Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Диана Уинн Джонс - Заколдованная жизнь (Крестоманси-1) : ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Диана Уинн Джонс - Заколдованная жизнь (Крестоманси-1):ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

 Мур ждал удобного момента. Когда мистер Сондерс позвал ребят на урок, он схватил Роджера за локоть и прошептал:
— Слушай, Гвендолен превратила Юфимию в лягушку и…
Тут сын Крестоманси чуть не захрюкал от хохота. Муру пришлось дождаться, пока он перестанет.
— …и не собирается возвращать ей человеческий облик. Может, ты попробуешь?
Роджер пытался сосредоточиться, но смех то и дело душил его.
— Не знаю. Она должна сказать тебе, какое заклинание использовала. А сам я не могу это выяснить, потому что еще не начал заниматься по углубленной программе… Ой, как смешно! — Он повалился на стол, давясь от хохота.
Возникший на пороге мистер Сондерс напомнил мальчикам, что сейчас время уроков, поэтому шутки им лучше отложить на потом. Пришлось подчиниться и перейти в класс. Само собой, Дженет по ошибке уселась за парту Мура. Он быстро и незаметно пересадил ее на место Гвендолен, продолжая ломать голову над тем, какое заклинание могла использовать его непредсказуемая сестрица.
То утро показалось Муру самым тягостным в его жизни. Он забыл предупредить Дженет, что Гвендолен не разбиралась ни в чем, кроме колдовства. А Дженет, как мальчик и подозревал, знала кучу разных вещей, но все ее знания были из другого — ее — мира. Единственное, в чем тот мир совпадал с этим, — самая элементарная арифметика.
Но тем утром мистер Сондерс решил проверить уровень познаний Дженет в области истории, Мур, получивший задание написать сочинение, искоса наблюдал за тем, как Дженет все больше впадает в панику.
— Генрих Пятый? Неправильный ответ! — рявкнул учитель. — Во времена битвы при Азенкуре страной правил Ричард Второй! . Назови ка мне его главное магическое достижение.
— Он разбил французов, — предположила Дженет и, несмотря на возмущенный взгляд мистера Сондерса, продолжила: — Да, так и было. Французы, облаченные в тяжелые латы, увязли в трясине, а англичане спаслись, поскольку король надоумил их надеть шерстяную одежду. К тому же он наверняка заколдовал оружие своих лучников, чтобы они стреляли без промаха.
— Так кто же, на твой взгляд, одержал победу при Азенкуре?
— Конечно англичане.
Для мира Дженет победа англичан при Азенкуре была неоспоримой истиной, но девочка начинала понимать, что в этом мире все наоборот.
— Нет, нет, нет! Победили французы! — схватившись за голову, закричал мистер Сондерс. — Ты что же, совсем ничего не знаешь?
Дженет едва не разревелась. Мур в ужасе замер. Похоже, девочка могла в любую секунду потерять над собой контроль и признаться учителю, что она не Гвендолен. В отличие от Мура у нее ведь не было причин это скрывать.
— Гвендолен никогда ничего не знает, — громко произнес Мур, надеясь, что Дженет поймет намек.
К счастью, она поняла и с облегчением вздохнула.
— Да я и не питаю особых иллюзий, — с иронией откликнулся мистер Сондерс. — И все таки мне бы очень хотелось отыскать внутри этой кукольной головки хоть чуточку серого вещества.
Между тем Дженет окончательно пришла в себя и даже решила пошутить с учителем:
— Может быть, вам хочется вскрыть мою черепную коробку и проверить?
— Смотри, как бы я не поймал тебя на слове! — предупредил мистер Сондерс.
С притворно страдальческим видом он прикрыл глаза одной рукой, а другой замахал на Дженет. Ей это показалось очень забавным, и она от души рассмеялась. Такая реакция была настолько не свойственна Гвендолен, что мистер Сондерс убрал руку с глаз и с подозрением посмотрел на Дженет:
— Что это с тобой?
