Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Капп Коллин - Агент галактики : Часть 2

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Капп Коллин - Агент галактики:Часть 2

  21

Кажется, это началось с шепота посреди белой пустыни...
Голос Джесси.
Боль вернулась вместе с сознанием, а семантический предохранитель
сделал невозможным его провал в полную потерю сознания.
Молодой китаец, как он назвал этого Разрушителя, стоял прямо перед
ним, и глаза его блестели в темноте. Сильный удар в солнечное сплетение
вырвал у Брона крик боли вместе с остатками воздуха из легких.
...израненное тело колеблется под ураганными порывами морозного
ветра...
- Джесси, ради бога, перестань. Отвяжись от меня, наконец!
Он не пытался сделать то, что говорил вслух. У него начались нелады с
рассудком. Эта девушка просто-напросто издевалась над ним. Она специально
применяла семантический ключ, чтобы он сохранял сознание во время этой
ужасной пытки. Страшные удары вновь обрушились на него.
Разум, который распался не от пыток железом...
- Джесси! Ты тварь!
Сейчас ему было все равно, выживет он, или нет. Единственное, чего он
страстно желал, - это освобождения от этого безжалостного уничтожения его
тела.
Какой-то искалеченный мученик сошел с ума, поднял голову и крикнул в
небеса: Боже! Почему ты меня покинул?
Потребовалось несколько минут, чтобы Брон понял, что лавина ударов
прекратилась. Перед глазами плавали красны круги и кровь слепила глаза. Он
постарался выпрямиться, но смог сделать этого только благодаря рукам,
поддерживавшим его. Он попробовал сосредоточиться. Двое Разрушителей
внимательно рассматривали какой-то предмет, в котором он с трудом узнал
свою Библию. Китаец опять подошел к нему, Брон задержал дыхание, ожидая
новых ударов. Однако ничего не произошло. Через распухшие глаза он
наблюдал, как Разрушитель удивленно смотрел на него.
- Мой бог! Я видел людей, которых убивал один удар моего кулака. А ты
выдержал их много и все еще жив и к тому же даже не потерял сознания! Я не
знаю твоей религии, синкретист, но вижу, что ты из породы твердых орешков.
Жаль, очень жаль, что ты не с нами. Ты был бы очень полезен нам.
Как сквозь туман Брон почувствовал, что его куда-то несут. Потом он
обнаружил, что лежит уже на чистой постели. Он не помнил рук, которые
обмыли его от крови и смазали раны. Единственная вещь, которая произвела
на него впечатление раскаленного железа, был голос Джесси, который не
переставая резал его мозг.
Это только проба моих возможностей, Брон. Запомни это. Я учу тебя,
ведь это счастье, что ты забыл обо мне.
Он пришел в себя в чужой каюте, ощущая, что кто-то недавно вышел
отсюда. Он уверился в этом, ощутив запах чего-то странного.
Малейшее движение причиняло страшные боли. Но это не остановило его,
так как необходимо было добраться до зеркала. Выглядел он страшно.
Вернувшись в постель, он сел и тут увидел на столике перед собой
оставленный завтрак. Через силу, заставляя свои разбитые губы раскрыться,
он немного поел.
Еда и самодисциплина, которую он вызвал сам в себе, немного поправили
его состояние и, наконец, он ощутил, что может начать действовать.
- Джесси?
- Нет. Здесь Веедер. Джесси пошла завтракать.
- Одолжи мне немного наивности, Док. Я чувствую, что только этого мне
и не хватает. Вчера было очень страшно. Я не чувствовал себя так со
времени операции в Европе. Почему вы не дали мне умереть?
- Здесь две причины. Во-первых, Разрушители испытывают особое
уважение, когда дело касается силы и выдержки. То, через что ты прошел,
убило бы любого, кто не имел твоей выдержки и тренировки. Во-вторых, я
думаю, что они не догадались, что ракеты стали на старт. Они выключили все
датчики тревоги и заблокировали выходы. Поскольку они не являются
оружейниками, то и не проверяли состояние пусковых установок. Я не знаю,
что ты хотел сделать, но знаю, что ты дорого за это заплатил.
- Я бы заплатил еще больше, чтобы не слушать тебя.
