Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иван Путилин - 40 лет среди грабителей и убийц : Роковая поездка

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Иван Путилин - 40 лет среди грабителей и убийц:Роковая поездка

  Это было в 1868 году, 22 июля. В управление сыскной полиции поступило
сообщение, что в парке, принадлежащем графине Кулешовой, близ станции Лигово
найден труп зарезанного человека. Тотчас по получении уведомления о страшной
находке на место происшествия отбыли следственные власти.
Труп был почти наполовину завален хворостом, мелкими древесными сучьями и
лесным мусором. Очевидно, убийца или убийцы желали наскоро спрятать
несчастную жертву от взоров людей. Когда весь мусор сбросили с покойного,
глазам властей предстала страшная картина. На спине, лицом кверху, лежал
человек высокого роста, средних лет, с курчавой бородкой. Одет он был чисто,
прилично, по-мещански. Хорошие высокие сапоги, брюки, суконный пиджак,
жилет. Голова его была судорожно запрокинута, лицо искажено страданием, рот
широко открыт. Глаза тоже были открыты. В них застыло выражение ужаса. Шея
представляла из себя как бы широкую красную ленту. Большая широкая рана
зияла на горле. Грудь, руки, даже ноги - все было залито запекшейся кровью.
Все невольно попятились от трупа - впечатление, которое он производил, было
более чем тяжелое. Особенно жутко и неприятно было от выражения глаз. Они,
казалось, хотели передать весь ужас и всю муку, которые пришлось испытать
бедному страдальцу.
Даже привыкший к тягостным зрелищам доктор, и тот не выдержал. Его
передернуло, и он отрывисто пробормотал:
- Экие звери, что с человеком сделали! Без сомнения,- заключил тут
доктор,- этого человека убили без борьбы, без сопротивления с его стороны.
Если бы он боролся, защищался, дело не обошлось бы без ссадин, синяков и
иных наружных повреждений. На него, по-видимому, напали врасплох и одним
сильным и резким ударом ножа перерезали горло. Смерть должна была
последовать почти моментально.
- Вы думаете, убийц было несколько? - спросил следователь.
Но прежде чем на этот вопрос ответил доктор, агент сыскной полиции,
внимательно осматривавший место убийства, заметил:
- Да, без сомнения, их было несколько. Смотрите, как смята здесь трава.
- Кроме того,- добавил доктор,- судя по наружности, убитый должен был
обладать большой физической силой. Вряд ли на него рискнул напасть один
человек...
Осмотр одежды убитого дал важную и ценную улику. Оказалось, что с
внутренней стороны его брюк было что-то срезано и, очевидно, тем же ножом,
которым был зарезан убитый, так как на месте среза ясно виднелись кровавые
пятна. Что именно было пришито к брюкам убитого, определить, конечно, не
представлялось возможным, но это могли быть или внутренний потайной мешочек,
или сумка, словом, какое-нибудь хранилище денег, ценных бумаг, документов.
Становилось очевидным, что несчастный был убит с целью ограбления.
Дальнейшее расследование, которое повелось энергично, увы, пролило
немного света на это кровавое дело. Прежде всего, конечно, приняли меры к
выяснению личности убитого. С этой целью были произведены опросы по домам
всего Петербурга, и вскоре обнаружилось, что по Забалканскому проспекту, из
квартиры зажиточной немки, сдававшей комнаты внаем, неизвестно куда скрылся
жилец, отставной унтер-офицер Шахворостов. Бросились туда, привели
квартирную хозяйку к убитому. В нем она признала своего жильца.
Стали наводить справки о зарезанном Шахворостове. Розыски дали только
следующие сведения: отставной унтер-офицер Шахворостов был холостым, жил
один. На постоянном месте он не служил, занимался разными делами. Среди этих
дел были частью подряды, частью комиссионерство. Слыл за человека с хорошими
деньгами, жизнь вел трезвую, степенную.
- Кто чаще всего бывал у покойного? - допытывались у квартирной хозяйки.
- А мало ли кто к нему ходил,- отвечала она.- Человек он был замкнутый,
скрытный. Ни о чем лишнем разговаривать не любил.
Как мы ни бились, следствие не подвигалось ни на шаг. Прошло около
полутора лет, а убийцы так и не были обнаружены и гуляли на свободе.

