Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лайза Клейпас - Ангел севера : Глава 6

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Лайза Клейпас - Ангел севера:Глава 6

 

Тася стиснула зубы, ее переполняло негодование. Что бы ни случилось, в какой бы ситуации она ни оказалась, но принимать решения она будет сама. И никто не вправе решать за нее, что ей делать. Он, кажется, вообразил, что она будет поступать так, как он захочет, раз ему удалось обманом завлечь ее сюда, что она с благодарностью упадет ему на грудь?
Это уже было больше, чем его обычное высокомерие!…
Экипаж укатил прочь по лесной дороге, а Тася осталась со Стоукхерстом. Вероятно, большинство женщин сочли бы это удачей. В светло коричневых брюках и белой рубашке с взлохмаченной шевелюрой, Стоукхерст этим утром выглядел особенным красавцем. Он стоял не двигаясь и молча смотрел на нее словно зачарованный, с каким то непонятным ей выражением в глазах.
Наконец Тася немного пришла в себя и смогла говорить.
Самым холодным и сдержанным тоном, на который только была способна, она произнесла:
– Вот так, наверное, поступит и Николай Ангеловский, когда меня отыщет. Для него тоже самое главное – его собственное желание. Ты ведешь себя точь в точь как он. И ты, и он все и всех сметаете на своем пути, если вам что то захочется.
К ее удовлетворению, Стоукхерст нахмурился. Скрестив руки на груди, он смотрел, как Тася шла к двери дома. Он был отделан терракотовыми плитками и кирпичом с тем же рисунком, который она видела в Саутгейт Холле: сокол и роза с многократно повторяющимися буквами "У" и "С". За два столетия непогода сгладила узор, но он был еще хорошо различим. Было видно, что в доме никто не жил, но нельзя было сказать, что он заброшен. Некоторые старые кирпичи были заменены новыми, а швы свежезаштукатурены. Если бы Тася не была так разозлена и растеряна, этот сказочный дом очаровал бы ее – такой романтический вид придавали ему следы прошедших лет.
– Уильям Стоукхерст, – произнес Люк, видя, что ее взгляд задержался на выцветших инициалах над дверью. – Мой предок. Он выстроил этот дом в шестнадцатом веке для своей любовницы, чтобы она жила неподалеку от Саутгейт Холла.
– Зачем ты привез меня сюда? – сурово спросила Тася. – Ты собираешься держать меня здесь в качестве своей любовницы?
Он молчал, как бы оценивая все плюсы и минусы этой идеи. Придя к такому заключению, Тася рассердилась еще сильнее. Она не желала быть чьей то любовницей. Теперь ее единственным желанием было – чтобы он оставил ее в покое.
– Мне хочется, – без обиняков объяснил он, – провести какое то время с тобой наедине. За последние несколько дней столько всего случилось, но мы так по настоящему и не поговорили.
– Мы никогда не разговаривали по настоящему.
Он склонил голову, соглашаясь:
– Сейчас мы можем это сделать.
Тася разъяренно фыркнула и пошла прочь от двери с таким видом, словно это были врата ада. Она обошла дом, и перед ней открылся тенистый выгон, где мирно жевал сено черный жеребец. Он насторожил уши и с интересом повернул к ней голову. Услышав за спиной шаги Стоукхерста, Тася, сжав кулаки, круто обернулась к нему:
– Немедленно отвези меня в деревню!
– Нет, – тихо ответил он, глядя ей прямо в глаза.
– Тогда я отправлюсь туда пешком.
– Тася, – он подошел ближе и схватил ладонью ее кулачок, – останься, побудь здесь всего лишь день два. – Пальцы его сжались сильнее, когда она попыталась вырвать свою руку. – Я не буду ничего требовать от тебя. Если не захочешь, я не коснусь тебя. Просто поговори со мной. Ведь нет опасности, что Ангеловский найдет тебя сию минуту. Наверняка он не будет тебя искать здесь. Тася, ты же не сможешь скрываться всю жизнь. Если ты поверишь мне, мы найдем другой способ, лучший.
– Почему? – поинтересовалась она, злость ее стала проходить. Мягкость его тона обезоруживала ее. Никогда раньше он с ней не разговаривал таким тоном, не обращался к ней с такой пылкой мольбой. – Почему я должна тебе верить?
Он открыл рот, чтобы что то ответить, затем, казалось, передумал и промолчал. Неотрывно глядя на нее, он притянул ее кулачок к своей груди. Сердце его билось часто часто.
Тасины пальцы медленно разжались, и ее ладонь легла поверх этого бешеного стука.
"Потому что я люблю тебя, – отчаянно хотелось сказать Люку. – Я люблю тебя больше всех на свете. Тебя и Эмму.
Тебе не надо ничего мне отдавать. Ты даже не должна отвечать мне любовью. Я просто хочу тебе помочь. Просто хочу, чтобы ты была в безопасности".
Но она еще не была готова выслушать эти слова. Сейчас они могут напугать ее, рассердить, и она может сказать что то непоправимое. К тридцати четырем годам он научился выбирать подходящий момент и скрывать свою стратегию за насмешливой улыбкой.
– Потому что, кроме меня, у тебя никого нет, – отвечал он. – Я да еще Эшборны – вот и все. Будь я на твоем месте, я принял бы любую помощь. Очереди помощников около тебя что то не видно…
Сверкнув глазами, Тася вырвала у него свою руку и, пробормотав что то по русски, явно не похвалу, вошла в дом и хлопнула дверью.
Люк вздохнул с облегчением. Она была не рада оказаться здесь, но осталась.


***

Солнце перешло за полдень. Тася переоделась б свой крестьянский наряд – блузку и юбку, а косу свободно бросила за спину. Здесь некому было на нее смотреть, кроме Стоукхерста, поэтому она решила делать так, как ей удобно.
По правде говоря, оказаться пленницей в таком доме было совсем неплохо. Она переходила из комнаты в комнату и в каждой находила какие то прелестные вещицы: редкие книги, гравюры, миниатюры с изображением надменных черноволосых людей, которые могли быть только предками Стоукхерста.
Все в доме выглядело неновым, но ухоженным: стены, покрытые выцветшими от времени гобеленами, великолепные картины, написанные маслом, роскошная тяжелая старая мебель… Здесь было тихо и уютно… Совсем нетрудно было вообразить себе Уильяма Стоукхерста, когда он навещал здесь свою любовницу, забывая весь мир в ее объятиях.
Обследовав весь дом, включая винный подвал и кладовую, Тася вышла, чтобы прогуляться вокруг пруда, а заодно обойти загон и сад. Не зная точно, где именно находится Стоукхерст, она тем не менее не сомневалась, что уж он то знает обо всем, что она делает. К счастью, он понимал, что ей надо побродить одной и остыть.
Спустя пару часов она с интересом наблюдала, как он тренирует своего жеребца, обучая его поворачиваться, встав на дыбы. Работая с животным, Стоукхерст был очень терпелив Черный жеребец упругостью своих мускулов и элегантностью движений напоминал ей танцора. Большей частью он хорошо слушался хозяина, но временами в нем вспыхивал мятежный дух, за что его тут же наказывали, останавливая на несколько секунд.
– Он ненавидит, когда его заставляют стоять смирно, – пояснил Люк Тасе, заметив во время одной из этих остановок ее присутствие. – Как, впрочем, любая двухлетка.
Затем они продолжили движение, завершив его идеальным полуповоротом. Тася безмолвно восхищалась замечательным зрелищем – умелый всадник на послушном жеребце. Стоукхерст направлял жеребца давлением ног и коленей, поддерживая ритм движения, пока они не сделали новый поворот. Когда конь закончил пируэт, опустив копыта в правильной последовательности. Люк рассыпался в похвалах.
