Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лаймен Фрэнк Баум - Дороти и Волшебник в Стране Оз 4 : Часть 4

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Лаймен Фрэнк Баум - Дороти и Волшебник в Стране Оз 4:Часть 4

 13. ЛОГОВО ДРАКОНЯТ

Наши друзья взяли на старте хорошую скорость и старались ее не сбавлять. Все восемь крыльев работали на славу. Гаргойли преследовали их всю дорогу, но догнать не могли и, когда Джим приземлился наконец у входа в пещеру, находились еще на изрядном расстоянии.
– Боюсь, они нас все же догонят, – беспокоилась Дороти.
– Их нужно остановить любой ценой, – заявил Волшебник. – Быстро, Зеб, помоги ка мне отцепить эти деревянные крылья!
Они сорвали крылья, которые теперь им были больше не нужны. Волшебник свалил их кучей перед входом в пещеру, полил остатками керосина из банки и поднес горящую спичку.
Пламя вспыхнуло, костер задымил, заревел, затрещал как раз вовремя, потому что армия деревянных Гаргойлей подлетела уже совсем близко. Они немедленно отступили, исполнившись страха и ужаса, потому что за всю историю деревянной страны не случалось еще такого грозного бедствия.
Внутри пещеры оказалось несколько дверей, которые вели в разные помещения, расположенные в недрах горы. Зеб и Волшебник сняли деревянные двери с петель и тоже бросили их в огонь.
– Это должно задержать их на какое то время, – сказал Волшебник, от души радуясь успеху своей затеи. – Даже если сгорит вся эта деревянная страна целиком, никто о Гаргойлях горевать не будет. Но торопитесь, дети, давайте обследуем гору и выясним, по какой дороге нам идти, потому что здесь становится жарко, как в печке.
К их глубокому разочарованию, внутри горы не оказалось лестницы, по которой можно было бы выбраться на поверхность Земли. Был только туннель, идущий наклонно вверх, и пол у него был грубый, неровный. Вскоре он и вовсе превратился в галерею, да такую узкую, что коляска протиснуться в нее не могла. Путники остановились в растерянности. Бросать коляску им не хотелось: она везла их поклажу, в ней было приятно ехать по хорошей дороге, и, кроме того, они успели исколесить в ней столько дорог, что теперь было бы жаль с ней расстаться. Поэтому Зеб и Волшебник принялись за работу: сняли у коляски колеса, развернули ее так, чтобы она занимала как можно меньше места. Таким образом, с помощью терпеливого коня они смогли протащить коляску через самое узкое место туннеля. Когда тропа снова расширилась – к счастью, это произошло довольно скоро, – они опять собрали коляску и продолжали путешествовать с большим комфортом. Но дорога, представлявшая собой как бы трещину внутри горы, была куда как незавидна. Она шла зигзагами, извивалась, то забирая круто вверх, то уходя резко вниз. Проехав по ней изрядное расстояние, путешественники оставались в полном неведении: то ли они приблизились к поверхности Земли, то ли, напротив, от нее отдалились.
– Одно утешение, – сказала Дороти, – от ужасных Гаргойлей мы спаслись!
– Вполне возможно, что они до сих пор заняты тушением пожара, – отозвался Волшебник. – Но даже если им это удастся, лететь по узкому туннелю они едва ли смогут, так что нам они теперь не страшны.
То и дело их путь пересекали глубокие и опасные трещины. Хорошо еще, что в фонарях оставался пока керосин и они кое как светили, а трещины были не слишком широкие, и любую из них можно было без труда перепрыгнуть. Время от времени на пути возникали завалы камней, и тогда Джиму приходилось попотеть. В таких случаях и Дороти, и Зеб, и Волшебник вылезали из коляски и вместе толкали ее сзади, приподнимая колеса в самых трудных местах Пусть и с великим трудом, они упорно продолжали движение вперед Но каково же было их разочарование, когда, обогнув очередной угол, падая от усталости, они обнаружили, что попали опять в пещеру – огромную, с высоким куполообразным сводом и гладким ровным полом.
Пещера была округлая, а по краю ее у самой земли горело множество золотисто желтых огоньков, расположенных попарно Поначалу они были неподвижны, потом стали мерцать, становясь то ярче, то слабее, и раскачиваться из стороны в сторону и вверх вниз.
– Что за странное место! – удивлялся мальчик, вглядываясь в темноту во все глаза, но без всякого успеха.
– Я и сам ничего не пойму, – проговорил тихонько Волшебник, занятый тем же.
– Ух х! – зафырчал вдруг Эврика, выгибая спину, на которой вся шерсть стала дыбом. – Да это же логово аллигаторов, крокодилов или какихто их родственников. Разве вы не видите их глаза?
– Эврика в темноте видит лучше нас, – шепотом пояснила Дороти – Опиши, милый, на что похожи эти существа?
– Уж и не знаю, как сказать, – отвечал котенок, вздрагивая всем телом – Глаза, как тарелки, пасть размером с ящик для угля. Но сами чудища, похоже, не особенно велики.
– Где же они все? – воскликнула девочка.
– Лежат в ямках по краю пещеры Ах, Дороти, ты даже представить себе не можешь, как они безобразны – еще отвратительнее Гаргойлей.
– Тс с! Поосторожнее, когда судишь ближнего, – произнес вдруг совсем рядом резкий пронзительный голос. – Вы и сами не сказать, чтобы красавцы. А нам наша мамочка говорила, что милее нас нет никого в целом свете.
Друзья разом повернулись на голос, и Волшебник поднял фонарь так, чтобы поток света хлынул в одно из углублений в каменистом полу.
– Ба, да это дракон! – воскликнул он.
– Нет, – ответил обладатель желтых глазищ, которые уставились на них, редко мигая, – тут вы не правы. Мы станем драконами, когда вырастем, а пока мы всего лишь драконята.
– Как это понимать? – спросила Дороти, не без страха разглядывая огромную чешуйчатую голову, разинутую пасть и большие круглые зрачки.
– Юные драконы, вот как. Нам просто не разрешено до поры до времени называться настоящими драконами, – услышала она в ответ. – Взрослые больно уж важничают, к детям относятся свысока, но нам наша мамочка сказала, что и мы в свой срок станем могучими и важными.
– Где же сейчас ваша мамочка? – поинтересовался Волшебник, опасливо оглядываясь.
– Отправилась на поверхность Земли поохотиться к обеду. Если повезет, принесет слона или парочку носорогов или хоть пару дюжин человечков на худой конец, чтобы заморить червячка.
– Вы голодные? – встревожилась Дороти, невольно делая шаг назад.
– Еще как! – рявкнул драконенок и щелкнул зубами.
– И… и – вы что же, едите людей?
– Конечно, когда попадутся. Правда сказать, их не много попадается за последние годы, приходится довольствоваться слонами да буйволами, – пожаловалось чудище.
– Сколько же вам лет? – спросил Зеб, глядя как завороженный в желтые глаза.
