Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дмитрий Александрович Емец - Возвращение космического пирата (Космический пират Крокс – 3) : Глава 8 ПЛАНЕТА ВЕЧНЫХ ВЕТРОВ

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Дмитрий Александрович Емец - Возвращение космического пирата (Космический пират Крокс – 3):Глава 8 ПЛАНЕТА ВЕЧНЫХ ВЕТРОВ

 

Добравшись до борта, капитан хотел уже перебросить ногу, чтобы ступить на палубу, но в это время что то острое коснулось его горла. Он рассмотрел зазубренное острие длинного копья. Взгляд Крокса скользнул выше по древку, и он увидел тонкую загорелую руку с двумя золотыми браслетами, сжимавшую копье.
– Кто вы такой? – раздался звонкий голос.
– Прежде чем отвечать, мне хотелось бы стоять на своих ногах. И уберите эту игрушку, – и киборг перемахнул через борт, не обращая внимание на копье. Он не боялся этого допотопного оружия, зная, что оно не сможет повредить ему.
У мачты стояла тоненькая темноволосая девушка в красном просторном платье, в складках которого играл ветер. Девушка была прекрасна, и пират понял это в первую же секунду, когда увидел незнакомку. «Ее глаза как бездонные озера, ресницы как опахала, а губы как лепестки роз», – подумал Крокс. Капитан понимал, что все эти сравнения банальны, но, будучи старым воякой, не мог найти лучших. В голове у него словно заклинила пластинка, повторявшая: «лепестки роз, лепестки роз...»
Кажется, девушка что то говорила пирату, причем уже не в первый раз, потому что губы ее шевелились, а в голосе слышалось раздражение. Но копье она уже опустила, видимо, не считая больше внезапного посетителя опасным.
– Эй вы! Эй вы! Вы что, оглохли! Эй, я с вами разговариваю!
– Простите, – хрипло сказал Крокс, словно очнувшись от наваждения.
– Что с вами было? Вы так смотрели на меня, будто я призрак! – все еще с гневом сказала девушка.
– Мне так и показалось. Простите, – и пират улыбнулся уголком рта.
Девушка подошла к борту и посмотрела вниз, на планетоход, за колпаком которого видны были двое ребят.
– Что это за неуклюжее сооружение? – спросила незнакомка с презрением. – Это ваша лодка, но тогда почему она без паруса?
– Нашей лодке он не нужен.
Пират все еще продолжал осторожно, чтобы не напугать, изучать девушку. Внешне она была похожа на землянку, да и говорила по русски, и это значило, что когда то планета уже была освоена людьми, прилетевшими сюда из космоса. Но если так, то почему девушка не знает простейших достижений земной цивилизации и даже планетоход вызывает у нее удивление?
Но как всё таки она красива! Капитану казалось, никогда прежде он не встречал такой красивой женщины. Он подумал об этом и снова почувствовал легкое жжение: сердце рубиноглаз билось у него в груди.
Девушка кивнула, видимо, потеряв к планетоходу интерес. Зато теперь ее определенно заинтересовал блестящий корпус киборга и его стальные сочленения.
«Я должен казаться ей уродом,» – подумал пират. Обычно людей, впервые видевших его, охватывал ужас, особенно пугало их получеловеческое полумеханическое лицо с горящим глазом фотоэлементом. Но эта девушка была исключением. Она смотрела на него с нескрываемым любопытством, не проявляя страха.
– Вы сделаны из такого же металла, как мое копье. Вы человек? – спросила она.
– Я киборг. Человек в теле робота, – внешне спокойно объяснил пират. Обычно он относился к своей внешности равнодушно, но сейчас почему то ему стало горько. Как будто, став киборгом, он утратил что то.
– Робота? – приподняла брови девушка. – Я знаю, что такое робот. Мама когда то рассказывала мне о них.
Крокс присмотрелся к палубе парусника, на которой они сейчас стояли, и увидел, что в его конструкции использованы части машин, роботов и обшивка звездолета. Так, к примеру, руль крепился длинным изогнутым распределительным валом, а мачта была накрепко соединена с днищем большим, похожим на жернов, диском от какой то устаревшей планетной машины. В одном месте в борт была вделана большая пластина из серебра, на которой вполне читались обрывки названия «...трела ...чты».
«Значит, звездолёт назывался «Стрела Мечты», – подумал пират.
– Как вас зовут? – спросил он у девушки.
