Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лемони СНИКЕТ - ГАДКИЙ ГОРОДИШКО : Гл. 13

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Лемони СНИКЕТ - ГАДКИЙ ГОРОДИШКО:Гл. 13

 Глава тринадцатая

Бодлеры посмотрели на Квегмайров, а Квегмайры посмотрели на Бодлеров, и затем все пятеро посмотрели на толпу. Члены Совета Старейшин шагали все вместе, так что вороноподобные шляпы подпрыгивали враз. Миссис Морроу скандировала: «Сожжем детей! Сожжем детей!», а семейство Верхогенов с воодушевлением ей вторило. Глаза у мистера Леско горели не менее ярко, чем его факел. Не хватало только Детектива Дюпена, которого дети думали увидеть во главе толпы. Вместо него шествие возглавляла шагавшая в своих блестящих черных сапогах Капитан Люсиана, скаля ярко-красный рот из-под забрала. Одной рукой в белой перчатке она сжимала нечто закутанное в покрывало, другой указывала на оцепеневших от ужаса детей.
- Вот они! - крикнула Капитан Люсиана, указывая рукой в белой перчатке на оцепеневших в ужасе детей. - Теперь они не уйдут!
- Она права! - воскликнул Клаус. - Нам уже не спастись!
- Машина! - взвизгнула Солнышко.
- Никаких признаков бога из машины, Солнышко, - сказала Вайолет, и глаза ее наполнились слезами. - Не думаю, чтобы сейчас вдруг пришла какая-то помощь.
- Машина! - упрямо повторила Солнышко и показала на небо. Старшие отвели взгляд от приближающейся толпы и посмотрели вверх, и там увидели самый гигантский deus ex machina, какой им приходилось встречать. Прямо у них над головой летел автономный летучий дом, являя собой невиданное зрелище. Хотя изобретение, находясь в мастерской, казалось чудесным, сейчас оно и вовсе казалось чудом. Даже разъяренные жители Г.П.В. на минуту прекратили погоню, чтобы полюбоваться этим потрясающим зрелищем. Автономный летучий дом был такой огромный, как будто с места снялся целый коттедж и, покинув родные места, парил в воздухе. Двенадцать корзин были соединены друг с другом и казались группой паромов, густо оплетенных трубами, трубками и проводами. Над корзинами плыли несколько воздушных шаров зеленого цвета разных оттенков. Теперь, наполненные воздухом, они напоминали плавучий сбор яблок с целого сада. Эти спелые, налитые яблоки поблескивали в предвечернем свете. Все механические детали работали на полную мощность, сверкали огоньки, вращались шестерни, тихонько звенели колокольчики, из кранов капало, жужжали шкивы, и сотни других приборов действовали одновременно, но, что самое удивительное, - весь целиком автономный летучий дом плыл тихо, словно облако. В тот момент, когда летающий аппарат начал снижаться, в тишине раздался торжествующий голос Гектора:
- Я тут! - Он стоял в корзине управления. - Вот и мы, точно гром среди ясного неба! Вайолет, твои поправки действуют замечательно. Лезьте наверх, и мы улетим из этого скверного города. - Он щелкнул ярко-желтым выключателем, и над тем местом, где стояли дети, стала раскручиваться длинная веревочная лестница. - Поскольку летучий дом - автономный, - пояснил Гектор, - он не рассчитан на посадку, вам придется карабкаться по этой лестнице.
Дункан поймал ее за нижнюю ступеньку и держал, пока Айседора забиралась наверх.
- Я - Дункан Квегмайр, - быстро представился он, - а это моя сестра Айседора.
- Да, Бодлеры мне рассказывали, - отозвался Гектор. - Я рад, что вы тоже полетите с нами. Как всем механическим устройствам, для управления автономным летучим домом требуется несколько человек.
- Ага! - крикнул мистер Леско, когда Айседора быстро стала взбираться наверх, а Дункан последовал за ней. Толпа перестала глазеть на deus ex machina и снова двинулась к детям. - Я так и знал, что это механическое устройство! Меня всякими кнопками да рычагами не обманешь!