Затем Стоукхерст спешился и Подвел коня к деревянному ограждению, где стояла Тася.
– Константин, познакомься с леди Каптеревой.
Тася протянула руку и дотронулась до бархатной морды.
Константин деликатно обследовал ее пустую ладошку. Внезапно он наклонил голову и боднул ее в плечо, заставив попятиться на два шага. Тася удивленно рассмеялась:
– Чего он хочет?
Люк сердито нахмурился и что то укоризненно пробормотал жеребцу, а затем с извиняющейся улыбкой обратился к Тасе:
– Эмма избаловала его – всегда после прогулки дает несколько кусков сахара. И он научился их требовать. От этой привычки его никак не отучишь.
– Жадина, – проворковала Тася, погладив коня по шее.
Константин склонил голову набок и посмотрел на нее искоса большим блестящим глазом.
Продолжая улыбаться, Тася подняла глаза на Стоукхерста. От упражнений дыхание его еще было учащенным, загорелое лицо и шея блестели от пота. Белая рубашка прилипла к телу, четко обрисовав великолепную мускулатуру. Он выглядел мужественным и естественным и совсем не был похож на мужчин, которых она видела при русском дворе. Те все тонули в лентах и пуговицах, запахах духов и помады.
Истинные чувства были скрыты маской притворства.
Тасе вдруг вспомнился один из придворных балов, на котором она была. Около нее, одной из самых богатых невест России, толпились молодые гусары и дворяне. Все залы Зимнего дворца были залиты светом, от которого морозный мрак за окнами казался еще темнее. Вдоль балконов стояли офицеры в полной парадной форме. Воздух был насыщен теплой дымкой курений, сочившейся из серебряных сосудов, которые носили дворцовые слуги. Закрывая глаза, Тася и сейчас могла ощутить их сладкий экзотический аромат. И женщины, и мужчины были буквально увешаны драгоценностями. Бриллианты, рубины, изумруды ярко сверкали под светом золотых люстр. Ее мать, Марию Петровну, считали одной из признанных первых красавиц. Она действительно была прекрасна: гладко зачесанные черные волосы, покрытые сеткой из золотых нитей с бриллиантами, нежное лицо, белоснежная грудь в низком декольте, украшенная нитями жемчуга и изумрудов.
Тася танцевала один танец за другим. Среди ночи был подан ужин. На столах стояло множество блюд, полных воздушных волованов, перепелиных яиц, фаршированных красной и черной икрой, или чего то подобного. Русская аристократия жила в невиданной роскоши. Тася принимала ее как нечто само собой разумеющееся. Но эта жизнь кончилась, и она в крестьянской одежде стоит на краю выгона в чужой стране. Вернее, совсем в другом мире. И при этом испытывает чувство, опасно похожее на счастье.
– Ты думаешь о прошлой жизни? – удивил ее своей проницательностью Стоукхерст. – Ты, должно быть, скучаешь по ней?
Тася покачала головой:
– Нет. Эту жизнь интересно вспоминать, но…, теперь я вижу, что в общем то она была мне чужда. Не знаю, какой будет моя дальнейшая жизнь, но даже если бы я могла выбирать.
– Тася…
Она подняла голову и встретила его неотрывный сосредоточенный взгляд, от которого все внутри внезапно сжалось в комок. Наступившее молчание, казалось, вибрировало от переполнявшего их томительного ожидания.
Наконец Тася с трудом сумела его нарушить:
– Я хочу есть. Там, в кладовой, я видела еду… – Она попятилась от деревянной ограды.
– Миссис Планкет собрала нам холодный ужин – цыпленка, хлеб, фрукты…
– Миссис Планкет знала об этом?…
На лице Люка появилось выражение детской невинности.
– Знала? О чем?
– О том, что я окажусь здесь с тобой! – Тася уставилась на него подозрительно прищуренными глазами. – Она знала! Я по твоему лицу это вижу. Наверное, все в Саутгейт Холле знали, что должно было сегодня случиться. И Эмма тоже? Что ты ей сказал?
– Она в курсе, – признался он с неподдельным смущением.
Тася почувствовала себя игрушкой в чужих руках, жертвой заговора, пусть с самыми добрыми намерениями. Ее гордость была уязвлена, и она, не говоря ни слова, пошла прочь.
Не переставая сердиться, она распаковала свои вещи, потом еду, которую расставила на столе в большой комнате.
Миссис Планкет приготовила настоящий пир: жареное мясо, салаты, фрукты, сыр, а на десерт пирожные с кремом. Солнце уже начало садиться, его розово золотые лучи проникали через полузакрытые ставнями окна. Пришел Люк. Он успел умыться, переодеться и сходить в погреб за двумя бутылками вина. Тася, подчеркнуто не обращая на него внимания, развернула льняную салфетку, в которой был свежевыпеченный хлеб с хрустящей корочкой.
Люка, казалось, ее молчание не тревожило. Он уселся за стол и стал откупоривать вино, держа бутылку между коленями.
– Так устойчивей, – пояснил он, заметив любопытный взгляд Таси. – Конечно, я могу зажать бутылку локтем, но она выскальзывает. Я потерял так несколько бутылок хорошего вина.
Он улыбнулся ей обаятельной мальчишеской улыбкой, которая немного смягчила ее отчужденность.
– А кто присматривает за домом и садом? – поинтересовалась она.
– Сторож, он живет за холмом.
– Здесь еще кто нибудь живет, хотя бы иногда?
Он покачал толовой:
– Знаю, бессмысленно содержать дом, в котором никто не живет, но я никак не могу забросить его совсем. Мне нравится думать, что у меня есть такое убежище.
– Ты привозил сюда других женщин?
– Нет.
– А ее ты когда нибудь привозил сюда? – На этот раз голос Таси прозвучал мягко. Оба понимали, что она имеет в виду Мэри.
Люк надолго задумался, потом утвердительно кивнул.
Тася не могла разобраться в своих чувствах… Скорее всего ей это льстило, но в то же время вызывало какую то неясную тревогу. Она начала осознавать, что была важна для него, что он действительно любит ее, и это растревожило ей душу.
– Мне жаль, что я тебя обманул. – Люк постарался произнести это небрежным тоном, но ему это не слишком удалось. – Я не знал, как еще по другому привезти тебя сюда.
Тася нашла в ящике старого буфета длинный вощеный фитиль и, запалив его, стала обходить комнату, зажигая свечи; наконец воздух в комнате заколыхался золотыми волнами.
– Ты мог бы попытаться пригласить меня.
– И ты бы приняла это приглашение?
– Не знаю. Думаю, что это зависело бы от того, как бы ты приглашал. – Она задула фитиль и сквозь курившийся дымок посмотрела на него.
Люк медленно встал и подошел к ней. Глаза его обольщали, улыбка была полна лукавства.
– Мисс Биллингз… Прошу вас, не покидайте меня. У меня недалеко отсюда, в глубине леса, есть прелестный дом, куда я хочу вас отвезти. Мы будем там одни, только вдвоем.
И сможем оставаться там, вдали от мира, столько, сколько вы захотите…, день…, месяц…, вечность.
– А что мы будем там делать? Одни, только вдвоем?
– Днем спать, просыпаясь лишь тогда, когда на небе зажгутся звезды… Пить вино…, делиться тайнами…, танцевать в лунном свете…
– Без музыки?
Он склонился к ее уху и доверительно прошептал:
– Лес полон музыки. Но большинство людей ее не слышит. Они не умеют слушать.
Тася на миг закрыла глаза. От него исходила обольстительная смесь запахов мыла, воды, влажных волос, крахмального белья.
