Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр Лаврентьевич Колпаков - Гриада : 9

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Александр Лаврентьевич Колпаков - Гриада:9

 x x x

Пока гиганты были заняты своими делами наверху, я завел с академиком разговор об этом загадочном племени разумных существ.
– Неужели в Информарии Познавателей нет никаких упоминаний о гигантах? – спросил я Петра Михайловича.
– Представь себе, никаких! Я даже не смог узнать о происхождении скульптуры в Энергоцентре. Служители и операторы вообще ничего не знают. Их радиофицированный мозг на уровне младенческого. А Познаватели молчат. Мне с самого начала было ясно, что они что то упорно скрывают. Давно ли здесь гиганты? И какое отношение имеют к грианам? Скульптура и сам Энергоцентр, а также отрывочные слова Виары привели меня к мысли, что некогда гиганты сотрудничали с Познавателями, а потом вдруг замкнулись на Большом Юго Западном Острове. Здесь что то неладно.
– Как же все таки нам объясниться с гигантами? Странно, что они не понимают ни нашего, ни грианского языка. В чем дело, Петр Михайлович?..
– Они все должны понимать, и я уверен, что они нас знают уже давно. Ведь не случайно же мы спаслись во время урагана?
– Тогда почему же они не отвечают на вопросы?
– Мне кажется, причина одна: их язык настолько сложен и не похож на наш и даже на грианский, что они затрудняются формулировать свои мысли на языке, который им кажется языком дикарей или младенцев.
После довольно продолжительного отсутствия гигант снова пришел к нам и уселся напротив, дружелюбно улыбаясь.
– Вот посмотри, – сказал Петр Михайлович, – я сейчас задам ему ряд вопросов. Он должен их понять и как то прореагировать.
И Самойлов обратился к гиганту:
– Скажите же, наконец, кто вы такие? Из какой части Галактики вы прилетели на Гриаду?
Выслушав Самойлова, гигант стремительно подошел к главному пульту, с непостижимой быстротой стал переключать приборы; потом заметался у рядов электронных машин. Внезапно погас свет, лившийся со всех сторон, зато ярко вспыхнули стены экраны Централи. Одновременно зазвучала тихая музыка приборов и аппаратов. Поплыли странные, удивительные картины. Гигант стал объяснять нам, где его родина. Оказывается, все, что происходило на корабле и вне его в прошлом, чудесно запечатлевалось на экранах, которые представляли собой развернутые схемы запоминающих электронных устройств.
Вначале на стенах корабля появилась неведомая Галактика, раза в три больше нашей. У нее уже не было спиральных ветвей; это была древнейшая эллиптическая Галактика, в которую через миллиарды лет превратится и наша звездная система.
Вдруг у меня захватило дыхание: открылась панорама необычайно прекрасного мира. Под слепящими лучами бело синего солнца плескались волны ярко оранжевого моря; по золотистым равнинам струились величественно медлительные реки; искрились брызгами водопады, ниспадавшие с прозрачных ярко желтых каменных уступов. Расцвеченная радостными красками, шумела невиданная пурпурно оранжевая растительность; на фоне прозрачного золота небосвода виднелись воздушные сооружения, арки, мосты и башни из ослепительно голубого материала. Повсюду сверкали, искрились и рассыпались мириадами солнечных блестков огромные фонтаны, то посылая свои воды в небесную высь, то извиваясь причудливыми струями, то разбрызгиваясь миллионами трепещущих, точно живых, капель.
Я никогда не смогу забыть этой волшебной картины: ярко оранжевый океан, сливающийся с густо золотым небом, ажурные города, захватывающая чистота и прозрачность воздуха, темно палевая дымка на горизонте!
– Где этот мир?! – воскликнул пораженный не меньше моего Петр Михайлович.
Гигант снисходительно улыбнулся и стал показывать местонахождение своей родины. Смелым взлетом мысли он нарисовал на биоэкране изумительно точную схему нашей Метагалактики, приблизительные контуры которой земляне с таким трудом выявили лишь за сотни лет астрономических наблюдений. Стрелкой он указал нам ее поперечник – сорок восемь миллиардов световых лет. Затем он уменьшил нашу Метагалактику до размеров чайного блюдца, мысленно нарисовал в другой части биоэкрана звездный остров причудливой конической формы и протянул между обеими системами прямую линию с указанием расстояния.
– Двести семьдесят миллиардов световых лет! Восемьдесят три миллиарда парсеков! – воскликнул академик. На его лице был написан благоговейный ужас. – Так вы из другой Вселенной?! Из другой Метагалактики?!
В подтверждение этих слов мысль гиганта нарисовала на экране один из звездных островов чужой Метагалактики – ту самую эллиптическую Галактику, которая появилась вначале, поставила под ней название – три странных значка – и указала стрелкой одну из звезд в центре.
– Другая Метагалактика… Сотни миллиардов световых лет, – шептал академик. – Как же они преодолели это расстояние? Непостижимо!..

Властелины Космоса

Прошло около месяца (по нашему счету), и мы постепенно узнали многое о метагалактианах.
Родиной метагалактиан была древнейшая планетная система с бело синим центральным светилом спектрального класса «А» . Вокруг него обращалось шесть планет.
Просматривая сменяющиеся на экранах картины, мы с академиком, словно в трансформаторе времени, проследили тысячевековой путь развития этого далекого общества. Многое нам было непонятно – слишком далеко ушли метагалактиане по пути развития. Однако общее направление цивилизации, эволюция общественных строев наводили на мысль, что история разумных существ и их обществ во Вселенной должна подчиняться всеобщим, единым законом развития.
Общественный строй метагалактиан был вершиной социального устройства – далекая, наивысшая ступень коммунистического общества. Рядом с ним коммунистическое общество Земли XXIII века выглядело, как юный растущий побег перед могучим, вечно зеленым и бесконечно развивающимся деревом.
В течение миллионолетий метагалактиане выработали простой и гармоничный образ жизни, умеренность в пище, одежде и развлечениях, короткий полноценный отдых в виде своеобразного электросна и биоизлучений, равномерное чередование умственного и физического труда, богатое сочетание самых различных видов творчества у каждого человека – признак высокого развития способностей коммунистического труженика.
