Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Александр Китайгородский - Реникса : Платье из астральной материи

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Александр Китайгородский - Реникса:Платье из астральной материи

 

От Адама до наших дней

Природа далеко не всегда потворствует нашим желаниям. Напротив, достижение цели большей частью связано с преодолением препятствий, а неумеренное хотение и вовсе невыполнимо. Избежать страдания, приблизиться к счастью – естественное стремление людей.
Разумный человек знает, что подвластно ему, что подчинено другим людям и в чем состоят законы природы, выполняющиеся независимо от воли людей. Он понимает, что овладение природой заключается в познании ее законов и использовании их для своего блага. Он понимает, что нет таких сил в мире, которые по его просьбе или молению могли бы изменить естественный ход событий.
Заглядывая в глубь времен, мы в любом веке находим мыслителей, ясно понимающих, что все явления мира протекают по строгим законам, которые невозможно нарушить.
Для наших разумных предков было ясно, что не всё на свете возможно, что противоречащие законам природы «сверхъестественные явления» или «чудеса» суть не что иное, как чепуха и выдумка.
Понятие «чуда» вовсе не дитя нашего века. Оно имеет столько же лет от роду, сколько и человеческая цивилизация.
Как во все времена существовали разумные люди, так же точно никогда не переводилась категория людей, верящая в возможность сверхъестественного, не ощущающая незыблемости законов природы.
И наш век – век атомной энергии, завоевания космоса и молекулярной биологии – расправляется с «верящими» очень медленно. Впрочем, это не удивительно. Природные способности к самостоятельному мышлению не получают развития без надлежащего воспитания, а плоды обучения рациональному подходу к миру сказываются лишь после многих лет систематической и последовательной учебы. Вполне естественно, что рациональное научное мышление широко распространено среди людей, посвятивших себя науке.
Что же касается представителей других групп населения, то их мнения находятся в зависимости от пропаганды, которая в век печати, радио и телевидения без труда завоевывает и унифицирует мировоззрение миллионов граждан. Это одна из причин того, что даже наиболее прямолинейная в своем признании чудес католическая религия продолжает держать в сфере своего влияния сотни миллионов людей.
В укреплении суеверий решающим является не только наличие пропаганды, но и ее отсутствие. Астрологические и метапсихологические общества, профессия предсказателя будущего, вера в приметы и предчувствия, некритическая готовность согласиться с реальностью чуда – всё это будет существовать до тех пор, пока человечество не сочтет нужным разделаться с взглядами на мир, противоречащими науке. Разумеется, вера в чудеса претерпела большие изменения. Между дикарем, увешанным амулетами, респектабельным профессором конца прошлого века, беседующим с тенью отца Гамлета, и нашим современником, изучающим методами математической статистики влияние человеческой воли на выбрасывание игральной кости шестеркой кверху, есть различия, но, право же, более существенно сходство.
Полистаем страницы истории и посмотрим, как эволюционизировали всяческие магии, теснимые естествознанием.
Вера в чудеса у дикарей всех стран мира хотя и различалась в деталях, но строилась всегда по одному и тому же принципу: мир заселен духами и божками, которые способны вмешиваться в дела человеческие. Они управляют индивидуальными судьбами, поведением Солнца и звезд, распоряжаются стихиями. На их поведение можно повлиять: их можно упросить, можно умолить, а можно и припугнуть. Духа можно призвать себе на помощь и обратить на гибель соседа. Чтобы суметь распоряжаться духами, надо знать таинства, заключающиеся в действиях и словесных заклинаниях. Первейшую роль играют магические слова – слова, как ключи к секретному замку, одно лишь произнесение вслух которых заставляет прийти к вам на поклон духа, черта и лешего. И у каждого народа имеются священники, жрецы, шаманы, посвященные в магические таинства. Ясно, сколь велика власть мага и чародея над суеверными соплеменниками.
Ненамного наивнее были древние халдеи, персы или греки. В стране, давшей миру выдающиеся мыслителей, был распространен культ Гекаты – богини, появляющейся ночью и лишь тогда, когда Луна скрывалась за облаками. Геката была покровительницей колдуний. Судя по дошедшим до нас сведениям, служения Гекате обставлялись как хороший спектакль. Выбирались мрачные декорации, изображались рептилии и противные животные, зрителей спаивали возбуждающими средствами и вызывающими отвращение зельями. На «особой высоте» была литературная часть сценария. Вот пример заклинания от имени Гекаты.
«Приди, Сомбо – богиня ада, Земли и Неба, госпожа над большими дорогами, городами и предместьями. Ты, которая несешь свет, которая живешь ночью, враг света и подруга ночи. Ты, которая радуешься ночному вою собак, пролитой крови, которая бродишь на кладбище в компании теней мертвецов, ты, жаждущая крови и приносящая ужас смертным. Горго, Мормо – Луна, имеющая тысячи обличий, – прими наши жертвоприношения».
Цели колдовства могли быть самые различные: месть, моление о благополучии близких, поиски вора или неблагожелателя и, наконец, предсказание будущего.
Предсказание судьбы по звездам, по линиям руки, на кофейной, гуще, по виду внутренностей животного, путем – истолкования бреда или галлюцинаций и многими другими способами – одна из главных задач магии. И всё это преспокойно дожило до второй половины XX века.
В трезвой и высококультурной Римской империи астрологи обладали большой силой. Опубликованные ими руководства были настольными книгами у патрициев и в особенности у их жен и дочерей.
Ювенал в одной из своих сатирических поэм советует избегать дам, сильных в астрологии. Они консультируются со звездами прежде, чем решиться на поездку к мужьям в армию или родную деревню. Если звезды разрешают это сделать, то они будут терпеливо ждать рекомендованного астрологом дня. Если они больны, то часы приема еды и лекарств будут взяты ими из книг по астрологии.
Но Ювенал напрасно смеется над одними лишь римскими дамами. История сохранила множество анекдотов, касающихся римских цезарей и чиновников, окружавших себя предсказателями судьбы всех мастей. Они им верили настолько, что запрещали простым смертным обращаться к астрологам из боязни, что судьба императора может таким образом стать известной их подданным. Император Тиберий, прибегавший к услугам астролога, чтобы выяснить, нет ли у него врагов среди приближенных, выслал из Италии около четырех тысяч предсказателей судьбы.
Откуда же такой успех астрологии? Ведь ясно, что они ошибались в своих предсказаниях значительно чаще, чем угадывали.
Конечно, это так. Но всё дело в том, что невыполнение прогнозов забывается, а удача становится широко известной. Кроме того, астрологи были достаточно умны, чтобы делать свои предсказания по возможности более расплывчатыми и украшать их многочисленными «если» дабы была возможность подвести свершившееся под формулу гороскопа и сохранить мосты для отступления.
Борьбу с магией начало христианство. Однако на самом деле эта война обернулась против магов и чародеев, а не против веры в чудеса. Иначе и быть не могло, поскольку в основе любой церкви лежат также чудеса.
Но новообращенные христиане не сразу освободились от веры в духов и демонов. В течение веков они продолжали верить в действенность амулетов, демонов, якобы способных принимать обличье животного, в возможность вызывать мертвых и вести с ними беседу, в возможность получать вести на расстоянии… Они отрицали магию как дьявольское занятие, но верили в нее с прежней силой и прибегали к ней, когда желание узнать свою судьбу или повлиять на нее становилось слишком сильным. Авторитеты церкви вынуждены были издавать законы, подобные следующему (конец IV века).
«Ни один человек независимо от его положения, ранга, рождения, состояния не смеет поклоняться идолам и приносить им жертвы… Тот, кто осмелился заколоть животное с тем, чтобы узнать судьбу по виду его внутренностей, будет рассматриваться как виновный в оскорблении величества…»
В VI VII веках церковью, казалось бы, одержана победа. Триумф новой веры рассматривался как поражение дьявольской силы, но, конечно, не как разрушение веры. Напротив, рассказывалось, что демоны сбежали, испуская жалобные крики, покинули своих идолов, около которых они прятались, оракулы онемели, и воздух, заполненный нечистой силой, был очищен знаками снятого креста. История показывает, что произошла лишь смена форм. Существо оставалось тем же, и вера в сверхъестественное сохранилась практически в том же виде.