- Они убили бы тебя, - запротестовал Док. - Твоя выдержка и несколько
случайностей спасли тебя. Скажу, что ты обязан только поблагодарить ее за
то, что еще жив, хотя немного и помят. Кстати, мы проверили данные. Ты
прав. Это система из пяти планет на краю Галактики. Суперсовременная база,
которую мы не могли бы найти без твоей помощи. Генштаб послал уже туда
флот, и они будут там через 160 часов.
Разговор был прерван появлением китайца. Он улыбнулся Брону и показал
ему забинтованные руки.
- У тебя дьявольски твердый лоб, синкретист, - сказал он и положил на
кровать форму. - Одень ее. Ты солдат, а не какой-нибудь вонючий штатский.
На этот раз Брон не спорил. Форма прекрасно подошла по размеру.
Китаец, которого звали Мак, удовлетворенно улыбался.
- Вот теперь ты настоящий Разрушитель. Если бы мне пришлось драться
не на жизнь, а на смерть, я бы хотел, чтобы ты был рядом со мной.
Брон промолчал. Мнение этого человека опиралось на интуицию и ничто
не могло изменить его. Похоже, что комедия подходила к концу.
Тридцатью пятью часами позже "Тантал" вышел из подпространства. На
большом расстоянии от цели их полета, корабль ожидал остальной флот
Разрушителей. Это было труднозабываемое зрелище. В одно мгновение "Тантал"
перестал быть просто брошенным в космосе куском металла. Сейчас вокруг
корабля ярко сверкали звезды, сделанные рукой человека.
Случайно выбранная точка встречи кораблей не помешала анализу Службы.
С этой минуты эскадра была обречена. Пространство вокруг Базы через
несколько дней станет местом сбора самого большого флота Мстителей. Всюду,
где будут пролетать корабли Каны, их гравитационный след обязательно будет
найден Службой. Хотя почему-то Брон был уверен, что Мстители прилетят
поздно.
"Тантал" вместе с флотом нырнул в подпространство. Экипаж занялся
обычными делами, но постоянно один Разрушитель сторожил его. Но Брон не
жалел об этом. Он уже ничего не мог сделать во время полета. Его отношения
с командой резко изменились. Зная, какую судьбу он подготовил им, Брон
временами жалел, что они должны погибнуть.
Он спал, когда "Тантал" отделился от остальных. Брона разбудила
тишина, наступившая после выключения гравитационного привода. Он снова
заснул.
Он лежал на подушке такой мягкой, как лоно матери. И плыл, плыл
где-то, влекомый каким-то сильным течением, несущим его к цели. Он
явственно слышал шум потока. И ощущал сильное давление. Слышал странные
голоса, водянистые и липкие. Но больше всего им сейчас владел страх.
Он опять погрузился в темный туннель, куда-то уносясь из черных водах
этой жуткой реки. На каждом повороте на него с новой силой наваливался
страх, что дальше уже ничего не будет. Вскоре он поверил, что это конец,
что река вот-вот вольется в какую-то пещеру и он останется там обнаженный
и безоружный, столкнувшись с жуткой реальностью, совершенно не
подготовленный к встрече с ней.
Беспокойство сменилось паникой. Шум воды усиливался, становясь все
более угрожающим, более болезненным и давящим. Он угрожал потерей памяти,
странной и ужасной лихорадкой.
Рев двигателей разогнал этот кошмар и вырвал его из сна. Придя в
сознание, он упал на пол и с облегчением воспринял боль от падения,
которая совсем разогнала сон. Однако, если кошмар исчез, то странный шум
был явственно слышен в его голове.



22

- Док? Джесси? Снова шум в канале.
- Мы ничего не слышим, солдатик.
- Ананиас? Я думал, что тебе запретили подходить к пультам.
- Все устроилось относительно легко, парень. Кажется мне, что что-то
получилось, если Док выпил кофе, а Джесси рюмку виски. Поскольку ты в
курсе дела, то мне думалось, что мы могли бы поговорить откровенно.
- Мы всегда были откровенны. Так вот - ты обычная свинья, избавленная
от угрызений совести. Знай, что когда я доберусь до тебя, тогда...
- Хорошая память - это прекрасная вещь, Брон. Если мне не изменяет
память, то было два парня, избавленных от совести и ты всегда был первым.
Можно даже сказать, что я получил свое только благодаря твоему влиянию.
- Но я здесь не для того, чтобы обмениваться комплиментами. Я хотел
бы предупредить тебя.