В течение многих миллионов лет цивилизации все планеты бело синего солнца были приспособлены для жизни или промышленного производства. На двух планетах, расположенных ближе к солнцу, построены энергетические станции. Они преобразовывали энергию солнца и передавали ее на другие планеты, превращенные в цветущие сады. Невероятно высокое развитие производства и науки, почти абсолютное господство над природой на исходе семидесятого миллионолетия заложили прочный фундамент для безграничного развития метагалактианского общества. Одна гигантская лаборатория познания, храм культуры и искусства – такое впечатление оставляли в моем мозгу картины жизни планетной системы неимоверно далекого бело синего солнца метагалактиан.
Напрасно я вначале опасался, что это такой же холодно рассудочный мир бездушных Познавателей, какой существует на Гриаде. Когда я увидел залитые светом естественных и искусственных солнц парки и стадионы, заполненные радостными жителями, бурлящими энергией и жизнью, их танцы и игры, услышал выступления артистов на массовых концертах, на меня дохнуло чем то знакомым, родным, близким…
Особенно запомнился один концерт. Он давался на широком естественном уступе в гористой местности. Красивейшие горные хребты, оранжевые от покрывавшей их растительности, кольцом охватывали огромную котловину, превращенную в парк с цветниками. Вероятно, не менее миллиона жителей присутствовали на этом концерте. Было празднество, над котловиной рассыпались фейерверки, а высоко в золотом небе горели три ослепительных знака. Гигант объяснил нам их значение: отмечался юбилей цивилизации – семьдесят пять миллионов лет!
Концентрические ряды серебристых кресел окружали уступ. Под гром аплодисментов на нем показался вдохновенный певец. Едва установилась тишина, как отовсюду зазвучала музыка. Поистине неземная музыка! До этого я был убежден, что нет ничего прекраснее земной музыки. Но эта мелодия превосходила все, что я слышал до сих пор. Тончайшая по глубине и верности отражения чувств музыка заставила сладко и радостно забиться мое сердце. Она задевала самые сокровенные струны души, поднимая волну радостной жажды жизни. Это была недосягаемая вершина искусства. Подчиняясь гипнозу музыки, я невольно закрыл глаза, весь отдавшись наслаждению. И вот в мелодию аккомпанемента влился голос певца – голос необычайной силы, в два три раза сильнее, чем голоса певцов родной Земли, на несколько октав шире по диапазону.
Вдруг я заметил, что ничего не слышу, хотя ясно видел, что певец поет. Иногда лишь я улавливал отдельные невероятно высокие ноты. Все повышаясь, они вдруг пропадали. Наконец я догадался: когда певец брал верхние ноты, частота звуковых колебаний превышала возможности человеческого слуха.
Вот мелодия снова полилась широкой волной в диапазоне слышимости. Мне казалось, метагалактиан пел о красоте и счастье жизни, о светлой череде дней настоящего и будущего… Но, вероятно, я не мог до конца воспринять всю красоту их искусства. Сердце заныло непонятной, дотоле не испытываемой болью. Никогда мне не постигнуть внутреннего мира метагалактиан, исключительного по своему богатству и разносторонности. Мысль мучительно билась, пытаясь проникнуть в недоступное, чуждое, своеобразное, кажущееся даже сверхъестественным. Если бы прожить еще десять тысяч лет!
…Власть метагалактиан над природой была почти сказочной. Полное познание гравитационной формы движения материи позволяло им творить чудеса. Я видел на экранах отрывок из истории освоения шестой внешней планеты, предназначавшейся для размещения избыточного населения планеты материнской.
До освоения шестая планета представляла собой исключительно мрачный мир, подавлявший воображение безрадостным унынием своих ландшафтов. Куда ни посмотришь, всюду нагромождения горных хребтов, зловещие черные скалы и осыпи, казалось, застывшие в немом изумлении перед жестокостью Космоса, абсолютно враждебного жизни. Межгорья и равнины засыпаны толстым слоем зеленоватого снега, еле светящегося отраженным светом далекого центрального солнца, яркий синеватый диск которого с шестой планеты кажется не больше медного пятака. Эти мерцающие снега – не что иное, как сконденсировавшиеся в условиях межпланетного холода тяжелые газы атмосферы: аммиак, метан и другие вещества.
Но вот сюда пришел метагалактианин. Неисчислимые армады космических кораблей всевозможных форм и размеров окружили планету. Полчища причудливых электронных механизмов, управляемых на расстоянии, воздвигли сотни куполообразных сооружений вокруг горных хребтов планеты. Автоматы рудокопы прогрызли тысячи тоннелей под скалами и горами. Я увидел чудо, о котором раньше не смел мечтать: на приемники куполообразных сооружений была направлена вся мощь энергостанций внутренних планет. Купола загудели, зазмеились зелено голубыми молниями.
«Генераторы антитяготения», – прошептал Петр Михайлович.
И вдруг огромные хребты, покачиваясь, стали медленно отрываться от поверхности планеты, словно пушинки, колеблемые дуновением ветра. Как ненужный хлам, значительная часть гор была отброшена в мировое пространство и отбуксирована затем к солнцу, чтобы, подобно лучинке, сгореть в его огненных океанах. Оставшиеся горные массивы были расположены так, чтобы обеспечить правильную циркуляцию ветров будущей искусственной атмосферы планеты. Те же генераторы антитяготения, работая в обращенном режиме, создали вокруг планеты поле тяготения как раз такой силы, какая нужна для удержания атмосферы из необходимых для жизни газов.
Начался новый этап оживления безжизненного мира. Химические установки и генераторы в продолжение десятилетий перерабатывают вещество замерзшей аммиачно метановой атмосферы и горных пород в кислород, азот, углекислый газ, неон, аргон и другие компоненты искусственной атмосферы. Одновременно другие группы установок синтезировали воду и создавали первые обширные водоемы и целые моря. Искусственные солнца восполнили недостаток лучистой энергии от центрального светила. В необычайно короткий срок биогенераторами была выращена растительность, развитие которой неизмеримо ускорялось ионизирующими излучениями тончайших ритмов, антитяготением и микрорастворами особых биогенных стимуляторов.