– Увы, мы совсем еще дети. И я, и все мои братья и сестры, которых вы видите здесь, практически одного возраста. Если я не ошибаюсь, позавчера нам исполнилось шестьдесят шесть лет.
– Разве это детский возраст? – изумилась Дороти.
– А разве нет? – в свою очередь удивился драконенок. – По моему, совсем младенческий.
– Сколько же лет вашей маме? – осведомилась девочка.
– Что то около двух тысяч. Правда, она бросила считать свои годы несколько веков назад. Она, видите ли, вдова и хорошо сохранилась, поэтому предпочитает молодиться.
– И пусть, если ей нравится, – поспешно согласилась Дороти. Потом, минутку подумав, спросила: – Мы с вами друзья или враги? То есть я хотела бы знать, вы к нам относитесь по доброму или хотите нас съесть?
– Честно говоря, нам ужасно хотелось бы вас съесть. Но, к сожалению, мама привязала нас хвостами к скале, и нам до вас никак не добраться. Если вы будете так добры и подойдете чуть ближе, то в мгновение ока окажетесь у нас в зубах, если же нет – вы в полной безопасности.
В голосе драконенка прозвучало сожаление, его братья и сестры хором вздохнули.
Дороти, со своей стороны, испытала некоторое облегчение. Потом поинтересовалась:
– Зачем же мама связала ваши хвосты?
– О, видите ли, она проводит на охоте иной раз по нескольку недель, а мы, если нас не связать, бывает, расползаемся по всей горе, передеремся или натворим пакостей. Мама обычно знает, что делает, но в этот раз она совершила ошибку. Потому что вы наверняка от нас удерете, если только не подойдете ближе, а ведь вы не подойдете, нет?
– Ни в коем случае! – поспешила с ответом девочка. – Мы совсем не хотим попасть в зубы этаким чудищам.
– Позвольте заметить, – сварливо сказал драконенок, – что обзываться – довольно невежливо. Зная, к тому же, что мы вам не можем отомстить. Мы сами считаем себя очень красивыми, да и мама нам так сказала, а уж она знает. Мы все принадлежим к старинному роду, нашей родословной можно позавидовать: она уходит в прошлое приблизительно на двадцать тысяч лет, ко временам знаменитого Зеленого Дракона Атлантиды, когда людей и на свете то не было. А что ты скажешь о своей родословной, девочка?
– Я родилась на ферме в Канзасе, – ответила Дороти, – и думаю, что жить там не в пример приятнее, чем сидеть в пещере, да еще с хвостом, привязанным к скале. Вообще, я в знатности не вижу большого проку. Каков человек есть, таков он и есть.
– О вкусах не спорят, – проворчал драконенок, медленно опуская чешуйчатые веки, пока глаза не стали похожи на два полумесяца.
Несколько обнадеженные тем, что чудища связаны, дети и Волшебник теперь осмотрели их повнимательнее. Головы у драконят были большие, как бочки, и покрыты твердой зеленоватой чешуей, которая блестела в ярком свете фонарей. Передние лапы росли сразу за головой, были большие и сильные, но туловища, чем дальше от головы, тем становились все тоньше, а хвост был и вовсе похож на шнурок. Дороти прикинула, что если они выросли до таких размеров за шестьдесят шесть лет, то, наверное, пройдет еще добрая сотня лет, прежде чем они смогут назвать себя настоящими драконами.
– Сдается мне, – сказал Волшебник, – что нам надо отсюда уносить ноги, и чем скорее, тем лучше.
– Да вы не торопитесь, – предложил один из драконят, – я уверен, что мама будет рада с вами познакомиться.
– Вполне возможно, – не стал спорить Волшебник, – но мы, со своей стороны, весьма разборчивы в знакомствах. Не будете ли вы так добры сказать, по какой дороге ваша мама выбирается обычно на поверхность Земли?
– Это нечестный вопрос, – объявил один из драконят, – потому что, если мы скажем правду, вы от нас удерете, а если скажем неправду, то, значит, солжем и за это будем наказаны.
– Раз так, – решила Дороти, – будем искать дорогу сами.
Путники несколько раз обошли вокруг пещеры, стараясь держаться подальше от желтых мигающих глаз драконят, и в конце концов заметили в стене, противоположной той, из которой вышли, два хода. Друзья наугад выбрали один и двинулись по нему вперед, стараясь поторапливаться: они ведь не знали, когда вернется дракониха, а знакомиться с ней им совсем не хотелось.

14. ВОЛШЕБНЫЙ ПОЯС ОЗМЫ

Довольно долго друзья поднимались по пологой тропе и уже стали надеяться, что вот вот впереди блеснет солнце. Но тут перед ними вдруг возникла, наглухо преграждая тропу, огромная скала. Дальше нельзя было сделать ни шагу. Скала стояла отдельно от других и не просто стояла – она двигалась, медленно вращаясь вокруг своей оси. Когда наши путники к ней приблизились, она стояла перед ними глухой стеной, потом повернулась так, что сбоку открылась широкая гладкая тропа. Это произошло столь неожиданно, что путешественники не успели воспользоваться счастливой возможностью и продолжали стоять, глядя, как каменная стена завершает оборот. Но теперь они знали путь спасения: надо было только дождаться, когда тропа покажется снова.
Не теряя ни секунды, дети и Волшебник бросились в образовавшийся проход. Несколько мгновений спустя они уже стояли, с трудом переводя дыхание, зато целые и невредимые, по другую сторону преграды. Джим шел последним, и стена едва его не прищемила. Одним отчаянным прыжком он успел таки догнать своих спутников, но несколько камней, вылетев из под колес коляски, попали в узкую щель под скалой и там застряли. Раздался страшный треск, скрежет, потом что то как бы оборвалось, и каменный турникет остановился навсегда – перегородив тропу, по которой они прошли.
– Не беда, – бодро сказал Зеб, – ведь обратно нам и не надо.
– Я в этом не уверена, – заметила Дороти. – Что, если дракониха спускается нам навстречу и мы в ловушке?
– Это возможно, – согласился Волшебник, – если она обычно поднимается наверх по этой тропе. Но по пути я внимательно осматривал туннель и не заметил никаких признаков того, что по нему ходит крупное животное.
– Значит, мы в безопасности, – решила Дороти, – потому что, если дракониха ходит другой дорогой, то нас ей теперь не поймать.
– Разумеется, моя милая. Правда, стоит задуматься вот над чем. Дракониха, скорее всего, знает дорогу на поверхность Земли, и, если она ходит другой дорогой, значит, мы выбрали неверный путь, – подвел печальный итог Волшебник.
– Нет, только не это! – вскричала Дороти. – Худшего даже придумать невозможно!
– Это точно. Но не исключено, что и эта дорога ведет к поверхности Земли, – предположил Зеб. – Что касается меня, то я от души рад, что эта тропа не драконья, куда бы она ни вела.
– Я тоже, – согласилась Дороти. – Хватит с меня этих задавак драконят с их родословной.