- Как ты мог, Гектор! - упрекнул его Старейшина. - Согласно правилу номер шестьдесят семь, ни один горожанин не имеет права создавать механические устройства или пользоваться ими.
- Его тоже сожжем на костре! - крикнула миссис Морроу. - Кто-нибудь! Принесите еще хворосту!
Гектор набрал воздуху в легкие и крикнул толпе без малейших признаков робости в голосе.
- Никого не сожгут на костре! - заявил он решительно, когда Айседора как раз долезла доверху и присоединилась к Гектору в корзине управления. - Сжигать людей на костре - омерзительное занятие!
- Омерзительно твое поведение! - громко крикнул еще один Старейшина. - Дети убили Графа Олафа, а ты создал механическое устройство - вы все нарушили очень важные правила!
- Я не хочу жить в городе, где так много правил, - тихим голосом ответил Гектор. - И потом, тут так много ворон. Я улетаю отсюда и забираю с собой этих детей. Бодлерам и Квегмайрам пришлось пережить тяжелое время после смерти родителей. Город Почитателей Ворон должен был заботиться о них, а не обвинять в преступлениях и гнаться за ними по улицам.
- Но кто же будет делать для нас черную работу? - возмутился еще один Старейшина. - Кафе забито грязными вазочками из-под мороженого в горячем шоколаде.
- Будете делать черную работу сами, - ответил мастер, перегибаясь через борт и втаскивая Дункана в корзину. - Или делайте это по очереди, по справедливому расписанию. Ведь афоризм гласит: «Чтобы вырастить ребенка, целый город нужен», а не «Трое детей обязаны убирать за целым городом». Бодлеры, поднимайтесь наверх. Скорее покинем этих ужасных людей.
Бодлеры улыбнулись друг другу и начали взбираться по веревочной лестнице: Вайолет - первая, сжимая изо всех сил шершавые веревки, Клаус и Солнышко - вплотную за ней. Гектор повернул какую-то рукоятку и поднял летучий дом повыше, прежде чем горожане добежали до нижнего конца лестницы.
- Они удирают! - закричала одна из Старейшин, и ее вороноподобная шляпа закачалась от возмущения. Женщина подпрыгнула, пытаясь ухватиться за лестницу, но Гектор успел сманеврировать, так что летучее изобретение оказалось вне досягаемости. - Нарушители улетают! Капитан Люсиана, сделайте что-нибудь!
- И сделаю, будьте уверены, - со злобой откликнулась Капитан Люсиана и сбросила покрывало с предмета, который держала в руках. Бодлеры, добравшиеся до середины лестницы, посмотрели вниз и увидели большую, зловещего вида вещь с красным спусковым крючком и четырьмя длинными острыми гарпунами. - Не только у тебя есть механическое устройство! - крикнула она Гектору. - Мой дружок подарил мне особое ружье. В нем четыре гарпуна. Отлично будет стрелять по шарам!
- Ох, нет, нет! - Гектор заглянул через борт вниз, на карабкающихся по лестнице детей.
- Поднимай автономный летучий дом выше, Гектор! - закричала Вайолет. - Мы будем продолжать карабкаться.
- Наша Начальник Полиции использует механическое устройство?! - с изумлением воскликнула миссис Морроу. - Значит, она тоже нарушает правило номер шестьдесят семь!
- Представителям закона можно нарушать правила, - отозвалась Люсиана, целясь в летучий дом. - И потом, это исключительный случай. Нужно во что бы то ни стало заставить убийц спуститься.
В толпе началось замешательство, но Люсиана, улыбнувшись накрашенным ртом, нажала спусковой крючок, последовал резкий «щелк», а за ним громкое «вж-ж-ж!» - и один из гарпунов полетел прямо в гекторовское изобретение, но Гектору удалось проделать ловкий маневр, так что гарпун попал не в шар, а в металлический бак, висящий на боку одной из корзин, и проделал в нем большую дыру.