– Василиса, – сказала она.
– Василиса? – переспросил капитан. – Это из земной сказки? Когда то я ее слышал.
– Вам тоже? И мне в детстве ее рассказывали, – серьезно кивнула девушка. – Наверное, меня назвали Василисой потому, что она была Премудрая и преодолевала все опасности, справлялась со всеми трудностями и в конце сказки у нее все заканчивалось хорошо.
– И у вас так будет, – сказал Крокс, уловив в ее голосе нотки сомнения.
– Пока моя сказка еще не закончилась, значит, отгадывать конец рано. Поживем – увидим, – Василиса подошла к мачте и стала расправлять свернутые паруса.
– На этой планете, кроме вас, еще много людей? – помолчав, спросил пират.
Девушка доверчиво посмотрела на него и покачала головой.
– Только одна я. Были еще мои родители, но они погибли несколько лет назад в песчаную бурю. На планете Вечных ветров – так мы ее назвали – очень часто перед сезоном дождей случаются песчаные бури.
Пират опустил голову в знак сочувствия. Особенно удивлен он не был. Пират привык, что космос всегда уносит много жизней, а освоение новых планет и того больше.
– А другие люди?
– Мы были втроем: я, мама и папа. Когда то было еще несколько семей, но они разбились, когда звездолёт потерпел крушение. Из всех уцелели только мы трое и еще две дворняжки, родители Пшика.
– Пшика? – переспросил пират.
– Вы еще с ним не знакомы, – Василиса открыла один из внутренних люков корабля и оттуда вылетела маленькая лохматая собачка. Увидев незнакомца, она озадаченно приостановилась и залилась таким звонким и яростным лаем, что ее подбрасывало, и передние лапы отрывались от корабельной палубы.
Осмелев, Пшик попытался вцепиться зубами чужаку в ногу, но едва не сломал себе зубы. Это окончательно убедило пса, что перед ним некий неодешевленный предмет, вроде железного шкафа, который каким то образом перемещается, вместо того, чтобы стоять на месте – и в этом то как раз, с его собачьей точки зрения, и был главный непорядок.
Василиса разговорилась, и вскоре капитан Крокс узнал многое о ней и о жизни на планете. Постоянного жилища у девушки не было – она скиталась по океанскому дну на своем легком паруснике, которым управляла с большим искусством. Обычно она поднимала паруса по ночам, а днем отдыхала. Питалась она простейшими растительными и животными видами. Оказалось, кроме кактусовидного кустарника, на планете сохранились и другие растения, особенно в северной части. Некоторые из них – Василиса называла их «большими шарами» – были способны запасать дождевую воду в период ливней.
– Мы их еще встретим, – сказала девушка. – Это такие большие, в несколько метров высотой, шары. В период засухи они постепенно сжимаются, но в сезон дождей разбухают до невообразимых размеров. У меня в трюме лежат несколько шаров – так что вода пока есть.
– А животные? Вы говорили тут есть еще животные... – напомнил пират.
– Большие ящерицы и черепахи. Так проще всего объяснить. На самом деле, конечно, это не ящерицы и не черепахи, а нечто совсем другое. Едва ли вы их встречали – днем они зарываются в песок, показываются из него только ночью и то не всегда.
Андрею и Лависсе надоело ждать в планетоходе возвращения Крокса. Первым терпение лопнуло у попугая, он взлетел на мачту, некоторое время изучал происходившее на палубе, а потом вернулся.
– Там какая то девушка, а с ней – лающий комок шерсти, – как заядлый сплетник сообщил попугай. – Они ведут беседу с капитаном. Видели бы вы, как он на нее смотрит...
– Как смотрит? – насторожилась Лависса.
– Ну... как будто она ящик с рубиноглазами или красивая статуя. Короче, кэп глазеет во весь свой единственный глаз... Хи хи! Но только между нами!
– Пойду посмотрю! – Лависса откинув колпак, вылезла из планетохода и направилась к паруснику.
– А тебе то что? – удивился Андрей, но она, не ответив, уже карабкалась по веревочной лестнице на борт.
– Ей до всего есть дело. Она, как я. Иногда мне кажется, что девчонка – мой птенец! – поделился с мальчиком попугай и полетел следом за Лависсой. Решив, что оставаться одному в планетоходе глупо, Андрей тоже подбежал к паруснику и забрался на палубу.