– Вы предлагаете научить меня этому? – еле слышно отозвалась она.
– Вообще то я надеялся, что ты меня научишь.
Она отодвинулась, глядя ему в глаза. И они внезапно рассмеялись без всякой видимой причины, только потому, что мгновение это было наполнено радостью.
– Я обдумаю ваши слова. – Она двинулась к стулу, который он ей предупредительно подставил.
– Вина?
Вместо ответа Тася подтолкнула к нему свой пустой бокал. Он сел напротив нее, разлил вино по бокалам, и они подняли их в безмолвном тосте. Бледно золотое вино было чуть густым и сладковатым на вкус. Тася кивнула в ответ на вопросительный взгляд Люка и снова поднесла бокал к губам. Раньше она ограничивалась одним двумя маленькими глотками под присмотром матери или кого то из старших.
Теперь она наслаждалась свободой сделать столько глотков, сколько хочется.
Они неторопливо поужинали. Тем временем стемнело, и в доме по углам сгустились тени. Люк делал все, чтобы Тася не вспоминала о случившемся. С ласковой шутливостью он наблюдал, как Тася снова и снова подставляла ему свой бокал, и, забавляясь, предупреждал о том, что утром ее ждет жесточайшая мигрень.
– Мне все равно, – отвечала Тася, глотая изумительный напиток. – Это лучшее вино, которое я когда либо пробовала.
Люк рассмеялся:
– И с каждым бокалом оно становится все лучше и лучше. Потягивай его медленно, любимая. Я все таки джентльмен и не смогу воспользоваться твоим беспомощным состоянием, когда ты опьянеешь.
– Почему же нет? Пьяная или трезвая – итог будет один.
Не так ли? – Она запрокинула голову, давая сладкой жидкости скользить в горле. – Кроме того, не такой уж ты и джентльмен.
Он сощурился и сделал рывок к ней через стол. Тася со смехом вскочила, едва успев увернуться. Комната как то накренилась, и ей потребовалось сосредоточиться, чтобы не потерять равновесие. Когда наконец ей это удалось, она снова взяла свой бокал и стала бесцельно бродить по комнате. Понимая, что выпила чересчур много, она тем не менее испытывала согревающее ее светлое ощущение радости бытия и не хотела, чтобы оно исчезло.
– Кто это? – указала она жестом на портрет белокурой женщины. Немного вина выплеснулось из бокала. Досадливо нахмурившись, Тася решительно стала допивать его, пока бокал не опустел.
– Это моя мать. – Люк подошел и встал рядом с ней перед портретом. – Не пей столько, милая, – произнес он, отнимая у нее бокал. – У тебя закружится голова.
Голова у Таси уже кружилась. А Люк был таким устойчивым, основательным… Она откинулась на него, продолжая разглядывать портрет. Герцогиня была красивой женщиной, но в ее лице совершенно не было нежности или хотя бы мягкости. Губы были сурово сжаты в ниточку, а глаза смотрели остро и холодно.
– Не очень то ты на нее похож, – заметила Тася. – Разве что нос…
Люк расхохотался:
– У моей матери железная воля, и с возрастом она не стала мягче. Да и ум у нее ясный и быстрый. Она всегда клялась, что сохранит его до самой смерти, и пока ни на йоту не растеряла своей сообразительности.
– А какой твой отец?
– Старый негодяй с неутолимой страстью к женщинам.
Один Бог знает, почему он женился на такой, как моя мать.
Для нее любое проявление чувств, даже смех – нечто непристойное. Отец утверждает, что в свою постель она пускала его всего несколько раз…, лишь для того, чтобы произвести потомство. Трое их детей умерли в младенчестве, а потом родились мы с сестрой. С возрастом мать обратилась к церкви, предоставив отцу бегать за женщинами в свое удовольствие.
– Они когда нибудь любили друг друга? – рассеянно поинтересовалась Тася.
Грудь его поднялась в задумчивом вздохе.
– Не знаю. Все, что мне вспоминается, – это вежливое терпение, с которым они общались.
– Как печально!
Люк пожал плечами:
– Они сами выбрали себе такую судьбу. Каждый из них по своим причинам не одобрял и не одобряет брак по любви… Это довольно забавно, потому что их дети считают такой брак единственно возможным.
Тася поуютнее прильнула к нему, наслаждаясь прикосновением твердых мускулов к своей спине.
– Значит, твоя сестра любит своего мужа?
– Да, Катерина вышла за упрямого шотландца с характером под стать ее собственному. Половину времени они проводят, во все горло поливая друг друга проклятиями, а вторую – в постели.
Последние его слова повисли в воздухе. При воспоминании о прошлой ночи, о полных сладостной истомы часах в постели с ним Тася ощутила, как кровь прилила к щекам.
Она глубоко вздохнула, потом еще и, не глядя, потянулась к бокалу.
– Мне хочется пить… – Она повернулась и наткнулась на него, потеряв свое неустойчивое равновесие. Он обхватил ее твердой рукой за талию, и Тася ахнула от неожиданности, почувствовав холодное вино на своем плече.
– Ты пролил вино на меня! – воскликнула она, хватаясь за блузку.
– Неужели? – мягко переспросил он. – Дай ка мне посмотреть. – Он наклонил голову, и она ощутила горячие губы как раз там, куда пролилось вино.
Смущенной Тасе показалось, что они медленно падают: пол все приближался, и тогда она поняла, что Люк опускает ее на ковер. Прежде чем она успела возразить, послышался легкий всплеск, и тонкие струйки потекли по ее животу.
– Ты снова пролил вино!
Шепча какие то нежные слова, он отставил бокал в сторону и осторожно потянул за шнурок, стягивающий вырез блузки. Влажная ткань соскользнула с плеч. Легкий рывок – и юбка поползла вниз по бедрам.
– О Боже! – растерянно проговорила Тася, наблюдая за тем, как одежда, казалось, сама спадает с нее. Но Стоукхерст улыбался ей, словно делал именно то, что нужно. Он склонился к ее обнаженной груди и, подхватывая языком пьянящие капли, лизнул сначала одну грудь сбоку, а затем неглубокую впадинку под ней. Тася задрожала от возбуждения. Она понимала, что ей следует остановить его, но губы Люка были такими жаркими, щекочущими, ласковыми… Шея ее, не в силах удержать голову, качнулась, как стебель цветка, и Тася обвила руками его плечи, стремясь сохранить равновесие.
– Я, должно быть, пьяна, – еле ворочая языком, проговорила она. – Со мной никогда раньше такого не случалось, но я представляла себе, что при этом именно так себя и чувствуешь… Все это вино. О, я наверняка пьяная! Правда?
– Немножко, – ответил он, продолжая снимать с нее юбку.
Тася вдруг почувствовала себя свободно, мысли о том, что хорошо, а что нехорошо, исчезли, и она даже вздохнула с облегчением, когда надоедливая юбка наконец оказалась в стороне. Ноги ее были свободны, и она ощутила себя легкой, ничем не обремененной… А тем временем он снимал с нее остальную одежду, вещь за вещью.
– Ты пользуешься тем, что ты трезв, – сурово заявила она и, рассмеявшись, перекатилась на бок. Он лег рядом, смотря ей в лицо. Она не могла удержаться и стала медленно обводить пальцем его губы. – А может, ты меня совращаешь?
Он кивнул и ласково отвел прядь волос, упавшую ей на щеку.
– Я не сомневаюсь, что мне не следует хотеть этого. Как же кружится голова! – Тася закрыла глаза, почувствовав его губы, жгучие, настойчивые, от которых кровь весело помчалась у нее в жилах. Он навис над ней, такой красивый и обольстительный, что она вся потянулась к нему.