- Черт! - не выдержал Гектор, когда из дыры хлынула струя красноватой жидкости. - Там у меня был запас клюквенного сока! Бодлеры, торопитесь! Если она нанесет какой-то серьезный урон, мы все обречены!
- Мы торопимся как можем! - крикнул Клаус, но оттого, что Гектор взмыл еще выше, веревочная лестница так закачалась, что о быстром темпе не могло быть и речи.
Щелк! Вж-ж-ж! Второй гарпун взвился в воздух и поразил шестую корзину, отчего на землю посыпалось облако коричневой пыли, а вслед за тем - тоненькие металлические трубочки.
- Она попала в запас непросеянной пшеничной муки! - крикнул Гектор. - И в ящик с запасными батарейками!
- Сейчас я попаду в шар! - закричала Капитан Люсиана. - Сразу все окажетесь на земле, и мы вас всех сожжем на костре!
- Капитан Люсиана, - подал голос один из Старейшин, стоящий в толпе, - я не думаю, что вы имеете право нарушать правило, когда ловите тех, кто нарушает правила. Это лишено смысла.
- Правильно, правильно! - крикнул горожанин с другого фланга. - Почему бы вам не убрать гарпунное ружье? А после этого мы бы пошли в ратушу и устроили собрание Совета.
- Устраивать собрания неэтично! - послышался голос. Раздался грохот, как будто надвигалась еще одна громадная ягода, толпа расступилась, и сквозь толпу проехал Детектив Дюпен на мотоцикле, тоже лазурном под цвет пиджака. На лице его, наполовину закрытом темными очками, виднелась торжествующая улыбка, его голая грудь раздувалась от гордости.
- Как?! Детектив Дюпен тоже использует механическое устройство? - изумился Старейшина. - Не можем ведь мы сжигать на костре всех подряд.
- Дюпен не гражданин Г.П.В., - возразил другой Старейшина, - значит, он не нарушает правило номер шестьдесят семь.
- Но он едет прямо на людей, - сказал мистер Леско, - и он без шлема. Не очень-то он благоразумно себя ведет, точно могу сказать.
Детектив Дюпен пропустил мимо ушей возмущенное замечание мистера Леско относительно неправильной езды на мотоцикле и затормозил рядом с Капитаном Люсианой.
- Неэтично опаздывать. - Он щелкнул пальцами. - Но я покупал сегодняшний выпуск «Дейли пунктилио».
- Ваше дело не газеты покупать, - сказал один из Старейшин, неодобрительно тряся вороньей шляпой. - Ваше дело - ловить преступников.
- Правильно, правильно! - послышались голоса. В целом решительности у толпы явно поубавилось. Все-таки трудно быть разъяренным в течение всей второй половины дня. По мере того как ситуация усложнялась, жители Г.П.В. несколько растеряли свою кровожадность. Кое-кто даже опустил тяжелый факел, устав держать его все время кверху.
Но Детектив Дюпен не обратил внимания на такую перемену в настроении толпы.
- Оставьте меня в покое, болван в вороньей шляпе, - сказал он Старейшине и щелкнул пальцами. - А вот стрелять этично, Капитан Люсиана.
- Еще бы, - отозвалась Люсиана и задрала голову кверху, чтобы снова прицелиться. Однако автономный летучий дом был уже не одинок в небе. Из-за всей суматохи никто не заметил, что день подошел к концу, вороны Г.П.В. покинули центр и начали описывать круги перед тем, как отправиться ночевать на Дерево Невермор.
Вороны все прибывали, за несколько секунд небо закрыли тысячи и тысячи черных бормочущих птиц. Капитан Люсиана уже не видела Гектора и его изобретение. Гектор не видел Бодлеров. А Бодлеры Не видели вообще ничего. Веревочная лестница оказалась как раз на пути мигрирующих ворон, и дети попали в плотное окружение ворон Г.П.В. Птицы задевали их крыльями, перья запутывались в веревочной лестнице, и троице оставалось только держаться за лестницу как можно крепче.