* * *

Заделав в броне последнюю дыру, Старый Шкипер осмотрел свою работу и остался доволен. Заплата была прочной и могла выдержать такие же нагрузки, как и остальная броня. Только на корпусе «Странника» появился еще один шрам.
– У Скелетона 1 очень мощные лазеры, – сказал Шкипер. – Я думал, что флагман неуязвим, но после боя его корпус напоминал решето. Было бы неплохо придумать еще какую нибудь защиту для брони – иначе следующего сражения мы не переживем.
– Этот Скелетон даже не мелькал на радарах, – обиженно добавил Грохотун. – Это нечестно – он нас колотил, как коршун утку, а сам не дал себя ни разу ударить. Я палил из всех пушек, но ни разу в него не попал.
– Чего же ты хочешь? Эта боевая модель совершеннее нас на шестьсот лет, – грустно сказал Баюн. – Между нами такая же разница, как между лучником и пушкой. Задали нам перцу к сердцу! Спасибо, хоть ноги унесли.
– Спасибо не булькает! – немедленно отозвался подошедший Грохотун.
Вспомнив, что он давно уже не связывался по лазеропередатчику с планетоходом, Баюн направился к нему. Он несколько раз передавал сигналы вызова, но передатчик молчал. Робот нянька не на шутку разволновался. Почему капитан Крокс не отвечает? Не пострадали ли дети?
– Скорее всего они в мертвой зоне для приема, – утешающе пробасил Шкипер. – Правда, Грохотун?
Но лучше бы он не спрашивал.
– Правда правда, – немедленно откликнулся рогатый робот, которому тоже захотелось успокоить Баюна. – А то, может, хлоп с обрыва и вдребезги. Лежат на песочке и не шевелятся.
– Грохотун, ты бестактная скотина! – рассердился Шкипер.
– Ты так думаешь? Нужно занести это в свою коллекцию, – заинтересовался бестолковый робот. – Так меня еще никто не называл. Кретином обзывали, ослом, болваном и идиотом, дураком во всех разновидностях...
– В каких разновидностях? – удивился Шкипер.
– В разных: дуралей, придурок, дурень, дурачина... – забубнил Грохотун.
Беспокоясь, робот нянька еще несколько раз вызвал капитана по передатчику, а потом всерьез собрался идти на помощь детям по еще различимым в песке следам планетохода, пока их совсем не занесло ветром.
Но в этот момент Грохотун, всматриваясь вдаль, удивленно продребезжал:
– Гляньте ка, к нам едет какая то штука!
Старый Шкипер пригляделся и рассмотрел белую точку паруса.
– Похоже на песчаную яхту, – сказал он. – Ну и ловко же кто то с нею управляется! Она идет со скоростью не меньше двадцати морских миль!
– Может, бабахнем ее? Там могут быть враги! – обрадовался Грохотун.
Боевой робот вытащил из звездолета лазерный пулемет и стал устанавливать его на треугольной зенитной подставке.
– Не надо! Там могут быть люди! – крикнул Баюн, и, увидев, что Грохотун уже целится, опрокинул подставку вместе с пулеметом.
– Не смей этого никогда делать! Слышишь ты? В следующий раз я разберу тебя на части и разбросаю их по песку так, что от микросхемы до микросхемы будет не меньше ста метров! – прорычал тот, схватив Баюна и подняв его над землей.
– Хорошо на того грозиться, кто угроз боится, – бесстрашно сказал робот нянька.
Он видел, что легкая парусная яхта остановилась в нескольких десятка метрах от похожей на башню громады «Звездного Странника» и бросила якорь.
– Грохотун, отставить! – рявкнул с палубы знакомый голос, и над бортом показалась голова пирата киборга.
– Это вы, капитан? А я вас чуть не шлепнул! – поразился робот. Он разжал руки, и Баюн едва не упал на песок.
– Где мои воспитанники? Вы обещали, что с ними ничего не случится! – взволнованно кричал Баюн, подбегая к паруснику.
– А с ними ничего и не случилось, беспокойный ты старик! – ответил пират, и тотчас Андрей и Лависса, перемахнув через борт, спрыгнули на песок рядом со старым роботом.
– За который палец не укуси – все больно. Я вызывал вас по передатчику несколько часов! – укоризненно сказал Баюн.