Еще не известно, чем бы порадовала нас их мамочка.
И они снова пустились в путь, медленно карабкаясь по крутому склону. Фонари светили уже не так ярко, и Волшебник перелил весь оставшийся керосин в один, чтобы хватило подольше. Однако их путешествие неожиданно подошло к концу.
Спустя короткое время они оказались в небольшой пещере, из которой не было выхода.
Друзья не сразу почуяли беду, а даже обрадовались поначалу, когда увидели высоко вверху пробивающийся сквозь свод пещеры солнечный лучик. Это означало, что земной мир – настоящий мир – уже совсем рядом и что после всех приключений, увлекательных и опасных, они подошли наконец совсем близко к земной поверхности, они почти уже дома. Но, оглядевшись внимательнее, наши путники обнаружили, что в действительности попали в тюрьму, из которой нет ни малейшей надежды выбраться.
– Мы почти на земле, – сказала Дороти. – Смотрите, светит солнце, и, ах, как прекрасно оно светит! – она показала на далекий лучик, блуждающий вверху пещеры.
– Почти на земле – еще не на земле, – сердито отозвался котенок. – До этой трещинки даже мне не добраться, а если и добраться, то никак не пролезть.
– Похоже, что тропа здесь кончается, – мрачно заключил Волшебник.
– И назад пути тоже нет, – вспомнил Зеб и озадаченно присвистнул.
– Я так и знал, что все плохо кончится, – запричитал старый конь. – Слыханное ли дело, провалиться в середину Земли, а потом вернуться назад?! Да и то, что мы с котом вдруг заговорили на вашем языке и стали понимать все ваши слова, тоже было не к добру.
– Это касается и поросят, – добавил Эврика. – Не советую про них забывать. Мне, может статься, еще придется ими закусить.
– А я и раньше слышала, как животные разговаривают, – сказала Дороти, – и ничего дурного с ними от этого не случалось.
– А ты оказывалась когда нибудь запертой в подземной пещере, из которой нет выхода? – строго спросил конь.
– Нет, – призналась Дороти. – Но не падай духом, Джим. Я уверена, что это еще совсем не конец нашей истории.
Упоминание о поросятах подсказало Волшебнику, что его питомцы засиделись в кармане и, наверное, устали. Он сел на пол пещеры, достал поросят одного за другим и пустил их побегать вокруг в свое удовольствие.
– Милые мои, – обратился он к ним, – я боюсь, что втянул вас в большую передрягу и вам уже никогда не выбраться из этой пещеры.
– А что случилось? – спросил один из поросят. – Мы долго сидели в темноте и теперь не сообразим, что здесь происходит.
Оз поведал им о постигшем их всех несчастье.
– Не пойму, о чем вы горюете, – заговорил другой поросенок. – Разве ты у нас не волшебник?
– Волшебник, – согласился Волшебник Изумрудного Города.
– Тогда сделай какое нибудь волшебство и вызволи нас отсюда, – предложил самый маленький поросенок.
– Сделал бы, будь я настоящим волшебником, – печально вздохнул их хозяин. – Но я, мои милые свиные хвостики, всего только фокусник.
– Ерунда! – вскричали поросята хором.
– Спросите у Дороти, – обиделся старичок.
– Так и есть, – очень серьезно подтвердила девочка. – Наш друг Оз всего лишь фокусник, и у него был не один случай это доказать. Он умеет творить кое какие чудеса, но только если под рукой есть специальные приспособления.
– Спасибо, милая, за поддержку, – поблагодарил ее Волшебник. – Когда тебя называют волшебником, а ты вовсе не волшебник – это клевета, и я ее не потерплю. Я один из величайших в мире фокусников, и вы в этом все убедитесь, когда мы умрем голодной смертью, и наши тела останутся лежать распростертыми на полу этой никому не ведомой пещеры.
– Думаю, если дело до этого дойдет, убеждаться будет уже некому и не в чем, – заметила Дороти, которая все это время о чем то сосредоточенно размышляла. – И я не уверена, что нам нужно так уж сразу простирать свои тела, мое мне еще пригодится, да и ваши вам – тоже.
– Но выбраться отсюда невозможно, – развел руками Волшебник.
– Для нас, пожалуй, и невозможно, – ответила Дороти, улыбаясь, – зато кое кто может нам помочь. Веселей, друзья, не падайте духом, я уверена: нам поможет Озма.
– Озма?! – воскликнул Волшебник. – Кто такая Озма?
– Девочка, которая правит волшебной Страной Оз, – пояснила Дороти. – Мы познакомились и подружились в Стране Оз, довольно давно, а потом я вместе с ней побывала в Стране Оз.
– Во второй раз? – сразу заинтересовался Волшебник.
– Да. Когда я впервые попала в Страну Оз, то встретила там тебя, правителя Изумрудного Города. После того как ты улетел на шаре, я вернулась в Канзас с помощью пары волшебных серебряных башмачков.
– Я помню те башмачки, – кивнул ее собеседник, – они принадлежали Злой Волшебнице Востока. Неужели они и теперь с тобой?
– Нет, я потеряла их во время полета. Зато когда я попала в Страну Оз во второй раз, я разработала волшебный пояс Короля Гномов, который обладает еще большей силой, чем серебряные башмачки.
– И где же этот волшебный пояс? – спросил Волшебник, который слушал ее с нарастающим интересом.
– У Озмы. Ведь в обыкновенной стране, вроде Соединенных Штатов, он не имеет силы. Поэтому я отдала его моей подруге. Принцесса Озма им воспользовалась, чтобы перенести меня в Австралию к дяде Генри.
– И ты перенеслась? – у Зеба даже рот открылся от удивления.
– Конечно, в одно мгновение. В комнате Озмы есть волшебная картина, которая показывает, где находится любой из ее друзей, стоит ей того пожелать. Нужно только сказать: интересно, что поделывает такой то, и картина тут же покажет, где находится твой друг и чем он занят. Вот это настоящее волшебство, не правда ли, мистер Волшебник? Так вот, у нас с Озмой есть уговор. Каждый день ровно в четыре часа она с помощью картины находит меня. Если я в опасности, то должна подать ей определенный знак – тогда она тут же наденет волшебный пояс Короля Гномов и пожелает, чтобы я перенеслась к ней в Страну Оз.
– Ты хочешь сказать, что принцесса Озма при помощи своей волшебной картины увидит и эту пещеру, и нас, и все, что мы тут делаем?… – засомневался Зеб.
– Конечно, ровно в четыре часа, – ответила девочка, улыбнувшись изумленному выражению его лица.
– … А когда ты подашь ей знак, перенесет тебя в Страну Оз? – продолжал допытываться мальчик.
– Именно так, при помощи волшебного пояса.
– Тогда, – сказал Волшебник, – считай, что ты спасена, Дороти. И я от души рад за тебя. А нам, остающимся здесь, приятнее будет умирать, зная, что ты не разделишь нашу печальную участь.