- Бодлеры! - позвал их сверху Гектор. - Держитесь как можно крепче! Я собираюсь подняться еще выше, чтобы оказаться над воронами.
- Нет! - выкрикнула Солнышко, желая сказать нечто вроде «Не уверена, что это разумно, нам не уцелеть, если мы упадем с такой высоты».
Но Гектор не расслышал ее из-за нового щелк и вж-ж-ж! Бодлеры ощутили, что лестница резко дернулась, а потом закрутилась в густом от ворон воздухе с головокружительной быстротой. Тройняшки Квегмайры выглянули из корзины управления и сквозь толпу мигрирующих ворон заметили, что дело приобретает очень скверный оборот.
- Гарпун угодил в лестницу! - в отчаянии крикнула сверху Айседора своим друзьям. - Веревка разматывается!
И так оно и было. Поскольку вороны уже рассаживались по ветвям Дерева Невермор, небо над Бодлерами немного прояснилось, и они смогли разглядеть верхушку лестницы. В одной их толстых веревочных прядей они со страхом увидели торчащий гарпун, и в этом месте веревка медленно расплеталась. Это напомнило Вайолет, как, будучи совсем ребенком, она упросила маму заплести ей волосы в косы, чтобы походить на знаменитого изобретателя, чья фотография попалась ей в каком-то журнале. Несмотря на все материнские усилия, косы не желали сохранять свою форму и расплетались, как только их завязывали на концах лентами. Пряди волос медленно выкручивались из заплетенной косы, как сейчас выкручивались пряди веревки из веревочной лестницы.
- Лезьте скорей! - завопил Дункан. - Скорей!
- Нет, - тихим голосом сказала Вайолет, и повторила это слово еще раз, чтобы брат с сестрой расслышали ее. Все больше и больше ворон громоздились на дереве, и ничто не мешало Клаусу с Солнышком разглядеть хмурое лицо с отчаянием глядевшей на них Вайолет. - Нет. - Старшая из Бодлеров бросила еще один взгляд на разматывающуюся веревку и поняла, что им не долезть до корзины гекторовского автономного летучего дома. Это было так же невозможно, как пытаться заплести ей косы. - Ничего не выйдет. Если мы полезем дальше, мы скоро упадем и разобьемся насмерть. Остается спуститься вниз.
- Но... - начал было Клаус.
- Нет, - повторила Вайолет, и по щеке у нее скатилась слеза. - Ничего не выйдет, Клаус.
- Иойл! - выкрикнула Солнышко.
- Нет, - еще раз сказала Вайолет и посмотрела младшим Бодлерам прямо в глаза.
На миг все трое испытали чувство разочарования и отчаяния от того, что не могли присоединиться к своим друзьям, а потом начали спускаться по раскручивающейся лестнице сквозь полчища ворон, летящих в сторону Дерева Невермор. Когда Бодлеры спустились вниз на девять ступенек, веревка окончательно расплелась и дети приземлились на плоскую равнину несчастные, но невредимые.
- Гектор, опускайте ваше изобретение вниз! - крикнула Айседора. Снизу голос ее был едва слышен. - Мы с Дунканом перегнемся за борт и устроим живую лестницу. Еще есть время поднять Бодлеров!
- Не могу, - печально ответил Гектор, глядя вниз на Бодлеров, которые как раз поднялись на ноги и выпутывались из свалившихся веревок, а к ним, хлопая пластиковыми подошвами, уже шагал Детектив Дюпен. - Корабль не рассчитан на посадку.
- Должен же быть какой-то выход! - закричал Дункан.
Но автономный летучий дом как раз сделал рывок вверх.
- Мы можем залезть на Дерево Невермор, - предложил Клаус, - и с верхних веток запрыгнуть в корзину управления.
Вайолет покачала головой.
- Большая часть Дерева уже закрыта воронами, - возразила она, - да и летучий дом летит слишком высоко. - Она подняла лицо кверху и приставила ко рту ладони рупором, чтобы ее услышали друзья там, наверху. - Сейчас нам до вас не добраться! - крикнула она. - Мы постараемся догнать вас позже!