Так могучий разум труженика метагалактианина осуществил невозможную сказку: спавшая миллиарды лет косная материя планеты ожила, задышала, забурлила соками жизни. Механизмы наладили и движение потоков воздуха. Через полвека работы шестая планета была подготовлена для жизни общества численностью в два три миллиарда человек.
– К этому прекрасному будущему и сказочному господству над природой придем и мы! – вдохновенно сказал академик.
Одна странность скоро привлекла наше внимание: когда Уо (это было имя гиганта, командира метагалактиан) показывал нам волшебные картины из жизни своей далекой родины, мы заметили резкое несоответствие в росте его соотечественников и самих гигантов астронавтов.
– Почему вы в полтора раза выше своих земляков? – спросил Петр Михайлович. – Или вы особая раса?
С непонятной нам грустью следя за картинами на экранах, Уо медленно заговорил:
– Да, вы почти угадали… Мы особая раса, начало которой положили наши предки, обычные жители Авр, превратившиеся в завоевателей и познавателей безграничной Вселенной. Они посвятили себя изучению Космоса и в течение многих тысячелетий не бывали на родине. Мы их потомки.
Заметив удивление на наших лицах, он поспешил разъяснить:
– Тысячелетия назад наши предки построили искусственную планету и отправились на ней в путешествие по Вселенной. На этой планете было все, что нужно для жизни многомиллионного общества: совершенный круговорот веществ, искусственная атмосфера, города, парки, фермы и заводы. Однако для удобства жизни искусственное поле тяготения на планете было ослаблено в несколько раз по сравнению с тяготением Авр. Поколения за поколениями жили в слабом поле тяготения, вследствие чего накапливались незаметные количественные изменения в организмах. И вот результат – выкристализовалась раса астронавтов гигантов, которые уже не могли жить в сильном поле тяготения родной планеты без специальных приспособлений. В конце концов искусственная планета стала их второй родиной. Мы и наши отцы уже никогда не были на планете Авр, общаясь с родиной лишь с помощью радиотелевизионных аппаратов.
– А где же теперь ваш «корабль Космоса»? – спросил академик.
– Далеко там, – Уо махнул рукой в сторону плывущих картин. – Планета корабль находится сейчас в окраинных областях нашей Вселенной… Мы же – юноши, проходящие экзамен.
– Какой экзамен?! – одновременно воскликнули мы с Самойловым.
Вместо ответа Уо передвинул диски настройки. Поплыли картины, кое что нам объяснившие. Крупным планом появилось удивительно четкое, живое и красочное изображение искусственной планеты, о которой рассказывал Уо. Она вся сияла огнями и была построена в форме эллиптического параболоида (как бы рюмки без ножки), а не шара или полусферы, как мы ожидали. Невообразимых размеров реактивные двигатели, смонтированные в вершине параболоида, позволяли планете двигаться с чудовищной скоростью, почти равной скорости света.
– Сколько же нужно энергии, чтобы сообщить целой планете субсветовую скорость? Их каких источников она получается? – бормотал Самойлов, словно помешанный, лихорадочно регулируя неизменный магнитофон. – Это надо записать, запечатлеть.
Временами от планеты отделялись гигантские шаровидные корабли, подобные тому, в котором мы находились. Пробыв несколько секунд в поле зрения, корабли растворялись в пространстве.
– Почему корабли словно тают в Космосе? – допытывался я у Петра Михайловича, но тот лишь досадливо отмахивался, с горящими глазами слушая короткие комментарии Уо к отдельным картинам.
Возникло видение столицы искусственной планеты и величественной площади, заполненной прекрасными метагалактианами. На колонне в центре площади покоился голубой шар корабль. Мы видим, как группа юношей во главе с Уо поднимается в корабль.
– Это мы уходим в Космос, – поясняет Уо, – чтобы держать экзамен на исследователей. Когда наши юноши достигают зрелости, отцы отправляют их в Космос развивать свой интеллект в бесконечном процессе познания Вселенной, а главное – для того, чтобы искать пути к принципиально иным пространствам временам, существование которых подтверждается всем опытом нашей науки.
С экранов полилась чарующая музыка, плавно переходя в необычную тревожащую симфонию. Светлые, легкие звуки сменяются грозными тоскующими аккордами. Вслед за тем целый каскад торжествующих звуков взлетает в недосягаемую высь, чтобы сейчас же упасть до еле уловимой грустной песни. О чем пели и плакали эти звуки? Не пыталась ли музыка метагалактиан отразить извечную тоску разума, бьющегося в тисках материальной оболочки? Стремление вырваться на необозримый простор полного познания, достичь недоступных вершин абсолютной истины и двинуться еще выше – вот о чем рыдали звуки и ради чего шар корабль медленно устремлялся ввысь, на просторы Вселенной. И еще в звуках слышалась тоска разумного существа по бессмертию – извечная тоска и тщетная надежда плененной материи.
Под звуки этой симфонии слова Уо, которые он произносил растянутым певучим голосом, приобретали особый смысл:
– То, что вы называете Космосом, или пространством временем, для нас открытая книга. Миллионы лет мы изучаем материю в разнообразных ее проявлениях. Бесконечная Вселенная раскрыла нам множество форм существования материи помимо той физической системы пространства времени, в пределах которой существует ваше бытие и которая содержит явления вашего сознания. Структуру пространства времени в вашей Метагалактике определяет гравитационная форма движущейся материи. А наши братья побывали в таких областях Вселенной, где существуют качественно иные формы движения материи, качественно иное пространство время. Поле тяготения, как свойство материи, так же ограниченно, относительно в своем существовании, как и любые другие свойства и формы материи. Гравитационная форма движущейся материи не является абсолютной, вечной, универсальной, независимой от количественных масштабов. Я этим хочу сказать, что в нашей части Вселенной, отделенной от вас расстоянием в двести семьдесят миллиардов световых лет, действует иная форма взаимодействия тел, чем гравитация. И наше пространство время отличается от вашего. Время, в котором мы живем и развиваемся, – это качественно иное время по сравнению с вашим физическим временем, определяемым гравитацией. Проанализировав ритм времени на Гриаде, мы убедились в том, что время в вашей Галактике течет в десятки раз быстрее, чем в нашем мире. Мы пробыли на Гриаде шестьсот лет по вашему времени, а фактически наши организмы постарели лишь на шестнадцать лет нашего времени. Мы избегаем надолго уходить от шара корабля: создаваемое вокруг него поле взаимодействия обеспечивает нам наше течение времени. Как только мы уходим их этого поля, то сразу начинаем катастрофически стареть. Пока я встречал вас на берегу лагуны, я потерял шесть месяцев жизни. Вы сейчас тоже живете в другом времени, отставая от своего на целые годы.