– Мне вовсе не будет приятно умирать! – запротестовал котенок. – От смерти я не жду ничего приятного, тем более что у кошек, говорят, девять жизней, стало быть, и умирать мне придется девять раз.
– Ты уже когда нибудь умирал? – спросил мальчик.
– Нет, и начинать не собираюсь, – ответил Эврика.
– Не беспокойся, мой милый, – сказала Дороти, – я возьму тебя на руки и унесу вместе с собой.
– И нас возьми тоже! – взмолились в один голос девять поросят.
– Попробую, – пообещала Дороти.
– А меня ты не могла бы взять на руки? – осведомился конь.
Дороти рассмеялась.
– Я знаю способ получше, – заявила она. – Как только я окажусь в Стране Оз, я с легкостью спасу вас всех.
– Как? – спросили все хором.
– Я воспользуюсь волшебным поясом. Мне нужно лишь пожелать, чтобы вы очутились рядом со мной, и вы окажетесь в полной безопасности – в королевском дворце Оз.
– Вот это да! – закричал Зеб.
– А ведь это я, знаете ли, построил и дворец, и весь Изумрудный Город, – задумчиво проговорил Волшебник, – и мне бы очень хотелось увидеть все это снова. Я был бы счастлив вновь побывать среди Жевунов, Мигунов, Кводлингов и Гилликинов.
– Это кто такие? – поинтересовался мальчик.
– Это четыре народа, населяющие Страну Оз, – ответил фокусник. – Интересно, как они отнесутся к моему возвращению…
– Не сомневаюсь, что хорошо, – сказала Дороти. – Они по прежнему гордятся своим Волшебником и часто поминают тебя добром.
– А не знаешь ли ты, что стало с Железным Дровосеком и Страшилой? – спросил тот.
– Они до сих пор живут в Стране Оз, – сообщила девочка, – и стали там важными персонами.
– А Трусливый Лев?
– Он живет там же, как и его приятель Голодный Тигр, и Биллина, которая отказалась возвращаться в Канзас и даже ехать со мной в Австралию.
– Боюсь, что я не знаком ни с Голодным Тигром, ни с Биллиной, – покачал головой Волшебник. – Биллина – это девочка?
– Нет, это Желтая Курица и, кстати, моя большая подруга. Я уверена, что она и тебе понравится, когда ты познакомишься с ней поближе, – уверила его Дороти.
– Да у тебя там друзей целый зверинец, – смущенно хмыкнул Зеб. – Может, ты лучше пожелаешь, чтобы я перенесся в какое нибудь более безопасное место, а не в Страну Оз?
– Не беспокойся, – ответила девочка. – Вот увидишь, тебе очень там понравится. Который сейчас час, мистер Волшебник?
Маленький человечек взглянул на большие серебряные часы – он всегда носил их в жилетном кармане.
– Полчетвертого, – сказал он.
– Значит, осталось подождать всего полчаса, – продолжала девочка, – а потом мы вмиг перенесемся в Изумрудный Город.
Все сидели молча, считая про себя минуты. Потом Джим вдруг спросил:
– А есть ли в Стране Оз кони?
– Только один, – ответила девочка, – и то деревянный.
– Как это?
– Вообще говоря, это козлы. Однажды, когда Озма еще была мальчиком, она оживила их при помощи волшебного порошка.
– Озма была когда то мальчиком? – с изумлением переспросил Зеб.
– Да, ее заколдовала злая Момби, чтобы она не могла править собственным королевством и унаследовать престол, на который имела все права. Но теперь она вновь стала девочкой, самой прелестной и очаровательной на свете.
– Козлы – это такая штука, на которой пилят дрова, – фыркнул Джим.
– В общем, ты прав, – согласилась девочка. – Однако Деревянный Конь может бегать так же резво, как ты, Джим. К тому же он очень сообразительный.
– Да я любого деревянного осла обгоню одной левой! – задиристо выпалил Джим.
Дороти не стала с ним спорить. Она решила, что Джим и сам переменит свое мнение, когда познакомится с Деревянным Конем поближе.
Время, как всегда, когда чего то ждешь, тянулось медленно. Наконец Волшебник объявил, что настало четыре часа. Дороти взяла котенка на колени и подала сигнал, о котором они условились с невидимой и находящейся в этот момент где то очень далеко Озмой.
– Что то ничего не происходит, – с сомнением сказал Зеб.
– Нужно же дать Озме время, чтобы она надела волшебный пояс, – пояснила девочка.
Едва произнеся эти слова, она вдруг исчезла из пещеры вместе с котенком. Все это произошло неожиданно и совершенно бесшумно. Только что Дороти сидела рядом, с котенком на коленях, а буквально мгновение спустя конь, поросята. Волшебник и мальчик остались одни в подземной тюрьме.
– Надеюсь, мы скоро за ней последуем, – проговорил Волшебник с явным облегчением. – Если я что то смыслю в обычаях удивительной Страны Оз, будем готовы к тому, что за нами пошлют в любую минуту.
Он аккуратно уложил поросят в карман. Потом вдвоем с Зебом они уселись в коляску и замерли на сиденье в ожидании.
– А больно не будет? – спросил мальчик дрогнувшим голосом.
– Нисколько, – заверил его Волшебник. – Все произойдет в мгновение ока.
Именно так все и получилось.
Конь всхрапнул, а Зеб принялся что есть силы тереть глаза, чтобы удостовериться, что не спит. Ибо они очутились вдруг на улицах чудного города, утопавшего в нежно изумрудном сиянии. Их окружали люди с приветливыми лицами, одетые в золотисто зеленые костюмы самых невероятных фасонов.
Прямо перед ними высились, сплошь усыпанные бриллиантами, ворота дворца. Они медленно отворились, как бы приглашая гостей во внутренний двор, где роскошным ковром пестрел цветник и взлетали в воздух серебряные струи фонтанов.
Зеб тряхнул вожжами, чтобы вывести коня из оцепенения; вокруг начала уже собираться толпа, охочая поглазеть на чужестранцев.
– Н но, пошел! – громко скомандовал мальчик, и, послушный хозяйскому окрику, Джим шагнул через дворцовые ворота, а за ним следом по украшенной бриллиантами мостовой покатила коляска.

15. СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ ВСТРЕЧАЮТСЯ ВНОВЬ

Многочисленные слуги в изящных ливреях приветствовали вновь прибывших. Когда Волшебник вышел из коляски, симпатичная девушка в зеленом платье удивленно вскричала:
– Да ведь это Оз, великий и грозный!
Низенький человечек посмотрел на девушку очень внимательно, потом взял ее руки в свои и сердечно пожал.
– Бьюсь об заклад, – воскликнул он, – это маленькая Джелия Джемм, шустрая и сметливая, как всегда!
– Она самая», – сказала девушка, низко кланяясь. – Только сдается мне, вам уже не править Изумрудным Городом, как раньше, у нас ведь есть теперь прекрасная принцесса, и все ее очень любят.
– Народ не расстанется с ней по доброй воле, – добавил старый воин в генеральской форме.