Странного в этом, конечно, нет ничего, так как нельзя бороться с суевериями, заменяя их господом богом.
И действительно, поскольку вера в ад была сохранена, то было вполне естественно оставить на вооружении заклинания против дьявольской силы. Астрологи и маги оказались в этом отношении гораздо более последовательными, чем церковь. Именно поэтому (правда, скрываясь и таясь) они продолжали практиковать свое искусство и находили без труда клиентов в любых слоях общества.
Напрасно церковь говорила, что прибегающие к услугам чародеев тем самым входят в общение с чертом и теряют свою душу. Простое любопытство, желание отомстить, разбогатеть, достигнуть власти – все эти чувства оказывались сильнее запретов церкви. И имеется бесчисленное количество доказательств, что маги, чародеи и предсказатели сохраняли свое влияние в ту эпоху, когда, казалось бы, от политеизма (многобожия) не осталось и следа. Запрет обратиться к тому, кто может сотворить чудо, оказался тщетным.
Да, вера в чудеса не покидала и отцов церкви. Фома Аквинский, на учении которого покоится современный католицизм, признает реальность колдовства, а ураганы и грозы считает делом рук скверных демонов.
Можно смело сказать про средневековую Европу, что она сохранила все суеверия времени политеизма. Их лишь обрядили в другие одежды, но сохранили прежние черты. Духам и божествам Востока и Древней Греции не было отказано в праве на жительство. Их низвели в ранг поверженных гениев, обладающих ограниченной властью, но способных делать людям лишь гадости.
Средневековая церковь признавала существование Юпитера, Меркурия или Венеры. Но не как богов, а как личин дьявола.
Вплоть до XVII века отношение к астрологии, магии и чародейству не претерпело существенных изменений. Пренебрегая велениями церкви, тайными науками занимались короли и сановники. Генрих IV и Людовик XIII – французские короли – прибегали к услугам астрологов, о чем поведал нам в своих романах Александр Дюма.
Перемена декорации началась тогда, когда на арену стало выходить естествознание. Под его давлением магические «науки» были изгнаны вначале из небесной механики (открытие Коперника подкосило астрологию), а затем из физики и химии. Магии ничего другого не оставалось, как укрепиться в физиологии и психологии – науках, менее изученных.
В XIX веке уже считалось неприличным для образованного человека верить в чертей и заклинания духов. Но вера в сверхъестественное и чудесное не была еще убита, поскольку физиологические и психологические явления были еще неясны. В этой области магия пышно расцвела под многими новыми названиями: оккультизма, теософии, метапсихологии.
В ход вошел «строгий» научный язык, имитирующий науку, эксперименты и демонстрации, глубокомысленные философские рассуждения. Но, несмотря на новые одежды, сущность магии осталась прежней: признание нематериального мира, в той или иной степени способного вмешаться в дела природы и человека и нарушить таким образом законы их существования.
У новой магии много школ и направлений. Одни ее адепты представляют себе нематериальный мир в виде душ мертвых, гуляющих по загробной вселенной. Иные полагают, что он существует в виде астральной материи, элементами которой являются человеческие мысли, живущие отдельно от породившего их мозга.
Поскольку эта стадия развития магии совпала с эпохой, когда публикование книги стало простым делом, то, несмотря на сокращение тематики, магия резко расширила поле своей деятельности, и «просветительская» работа ее сторонников стала проникать в гущи народные. Число книг по оккультизму, метапсихологии и прочему подобному бреду достигает фантастических размеров. Однажды я пришел в Ленинскую библиотеку выбрать две три книги по оккультным наукам, чтобы рассказать о них читателю. Меня оторопь охватила, когда передо мной поставили три полных ящика библиотечных карточек. И это при условии, что уже лет сорок по вполне понятной причине эти ящички не пополняются – мы, к счастью, подобной литературы не издаем и из за границы ее не выписываем. А что было бы, если бы ящики дополнить всем, что издается в этой области до сего времени во всем мире? Число карточек удвоилось бы или утроилось.
Успехи физиологии и психологии к началу нашего века стали столь значительными, что магии пришлось отступать и из этих областей. Отступление пошло по двум линиям. Ряд деятелей махнули рукой на естествознание, на то, что ученые называют их шарлатанами и жуликами, и откровенно стали поборниками оккультизма, полагая (и не без оснований), что на их век дураков хватит. Другая же часть любителей чудесных явлений, значительно меньшая, не пожелала оказаться выброшенной из интеллигентного общества и произвела очередную смену вывески. Слово «магия» стало уже давно синонимом чертовщины. Термин «метапсихология» также уже приобрел дурную репутацию. И магия XX века получила название «парапсихология». Эта «наука» уже как то учитывает реальную действительность, а посему ограничивает себя лишь тремя областями деятельности: а) изучением возможностей предсказания будущего, б) возможности передвигать предметы силой желания и в) передачей мыслей на расстояние. Парапсихологи отличаются от своих предшественников и еще в одном важном отношении: они не считают возможным строить «теории» по поводу той чепухи, в существование которой они верят. Они ставят себя в благородную позу экспериментаторов, исследователей таинственных факторов, которые сегодня еще не имеют объяснения.
Прежде чем перейти к более подробному рассмотрению наук о чудесах, хочется поразмыслить на тему: откуда такая легкость в завоевании верующих. Ясно, что в распространении веры в чудеса играют роль социальные причины. Действительно, если нет борьбы с религией, значит, ослаблена борьба с чудесами любого сорта. Но это не единственные причины. Вера в чудеса имеет много психологических обоснований.
Разумеется, существует множество явлений, объяснение которых не лежит на поверхности. Когда эти явления касаются мира физического, то поиски истины остаются в руках лишь работников науки. В эту область любители «чудес» не лезут, поскольку для того, чтобы только разобраться в фактах, требуется изрядное знание предмета. Совсем иначе обстоит дело, когда речь идет о сложных событиях, происходящих в мире взаимоотношения людей. Эти явления представляют неизмеримо больший интерес для любого человека, далекого от науки, чем непонятное в мире физики. Поэтому он острее прислушивается к объяснениям психологических тайн, которые ему предлагают. Но рациональное объяснение сложных и еще совсем мало исследованных явлений, связанных с закономерностями человеческих восприятии и психики, как правило, сложно и еще не полно. Следить за рациональным объяснением не так то легко – это требует и знаний и мыслительного напряжения. Гораздо легче принять на веру «объяснение» которое, как я говорил выше, строится по принципу детской психологии, стремящейся для каждого явления найти своего мистического носителя.
Вера в несводимость духовных явлений к материальному началу воспитывается поэтому без особого труда. Очень многие лица с пеной у рта доказывают невозможность дать материалистическое обоснование людской проницательности, вещим снам, народным приметам, мгновенным исцелениям от болезни.
Неизощренному уму представляется чудом способность проницательного, остронаблюдательного человека угадывать желания и мысли. Необъяснимым представляется исцеление больного в моменты сильного душевного потрясения. Так же точно совершенно непонятными кажутся вещие сны и предчувствия, когда… они сбываются, когда выполняются некоторые распространенные приметы.
Явления, связанные с психической деятельностью человека, по сути дела, только только начинают изучаться. Далеко не все они могут быть сейчас истолкованы. Но естествоиспытатель уверен, что это преходящее и что рано или поздно исчерпывающая модель человеческой психики будет создана.
В то же время некоторое размышление показывает достаточно отчетливо, на каком пути должен и может ученый искать рациональное объяснение всем этим фактам. Так, угадывание сопряжено с воспитанием у «чародея» острой наблюдательности. Что касается вещих снов, то человек видит их достаточно часто, но запоминает свои предчувствия лишь тогда, когда они выполняются. Несомненно, удастся доказать, что события предыдущих дней подготавливают неосознанно для сновидца материал его видения.