Потрясенные услышанным, мы с академиком сидели как завороженные. Метагалактика, из которой прилетели гиганты, – вот она, та качественно новая пространственно временная структура, о существовании которой лишь догадывались физики и философы Земли!
Академик был страшно возбужден. Это же его кровная тема! Он лихорадочно писал что то в блокноте, тут же перечеркивая написанное, непрерывно перезаряжал магнитофон, торопливо перебирал связки грианских микрофильмов с «последними научными истинами» Познавателей. Крупный пот градом катился с его лба.
А Уо продолжал своим певучим голосом:
– Однако чем больше мы углублялись в свойства материи, тем яснее сознавали: познание, наука – это неисчерпаемое и бесконечное. Чем больше и глубже познаешь, тем шире открываются горизонты Непознанного, тем больше остается невзятых вершин Познания… Но в этом и заключается красота и смысл бытия – сделать еще один шаг по дороге в бесконечность. Вы спрашиваете, почему шар корабль, вначале ясно видимый на фоне звездной сферы, расплывается в очертаниях? Потому что вы наблюдаете полет корабля, преодолевающего пространство время неведомым вам способом. Он не просто пожирает пространство подобно лучу света, а движется в особом ритме. Пространство время обладает кривизной и имеет прерывную структуру, то есть материальный мир является неразложимым единством атомов пространства и атомов времени. Это известно, по видимому, и вам. Но вы не знаете, что в Космосе можно «высверливать» тоннели, каналы, затрачивая на это грандиозные количества энергии в ничтожно малые промежутки времени. Войдя в такой тоннель, а точнее, – в узкую зону перестроенного пространства времени, космический корабль начинает движение по кратчайшим путям Вселенной. Он движется со световой скоростью, как вы ее называете. Но в обычном состоянии материи движение со скоростью света невозможно. Величайшим достижением нашей науки является умение перестраивать электронную структуру вещества. Во время движения по тоннелю нет ни корабля, ни нас. Тончайшие и точнейшие процессы, которые мы умеем вызывать, превращают корабль и нас самих в разреженное электронно мезонное облако. Это зыбкое состояние есть высочайше организованный, саморегулирующийся и самосохраняющийся обратимый процесс. Но горе тем, кто допустит ничтожнейшую ошибку при программировании электронно вычислительных и счетно аналитических машин! Они никогда не возвращаются к исходному состоянию в форме макротел и вечно носятся в пространстве в виде электронно мезонного облака. Такие случаи бывали у нас в далеком прошлом: корабли уходили в тоннель пространства времени и… никогда не возвращались. Теперь мы научились избегать этой опасности.
Расстояние между нашими метагалактиками, двести семьдесят миллиардов световых лет, наш корабль покрыл за двадцать ваших лет только благодаря электронно мезонной форме движения.
«Сотни миллиардов световых лет… за двадцать земных лет!» Хотя этот факт просто не укладывался в моей голове, я все же с гордостью вспомнил, что Петр Михайлович в своих беседах во время полета к Гриаде высказывал мысли, отдаленно напоминающие идеи метагалактиан. «Я не знаю, – говорил он, – сколько тысячелетий или миллионов лет познания потребуется людям для того, чтобы научиться преодолевать любые расстояния в любой промежуток времени. Но это будет! Даже гравитонная ракета – это еще варварский, неразумный способ ломиться прямо через Космос. Человек только тогда станет истинным Сыном Вселенной, когда проникнет в самую сущность законов пространства времени, научится управлять им в полной мере. Мне смутно представляется, что путь к этому лежит через овладение энергией неизмеримо более высокого порядка, чем гравитонная, – той энергией, которая заключена в еще более мелких частицах вещества, чем ядерные частицы и гравитоны. Причем движение будет происходить не по линиям светового луча, а по другим, пока еще неизвестным, но реально существующим путям. Может быть, есть род хорд, каналов, соединяющих отдельные пункты искривленного пространства времени!»
Экраны рассказали нам всю историю путешествия экипажа, возглавляемого Уо.
Поднявшись со стартовой колонны, шар корабль растаял в дымке движения по тоннелю пространства времени. Некоторое время на экранах видна лишь одна черная межметагалактическая пустота. Потом корабль появляется на фоне знакомой нам картины Космоса. Он отчетливо возникает среди звезд Малого Магелланова Облака, спутника нашей Галактики. Сюда вначале попали метагалактиане. Два изображения показывают полет корабля внутри Малого Магелланова Облака. Вот метагалактиане совершают посадку на поверхность планеты, обращающейся вокруг двойной звезды – зеленого и белого солнц.
Планета покрыта чудовищными нагромождениями странных форм жизни. Нельзя даже понять, растения это или животные. Метагалактиане в ярко голубых скафандрах выходят на поверхность этого мира и тщательно исследуют порождения чужой жизни, отбирают пробы и образцы. Затем возвращаются в корабль и продолжают путь.
И вдруг происходит Непредвиденное, которое всегда подстерегает исследователей Космоса. Несмотря на точнейшие приборы и совершенную систему ориентировки во Вселенной, шар корабль случайно попал в сферу притяжения неведомого сверхплотного сгустка материи. Поле тяготения этого космического объекта превышало земное в сто миллионов раз! Чудовищная гравитация замкнула пространство вокруг этой звезды, и лучи света не могли вырваться из сферической ловушки. Поэтому звезда была абсолютно невидимой. На ее поверхности я весил бы не девяносто килограммов, а девять миллионов тонн!
Экраны бесстрастно запечатлели, как шар корабль, мчавшийся почти со скоростью света, вдруг весь содрогнулся. Заревели сигнальные сторожевые приборы, замерцали тысячи разноцветных указателей. Автоматы начали лихорадочно перестраивать ритм движения. Гиганты с ужасом смотрели на гравиметр, который показывал, как чудовищно нарастает тяготение.