Волшебник повернулся к нему.
– Не ты ли носил когда то зеленые бакенбарды? – спросил он.
– Я, – ответил тот. – Только я их сбрил давным давно и с тех пор вырос из рядового в Главного Генерала Королевской Армии.
– Рад слышать, – улыбнулся гость, – но я уверяю вас, друзья, что ни в коем случае не собираюсь править Изумрудным Городом, – добавил он очень серьезно.
– Раз так, добро пожаловать! – закричали придворные, и Волшебник не мог не порадоваться тому, с каким уважением они с ним раскланялись. Нет, его не забыли в Стране Оз!
– Где же Дороти? – забеспокоился Зеб, выходя из коляски и останавливаясь рядом со своим другом Волшебником.
– В покоях принцессы Озмы, – ответила Джелия Джемм. – А мне ведено встретить вас и проводить в ваши комнаты.
Мальчик огляделся, все еще не веря своим глазам. Он и во сне не видел подобного великолепия. Неужто весь этот блеск доподлинный, а не самоварный?
– А что будет со мной? – смущенно поинтересовался конь. В молодые годы он живал в городах и знал, что в столь роскошном дворце ему не место.
Тут была озадачена и сама Джелия Джемм. Зеленоглазая девушка решительно не знала, как быть с необычным животным, ведь жители Страны Оз лошадей совсем не знали. Впрочем, к чудесам и странностям они были привычны, а потому, осмотрев коня со всех сторон и заметив, что глаза у него добрые, девушка решила, что бояться его не стоит.
– Конюшни здесь нет, – сказал Волшебник, – если только ее не построили за время моего отсутствия.
– Нам она ни к чему, – ответила Джелия. – У Деревянного Коня есть своя комната во дворце, но он ведь и ростом невелик и совсем домашний, не то что этот огромный зверь, которого вы привезли с собой.
– Вы хотите сказать, что я уродец? – обиделся Джим.
– О, нет, – поспешила заверить его девушка. – В местах, откуда вы родом, наверное, все такие. Но в Стране Оз любой конь, за исключением деревянного, – чудо невиданное.
Успокоив таким образом Джима и подумав немного, зеленокудрая распорядительница решила поселить коня во дворце, благо в нем было много свободных помещений.
Итак, Зеб распряг Джима, и слуги повели коня во дворец, где специально для него была приготовлена просторная светлая комната.
Джелия повернулась к Волшебнику:
– Ваши покои, те, что позади тронного зала, пустовали все время, пока вас не было. Не хотите ли снова в них поселиться?
– Еще бы! – воскликнул старичок. – Для меня это все равно, что вернуться домой. Ведь я прожил там много много лет.
Этому гостю дорогу указывать было не нужно, слуга лишь нес следом его чемоданчик. Зебу тоже отвели отдельную комнату, да такую большую и красивую, что он поначалу стеснялся сесть на стул или прилечь на кровать, опасаясь, как бы чего нибудь не испортить. В шкафах он обнаружил множество нарядных дорогих костюмов. Слуга предложил ему выбрать для себя любой и пожаловать через час к обеду вместе с принцессой и Дороти.
Одна из дверей вела из комнаты в соседнее небольшое помещение, где находилась ванна, полная до краев душистой водой. Не уставая дивиться новым и новым сюрпризам, мальчик на славу выкупался, потом выбрал себе бархатный костюмчик с серебряными пуговицами и надел его вместо своей старой одежды, поношенной и грязной. К костюму полагались еще шелковые чулки и мягкие кожаные башмаки с бриллиантовыми застежками. Нарядившись таким образом, Зеб выглядел парадно и важно, как еще никогда в жизни.
Тут как раз пришел слуга, чтобы сопроводить его к Озме. Зеб последовал за ним не без робости и вскоре был введен в комнату не столько роскошную, сколько милую и уютную. Здесь он увидел Дороти. Она сидела рядом с девочкой, такой прекрасной, что у парнишки дух перехватило от восхищения.
Дороти тут же бросилась навстречу своему другу и за руку подвела его прямо к принцессе, которая благосклонно улыбалась гостю. Вошел Волшебник, и, ободренный его присутствием, мальчик вскоре и думать забыл о смущении. Оз был одет в черный бархатный костюм, украшенный множеством сверкающих изумрудов, но лысина и бесчисленные морщины придавали ему вид скорее смешной, чем значительный.
Озме было любопытно повстречаться с прославленным основателем Изумрудного Города, поэтому, когда все четверо уселись за обеденный стол, принцесса попросила:
– Будьте добры, дорогой Волшебник, развейте одно мое давнее сомнение. Скажите, вы ли обязаны своим именем нашей великой стране, или, напротив, страна была названа в вашу честь? Мне давно хотелось узнать поточнее, а лучше вас, конечно, этого не знает никто.
– Совершенно верно, – подтвердил Волшебник. – И мне будет чрезвычайно приятно потолковать о кровных узах, соединяющих меня с вашей страной. Должен вам сказать, во первых, что родился я в городе Омаха, мой отец увлекался политикой, а имечко мне дал такое: Оскар Зороастр Балтазар Оливер Лоренс Вольфганг Амброзиус Ньютон Диггс. Диггс считалось фамилией просто потому, что больше имен родитель мой придумать не смог. Их, однако, и так было слишком много.
Запомнить собственное имя для меня, бедняги, было труднее самого трудного школьного урока.
Когда я подрос, я стал называть себя просто Оз, потому что последующие инициалы Б. О. Л. В. А. Н. складывались в «болван» – характеристика, согласитесь, не очень то лестная.
– Конечно, никто не вправе пенять вам за то, что вы сократили столь длинное имя, – сочувственно кивнула Озма. – Хотя в результате получилось, пожалуй, уж слишком коротко.
– Пожалуй, что и так, – согласился Волшебник, – но дело в том, что еще мальчиком я убежал из дома и пристал к бродячему цирку. Публике я стал известен как Волшебник и проделывал, главным образом, фокусы с чревовещанием.
– А что это такое? – заинтересовалась Озма.
– Способность говорить чужим голосом, да так, что кажется, что говоришь не ты сам, а ктото другой или что то другое. Еще я поднимался на воздушном шаре. На нем и на всех других предметах, которые я использовал в представлении, я написал инициалы О. З., в знак того, что это моя собственность.
Однажды шар унес меня через пустыню в эту прекрасную страну. Когда местные жители увидели, как я спускаюсь с неба, они, понятное дело, приняли меня за чародея и исполнились почтения и страха. Я сказал им, что я волшебник, и показал несколько пустяковых трюков, которые поразили их еще больше. Разглядев на шаре мои инициалы, они назвали меня Оз, под этим именем я и прославился.
– Теперь я начинаю кое что понимать, – заулыбалась Озма.