Что же касается примет, то большинство из них (вроде перебежавшей дорогу черной кошки) является чистой чепухой. Однако некоторым приметам может быть дано и разумное объяснение.
Скажем, отправляясь на важное деловое свидание, муж возвращается обратно за забытой шляпой. Жена говорит в сердцах: «Пути тебе не будет». И оказывается правой. Готов поверить, что примета оправдывается более часто, чем этого потребовал бы случай. Возвращение домой свидетельствует о несобранности, которая может явиться причиной неуспеха. Всюду, где естественнонаучное объяснение является еще шатким или неполным, большинство людей отвергает его легко и охотно в пользу признания тайны и чуда. В этом отказе, возможно, есть кое что от самозащиты против просветителя. Если ему поверишь, то тем самым признаешь его более умным. Гораздо приятнее полагать, что мы оба с ним не понимаем того, что произошло.

Под знаком Стрельца

Есть множество способов предсказания судьбы. Для этой цели пользуются кишками убитых животных. Существуют и изложены в серьезных книгах правила, связывающие рисунок внутренностей с судьбой человека. Поскольку этот метод довольно хлопотный и неаппетитный, то несравненно большее распространение получила хиромантия. Число руководств, которые учат определять судьбу как свою, так и ваших знакомых по линиям руки (только левой, правая не годится), измеряются многими сотнями. Есть и современные издания. Правила игры установлены достаточно твердо. Скажем, переход в лучший мир отмечен на линии, которая начинается между большим и указательным пальцами и направляется к запястью. Чем длиннее линия, тем больше будете жить. Точность предсказаний может быть сделана весьма высокой – в учебниках линия жизни разграфлена с точностью до миллиметра. Таким образом, к вашим услугам полноценная шкала.
Хиромантия живет уже тысячи лет и не умирает. Число людей, верящих в то, что «в этом что то есть» и вспоминающих правильные предсказания хиромантов, поразительно велико. А ведь способ проверки крайне прост: отправляйтесь в морг и промеряйте длину линии жизни тех, кто с ней распростился в продолжение последних дней. Возраст умерших записан в карточках, и нужно всего лишь несколько часов времени, чтобы убедиться в том, что всё это бред чистейшей воды.
О распространенности хиромантии в светском обществе свидетельствует художественная литература. Вспомните великолепный рассказ Оскара Уайльда. У лорда Артура хорошенькая невеста, на которой он должен вот вот жениться. И вдруг помеха: хиромант предсказывает, что в ближайшее время лорд Артур совершит убийство. Но лорд не может допустить, чтобы любимая оказалась женой убийцы, и он торопится совершить преступление. Торопится, чтобы вступить в брак освобожденным от мрачного предсказания. Его планы один за другим срываются, свадьбу приходится откладывать, невеста начинает сердиться. Однажды вечером неудачный жених возвращается домой в совершенно расстроенных чувствах. На мосту через Темзу стоит человек, свесившийся через перила. Но ведь это хиромант! Злость к человеку, испортившему ему жизнь своим предсказанием, охватывает лорда Артура. Почти не рассуждая, он подкрадывается к хироманту и сбрасывает его в воду…
Что же, предсказание сбылось, теперь можно спокойно праздновать свадьбу.
До сего времени много еще людей вполне серьезно относятся к гаданию на картах. И здесь игра происходит по строгим правилам, которым каждый может научиться. Впрочем, гадание на картах в отличие от хиромантии не претендует на количественные предсказания. Гадалка ограничивается тем, что сулит большую дорогу в казенный дом, встречу с трефовым королем и прочее.
Не буду останавливаться на гадании на кофейной гуще, на святочных гаданиях и на многом другом, представляющем интерес для этнографа. Стоит лишь подчеркнуть, что прорицания и гадания в очень схожих формах встречаются у народов, взаимное влияние культуры которых практически исключено. Значит, есть во всем этом общечеловеческие черты.
Поскольку предсказатели судьбы всегда на голову умней тех, кто обращается к ним за справкой о будущем, то не трудно понять, что в каких то общих чертах прорицания могут оказаться справедливыми.
Скажем, услышав жалобы женщины, покинутой своим возлюбленным, ловкими вопросами гадалка может достаточно ярко представить себе ситуацию и, обладая большим житейским опытом и проницательностью, с достаточной вероятностью предскажет ход событий.
Духу естествознания нисколько не противоречит предположение, что по манере поведения человека, по чертам его лица, по его почерку, может быть, и по строению руки или форме черепа можно судить о характере, о способностях… Этой задачей, довольно интересной, естествоиспытатели сколько нибудь серьезно и систематически не занимались. Да и трудно это очень, так как прежде, чем рискнуть на какие либо выводы, надо уверенно установить связи и взаимозависимости явлений, а для этого нужна очень большая статистика. Такие связи (как говорят в математике – корреляции) вполне вписываются в науку.
Не трудно допустить, что построенные по индивидуальному плану мозг и нервная система, ответственные за духовные способности, каким то образом связаны с характерными особенностями анатомии этого же субъекта. Ведь доказан факт, что все наследственные признаки закодированы в молекуле дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК). Запись эта наверняка чрезвычайно сжатая и экономичная. И возможно, что одни и те же гены связывают, скажем, ширину ладони и решительность характера. Хотя как обстоит дело в действительности, покажет дальнейшее развитие биологии, физиологии и психологии. Сейчас же стоит лишь подчеркнуть, что в таких предположениях ничего антинаучного не содержится.
Далее. Поскольку характер человека, без сомнения, влияет на его судьбу, то нет ничего удивительного и в том, что проницательный субъект, получивший представление о характере своего знакомого, в общих чертах может сказать ему, ждет ли его успех или неудача, ожидает его любовь или измена, и может иногда оказаться правым. Вероятно, именно это обстоятельство, ни в малейшей степени не имеющее мистического характера, и поддерживает у некритически мыслящих людей веру в возможность предсказания будущего.
Но почему естествоиспытатель, признающий неукоснительное выполнение законов природы, не верит в то, что судьба каждого человека предопределена? Ведь предсказуема же в деталях «судьба» летящей ракеты, характер дифракционной картины, которая возникает после попадания световой волны на экран с отверстиями, деление клетки…
Мы должны здесь напомнить уже сказанное по поводу явлений, управляемых случаем. Если бы представить себе, что нам известны координаты и скорости всех молекул, находящихся в сосуде с газом, то мы могли бы предсказывать расположение и скорости этих молекул в последующий момент. Однако достаточно незнания поведения одной молекулы из миллиардов, чтобы такое описание стало невозможным и должно было бы быть заменено описанием статистическим. Так обстоит дело даже в том случае, если стоять на позициях классической физики. Если же вспомнить, что при соударениях молекул может произойти случайный отрыв электрона, что переходы молекул на более высокие возбужденные уровни энергии управляются законами теории вероятностей, то заключение о невозможности в механическом смысле исчерпывающего описания молекулярной системы станет вполне очевидным.
Поскольку мозг и нервная система являются невообразимо сложными молекулярными системами, то подчинение всех жизненных процессов строгим законам вовсе не равноценно отрицанию у человека свободы воли и ответственности за свои поступки. Впрочем, чтобы прийти к такому заключению, вовсе не надо «опускаться» на молекулярный уровень. Достаточно сообразить, что судьба человека, живущего в обществе, неразрывно связана с волей и поведением сотен тысяч людей. Число возможных «столкновений» человеческих судеб столь огромно, что, и не прибегая к молекулярным объяснениям, можно сказать об абсолютной невозможности предсказания будущего человека, поскольку жизнь его не может быть изолирована от случайностей.