Они начали отчаянную борьбу с невообразимой силой притяжения сверхплотной звезды. Исполинский силуэт корабля окутался мерцающими вихрями энергетической экранировки. Главный двигатель, работавший на энергии мезополя, захлебывался от напряжения…
Был момент, когда метагалактиане считали себя погибшими: грандиозное напряжение тяготения нарушило точнейшую настройку электронных автоматов, и энергетический экран, сдерживавший падение корабля на звезду, исчез. Двигатель умолк.
Тогда гиганты пошли на отчаянную меру: они решили «высверлить» мгновенный тоннель в пространстве времени, израсходовав на это почти все запасы топлива корабля.
Только так можно было вырваться из опасной зоны Космоса!
Ослепительная черно фиолетовая вспышка заполнила все экраны. Мы невольно зажмурились, а когда открыли глаза – не было ни корабля, ни звезды. Лишь бегущая дымка электронно мезонного облака дрожала на экранах.
Могучая жизненная сила метагалактиан помогла им выдержать испытание, вызванное резким переходом от сильной гравитации к неосязаемому электронно мезонному состоянию. И вот полубесчувственные астронавты достигли центра нашей Галактики. На последних крохах энергии они совершили посадку на первой попавшейся планете, которой случайно оказалась Гриада.
– Так попали мы сюда, – сказал Уо, и тень печали легла на его выразительное лицо. – Наш корабль был выведен из строя. И невозможно было послать сигнал о помощи на родину, так как не хватило бы для этого энергии всей Гриады. Шестьсот лет стоит наш корабль на равнине Юго Западного Острова; все это время мы исправляем повреждения, так как была расстроена вся система электронной автоматики, нарушена синхронность электромагнитных и мезонных полей, выведен из строя главный преобразователь энергии мезополя в электромагнитные кванты. Сейчас ремонт подходит к концу. Пятьсот лет (по вашему времени) мы накапливали необходимые запасы топлива, используя энергию грианского солнца и ядра Галактики. Наше вынужденное пребывание на Гриаде заканчивается. Скоро, совсем скоро мы снова устремимся в безбрежные просторы Вселенной!
Уо вдохновенно поднял руки к звездам, приветливо мерцавшим в вышине. В это мгновение он казался мне полубогом, властелином пространства времени. Да он им и был в действительности.

x x x

Однажды, когда мы оживленно беседовали с Уо о принципах движения межметагалактического корабля в Космосе, в Централь вбежал один из гигантов и торопливо произнес несколько певучих фраз. Уо прошел к пульту и резко повернул зеленый диск. На засветившемся круглом экране мы ясно, словно в двух шагах от себя, увидели огромный электромагнитный корабль, плывущий по Фиолетовому океану. На его палубе стояла группа Познавателей во главе с Югдом. Корабль направлялся к Большому Юго Западному Острову.
– Знакомые лица, – сказал я, обращаясь к Петру Михайловичу. – Не хватает лишь биопсихологов. Интересно, зачем они пожаловали сюда? Возможно, разыскивают сбежавших подопытных кроликов, чтобы продолжить на них свои бессмысленные опыты.
Корабль вплотную приблизился к острову. Странно, где же силовой барьер вокруг острова, о котором рассказывал Джирг? Я вопросительно посмотрел на Уо. Метагалактианин со снисходительной усмешкой наблюдал за Познавателями, которые осторожно входили в лагуну.
– Вы хотите подпустить их к шару? – спросил его академик.
Уо кивнул головой и еще шире улыбнулся. Едва корабль остановился, как с его палубы, словно стая больших птиц, взлетела на дисках группа гриан. Впереди летел Югд. Познаватели поднимались все выше по долине и вдруг круто взмыли вверх, чтобы перевалить горный хребет, отделявший нашу равнину от побережья.
В тот момент, когда Познаватели достигли гребня, Уо включил исполинский цилиндрический аппарат, укрепленный на колоннах под сводом. Разлилось низкое гудение. Весь корабль вибрировал и содрогался. Гриане уже готовились спуститься на равнину, как вдруг неподвижно застыли в воздухе. Я отчетливо видел искаженное лицо Югда, который тщетно увеличивал истечение гравитонов из своего диска. Вместо того чтобы лететь вперед, Познаватели, смешно барахтаясь, постепенно скрылись по ту сторону гребня. Уо, словно смеясь, ослаблял напряжение поля, и они снова показывались из за гребня гор. Тогда он опять отбрасывал их назад. Что это было? Гравитация или иная форма энергетического поля?
Группа Югда после недолгой борьбы сдалась. Познаватели собрались в кружок на берегу бухты и стали совещаться. Затем Югд перенесся на электромагнитный корабль и прошел в рубку телеуправления. Через секунду вспыхнул боковой экран на нашем пульте и возникло сумрачное лицо Югда. Отыскав глазами Уо, грианин заговорил сухо и размеренно своим бесстрастным, ничего не выражающим голосом. Я поспешил настроить свой прибор, но – увы! – ничего не понял. Югд говорил на каком то незнакомом, очень резком и щелкающем языке, который Уо, к нашему удивлению, понимал. Он внимательно слушал грианина, и лицо его снова играло всеми оттенками чувств. Вначале я не заметил, что он смотрит не на Югда, а на бегущую полосу под экраном, где возникают и исчезают знаки. Вероятно, это был перевод слов грианина на язык метагалактиан.
– Вот и появляется возможность нормально поговорить с пришельцем из Метагалактики, – оживился академик. – По видимому, гриане и метагалактиане выработали синтетический язык, который позволяет им объясняться с помощью электроннолингвистических машин.
Югд указал на нас, но Уо отрицательно покачал головой. Голос Познавателя звучал все настойчивее. Мой лингвистический аппарат все таки частично улавливал смысл отдельных фраз синтетического языка.
– Верни нам людей Земли, – требовал Югд. – Это наша находка. Нам нужно закончить на них эксперимент подобия, выяснить общие законы развития мышления у разных существ.
Петр Михайлович даже побагровел от возмущения, услышав выражение «закончить эксперимент подобия». Гордый ум его, наконец, возмутился.
Уо отклонил домогания Познавателя. Что то похожее на злобу отразилось на физиономии Югда.
