Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Роберт Харрис - Enigma : ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ПОЦЕЛУЙ

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Роберт Харрис - Enigma:ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ПОЦЕЛУЙ

 

ПОЦЕЛУЙ: совпадение двух разных шифрограмм, переданных различными шифрами, однако содержащих один и тот же исходный незашифрованный текст. В связи с этим разгадка одного из них ведет к разгадке другого.
Лексикон шифровального дела («Совершенно секретно», Блетчли Парк, 1943)


1

Непонятно, от чего он просыпается – то ли слабый звук, то ли легкое движение воздуха вытаскивают его на поверхность из глубин сна.
Сначала его затемненная комната кажется вполне обычной – знакомый угольно черный брус дубовой потолочной балки, гладкие серые поверхности стен и потолка, – но потом он замечает слабый свет у подножья кровати.
– Клэр? – зовет он, опираясь на локоть. – Дорогая?
– Все нормально, милый. Спи.
– Что ты там делаешь?
– Роюсь в твоих вещах.
– Ты… что?
Он шарит рукой по прикроватному столику. Включает лампу. На будильнике половина четвертого.
– Так то лучше, – говорит она и выключает свой фонарик. – Никакого от него толку.
Она занята именно тем, о чем говорит. Стоя на коленях нагишом, если не считать ночной сорочки, она шарит в его бумажнике. Достает пару фунтовых банкнот, выворачивает бумажник наизнанку и трясет. Спрашивает:
– Никаких фотографий?
– Ты мне ни одной не дарила.
– Том Джерихо, – смеется она, убирая деньги в бумажник, – заявляю, что ты почти чист.
Она проверяет карманы пиджака, брюк, потом переползает на коленях к его комоду. Он наблюдает за ней, заложив руки за голову и откинувшись на железную спинку кровати. Они спят вместе всего второй раз – через неделю после первого, – по ее настоянию не у нее дома, а в его комнате, прокравшись через темный бар гостиницы и по скрипучей лестнице. Комната Джерихо расположена далеко от остальных помещений, поэтому нет опасности, что их услышат. Она берет по порядку аккуратно разложенные на комоде книги, переворачивает, листает страницы.
Находит ли он во всем этом что либо странное? Нет, не находит. Ему это просто кажется забавным, лестным, даже… еще большей близостью, продолжением всего, частью сна наяву, которым стала его жизнь, диктуемая этим сном. К тому же у него нет от нее секретов… или, по крайней мере, он думает, что нет. Она находит работу Тьюринга и внимательно ее изучает.
– А что такое на практике вычислимые числа применительно к Entscheidungsproblem?
Он с удивлением отмечает ее безупречное немецкое произношение.
– Теоретически это машина, способная производить бесконечное множество цифровых операций. Это служит подтверждением исходных позиций Гильберта и отрицанием взглядов Годела. Иди ко мне, дорогая.
– Но это только теория?
Он, вздохнув, хлопает рядом с собой по матрасу. Они спят на односпальной кровати.
– Тьюринг считает: нет никаких причин к тому, чтобы машина не могла делать то, что делает человеческий мозг. Вычислять. Общаться. Сочинять сонеты.
– Влюбляться?
– Если любовь поддается логике.
– А она поддается?
– Иди в постель.
– Этот Тьюринг, он работает в Парке?
Джерихо не отвечает. Она пролистывает книгу, недовольно глядя на математические вычисления, потом ставит на место и открывает один из ящиков. Когда она наклоняется, сорочка ползет вверх, открывая белеющую в полумраке нижнюю часть спины. В то время как она роется в его белье, он, как загипнотизированный, не отрывает глаз от уголка нежного тела чуть пониже позвоночника.
– Ага, что то есть, – говорит она, доставая бумажную полоску. – Чек на сто фунтов, выписанный на резервный счет Форин Оффис, на твое имя…
– Дай сюда.
– Зачем?
– Положи обратно.
Джерихо молниеносно оказывается рядом, но она проворнее его. Становится на цыпочки, подняв над головой руку с чеком, и оказывается – смешно, – что она на полдюйма выше его. Бумажка развевается, как знамя, которое ему не достать.
– Я знала, что то должно быть. Ну скажи, дорогой, за что получил?
Давно надо было обналичить проклятую бумажку. Совсем о ней забыл.
– Клэр, пожалуйста…
– Ты в своем бараке, должно быть, придумал что то очень умное. Новый шифр? Да? Или разгадал какой нибудь сверхважный? Мой милый, милый умница.
Может, она и выше его ростом, даже сильнее, но она довела его до крайности. Джерихо хватает твердую мышцу руки, тянет руку вниз и выкручивает за спину. После короткой борьбы он швыряет Клэр на узкую кровать. Разжимает пальцы с обкусанными ногтями и с чеком в руке отходит от кровати.
– Ничего смешного, Клэр. Есть вещи, которые не для забавы.
Тяжело дыша после борьбы, он стоит на жестком половике – голый, щуплый. Сворачивает чек и кладет в бумажник, сует бумажник в карман пиджака и поворачивается повесить пиджак в шкаф. До него доносятся странные звуки – пугающие, необычные, что то между хриплым прерывистым дыханием и рыданиями. Она, закрыв лицо ладонями, подтянув колени к груди, свернулась калачиком в постели.
Господи, что он наделал!
Джерихо бормочет извинения. Он не хотел ее напугать, тем более делать ей больно. Подходит к кровати и садится рядом. Нерешительно трогает за плечо. Она его не замечает. Пробует привлечь ее к себе, повернуть на спину, но она неподатлива, как труп. Рыдания сотрясают кровать. Клэр словно в припадке. Это не просто отчаянье – она где то очень далеко отсюда, далеко от него.
– Все нормально, – повторяет он. – Все хорошо. Ему не вытянуть из под нее одеяла, он накрывает ее своим пальто и, дрожа от январского холода, ложится рядом, гладит по волосам.
Так проходит полчаса. Успокоившись, она встает с постели и начинает одеваться. Джерихо не может заставить себя поглядеть на нее и понимает, что говорить бесполезно. Просто слушает, как она ходит по комнате, собирая свои разбросанные повсюду вещи.
Потом дверь тихо закрывается. Скрип ступенек. Через минуту под окном слышится лязг отъезжающего велосипеда.
Теперь начинается кошмар для него.
Во первых, сознание вины, сильнее всего разъедающее душу, даже более мучительное, чем ревность (правда, спустя несколько дней добавляется и ревность, когда он увидел ее в Блетчли с мужчиной: тот, разумеется, мог быть кем угодно – кузеном, приятелем, коллегой, – но, естественно, воображение Джерихо не способно это принять). Почему он так резко среагировал по такому незначительному поводу? Чек, в конце концов, мог быть вознаграждением за что угодно. Он не обязан был говорить ей правду. Теперь, когда она ушла, в его голове вертелись сотни правдоподобных объяснений. Что с его стороны вызвало в ней такой страх? Какие ужасные воспоминания он разбудил ?
Джерихо, тяжело вздохнув, натягивает на голову одеяло.
Наутро он несет чек в банк и меняет его на двадцать хрустящих белых пятифунтовых бумажек. Потом отыскивает на Блетчли роуд убогую ювелирную лавку и спрашивает перстень, любой, лишь бы он стоил сто фунтов, на что ювелир – похожий на хорька человечек в толстенных очках, – понятно, не веря своей удаче, достает бриллиант, который стоит вполовину меньше, и Джерихо его покупает.
Он загладит свою вину. Извинится. Все будет хорошо.
Но Джерихо не везет. Он становится жертвой собственной удачи. Одной из расшифровок Акулы установлено, что подводный танкер U 459 под командованием корветтенкапитана фон Вильямовица Моллендорфа с семьюстами тоннами топлива на борту должен встретиться для заправки с итальянской подлодкой «Калви» в трехстах милях к востоку от острова Сент Пол Рок, в центре Атлантики. И один дурак в Адмиралтействе, забыв, что как бы ни было соблазнительно, нельзя предпринимать каких либо действий, которые угрожали бы раскрытием секрета Энигмы, посылает на перехват соединение эсминцев. Налет проваливается. U 459 ускользает. А Дениц, эта хитрая лиса, в своей парижской норе тут же подозревает неладное. В третью неделю января восьмой барак расшифровывает целый ряд депеш, приказывающих подводному флоту ужесточить секретность. Радиообмен по шифрам Акулы сокращается. Для дешифровочных машин едва хватает материала. В Блетчли отменяют все отпуска. Восьмичасовые смены растягиваются до двенадцати часов, до шестнадцати… Ежедневная битва за раскрытие шифров становится почти таким же кошмаром, как в самый безнадежный период десятимесячного отсутствия информации, передаваемой по Акуле. Скиннер без конца подстегивает всех и каждого.
За какую то неделю мир Джерихо из бесконечной солнечной весны превращается в унылую зиму. Его послания Клэр, полные мольбы и раскаяния, остаются без ответа, проваливаются в пустоту. У него нет возможности выбраться из барака, чтобы ее увидеть. Он не в состоянии работать. Не может спать. И не с кем поговорить. С Логи, утонувшим в табачном дыму? С Бакстером, для которого флирт с такой особой, как Клэр Ромилли, выглядит изменой мировому пролетариату? С Этвудом – Этвудом! – чьи сексуальные похождения до сих пор ограничиваются поездками по выходным в Бранкастер с новичками мужского пола якобы для игры в гольф, где те быстро обнаруживают, что со всех дверей в душевых сняты замки? Можно было бы излить душу Паку, но Джерихо заранее знает, какой получит совет, – «Мой дорогой Томас, пригласи какую нибудь другую и трахай ее» – и как воспримет эту истину: ему не хочется «трахать» кого то еще, и до этого он ни с кем не «трахался».
В последний день января, покупая «Таймс» в газетном киоске Бринклоу на Виктория роуд, он замечает ее идущей неподалеку с мужчиной и прячется, чтобы избежать встречи. Кроме этого случая он больше ее не видит: персонал Парка заметно разросся, к тому же сильно поменялись смены. В конце концов он доходит до того, что выслеживает ее, лежа в кустарнике у ее дома. Но, кажется, она перестала здесь бывать.
И затем он неожиданно сталкивается с ней лицом к лицу.
Это происходит в понедельник, 8 февраля, в четыре часа. Он устало возвращается из столовой в барак и видит ее в потоке служащих, спешащих к выходу в конце дневной смены. Он репетировал эту встречу великое множество раз, а в результате лишь жалобно выдавливает из себя:
– Почему ты не отвечаешь на мои письма?
– Здравствуй, Том.
Она хочет идти дальше, но на этот раз он не даст ей сделать это. На столе гора радиоперехватов Акулы, но ему наплевать. И он хватает ее за руку.
– Мне надо с тобой поговорить.
Они загораживают тротуар. Людской поток обтекает их, как река камень.
– Смотрите, где встали, – замечает кто то.
– Том, – шипит она, – ради бога, ты же устраиваешь сцену.
– Ладно. Давай уйдем отсюда.
Он тянет ее за руку. Тянет настойчиво, и она уступает. Толпа вытесняет их за ворота и несет по улице. Его единственное желание – уйти подальше от Парка. Он не знает, сколько времени они идут – минут пятнадцать, может, двадцать, – пока наконец на тротуаре не остается людей, и они шагают по старым улочкам города. Холодный ясный день. По обе стороны за живыми изгородями, забрызганными грязью, прячутся спаренные провинциальные домишки с участками, в военное время застроенными курятниками и наполовину углубленными в землю полукруглыми бомбоубежищами из гофрированного железа. Клэр освобождает руку.
– Нет необходимости.
– Ты встречаешься с кем нибудь еще? – Джерихо с трудом осмеливается задать этот вопрос.
– Я постоянно с кем нибудь встречаюсь.
Он останавливается, но она идет дальше. Уходит шагов на пятьдесят, тогда он торопится ее догнать. Теперь домов больше нет, они на своего рода нейтральной земле между городом и сельской местностью, на западном краю Блетчли, где сваливают мусор. Словно подхваченные ветром клочья бумаги, с криком поднимается стая чаек. Дальше начинается колея, проходящая под железной дорогой к заброшенным старым печам для обжига кирпича. На фоне неба, напоминая крематорий, на пятьдесят футов поднимаются три красных кирпичных трубы. Клэр, дрожа, поплотнее запахивает пальто.
– Какое отвратительное место! – говорит она, но продолжает идти.
Минут десять заброшенный кирпичный завод, к счастью, отвлекает внимание, позволяя собраться с мыслями. Они в чуть ли не дружелюбном молчании бредут между развалинами печей и цехов. На обваливающихся стенах влюбленные парочки нацарапали свои обычные формулы: АЕ + ГС, Тони = Кэт, Сэл – моя. По земле разбросаны глыбы кирпичной кладки и осколки кирпича. Некоторые здания без кровли, с обгоревшими стенами – явно был пожар. Джерихо подумал, уж не немцы ли разбомбили эти сооружения, приняв их за действующий завод. Он хочет поделиться своими предположениями с Клэр, но ее уже нет.
Он находит ее снаружи. Она стоит к нему спиной, глядя на затопленный карьер. Огромный водоем, шириною в четверть мили. Угольно черная поверхность воды абсолютно неподвижна, что свидетельствует о невообразимой глубине.
– Мне надо возвращаться, – говорит она.
– Что ты хочешь узнать? – спрашивает Джерихо. – Я расскажу все, что хочешь.
И расскажет, если она этого захочет. Ему плевать на секретность, на войну. Он расскажет ей об Акуле, и Дельфине, и Морской свинье. Расскажет о сводке погоды из Бискайского залива. Расскажет все до мелочей об их хитростях и секретах, начертит диаграмму действия дешифровочной машины, если это то, что ей нужно. Но она только говорит:
– Том, надеюсь, ты больше не станешь мне надоедать с этим.
Надоедать. Так вот в чем дело. Значит, он надоел?
– Подожди, – окликает Джерихо, – может, возьмешь это?
Он отдает ей коробочку с перстнем. Клэр открывает ее и поворачивает камень, ловя свет. Потом, захлопнув коробочку, возвращает Джерихо.
– Не в моем вкусе.