До них долетел голос Айседоры, такой тихий, что они еле расслышали ее слова из-за бормотанья устраивавшихся на ночлег ворон.
- Как вы сможете догнать нас позже? Мы уже высоко.
- Не знаю! - ответила Вайолет. - Но, обещаю, мы найдем способ!
- А пока получайте вот это! - крикнул сверху Дункан, и Бодлеры разглядели в руках у тройняшек их записные книжки, которые брат с сестрой высунули за борт. - Здесь все, что мы узнали про злодейский план Графа Олафа, и про тайну букв Г.П.В. и про убийство Жака Сникета. - И без того еле слышный голос Дункана задрожал, и Бодлеры поняли, что друг их плачет. - Это самое большее, что мы можем сделать!
- Подберите книжки, Бодлеры! - закричала Айседора. - Может, когда-нибудь встретимся!
Тройняшки Квегмайры бросили за борт записные книжки и крикнули Бодлерам: «До свидания!», но их прощальный возглас заглушили новое щелк! и новое вж-ж-ж! - это Капитан Люсиана выстрелила четвертым гарпуном. И с сожалением должен сказать, что долгая практика принесла свои плоды: гарпун попал именно туда, куда Люсиана и метила: острый гарпун, просвистев в воздухе, пронзил даже не одну, а обе записные книжки насквозь. Послышался громкий треск рвущихся обложек, и по воздуху разлетелись белые листки. Они заметались во все стороны, куда их с шуршанием отбрасывали крылья летящих ворон. Квегмайры издали отчаянный вопль и попытались крикнуть напоследок что-то важное, но гекторовский автономный летучий дом уже поднялся на такую высоту, что до Бодлеров донеслось только слабое «волонтер...», а затем летучий дом взмыл еще выше, и больше сироты уже ничего не слышали.
- Теспер! - выкрикнула Солнышко, что означало «Попробуем собрать как можно больше листков!».
- Если «теспер» означает «все пропало», тогда, значит, девчонка не так уж глупа, - проговорил Детектив Дюпен. Он как раз подошел к Бодлерам. Расстегнув пиджак и еще больше обнажив бледную волосатую грудь, он достал из внутреннего кармана сложенную газету и посмотрел с высоты своего роста на детей с таким видом, как будто это были три жука, которых он собирался раздавить. - Я подумал, что вам захочется прочитать «Дейли пунктилио». - Он развернул газету и показал заголовок: «Бодлеровские сироты на свободе!», что в данном случае означало «не в тюрьме». Под заголовком виднелись рисунки, изображавшие лица всех трех Бодлеров.
Детектив Дюпен снял темные очки, так как они мешали ему читать в угасающем свете.
- «Полиция пытается поймать Веронику, Клайда и Сьюзи Бодлер, - прочел он вслух, - которые бежали из тюрьмы Города Почитателей Ворон, куда их посадили за убийство Графа Омара».
Детектив Дюпен улыбнулся гадкой улыбкой и бросил газету на землю.
- Некоторые имена, конечно, перепутаны, - добавил он, - но всем свойственно ошибаться. Завтра, естественно, тоже выйдет специальный выпуск, и уж я постараюсь, чтобы все детали того, как Детектив Дюпен сверхэтично задержал общеизвестных Бодлеров, были переданы правильно. - Дюпен низко пригнулся к детям, так что они почуяли запах сэндвича с яичным салатом, который он ел за ланчем. - Само собой, - добавил он тихо, так чтобы его слышали только дети, - один из Бодлеров сумеет в последнюю минуту сбежать и будет жить у меня, пока наследство не станет моим. Вопрос о том, который Бодлер? Вы до сих пор не сообщили мне ваше решение.
- Мы не собираемся занимать наши мысли подобной идеей, Олаф, - с горечью сказала Вайолет.