– В то время, – продолжал свой рассказ Волшебник, не забывая между делом прихлебывать суп, – страна была разделена на четыре части, каждой из которых управляла Злая Волшебница. Жители, однако, уверились, что их чары не идут ни в какое сравнение с моими. Похоже, что и Волшебницы решили то же самое и потому не дерзали мне противоречить. Я приказал построить Изумрудный Город в месте пересечения границ всех четырех королевств, а когда строительство было завершено, то провозгласил себя правителем Страны Оз, объединившей в одну семью Жевунов, Гилликинов, Мигу нов и Кводлингов. Я мирно правил этой страной долгие годы, но на старости лет мне захотелось еще раз побывать на своей родине. Поэтому когда ураган принес сюда Дороти, я решил улететь на шаре вместе с ней. Увы, шар взлетел слишком рано и унес меня одного. После многих приключений я добрался до Омахи, но там обнаружил, что мои друзья все либо умерли, либо разъехались. Мне ничего не оставалось делать, как снова прибиться к цирку, и опять, как в старые дни, я стал подниматься на шаре, но тут я попал в землетрясение.
– Очень интересная история, – сказала Озма, – и единственное, чего в ней недостает, это кое каких подробностей: по видимому, вы их просто не знаете. Дело в том, что давным давно, задолго до вашего появления здесь, страна была едина. По традиции правитель ее всегда именовался Оз, что на нашем языке означает «великий и добрый». Если же правителем оказывалась женщина, то ее звали Озма. Но однажды четыре Злые Волшебницы устроили заговор, желая завладеть королевством. Когда тогдашний король, мой дед, отправился на охоту, колдунья по имени Момби выкрала его и спрятала как пленника. Потом ведьмы поделили королевство на четыре части и правили каждая своей до тех пор, пока не явились вы. Вот почему люди так вам обрадовались и вот почему, увидев ваши инициалы, они решили, что вы и есть истинный правитель страны.
– Но к тому времени, – задумчиво проговорил Волшебник, – в этой стране были две Злые Волшебницы и две Добрые Волшебницы.
– Совершенно верно, – подтвердила Озма, – одна из них победила Момби на Севере, а другая, Глинда, победила Злую Волшебницу Юга. Но Момби по прежнему держала в плену моего деда, а впоследствии и моего отца. Когда родилась я, она превратила меня в мальчика в надежде, что так меня никто не узнает и, стало быть, не признает полноправной правительницей Страны Оз. Но мне удалось победить ее чары, и теперь я правлю своим народом.
– Я очень этому рад, – сказал Волшебник, – и надеюсь стать одним из самых верных и преданных ваших подданных.
– Мы многим обязаны вам. Волшебник, – продолжала Озма, – ведь именно вы построили Изумрудный Город.
– Его строили сообща, – возразил бывший монарх, – и я лишь был за главного, как говорят у нас в Омахе.
– Но вы управляли страной мудро и справедливо много лет, – заметила Озма, – и мой народ гордится вами. Поэтому теперь, когда вы уже немолоды и, вероятно, не расположены более странствовать и работать в цирке, я предлагаю вам поселиться здесь, у нас. Вы станете Придворным Волшебником в моем королевстве и будете пользоваться всеобщим уважением и почетом.
– Я с благодарностью принимаю ваше любезное приглашение, прекрасная принцесса, – тихо проговорил маленький человечек, и в его глазах заблестели слезы. Обрести такой уютный добрый дом для него было великим счастьем.
– Он всего лишь фокусник, а не настоящий волшебник, – с улыбкой напомнила Дороти.
– Лучший волшебник – это фокусник, – ответила Озма.
– Настоящий или не настоящий, а кое какие классные фокусы он знает, – объявил Зеб, успевший уже немного освоиться.
– Своими фокусами он развлечет нас завтра, – сказала принцесса. – Я послала гонцов ко всем старым друзьям Дороти и думаю, что скоро они начнут собираться здесь, чтобы отпраздновать ее приезд.
И действительно, не успел закончиться обед, как в зал ворвался Страшила. Он обнял Дороти своими руками подушечками в совершенном восторге от встречи. Волшебника бывшее огородное пугало, ставшее важной персоной в Стране Оз, приветствовало не менее сердечно.
– Ну как мозги? – поинтересовался фокусник, пожимая мягкие ладошки своего старого друга.
– Работают что надо, – ответил Страшила. – Благодаря тебе, Оз, я получил самые острые мозги на свете. Они думают днем и ночью, даже когда все другие крепко спят.
– Долго ли ты правил Изумрудным Городом после моего отъезда?
– Довольно долго, пока меня не свергла Генерал Джинджер. Однако и она была вскоре повержена благодаря Глинде, а я ушел на покой и поселился с Железным Дровосеком.
Тут снаружи раздалось громкое кудахтанье, слуга с низким поклоном распахнул двери, и в зал торжественно вступила Желтая Курица. Дороти бросилась к ней навстречу и подхватила на руки с радостным криком:
– Биллина! Какая же ты стала гладкая да толстая!
– А почему бы и нет? – проквохтала в ответ Курица. – С хорошей жизни отчего бы и не пополнеть, не правда ли, Озма?
– У нас здесь ей ни в чем нет отказа, – кивнула принцесса.
На шее у Биллины красовалась нитка прекрасного жемчуга, а на лапах – браслеты из изумрудов. Она было устроилась на коленях у Дороти, но тут котенок ревниво зафырчал и попытался цапнуть соперницу острыми когтями. Девочке пришлось шлепнуть маленького злюку. Он поспешил соскочить на пол и царапаться уже больше не решался.
– Какой же ты несносный, Эврика, – воскликнула Дороти в сердцах, – разве так встречают друзей?
– Друзья у тебя какие то ненормальные, – сварливо пробурчал котенок.
– В самую точку, – язвительно отозвалась Биллина, – если, конечно, и этот драчливый кот из их числа.
– Постойте ка, – строго сказала Дороти. – В Стране Оз ссоры запрещены, пора бы вам это знать! Здесь все живут в мире, и все любят друг друга. И если вы, Биллина и Эврика, не помиритесь, я надену мой волшебный пояс и пожелаю, чтобы вы оба сей же час оказались дома. Ну, тото же!
Угроза напугала обоих, и они робко пообещали исправиться. Но настоящими друзьями, надо прямо сказать, они в дальнейшем так и не стали.
Тут явился Железный Дровосек. Его великолепное никелированное тело так блестело, что в зале стало как будто светлее Железный Дровосек нежно любил Дороти, но и возвращению старого Волшебника тоже искренне обрадовался.
– Я не в силах даже выразить всю свою благодарность за прекрасное сердце, которым вы меня одарили, – заявил он. – Оно помогло мне найти множество друзей и, уверяю вас, исполнено и по сей день любви и доброты.
– Рад слышать, – улыбнулся Волшебник. – А я то боялся, не заплесневело ли оно внутри твоего железного тела.
– Ничего подобного, – ответил Ник Дровосек. – В моей непроницаемой груди оно сохранилось прекрасно.
Зеб растерялся поначалу при виде столь странных гостей, но все они оказались существами столь дружелюбными, искренними и добрыми, что он быстро проникся к ним душевной симпатией. Однако при виде следующего визитера снова несколько смутился.