— Да ничего, — виновато пробормотала девочка.
Учитель недоверчиво хмыкнул, и Дженет с Муром снова почувствовали себя не в своей тарелке.
Наконец появилась долгожданная Мэри с молоком и печеньем, причем вид у нее был не на шутку торжественный. А на подносе, прямо за чашкой кофе для мистера Сондерса, громоздилось нечто большое, коричневое, мокрое, пучеглазое… Мур почувствовал, как его душа уходит даже не в пятки, а куда то еще ниже, скажем в подвалы Замка. Взглянув на Дженет, он понял, что с девочкой происходит то же самое.
— Это еще что такое? — удивился учитель.
— Еще одно доброе дело Гвендолен, — мрачно пояснила Мэри. — Это Юфимия. Взгляните на ее физиономию.
Мистер Сондерс наклонился над подносом и в течение минуты рассматривал лягушку. Затем он вихрем бросился к Дженет, едва не столкнув ее со стула.
— Так вот над чем ты смеялась! — гаркнул он.
— Я этого не, делала! — отчаянно крикнула она.
— Юфимия была в комнате Гвендолен. Ее заперли в шкафу, и бедняжка квакала, как сумасшедшая, — сообщила Мэри.
— Думаю, без Крестоманси здесь не обойтись, — произнес мистер Сондерс и шагнул к двери.
Но не успел он взяться за ручку, как дверь открылась сама собой и на пороге возник хозяин Замка. Бодрый и деловитый, он держал в руке какие то бумаги.
— Майкл, надеюсь, у тебя найдется для меня минутка… — начал было Крестоманси, но осекся, заметив выражение лица мистера Сондерса. — Что то произошло?
— Сэр, посмотрите, пожалуйста, на эту лягушку, — обратилась к хозяину Мэри. — Я нашла ее у Гвендолен в шкафу.
В то утро на Крестоманси был безупречный серый костюм в нежно сиреневую полоску. Придерживая рукой сиреневый шелковый галстук, волшебник наклонился, чтобы хорошенько оглядеть лягушку. Юфимия с мольбой подняла на хозяина выпученные глаза. На мгновение воцарилась мертвая тишина. Мур ни за что бы не согласился снова пережить ту минуту.
— Боже правый, — проговорил Крестоманси с тем же спокойствием, с каким мороз рисует на окне узоры. — Это Юджиния.
— Юфимия, папочка, — поправила его Джулия.
Да, да, конечно же, Юфимия. Так кто это сделал? Мур никак не мог понять, почему от такого спокойного, сдержанного голоса волосы встают дыбом.
— Гвендолен, сэр, — поспешила доложить Мэри.
Но Крестоманси покачал гладко причесанной головой:
— Конечно, от худой славы вдруг не отделаешься, но Гвендолен никак не могла этого сделать, поскольку вчера вечером Майкл отобрал у нее колдовской дар.
— Ой, как же я не сообразил! — воскликнул мистер Сондерс, заметно покраснев.
— И все таки — кто же?
Опять воцарилось гробовое молчание. Муру показалось, что оно длится целую вечность. Потом Джулия, улыбнувшись, начала барабанить пальцами по столу и устремила испытующий взгляд на мнимую Гвендолен. Заметив это, Дженет подпрыгнула на стуле и с шумом вдохнула воздух. Мур запаниковал: в любую минуту девочка могла выложить всю правду о поступке его сестры. Мальчик чувствовал, что должен остановить ее любой ценой.
— Это сделал я, — громко и отчетливо произнес он.
Муру пришлось выдержать тяжелые взгляды окружающих. Джулия смотрела на него с неприязнью, Роджер — удивленно, мистер Сондерс — свирепо, а Мэри так, как будто он сам был лягушкой. Но, что хуже всего, Крестоманси одарил его вежливо недоверчивым взглядом:
— Прошу прощения, Эрик, значит, это сделал ты?