Это кажется столь очевидным, столь ясным, что не нуждается даже в аргументации. Бессмысленно говорить о человеке, попавшем под автомобиль, что такое ему «на роду написано». Разве не ясно, что эта роковая встреча не состоялась бы, будь на две секунды раньше переключен предыдущий светофор; или если бы кто либо задержал несчастного просьбой дать прикурить; или он просто немного замешкался бы дома, надевая галоши перед выходом на улицу; или шофер замедлил бы чуть чуть ход, желая подробнее рассмотреть идущую рядом машину незнакомой марки… Бесчисленные случайности привели к роковому результату, и полагать, что они предсказуемы, можно лишь в том случае, если верить, «что без воли господа ни один волос не упадет с головы человеческой». Иными словами, вера в возможность предсказания судьбы совместима с религией (впрочем, иногда и религия отказывается от такой возможности, утверждая, что «пути господни неисповедимы») и коренным образом противоречит принципам естественных наук.
Возможность предсказания случайных событий равноценна зачеркиванию естествознания. Компромисса здесь нет.
И вот, несмотря на всё это, живет и здравствует древняя лженаука астрология: учение о том, как предсказать судьбу человека по виду звездного неба. Три тысячи лет существует это учение и не умерло и сегодня. Поразительно, не правда ли? Но, с другой стороны, что тут поразительного – ведь жива же религия!
Основное утверждение астрологии состоит в том, что судьба, в том числе и смерть, каждого человека определяется тем, как были расположены по отношению к звездам в день его рождения Солнце, Луна, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн. В основу разработки правил предсказания был положен некий эксперимент. Так, еще в Вавилонии, приблизительно за 2800 лет до нашей эры, было произведено сопоставление, астрономических и исторических записей. Возникли астрологические таблицы, которые и были положены в основу разработки правил предсказания будущего как отдельных граждан, так и государства в целом.
Наиболее древняя астрология – халдейская. Она была проста по той причине, что относилась только к государству и царям. Халдеи полагали, что боги не станут заниматься судьбой мелких людишек.
Вот примеры их предсказаний (цитаты взяты из книги Г. А. Гурева «Астрология и религия»).
«Когда звезда Мардука появляется в начале года – зерно будет расти хорошо. Мардук появляется в месяце Нисане, планета приблизилась к звезде Ли – это значит царь Аккада умрет. Звезда Мардука была видна в Тельце, она вернулась назад до Плеяд, в продолжение месяца она была видна – дождь, град и наводнения должны случаться…»
Халдеи не ставили перед собой задачу подводить под астрологию философскую базу. Их астрология – это некий свод правил. Обосновывая его, они, вероятно, ссылались на то, что так случалось раньше.
Поскольку каждый день года характеризуется определенным расположением планет по отношению к звездам, то у каждого дня есть своя характеристика. Следовательно, можно издать календарь того, что можно, и того, чего нельзя делать в тот или иной день. (К позору западной прессы надо сказать, что до сегодняшнего дня многие журналы печатают изо дня в день рекомендации астрологов. Печатают всерьез, без комментариев.) Такие календари издавали за тысячу лет до нашей эры египтяне. Вот выдержки.
«В сентябре: 21 го – не убивать быков; 22 го – не есть и не солить рыбы. В октябре: 22 го – не купаться; 26 го – не начинать постройки дома. В ноябре: 5 го – не зажигать огня; 21 го не ходить гулять. В январе: 7 го – не иметь дела с женщиной; 24 го – счастливый день, следует пить мед…»
Запомните, читатель, может, захотите воспользоваться.
Доживши до Греции и Рима, астрология существенно изменила лицо. Во первых, высшая прослойка греческих и римских граждан стала интересоваться своими собственными делами. Их мало волновала судьба государства – свои дела важнее. Поэтому астрологи получили широкую клиентуру и изменили методы работы. Главным для них стало составление гороскопов, предопределявших судьбу родившегося младенца. Другим разделом астрологии, приносившим также немалый доход шарлатанам, стало учение об инициативах. С помощью этого учения можно было выбрать день и час, наиболее благоприятный для начинания того или иного дела.
Кроме этой «демократизации» астрологии, греки и римляне одели ее в надлежащие «научные» одежды.
В глазах разумных людей она от этого только проиграла, так как еще более очевидными стали внутренние ее противоречия. Скажем, если судьба младенца определена от рождения, то чего уж тут заниматься предсказанием удачного или неудачного для переезда в другой город дня. От судьбы то всё равно не уйдешь!
А как справиться с главным внутренним противоречием астрологии? Ведь, узнав про предстоящую опасность, я могу избежать ее. Последовательные астрологи давали отрицательный ответ на вопрос о возможности изменить судьбу после знакомства с неприятным гороскопом. Но, разумеется, такая точка зрения не могла пользоваться популярностью, поскольку главный то интерес в астрологии – это использование ее для предотвращения бед и для завоевания удачи.
Поэтому укрепилось такое мнение, что неприятности, которые грозят вам от одной планеты, могут быть ликвидированы влиянием другой.
Список нелепостей, признание которых было неизбежным, можно было бы продолжить до бесконечности. Скажем, у всех рождающихся в одно мгновение должна быть одна судьба. Но мало ли мальчиков родилось одновременно с Александром Македонским? Однако их судьба несравнима с судьбой полководца. Или погиб корабль – все утонули, значит, у них у всех одна судьба?
Астрология пользовалась большой популярностью и в средние века. Ее влияние не только не ослабело, но распространилось на некоторые науки. Так, астрология вступила в тесную связь с алхимией. Были разработаны правила медицинской астрологии. Вот выдержка из них.
«Знак Овна есть первый и есть глава знаков. Он господствует над головой потому, что Овен имеет в голове своей крепость. Знак Тельца имеет в своей власти шею и зашеек, так как особенно силен в этих частях. Руки и кисти подчинены Близнецам, так как последние олицетворяют собой объятия, а способность обнимать заключается в названных частях тела. Рак имеет отношение к груди… Льву подчинены сердце, рот, язык и печень, ибо крепость Льва в сердце и других названных частях тела…»
Как видите, утверждения обоснованы «безупречными» доказательствами.
Читатель может с неудовольствием подумать, что автор незаслуженно издевается над средневековыми бреднями. Ему может показаться, что это всё равно что смеяться над детской наивностью, что, мол, делать это надо ласково и снисходительно, утешаясь тем, что мы то уже далеко отошли от детского возраста.
Неверно это. И в те времена жили здравомыслящие люди. Были они и в Древней Греции. Например, Эпикур и его единомышленники с убийственным сарказмом отрицали и разоблачали астрологические бредни. В Древнем Риме Цицерон, по выражению Вольтера, «предал вечному осмеянию все прорицания, всякую ворожбу, ог которой оглупела Земля». Над астрологическими приметами издевался Петроний.
Сколько угодно свидетельств такого же рода можно отыскать и в средние века. Шекспир в «Короле Лире» говорит: «Забавна глупость людская. Чуть случится с нами беда, и мы тотчас же спешим свалить ее, на солнце, луну и звезды… Отец мой сошелся с моей матерью под созвездием Дракона, а я родился под Большой Медведицей, и потому, значит, я суров и похотлив. Нет, думается мне, хоть бы самая целомудренная звезда поглядывала на мое рождение, всё таки остался бы я незаконным сыном».
Нас не должно смущать несколько двойственное отношение к астрологии таких больших мыслителей, как Роджер Бэкон или Кеплер. Они полагали возможной некоторую связь между звездными и земными событиями. Заблуждение, высказанное в такой общей форме, лишь показывает на их стремление представить все явления в мире как взаимосвязанные. Влияние звезд рассматривалось как вполне материальное событие. «Небесные влияния изменяют тело, и через изменения эти возбуждается душа к деяниям частным и общественным, без нарушения, однако, свободы воли».