***

– Бедняжечка, – говорит она минуту спустя, – я действительно тебя допекла, да? Бедняжечка…
А к концу недели его в «ровере» заместителя директора возвращают в Кингз колледж.

2

Запахи и звуки воскресного английского завтрака клубились вверх по лестнице пансиона и разносились по коридору, как призыв к бою: шипение горячего жира на кухне, заупокойно торжественные песнопения передаваемого по Би Би Си богослужения, похожие на треск кастаньет хлопки поношенных шлепанцев миссис Армстронг по линолеуму пола.
На Альбион стрит они были традицией, эти воскресные завтраки, с подобающей случаю торжественностью подаваемые на белом фаянсовом сервизе: ломоть хлеба толщиною в псалтырь, сверху две ложки омлета из яичного порошка – и вся эта масса свободно катается по отливающей радугой пленке растопленного жира.
Не ахти какое объедение, вынужден был признать Джерихо, даже сомнительной съедобности. Хлеб цвета ржавчины с черными вкраплениями отдавал селедкой, которую жарили в пятницу на том же жире. Бледно желтый омлет имел привкус залежалого печенья. Однако после треволнений предыдущей ночи, несмотря на беспокойство и озабоченность, у Джерихо разыгрался такой аппетит, что он съел все до последней крошки, запил двумя чашками жидковатого чая, собрал кусочком хлеба остатки жира и, выходя из за стола, даже похвалил миссис Армстронг за хорошую стряпню – невиданный жест, заставивший ее, высунув голову в столовую, убедиться, нет ли на его лице насмешки. Нет, никакой насмешки не было. Он также постарался как можно жизнерадостнее пожелать доброго утра мистеру Боннимену, который как раз, тяжело опираясь на перила, спускался по лестнице («Откровенно говоря, старина, чувствую себя неважно – пиво там какое то не такое»), и без четверти восемь был у себя в комнате.
Миссис Армстронг страшно удивилась бы, увидев произошедшие в номере перемены. После первой проведенной здесь ночи Джерихо не только не собирался съезжать, как поступали раньше многие постояльцы, а, наоборот, распаковал все вещи. Освободил чемоданы. Единственный приличный костюм повесил в шкаф. Книги аккуратно расставил на каминной полке и в довершение всего водрузил над ними гравюру с изображением капеллы Кингз колледжа.
Он сел на кровать и остановил взгляд на картине. Она не являла собой произведение искусства. По правде говоря, была даже довольно скверной. Небрежные двойные готические шпили, неправдоподобно синее небо, бесформенные фигурки людей у подножья казались нарисованными детской рукой. Но даже плохие картины иногда бывают полезны. За поцарапанным стеклом и дешевеньким старым меццо тинто были надежно спрятаны четыре нерасшифрованных радиоперехвата, которые он унес из спальни Клэр.
Конечно, ему следовало вернуть их в Парк. Надо было ехать прямо в бараки, отыскать Логи или кого нибудь из начальства и передать им в руки.
Даже теперь он не мог разобраться во всех своих соображениях не в пользу такого шага, отделить неэгоистичное (стремление уберечь ее) от эгоистичного (желание хотя бы раз иметь над нею власть). Он лишь твердо знал, что не может выдать ее, и успокаивал себя тем, что не будет вреда, если он подождет до утра и даст ей возможность объясниться.
Он проехал мимо главного входа, на цыпочках пробрался к себе в комнату и спрятал шифрограммы под картинкой, все больше осознавая, что преступил грань, разделяющую безрассудство и преступление, и с каждым часом будет все труднее найти путь назад.
Сидя на кровати, он в сотый раз перебирал возможные объяснения. Она не в своем уме. Ее шантажируют. Ее комнату используют в качестве тайника без ее ведома. Она шпионка.
Шпионка? Такое предположение казалось невероятным – явно преувеличенным, странно нелепым, абсолютно нелогичным. Прежде всего, зачем шпиону, если он в своем уме, похищать шифрограммы? Шпион наверняка стремился бы завладеть расшифрованными текстами: ответами, а не загадками; твердыми доказательствами того, что Энигму разгадывают.
Проверив, заперта ли дверь, Джерихо взял картину и осторожно вынул из рамки, отколол кнопки и отделил фанерный задник. Размышляя о шифрограммах, он чувствовал, что здесь явно что то не так. Теперь, глядя на них, он понял, в чем дело. С обратной стороны должны быть приклеены полоски тонкой бумаги с расшифрованным машиной типа «X» текстом. Но здесь не было не только этих полосок, но даже их следов, если бы они были оторваны. Итак, по всей видимости, эти депеши вообще не расшифровывали. Их содержание не раскрыто. Над ними не работали.
Полная бессмыслица.
Он потер между пальцами одну из депеш. Желтоватая бумага имела слабый, но вполне ощутимый запах. Какой? Поднес к носу, понюхал. Может, запах библиотеки или архива? Довольно стойкий – свежий, будто только что с полки – и, как духи, вызывающий ассоциации.
Он вдруг осознал, что, несмотря на все страхи, шифрограммы становятся ему дороги, как бывают дороги мужчине фотографии любимой девушки. Только эти казались дороже любых фотографий, ведь на снимках только внешнее сходство, а здесь содержится разгадка, кто она такая, и поэтому, обладая ими, он в известном смысле обладает ею…
Он даст ей всего один шанс. Не больше.
Джерихо посмотрел на часы. После завтрака прошло двадцать минут. Пора идти. Он вложил шифрограммы за картинку, вставил ее в рамку и водрузил на каминную полку. Потом приоткрыл дверь. Все постояльцы миссис Армстронг вернулись из ночной смены. Джерихо надел пальто и вышел на лестницу. Он так старался выглядеть естественным, что впоследствии миссис Армстронг готова была поклясться, будто собственными ушами слышала, как, спускаясь с лестницы, он напевал:
Ты улыбнулась в свете сигареты,
Увы, лишь на секунду на одну.
Увидеть, что хотел, мне все ж хватило света
– Нельзя повесить ставни на луну…