– Круги Многообразия примут ответные меры… – начал было он, но Уо решительно выключил экран.
Недовольное лицо Познавателя исчезло.

Радость познания

Вскоре с помощью Уо мы составили промежуточную программу для лингвистических аппаратов и теперь могли более свободно разговаривать с ним. Он говорил в свой аппарат на синтетическом языке, а затем целый комплекс электронных машин переводил с него на грианский язык, который уже легко транслировался нашими аппаратами. Едва это на удалось, как завязалась оживленная беседа о взаимоотношениях метагалактиан с Познавателями.
– Почему в Информарии гриан нет никаких упоминаний о вас? – спросил Петр Михайлович. – Ведь такое событие не может не стать достоянием истории. Тем более, что вы здесь находитесь уже шестьсот лет по времени Гриады. Странно все это!
Уо тихо ответил:
– Странное и непонятное началось еще тогда, когда мы приближались к Гриаде шестьсот лет тому назад. Когда сторожевые локаторы искусственных спутников Гриады донесли в Трозу необычайную весть о появлении космического корабля из глубины пространства, Познаватели пришли в неописуемое волнение. Впервые за всю историю их цивилизации в небе Гриады появился чужой астролет. Это было событие, грозившее нарушить их «идеально слаженную» жизнь.
Уо показал на волны Фиолетового океана и на звезды (значит, он знал о существовании грианоидов и эробсов?).
– Кроме того, – продолжал он, – Познаватели испугались: ведь бесконтрольное вторжение на планету чужой, неведомой жизни вызовет среди них страшные эпидемии, как это не раз бывало в истории Вселенной при неосторожном соприкосновении разумных форм жизни. Они не могли, конечно, знать, что мы давно изъяли из своего бытия все, что может вызывать болезни или эпидемии.
Круги Многообразия, как они называют свой высший орган управления, приняли все меры к тому, чтобы не допустить нашей высадки на Гриаде. Однако ни мощные электромагнитные барьеры, созданные энергостанциями искусственных лун, ни излучения грандиозной жесткости, посылаемые навстречу кораблю, не могли заставить нас изменить курс. Гриане со страхом, вероятно, наблюдали, как гигантский шаровидный корабль легко прошел все барьеры, вторгся в верхние слои атмосферы и засветился ослепительным оранжево зеленым светом.
Когда наш корабль опустился на равнину Юго Западного Острова, сюда устремились чуть ли не все Познаватели Восточного полушария Гриады. Просторы Фиолетового океана были усеяны тысячами судов, переполненных грианами. Огромные тучи Познавателей неделями висели над Юго Западным Островом, временами затмевая даже солнце. Кругам Многообразия едва удалось ликвидировав это столпотворение. Так как большинство Познавателей в спешке не подумало о запасах еды, то многие из них едва не умерли от истощения. Пришлось пустить в ход усыпляющие ионизаторы, Уснувших Познавателей подбирали специальные патрули и развозили по домам.
Однако непосредственная встреча было довольно дружественной, хотя мы и не решились пустить кого либо в корабль, опасаясь любознательности Познавателей, которые могли сломать какую нибудь незаменимую деталь оборудования.
После посадки и осмотра корабля мы обнаружили, что он нуждается в серьезном ремонте. Запасы топлива были полностью исчерпаны в борьбе со сверхзвездой и на движение по тоннелю пространства времени. Мы не могли бы исправить повреждения без помощи Познавателей. В свою очередь, они стремились заимствовать хотя бы часть наших технических достижений. На этой основе было налажено взаимовыгодное сотрудничество. Гриане дали нам материалы и машины для ремонта корабля, помогли смонтировать энергетические станции, преобразующие энергию солнца и центра Галактики. С помощью этих станций мы и накапливаем запасы топлива. Мы же рассчитали и спроектировали для Познавателей Энергоцентр, способный перестраивать структуру пространства времени вокруг планеты. Мы научили их строить шародиски, движущиеся за счет энергии, черпаемой из окружающего пространства. Познаватели сумели усвоить часть наших научно технических знаний.
Сотрудничество продолжалось около двухсот лет. Упорно трудясь над ремонтом корабля, мы не имели времени разобраться в общественной жизни Гриады и искренне считали, что Познаватели – это прогрессивное население планеты, достигшей довольно высокого уровня цивилизации, тем более что нас сбивали с толку оглушительные передачи Службы Тысячелетней Гармонии. Но однажды мы случайно обнаружили следы жестокой позорной системы: подводный труд грианоидов, насильственное удерживание их на Сумеречных Равнинах, бесчеловечные операции над мозгом непокорных, замаскированную эксплуатацию в подземных городах Птуин. Мы думали, что знания и открытия, передаваемые нами Познавателям, идут на благо всех без исключения жителей Гриады. Что могло быть иначе, нам даже не приходило в голову.
Когда мы расспрашивали Познавателей о жизни на Гриаде, они лицемерили и лгали. Но вскоре мы восстановили электронные и телевизионные аппараты, которые позволили нам видеть и слышать любую точку планеты. Мы изобличили Познавателей в обмане. Они отказались ликвидировать систему Гармонического Распорядка Жизни; сотрудничество было прервано.
К этому времени наш энергетический запас возрос настолько, что мы могли бы легко превратить Познавателей в мезонное облако. Однако этого делать было нельзя: изучение общественного строя Гриады показало нам, что здесь создана такая продуманная система господства, что невозможно затронуть ни одно ее звено. Самое сложное заключалось в том, что снабжение всей планеты энергией находится в руках двух трех десятков Познавателей.
– Как могло случиться, что на Гриаде история развития общества дала такое уродливое отклонение? Почему массы тружеников в век электроники и энергии мезовещества оказались во власти горстки Познавателей? – спросил я метагалактианина.
Уо глубоко задумался.
– Да, – промолвил он. – Это удивительное отклонение мы встречаем впервые. Наши братья знают десятки планет, населенных разумными существами, и везде, где наука и техника достигли высот, подобных грианским, неизбежно расцветает Общества Свободы и Труда, Царство Разума и Красоты. Почему иначе получилось на Гриаде? Мы долго размышляли над этим. Так как Познаватели тщательно уничтожили все записи, микрофильмы и целлюлы, повествующие о прошлой жизни общества, очень трудно восстановить истинную картину постепенной монополизации знаний горсткой технократов; они постарались вытравить из памяти поколений остатки воспоминаний о классовой борьбе прошлых веков, о праве тружеников на свободную жизнь, на культурные и научные ценности.