Кеплер считал, что при прикосновении хвоста кометы к Земле воздух может оказаться загрязненным. Если так, то появление кометы может вызвать наводнение, чуму или другие бедствия. Чтобы заработать деньги, Кеплер составлял гороскопы сильным мира сего. Он проделывал вычисления и для определения своей судьбы и своих родственников. Гороскопы эти не выполнялись, и свое отношение к ним Кеплер высказывал неоднократно. Ему принадлежат, например, такие слова:
«Астрология есть такая вещь, на которую не стоит тратить времени, но люди в своем безумии думают, что ею должен заниматься математик».
По поводу удачливости некоторых астрологических предсказаний Кеплер сделал следующее мудрое замечание: «Ошибка, то есть неисполнение предсказаний, забывается, так как это не представляет ничего особенного. О совпадении же помнят по бабьи и, таким образом, к астрологу продолжают относиться с почтением».
История сохранила несколько занятных астрологических удач, которых оказывалось достаточно, чтобы укрепить авторитет лженауки. Так, например, датскому королю Христиану была предсказана долгая жизнь и угроза темницы через 50 с лишним лет после рождения. Король действительно прожил 78 лет, на 51 м году жизни был заключен в темницу.
В XVI веке астролог Мишель Нострадамус опубликовал серию предсказаний. Из них два сбылось – о поражении французов при Сен Кантене в 1577 году и о смерти Генриха в 1559 году.
Однако, несмотря на забывчивость истории по отношению к неудачам, мы находим куда больше воспоминаний о несбывшихся предсказаниях и неудачных гороскопах, продолжавших врать даже и после вносимых в них поправок. Делалось это, выражаясь современным языком науки, методом последовательных приближений. Воспользовавшись сведениями о разных событиях, «уточняли» момент рождения. После этого можно было «с правом» продлить гороскоп на будущее. Такими были гороскоп для полководца Валленштейна, составленный Кеплером, и гороскоп английского короля Эдуарда VI, составленный Карданом.
Когда гороскопы врали слишком явно, астрологи старались не потерять лицо и сваливали причину неудачи на недостаток данных при производстве расчетов.
Правила составления гороскопов были весьма сложными, существовали разные школы, предлагавшие разные методы. Нет нужды подробно останавливаться на каждом из них. Стоит отметить одну лишь занятную деталь, которая, возможно, покажет связь карточных гаданий с астрологией. Составляя гороскоп, астролог делил небесную сферу на двенадцать областей. Положение звезд и планет в каждой области (строго определенной) отвечало за разные элементы судьбы, каждый участок отвечал за определенные дела: домашние, денежные, любовные и т. д. Не напоминает ли это раскладывание карт – для дома, для сердца?.. Впрочем, вполне возможно, что это и не так.
Мы уже несколько раз подчеркивали, что астрология совсем не умерла. Нам остается сделать несколько замечаний о ее существовании в новые времена и в XX веке. В конце XIX и начале XX века вышло несколько книг, рассматривающих историю в астрологическом аспекте. Г. М. Гурев в цитированной выше книге, изданной лет 30 назад, сообщает, что в Париже насчитывается около 50 тысяч астрологов, магов, хиромантов и провидцев других мастей.
В 1937 году собирался конгресс астрологов (я не сомневаюсь, что они созывались и позже, но у меня нет об этом данных), на котором обсуждались такие сногсшибательные проблемы, как влияние Сириуса на судьбу меланхолически настроенных блондинов и о влиянии планеты Марс на испанскую войну.
На Западе регулярно издаются не только астрологические календари и ежегодники, но и журналы – такие, как «Астрологические известия» или «Современная астрология». В журнале под названием «Ясновидец» можно найти объявления такого типа: «Рожденный под Овном ремесленник 44 лет желает жениться на рожденной под Овном или Девой».
Можно еще долго продолжать в этом же духе.
В эпоху бурного развития естествознания любая лженаука старается подделаться под истинную. Поскольку естествоиспытатель начинает свою работу с накопления повторяющихся опытных фактов и со статистического анализа наблюдений, то на этот путь вступают и такие «научные» дисциплины, как астрология и парапсихология.
В этом отношении характерна книга «Астрология как опытная наука». Автор ее, некто Ф. Клоклер, брал различные категории людей и определял, под каким знаком они родились. В результате немалого труда устанавливается, что 50 астрономов, физиков и математиков родились под знаком Тельца и Рыб, из 158 врачей все психиатры родились под знаком Рыб и т. д. Важная экспериментальная находка состоит в том, что протестантское и католическое духовенство рождается под разными знаками. Оказалось возможным расклассифицировать и преступников: шулера рождаются под знаком Рыб (вместе с математиками и астрономами), а вот воры – под знаками Тельца и Весов (вместе с католическим духовенством).
Таким способом при помощи современных методов статистики была подведена база под астрологию. Чего здесь больше – наивности, глупости или сознательного обмана, – сказать трудно.
Ясно лишь одно: если лженауке не ставить палки в колеса, то она будет существовать долго. Всегда найдутся жрецы и подберут себе верующих.

Алло, соедините с загробным миром!

Век XIX принес человечеству электрификацию, открыл радио, доказал существование атомов. Как понять, что этот же самый век, в течение которого родился научный социализм и были заложены основы естествознания, принес с собой увлечения спиритизмом, оккультными науками, ясновидением и прочей чепухой?
Наивная вера в чертей и леших обрядилась в новые одежды, подрумянилась современной научной терминологией и в таком виде без труда проникла в гостиные высших слоев общества.
Метапсихические явления вошли в моду. Неверие и равнодушие к этой теме считалось дурным тоном. Число жуликов и шарлатанов, с успехом морочащих голову не только слабонервным дамам, но и, казалось, мыслящим мужчинам, множилось с поразительной быстротой.
К новой области «науки» которую называли то тайной, то оккультной, были отнесены ясновидение (скажем, чтение письма в запечатанном конверте, лежащем в чужом кармане), чтение и передача мыслей на расстояние (теперешняя телепатия), мысленное внушение, телекинез (способ перемещать предметы силой своего желания), левитация (приподнимание тел).
К метапсихическим явлениям были причислены также все чудеса, демонстрировавшиеся индусскими факирами, – умение вызывать каталепсию, придавать своему телу неуязвимость по отношению к огню, умение управлять работой сердца, легких, кровеносных сосудов. Индусские факиры умели расправляться не только с самими собой. Они владели способностью к дематериализации и рематериализации: говоря попроще, умели заставить материальное тело исчезнуть, а затем возвращали его к существованию.
Способность заставить расти растение и животное на глазах у изумленной публики также относится к мета психическим явлениям.
Пожалуй, наиболее интересным параграфом этой достаточно объемистой дисциплины является разговор с мертвецами – покойным дядей, королем Людовиком xiv, Аристотелем и т. д. Возраст покойника при этом роли не играл. Этот раздел оккультных знаний получил название спиритизма и в России пользовался немалым распространением вплоть до революции.
Шарль Рише, один из крупнейших деятелей в области таинственных явлений человеческой психики, ввел строгое определение метапсихических явлений. К ним отнесены события, которые заставляют предполагать либо вмешательство потусторонней силы, либо силы, неизвестной человеческому разуму.
Подавляющее большинство поклонников чудесных наук предпочитали первую позицию. И надо прямо сказать, что она гораздо последовательнее и, если угодно, непробиваемее. «Да, я верю, – упрямо твердит последователь существования потусторонней силы, – что после смерти человека его душа продолжает самостоятельное существование; да, я верю, что душам умерших удается вступать в контакт с нами, живущими на бренной Земле; да, я верю, что духи могут влиять на нашу судьбу, могут помочь или помешать человеку в осуществлении его желаний. Верю, и баста.
Почему я верю? Да как же мне не верить, когда я присутствовал на стольких то сеансах. Я видел демонстрации ясновидения, которые проделывал профессор А.; я видел своими глазами, как факир Рамачарака вырастил дерево за две минуты; я присутствовал на сеансах спиритизма, которые проводил знаменитый профессор В.; и слушал своими ушами его беседы со своей покойной бабушкой. Кроме того – пожалуйста, подойдите сюда, – вот эти книги (а их сотни, и все изданы недавно) свидетельствуют неоспоримо о возможности беседовать с душами умерших. Почему же мне не верить, если одно сознание духовной близости с любимыми покойниками и возможность посоветоваться о своих делах с Наполеоном или царем Соломоном делает жизнь намного интересней?»