***

От Альбион стрит до Блетчли Парка меньше полумили – сначала налево по улице из стандартных домиков, потом налево под затемненный железнодорожный мост и сразу направо через огороды.
Джерихо торопливо зашагал по мерзлой земле, изо рта валил пар. Формально наступила весна, но кто то забыл предупредить об этом зиму. Под ногами потрескивали еще не успевшие растаять с ночи льдинки. На голых верхушках вязов галдели грачи.
Было уже далеко за восемь, когда он, свернув с тропинки на Уилтон авеню, подошел к главному входу. Смена давно началась, на пригородной улице он не заметил ни души. Из караульной будки, притопывая, вышел молодой богатырь капрал с раскрасневшимся на морозе лицом и, едва взглянув на пропуск, махнул рукой: проходи.
Наклонив голову, чтобы избежать разговоров со встречными, Джерихо проскочил мимо особняка, мимо озера (на котором оставались закраины льда) и вбежал в восьмой барак. Тишина в дешифровальной сказала ему то, что он хотел знать. Машины типа «X» уже прошлись по накопившимся радиоперехватам Акулы и теперь простаивали в ожидании, пока – вероятно, ближе к полудню – начнется поток Дельфинов и Морских свиней. Заметив в конце коридора долговязую фигуру Логи, Джерихо юркнул в регистратуру. Здесь, к его удивлению, в компании двух сохнущих по нему пичужек из женского корпуса оказался Пак. Серое изможденное лицо, голова откинута к стене. Джерихо подумал было, что Пак спит, но тот открыл один пронзительный голубой глаз.
– Тебя ищет Логи.
– Разве? – удивленно заметил Джерихо, снимая пальто и шарф и вешая на дверь. – Он знает, где меня найти.
– Ходит слух, что ты врезал Скиннеру. Ради бога, скажи, что это правда.
Одна из пичужек захихикала. Джерихо совсем забыл о Скиннере.
– Пак, сделай мне одолжение, а? – попросил он. – Соври, что ты меня не видел.
Пак внимательно посмотрел на него, закрыл глаза.
– Загадочный ты человек, – сонно пробормотал он. Выйдя в коридор, Джерихо нос к носу столкнулся с Логи.
– А а, вот ты где, старина. Боюсь, что нам надо поговорить.
– Прекрасно, Гай. Прекрасно. – Джерихо похлопал Логи по плечу и проскользнул мимо. – Только дай мне десять минут.
– Нет, никаких десяти минут, – крикнул Логи. – Немедленно.
Джерихо сделал вид, что не расслышал. Выскочил на свежий воздух, быстро шагнул за угол и мимо шестого барака направился ко входу в третий. Не дойдя шагов двадцати, остановился.
Он очень мало знал о третьем бараке, разве только что там обрабатываются расшифрованные депеши германских сухопутных сил и люфтваффе. Этот барак был в два раза больше других и построен в виде буквы «L». Он появился тогда же, когда и остальные временные здания, зимой 1939 года – поднимавшийся из мерзлой букингемширской глины деревянный каркас, обшитый асбестом и тонкими досками, – и чтобы обогреть его, вспомнил Джерихо, пришлось забрать из одной старой оранжереи большую чугунную печь. Клэр постоянно жаловалась на холод. На холод и на «скучную» работу. Но где точно она работала, не говоря уж о том, в чем состояла «скучная» работа, было для него загадкой.
Позади хлопнула дверь, и он, обернувшись, увидел, что из за угла военно морского барака появился Логи. Черт побери. Он припал на колено, притворившись, что возится со шнурком ботинка, но Логи его не увидел и целеустремленно направился в сторону особняка. Это придало Джерихо решимости. Как только Логи исчез из виду, он, собравшись с духом, бросился через дорожку ко входу в барак.
Он постарался держаться так, будто имеет право здесь находиться. Достал ручку и, проталкиваясь между летчиками и армейскими офицерами, зашагал по центральному коридору, деловито заглядывая то в одну, то в другую комнату. Народу здесь было даже больше, чем в восьмом бараке. Мембраны деревянных стен усиливали гам пишущих машинок и телефонов, создавая атмосферу сумасшедшей деятельности. Джерихо не прошел и половины коридора, как в одной из дверей появился бравый полковник с огромными усами, преградив ему дорогу. Джерихо кивнул и попытался проскочить, но полковник проворно встал на пути.
– Постой ка, приятель. Кто такой? Джерихо непроизвольно протянул руку.
– Том Джерихо. А вы кто?
– Неважно, черт побери, кто я. – У полковника были оттопыренные уши и густые черные волосы с широким прямым, как лесная просека, пробором. На протянутую руку он не обратил никакого внимания. – Из какого отделения?
– Из военно морского. Восьмой барак.
– Восьмой? Доложите, зачем явились сюда.
– Ищу доктора Вейцмана.
Вдохновенная ложь. Он знал Вейцмана по шахматному обществу. Натурализовавшийся в Англии немецкий еврей, всегда начинавший партию непринятым ферзевым гамбитом.
– Ищете, черт возьми? – взревел полковник. – Разве флотские никогда не слыхали о телефоне? – Разглаживая усы, он оглядел Джерихо с ног до головы. – Ладно, пошли со мной.
За широкой спиной полковника Джерихо проследовал по коридору в большое помещение. За столами в два полукруга две группы сотрудников, примерно по дюжине человек в каждой, разбирали проволочные корзины, доверху наполненные расшифрованными материалами. Позади них в стеклянной кабине на высоком стуле восседал Вальтер Вейцман.
– Послушай, Вейцман, ты знаешь этого малого? Склонившийся над горкой немецких наставлений по пользованию оружием Вейцман поднял большую голову, рассеянно посмотрел на вошедших, но при виде Джерихо его унылое лицо осветилось улыбкой.
– Привет, Том. Конечно же, я его знаю.
– Kriegsnachrichten Fur Seefahrer, – чуть торопливо произнес Джерихо. – Ты говорил, у тебя, возможно, что то появится.
Мгновение Вейцман не реагировал, и Джерихо подумал, что ему конец, но тут старина медленно произнес:
– Да, у меня есть для тебя такие сведения. – Он осторожно спустился со стула. – Вам что то нужно, полковник?
Тот воинственно задрал подбородок.
– Уж коль вы спросили, Вейцман, да, кое что нужно. Связь между бараками, за исключением особых указаний, должна осуществляться по телефону или в письменном виде. Установленный порядок. – Полковник свирепо взглянул на Вейцмана, а тот, в свою очередь, посмотрел на него с изысканной любезностью. – Ладно, – сказал грозный вояка, – но на будущее запомните.
– Дурак, – прошипел Вейцман, когда полковник отошел. – Так, так. Давайте ка лучше сюда.
Он подвел Джерихо к картотеке, нашел ящик и, выдвинув, стал просматривать карточки. Всякий раз когда переводчикам встречался непонятный термин, они прибегали к помощи Вейцмана и его знаменитому указателю. До вынужденной эмиграции он занимался филологией в Гейдельберге. Форин Оффис в редкую минуту вдохновения направил его в 1940 году в Блетчли. Почти не встречалось фраз, перед которыми бы он спасовал.
– Kriegsnachrichten Fur Seefahrer. «Военные сообщения для морской пехоты». Впервые перехвачены и зарегистрированы девятого ноября прошлого года, о чем ты уже прекрасно знаешь. – Вейцман поднес карточку к носу и стал разглядывать через толстые стекла очков. – Скажи, этот милый полковник все еще смотрит на нас?
– Не знаю. По моему, смотрит. – Полковник наклонился прочесть что то написанное переводчиками, но то и дело поглядывал на Джерихо и Вейцмана. – Он всегда такой?
– Полковник Кокер? Да, но сегодня он почему то еще хуже, – тихо, не глядя на Джерихо, ответил Вейцман. Открыв другой ящик и явно чем то озабоченный, он достал карточку. – Предлагаю постоять здесь, пока он не уйдет. Вот термин из области подводного флота, который попался нам в январе: Fluchttiefe.
– Глубина выхода из под удара, – ответил Джерихо. Он мог играть в эту игру часами. Vorhalt Rechner – это вычислитель угла отклонения. Соединение холодной пайкой будет kalte Lotstelle. Трещины в переборках подводной лодки называются Stirnwandrisse…
– Глубина выхода из под удара, – одобрительно кивнул Вейцман. – Совершенно верно.
Джерихо решился снова взглянуть на полковника.
– Теперь уходит… Порядок. Ушел.
Вейцман мгновение поглядел на карточку, потом сунул на место и задвинул ящик.
– Итак. Зачем тебе задавать вопросы, на которые уже знаешь ответ? – Седые волосы, нависший над небольшими карими глазами лоб. Морщинки в уголках глаз говорили о временах, когда это лицо то и дело расплывалось в улыбке. Теперь Вейцман смеялся не часто. Говорили, что большинство его родных осталось в Германии.
– Я ищу женщину, которую зовут Клэр Ромилли. Ты ее знаешь?
– Разумеется. Очаровательная Клэр. Ее все знают.
– Где она работает?
– Здесь.
– Знаю, что здесь. Где именно?
– Связь между бараками, за исключением особых указаний, должна осуществляться по телефону или в письменном виде. Установленный порядок, – щелкнул каблуками Вейцман. – Хайль Гитлер!
– Клал я на установленный порядок.
Один из переводчиков раздраженно повернулся в их сторону.
– Слушайте, вы двое, заткнулись бы, а?
– Извини, – Вейцман, взяв Джерихо под руку, отвел его в сторону. – Знаешь, Том, – прошептал он, – за эти три года я впервые слышу, как ты ругаешься.
– Вальтер. Пожалуйста. Это очень важно.
– И не может ждать до конца смены? – Он внимательно посмотрел на Джерихо. – Очевидно, нет. Тогда ладно. В какую сторону пошел Кокер?
– Обратно к выходу.
– Хорошо. Иди за мной.
Вейцман повел Джерихо почти в самый конец барака, мимо переводчиков, через две длинные узкие комнаты, где десятки женщин сновали у двух огромных картотек, потом свернул за угол и прошел через зал, уставленный телетайпами. Грохот здесь стоял невообразимый. Зажав уши ладонями, Вейцман с ухмылкой обернулся. Шум преследовал их и в коротком проходе, который заканчивался закрытой дверью. Надпись рукой прилежной ученицы гласила: «Зал немецкой книги».
Постучав, Вейцман вошел внутрь. Джерихо следом за ним. Большое помещение. Уставленные толстыми книгами и папками полки. Полдюжины сдвинутых вместе столов на козлах образуют одно большое рабочее пространство. Женщины, большинство спиной к ним. Шесть, может быть, семь. Две печатают, очень быстро, остальные ходят взад вперед, складывая стопки бумаги.
Прежде чем он успел заметить что нибудь еще, к ним с озабоченным видом подбежала толстушка в твидовом костюме. Вейцман расплылся в обаятельной улыбке, будто все еще пребывал в кафе при гостинице «Европеишер Хоф» в Гейдельберге, и галантно поцеловал руку женщины.
– Guten Morgen, mein liebes Fraulein Monk. Wie geht's?
– Gut, danke, Herr Doktor. Und dir?
– Danke, sehr gut.
Чувствовалось, что это была привычная для обоих церемония. Ее румяное личико еще больше покраснело от удовольствия.
– Чем могу помочь?
– Мы с коллегой, дорогая мисс Монк, – похлопав ее по руке, Вейцман жестом указал на Джерихо, – ищем очаровательную мисс Ромилли.
При упоминании Клэр кокетливая улыбка испарилась с лица мисс Монк.
– В этом случае, доктор Вейцман, вам придется занять очередь. Вставайте в очередь.
– Извините. Какая очередь?
– Мы все пытаемся найти Клэр Ромилли. Может быть, вы или ваш коллега имеете представление, где ее искать?