– Ничего удивительного. Передатчика с нами нет, – объяснил капитан. – У планетохода заклинило заднюю ось, и мы воспользовались песчаным кораблем Василисы. Когда починим «Странник», нужно будет забрать планетоход, пока его не занесло песком. Не знаю, что бы мы делали без Василисы.
– Василиса то, Василиса сё, все время одна Василиса, – проворчала светловолосая дочка президента. – Надоела мне она!
– А по моему она хорошая, милая и очень красивая! – возразил Андрей.
Не нужно было этого говорить, потому что терпение Лависсы истощилось.
– Ну и целуйтесь с капитаном со своей Василисой! А от меня отстаньте! – крикнула она, пнула ногой песок и ушла в «Звездный Странник».
– И что на нее нашло? Всю дорогу кипятилась, – пожал плечами мальчик.
– А кто это Василиса? – спросил Баюн. – Это ее корабль?
– Да. – сказал Андрей. – Смотри, как Василиса высоко забралась!
Робот нянька увидел на высокой мачте ловкую фигурку девушки, которая подбирала паруса. Две веревки перепутались, и усиливающийся ветер грозил сломать мачту и опрокинуть маленькую песчаную яхту, которая еле держалась на якоре.
Девушка почти закончила распутывать веревки, как вдруг ее нога потеряла опору, парус раздуло ветром, а Василиса едва не упала, повиснув на одной руке.
Капитан, коротко крикнув что то, бросился к мачте, спеша девушке на помощь, но она уже успела перехватить рею другой рукой и, закрепив парус, ловко спустилась вниз.
– Вы могли разбиться, – хрипло сказал пират. – Не стоило так рисковать!
– И что бы вы сделали, если бы я разбилась? – весело спросила Василиса. – Засунули бы меня в корпус робота, вроде вашего?
Капитан нахмурился, его человеческая щека покраснела и, пробормотав, что должен заняться ремонтом, киборг направился к «Звездному Страннику».
Девушка удивленно посмотрела ему вслед, только теперь сообразив, что обидела пирата.
– Простите! – крикнула она, стараясь догнать его. – Простите, я не хотела!
Но капитан Крокс уже собрался в звездолёт, и только на песке остались следы его крупных металлических ступней.
Тут к Василисе подошёл Баюн, и она с удивлением уставилась на старого робота с квадратной головой, антенной и речевым динамиком.
– Вы тоже робот? – спросила девушка.
– Я робот нянька, – с гордостью уточнил он. – У вас случайно нет младенчика, чтобы его понянчить?
– Младенчика? – засмеялась Василиса. – Нет, конечно.
– Жаль, – серьезно сказал Баюн. – Очень жаль.
А в это время Грохотун рассматривал девушку издали. Несмотря на свою грубость, рогатый робот был, по своему, застенчив и ему порой было проще стрелять в людей, чем с ними разговаривать.
– Грохотун, ты не находишь, что она красавица? – спросил попугай, садясь роботу на правый рог.
– Гм... – хмыкнул тот. – Я небольшой знаток девчонок. По мне так самый плохонький пулеметик лучше самой красивой девушки.
– Дурак ты! – вздохнул попугай. – А вот у меня, например, душа романтика. Порою посмотришь на что нибудь красивое, и приятно! А в другой раз посмотришь на твою ржавую голову и думаешь: до чего же она на ведро похожа!
– А ну, марш с моего рога, будильник пернатый, пока я тебя не прихлопнул вместе с твоей болтовней! – рявкнул вдруг робот.
– Не переживай, Грохотушка! Свой дурак дороже чужого умника! – крикнул попугай, взлетая с головы любителя пострелять. Эту пословицу неглупая птица явно позаимствовала у Баюна.

* * *

Вскоре наступил их второй вечер на планете Вечных Ветров. Похолодало. Андрей и Лависса включили обогрев скафандров, а Василиса достала из внутреннего отсека своей яхты теплый шерстяной плед и, закутавшись в него, подвинулась поближе к костру. Свою деревянную яхту она предусмотрительно, с помощью Старого Шкипера и Грохотуна, которые использовались в качестве тягловой силы, оставила с надветренной стороны и откатив на несколько десятков метров для того, чтобы случайно попавшие искры не прожгли паруса и не вызвали пожара.
– Это яхта – всё, что у меня есть. Это мой странствующий дом. Ее постороил еще мой отец, – сказала девушка. – Не представляю, как я смогла бы с ней расстаться.