- Ха-ха! Что бы ты не говорил, изменить уже ничего нельзя!
- Как раз наоборот. Ты уже забыл, что за всей историей скрывается
целый план? С помощью бога и моей дедукции тебе еще может быть удастся
спастись. Но это будет невозможно, если ты будешь мне мешать.
- Ты часто об этом говорил.
- Это не со зла. Единственная надежда, что флот Службы прилетит с
опозданием.
- Что ты хочешь, Ананиас? Ведь тебе же на руку победа Службы?
- О, Боже! - крикнул откровенно удивленный Ананиас. - Ты же высоко
витаешь в облаках, и это смешно. Если бы ты не был таким сильным
катализатором, я бы тут же уничтожил тебя. Предупреждаю, Брон. Позволь
событиям идти своим чередом. Не добавляй к ним своего Хаоса. Если же ты
будешь все усложнять дальше, я начну действовать против тебя. Даже если
тебя придется раскрыть. Поскольку ты помнишь немного, то я позволю тебе
кое-что рассказать, чтобы заставить тебя призадуматься. Ты знаешь, кто
придумал эти фальшивые данные? Ты! Твой помутившийся рассудок выдумал это!
Но зачем? На это есть только один ответ. Потому, что если эти два флота
ударят друг друга, то уничтожат друг друга. Я что тогда мы сделаем?
Брон не ответил. Он боролся с фальшью услышанных слов и не мог
связать их с действительностью.
Тем временем "Тантал" был охвачен движением. Был приготовлен шлюз для
приема шлюпки. Он внимательно наблюдал за работой экипажа. Эти люди жили в
Космосе и считали его своим врагом. Это были решительные и чрезвычайно
тренированные люди. Это еще подтвердило мысль Брона, что если грозные
Разрушители встретятся со Службой, то победителей не будет. Это будет
борьба на смерть, в которой обе стороны будут уничтожены. Хотя кое-какие
корабли могут и остаться, но, вернувшись на свои базы, они уже ничем не
будут напоминать два прекраснейших флота в Галактике.
Точка зрения Ананиаса могла быть отброшена при допущении, что
какой-то из флотов будет сильнее, хотя бы и Разрушителей.
Внезапное усиление шума в голове вырвало его из размышлений. Он
вспомнил бомбу, попадающую на Онарис с расстояния 6000 парсеков.
Неожиданность вывода из этого закружили его голову.
- Ананиас!
Ответа не последовало.
- Ананиас!
Тишина. Канал связи был чистым, и первый раз за время операции Брон
остался один.
Потеря связи беспокоила его, так как совпадала с новыми событиями,
происходящими на палубе корабля. Он с интересом подметил, что экипаж
изменил обычное отношение к нему и понял, что они получили новый приказ
считать его опасным преступником, а не опасным синкретистом. Однако он все
же мог выходить в коридор. Наблюдая за подходом красивой шлюпки к шлюзу
"Тантала", он задумался. С этого момента можно было уже не сомневаться,
что его ждет. Китаец подошел к нему и приказал своим людям сковать его
руки и ноги, чтобы он не мог быстро ходить. Потом брызнул в лицо Брона
газом из баллончика, и сознание покинуло его.
Китаец в это время смотрел на Брона, и Брону показалось, что в тот
момент, когда сознание покидало его, на лице Разрушителя промелькнула тень
жалости.
- Чокнутый святоша. Но очень твердый. Это точно. Я надеюсь, что тобой
займется Кана, ведь Дауквист полный кретин, - буркнул он себе под нос и
повернулся к своим людям. - Он неплохой парень. И неважно, на чьей он
стороне. Помимо всего он наш гость. На чьей стороне находится человек,
зависит от того, где этот человек родился. Этот наверняка здесь погибнет.
- Он ткнул Брона носком сапога и добавил:
- Андер Галтерн! Негоже идти человеку в ад в наручниках. Но это
необходимо. Корабль погибнет, и Кана должен быть уверен, что ты не
исчезнешь вместе с "Танталом".



23

Брон пришел в себя в каком-то помещении. На нем не было кандалов и
наручников, а также формы Разрушителей. Во время сна его одели в чистую
тунику. В кармане он ощутил Библию. Кушетка, на которой он лежал, была
явно не корабельная. Не было слышно и характерного для космического
корабля шума.