***

Утверждать, что мир остановился, – значит впасть в солипсизм; и Джерихо было известно, что не мир замедляет движение, а скорее при неожиданной опасности ускоряются действия получившего заряд адреналина отдельного человека. Тем не менее для него на мгновение все остановилось. Лицо Вейцмана с безграничным недоумением, женщина, полная негодования… Лихорадочно пытаясь представить все последствия, Джерихо, не узнавая собственного голоса, будто доносившегося откуда то издалека, бессвязно пробормотал:
– А я думал… мне сказали… заверили… вчера… она должна быть в дневной смене с восьми утра…
– Совершенно верно, – подтвердила мисс Монк. – Такая безответственность. Ужасно подвела.
Вейцман со значением посмотрел на Джерихо, как бы говоря: во что ты меня втравил?
– Может, заболела? – предположил он.
– Тогда могла бы подумать о других и прислать записку. Поставить в известность. Прежде чем я отпустила всю ночную смену. Мы едва справляемся, когда нас восемь. А теперь, когда нас семь…
Она принялась лепетать Вейцману про три А и три М и про то, сколько кадровых записок она писала, и никто не обращает внимания на ее трудности. Словно в подтверждение ее правоты открылась дверь и в зал вошла женщина, придерживая подбородком гору папок, чтобы не рассыпались. Под неодобрительный ропот подчиненных мисс Монк женщина свалила папки на стол. На пол со стола слетело несколько депеш. Джерихо бросился их поднимать. Мельком взглянул на одну.
ZZZ
ШТАБ ГЕРМАНСКОГО АФРИКАНСКОГО КОРПУСА УТРОМ ТРИНАДЦАТОГО ПВТ ТРИНАДЦАТОГО РАСПОЛАГАЛСЯ ПЯТНАДЦАТИ (ОДИН ПЯТЬ) КИЛОМЕТРАХ ЗАПАДНЕЕ БЕН ГАРДАН ПВТ БЕН ГАРДАН
Мисс Монк выхватила депешу из рук. Казалось, она впервые заметила его присутствие. Прижав секреты к пышной груди, она испепеляла его взглядом.
– Прошу прощения, вы… кто вы такой, в самом деле? – спросила она, загораживая собою стол. – Полагаю, приятель Клэр?
– Все в порядке, Дафни, – успокоил ее Вейцман, – он мой друг.
Мисс Монк снова покраснела.
– Извини, Вальтер. Я, конечно, не имела в виду…
– Можно мне спросить, – вмешался Джерихо, – поступала ли она так прежде? Я хочу сказать, не выходила на работу, не известив вас?
– О, нет. Никогда. У себя в отделении не стану терпеть расхлябанности. Вейцман подтвердит.
– Безусловно, – кивнул тот. – Здесь никаких послаблений.
За прошедшие три года Джерихо встречал много таких, как мисс Монк: слегка паникующих в трудные минуты, дрожащих за свое драгоценное место и лишние пятьдесят фунтов в год, убежденных, что, если их крошечной вотчине откажут в коробке карандашей или лишней машинистке, война будет проиграна. Она должна ненавидеть Клэр, подумал он: ненавидеть за ее привлекательность, за уверенность в себе и нежелание воспринимать все всерьез.
– В ее поведении не было ничего странного?
– У нас здесь ответственная работа. На странности нет времени.
– Когда вы ее в последний раз видели?
– Должно быть, в пятницу. – Мисс Монк явно гордилась своей памятью на подробности. – Пришла на дежурство в четыре, ушла в полночь. Вчера у нее был выходной.
– Таким образом, я полагаю, она вряд ли могла появиться в бараке, скажем, рано утром в субботу?
– Нет. Я была здесь. Во всяком случае, зачем ей было приходить? Обычно она не могла дождаться, чтобы поскорее уйти.
В этом можно не сомневаться. Джерихо снова посмотрел на стоявших позади мисс Монк девушек. Чем же они все таки занимаются? Перед каждой горка скрепок для бумаги, баночка с клеем, стопка коричневых папок и ворох резиновых колечек. Кажется – неужели правда? – они из старых досье составляют новые. Он попытался представить Клэр здесь, в этом унылом помещении, среди этих обладающих разумом трутней. Все равно что представить попугая с его ярким оперением в клетке, полной воробьев. Джерихо не знал, что делать. Щелкнул крышкой часов. Восемь тридцать пять. Она опаздывает уже больше чем на полчаса.
– Что вы теперь предпримете?
– Очевидно, ввиду уровня секретности, существует определенная процедура, которой мы должны следовать. Я уже уведомила отдел бытового обслуживания. Они пошлют кого нибудь к ней, чтобы вытащить из постели.
– А если ее там нет?
– Тогда свяжутся с ее родными и справятся, не знают ли те, где она.
– А если те не знают?
– Ну, тогда дело осложняется. Но до этого никогда не доходит. – Запахнув жакет, мисс Монк сложила руки на пышной груди. – Уверена, за всем этим кроется мужчина. – Передернув плечами, добавила: – Обычно кончается этим.
Вейцман продолжал бросать в сторону Джерихо умоляющие взгляды. Потянул его за руку.
– Пора, Том.
– У вас есть адрес ее родных? Или номер телефона?
– Думаю, есть, но не уверена, что мне… – Она повернулась к Вейцману, тот, поколебавшись, снова бросил взгляд на Джерихо и, через силу улыбнувшись, кивнул.
– Ручаюсь за него.
– Ладно, – все еще колеблясь, произнесла мисс Монк, – если вы считаете допустимым… – Подошла к шкафу рядом со своим столом и отперла его.
– Кокер меня убьет, – прошептал Вейцман, когда она отвернулась.
– Он ни за что не узнает. Обещаю.
– Любопытно, – скорее про себя сказала мисс Монк, – что последнее время она стала намного внимательнее. Во всяком случае, вот ее карточка.
Ближайший родственник: Эдвард Ромилли
Родство: отец
Адрес: 27 Стэнхоуп Гарденс, Лондон, ЮЗ
Телефон: Кенсингтон 2257

