашением. Она вошла, неся под мышкой кучу разных вещей, а на указательном пальце у нее болтался щербатый чайник.
— Вот и обещанная утварь, милые мои, — ласково сказала экономка.
— О, — притворно обрадовалась Дженет, — большое вам спасибо. А мы тут, знаете ли, стихи читаем.
— Надо же, а я то подумала, вы ко мне обращаетесь! — засмеялась мисс Веникc. — Мод — мое имя. Ничего, если я сложу вещи на кровать?
— Да, спасибо, — торопливо поблагодарил Мур.
Никто из детей не смел шевельнуться. Они только вертели головами, глядя, как мисс Веникc раскладывает вещи на кровати, и без конца благодарили экономку. Как только мисс Веникc удалилась, Мур и Дженет бросились к кровати, все еще надеясь отыскать там что нибудь ценное. Увы, ничего такого не обнаружилось. Для игры табуретки и старый коврик могли бы им пригодиться, но рыночная стоимость предметов сводилась к нулю.
— Как мило, что она вспомнила о нас, — заметил Мур, запихивая бесполезный хлам в шкаф.
— Да, но теперь нам надо не забыть поиграть в дом, — угрюмо парировала Дженет. — Можно подумать, у нас нет других забот! Ладно, теперь я должна спустить зеркало вниз!
Но зеркало отказывалось спускаться. Дженет перепробовала все три заклинания в обеих книгах, но оно по прежнему висело в воздухе на уровне ее головы,
— Твоя очередь, Мур. Мы ведь не можем просто оставить его там.
Тем временем Мур мрачно разглядывал шар из теста. Зловещая штуковина не изменила своей формы даже после того, как Мур надавил на нее коленом. Он не на шутку встревожился: значит, заклятие очень сильное. Но когда Дженет позвала его, он со вздохом попытался стащить зеркало вниз. По опыту с Джулией он знал, что простое заклятие и снять несложно.
Однако зеркало не спускалось ни на дюйм, зато отскакивало то вправо, то влево, и это заинтересовало Мура. Он ухватился за зеркало обеими руками, оттолкнулся от пола и… принялся летать по комнате.
— Ух ты, здорово! — восхитилась Дженет.
— Еще бы! Можешь попробовать.
И они полетели вдвоем. Зеркало удерживало их обоих, к тому же они могли регулировать скорость его движения. Вскоре Дженет обнаружила, что лучше всего летать, прыгая с комода. Тогда, если поднять ноги повыше, можно было перелететь через всю комнату и приземлиться на кровать. Ребята висели в воздухе, дурачась и хохоча, когда к ним постучался Роджер.
— Вот это да! — обрадовался гость. — А нам такое и в голову не приходило. Можно и мне прокатиться? Кстати, Гвендолен, в деревне я встретил странного косоглазого дядьку, и он передал тебе письмо.
Мур спрыгнул на ковер и взял письмо. Оно было от мистера Нострума — мальчик сразу узнал его почерк. Письмо так обрадовало Мура, что он щедро позволил Роджеру «прокатиться хоть двадцать раз», а затем бросился к Дженет, крича:
— Скорее читай! Что тут написано?
Мистер Нострум мог бы им помочь. Возможно, он и не лучший из некромантов, но уж превратить Мура в блоху ему явно не составит труда, если Дженет его об этом вежливо попросит. А еще мистер Нострум наверняка научит Мура заклинанию, которое поможет ему притвориться волшебником.
К тому же хотя мистер Нострум и небогат, его брат Уильям очень обеспеченный человек. Он мог бы одолжить Муру двадцать фунтов, считая, что помогает Гвендолен.
Мур и Дженет уселись на кровать и стали читать письмо, пока Роджер летал по комнате, кулем повиснув на зеркале и наслаждаясь новизной ощущений. Мистер Нострум писал:
«Моя дорогая и любимая ученица!
Я прибыл и остановился в гостинице «Белый олень». Очень важно — повторяю, — крайне важно, — чтобы ты посетила меня в воскресенье днем и привела ко мне брата. Я должен его проинструктировать.
Твой любящий и счастливый учитель,
Генри Нострум».
Прочитав письмо, Дженет снова почувствовала себя не в своей тарелке, занервничала и даже тихо застонала.
— Надеюсь, новости хорошие? — крикнул Роджер, проплывая с поджатыми ногами мимо.
— Что ты, лучше не бывает! — заверил его Мур. И он толкнул Дженет в бок, чтобы она улыбнулась. Она принужденно улыбнулась, но ему не удалось убедить ее в том, что новости хорошие, даже когда Роджер ушел и можно было все обсудить.
— Если он учил Гвендолен, — рассудила Дженет, — то раскроет наш обман. А если этого не случится, то он все равно не поймет, зачем ты хочешь превратиться в блоху. Согласись, даже в вашем мире такое мало кому придет в голову. И он наверняка поинтересуется, почему я не могу тебя превратить. Нельзя ли нам сказать ему правду?
— Нет, потому что он любит именно Гвендолен, — объяснил Мур, — и у него какие то планы на нее.
Мур догадывался, что мистер Нострум, как Крестоманси, вряд ли обрадуется, узнав об исчезновении Гвендолен.
— Да, а этот инструктаж? — раздраженно напомнила Дженет. — Он, верно, думает, что я все знаю. Ох, Мур, этого нам только не хватало!
Муру никак не удавалось убедить Дженет в том, что спасение близко, хотя сам он в этом не сомневался. И тем вечером, и на следующее утро он был в отличном расположении духа. Он не утратил веселости, даже наступив на ком теста — холодный и отдаленно напоминающий лягушку. Мур накрыл зловещий ком «Магией для начинающих», а затем поглядел на зеркало, по прежнему висевшее в воздухе. Пришлось оттащить заколдованный предмет к шкафу и привязать шнурком от ботинка.
А вот Дженет была, на удивление, печальна. Оказывается, на этот раз Джулия наслала на бедняжку комара. Он напал на Дженет за завтраком и не оставлял ее в течение всех уроков, то и дело кусая ее и назойливо гудя, пока Мур не прихлопнул гнусное насекомое учебником арифметики.
Понятно, что из за комара, кривых взглядов Джулии и Мэри, а также предстоящей встречи с мистером Нострумом Дженет чувствовала себя подавленной и несчастной.
— Тебе то хорошо, — мрачно сказала она Муру, пока они брели по дороге, ведущей в деревню. — Ты с рождения окружен всей этой магией, поэтому привык к ней. А я — нет, и меня очень пугает, что это — навсегда. Но больше всего я боюсь, что это не навсегда. Скажем, Гвендолен устанет от своего нового мира и решит перебраться в следующий. Если это произойдет, то всей нашей цепочке двойников снова придется осваивать другие миры. Я попаду в совершенно незнакомый мне мир Гвендолен, а ты останешься здесь — расхлебывать всю эту кашу с моим двойником.
— О, я уверен, ничего такого не случится, — попытался отогнать мрачные мысли Мур— — Я думаю, она должна вернуться сюда.
— Ты так считаешь? — с надеждой спросила Дженет.
Они вошли в деревню, и матери снова бросились прятать от них детей, а лужайка посреди деревни сразу опустела.
— Как же я хочу домой — в слезах воскликнула Дженет, видя, как шарахаются от нее местные жители.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art