Несколько секунд он собирался с мыслями, потом сорвался с постели,
охваченный паникой.
- Джесси! Док! Ананиас!
Узкое окно-бойница позволяло видеть кусок серого коридора с каменным
полом. Толстые двери закрывали выход.
- Джесси! Куда к дьяволу вы запропастились? Если вы слышите меня,
отзовитесь! Дело чрезвычайной важности!
Охваченный паникой он старался привлечь к себе внимание. Дверь
дрожала под градом его ударов, но она была настолько толстой, что в
коридоре его вопли едва ли были слышны, толстое же стекло в окне также с
успехом глушило его крики.
- Джесси, ради Бога!
Наконец, в его голове заработали обычные шумы связи.
- Что там опять происходит?
- Заткнись, Джесси. Я должен сейчас же связаться с Ананиасом.
- Ты хочешь говорить с Ананиасом? - удивилась девушка. - Брон, я тоже
мечтаю о такой встрече, но как только я встречусь с ним, то от него
полетят ошметки. Этот кретин всыпал мне что-то в стакан.
- Это меня не волнует. Делай то, что я тебе говорю. И срочно найди
мне Дока. Скажи ему, чтобы он задержал флот. Мы совершили страшную ошибку.
- Ты должен предоставить более убедительные доказательства.
- Когда ты найдешь его, я приведу более веские аргументы. А пока что
могу сказать, что если два флота вступят в битву, то погибнут оба.
- Что ты этим хочешь сказать?
- Джесси, я уже почти труп. Но сейчас не это важно. Важно, что мы
воюем не с тем, с кем надо!
- Что?
- То, что Кана не лгал, заявляя, что это не он уничтожил Онарис. У
него, так же, как и у нас, нет такого сильного оружия. Это чужое оружие и
выпущенное с ювелирной точностью, чтобы уничтожить планету, на которой
жило 200 миллионов человек. Те существа, которые построили эту бомбу,
уничтожили еще 35 планет, именно они являются нашими истинными врагами.
Если мы атакуем Кану, то рискуем потерять оба флота, и тогда Галактика
будет открыта для завоевания.
- Если эта штука Чужаков, то откуда ты знаешь, что они летят к нам?
- Во-первых, я слышу их передатчики в нашем канале связи. Во вторых,
Кана создал свой флот именно поэтому.
- Я не верю этому, Брон! Кана создал свой флот, чтобы уничтожить
Землю!
- Кане не нужна Земля. Поставь себя на его место. Если бы у него было
такое оружие, как бомба, то он просто отправил бы его на Землю. А для
этого не нужен такой флот, такой сильный флот, какой он имеет сейчас.
- Понимаю. Я объявляю красную тревогу для Дока и Ананиаса. Хотя я не
верю, что ты сможешь убедить Веедера, но попытайся.
- Я прав, и ты, похоже, сама поняла это.
- Это решит Док. Во всяком случае, ты все еще подчиняешься нам. И не
пытайся освободиться, я сразу же призову тебя к ответу!
- Я не могу ждать, Джесси. Я должен предупредить также и
Разрушителей, чтобы они могли уйти. Мы не должны допустить уничтожения их
флота. Это единственная сила, готовая сейчас противостоять Чужакам.
- Я не могу позволить тебе сделать это, пока не придет Док, и только
он может решить, что предпринять дальше.
- Я не говорил об угрозе со стороны Флота Службы, я имел в виду тот
маленький хаосик, который произвел еще на "Тантале", когда испугался, что
флот службы прилетит вовремя.
- Что? Что ты сделал? - закричала Джесси.
- Что? Просто организовал уничтожение этой системы.
- У тебя же нет соответствующего оборудования.
- Да, это так. Но у меня были ракеты типа "Немезида", и я выпустил их
еще когда "Тантал" был в подпространстве. Я рассчитал курс их полета и
ввел координаты цели. Вскоре вы узнаете, что я не вру.
- Ты глупец, Брон. Четыре ракеты даже такого типа, как "Немезида", не
могут угрожать целому флоту и планетной системе. Самое большее, что они
могут сделать, это сжечь пару континентов.
- Они все могут, если знать как их применить. Не только континенты,
но и все планеты системы будут уничтожены.
- Не преувеличивай, Брон. Я, конечно, знаю, что ты порождение ада, но
даже ты не в состоянии сделать что-то такое всего с четырьмя ракетами.