Джерихо взглянул на карточку и вернул мисс Монк.
– По моему, не стоит его беспокоить, не так ли? – заметила она. – Во всяком случае, не теперь. Не сомневаюсь, что Клэр вот вот явится с глупыми объяснениями, что проспала…
– Уверен, – согласился Джерихо.
– … и в этом случае, – нашлась мисс Монк, – что мне сказать, кто ее искал?
– Auf Wiedersehen, Fraulein Monk. – С Вейцмана было довольно. Он уже выходил из комнаты, силой вытаскивая за собой Джерихо. Прежде чем захлопнулась дверь, Джерихо в последний раз взглянул в растерянное лицо мисс Монк, лепечущей на своем школьном немецком:
– Auf Wiedersehen, Herr Doktor, und Herr…

***

Вейцман повел Джерихо не тем путем, которым они пришли, а через заднюю дверь. Теперь, холодным днем, Джерихо увидел, почему он с таким трудом выбрался отсюда ночью. Они оказались на краю стройплощадки. Газон, изрытый канавами в четыре фута глубиной. Груды песка и гравия, покрытые инеем. Только чудом он тогда не сломал себе шею.
Вытряхнув сигарету из мятой пачки «Пассинг Клаудс», Вейцман закурил. Прислонился к стене барака, выдыхая пар с дымом.
– Полагаю, мне бесполезно спрашивать, что же все таки происходит?
– Тебе не нужно знать, Вальтер. Поверь мне.
– Сердечные неприятности?
– Что то вроде того.
Вейцман, продолжая курить, пробормотал несколько слов по еврейски, похоже, выругался.
Шагах в тридцати группа рабочих, заканчивая перерыв, сгрудилась у жаровни. Расходились неохотно, волоча за собой по твердой земле кирки и лопаты. Джерихо вдруг вспомнилось, как он, держась за руку матери, бредет по приморской набережной и гремит по бетону детской лопаточкой. Где то за деревьями запустили движок, вспугнув с ветвей загалдевших грачей.
– Вальтер, что такое Зал немецкой книги?
– Мне, пожалуй, пора, – сказал тот вместо ответа. Послюнив пальцы, отщипнул горящий кончик сигареты и сунул окурок в нагрудный карман. Табак – слишком дорогое удовольствие, чтобы им разбрасываться.
– Будь добр, Вальтер…
– А, ладно! – Вейцман, словно отстраняя Джерихо, вдруг сердито взмахнул рукой и нетвердым шагом, но удивительно быстро для своего возраста, направился вдоль стены барака в сторону тропинки. Джерихо еле поспевал за ним. – Знаешь, ты слишком много просишь…
– Знаю.
– Боже мой, пойми, что Кокер уже подозревает во мне нацистского шпиона. Можешь поверить? Я, конечно, еврей, но для него то все немцы одинаковы. Хотя, по правде говоря, и мы так считаем. Надо полагать, мне это должно льстить.
– Я не думаю… это просто… никто больше…
Из за угла вышли двое караульных с винтовками и не спеша двинулись навстречу. Вейцман, смолкнув, резко повернул направо в сторону теннисного корта. Джерихо последовал за ним. Вейцман открыл калитку, и они ступили на асфальтовое покрытие. Корт построили – говорят, по личной подсказке Черчилля – два года назад. С осени на нем не играли. Белую разметку под инеем почти не видно. У сетчатой ограды намело кучи листьев. Вейцман захлопнул калитку и зашагал на середину корта.
– С тех времен, когда мы начинали, все изменилось, Том. Девять десятых обитателей барака мне теперь даже не знакомы. – Он задумчиво отшвыривал ногой листья, и Джерихо впервые заметил, какие маленькие у него ноги – ножки танцовщика. – Я же здесь состарился. Помню дни, когда мы считали себя гениями, если прочитывали полсотни депеш в неделю. А знаешь, сколько теперь?
Джерихо покачал головой.
– Три тысячи в день.
– Вот это да! – Сто двадцать пять в час, подсчитал Джерихо, по одной каждые полминуты…
– У нее, выходит, неприятности, у твоей девушки? – Думаю, да. Точно, неприятности.
– Мне жаль это слышать. Она мне нравится. Смеется, когда я шучу. Женщины, понимающие мои шутки, достойны любви. Особенно молодые. И хорошенькие.
– Вальтер…
Вейцман повернулся к третьему бараку. Он выбрал хорошую позицию, как человек, который в свое время, чтобы выжить, был вынужден научиться находить укромные места. Никто не мог к ним приблизиться, минуя теннисный корт. Не мог подойти незаметно. А если кто то и следил на расстоянии – что тут особенного, если двое старых коллег решили поболтать наедине.
– Организовано, как на заводском потоке. – Он ухватился за проволочную сетку. Руки побелели от холода. Пальцы, словно клешни, вцепились в сталь. – Расшифрованные депеши поступают по конвейеру из шестого барака. Сначала идут к дежурным на перевод – ты знаешь, это мой пост. Две группы дежурных в смену, одна для срочных материалов, другая для задержавшихся при расшифровке. Переведенные депеши люфтваффе передаются в три А, армейские депеши – в три М. Это сокращенные обозначения отделений. Боже мой, до чего же холодно. Ты замерз? Я весь дрожу. – Вейцман достал грязный носовой платок и высморкался. – Дежурные офицеры определяют важность и обозначают значками «Z». Один «Z» – это что нибудь незначительное: гауптмана Фишера перевести в германские ВВС в Италии. Сводка погоды была бы обозначена тремя «Z». Пять «Z» – чистое золото: где будет находиться Роммель завтра днем; предстоящий воздушный налет. Разведданные обобщаются и рассылаются в трех экземплярах: один на Бродвей в Интеллидженс Сервис, один в нужное министерство на Уайтхолле, один командующему соответствующего рода войск.
– А Зал немецкой книги?
– Все имена собственные индексируются: фамилии офицеров, названия боевой техники, базы. Например, перевод гауптмана Фишера поначалу может не иметь для разведданных никакого значения. Но затем вы сверяетесь с индексом ВВС и обнаруживаете, что последним местом его службы была радарная установка во Франции. Теперь его направляют в Бари. Итак: немцы устанавливают радар в Бари. Дадим построить. А потом, когда он будет почти завершен, разбомбим.
– Так это и есть немецкая книга?
– Нет, нет, – Вейцман нетерпеливо затряс головой, будто Джерихо был одним из тупых студентов в его классе в Гейдельберге. – Немецкая книга – это самый конец процесса. Все эти бумаги: радиоперехват, расшифровка, перевод, пометка важности, список отсылок к другим депешам – все эти тысячи страниц в конце сходятся вместе и подшиваются. Немецкая книга – это дословное воспроизведение обработки всех расшифрованных депеш в подлинниках.
– Это ответственная работа?
– В интеллектуальном смысле? Нет. Чисто канцелярская.
– А в смысле доступа? К засекреченным материалам?
– А а. Другое дело, – пожал плечами Вейцман. – Все, разумеется, зависит от человека, удосужится ли он читать, что попадает ему в руки. Большинство не интересуется.
– Но теоретически?
– Теоретически? В обычный день? Девушка вроде Клэр, возможно, узнает больше оперативных подробностей о германских вооруженных силах, чем, скажем, Адольф Гитлер. – Поймав скептический взгляд Джерихо, Вейцман улыбнулся. – Абсурд, не правда ли? Сколько ей? Девятнадцать? Двадцать?
– Двадцать, – пробормотал Джерихо. – Она постоянно говорила, что у нее скучная работа.
– Двадцать! Клянусь, что это величайшая шутка за всю историю войны. Посмотри на нас: легкомысленная девица, хилый интеллигент и полуслепой еврей. Если бы только раса господ видела, что мы с ними делаем… бывает, одна эта мысль помогает мне держаться. – Вейцман поднес часы к лицу. – Мне пора. Кокер, должно быть, уже выдал ордер на мой арест. Боюсь, слишком много наболтал.
– Нисколько.
– О, еще как.
Он повернулся к калитке. Джерихо двинулся было следом, но Вейцман жестом его остановил.
– Почему бы тебе не подождать немного, Том? Всего минутку. Дай мне уйти одному.
Он вышел за калитку. Проходя по ту сторону ограды, вдруг замедлил шаг и поманил Джерихо к сетке.
– Послушай, – сказал он, понизив голос, – если думаешь, что я помогу тебе снова, когда ты захочешь узнать еще что нибудь… Пожалуйста, не проси меня. Я не хочу.
Джерихо не успел ответить, как он, перемахнув через дорожку, скрылся за третьим бараком.