– Позвольте вам представить, – произнесла Озма, – моего друга Жука Кувыркуна С. У. и В. О. Он выручал меня в трудные дни, а теперь возглавляет Королевский Колледж Атлетических Искусств.
– Ах, – сказал Волшебник, – я счастлив познакомиться со столь заслуженной личностью.
– С. У. значит Сильно Увеличенный, – важно объяснил Жук, – а В. О. – Высокообразованный. Перед вами не только жук выдающихся размеров, что очевидно, но и крупнейший ученый этой обширной страны.
– Я в восхищении от вашей скромности, – заметил Волшебник, – и в ваших достоинствах не сомневаюсь ни на минуту.
– В них не сомневается никто, – отрезал ЖукКувыркун, после чего чудаковатое насекомое достало из кармана книгу, повернулось спиной к честной компании и удалилось в уголок.
Никто не обратил на его грубость особого внимания – в существе менее образованном ее отнесли бы, конечно, за счет невоспитанности Вскоре о нем все забыли, увлеченные веселой беседой, затянувшейся далеко за полночь.

16. КОНЬ ДЖИМ

Джиму был предоставлен для жилья большой чал с зеленым мраморным полом и расписными стенами. Он выглядел так торжественно, что всякий другой на месте Джима, пожалуй, оробел бы. Но конь принял все как должное и скомандовал слугам, чтобы те хорошенько его почистили, расчесали гриву, хвост и вымыли копыта. Когда его известили о том, что вскоре будет подан обед, он фыркнул в ответ, что чем скорее, тем лучше. Для начала ему была предложена дымящаяся миска супа, при виде которой конь в изумлении вытаращил глаза.
– Унесите немедленно! – повелел он. – Вы что, принимаете меня за саламандру?
Слуги молча повиновались и вскоре вновь принесли огромное серебряное блюдо, теперь уже с рыбой, запеченной под соусом.
– Рыба! – возмущенно вскричал Джим. – Да что я вам, кот какой нибудь? Долой!
Слуги удалились в смятении и опять вернулись с подносом, на котором красовались две дюжины аппетитнейших куропаток, жаренных на вертеле.
– Ну и ну! – простонал конь, начиная уже терять терпение. – Что я вам, куница или лиса? Какие вы все здесь глупцы в Стране Оз и какой же дрянью питаетесь! Неужели в целом дворце нет приличной еды?
Дрожащие слуги послали за королевским поваром, тот прибежал и почтительнейше спросил:
– Чего пожелает на обед ваше высочество?
– Высочество?! – недоуменно повторил Джим, непривычный к такому обращению.
– Ростом вы удались на славу, выше любого существа в этой стране, – пояснил повар.
– Ну что ж, пожалуй, мое высочество желает овса, – заявил конь.
– Овса? Но у нас нет овса, – растерялся повар. – Вот овсянки сколько угодно, мы часто готовим ее на завтрак. Овсянка – лучший завтрак, – нерешительно посоветовал он.
– И обед тоже, – добавил Джим. – Подай ка мне ее, да только сырую, если тебе жизнь дорога.
Как видите, уважение, оказанное старику коню, сделало его слегка заносчивым, он позабыл о том, как полагается вести себя в гостях, что, впрочем, неудивительно, ведь с самого его рождения и до дня прибытия в Страну Оз к нему никто и никогда не относился иначе, как к слуге. Но на королевских слуг лошадиные капризы не произвели, похоже, дурного впечатления. Они быстренько замешали овсянку в тазике с водой, и Джим с удовольствием ее откушал.
Потом слуги побросали на пол целую груду попон, и старый конь улегся на покой. Спать на такой мягкой постели ему не доводилось еще никогда в жизни.
Утром, лишь только рассвело, он решил прогуляться и подыскать себе к завтраку какой нибудь травки. Прошествовав, не торопясь, через прекрасную арку, он завернул за угол дворца, внутри которого все, казалось, еще спало, и столкнулся нос к носу с Деревянным Конем.
Удивленный и ошарашенный, Джим встал как вкопанный. Деревянный Скакун тоже замер и уставился на коня своими выпученными глазами, представлявшими собой два обыкновенных сучка.
Ногами ему служили четыре жерди, хвост был маленькой веткой, случайно сохранившейся на конце тела бревна, а рот – зарубкой на противоположном его конце, который был потолще и потому считался головой. На деревянных ногах красовались золотые подковы, а к неуклюжему телу было приторочено принадлежащее принцессе Озме седто – красной кожи, все усыпанное бриллиантами.
При виде столь странного существа Джим и сам выпучил глаза под стать Козлам. Уши у него встали торчком, а голова откинулась далеко назад.
Некоторое время оба топтались на месте нелепейшим образом, не зная, что предпринять. Потом Джим воскликнул:
– Скажи ради Бога, кто ты такой?
– Я – Деревянный Конь, – ответил тот.
– Я о тебе, кажется, что то слышал, – вспомнил Джим, – но увидеть что либо подобное, право, никак не ожидал.
– Не сомневаюсь, – отозвался Деревянный Конь не без гордости. – Меня здесь многие считают необыкновенным.
– Уж куда необыкновеннее. И как только могла появиться на свет такая шаткая раскоряка?!
– Моей вины в том не было, – застеснялся его собеседник. – Озма посыпала меня волшебным порошком, вот и пришлось, хочешь не хочешь, ожить. Я ведь знаю, что не очень красив, но я – единственный конь в Стране Оз и все относятся ко мне с уважением.
– Да разве ты конь?
– Не настоящий, конечно. Настоящих коней здесь нет совсем. Я только подобие. Надо думать, близкое.
Джим возмущенно заржал.
– Посмотри на меня! – вскричал он. – Я то ведь и есть настоящий конь!
Деревянное существо охнуло и принялось очень внимательно рассматривать нового знакомца.
– Неужели это и впрямь Настоящий Конь? – бормотал он. – Возможно ли это?
– Не только возможно, а именно так и есть, – заявил Джим, очень довольный произведенным эффектом. – Порукой тому – мои многочисленные достоинства. Взгляни, к примеру, на длинный хвост. Им я могу отгонять мух.
– А меня мухи не донимают вовсе, – загоревал Деревянный Скакун.
– Взгляни на мои большие сильные зубы – ими я могу жевать траву.
– А я и не ем никогда.
– Взгляни также на мою широкую грудь – благодаря ей я могу дышать глубоко и мощно, – гордо продолжал Джим.
– А мне и дышать не надо, – заметил его собеседник.
– Ну, вижу я, ты лишен многих радостей в жизни, – посочувствовал конь. – Ты не знаешь, какое это облегчение – смахнуть навязчивую муху и какое удовольствие – наесться вкусненького да досыта. И какое испытываешь удовлетворение, вдыхая полной грудью чистый свежий воздух. Если ты и подобие коня, то, надо сказать, довольно жалкое.