* * *

Наступил январь 1871 года. В первых числах этого месяца вспомнил о
злосчастном деле Шахворостова и отдал приказ одному из агентов возобновить
розыски. На этот раз эти розыски дали блестящие результаты.
В одном из темных притонов, посещаемых особенно охотно столичным
подозрительным людом, случайно находился и один из наших агентов. За
несколько дней до этого произошло ограбление купца, и агенты выслеживали
преступников по всем злачным местам. Вдруг до слуха агента, сидевшего
переодетым за одним из столиков, донесся разговор двух субъектов, пивших
пиво.
- Да, братец, такова-то оказалась его благодарность... Вчера я опять
пристал к нему. Дай, говорю, Иван Васильевич, рубликов хоть двадцать, потому
я без места. А он швырнул мне тридцать пять копеек, как собаке, и отвечает:
"Доколе сосать вы, ироды, из меня соки будете?" Это его-то я сосу? Ты
примерно-то рассуди: тридцать тысяч на этом деле он заработал. Ведь мне
Спиридонов говорил, что в сумке больше тридцати одной тысячи оказалось!
Агент насторожился. Слово "сумка" его особенно поразило. Он впился
глазами в говорившего. Это был парень средних лет, прилично одетый, с
типичным кучерским лицом. Волосы курчавые, пушистые, остриженные "под
скобку", густые пушистые усы.
- А ты бы ему пригрозил, коли, мол, как следует не поделишься, все
открою, донесу.
- И то, братец, говорил я ему, а он только смеется:
"Что же,- говорит,- донеси, вместе по Владимирке пойдем, веселей будет".
Через несколько минут собеседник субъекта с кучерской внешностью куда-то
исчез, остался только один, обиженный и обойденный в дележке. Агент быстро
вышел, привел наружную полицию и немедленно арестовал неизвестного.
В три часа ночи неизвестный был доставлен в управление сыскной полиции.
На другой день, десятого января, он был допрошен. Сначала он отпирался, плел
нечто несуразное, потом наотмашь перекрестился и начал свою
исповедь-покаяние. На вопрос: "О каком тайном преступлении беседовал с
приятелем в притоне?" - он ответил:
- Грех это - убийство Шахворостова. Только я-то сам не убивал его...
В ходе допроса выяснилось, что его зовут Тимофеем Шаровым, он
кронштадтский мещанин, в Петербурге живет почти двадцать лет. Сначала служил
кучером у Мятлевых, потом поступил к генералу Лерхе и, наконец, к Татищеву.
У Татищева вторым кучером служил Спиридонов. В один грустный для них день и
Шаров, и Спиридонов были уволены от должности кучеров вследствие пропажи
кучерской одежды.

* * *

- Отойдя от места,- продолжал свой рассказ Шаров,- поселились мы в том же
доме Раудзе, на квартире у Прасковьи Тимофеевой. В этом доме находилось
питейное заведение, которое содержал Бояринов, а работал в заведении его
зять, крестьянин Иван Васильевич Калин. Подручным у него был Егор Денисов.
Мы со Спиридоновым частенько захаживали в заведение. Только раз Спиридонов
мне и говорит: "Сделай милость, достань дурману, необходимо нам..." "Зачем?"
- спрашиваю его. "А затем,- говорит Спиридонов,- что Иван Васильевич хочет
напоить им одного недруга своего, а потом, когда тот очумеет, дать ему
основательную трепку". Он мне все объяснил, оказывается, что какой-то
богатый деляга-парень, Шахворостов, взял у Ивана Васильевича сто рублей за
то, что приищет ему подходящее помещение под питейное заведение, а сам
никакого помещения не нашел, да и деньги назад не возвратил. Вскипел,
значит, дай, дескать, проучу Шахворостова.
- Ну и что же, достал ты дурман? - спросил я Шарова.
- Как же, достал. Отправился к коновалу Кавалергардского полка. Дал он
мне сонного зелья, а я доставил его Ивану Васильевичу. Тот стал, значит,
пробу делать. Настоял водки и дал Спиридонову выпить рюмочку. Выпил
Спиридонов и ушел домой. Наутро, глядь, приходит к нам и говорит: "Ну
братцы, ни черта не стоит ваш дурман. Не действует! Я как лег, так и
встал..." Иван Васильевич на меня пенять стал. "Какой же это,- говорит,-
дурман? Что же я таким зельем поделаю с Шахворостовым?
- Скажи,- спросил я у Шарова,- а почему Калин так упорно желал одурманить
Шахворостова? Действительно ли для того, чтобы только "поучить" его, или же
для какой-либо иной цели? Ну, например, для того чтобы его ограбить?
- Не знаю точно, но так полагаю, что и на его деньги, может, зарился,
потому покойный Шахворостов слыл в больших деньгах.
- Так, стало быть, вы попросту убить и ограбить его желали? - строго
спросил я.
Шаров помолчал.
- Да, не буду таиться... Действительно, когда не удалось нам опоить
зельем Шахворостова, стали мы подумывать, каким иным способом порешить с ним
и ограбить его. И, мой грех, я первый надоумил компанию нашу так поступить:
заманить Шахворостова в местность Мятлевских дач, а там его и убить.
- И вы так и сделали?
- Так и сделали.