– Помоги мне снять рубашку, – попросил он.
Какая прекрасная мысль… Она хотела ощутить прикосновение его твердой груди, но мешала рубашка. Она старалась одолеть длинный ряд крохотных резных пуговичек, но они не желали поддаваться. Тогда, схватив тонкое полотно, Тася с силой рванула, рубашка с треском разорвалась, и пуговицы посыпались на пол. Довольная этим, она с жадностью смотрела на его стройный обнаженный торс и озаренное светом свечи лицо.
Глаза его были цвета моря, чистого, без примесей серого или зеленого.
– Как это могут твои глаза быть такими синими? – Она бережно коснулась его лица. – Прекрасного синего цвета…
Такого прекрасного.
Его густые ресницы опустились.
– Помоги мне Господь, Тася. Если ты уедешь, ты возьмешь с собой мое сердце.
Тася хотела было ответить, но он стал целовать ее, и слова куда то раскатились, затерялись. Как в тумане, она увидела его руку, снова сомкнувшуюся на ножке бокала и наклонявшую его так, что содержимое переливалось через край. Ей было непонятно, зачем он льет на нее вино, но он велел ей не двигаться. Она лежала в мечтательной истоме, а прохладные капли золотистой жидкости падали на ее тело и растекались по животу и между бедер. От этого странного ощущения она зашевелилась, но тут рот Люка прошелся, порхая, по ее коже, по этому влажному следу вниз к животу, слизывая крохотные винные лужицы. Она коротко засмеялась и вдруг задрожала, когда он обнаружил полную вина ямку пупка. Он нежно опустошил ее до единой капельки, касаясь бархатистой кожи раскрытыми губами, время от времени останавливаясь, чтобы провести по ней горячим языком.
Тася замерла, завороженная необыкновенной игрой, которую он затеял, и щекочущим удовольствием, от которого покалывало иголочками каждый дюйм ее кожи. Он раздвинул рукой ее бедра, и она послушно раскрылась, воля ее сменилась полной покорностью.
Все ее существо сосредоточилось на движении его рта, волнующе дразнящем давлении, которое спускалось все ниже и ниже, пока не дошло до упругих, смоченных вином завитков. Его пальцы легонько прошлись сквозь эти шелковистые заросли, пролагая дорогу скользящему прикосновению языка. После его поцелуя это место бешено запульсировало, и все ее тело содрогнулось. Его язык направился к самой чувствительной точке…, и задержался там, помедлил, пока она не испустила жалобный вздох и не выгнулась навстречу этому волнующему прикосновению с лихорадочным шепотом:
– Да, да, пожалуйста, именно здесь…
Волна наслаждения взметнулась, поднимаясь все выше и выше, с приливной силой, которую тело не могло удержать в себе. Отчаянно вскрикнув, она потянулась вниз и еще теснее прижала его темноволосую голову. Восхитительные содрогания вырвались на свободу и прокатились по ее телу долгими замирающими, преображающимися в тепло кругами.
Опьяненная после любовной истомой, Тася удовлетворенно вытянулась, и в то же мгновение Люк надвинулся на нее.
Она обвилась вокруг его крепкого тела и потянулась к его мужской плоти, нежно обхватывая пальцами всю ее твердую длину. Он застонал, "одним толчком мягко скользнув в ее набухшую глубину, и она радостно сомкнулась вокруг него.
Тася всхлипнула и сплела руки у него на спине, жадно стремясь ощутить сладостную тяжесть его тела, нести бремя давящей ее силы. Но он старался удержать свой вес на локтях, бормоча:
– Я могу раздавить тебя. Ты такая маленькая и хрупкая…, словно косточки у тебя полые, как у птички…
Его пальцы нежно обводили контуры ее ребер, он целовал ее груди и смуглую гладкость ложбинки между ними.
– Когда я чувствую твою ответную страсть…, когда ты стремишься привлечь меня ближе, теснее…, я чуть не схожу с ума, почти не контролирую себя и с трудом сдерживаюсь, чтобы не причинить тебе боль.
– Не сдерживайся, – задыхаясь, просила она, вздымаясь навстречу каждому его пронзающему выпаду. – Я не сломаюсь.
Но он не терял голову, даже когда ее руки требовательно гладили его спину и бедра, а зубы нежно сжали его плечо.
Сладкое забвение накатило лавиной на обоих разом и слило их в едином обвале наслаждения, бездумного и беспредельного.


***

Следующие несколько часов они провели в огромной дубовой постели с массивными резными столбиками, поддерживающими балдахин и необъятные голубые занавески. Но любовь не только приносила наслаждение, она вызывала ужасный аппетит, и они совершили набег на кладовую. Поев фруктов, сыра и кексов, они снова забрались в постель. Тася, зацепившись пальцами ног за матрас, постаралась вытянуться, но все равно не достала до его другой стороны.
– Кровать слишком большая, – пожаловалась она, перекатываясь по белым простыням и улыбаясь Люку. – Я в ней все время теряюсь.
Он засмеялся и подхватил ее на руки.
– А я буду тебя все время отыскивать.
Обвив его шею руками, она устроилась у него на коленях и прижалась щекой к щеке.
– Мне нравится быть распутной, – наивно сообщила она. – Неудивительно, что многие женщины предпочитают быть любовницами.
– Ты считаешь, что ты теперь ею стала? – Он целовал ее в шею.
Она смущенно заглянула в смуглое лицо и покраснела.
– Я…, я не настолько самонадеянна, чтобы считать, что займу место леди Харкорт.
– Мы с Айрис больше не связаны друг с другом. Я ездил вчера в Лондон, чтобы проститься с ней.
Тася настороженно вздернула брови:
– Почему?
– Айрис хотела большего, чем я мог ей предложить, а я был слишком эгоистичен и удерживал ее около себя дольше, чем следовало. Теперь она свободна и может выйти замуж за одного из своих поклонников, которые ухаживали за ней годами. Я не думаю, что это потребует много времени.
– А как насчет тебя? – Тася начала осторожно съезжать с его коленей. – Ты захочешь найти новую любовницу ей на смену?
Люк зажал между плечом и локтем ее талию, удерживая на прежнем месте, и честно признался:
– Я не люблю спать один. Полагаю, что легко найду кого нибудь вроде Айрис и вновь погрязну в привычном блуде.
Эти слова вызвали у Таси ревнивую боль, и она насупилась и замолчала, зная, что у нее нет права возражать.
Люк усмехнулся, легко читая ее мысли.
– Но с другой стороны, – мягко прошептал он, – возникает вопрос, что делать с тобой.
– Я могу сама о себе позаботиться.
– Это мне известно. Но может, ты захочешь взять на себя заботу еще о ком то? И позволить этому кому то в свою очередь заботиться о тебе?
Тася покачала головой, но сердце ее забилось часто и сильно.
– Не понимаю, что ты имеешь в виду.
– Пришло время нам поговорить. – Его синие глаза не отрываясь смотрели на нее. Он набрал в грудь побольше воздуха. – Тася…, я хочу, чтобы ты стала частью моей жизни и жизни Эммы, Я хочу, чтобы ты осталась со мной навсегда.
Если ты согласна, то ты должна стать моей женой.
Тася высвободилась из его рук и, схватив простыню, укуталась в нее. Она упрямо смотрела куда то вниз, не в силах поднять глаза, а он продолжал:
– Мне никогда не приходило в голову, что я смогу быть хорошим мужем кому либо, кроме Мэри. Я не хотел и пытаться… До той поры, пока не появилась ты. – Он коснулся изгиба ее обнаженной спины, провел пальцами по напряженному позвоночнику. – Знаю, что ты не уверена в своих чувствах ко мне. Если бы все было по другому, если бы у нас было больше времени, я ухаживал бы за тобой со всем доступным мне терпением. А вместо этого я предлагаю тебе совершить прыжок в неизвестность с завязанными глазами и довериться мне.