***

На территории Блетчли Парка, сразу за особняком под елью, стояла обыкновенная красная телефонная будка. Молодой парень в мотоциклетных крагах заканчивал разговор. До прислонившегося к дереву Джерихо доносился его приглушенный голос.
– Идет… О'кей, детка… Пока…
Парень со стуком повесил трубку и распахнул дверь.
– К вашим услугам, приятель.
Мотоциклист уехал не сразу. Джерихо следил за ним через стекло, делая вид, что ищет по карманам мелочь. Парень поправил краги, надел шлем, стал возиться с подбородочным ремнем…
Дождавшись, когда тот уехал, Джерихо набрал ноль.
– Оператор слушает, – раздался женский голос.
– Доброе утро. Будьте добры, дайте Кенсингтон, два два пять семь.
Телефонистка повторила номер.
– Опустите четыре пенса.
Все номера Блетчли Парка соединялись шестидесятимильной наземной линией с коммутатором Уайтхолла. Для телефонистки Джерихо звонил из одного района Лондона в другой. Он опустил четыре пенса в щель и после нескольких щелчков услышал гудки.
– Да а? – ответили через пятнадцать секунд. Голос отца Клэр был точно такой, каким Джерихо представлял его себе. Медлительный, уверенный, один короткий слог растягивается на два длинных. Как только раздались короткие гудки, Джерихо нажал кнопку «А». В приемнике зазвенели монеты. Он сразу же ощутил ущербность своего положения – звонит какой то бедняк, не имеющий собственного телефона.
– Мистер Ромилли? – Да а.
– Извините, что побеспокоил вас, сэр, да еще с утра в воскресенье. Видите ли, я работаю с Клэр…
Слабый шум, потом тишина, нарушаемая дыханием Ромилли. Треск помех на линии.
– Вы слушаете, сэр?
Снова раздался голос, совершенно спокойный, но теперь он звучал по другому, будто исходил из огромного пустого помещения.
– Как вы достали этот номер?
– Мне дала Клэр, – выпалил Джерихо первое, что пришло в голову. – Я подумал, может, она у вас.
Снова долгое молчание.
– Нет, нет. Ее нет. Да и зачем ей здесь быть?
– Сегодня утром она не вышла на работу. Вчера у нее был выходной. Я подумал, может, она уехала в Лондон?
– С кем я говорю?
– Меня зовут Том Джерихо. – Молчание. – Может, она упоминала обо мне.
– Не думаю, – еле слышно ответил Ромилли. Прокашлялся. – К большому сожалению, мистер Джерихо, боюсь, ничем не могу помочь. Передвижения моей дочери для меня такая же загадка, как, вероятно, и для вас. До свидания.
Послышался несвязный шум, и связь оборвалась.
– Алло? – произнес Джерихо. Ему показалось, что он все еще слышит в трубке чье то дыхание. – Алло?
Напрягая слух, еще несколько секунд подержал тяжелую бакелитовую трубку, потом повесил ее. Прислонившись к стенке телефонной будки, потер виски. За стеклами в мире безмолвно продолжалась жизнь. К особняку провожали только что прибывших лондонским поездом двоих штатских в котелках и со сложенными зонтиками в руках. Три утки в зимнем уборе, растопырив лапы, будто вспахивая свинцовую воду, садились на озеро.
Передвижения моей дочери для меня такая же загадка, как, вероятно, и для вас.
Это неправда, не так ли? Не та реакция, которую можно ожидать от отца, узнавшего, что его единственная дочь пропала.
Джерихо поискал в кармане мелочь. Разложил монеты на ладони и стал тупо разглядывать, как путник, попавший в незнакомую страну.
Снова набрал ноль.
– Оператор слушает.
– Кенсингтон, два два пять семь.
Снова опустил в щель четыре пенса. Опять короткие щелчки, затем пауза. Поднес палец к кнопке. Но на этот раз не длинные низкие гудки, а короткие – бип бип бип, занято, – пульсирующие в ухе, как биение сердца.

***

Следующие десять минут Джерихо трижды пытался дозвониться и каждый раз с тем же результатом. Или Ромилли снял трубку, или ведет с кем то долгий разговор.
Джерихо позвонил бы и в четвертый раз, но прибежавшая из столовой в накинутом на плечи пальто женщина стала нетерпеливо стучать монетой по стеклу. Джерихо уступил. Стоя на дороге, решал, что делать дальше.
Оглянулся на бараки. Их знакомые до мелочей приземистые серые формы, прежде наводившие тоску, теперь таили в себе смутную угрозу.
К черту. Что он теряет?
Застегнувшись от холода, повернул к воротам.

3

Приходская церковь св. Марии, твердые белые камни которой впитали в себя восемь веков христианского благочестия, находилась в конце аллеи старых тисов менее чем в сотне ярдов позади Блетчли Парка. Входя во двор, Джерихо разглядел полтора два десятка аккуратно сложенных на паперти велосипедов, а потом до него донеслось гудение органа, сопровождаемое заунывным пением прихожан англиканской общины. На кладбище стояла мертвая тишина. Он почувствовал себя гостем, входящим в дом в самый разгар вечеринки.

Мы распускаемся, зеленеем, как на дереве листья,
И увядаем, и умираем, не меняешься только Ты…