– Я вас понимаю, – кивнул Старый Шкипер. – Для меня таким же домом всегда была «Гордость Земли». В сущности, у моряка и космического волка – много общего. Их дом там, где их корабль.
– А я, например, за оседлый образ жизни, – высказал свое мнение Баюн. – Никогда нельзя терять контакта с Землей. Только древние кочевники говорили, что их дом там, где стоит шатер и пасется конь.
– При всем том кочевники были куда ближе к Земле, чем мы сейчас. Сколько они ни странствовали, они никогда не расставались с Землей, – усмехнулся капитан Крокс.
Он сидел у костра и подбрасывал в него доски от сгнившей деревянной обшивки, которые нашел в звездолете. Весь вечер пират был особенно грустен и задумчив и только сейчас вдруг включился в разговор, точно затронули какую то струну его души.
– А вы когда нибудь были на Земле, капитан? – спросила Василиса.
Пират долго молчал, и все решили, что он не хочет отвечать, но пират сказал:
– Был ли я на Земле? Я там родился. Мои родители – сейчас, разумеется, глядя на мой роботизированный корпус, трудно поверить, что у меня существовали родители – были очень консервативными людьми и следовали устоявшимся традициям. Они оставались на Земле до последнего, до самой Галактической войны. Впрочем, я доставлял им одни неприятности. Едва закончив школу, убежал в космическое училище, а когда началась война, записался на звездный флот. Я делал кое какие успехи, и меня отправили в Москву в высшее командное училище звездных капитанов, которое находилось на Воробьевых горах, рядом с университетом. А потом начались мои скитания, но больше меня на Землю так никогда и не заносило. Теперь уж, конечно, моих родителей давно нет в живых и никто на Земле меня не ждет... Нигде не ждет, – грустно добавил капитан.
– Вы видели Москву? – поразилась Лависса.
Ей все это казалось чудом. Даже ее отец – президент Деметры – никогда не бывал в Москве, хотя ему и случалось несколько раз залетать на Землю. Рейсы звездолетов на Землю давно ограничили, чтобы корабли не сжигали своими соплами столь оберегаемую атмосферу планеты. Поэтому ближайшей перевалочной базой к Земле были Сатурн и Юпитер, а уже оттуда на Землю пассажиры доставлялись специальным экономичным космобусом, но только после специального карантина и кучи прививок от всевозможных космических вирусов.
– А как выглядит университет? – спросил Андрей. Побывав на Земле, его родители привезли массу слайдов и видеокристаллов, но они не смогли утолить и половинной доли любопытства.
– Не забывай, что я рассказываю о том, что было пятьсот лет назад, – напомнил пират. – Тогда университет выглядел примерно так: сорок этажей под землей и десять над, а сверху все обтянуто защитным куполом.
Василиса слушала рассказы о Земле с жадным любопытством. Почти вся ее жизнь прошла на планете Вечных ветров, а космос она представляла как мириады сверкавших звезд над головой.
– Мне бы тоже хотелось все это увидеть, – вздохнула она.
Крокс медленно поднял голову и посмотрел на нее.
– Нет ничего проще, – сказал он. – Как только починим корабль, мы возьмёт тебя с собой. Ты же не можешь вечно жить одна и скитаться по пескам. Это чудо, что мы нашли тебя – могли пройти столетия, прежде чем на эту планету залетел бы какой нибудь другой звездолет.
– А мой парусник? – спросила Василиса. – Мне не хотелось бы бросать его здесь. Как только представлю, что его заносит песком...
– Мы сможем взять его с собой. У нас в ангаре хватит для него места, нужно будет только размонтировать мачту, – поразмыслив, сказал пират.
Девушка подбросила в огонь полено. В сполохах пламени, отбрасывающих красноватые тени на ее лицо, оно казалось грустным.
– Я должна подумать. На этой планете прошла вся моя жизнь, и я привыкла уже считать ее своей.
– Я понимаю, к мысли о расставании нужно привыкнуть, – мягко сказал киборг. – Мы не будем тебя торопить и примем любое твоё решение.
Пират встал и, стряхнув с себя грустное оцепенение этого вечера, отправился внутрь звездолета помогать Старому Шкиперу, продолжавшему ремонт.
А остальные, за исключением, разумеется, Грохотуна и попугая, которые вскоре последовали за капитаном, еще долго сидели у гаснущего костра, говорили о Земле и о звездах.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art