На одно мгновение Тася представила себе, как это было бы прекрасно: делить с ним дом, жизнь…, просыпаться рядом с ним каждое утро… Но видение это сразу же рассеялось, оставив в душе ноющую пустоту.
– Если бы я была другой, я бы сказала «да», – ответила она несчастным голосом.
– Если бы ты была другой, я не желал бы тебя.
– Мы толком не знаем друг друга.
– Я сказал бы, что последние двадцать четыре часа стали весьма обещающим началом.
– Сколько раз я буду снова и снова объяснять тебе?! – В ее голосе звучало отчаяние. – Ты меня не слушаешь. Я совершила ужасное преступление. Этого даже Бог не прощает. Каким то образом когда нибудь мне придется заплатить за это. Возмездие грядет. А я слишком большая трусиха, чтобы встретиться с ним лицом к лицу, поэтому я буду убегать, пока оно меня не настигнет.
– Значит, выходит, что Николай Ангеловский служит орудием божественного правосудия? Не думаю. Полагаю, что у Бога есть лучшие средства для наказания грешников, чем рассылать за ними полусумасшедших русских князей. Кроме того, пока не будет каких либо доказательств, я не поверю, что ты кого то убила. Я считал бы так, даже если бы не полюбил тебя. Какого черта ты так рьяно обвиняешь себя в преступлении, которого не могла совершить?!
– Ты любишь меня? – спросила Тася в полном изумлении, отбрасывая с лица спутанные волосы, чтобы внимательно посмотреть на него.
Лицо Люка стало суровым, он вовсе не походил на человека, поглупевшего от любви.
– А что, по твоему, я пытаюсь тебе втолковать?
Она ошеломленно засмеялась:
– Пока ты до подобных утверждений не дошел.
Его голос погрубел от смущения:
– Поверь, мне было из кого выбирать. После смерти Мэри многие женщины бросались на меня…, и у многих были весьма хорошие обстоятельства…, состояние…, положение…
– У меня в России были отличные обстоятельства, – сообщила она. – Земли, огромное состояние, дворцы…
– Так что мадам Миракль была недалека от истины?
– Совсем недалека.
Губы его слегка искривились.
– Мне все равно, – будь ты хоть дочерью дровосека. Пожалуй, я даже предпочел бы именно это.
– Я тоже, – откликнулась она, помолчав мгновение.
Они не смотрели друг на друга. Наступило молчание, им надо было привести в порядок мысли. Каждый обдумывал свой следующий шаг. В середине их разговора он сделал ей предложение, а она отказалась. Но скорее всего это было не последнее слово.
Тасе хотелось плакать, но она не смела поддаться этой слабости. Тогда он начнет ее утешать. А какой смысл было льнуть друг к другу, если им предстояло вскоре расстаться?
И она еще крепче прижала к груди простыню.
– Люк, – мягко произнесла она, впервые произнося вслух его имя. Он удивленно посмотрел на нее. – Если ты готов снова полюбить и жениться, ты ведь можешь найти кого то гораздо более подходящего, чем я. Тебе будет гораздо лучше с женщиной, похожей на Мэри.
Эти слова были ее благословением и добрым советом, но он в ответ только пронзительно взглянул на нее.
– Разве я говорил об этом? Если бы мне нужно было подобие Мэри, я нашел бы его давным давно. Но я вовсе не хочу, чтобы мой второй брак стал подделкой под первый.
Нельзя желать одного и того же всю жизнь.
Тася безразлично пожала плечами:
– Ты говоришь это сейчас, но если женишься на мне, то потом разочаруешься. Возможно, не сразу, а через какое то время…
– Разочаруюсь? – повторил за ней Люк. – Чего ради?
Нет, ничего не говори. Дай мне минутку, я объясню тебе все сам.
Когда она еще раз попыталась заговорить, он жестом попросил ее замолчать. Было очень важно, чтобы между ними не оставалось никаких недоразумений. Он искал такие слова, которые помогут объяснить ей то, что произошло в его жизни, но задача оказалась очень трудной. Она была еще слишком молода и воспринимала жизнь и мир как нечто неизменное, данное раз и навсегда, совершенно не представляя, какие перемены несет все изменяющее время.
Наконец он заговорил, осторожно подбирая слова:
– Когда я женился на Мэри, я был еще мальчишкой. Я просто не представлял себе жизни без нее. Дружба, родившаяся в детских играх, перешла в юношескую влюбленность.
Мы сначала стали друзьями, а потом мужем и женой. Мы никогда не влюблялись друг в друга, мы тихо и спокойно… вплыли в любовь. Я не стану унижать ее память, притворяясь, что чувство не было настоящим. Мы с ней были очень привязаны друг к другу, и нам было чертовски хорошо вместе… Она подарила мне дочь, которую я обожаю. Но с тех пор как она умерла, я стал другим человеком. И теперь мне нужно другое. Ты же, – он взял Тасину руку и крепко стиснул в своей, глядя на ее склоненную голову, – внесла в мою жизнь страсть и волшебство, которых я раньше не знал. Мы принадлежим друг другу, мы половинки одного целого. Сколько, по твоему, на свете людей, которым удается найти вторую половину своей души? Большинство проводит в поисках всю жизнь, и безуспешно. Но слава Богу, мы с тобой встретились именно здесь и именно сейчас. – Он замолчал и закончил вдруг осипшим голосом:
– Нам дан шанс. Ты знаешь, чего хочу я. Заставить тебя остаться со мной я не могу Выбор за тобой.
– У меня нет выбора! – воскликнула Тася, глаза ее слепили слезы. – Именно потому, что я привязалась к вам с Эммой, я обязана вас покинуть.
– Ты обманываешь сама себя. Ты используешь любой предлог, выдуманный или действительный, лишь бы никто не смог причинить тебе боль. Ты боишься полюбить кого то, – А что, если причина не во мне? – резко возразила она. – Что, если она в тебе? Может быть, ты настолько высокомерен, эгоистичен и лжив, что я не хочу твоей любви!
Люк вспыхнул от негодования:
– Так это и есть твоя причина?
Тася посмотрела на него с мольбой. Он вынудил ее сказать то, что ранило их обоих. Если бы он просто принял ее решение… Если бы не был так упрям…
– Пожалуйста, не делай наше расставание таким трудным.
– Будь ты проклята! Я сделаю его невозможным. – Он подмял ее под себя и заглушил растерянный вскрик требовательным поцелуем. Затем, подняв голову, посмотрел ей в лицо и проговорил, задыхаясь:
– Ты мне нужна. – Дрожащей рукой он нежно погладил ее маленькую грудь. – Ты мне необходима во всем. Я не хочу потерять тебя, Тася.
Прежде чем она смогла ответить, он снова стал целовать ее. Все ее мысли разбежались, кровь быстрее помчалась по жилам, переполняя ее радостью и жаждой страсти. Она задвигалась под ним в пылком приглашении. Мягкие завитки терлись о его набухшую плоть, вызывая сладострастную дрожь.
Он легко проник в ее скользкий вход и нашел его влажным, готовым к его вторжению. Она ахнула и сжала вокруг него мышцы своего лона, ее маленькие руки вцепились ему в плечи с отчаянной силой. Она жарко дышала, обжигая своим дыханием его кожу, и так сильно прижалась лицом к его груди, что он почувствовал острый край ее зубов.
Люк держал ее крепко и застонал, ощутив судороги ее оргазма, заколыхавшегося вокруг него, затягивавшего его все глубже, пока и его не настигло такое же восхитительное освобождение.