Ясно, что Познаватели, наученные опытом многолетней классовой борьбы, несколько тысячелетий назад сумели исподволь, тонко и постепенно обработать сознание масс с помощью гигантской идеологической машины – кино, телевидения, радио, печати, с помощью достижений биофизики, биологии и психологии, сочетая идеологический нажим с удовлетворением насущных материальных потребностей тружеников. Служба Тысячелетней Гармонии – всего лишь выродившийся потомок некогда очень продуманной идеологической машины. Процесс «обработки» масс длился, вероятно, тысячи лет! В определенный момент Познаватели начали неуклонно сужать круг людей, владеющих высшими знаниями. Наконец с помощью высочайших достижений кибернетики и электронной автоматики они захватили власть над всепланетной энергией.
– В этом все дело! – перебил я метагалактианина. – Жители подводных городов должны как можно скорее вырвать энергию из рук Познавателей, подняться из Сумеречных Городов на поверхность Гриады!
– Но как долго им еще идти до Вершин Познания, – грустно возразил мне Петр Михайлович. – Не менее полувека им нужно еще учиться, чтобы овладеть планетной энергией.
– Тысячи лет назад, – продолжал Уо, – предки нынешних энергомонополистов создали математические программы команды для Главного Электронного Мозга, управляющего энергосетью, а наиболее важные входные данные программ запечатлели в своем мозгу. Эти данные передаются из поколения в поколение внутри узкого круга монополистов, давно застывших на том же уровне цивилизации, который достался им от далеких предков. Все монополисты являются членами Кругов Многообразия. Остальные Познаватели не владеют тайной программ, но обладают суммой знаний, необходимых для осмысленного управления электронной техникой.
Процесс управления энергией построен так, что он должен периодически программироваться. Один из посвященных гриан в День Спадания Активности закладывает в Главный Электронный Мозг очередное звено программы.
Если уничтожить всех энергомонополистов, через некоторое время остановятся энергостанции, так как некому будет вложить в Электронный Мозг очередную программу. Тогда жизнь на Гриаде замрет, и первыми погибнут миллионы подводных тружеников, узники Желсы и рудокопы Птуин!
– А если внезапно напасть на Круги Многообразия, арестовать монополистов, а затем заставить их выдать тайну программ? – предложил я.
– Это исключено, – вмешался академик. – От Виары я узнал, что у каждого монополиста есть аппарат, позволяющий на расстоянии остановить работу Главного Электронного Мозга. В Главной Централи сидят служители, слепо выполняющие любые указания Познавателей. Монополисты не остановятся ни перед чем. Едва они почувствуют, что их тысячелетнему господству приходит конец, как отдадут служителям радиоприказ выключить Электронный Мозг.
– Но ведь тогда погибнут и сами монополисты? – возразил я.
– Ничего подобного. На полированной равнине, в южной ее части, всегда стоят наготове гигантские шародиски с запасами мезовещества. Выключив энергосеть, Познаватели уйдут в Космос, подождут там сколько угодно лет, пока не вымрут все восставшие, а потом вернутся на Гриаду и начнут все сначала. Новое трудящееся население они создадут из тех же операторов и служителей, которых они захватят с собой.
– Так что же делать?! – в отчаянии воскликнул я, обращаясь к Уо. – Неужели вы, вооруженные высочайшей техникой, не в силах помочь освобождению порабощенных?!
– Вот если бы узнать шифр входных программ, – задумчиво ответил Уо. – Тогда мы сумели бы разрушить чудовищную систему угнетения.
Я рассказал Уо о том, что грианоиды овладевают знаниями, что отдельные Познаватели осознали необходимость ломки системы угнетения, тормозящей дальнейшее развитие цивилизации. Обрисовал роль Джирга, Виары и их друзей в благородном начинании и спросил, не могли бы мы, объединившись с ними, что нибудь предпринять.
Эта мысль заинтересовала Петра Михайловича и метагалактианина.
– Кажется, я вижу реальный путь, – нерешительно начал академик. – Если проникнуть в Главный Электронный Мозг в тот момент, когда очередной монополист закладывает входные данные программы… Ведь иногда можно по одному звену восстановить всю цепь процессов управления. При условии, конечно, углубленного изучения работы энергостанций.
– А можно ли проникнуть в Главную Централь? – с сомнением спросил я. – Там у них, вероятно, непроходимая система сигнализации. Как бы ни был осторожен смельчак, его неизбежно обнаружат.
– Я знаю, как можно проникнуть незамеченным в Централь! – внезапно оживился Уо. – С помощью генератора поля Син, создающего небольшую зону перестроенного пространства, из которой не вырвется ни один луч света! Находясь в этой зоне, землянин будет невидим. Вместе с зоной мы перенесем его в Электронный Мозг, где он беспрепятственно изучит входную программу, наблюдая за действиями Познавателя.
– Ну и отлично, – сказал Петр Михайлович. – Тогда осталось лишь выяснить, где находится Главный Электронный Мозг.
– Это предоставьте мне, – вставил я. – Я свяжусь с Джиргом и Виарой. Они должны знать, где расположена Централь.
Весь вечер я вызывал Джирга условленным шифром. Наконец экран моего радиотелеаппарата слабо засветился. Изображение лица Джирга было так неясно, что я едва узнал его. Вероятно, мешали какие то излучения.
– Я нахожусь в Лезе, – передавал Джирг. – Познаватели узнали о моем самовольном плавании к Юго Западному Острову и лишили права подниматься на поверхность океана. Виара в Трозе, она вне подозрений.

x x x

Наблюдая за метагалактианами, я затруднялся определить их возраст. В одно и то же время они казались и старыми и молодыми. Когда они с акробатической ловкостью сновали по бесчисленным переходам и трапам корабля, стремительно собирали и разбирали сложнейшие аппараты, мне казалось, что это юноши. Но вглядевшись в их затвердевшие черты и бездонную глубь мудрых глаз, я невольно приходил к выводу об их преклонном возрасте.