Джерихо потопал, похлопал руками. Хотел тихо проскользнуть внутрь и постоять сзади до конца службы, но опыт подсказал, что потихоньку в церковь не войти. Хлопнет дверь, тут же повернутся головы, и какой нибудь услужливый помощник церковного старосты поспешит по проходу с перечнем молитв и псалтырем. Такого внимания ему хотелось меньше всего.
Он сошел с дорожки и сделал вид, что рассматривает надгробные камни. Замерзшая паутина невероятных размеров и изящества блестящим покрывалом повисла между памятниками: мраморными монументами на могилах состоятельных людей, сланцевыми плитами на могилах фермеров, почерневшими от непогоды деревянными крестами бедняков и младенцев. Эбенезер Слейд, четырех лет и шести месяцев, покоится в руцех Иисуса. Мэри Уотсон, супруга Альберта, после долгой болезни почиет в мире… На нескольких могилах обледеневшие букеты мертвых цветов – свидетельство неугасаемых проблесков памяти у живущих, на других – желтым лишайником затянуло все надписи. Он нагнулся и стал очищать камень, внимая доносящимся из за цветного оконного витража голосам праведников.
О, вы, Росы и Иней, да благословит вас Господь: Восславляй и превозноси Его во веки.
О, вы, Мраз и Хлад, да благословит вас Господь: Восславляй и превозноси Его во веки…
В голове проносились разрозненные далекие образы.
Вспомнились похороны отца, точно в такой же день, как сегодня: промерзшая безобразная викторианского стиля церковь в промышленной центральной части Англии, награды на крышке гроба, плачущая мать, одетые в черное тетки; все с грустным любопытством глядят на него, а он, Джерихо, за миллион миль от этого места – мысленно разлагает на множители номера псалмов (очень красиво, помнится, получался «Прочь от заблуждений, оставим мрак ночи позади» под номером 392 в книжке древних и новых псалмов – 2х7х2х7х 2…).
Почему то вспомнилось, как однажды зимней ночью в бараке Алан Тьюринг возбужденно объяснял, что смерть близкого друга натолкнула его на поиски связи между математикой и душой. Тьюринг утверждал, что здесь, в Блетчли, они создают новый мир: что их бомбочки скоро могут быть модифицированы, на смену неуклюжим электромеханическим переключателям придут реле из пентодных ламп и тиратронов, давая жизнь компьютерам – машинам, которые в один прекрасный день станут имитировать работу человеческого мозга и откроют тайны души…
Джерихо бродил среди умерших. Вот небольшой каменный крест, украшенный гирляндой каменных цветов, а вот суровый ангел с лицом мисс Монк. Все это время он прислушивался к службе. Интересно, есть ли среди прихожан кто нибудь из восьмого барака, и кто именно? Вот, к примеру, Скиннер может обратиться с молитвой к Богу? Джерихо попытался представить, какие скрытые возможности угодничества мог бы пустить в ход Скиннер при общении с персоной, стоявшей выше самого Первого лорда Адмиралтейства, но почувствовал, что у него не хватает фантазии.
Да останется на вас на все времена благословение Всемогущего Господа.
Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.
Служба закончилась. Джерихо, лавируя между памятниками, торопливо удалился в сторону от церкви и встал позади двух больших кустов, откуда хорошо просматривалась паперть.
До войны верующие появились бы под радующий душу перезвон старых колоколов. Но теперь в церковные колокола полагалось звонить только в случае налета, так что когда открылась дверь и пожилой священник вышел попрощаться с паствой, тишина придала церемонии унылое, даже подавленное, настроение. Прихожане один за другим выходили на свет. Джерихо подумал уже, что его расчет оказался ошибочным, но тут из церкви вышла небольшого роста худощавая молодая женщина, все еще держа в руках вчерашний молитвенник.
Не произнеся ни слова, коротко, даже отрывисто, она пожала руку викарию, повесила сумку на ручки велосипеда и двинулась к воротам. Шла небольшими быстрыми шагами, высоко подняв острый подбородок. Джерихо дал ей пройти немного вперед, потом, выйдя из укрытия, окликнул:
– Мисс Уоллес!
Она остановилась и оглянулась в его сторону, щуря близорукие глаза и поворачивая голову. Лишь когда он оказался в двух метрах от нее, с ее лица исчезло напряженное выражение.
– Никак мистер…
– Джерихо.
– Конечно же. Мистер Джерихо. Ночной гость. – Кончик ее носа покраснел от холода, на побелевших щеках два круглых пятнышка размером в полкроны. Длинные густые черные волосы с помощью многочисленных булавок забраны кверху. – Как вам служба?
– Ободряет, – нерешительно заметил Джерихо. Так, пожалуй, легче, чем говорить правду.
– Вы серьезно? По моему, такого ужасного вздора я в этом году еще не слыхала. «А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии… » – Она яростно затрясла головой. – Как вы думаете, будет ли богохульством назвать святого Павла ослом?
Она снова быстро зашагала к выходу. Джерихо пошел рядом. От Клэр он узнал несколько подробностей из жизни Эстер Уоллес – что до войны она учительствовала в частной женской школе в Дорсете, что она дочь священника, играет на органе, получает квартальный информационный бюллетень Общества Джейн Остин – достаточно, чтобы представить себе женщину, способную после восьмичасовой ночной смены отправиться прямо на воскресную заутреню.
– Посещаете большинство воскресных служб?
– Все до одной, – уточнила она. – Хотя все чаще спрашиваю себя, зачем? А вы?
– Изредка, – поколебавшись, ответил Джерихо. Это было ошибкой, и она сразу за нее уцепилась.
– А где вы обычно садитесь? Что то не помню, чтобы когда нибудь вас видела.
– Стараюсь садиться сзади.
– Я тоже. В самом заднем ряду. – Блеснув круглыми очками в металлической оправе, она снова поглядела на него. – Вообще то, мистер Джерихо, никакой проповеди вы не слушали и в церковь не заходили; и напрасно вы изображаете набожность, которой у вас и духом не бывало.
– Э э…
– На этом прощайте.
Они дошли до ворот. Она с удивительной грациозностью села на велосипед. Этого Джерихо не ждал. Чтобы задержать ее, он шагнул вперед и ухватился за руль.
– Я не был в церкви. Извините меня. Мне надо с вами поговорить.
– Мистер Джерихо, будьте любезны убрать руки с машины. – Двое пожилых прихожан оглянулись в их сторону. – Немедленно, прошу вас. – Она принялась крутить рулем, но Джерихо не отпускал рук.
– Мне очень жаль. Действительно, всего на секунду Эстер испепеляла его взглядом. На миг подумалось, что вот сейчас она ощутимо двинет по руке одной из своих добротных туфель. Но в глазах ее кроме злости светилось любопытство, и оно взяло верх. Вздохнув, она сошла с велосипеда.
– Благодарю вас. Вон там автобусная остановка, – предложил он, показывая на противоположную сторону Черч Грин роуд. – Уделите мне всего пять минут. Пожалуйста.
– Глупо. Очень глупо.
Они направились к остановке. Велосипедные колеса звенели, словно вязальные спицы. Она отказалась присесть на скамейку. Осталась стоять, сложив руки на груди и глядя вниз на город.
Он ломал голову над тем, как начать разговор.
– Клэр говорит, что вы работаете в шестом бараке. Должно быть, очень интересно.
– Не ее дело говорить, где я работаю. И ничего там интересного. Все интересное, видно, досталось мужчинам. Остальное делают женщины.
Она была бы ничего, подумал Джерихо, если бы обращала на себя внимание. Кожа белая, гладкая, словно фарфоровая. Носик и подбородок, может, несколько острые, но довольно изящные. Однако никакой косметики, а лицо неизменно злое, губы вытянуты в насмешливой ухмылке. В спрятанных за очками маленьких блестящих глазках светился интеллект.
– Мы с Клэр… – В поисках подходящего слова Джерихо суетливо крутил руками. В этих делах он был беспомощен. – … встречались… кажется, так это называется. Примерно до прошлого месяца. Потом она отказалась иметь со мной какие либо отношения. – Враждебность собеседницы гасила его решимость. Обращаясь к повернутой к нему узкой спине, он чувствовал себя очень глупо. Но продолжал говорить. – Если откровенно, мисс Уоллес, то я за нее беспокоюсь.
– Странно.
– Согласен, мы были не совсем обычной парой.
– Нет, – повернулась она к нему, – я имела в виду, что люди всегда считают нужным выдавать заботу о себе за заботу о других.
Уголки ее губ скривились в подобие улыбки, и Джерихо понял, что начинает питать к мисс Эстер Уоллес неприязнь, не в последнюю очередь из за ее взглядов.
– Я не отрицаю известной доли личной заинтересованности, – признал он, – но я действительно беспокоюсь за нее. По моему, она исчезла.
– Чепуха, – фыркнула мисс Уоллес.
– Сегодня утром она не вышла на работу.
– Опоздание на час вряд ли означает исчезновение. Возможно, проспала.
– По моему, она не приходила домой. Во всяком случае, в два часа она еще не вернулась.
– Тогда, вероятно, она проспала где нибудь еще. – Мисс Уоллес, блеснув очками, сделала ударение на последних словах. – Кстати, могу я спросить, как вы узнали, что она не приходила домой?
Он понял, что лучше не лгать.
– Я вошел в дом и ждал ее там.
– Ясно. Вы к тому же еще и взломщик. Теперь понятно, почему Клэр больше не хочет иметь с вами дел.
К черту все, подумал Джерихо.
– Вам следует знать еще кое о чем. Когда я был там, в дом заходил какой то человек. Он убежал, услыхав мой голос. Только что я звонил отцу Клэр. Он утверждает, что не знает, где она, но, по моему, он говорит неправду.
Кажется, эти слова произвели на нее впечатление. Прикусив губу, она смотрела вниз. Через Блетчли проходил поезд, судя по звуку, экспресс. Над городом на полмили вздымалась рыхлая полоса дыма.
– Все это меня не касается, – наконец сказала она.
– Клэр не говорила, что уезжает?
– Она никогда не говорит. Да и зачем?
– Не казалась ли она вам странной последнее время? Скажем, напряженной, нервной.
– Мистер Джерихо, пожалуй, не хватит этой автобусной остановки, а может быть, и целого двухэтажного автобуса, чтобы вместить всех молодых людей, которых беспокоят их отношения с Клэр Ромилли. Право, я очень устала. Слишком устала и слишком неопытна в этих делах, чтобы быть чем нибудь вам полезной. Прошу прощения.
Эстер снова села на велосипед, и на этот раз Джерихо не пытался ее остановить.
– Говорят ли вам что нибудь буквы ADU?
Она раздраженно тряхнула головой и оттолкнулась от края тротуара.
– Это позывные, – крикнул он вслед. – Возможно, германских сухопутных или военно воздушных сил.
Она затормозила с такой силой, что съехала с седла, и заскользила подошвами по сточной канаве. Посмотрела в оба конца улицы.
– Вы что, совсем с ума сошли?
– Найдете меня в восьмом бараке.
– Подождите секунду. Какое это имеет отношение к Клэр?
– Если не там, то в частной гостинице на Альбион стрит. – Он вежливо кивнул. – ADU, мисс Уоллес. Angels Dance Upwards. Ангелы танцуют вверх. Оставляю вас в покое.
– Мистер Джерихо…
Но ему не хотелось отвечать на ее вопросы. Перейдя улицу, он стал быстро спускаться под гору. Поворачивая на ведущую к главному входу Уилтон стрит, он оглянулся. Она все еще стояла там, расставив ноги, и ошарашенно смотрела ему вслед.