Разрушители их сразу же обнаружат, стоит им только вынырнуть из
подпространства.
- Но не там, куда я послал их. При обычной траектории, - я с тобой
согласен, их сразу же обнаружили бы охранные детекторы любого крейсера. Но
они полетят не к флоту.
- Куда же ты их послал, Брон? На солнце?
- Нет. В этом не было нужды. Разве ты еще не догадалась? Самая
близкая к их солнцу планета имеет очень малую плотность - это почти
плазма, которая едва держится, образуя единое целое. Вот в нее я и
нацелился.
- Но они же дезинтегрируют...
Джесси замолчала на полуслове, не в состоянии постичь все подробности
его плана.
- Хотя, - наконец подала она голос, - если эта плазма вырвется на
волю, то излучение может простерилизовать всю систему...
- Если я не ошибся в расчетах, то вся масса этой планетки будет
притянута солнцем, и тогда возникнет Новая. Я должен предупредить
Разрушителей. Поэтому вам необходимо сейчас же попросить Антарес передать
сообщение на их волне. Соедини меня с Антаресом.
- Ты с ума сошел? Я не могу сделать этого без согласия Дока. Но даже
он должен будет согласовать это с Генштабом!
- Времени нет, Джесси! Пока Штаб примет решение все будет кончено.
Брон опять бросился к двери и застучал по ней кулаками.
Безрезультатно...
- К черту все это, Джесси... Если вы сейчас же не предупредите
Разрушителей, то я найду способ сделать это сам, но тогда...
- Не делай этого, Брон. Мы подчиняемся приказам, а они определяют
Разрушителей, как наших врагов. Если ты предупредишь их, это будет
считаться предательством. Знай, я буду мешать тебе, как только смогу.
- Отстань!
Он ощупал дверь и засунул пальцы в щель под ней. Удовлетворенный
осмотром, он огляделся вокруг в поисках чего-то, что могла бы пригодиться.
- Брон, брось это. Ты уже один раз не послушался нас, и тебя забили
почти до смерти. Разве это тебя ничему не научило?
- Сделай мне одолжение, Джесси, испарись!
Маленький фонарь под потолком привлек его внимание. Он достал Библию
и полистал ее. Листы были из бумаги. Затем он взялся за кушетку, которая,
к счастью, не была привинчена к полу, и сдвинул ее.
- Предупреждаю тебя, Брон! Я убью тебя, как только ты начнешь
переговоры с нашими врагами!
- Оставь меня в покое! Ты не осмелишься этого сделать, а ничто другое
меня не остановит!
Брон поднял кушетку и сбил колпак со светильника. Свет задрожал, но
не погас.
- Я не знаю, что ты намереваешься сделать, но прошу тебя, перестань!
Предупреждаю тебя, Брон, что я очень раздражена и поэтому могу применить
карающие воздействия!
- Это принесет тебе удовлетворение?
Джесси промолчала.
Брон погасил лампу, и камера теперь была освещена только слабым
светом, сочившимся через маленькое окно.
- Удовлетворение? Ты даже не представляешь, с какой радостью я нажала
бы сейчас на кнопку смерти. И только из-за...
- Злости?
Брон встал на стоящую торчком кровать и дотянулся до проводов.
- Злость... месть... ненависть... Не знаю уже, что ты еще возбудил во
мне...
Он взял два провода в руку и вложил между оголенными концами
сложенный лист бумаги, вырванный из Библии. Потом соединил контакты
проводов. Сверкнула искра, и бумага загорелась. Брон начал рвать Библию,
добавляя все новые и новые листы. Затем носком сапога подтолкнул горящую
кучу под дверь.
- Брон! Прекрати!
- Что же ты не нажимаешь кнопку, если это доставит тебе удовольствие?
От тлеющего дерева начал идти дым.
- Ну, нажимай скорее! Это может быть интересно для нас обоих.
Он приготовился к боли, но то, что он почувствовал, было гораздо
страшнее, чем обычная боль. Все его нервы разом были поражены дикой ноющей
судорогой. Даже когда она прекратилась, ему потребовалось несколько минут,
чтобы прийти в себя. Голос застрял в горле. Истерическое бешенство Джесси
иссякло. Он подумал, что эти тридцать секунд были страшными не только для
него, но и для нее тоже.