Вспоминая, что от другой Метагалактики они летели двадцать земных лет плюс шестьсот лет пребывания на Гриаде, я окончательно становился в тупик.
– Каков же их возраст? – спрашивал я Петра Михайловича. – Посмотрите, ведь они в расцвете жизненных сил. А по самым скромным подсчетам, им не меньше чем по сто лет.
– Вероятно, впятеро, вдесятеро больше… – загадочно сказал Самойлов.
Наверно, у меня был озадаченный вид, так как Петр Михайлович рассмеялся.
– Я много расспрашивал об этом Уо, – пояснил он. – И вот что узнал. Это почти сказка. Дело в том, что метагалактиане практически почти бессмертны. Да, да!.. И это не противоречит основным законам природы. Бессмертие невозможно, говорили мыслители и естествоиспытатели Земли. И они правы: в условиях Земли, с присущими ей условиями жизни и функционирования белковых тел, бессмертие невозможно. В естественных условиях процессы, идущие в белках, клетках и тканях человеческого организма, необратимы. Но кто сказал, что никогда и нигде невозможно обратить процессы белковой жизни? Природа просто не ставила себе целью бессмертие, но это еще не значит, что оно невозможно. Метагалактиане создали на своих планетах такой совершенный ритм жизни, добились такого идеального постоянства условий внешней среды, что организм отдельного индивида достигает там предельно возможной для них продолжительности жизни – четырехсот восьмидесяти лет!
К концу естественного старения метагалактианин подвергается изумительно согласованному действию целой гаммы особых биоизлучений и микрорастворов удивительных веществ и элементов, в частности дейтерия. Таким путем метагалактиане добивались постепенного обращения жизненных процессов. Индивид повторял новый цикл жизни (если, конечно, хотел). Правда, он все же несколько видоизменялся, не имел абсолютной тождественности со своим прежним организмом.
Уо рассказывал мне, что многие метагалактиане, захваченные процессом бесконечного познания природы, повторяли до тысячи циклов обращения, то есть прожили по полумиллиону лет! Правда, такой сверхпатриарх, метагалактианский Агасфер, уже не имел почти ничего общего со своим первоначальным организмом, но все таки это был он: в «потомке» функционировал тот же мозг, что и в «предке». Законы природы не нарушались: бессмертие невозможно для отдельного организма, абсолютно тождественного самому себе; оно возможно в ряду бесчисленных поколений, как бессмертие многократно обновленного организма, ставшего несколько иным, но сохранившего в своем перестроенном мозгу бесценные знания и опыт тысячелетий прошлой жизни.
Метагалактиане дошли до великих истоков жизни и смерти, самую смерть отдельного человека они сделали началом новой жизни.
Вскоре я получил второе известие от Джирга. Оно было полно тревоги.
– Круги Многообразия спешно строят на верфях Дразы какие то грандиозные механизмы, – сообщил он. – В то же время большая часть Познавателей покинула Острова Отдыха, вернее, Круги Многообразия заставили их оторваться от полусонной неги, прекратив подачу газа блаженства. В восточной сектор океана стянуты все лайнеры и плавучие энергостанции. Элц и его окружение что то замышляют. Над Лезой патрулируют сторожевые катера. Подняться на поверхность океана нет никакой возможности. Свяжись с Виарой, сообщаю ее позывные.
Я поделился услышанным с академиком и Уо. По лицу метагалактианина пробежала молния. Он тотчас же включил систему причудливых аппаратов, скрытых в глубине ниши.
– Сейчас узнаем, – сказал он. – Я, кажется, догадываюсь. Это назревало в течение всех последних веков.
На мерцающем экране проектора появился огромный зал Кругов Многообразия, заполненный до отказа. По видимому, происходило какое то важное собрание. Председательствовал Элц в своем неизменном фиолетово красном одеянии. Он что то быстро говорил, но звуков его речи мы еще не слышали, пока Уо не повернул сектор на пульте перед двумя улиткообразными аппаратами. До нас явственно донеслись слова Элца, находившегося за тысячи километров.
– Гиганты закончили ремонт Загадочного Шара, – размеренно говорил он. – Их дальнейшие намерения неизвестны Кругам Многообразия. Возможно, они покинут Гриаду, и мы избавимся от потенциальной угрозы Гармоничному Распорядку Жизни. Хотя Гиганты за все время пребывания ни разу не предприняли враждебных действий и даже передали нам часть своих знаний, все таки мы постоянно ощущаем их неведомую огромную мощь. Туманные сведения о могущественных пришельцах, которые требовали перестроить Гармоничный Распорядок Гриады, непонятным образом проникли в массы грианоидов, усилив дерзкие надежды и без того беспокойных обитателей подводных городов. Все помнят, как гиганты погасили искусственное солнце, зажженное нами над Большим Юго Западным Островом с целью заставить их передать нам свой Шар. Потом они сами зажгли неизмеримо более мощное солнце над южным полушарием Гриады, чтобы улучшить климат для обитателей Желсы. В спектре их Солнца онфосы – наши физики – не нашли знакомых полос излучения. Это говорит о том, что их солнце работало на совершенно иных источниках энергии. Гиганты ни разу не допустили Познавателей к Загадочному Шару, и онфосы до сих пор не могут разгадать их силовое поле. Мы будем спокойны лишь тогда, когда на Гриаде не останется более могучих сил, чем сила Познавателей. Однако с уходом гигантов в Космос исчезнет невиданный источник знаний, до которых мы не дойдем еще за миллион кругов. Познаватели должны захватить Загадочный Шар и его обитателей!
– Не дадим улететь гигантам в Космос! – громогласным эхом пронесся по залу призыв тысяч Познавателей.
– У гигантов скрываются и земляне, – продолжал Элц, жестом успокаивая аудиторию. – Эти беспокойные существа ускользнули из Трозы в тот момент, когда биопсихологи должны были приступить к решающим экспериментам в изучении их мышления. Нам необходимы эти земляне для продолжения опытов, которые могут оказаться очень важными для развития Познавателей.
Щелкнул выключатель, и экран погас.
– Вот в чем дело, – удовлетворенно заметил Уо. – Они давно собираются завладеть нашим кораблем. До сих пор это им не удалось. Но сейчас они на что то надеются. Тем хуже для них.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art