Как только дыхание Таси выровнялось, она откатилась в сторону и встала с кровати. Ноги ее подгибались. Она подхватила с пола шелковый мужской халат. Он был ей слишком велик, и ей пришлось завернуться в него. Тася посмотрела на Люка. Лицо его было непроницаемым:
– Я сделал тебе больно? – тихо спросил он.
Она растерянно покачала головой:
– Нет, но… Я хочу побыть одна. Мне надо подумать.
– Тася…
– Пожалуйста, не ходи за мной.
Покидая комнату, она услышала, как он выругался себе под нос. Выйдя на воздух, она подобрала полы халата, чтобы они не волочились по земле.
Была середина ночи, и бархатное черное небо нависало над землей, усыпанное звездами. Тихий пруд походил на стекло и отражал небо, так что вода его тоже казалась полной звезд. Тася неторопливо подошла к берегу. Несколько камышинок закачалось. Это пара лягушек запрыгала прочь при ее приближении, очевидно, решив, что благоразумнее будет поменять место. Тася шумно ступала босыми ногами по песку, стараясь, чтобы остальные лесные и луговые существа, услышав ее, разбежались и разлетелись. Подоткнув халат, она уселась прямо на сырую землю и погрузила ноги в прохладную воду. Лишь затем она позволила себе начать свои размышления.
Человек страстей, настоящий мужчина, лорд Стоукхерст оказался во власти своих чувств в гораздо большей степени, чем хотел это обнаружить. Он был груб в своей настойчивости, но не причинил ей боли. Вытащив ноги из воды, Тася подтянула колени к груди и оперлась на них подбородком.
Больше всего на свете она хотела, чтобы кто то сказал ей, что делать.
Она перебирала в памяти подробности их разговора, слово за словом. Правду ли он говорил? Действительно ли она так боится будущей боли, что не может никому отдать свое сердце? Она вспомнила тех, кого любила в своей жизни: мать, отца, дядю Кирилла, няньку. Всех их она потеряла… Да, она боится… Слишком мало дорогого ее сердцу осталось в жизни у Таси, чтобы не бояться потерь.
Ей вспомнилось детство, какой потерянной и одинокой была она, когда умер отец. Мать всегда была с ней ласкова, но главной заботой Марии Петровны была забота о себе. В ее характере было что то детское, вернее, инфантильное, что мешало ей любить других всей душой. Когда Тася была маленькой девочкой, она не могла этого понять и считала, что просто не заслуживает любви матери. Вся ее досада и мятежность обратились внутрь, на себя. Церковь тоже призывала людей принимать страдания как должное, поощряла мученичество… Но и это не принесло блага. Очень неприятное ощущение быть мучеником. И как доказала жизнь, это очень мало кому нужно.
Заслуживает ли она счастья? Возможности счастья? Должна ли она думать о себе? Она не знала правильного ответа. А как быть с Люком? Что она должна ему ответить? Он ведь человек умный и достойный, он сознательно делает свой выбор, и его не пугают последствия этого выбора. Он хочет жениться на ней, ибо верит, что так будет лучше им обоим.
Если в нем столько веры, то ей следует подумать, почему это случилось.
Он сказал, что любит ее. Тася была одновременно обрадована и подавлена этими словами. Она не понимала, за что он мог полюбить ее: она пришла к нему с пустыми руками, нуждаясь во всем. Но если он получал хоть долю того счастья, которое давал ей, то, может, этого и достаточно.
Она сложила руки перед собой и, крепко зажмурившись, начала молиться: «Господи Боже, я не заслуживаю этого… Я боюсь надеяться…, но ничего не могу поделать. Я хочу остаться здесь».
– Я хочу здесь остаться, – громко произнесла она и поняла, что это и есть ее ответ.
Люк спал на спине, повернув голову набок. Из глубокого сна его вывело нежное поглаживание по голому плечу и шепот в ухо:
– Просыпайтесь, милорд.
Думая, что сон продолжается, он отвернулся, что то буркнув.
– Пойдем со мной, – настаивала Тася, стягивая с него простыню.
Зевнув, он раздраженно спросил:
– Куда?
– На улицу.
– Зачем? Что мы там будем делать?
Ее быстрый смешок пощекотал ему шею, когда она пыталась посадить его на постели.
– Тебе надо одеться.
Все еще скорее сонный, чем проснувшийся, Люк набросил на себя какую то одежду, но обуваться не стал.
Он иронически сдвинул брови, когда Тася старательно помогала ему надеть рубашку, и, хотя она не смотрела ему в лицо. Люк почувствовал в ней какое то напряженное ожидание. Взяв за руку, она потянула его из дома. Подол длинного шелкового халата волочился за ней по земле, как шлейф королевской мантии. Прохладный ветерок помог Люку окончательно пробудиться.
Тася сунула ладошку ему в руку.
– Пойдем, – повторила она, изо всех сил таща его за собой.
Он хотел поинтересоваться, какого черта ей понадобилось, но она так рьяно тянула его вперед, что он промолчал и послушно двинулся следом. Они обошли пруд и направились в лес по ковру опавших листьев и смолистых колких иголок.
Люк поморщился, наступив на острый камешек.
– Скоро придем? – поинтересовался он.
– Почти пришли.
Они остановились уже довольно далеко в лесу. Воздух был напоен сладким ароматом мха, сосен и земли. Сквозь переплетенные ветви мерцали звезды, пронзая дрожащим сиянием мрак леса. Люк был удивлен…, нет, изумлен…, когда Тася повернулась к нему и обвила руками его талию. Прислонившись к нему, она замерла.
– Тася, в чем, собственно…
– Ш ш ш… – Она прижалась губами к его груди. – Слушай.
Теперь они оба затихли. Постепенно до Люка стали доходить лесные звуки: уханье сов, мелкое хлопанье крыльев, тихое посвистывание ночных птиц, стрекотание сверчков, скрипы и стоны стволов качающихся под ветром деревьев.
И, перекрывая все шумы и шорохи, нескончаемо вздыхал ветер в листве. Спутанные ветви деревьев делали их похожими на прихожан в церкви, взявшихся за руки во время пения торжественного гимна. Мелодии леса возносились к небу, сливаясь в вышине с вечной музыкой сфер.
Люк обнял ее и погрузил подбородок в ее волосы. Он ощутил кожей груди ее улыбку, и внезапно любовь переполнила его, опьяняя сладким дурманом. Тася пыталась немного отодвинуться, но он противился этому, нуждаясь в ее близости.
– Я хочу подарить тебе кое что, – проговорила она, мягко вырываясь, и он должен был отпустить ее. Ощупью она нашла его руку, он почувствовал, что она держит что то в руке. – Вот. – Она слегка задыхалась от волнения. Пальцы ее разжались, и он увидел яркий золотой отблеск золота на ее ладони. Это был тяжелый мужской перстень с какой то неясной надписью на печатке. – Он принадлежал моему отцу. Это все, что осталось у меня от него, кроме воспоминаний. – И, так как Люк стоял неподвижно, надела перстень ему на мизинец. Он подошел идеально. – Отец всегда носил его на указательном пальце, но он не был таким крупным, как ты.
Люк поднес руку ближе к глазам и залюбовался простым, но изысканным рисунком, затем перевел взгляд на ее обращенное к нему лицо и, стараясь скрыть подступающий страх, хрипло осведомился:
– Это твой способ сказать «прощай»?.
– Нет… – Ее голос дрожал, глаза светились, как лунные камни, но взгляда она не отвела. – Это мой способ сказать, что я твоя. Во всех смыслах…, до конца моих дней.