- О нет! - вдруг вскричал один из Старейшин, показывая куда-то в сторону горизонта. Там, на фоне заката, Бодлеры увидели какой-то узкий длинный предмет, торчащий над землей, и порхающие над ним странички записных книжек. Это был последний гарпун Люсианы и кроме записных книжек он проткнул кое-что еще: пригвожденная к земле лежала одна из ворон Г.П.В., разевая от боли клюв.
- Вы нанесли вред вороне! - Миссис Морроу в ужасе уставилась на Капитана Люсиану. - Вы нарушили правило номер один. Самое главное правило!
- Подумаешь, это всего лишь глупая ворона. - Детектив Дюпен повернулся лицом к потрясенным горожанам.
- Глупая ворона?! - повторил Старейшина, тряся в гневе вороноподобной шляпой. - Глупая ворона? Детектив Дюпен, здесь Город Почитателей Ворон и...
- Стойте! - раздался вдруг из толпы голос. - Глядите! У него только одна бровь!
Детектив Дюпен, снявший темные очки, когда читал газету, сунул руку в карман пиджака и снова их надел.
- Мало ли у кого одна бровь, - сказал он, но толпа не обратила внимания на его слова, так как психология толпы брала верх.
- А ну-ка пусть снимет башмаки! - крикнул мистер Леско, и одна из Старейшин, опустившись на колени, ухватила Дюпена за ногу. - Если у него есть татуировка, мы сожжем его на костре!
- Правильно, правильно! - одобрила часть горожан.
- Обождите! - Капитан Люсиана положила ружье и в замешательстве оглянулась на Дюпена.
- И Капитана Люсиану тоже сожжем! - крикнула миссис Морроу. - Она ранила ворону!
- Зря мы, что ли, зажигали факелы! - закричал один Старейшина.
- Правильно, правильно!
Детектив Дюпен открыл рот, чтобы заговорить, и дети поняли, что он лихорадочно думает, как бы одурачить горожан Г.П.В. Но тут же он закрыл рот и лягнул Старейшину, которая держалась за его башмак. Толпа ахнула, со Старейшины слетела шляпа, сама она повалилась на землю, но не выпустила из рук дюпеновский башмак.
- У него там татуировка! - завопил один из Верхогенов, показывая пальцем на глаз, вытатуированный на левой щиколотке Детектива Дюпена, или, правильнее сказать, Графа Олафа. Граф Олаф с ревом бросился к мотоциклу и завел мотор.
- Прыгай, Эсме! - крикнул он Капитану Люсиане. Начальник Полиции улыбнулась и сняла шлем. Бодлеры увидели, что это и впрямь Эсме Скволор.
- Это Эсме Скволор! - закричал один Старейшина. - Она была шестым по важности финансовым городским советником, но сейчас она заодно с Графом Олафом!
- Я слыхала, что эта парочка встречается! - с ужасом прибавила миссис Морроу.
- Да, встречаемся! - хвастливо заявила Эсме. Она села на мотоцикл позади Олафа и швырнула шлем на землю, показывая, что соображения безопасности волнуют ее не больше, чем благополучие ворон.
- Пока, Бодлеры! - крикнул Граф Олаф, пуская мотоцикл сквозь рассерженную толпу. - Скоро я вас найду, если вас раньше не сцапает полиция!
Эсме хихикнула, и мотоцикл с ревом умчался по плоской равнине со скоростью, вдвое превышающей допустимую законом, так что в одно мгновение мотоцикл превратился в такое же пятнышко на горизонте, как и автономный летучий дом в небе. Толпа с разочарованием глядела вслед обоим негодяям.
- Нам их не догнать. - Одна из Старейшин нахмурила брови. - Во всяком случае без механического устройства.
- Ну и пусть, - отозвалась другая. - У нас есть дела поважнее. Скорее идемте все. Срочно несем ворону в ветеринарную клинику.
Бодлеры в изумлении переглянулись, когда горожане Г.П.В. осторожно вытащили из вороны гарпун и понесли ее в город.
- А нам что делать? - сказала Вайолет. Она обращалась к брату и сестре, но один из членов Совета услыхал ее и обернулся.