* * *

Раз как-то зашел в питейное заведение покойничек. Мы четверо: я, Иван
Васильевич Калин, Спиридонов и подручный Егор Денисов начали предлагать ему
место, говоря, что близ Мятлевских дач, в Лиговском парке, требуется,
дескать, человек опытный, знающий, для присмотра за рабочими. Жалованье
чудесное дадут. Разгорелись глаза у Шахворостова. "Что ж,- говорит,- братцы,
я согласен. Поедемте, вот только домой за аттестатами схожу". И ушел. А мы
радоваться зачали. Вот, когда, мол, попался ты на удочку! Это почище дурману
будет! Вернулся скоро Шахворостов. Отправились мы все на Петергофский вокзал
и поездом в десять часов утра поехали в Лигово. Я поехал в другом вагоне, а
Шахворостов ехал вместе с Калиным, Спиридоновым и Денисовым.
- Почему же ты ехал отдельно?
- Чтобы не попадаться на глаза Шахворостову,- ответил Шаров.- Он, так вам
скажу, недолюбливал меня, подозрительно ко мне относился...
- Что же, вооружены чем-нибудь вы были?
- У Ивана Васильевича Калина нож был. Когда Шахворостова пригласили ехать
в Лигово, он вынул нож складной, с черным черенком, и остро-преостро наточил
его на бруске. Все о ноготь свой пробовал, остро ли нож режет...
Когда приехали мы в Лигово, то они повели Шахворостова к Кушелевой даче.
Я же, хоронясь, издали за ними следовал. Смотрю, повернули они в лес... Я
тайком за ними. Прошло примерно минуты две. Вдруг страшный крик. Хоть и
ожидал я такое окончание дела, а все же, поверите, от этого крика словно
очумел. Так жалостно закричал Шахворостов, ну вот, словно из него жилы
вытягивали! Прибежал, смотрю. Лежит это Шахворостов уже убитый, зарезанный,
а кровь из раны так и льет. Руками-то, бедняга, еще как будто землю роет, а
Иван Васильевич, Спиридонов да Денисов на него хворост да древесный сор
сыплют...
Когда я прибежал туда, вдруг все всполохнулось - совсем близко послышался
звук лошадиных копыт. Бросились тогда все наутек, побежал и я. Смотрю, на
дороге сумка черная, клеенчатая. Схватил я ее и еще пуще побежал. Выбежал из
леса, остановился передохнуть. Потом пошел к речке и выкупался, больно уж
жарко да и не по себе мне было. Выкупавшись, пошел я по шоссе пешком в
Петербург, куда и прибыл около семи часов вечера. Как пришел, прямо
направился в заведение Ивана Васильевича, отдал ему сумку и выпил осьмушку
водки. Потом в баню отправился. Из бани вернулся в заведение и спрашиваю
Калина: "А сколько примерно в сумке капиталов находится?" "Шестьсот
рублей",- отвечает Калин. На другой день пришел я к нему и говорю: "Ой,
врешь, Иван Васильевич, не может того быть, чтобы у Шахворостова так мало
денег было..." А Калин тогда засмеялся и сказал, что пошутил, что денег
оказалось шесть тысяч.
После убийства Калин стал выпроваживать меня и Спиридонова из Петербурга.
"Езжайте,- говорит,- куда-нибудь, а то ведь, дурачье, проболтаетесь". Он дал
мне всего тридцать рублей, поехал я в Москву. Пробыл там около трех месяцев.
Оттуда писал Калину о нужде своей, но он ничего мне не прислал. Вернувшись в
Петербург, я стал снова наведываться к нему. В первый раз он мне всего
восемь рублей, а потом выдавал все по грошам. Когда тридцать, когда двадцать
копеек.
- Сколько всего было в сумке у Шахворостова? - допытывались у Шарова.
- Спиридонов перед отъездом моим в Москву рассказывал, что Калин в сумке
зарезанного нашел более тридцати тысяч...

* * *

На основании показаний Шарова все соучастники этого злодеяния были
разысканы и арестованы. Кровь убитого отомстила за себя.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art