На долю секунды он замер, но тут же ожил и крепко ее поцеловал, прижав к себе так сильно, что у нее буквально затрещали кости. Однако она не стала жаловаться, лишь смеялась от непривычной неистовой радости, пока в груди не осталось воздуха.
– Ты станешь моей женой, – проговорил он восторженно.
– Это будет нелегко, – предостерегла она, продолжая улыбаться. – Возможно, ты потом захочешь развестись со мной.
– Ты всегда ждешь худшего, – обвиняюще сказал Люк, снова притягивая ее к себе.
– В противном случае я не была бы русской. – Она гладила его по спине, словно ее руки не могли оставаться спокойными.
Люк захохотал:
– Да, именно этого я заслуживаю – женщины, еще большей пессимистки, чем я.
– Нет, ты заслуживаешь кого то, кто лучше меня…, гораздо лучше.
Он зажал ее рот яростным поцелуем.
– Никогда больше не смей говорить так, – предупредил он ее, едва их губы разошлись. – Я слишком люблю тебя, чтобы спокойно выслушивать чушь.
– Да, сэр, – кротко отозвалась она.
– Так то лучше. – Он снова осмотрел кольцо, которое она ему подарила. – На нем что то написано. Что?
Тася пожала плечами:
– Ничего особенного, просто одно изречение, которое любил отец…
– Скажи.
Она заколебалась:
– Там написано: «Любовь – чаша золотая, погнешь, но не сломаешь».
Люк замер. Затем снова поцеловал ее, на этот раз бережно и нежно, прошептав:
– У нас с тобой все будет в порядке. Обещаю.


***

Они не спешили сразу вернуться в обычную жизнь, решив украсть для себя еще один день. Тася была благодарна за эту отсрочку. Обещание было дано, но ощущение новизны и, пожалуй, некоторой неловкости все еще существовало между ними.
Тася никогда раньше не беседовала с мужчиной, не выбирая слов. Люк знал ее прошлое, самые темные ее тайны.
Однако, вместо того чтобы осуждать, он стал защищать ее от себя самой, от собственных сомнений и самообвинений Он потребовал, чтобы она предалась ему душой и телом, и сам отдал ей то же самое. Тасе было трудно привыкнуть к их новым отношениям. «Трудно, но не неприятно», – решила она, просыпаясь в его объятиях. Они лежали, залитые солнечным светом полудня. Открыв глаза, Тася увидела, что Люк наблюдает за ней. Сколько времени он так лежал без сна, охраняя ее покой?
– Поверить не могу, что это я лежу в постели с тобой, – проговорила она. – Может, я вижу сон? Неужели я действительно оказалась так далеко от дома?
– Нет, это не сон. Но теперь ты дома. – Люк потихоньку стянул с нее простыню до талии и положил большую руку на ее грудь. Золотой перстень, теплый от его тела, легко вдавился в нежную округлость.
– Мой дядя Кирилл тебя не одобрит. Он не любит англичан.
– Твой дядя Кирилл не выходит за меня замуж. И потом, несомненно, он одобрит меня от всей души, когда узнает, как хорошо я о тебе забочусь. – Он медленно поглаживал ее грудь, обводя пальцем ее контуры, отчего жемчужно белая кожа разгоралась розовым заревом. – Может, у меня и нет дворца, миледи, но от голода и непогоды ты будешь защищена. И еще я займусь тем, чтобы у тебя не было времени обращать внимание на наше жалкое жилище.
– Саутгейт Холл никто не назовет жалким, – усмехнулась Тася. – Но я была бы счастлива жить в любом доме, лишь бы ты был рядом со мной.
– А больше тебе ничего не требуется?
– Ну у… – Она бросила на него лукавый взгляд из под ресниц и призналась:
– Я бы хотела иметь несколько красивых платьев.
– Сколько хочешь. – Он рассмеялся. – Полные комнаты платьев, драгоценностей. – Ему наконец удалось совсем стянуть с нее простыню, и он залюбовался ее стройными белыми ногами. – Туфли из кожи страуса, шелковые чулки, жемчужные нити на талию и веер из павлиньих перьев, чтобы висел на запястье.
– И все? – спросила она, умирая со смеху при мысли о крикливом наряде, который он описал.
– И белые орхидеи, приколотые к волосам, – дополнил он, на секунду задумавшись, этот волшебный образ.
– В таком наряде я буду похожа на циркового клоуна!
– Но лично я предпочитаю видеть тебя вот такой…, не прикрытой ни единым лоскутком.
– Я тоже предпочитаю это. – Тася перекатилась на него, изумив их обоих своей дерзостью. – С тобой очень приятно делить постель, – сообщила она, ставя оба локтя ему на грудь, и, помолчав, смущенно заметила:
– Я не ждала, что мне это так понравится.
Рука Люка прошлась по плавному изгибу ее бедер.
– А чего ты ждала? – с усмешкой осведомился он.
– Я думала, что это будет для мужчины приятнее, чем для женщины. И уж наверняка я не ждала, что ты будешь трогать меня так, как ты трогал, и… – Она перевела глаза на его грудь, и краска яркой волной залила ее лицо. – Еще я не думала, что при этом будет столько…, движения.
– Движения, – мягко повторил Люк. – Ты имеешь в виду, когда я нахожусь в тебе? – Она чуть кивнула и почувствовала, как расширилась и напряглась его грудь от еле сдерживаемого смеха. – Неужели тебе никто ничего не объяснял?
– После моего обручения мама сообщила мне, что мужчина и женщина «соединяются», но она не упоминала о том, что случается потом… Знаешь, все это движение и…
– Оргазм? – серьезно подсказал он, когда она, растерявшись, смолкла, не находя слов.
Тася залилась алым румянцем и кивнула.
– Что ж, можно попробовать не двигаться так энергично, – задумчиво произнес он.
– Нет!
Он приподнял ее подбородок и заглянул в глаза:
– Значит, ты довольна тем, как мы все это делали до сих пор?
– О да, – с тихой серьезностью ответила она и опять покраснела, когда он засмеялся, обрадовавшись ее ответу.
Перекатившись на нее, Люк поймал ее локтями и опустился на нее всем весом.
– Я тоже. – Он захватил ее рот долгим поцелуем. – Больше, чем когда либо в своей жизни.
Тася обвила руками его шею, чувствуя, как ускоряется бег ее крови.
– Я не хочу и не буду никогда ни с кем другим делить постель, – сказала она, когда Люк поднял голову. – Когда я была обручена с Михаилом, я только и думала о том, как бы избежать его прикосновений.
Выражение лица Люка изменилось, стало задумчивым и нежным.
– Ты боялась?
Она расстроенно взглянула на него, вспоминая, как это было.
– Когда я его видела, у меня в желудке появлялся какой то ком. Большую часть времени Михаил казался равнодушным ко мне, как и вообще к женщинам. Но иногда…, он смотрел на меня в упор своими странными желтыми глазами и задавал вопросы, на которые у меня не было ответов. Он говорил, что я напоминаю ему оранжерейный цветок, что я ничего не знаю о жизни и мужчинах. Однажды он сказал, что ему доставит удовольствие поэкспериментировать со мной.
Я довольно хорошо представляла себе Михаила, чтобы прийти в ужас от этих слов. – Она замолчала при виде гнева, появившегося на лице Люка. – Мне не надо говорить о нем?
– Нет нет, – успокаивал он ее, покрывая поцелуями лоб и переносицу, пока не исчезли морщинки между бровями. – Я хочу разделить с тобой все твои воспоминания, даже плохие.
Тася протянула тонкую руку к его лицу и погладила по худой щеке.