Вот и попробуйте возражать владельцу библиотеки, на полке которого покоятся такие «увлекательные» книги, как Р. Бекк, «Космическое сознание»; С. Хинтон, «Четвертое измерение и новая эра мысли»; А. Каменский, «Перевоплощение»; Р. Штейнер, «Путь к Посвящению, или Как достигнуть познания сверхчувственных миров».
А вот книги из рекламы солидного французского издательства «Феликс Алкан»: Ж. Биссон, «Явление материализации»; Оливер Лодж, «Загробная жизнь»; Рюто и Шерер, «Механизм загробной жизни»; Варкулье, «Телепатия»… И так далее и тому подобное.
Полный список литературы, поддерживающей уверенность читателя в возможности общения с загробным миром, занял бы толстый том.
Увлечение спиритизмом, магией и прочими чудесами было столь большим, что мимо него не могла пройти художественная литература. Отношение писателей к рениксе было разным. Лев Толстой весело издевался над спиритами в своей комедии «Плоды просвещения». Тургенев, вероятно, находился под влиянием спиритов, когда, например, писал рассказ «Эллис». Многие писатели вплетали в сюжет романа мага или магнетизера, оказывавшего влияние на судьбы героев.
Чтобы дать читателю представление о том, как «живет и дышит» (увы, я не имею права говорить в прошедшем времени) метапсихология, изложим содержание двух типичных книжек, изданных не так давно. Одна из них Пьера Корнилье «Предсказание будущего» вышедшая в Париже в 1926 году, и другая П. Успенского «Четвертое измерение» изданная в Петербурге в 1914 году.
Первая книга рассчитана на читателя, которому подавай факты, который желает лишь подтверждения своей веры и равнодушен к теоретическому обоснованию загробного мира. Вторая, напротив, очень ученая. Автор ее относится якобы с пренебрежением к фактам и делает упор на мировоззрение.
Пьер Корнилье представляется читателю на первых же страницах своей книжонки. Оказывается, он не теолог и не метафизик, а просто «экспериментатор». Свои заключения о природе предсказания будущего он выводит из опыта. Автор вскользь бросает фразу, что его труд посвящен поискам теории предвидения будущего. Доказывать же, что такое явление существует, на его взгляд, было бы просто смешно, это будто бы значило ломиться в открытую дверь.
Автор представляет читателю своего медиума – маленькую Рэн, которая посвятила жизнь доказательству реальности загробного мира. Метод общения с духами был прост: автор усыплял Рэн, чем и освобождал ее душу, которая отправлялась в свободное путешествие по загробному миру, входила в связь с душами умерших и приносила автору различные интересные сведения о будущем.
Для понимания экспериментов Корнилье прежде всего нужно усвоить следующий тезис. Явления будущего предсуществуют лишь в виде проектов. Поэтому предсказания, приходящие оттуда, открывают нам лишь планы, которые составили астральные духи.
Вы чувствуете, какая блестящая идея озарила Корнилье. Если предсказание не выполнялось, это не его вина и не вина его маленькой Рэн. Они то сработали на совесть. А вот астральные духи переменили свои планы.
Изложив скороговоркой свою теоретическую позицию, автор далее переходит к изложению «фактов». Стиль описания того, что произошло на сеансах, – стиль дневника. Наивному верующему есть отчего быть потрясенным. «На сеансе 14 февраля 1913 года маленькая Рэн, после того как заснула гипнотическим сном, приподнимается на своем ложе и в ужасе начинает восклицать: «О о о! А а а!.. Но это страшно. Они бьются… Кругом кровь, тысячи убитых, валяются трупы… Всё горит, всё разрушено до основания… Горит Париж…»
Итак, три страницы, которые не оставляют сомнения у читателей одной категории, что маленькая Рэн предсказала мировую войну, а у читателей другой – что они держат в руках книжку жулика не без литературного дарования.
Чтобы не было скучно, беседам Рэн с загробным миром придается видимость исследовательской работы по выяснению структуры загробного мира. Так оказывается, что астральные духи вовсе не всезнающи. Вот очаровательная цитата.
«В конце 1917 года было, очевидно, огромное влияние русской революции на мировые события. Я был удивлен, что духи ничего нам не предсказали по этому поводу. Мы их запросили специально и получили ответ:
«Нет, события в России нам не были известны. До нас дошли лишь знаки, которые мы не сумели расшифровать».
Видите, Великая Октябрьская социалистическая революция превысила возможности предвидения «населения» того света.
Маленькая Рэн доставляла своему магнетизеру не только конкретные факты, но и доводила до его сведения некие сентенции чисто просветительного характера. Эти мысли, прямо скажем, не отличаются оригинальностью и подозрительно смахивают на заключения о смысле человеческой жизни, с которыми нас знакомит религия. Вот буквальный перевод: «Думают, что действуют по своей воле, на самом же деле работают для выполнения воли провидения, этого человек не сознает, так как имеется много вещей, которые не дано понять человеческому разуму».
Боясь, что читатель охладеет к его искусству, получая с того света лишь политические прогнозы, в то время как читателя гораздо больше интересует, скоро ли скончается его дядюшка, от которого он ждет наследства, Корнилье спускается с неба на землю и знакомит нас, так сказать, с узкопрактическим применением умения предсказывать будущее. Маленькая Рэн должна была в мае 1917 года поехать в Тулон навестить своего мужа. Найти в это время удобную и недорогую комнату в Тулоне было проблемой, и маленькая Рэн волновалась.
«7 мая, – сообщает Корнилье, – мы проводили очередной сеанс. Тут же объявился дух, покровитель Рэн, и сказал: «Не волнуйтесь. Дедушка Рэн найдет ее мужу дом в окрестностях Тулона в деревне святой Анны». Маленькая Рэн возразила своему духу: «Это невозможно, солдатам не разрешается жить вне города». Дух быстро бросает реплику: «Он получит разрешение. Напишите ему, чтобы он просил разрешения и отправлялся бы в эту деревню».
Рэн написала соответствующее письмо. Муж сделал всё так, как указывал дух, и квартира была снята. Больше того, хозяйка постоянно в этом доме не жила и совершенно случайно оказалась на месте в то время, когда дедушка Рэн пришел в деревню святой Анны, чтобы снять квартиру».
Таким образом, читатель может быть уверен в немалой пользе, которую ему могут принести такие предсказатели судьбы, как Корнилье.
Я привел здесь только выдержки из книжки Корнилье, сам же не пожалел времени и прочел ее целиком. Книжки вроде этой появляются и сейчас, и, как это ни дико, бурное развитие цивилизации не строит плотин для таких произведений. Это значит, что с самой отъявленной чепухой надо бороться, надо не давать ей хода; если этого не делать, то всегда найдутся шарлатаны, которые себе на пользу и во вред другому воспользуются доверчивостью и наивностью людей и станут проповедовать рениксу.

Теория всевозможных чудес

Мажется, само сочетание слов в заголовке бессмысленно. Чудеса – значит необъяснимые, непонятные явления. Тогда о какой же теории может идти речь?
Получить представление о том, что делается в голове у метапсихолога или теософа, позволяет любопытная и очень типичная книжка П. Успенского «Четвертое измерение». Подзаголовок у нее такой: «Обзор главнейших теорий и попыток исследования области неизмеримого».
Многие «деятели» метапсихологии прибегали к термину «Четвертое измерение» как синониму таинственного, чудесного, сверхъестественного, сверхфизического, сверхчувственного. И П. Успенский также считает этот термин вполне адекватным (уместным, подходящим). С несколько необычной для подобных произведений ясностью он желает лишь определить, что относится к четвертому измерению, и, будучи знаком с геометрией, широко ею пользуется в целях предания чудесам геометрического аспекта.