4

Когда Джерихо вернулся в восьмой барак, Логи в ожидании его нетерпеливо расхаживал по тесному пространству регистрационного зала, заложив за спину костлявые руки и яростно тиская в зубах мундштук трубки, отчего чашечка ее подпрыгивала во все стороны.
– Твое пальто? – спросил он вместо приветствия. – Забирай.
– Привет, Гай. Куда идем? – поинтересовался Джерихо, снимая с крючка на двери пальто. Одна из пичужек одарила его сочувственной улыбкой.
– Мы идем поговорить, старый хрен. Потом ты отправляешься домой.
У себя в кабинете Логи рухнул в кресло, задрав на стол ножищи.
– Теперь закрывай дверь, парень. Давай по крайней мере попробуем разобраться между собой.
Джерихо сделал, как просили. Ему некуда было сесть, и он подпер собою дверь. Им овладело странное спокойствие.
– Не знаю, что говорил тебе Скиннер, – начал он, – но я ему все же не врезал.
– О, в таком случае все прекрасно, – с притворным облегчением воздел руки Логи. – Рад, что обошлось без крови и все твои кости целы…
– Хватит тебе, Гай. Я его пальцем не тронул. За это он не может меня уволить.
– Он, черт побери, может сделать с тобой все, что хочет. – Скрипнув креслом, Логи потянулся через стол и взял коричневую папку. Раскрыл. – Посмотрим, что тут есть. Здесь говорится: «Грубое неподчинение». И еще: «Попытка оскорбления действием». «Последняя явилась завершением целого ряда инцидентов, свидетельствующих, что данное лицо не пригодно к действительной службе». – Логи швырнул папку на стол. – Между прочим, не уверен, что это не так. Ждал, когда ты соизволишь показаться, со вчерашнего дня. Где ты был? В Адмиралтействе? Провел раунд бокса с Первым морским лордом?
– Ты говорил, что могу работать неполную смену. «Будешь приходить и уходить, когда захочешь». Твои собственные слова.
– Не хитри со мной, старина.
Джерихо промолчал, чувствуя на себе изучающий взгляд Логи. Вспомнил спрятанные за эстампом радиоперехваты. Зал немецкой книги и испуганное лицо Вейцмана. Взволнованный голос Ромилли: «Передвижения моей дочери для меня такая же загадка, как, вероятно, и для вас».
– Когда он хочет, чтобы я уехал?
– Прямо сейчас, жалкий идиот. «Отправьте его обратно в Кингз, и на этот раз пускай топает пешком». Насколько помню, таковы конкретные инструкции. – Логи, вздохнув, покачал головой. – Не надо было выставлять его дураком, Том. Особенно в глазах заказчиков.
– Но он и в самом деле дурак. – В груди закипали обида и жалость к себе, но Джерихо старался говорить спокойно. – Он же не имеет ни малейшего представления о том, что говорит. Довольно, Гай. Неужели ты на самом деле хотя бы на минуту поверишь, что мы за три дня взломаем Акулу?
– Нет, не взломаем. Но если ты меня внимательно слушаешь, то поймешь, что сказать об этом можно по разному, особенно когда сидишь за одним столом с нашими любимыми американскими собратьями.
Кто то постучал в дверь.
– Потом, старина. Тем не менее спасибо, – крикнул Логи. Дождался, когда стучавший ушел, и тихо произнес: – По моему, ты не совсем понимаешь, насколько здесь все изменилось.
– Именно это говорил Скиннер.
– Что ж, он прав. На этот раз. Ты сам был свидетелем на вчерашнем совещании. Том, это уже не 1940 год. Маленькая отважная Англия больше не одинока. Мы пошли вперед. Приходится принимать во внимание, что думают другие. Посмотри, парень, на карту. Полистай газеты. Эти конвои отправляются из Нью Йорка. Четверть кораблей – американские. Груз целиком американский. Американские войска. Американские экипажи. – Логи вдруг прикрыл лицо ладонями. – Черт побери, не могу поверить, что ты пытался врезать Скиннеру. Ты и вправду здорово тронулся, а? Совсем не уверен, что тебя можно одного отпускать на улицу. – Логи снял ноги со стола и взял трубку телефона. – Знаешь, наплевать на то, что он говорит, постараюсь достать тебе машину.
– Нет! – Джерихо сам удивился собственной горячности. В сознании отчетливо предстала карта Атлантики – коричневый массив Северной Америки, чернильные пятна Британских островов, голубое пространство океана, безобидные желтые кружки, ловушка из акульих зубов. И Клэр? Невозможность разыскать ее даже теперь, когда есть доступ в Парк. Отослать его в Кембридж, лишить доступа к секретной работе – это все равно что отправить на другую планету. – Нет, – повторил он спокойнее. – Ты этого не сделаешь.
– Это не мое решение.
– Дай мне пару дней.
– Что?
– Скажи Скиннеру, что хочешь дать мне пару дней. Пару дней на то, чтобы попытаться проникнуть в Акулу.
Несколько секунд Логи удивленно глазел на Джерихо, затем расхохотался.
– Старина, что ни день, у тебя новые чудачества. Вчера ты уверял нас, что за три дня Акулу не взломать. Теперь говоришь, что сделаешь это за два дня.
– Гай, пожалуйста. Умоляю, – всерьез взмолился он. Опершись руками, перегнулся через стол. Для него это действительно был вопрос жизни. – Ты знаешь, что Скиннер не только не хочет, чтобы я оставался в восьмом бараке. Он вообще мечтает выжить меня из Парка. Заткнуть в какую нибудь дыру в Адмиралтействе решать арифметические задачки.
– На войне есть места и похуже.
– Только не для меня. Я скорее повешусь. Мое место здесь.
– Дорогой, я и так ради тебя слишком подставил свою шею, – тыча трубкой в грудь Джерихо, упрекнул Логи. – «Джерихо? – говорили мне. – Это несерьезно. У нас такое трудное время, а тебе понадобился Джерихо». – Он снова ткнул трубкой. – Тогда я сказал: «Да, я знаю, что он, черт возьми, наполовину чокнутый и брякается в обморок, как старая дева, но у него в башке кое что есть, те самые лишних два процента. Можете поверить мне на слово». – Опять пошла в ход трубка. – Я, черт возьми, выпрашиваю машину – как ты знаешь, у нас это дело нелегкое – и, вместо того чтобы пойти выспаться, еду в Кингз колледж пить дрянной чай и умолять тебя… подумать только, черт возьми, умолять! Ты же первым делом выставляешь нас всех идиотами, а потом избиваешь начальника отделения – ладно, ладно, пытаешься избить. Теперь я спрашиваю тебя, кто меня будет слушать?
– Скиннер.
– Брось.
– Скиннеру придется выслушать, и он выслушает, если ты будешь настаивать, что я тебе нужен. Я знаю… – горячо убеждал Джерихо. – Ты мог бы пригрозить, что расскажешь тому адмиралу, Троубриджу, о моем отстранении – в самый важный момент битвы за Атлантику – лишь из за того, что я говорил правду.
– Я мог бы? Как бы не так. Спасибо. Премного благодарен. И тогда мы оба займемся арифметикой в Адмиралтействе.
– На войне есть места и похуже.
– Не паясничай.
В дверь опять постучали, на этот раз посильнее.
– Ради бога, – взревел Логи, – вали отсюда! – Но ручка тем не менее повернулась. Джерихо шагнул в сторону. В открытой двери появился Пак.
– Извини, Гай. Доброе утро, Томас. – Он с мрачным видом кивнул тому и другому. – Кое что произошло, Гай.
– Хорошие новости?
– Откровенно говоря, нет. Возможно, не очень хорошие. Лучше посмотри сам.
– Черт бы всех побрал, – проворчал Логи. Бросив убийственный взгляд на Джерихо, схватил трубку и следом за Паком вышел в коридор.
Поколебавшись секунду, Джерихо направился за ними в конец коридора, в регистратуру. Никогда он не видел здесь столько народу. Тут были лейтенант Кейв и, кажется, все шифроаналитики барака: Бакстер, Этвуд, Пинкер, Кингком, Праудфут, де Брук и, как популярный у женщин актер в своей американской морской форме, Крамер. Он дружески кивнул Джерихо.
Логи удивленно оглядел собравшихся.
– Привет, привет. Вся банда в сборе. – Никто не засмеялся. – Что

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art