– Иногда ты меня удивляешь. Ты такой добрый и понимающий… А потом я вспоминаю, каким ты был с Нэн Питфилд.
– Беременной горничной? – Люк горько усмехнулся. – Да, временами я веду себя как осел. Тогда ты не колеблясь сказала мне об этом. У большинства людей не хватает духа так поступить. Когда ты пришла ко мне в библиотеку и стала ругать меня за Нэн, я готов был тебя придушить.
Тася улыбнулась, вспоминая его ярость:
– Я думала, ты так и сделаешь.
Он уткнулся в ее ладонь, целуя в самую середину.
– Но когда я увидел, как храбро ты бросаешь мне вызов, почувствовал, как бьется твое сердце у меня под рукой, то захотел тебя невыносимо.
– Неужели? – Она удивленно засмеялась. – Я и не догадывалась.
– А потом я задумался над твоими словами и понял, что ты была права, хоть мне было досадно в этом признаться. – Его голос зазвучал иронически. – Нелегко держать в узде свои порочные наклонности. Иногда мне надо, чтобы кто то указывал на них…, когда я поступаю как упрямый болван.
– Это я могу, – участливо кивнула Тася.
– Ну и хорошо. – Он повернулся, крепче притягивая ее к себе. – Наверное, у нас будут и другие споры. Я иногда бываю надменным и непробиваемо тупым, так что тебе придется меня ругать. Наверняка у нас будут ссоры, но никогда не сомневайся в том, что я тебя люблю.


***

Их идиллическое пребывание вдвоем вдали от всех подошло к концу, и им надо было подумать о возвращении в Саутгейт Холл.
– Мы никак не можем побыть здесь еще денек? – мечтательно поинтересовалась Тася, когда они прогуливались по лугу.
Люк покачал головой:
– Хотелось бы мне, чтобы у нас была такая возможность, но мы и так здесь слишком задержались. У меня ведь есть обязанности… В том числе организация нашей свадьбы.
Что касается меня, перед Богом мы уже муж и жена. Но я хотел бы стать женатым еще и перед лицом закона.
Тася нахмурилась:
– Я собираюсь замуж, а моя семья этого не знает. Им теперь известно, что я жива, но они понятия не имел, где я.
Хотелось бы мне каким то образом успокоить их, сообщить, что я жива и здорова.
– Нет, это облегчит Николаю Ангеловскому его поиски.
– Я вовсе не спрашивала у тебя разрешения, – вспыхнула Тася, раздосадованная его отказом. – Я сказала это просто так.
– Что ж, выкинь эту мысль из головы, – коротко произнес он. – Я не собираюсь провести остаток жизни, ожидая появления Ангеловского у себя на пороге… И пока я не придумаю чего то лучшего, ты будешь держать в секрете, кто ты, и не будешь общаться со своей семьей.
Тася вырвала у него руку.
– Не стоит тебе разговаривать со мной как со своей служанкой. Или в Англии мужья именно так говорят со своими женами?
– Я всего лишь беспокоюсь о твоей безопасности, – мягко ответил Люк. Все его высокомерие сразу же исчезло.
Вид у него стал кроткий кроткий, как у ягненка, но Тася не поддалась на обман. Он может сколько угодно стараться скрыть свои властные наклонности, но только лишь они поженятся, она станет принадлежать ему по закону…, как лошадь. И тогда управляться с ним будет нелегко. Впрочем, она была готова принять этот вызов.
Первым делом по возвращении в Саутгейт Холл Тася и Люк решили сообщить Эмме, что они женятся, но Эмма мгновенно догадалась обо всем сама, едва увидев их вместе, стоящих бок о бок.
Тася надеялась, что Эмма будет довольна этой новостью…
Даже, по правде говоря, была совершенно уверена, что Эмма обрадуется, но неистовый восторг девочки превзошел все ожидания Таси. С радостными криками Эмма металась по большому холлу, тиская с любовью всех, кто попадался ей на пути. Самсона тоже захватило это безумное счастье, и он, бегая по пятам за Эммой, разразился басистым лаем.
– Я знала, что вы вернетесь! – кричала Эмма, чуть не сбивая Тасю с ног. – Я знала, что вы ответите папе «да»! Он был у меня утром того дня, когда вы оба уехали, сказал мне, что вы выйдете за него замуж, хотя сами еще этого не знаете.
– Так и сказал? – Тася испепелила Люка укоризненным взглядом, ее темные брови сурово сошлись над светлыми глазами.
Люк притворился, что не замечает этого безмолвного упрека, и сосредоточил собственный гнев на Самсоне. Пес восторженно катался по полу, пачкая шерстью обюссонский ковер.
– Почему каждый раз, возвращаясь в свой дом, я застаю это проклятое животное?
– Самсон – не животное, он – член семьи, – обороняясь, возразила Эмма и, не утерпев, радостно добавила:
– И мисс Биллингз теперь тоже! Нам придется искать новую гувернантку? Но никто мне так не понравится.
– Да, надо будет поискать новую. Мисс Биллингз не сможет быть одновременно и леди Стоукхерст, и твоей гувернанткой. – Он посмотрел на Тасю, как бы прикидывая, сколько хлопот она сможет вынести. – Она через неделю упадет в изнеможении.
Хотя в его словах не было никакого намека, Тася залилась краской, припомнив, какой усталой почувствовала себя после двух любовных ночей с ним. Люк улыбнулся, словно догадавшись, о чем она подумала.
– Теперь, мисс Биллингз, раз вы больше у меня не на службе, следует сказать миссис Наггз, чтобы она показала вам, в какой из комнат для гостей вы будете жить.
– Моя старая комната вполне меня устраивает, – пробормотала Тася.
– Моей невесте она не подходит.
– Но я не хочу…
– Эмма, – прервал ее Люк, – выбери комнату для мисс Биллингз и скажи Сеймуру, чтобы он перенес туда ее вещи.
И сообщи домоправительнице, чтобы вечером накрыли стол на три прибора. Отныне мисс Биллингз будет есть с нами.
– Да, папа! – И Эмма, сопровождаемая Самсоном, выбежала из холла.
Оставшись наедине с Люком, Тася, насупившись, взглянула на него.
– Надеюсь, ты не собираешься навестить меня сегодня ночью, – тихо сказала она, прекрасно понимая, что именно это он и намеревается сделать.
Глаза его весело блеснули, по лицу расплылась улыбка.
– Я говорил тебе, что не люблю спать в одиночестве.
– Никогда не слышала о таком непристойном поведении! – Она увернулась, когда он обнял ее и попытался прижать к себе. – Милорд! Кто нибудь из слуг увидит.
– Даже если мы будем спать в разных постелях, все равно слуги будут считать, что мы спим вместе. Так что мы можем спокойно наслаждаться нашей любовью. Если мы не будем вести себя нагло, о нас никто не скажет и не подумает ничего плохого.
– Я сама так подумаю. – Искренне возмущенная, Тася выпрямилась и натянуто проговорила:
– Я…, я не стану заниматься блудом с тобой под одной крышей с твоей невинной дочерью! Величайшим лицемерием с моей стороны было бы после этого давать ей моральные наставления.
– Лошадь уже увели, Тася. Поздно теперь закрывать дверь конюшни.
– Пусть. Но дверь моей спальни будет закрыта. – Голос ее звучал строю и решительно. – До тех пор, пока мы не поженимся.
Когда Люк понял, что она не изменит своего решения, лицо его стало каменным. Они обменялись яростными взглядами. Затем Люк круто повернулся и зашагал прочь.
– Куда ты направился? – осведомилась Тася, побаиваясь, что он передумает и ничего не будет.
– Устраивать свадьбу, – проговорил он сдавленно. – И как можно скорее.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art