П. Успенский считает себя теоретиком. Если оккультисты разных мастей полагают необходимым доказывать существование чудес на опыте, то наш автор пытается прийти к тем же результатам путем размышлений о понятном и непонятном.
Итак, по Успенскому, в мире, оказывается, существует много явлений, которые ускользают от всякого измерения. Существуют, а измерены быть не могут. Сюда относятся некоторые явления жизни, мысли, все идеи, представления, воспоминания, сновидения, творческая фантазия. Сюда относятся и духи из загробного мира, но П. Успенский не настаивает на их существовании. Может, они есть, а может, и нету.
Все перечисленные явления совершенно необъяснимы без помощи четвертого измерения. Автор считает, что мы слишком привыкли к этим явлениям и не замечаем, что живем в мире таинственного, необъяснимого, а главное – неизмеримого.
В общей форме для начала XX века, когда ни молекулярной биологии, ни кибернетики не существовало, с этим еще можно примириться. Но далее наш теоретик приступает к растолкованию основного тезиса.
«Разве для нас самих не существует явления, – пишет он, – например, все явления жизни, неизвестно откуда появляющиеся и неизвестно куда уходящие, и явления природы – гроза, дождь, весна, осень… Или возьмем клеточку. Она может быть равна мертвой. И всё таки в живой клеточке есть что то, чего нет в мертвой, что то, чего мы не можем измерить».
Я привожу эту цитату, чтобы убедить читателя в том, что пропагандист лженауки не считается с тем, что известно серьезным ученым – его современникам. В 1914 году и клетки уже были исследованы детально, и откуда дожди берутся, тоже было известно. Что же касается смен времен года, то я не могу заподозрить даже П. Успенского в том, что ему неизвестна их причина. Это будем считать риторическим приемом.
После того как область нереального, нематериального и чудесного очерчена, автор переходит к размещению ее в четвертом измерении. Делается это проще простого. Представим себе, повествует он, мир двух измерений. В таком мире не могут разместиться даже рычаг или пара колес на оси. Их действие будет казаться плоскому существу, все представления о движении которого ограничены движением на плоскости, совершенно непостижимым. Весьма возможно, что это явление плоским существом будет названо сверхфизическим. Однако, изучая это чудо, двумерное существо может догадаться о существовании третьего измерения.
Так же точно и мы, наблюдая всякого рода метапсихические явления, догадываемся, что всё здесь очень просто и ясно – ясновидение, телепатия, предсказание будущего, материализация, мысленное внушение – всё это размещается в четвертом измерении.
П. Успенский знакомит читателя и с другим взглядом на вещи. Оказывается, в семействе метапсихологов не спорят лишь об одном – о существовании чудес. Что же касается их трактовки, то здесь есть и другие взгляды.
Взять, например, книгу доктора Котика «Непосредственная передача мыслей» изданную в Москве в 1908 году. Автор описывает ряд экспериментов, которые он производил с медиумами. Та же ясность изложения и протокольность стиля, что и в книжке Корнилье. Да и опыты не менее поразительные, чем разговор с духами.
Медиум доктора Котика читает письмо в закрытом конверте. Нет, я неточно выразился. Читает письмо – мелочь! Медиум читает мысли, которые обуревали писавшего письмо. Скажем, в письме было написано: «Чувствую себя довольным в ожидании приезда директора фабрики». Медиум прочитал: «Завтра нужно платить проценты». И именно поэтому и ждал писавший письмо с нетерпением приезда своего директора.
Итак, мысли закрепились на бумаге. Доктор Котик пришел к заключению, что мысли читались благодаря существованию особой психофизической эманации, выделяемой при мышлении. Он заключил, что мысль непосредственно фиксируется на бумаге и может быть воспринята другим лицом; что психическая энергия может переходить на бумагу и сохраняться на ней. После того как бумага с мыслью перенесена в другое место, она вызывает в мозгу ясновидца соответствующие представления. Словом, мысль пропитывает бумагу.
Доктор Котик знает, что гипотезы надо проверять на других фактах. Он это и делает. Кому не известны «идеи, носящиеся в воздухе» или явления «психической заразы». Теперь, после открытия Котика, всё становится ясным. Виноваты мысли, прилипающие ко всему окружающему, как мухи к клейкому листу.
«Теоретики» всевозможной рениксы внешне ведут себя точно так же, как и настоящие ученые: спорят друг с другом, вступают в дискуссии, обсуждают работы один другого. Так, П. Успенский критикует эксперименты доктора Котика; но он далек от того, чтобы поставить этот бред под сомнение. Он недоволен лишь их теоретическим объяснением, полагая (в этом он прав), что для объяснения тайн не надо низводить их до материалистического уровня. И вполне справедливо (справедливо с их антиматериалистической позиции) отмечает, что можно обойтись и без котиковской эманации. П. Успенский требует быть последовательным и предлагает стоять на следующей позиции: два сознания как бы соприкасаются одно с другим с помощью бумаги, причем одно как бы читает то, что происходит в другом. А как быть со временем, которое прошло от момента написания до момента прочтения? Пустяки! Для психического зрения время не играет никакой роли, и многие факты показывают, что часто психическое зрение перебегает во времени вперед и назад.
Так что, читатель, у тебя есть выбор. Для объяснения метапсихических явлений ты можешь встать как на наивно материалистическую точку зрения (на ней стоит доктор Котик), так и на идеалистическую (П. Успенского).
Не знаю, надо ли приводить аргументы, доказывающие абсолютную невозможность опытов доктора Котика. С одной стороны, вроде бы и не стоит, так как читатели могут обидеться, подумав, что я принимаю их за глупцов. С другой стороны, вроде бы и надо, ибо я вспоминаю сообщения, в которых утверждалось, что отдельные индивидуумы различали цвета бумаги, заключенной в свинцовую кассету. Правда, мало ли каких не бывает сообщений. Но упомянутые то были в наших газетах, о наших людях и совсем недавно! А какая разница между котиковскими опытами и теми, что были опубликованы? Даже невооруженному глазу видно, что она не столь уж велика и, во всяком случае, непринципиальная.
Я просил бы доверчивого читателя, не понимающего, «зачем людям надо врать» запомнить, что книжки, подобные произведениям Корнилье и Котика, выпускались сотнями и тысячами. Значит, имело смысл врать! Видимо, наживался солидный материальный или моральный капитал. А может быть, и оба одновременно.
Конечно, много было и таких авторов, над которыми приверженцы медиумов издевались. Но об этом мы расскажем позже.
Так как же, надо объяснять, почему мысли не могут пропитывать бумагу? Не надо?! Я тоже так думаю.
Но мы еще не закончили перелистывать книжку П. Успенского. У этого теоретика метапсихологии нет согласия не только с доктором Котиком, но и другими собратьями. Вот, скажем, оккультисты. Поскольку их главное занятие – это сочинение теорий «того света» (в более деликатной форме – «иного мира»), то ясно, что они тоже спецы по четвертому измерению. Но для П. Успенского они слишком большие материалисты. Дело в том, что в основе учения этой мощной группировки «мыслителей» лежат представления об астральной материи. Оккультисты полагают, что астральную материю можно видеть и даже фотографировать.
Значит, это вполне приличная материя. Отличие ее от физической лишь в том, что астральная подвержена действию психической энергии, то есть силе мысли, силе чувства и силе воли. Физическая же, как известно, управляется физической энергией.
Но между этими двумя материями, изрекают оккультисты, нет непроходимого забора. Физическая материя способна переходить в астральную – это есть дематериализация. (Держали банан в руках, а вдруг его и нет. И ничего удивительного – силой своей воли факир превратил физическую материю в астральную.)
– Разве это мистика? – с кокетливым удивлением спрашивает оккультист.
Так же «безупречно» объясняются им и явления неожиданного возникновения банана из астральной материи.