Глаза Мура как то странно увлажнились и затуманились, вероятно от страха.
— Это была ошибка, — начал торопливо объяснять он. — Я пробовал одно заклинание… Я… я не ожидал, что оно сработает. А потом вошла Ю… Юфимия и пре… превратилась в лягушку. Вот и все…
— Но тебе запрещено заниматься колдовством без присмотра, — заметил Крестоманси.
— Да я знаю, — понуро ответил Мур. — Но я думал, что у меня все равно ничего не выйдет. А у меня получилось.
— Что ж, тогда немедленно верни Юфимии человеческий облик.
— Не могу… Не знаю как… — запинаясь, признался Мур.
Крестоманси посмотрел на мальчика с такой язвительной вежливостью и таким недоверием, что тот готов был забраться под стол, если бы только посмел шевельнуться.
— Отлично, — произнес хозяин Замка, выдержав паузу. — В таком случае я попросил бы Майкла разобраться с этим.
Мэри протянула поднос мистеру Сондерсу. Учитель бережно взял Юфимию и перенес ее на стол. Лягушка взволнованно заквакала.
— Потерпи немного, — успокоил ее Майкл.
Сложив ладони домиком, он подержал их над головой Юфимии. Никаких изменений. В некотором смущении он начал бормотать какие то заклинания. Снова никакого результата. Юфимия беспокойно вертела головой под его костлявыми пальцами, по прежнему оставаясь лягушкой. Смущение мистера Сондерса сменилось полной растерянностью.
— Очень странно. Какое же заклинание ты использовал, Эрик?
— Я не помню.
— Что ж, — рассудил учитель, — раз мне не удается подобрать заклинание, значит, придется тебе самому этим заняться. Подойди ко мне.
Мур с мольбой взглянул на Крестоманси, но тот кивнул, очевидно уверенный в абсолютной правоте мистера Сондерса. Мальчик встал со своего места. Он почувствовал невероятную тяжесть в ногах, а его душа, по видимому, прочно обосновалась в подвалах Замка. Неуверенной походкой он приблизился к столу. Юфимия отреагировала на появление мальчика так, что ни у кого не осталось сомнений в его вине: она совершила отчаянный прыжок со стола. Мистер Сондерс насилу поймал ее в воздухе и посадил на место.
— Что я должен делать? — спросил Мур, и его дрожащий голос слегка напоминал кваканье Юфимии.
Взяв мальчика за левое запястье, учитель положил его руку на склизкую спину Юфимии.
— А теперь сними с нее заклятие, — скомандовал он.
— Я… я… — заикался Мур. Однако он все таки решил хотя бы изобразить старание.
— Сейчас ты перестанешь быть лягушкой и снова превратишься в Юфимию, — выпалил он, боясь представить, что его ждет, если Юфимия не послушается.
Но, к величайшему изумлению мальчика, она подчинилась. Когда коричневый комок начал расти, Мур украдкой взглянул на мистера Сондерса, и, кажется, по лицу учителя скользнула еле заметная улыбка. В следующее мгновение Юфимия целая и невредимая, уже сидела на краю стола. Ее коричневое платье слегка помялось, но ничего лягушачьего в ней уже не было.
— Никогда бы не подумала, что это ты! — крикнула она Муру, закрыла лицо руками и зарыдала.
Крестоманси, подошел к ней и обнял за плечи.
— Ну, полно, полно, милочка. Представляю себе, какой ужас ты пережила. Думаю, тебе следует прилечь, — И он вывел плачущую Юфимию из комнаты.
Дженет изумленно присвистнула. Мэри угрюмо подала молоко и печенье. Мур совсем не хотел есть, поскольку до сих пор еще не пришел в себя. Дженет отказалась от печенья.
— Мне кажется, от здешней еды легко располнеть, — необдуманно заметила она.
Джулия восприняла это как личное оскорбление. В отместку она тут же извлекла носовой платок и завязала на нем узел. В результате стакан с молоком выскользнул из пальцев Дженет и разбился. Молоко растеклось по щербатому полу.