- Оставайтесь здесь, - приказал он. - Хотя Граф Олаф со своей бессовестной подружкой удрали, но вы-то все равно преступники. Мы вас сожжем на костре, как только вороне будет оказана медицинская помощь.
Старейшина поспешил вдогонку толпе, несшей ворону, и через минуту дети остались одни на плоской равнине в обществе шелестящих страничек из квегмайровских записных книжек.
- Давайте собирать, - сказал Клаус, нагибаясь и поднимая сильно пострадавшую страницу. - Они - наша единственная надежда на то, чтобы разгадать тайну букв Г.П.В.
- И победить Графа Олафа, - добавила Вайолет, шагнув к кучке листков, сбившихся вместе.
- Фелон! - заметила Солнышко, ползя за страничкой, на которой мелькнула нарисованная карта. Солнышко хотела сказать «И доказать, что мы не убийцы!».
Дети остановились, увидев валявшуюся на земле «Дейли пунктилио». На них из-под заголовка «Бодлеровские сироты на свободе» глядели собственные лица. Однако дети не чувствовали себя на свободе. Они чувствовали себя очень маленькими, оказавшись в одиночестве на пустынной окраине Г.П.В. и гоняясь за немногими уцелевшими страничками из записных книжек Квегмайров. Вайолет удалось поймать шесть страниц, Клаусу - семь, а Солнышко ухитрилась схватить девять, но многие из страниц оказались либо рваными, либо пустыми, либо смятыми ветром.
- Мы рассмотрим их позже. - Вайолет сложила страницы вместе и перевязала пачку своей лентой. - Отсюда надо скорее уходить, пока толпа не вернулась.
- Куда же мы пойдем? - задал вопрос Клаус.
- Бурб, - ответила Солнышко, желая сказать «Куда угодно, только прочь из этого города».
- И кто там о нас будет заботиться? - Клаус посмотрел вдаль, на пустынный горизонт.
- Никто, - отозвалась Вайолет. - Придется самим о себе позаботиться. Надо стать автономными.
- Как летучий дом, работающий на принципе нагретого воздуха, - добавил Клаус, - который перемещается и существует самостоятельно.
- Как я, - заявила Солнышко и неожиданно встала на ноги. Вайолет и Клаус ахнули от удивления, когда их младшая сестра сделала первые неуверенные шаги. Они пошли с ней рядом, готовые подхватить ее, если она не удержится на ногах.
Но Солнышко не упала. Она сделала еще несколько самостоятельных, автономных, шагов, а потом все трое стали рядышком и их длинные тени вытянулись перед ними на пустынной равнине, освещенной последними закатными лучами. Бодлеры посмотрели вверх и увидели крохотное пятнышко далеко и высоко в небе, где отныне Квегмайрам предстояло жить в безопасности вместе с Гектором. Потом они посмотрели вдаль, на равнину, по которой Граф Олаф умчался с Эсме Скволор, чтобы собрать своих сообщников и состряпать новый злодейский план. Дети оглянулись на Дерево Невермор, на котором с бормотаньем рассаживались вороны Г.П.В., готовясь провести там ночь, а потом они представили себе окружающий их мир и то, как в каждой семье скоро прочтут все про трех сирот в специальном выпуске «Дейли пунктилио». Бодлерам подумалось, что обо всех существах в мире кто-то заботится - обо всех, кроме них.
Но разумеется, дети могли заботиться друг о дружке, как заботились до сих пор, с того ужасного дня на пляже. Вайолет, Клаус и Солнышко обменялись взглядом и сделали глубокий вдох, собирая все свое мужество, чтобы встретить удары грома среди ясного неба, которые, как они догадывались (и догадывались, увы, справедливо), поджидали их впереди. А затем автономные, иначе говоря, самостоятельные бодлеровские сироты сделали первые свои шаги вон из города, в сторону последних лучей заходящего солнца.

Телеграфная компания Вестерн Плюнион
Телеграмма от Л.С. за счет издательства Харперколлинз

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art