Астральная материя, по представлению оккультистов и метапсихологов, подчиняется, разумеется, своим законам, не таким, каким подчиняются низменные электроны и протоны. В частности, опять той же силой воли можно послать такую материю путешествовать как в будущее, так и в прошедшее.
Все эти объяснения заставляют П. Успенского с неудовольствием морщиться. Ведь оккультизм – важное учение, позволяющее уму человеческому выйти из тех скучных нормальных условий, в которых он живет обычно. И грубый материализм, допущенный оккультистами в свое время, совсем здесь ни к чему. Все таинственные явления отлично обходятся и без материи и без труда объясняются теорией четвертого измерения.
Действительно, представьте себе огромную простыню, по которой ползают клопы. Клопы понятия не имеют о том, что они живут в трехмерном мире. Жизнь их ограничена двумерной простыней. Теперь, положим, вы осторожненько хватаете клопа пальцами. С точки зрения других обитателей простыни, их собрат исчез – дематериализовался. Опустим его обратно на простыню – произошла рематериализация. Так же не трудно понять, что, рассматривая простыню с клопами со стороны, мы отчетливо видим, куда они движутся. Видим то, чего они не в состоянии обнаружить в своем двумерном мире. Поэтому мы, люди трехмерного мира, предскажем будущее клопового государства.
Разве не ярче, спрашивает нас автор, предстают перед нами таинственные явления человеческой психики, если мы примем, что астральная сфера – это и есть четвертое измерение?
П. Успенскому приходится тратить очень много пороху, чтобы убедить собратьев в преимуществе своей точки зрения. Вероятно, это ему плохо удавалось, так как метапсихологи и теософы совсем не знали основ геометрии. Поэтому гораздо большим успехом пользовались объяснения, воздействующие на эмоции.
Известная когда то (начало нашего века) писательница в области теософии Анни Безант в своей книге «Древняя Мудрость» дает картинное описание астральной сферы. Приводим цитату, уж больно поэтично написано.
«Астральная сфера есть область вселенной, наиболее близкая к физической сфере. Жизнь здесь активнее, чем в физическом мире, и формы более пластичны. Для человека, который может видеть ее, астральная материя представляется прозрачной, блестящей и сверкающей, как звезды. Отсюда термин «астральный» что значит «звездный». Этот термин часто вводит в заблуждение, и нужно помнить, что астральная материя не имеет ничего общего со звездами, кроме названия. Внешний вид астрального мира похож на физический, так как значительная часть астральных предметов и тел представляет собой двойников тел физического мира, то есть астральные тела – суть тени физических предметов. Они имеют те же самые очертания, но прозрачны, и лицам, обладающим астральным зрением, видны сразу со всех сторон и изнутри.
Астральные тела, не связанные с физическими предметами, необыкновенно изменчивы. Поэтому астральную сферу называют сферой иллюзий. Астральное тело меняет свой вид с поражающей быстротой, потому что астральная материя принимает новые формы под малейшим влиянием мысли…» И так далее и тому подобное.
Не думайте, читатель, что астральной сферой потусторонний мир исчерпывается. За ней идет сфера ментальная, которая разделяется на область конкретных и отвлеченных идей. Далее – буддийская сфера, недоступная человеку даже в самых высоких полетах его мысли. Затем сфера нирваны. А после нее две сферы, в отношении которых ничего не известно, кроме того, что там должны находиться основные начала жизни.
Если бы все эти упоительные выдумки хороший поэт переложил бы на стихи, может быть, получилось бы очень занятное поэтическое произведение. Но ведь этот вздор, эта реникса преподносится как научные открытия. Больше того, они обсуждаются, казалось бы, образованными людьми, живущими в XX веке!
Действительно, этому приходится лишь удивляться!
В стройную картину мироздания теософов превосходно, разумеется, вписывается телепатия. Эманация астральной материи, выброшенная астральным телом человека, есть мысль, вылетевшая из голоаы. Эта эманация может быть принята астральным телом другого человека и передана его сознанию. То, что думал и чувствовал первый, теперь думает и чувствует второй. Обладая особой способностью астрального зрения, человек может видеть эти мысленные и чувственные эманации, видеть их цвет, их форму.
Прошу разрешения у читателя привести еще одну длинную, но уже – торжественно обещаю – последнюю цитату. Пересказать своими словами невозможно. Умри Денис – лучше не скажешь.
«Теософия учит, что пространство заполнено летающими мыслеформами. Они летают вокруг нас или висят на нас, притягиваются или отталкиваются нашими астральными телами. Мыслеформы могут быть голубыми, красными, черными, фиолетовыми, золотистыми, зелеными и серыми. Интенсивно думая о человеке, создавая мысленно его образ, человек создает его образ в астральной сфере, и иногда, например, вкладывая всю свою душу и желание увидеть того человека или просто случайно сконцентрировав на нем в данный момент свои мысли, он может увидеть этот астральный образ. Точно так же при известных условиях этот астральный образ могут видеть и другие. Это объяснение многих призраков. Мысли, не связанные с определенным образом представления, принимают разнообразные, часто фантастические формы – облаков, геометрических фигур, спиралей, зигзагов, снежинок, перьев, цветов, звезд, крыльев, змей, стрел, крючков и пр. и пр.».
В книге одного из известных метапсихологов, Ледбиттера, «О мыслеформах» можно узнать, что в окнах ювелиров висят оставленные прохожими грязно красные крючки зависти. Гнев – это огненно красная стрела. Страх – студенисто серый; любопытство – оранжевое; симпатия – это зеленые кружева, а любовь – розовые облака. Над полями сражений поднимаются черные тучи злобы, ненависти. Над тюрьмами – тучи обиды и отчаяния.
Право же, этот бред имел бы поэтическую ценность, если бы не преподносился с тем серьезным видом, про который французы говорят: «Вид как у собаки, которая писает в скрипку».
Наверное, найдутся читатели, которые выразят сомнение в целесообразности изложения давно забытого бреда. Я сам думал до недавнего времени, что эта чепуха не заслуживает внимания. На деле же оказалось, что это далеко не так. С верой в чепуху надо бороться непрерывно, так же как каждый год полоть грядки. Слишком уж велико число доверчивых, некритически настроенных людей, клюющих на псевдоромантический характер подобных выдумок. А субъекты, спекулирующие на этом человеческом свойстве либо искренне путающие поэтическое и научное видение мира, всегда найдутся.
Я могу поручиться, что девяносто девять процентов верящих в телепатию представляют себе «механизм» этого явления совершенно так же, как теософы. Они только стесняются об этом сказать.
Мы вправе строить любые теории и гипотезы об окружающем нас мире. В конце концов, мы морально вправе отказаться от истинного материализма и выставить гипотезу существования двух начал – духовного (астральной материи) и физического (физической материи). Но рассуждения о природе вещей перестают быть бессмысленной и бессодержательной болтовней лишь тогда, когда будет указан способ проверки утверждения на практике, в опыте. Расскажите нам про факты, которые заставили бы нас отказаться от принципов естествознания, рассматривающих мир как проявление единых и общих законов природы. Если припрете нас к стене, то что же… зачеркнем современную науку и кинемся в объятия римского папы или Анни Безант.
Но именно с фактами дело обстоит плоховато. Человеческая практика работает на естествоиспытателя, и каждодневно приносит победы марксистско ленинскому мировоззрению, и отнимает у любителей болтовни одну область деятельности за другой.
Теософы приняли позицию гораздо более последовательную, чем метапсихологи. Они отбросили напрочь сомнения в таинственности явлений человеческой психики, не хотят их изучать и проверять и не советуют другим.
П. Успенский с некоторым раздражением соглашается с ними. Пожалуй, действительно такая позиция поспокойнее, поскольку о ясновидении человеческая наука ничего определенного сказать не может. Наш автор вспоминает, что еще в 1835 году Парижская академия предложила премию 5 тысяч франков тому, кто прочитает письмо в запечатанном конверте. Пр

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art