— Убери за собой, — потребовал мистер Сондерс, — а потом уходи отсюда и прихвати с собой Эрика. Я сыт вами по горло. А Джулию и Роджера попрошу достать учебники по волшебству.
Мур и Дженет отправились в сад, где почувствовали себя в большей безопасности. Они бродили по лужайке, с трудом приходя в себя после волнений того утра.
— Мур, — взволнованно начала Дженет, — боюсь, что это будет тебя раздражать, но я не вижу другого выхода. Мне придется прилипнуть к тебе как банный лист и не отходить ни на шаг, пока я не пойму, как нужно себя вести. Сегодня утром ты дважды спас мою шкуру. Я ведь едва не померла, когда горничная принесла лягушку. Ну, думаю, плохи наши дела, а тут вдруг ты смог расколдовать ее! Я и не знала, что ты тоже колдун… то есть маг, да? Или ты вообще чародей?
— Нет, — возразил Мур, — я ни то, ни другое, ни третье. Все это — дело рук мистера Сондерса. Он, верно, хотел проучить меня.
— Но Джулия — колдунья, правда? Я ведь ей ничего не сделала, а она сразу меня возненавидела. То есть, я имею в виду, неужели она настолько ненавидит Гвендолен?
Мальчик рассказал ей про змей.
— В таком случае я не держу на Джулию зла. Но, согласись, мне нелегко думать о том, что она сейчас совершенствуется в своих магических познаниях, а я не знаю даже самого ничтожного заклинания, которое могло бы меня защитить. Может, в Замке найдется какой нибудь самоучитель по карате?
— Вряд ли, — усомнился Мур, слышавший слово «карате» впервые в жизни.
— Ну ладно, — переменила тему Дженет. — А Крестоманси одет просто потрясающе, правда?
— Посмотрела бы ты на него в шлафроке! — засмеялся Мур,
— Надеюсь, мне это еще предстоит. Вероятно, это незабываемое зрелище. А почему его так боятся?
— Трудно объяснить. Просто он — это он.
— Да, ты прав. Когда он узнал в лягушке Юфимию и стал таким вежливо удивленным, у меня и мурашки по спине побежали, и мороз по коже. Я ни за что не признаюсь ему, что я не Гвендолен, — даже под самыми изощренными современными пытками. Поэтому то мне и придется ходить за тобой как тень. Тебя это не очень злит?
— Вовсе нет.
На самом деле Муру отнюдь не светило общаться с Дженет с утра до ночи. «Может, она еще попросит, чтобы я таскал ее на закорках?» — с досадой подумал он. А еще он огорчался из за того, что возвел на себя напраслину в истории с Юфимией, Чтобы отвлечься, Мур повел Дженет к развалинам древесного домика. Она была совершенно очарована лесным прибежищем и тут же стала взбираться по стволу конского каштана. Мур почувствовал себя пассажиром, чье место в вагоне оказалось занято.
— Осторожно, — еле скрывая раздражение, предупредил он Дженет.
Тут же у верхушки дерева раздался треск.
— Проклятье! — крикнула девочка. — Очень глупо лазить по деревьям в такой одежде!
— А шить ты умеешь? — спросил Мур, тоже взбираясь на каштан.
— Презираю это занятие как тяжелую обузу, взваленную на женщин. Но вообще то умею, да и выбора у меня нет — порвались обе дурацкие нижние юбки.
Дженет осторожно наступила ногой на остатки древесного домика. Действительно, у нее из под подола свисали разноцветные оборки, оторвавшиеся от нижних юбок.
— А отсюда отлично видно деревню. Смотри ка, тележка мясника сворачивает к Замку.
Мур забрался на ту же «смотровую площадку», и они стали вместе наблюдать за тележкой, которую тащила серая в яблоках лошадь.
— А машин у вас вообще нет? — поинтересовалась Дженет. — В нашем мире они есть у всех.