– Конечно, мне с тобой нельзя равняться, – вздохнул Деревянный Конь.
Однако я рад, что повстречался наконец с Настоящим Конем. Никого прекраснее тебя я в жизни еще не видел.
Тут Джим совсем растаял. Прекрасным его никто никогда не называл. Он покровительственно сказал:
– Твой главный недостаток, друг мой, состоит в том, что ты деревянный. Но тут уж, боюсь, ничего не поделаешь. Настоящие кони, вроде меня, все из кожи, крови, плоти и костей.
– Кости я вижу, – подтвердил Деревянный Скакун, – очень даже четко и ясно. Кожу тоже вижу. А кровь, полагаю, вся внутри?
– Правильно полагаешь, – кивнул Джим.
– И какая же с нее польза?
Этого Джим и сам не знал, но обнаружить свою неосведомленность перед собеседником ему никак не хотелось.
– Когда меня что нибудь ранит, – ответил он, – начинает бежать кровь, и сразу видно, где рана. А у тебя, бедняга, небось, и кровь то не идет, когда поранишься?
– У меня вообще не бывает ран. Иногда я немножко ломаюсь, но меня ничего не стоит починить и привести в порядок. Царапины и удары мне нипочем.
Джим уже позавидовал было Деревянному Коню, что тот никогда не чувствует боли, но потом решил про себя, что поменяться местами с этим странным и нелепым созданием он все равно не пожелал бы ни при каких обстоятельствах.
– А откуда у тебя золотые подковы? – поинтересовался он.
– Их подарила мне принцесса Озма, – отвечал его деревянный знакомец, – чтобы копыта не снашивались. Мы с ней побывали не в одной переделке, и она очень ко мне привязана.
Конь хотел было что то ответить, но вдруг вздрогнул и в ужасе заржал, задрожав как осиновый лист. Из за угла вышли два огромных страшных зверя – они ступали так неслышно, что заметил он их только теперь, когда они оказались совсем близко. Джим готов был уже броситься наутек, но его новый приятель вскричал:
– Стой, брат мой! Стой, Настоящий Конь! Это друзья, они не причинят тебе вреда.
Джим заколебался, в страхе косясь на хищников. Один из них был огромный Лев с ясными умными глазами, густой каштановой, аккуратно расчесанной гривой и бархатистым песочного цвета туловищем. Другой был огромный полосатый Тигр с мощными лапами и глазами, поблескивавшими из под полуопущенных век, как угольки. Эти грозные хозяева леса и джунглей могли вселить ужас в самое храброе сердце, так что Джим при виде их струхнул не на шутку.
Но Деревянный Скакун представил вновь прибывших самым непринужденным образом:
– Перед тобой мой добрый друг Трусливый Лев, могучий царь зверей и в то же время верный подданный принцессы Озмы. А это – Голодный Тигр, гроза джунглей, он обожает лакомиться пухлыми младенцами, но никогда не делает этого – не позволяет совесть. Эти царственные животные – лучшие друзья маленькой Дороти и прибыли в Изумрудный Город, чтобы приветствовать ее в нашей волшебной стране.
Услышав это, Джим приободрился. Он поклонился, стараясь сохранять достоинство, насколько это было возможно. А хищники закивали в ответ самым дружелюбным образом.
– Разве не красавец этот Настоящий Конь? – с искренним восхищением воскликнул Деревянный Конь, обращаясь к ним.
– Дело вкуса, – сдержанно отвечал Лев. – В лесу его сочли бы уродцем. Уж слишком вытянута морда и шея тоже. Да и ноги, я бы сказал, чрезмерной длины. Кроме всего прочего, он излишне костляв и староват, пожалуй.
– И жестковат тоже, – печально добавил Голодный Тигр. – Совесть никогда бы не позволила мне покуситься на такого неаппетитного коня.
– Рад это слышать, – отозвался Джим, – тем более что у меня тоже есть совесть и по ее подсказке я сейчас изо всех сил сдерживаюсь, чтобы не проломить кое кому голову одним ударом мощного копыта.
Если он надеялся таким образом припугнуть полосатого зверя, то явно ошибся. Тигр изобразил нечто вроде улыбки и лениво подмигнул одним глазом.
– У тебя чуткая совесть, дружище, – мурлыкнул он, – и если ты будешь прислушиваться к ее голосу, то сможешь в будущем избежать многих неприятностей. Попробуй когда нибудь, проломить мне голову, и ты узнаешь о тиграх кое что интересное и, видно, новое для себя.
– Любой друг Дороти, – вмешался Трусливый Лев, – и наш друг. Поэтому давайте оставим этот разговор о проламывании голов и обратимся к более приятным предметам. Вы уже завтракали?
– Нет еще, – ответил Джим, – но здесь вокруг растет в изобилии чудный клевер, поэтому, если вы не против, я тут же примусь за еду.
– Вегетарианец, – завистливо проворчал Тигр, глядя на жующего клевер коня. – Будь я травоядным, я мог бы запросто обойтись без совести и думать не думал бы о ягнятах с младенцами.
Как раз тут Дороти, которая рано встала и услышала их голоса, выбежала навстречу своим старым друзьям. Она сердечно обняла и Льва, и Тигра, но царю зверей обрадовалась, похоже, больше, чем его вечно голодному приятелю, ведь их знакомство со Львом было куда более давнее.
Они разговорились. Дороти рассказала всем об ужасном землетрясении и о приключениях, которые за ним последовали. Но тут прозвенел звонок к завтраку, и девочка побежала назад во дворец. Она как раз пересекала приемный зал, когда ее остановил вдруг чей то резкий голос:
– Неужели это ты? И опять здесь?
– Здесь, – повторила она, растерянно оглядываясь и пытаясь сообразить, кому же принадлежит голос.
– А как ты сюда попала? – последовал вопрос, и тут взгляд Дороти упал на рогатую голову, украшавшую собой камин. Губы у головы, как она успела заметить, шевелились.
– Боже! – воскликнула она. – А я то думала, что ты чучело.
– Я и есть чучело, – ответила голова, – но однажды Озма посыпала меня оживительным порошком, и я стал головой самой прекрасной Летучей Самоделки на свете. Мне довелось участвовать во множестве чудесных приключений, однако, в конце концов, меня разобрали на части и вновь повесили на стену. Теперь я разговариваю лишь изредка, когда бываю в настроении.
– Удивительное дело, – всплеснула руками девочка, – кем же ты был при жизни?
– Я уж и позабыл совсем, – ответило чучело, – да это и неважно. Но вот, кажется, идет Озма. Я умолкаю, а то с тех пор, как она из мальчишки Типа превратилась в принцессу, она не любит, чтобы я болтал лишнего.
В этот момент и впрямь дверь открылась, и в зал вошла прелестная правительница Страны Оз.
Она поцеловала Дороти и пожелала ей доброго утра. Маленькая принцесса была свежа, румяна и в отличном настроении.
– Завтрак подан, радость моя, – сказала она, – а я ужасно голодная. Так что не будем терять ни минуты.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art