— У нас тоже есть — у богатых людей, — пояснил мальчик. — Когда мы прибыли на поезде, Крестоманси распорядился, чтобы нас встретили на его автомобиле.
— Электричество я тоже здесь видела, но все остальное кажется очень старомодным в сравнении с моим миром. Полагаю, здешние люди добывают необходимое с помощью колдовства. Есть ли у вас фабрики, грампластинки, высотные дома, телевидение, самолеты?
— А что такое «самолеты»? — спросил Мур. Обо всех прочих перечисленных ею вещах он тоже не имел представления да и, признаться, не горел желанием узнать о них.
Дженет заметила это и решила сменить тему. Оглядевшись вокруг, девочка заметила, что ветви конского каштана усыпаны большими зелеными плодами. Похоже, они почти созрели: листья уже начали подсыхать. Дженет подобралась к концу ветки и попыталась дотянуться до ближайших каштанов. Увы, они висели где то в дюйме от кончиков ее пальцев, но все же она не смогла их достать.
— Вот противные! — огорчилась Дженет. — Кажется, они почти созрели.
— Нет, это только так кажется, — возразил Мур. — Жалко, правда?
Он отыскал дощечку в развалинах древесного домика и попробовал сбить каштаны. Хотя ему не удалось попасть по плодам, он все таки встряхнул ветки. Штук десять плодов сорвались с дерева и шлепнулись на землю.
— И ты считаешь их незрелыми? — тторжествующе воскликнула Дженет.
Наклонившись, Мур увидел блестящие коричневые плоды, выглядывающие из лопнувшей зеленой кожуры. Радостно крикнув: «Ура!!!» — он с обезьяньим проворством соскользнул с дерева. Дженет ринулась за ним, не обращая внимания на запутавшиеся в волосах веточки. Ребята стали жадно собирать каштаны — чудесные плоды с пупырышками, напоминающими контуры на географической карте.
— Шпильку! — застонала Дженет. — Полцарства за шпильку! Мы сможем нанизать каштаны на мои шнурки.
— Вот она!
Шпилька, вероятно выпавшая из древесного домика, лежала на земле слева от Мура. Ребята принялись протыкать каштаны и нанизывать их на шнурки ботинок Дженет (вернее, ботинок Гвендолен — не самых лучших). К счастью, правила игры «который крепче» оказались общими для обоих миров. Дженет с Муром отправились во французский парк, где устроили королевскую битву на одной из усыпанных гравием дорожек.
— Мой! Мой победил! Семь — ноль в мою пользу! — ликовала девочка, ловко расколов последний каштан Мура.
В этот момент ребята услышали женский смех: оказывается, вышедшая из за угла Милли стояла возле тисов и наблюдала за ними.
— Знаете, я и не думала, что конские каштаны уже созрели. Впрочем, лето было прекрасное.
Дженет в панике взглянула на Милли. Она понятия не имела о том, кто эта пышная дама в красивом шелковом платье с цветами.
— Здравствуйте, Милли, — отчетливо произнес Мур.
Нельзя сказать, чтобы его подсказка сильно помогла Дженет.
Милли улыбнулась и что то извлекла из своей сумочки.
— Думаю, эти три вещи могут понадобиться Гвендолен, — пояснила она, протягивая Дженет две булавки и пакетик шнурков. — Нужно всегда быть наготове.
— С… спасибо, — заикаясь, поблагодарила девочка.
Она испытывала крайнюю неловкость из за болтающихся на ногах ботинок, прутиков в волосах и волочащихся по земле обрывков нижней юбки. Но незнание того, кто такая Милли, смущало ее еще больше.
От Мура ее переживания не скрылись. Мур уже знал, что Дженет из тех, кто не может успокоиться, пока не найдет всему объяснения.
— Думаю, Роджеру и Джулии очень повезло с такой мамой, как вы, — льстиво произнес Мур,
Милли просияла, а Дженет облегченно вздохнула. Мур почувствовал неловкость: он действительно так думал, но никогда бы не посмел сказать это вслух, если бы не желание помочь Дженет.
Выяснив, что Милли — жена Крестоманси, Дженет загорелась желанием узнать о семье как можно больше..
— Милли, а родители Мура тоже были двоюродными братом и сестрой, как… В общем, это правда? И кем Мур приходится вам?
— Такие вопросы обычно задают, когда хотят узнать, насколько ты умен, — заметила Милли. — У меня нет ответа, Гвендолен. Понимаешь ли, вы с Эриком — родственники моего мужа, а я мало знаю о его семье. Боюсь, только Крестоманси сможет ответить на твои вопросы.
Как это уже случалось раньше, Крестоманси тут же возник у ворот сада, Милли поспешила к нему, шурша платьем.
— Милый, ты нам просто необходим.
Дженет, пытавшаяся заколоть нижние юбки, взглянула на Крестоманси и быстро опустила взгляд на дорожку, как будто ее внезапно заинтересовали камни и песок.
— Это очень просто, — произнес Крестоманси, когда Милли изложила ему суть вопроса. — Мы с Фрэнком Чантом — двоюродные братья, а Кэролайн Чант — наша двоюродная сестра. Когда Фрэнк и Кэролайн решили пожениться, моя семья устроила скандал, и мои старомодные дяди оставили их без единого шиллинга. Дело в том, что двоюродным братьям и сестрам не следует жениться, особенно если в роду есть колдуны. Впрочем, оставлять их без гроша все равно не стоит. — Он добродушно посмотрел на Мура и продолжил: — Я ответил на твой вопрос?
Мальчик почувствовал себя в шкуре Гвендолен. Его смущала и раздражала манера Крестоманси держаться дружелюбно в тех случаях, когда следовало бы рвать и метать.
— Как там Юфимия? — спросил Мур волшебника, И напрасно: улыбка Крестоманси погасла, как лампочка.
— Ей уже лучше. Ты, я вижу, так трогательно заботишься о Юфимии. Уж не поэтому ли ты спрятал ее в шкафу?
— Дорогой мой, не будь таким грозным, — попросила Милли, беря мужа под руку. — Это была случайность, и теперь все позади.
Она повела его к выходу из сада, но, уже почти скрывшись за тисами, Крестоманси обернулся и поглядел на Мура и Дженет, Взгляд его был, по обыкновению, рассеянным, но далеко не дружеским.
— Тысяча поросячьих пятачков! Триста ежиных брюшек! — прошептала Дженет. — Скоро я не решусь здесь и шагу ступить…
Она закончила возиться с нижней юбкой. Когда Милли и Крестоманси совсем скрылись из виду, Дженет заметила:
— А Милли очень славная… просто душка. Но он… Мур, а если Крестоманси — могучий кудесник?
— Не думаю. С чего ты взяла?
— Ну хотя бы то чувство, которое он у нас вызывает,..
— У меня он ничего такого не вызывает. Я просто боюсь его.
— Я об этом и говорю. Ты, видимо, уже привык, поскольку всю жизнь живешь бок о бок с колдунами. А я чувствую — все не так просто. Ты заметил, что Крестоманси мгновенно возникает, стоит только кому нибудь его позвать? Сегодня он дважды появлялся таким образом.
— Это могло произойти случайно. Нельзя основывать свои теории на случайностях.
— Должна признать, он хорошо выдает свои появления за случайные. Входит, как будто ему нужно что то другое, но на самом деле…
— Ох, замолчи! Ты ведешь себя не лучше Гвендолен, — рассердился Мур. — Она и на секунду не могла о нем забыть.
Дженет топнула правой ногой:
— Я не Гвендолен! Я даже на нее не похожа. Заруби себе на носу!
Мур расхохотался.
— Что тут смешного?
— Гвендолен тоже всегда топает ногами, когда злится,
— Да ну тебя…

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art