- Ты свинья, свинья, грязная вонючая свинья - повторяла она шепотом.
Его охватила новая волна сумасшедшей боли, и он понял, что на этот
раз она подержит кнопку подольше. К счастью, она слишком возбуждена, чтобы
подумать о поддержании его в сознании с помощью семантического кода. С
этой мыслью он потерял ощущение времени и пространства.



24

Брон пришел в себя от холодной воды, которую лили ему на голову. Он
уже не был в той камере, а лежал в каком-то помещении под завязку набитой
аппаратурой. Дауквист с выражением ярости на лице склонился над ним. Кана
стоял рядом. Брон удивленно переводил взгляд с одного на другого.
- К черту! - загремел Дауквист.
- Ну ты и даешь, синкретист! Должен признать, что этот твой номер
меня удивил больше всего. Но это твое последнее представление, парень!
- Не понимаю...
Брон продолжал играть свою роль, хотя инстинкт подсказывал ему, что
сейчас он переигрывает. Но почему? Скорее всего подозрения Дауквиста
сменились неуверенностью, хотя Брон пока что не понимал причин этого.
- Что случилось, Джесси?
- Ананиас предал тебя, Брон.
Голос был усталым и измученным. Она еще что-то говорила, но Брон уже
ничего не слышал. Он все понял. Голос Джесси раздавался из всех динамиков,
расположенных на пультах в этой лаборатории.
Улыбка Дауквиста была полна триумфа и ненависти.
- Ну, что, синкретист? Все еще не понимаешь? Ты и твоя девка из
Службы? Мы уже с полчаса слушаем вас. Она хочет причинить тебе боль? Ты
получишь возможность удовлетворить ее. Будешь мучиться, как никто другой
до сих пор не мучился. А когда мы все закончим, то вряд ли Служба
осмелится забросить нам нового агента.
- Если вы слушали нас, то должно быть узнали, что я старался обратить
ваше внимание на свою особу. Те ракеты, которые я отправил с "Тантала"...
у вас всего несколько часов для бегства.
- Судя по твоим хитрым шуткам, это скорее всего еще одна глупая
выходка. Служба только и мечтает, чтобы мы оставили линию обороны и
рассредоточили свой флот.
- Нет, это не подлость. Я ведь не знал, что вы подслушиваете нас.
- Это не они, Брон. Ананиас сейчас находится на палубе корабля
транслятора. Он перехватывает нашу связь и транслирует разговор
Разрушителям на обычных волнах.
Кана посмотрел на техника, обслуживающего аппаратуру.
- Это правда?
- Да, сэр. Сверхсветовая связь.
- Помимо всего прочего, это могло быть запланировано. Это, вероятно,
ловушка, - буркнул Дауквист. - Отдай мне его, - он повернулся к Кане. -
Думаю, что он у меня быстро заговорит.
Кана поднял руку.
- Нет. Если это ловушка, то флот Службы по крайней мере не захватит
нас. Мы можем покинуть систему в боевом порядке. Но мое чутье
подсказывает, что это не ловушка.
- А что же?
- Схемы Хаоса подсказали гибель "Тантала". Я знаю сейчас, что он
выпустил ракеты. Но вот не знаю, где сейчас "Тантал".
- На высокой орбите вокруг первой планеты.
Выражение лица Дауквиста свидетельствовало о нерешительности.
- Нет... я считаю, что лучше будет...
- Разве ты не понимаешь, - крикнул Кана с той силой, с которой держал
в подчинении всю Федерацию пиратских планет, - что если синкретист говорит
правду, то мы все погибнем, пока будет идти допрос.
- Поэтому позволь мне просто прибить его. Я не хотел бы иметь под
боком шпиона. Что бы там ни говорили диаграммы, я считаю, что мы
достаточно уже нарисковались.
- Я не могу этого позволить, ты знаешь, почему. - Кана посмотрел на
Брона. - Я не доверяю тебе, синкретист, не доверяю. Если ты пока еще жив,
то только благодаря тому, что умеешь читать диаграммы Хаоса, а кроме того,
ты являешься катализатором, который вызывает сильные - самые сильное в
истории человечества изменения энтропии. Поэтому, скажи мне, Брон, или как
там тебя зовут, каким образом ты хочешь поймать космос за хвост?
Вдруг возле одного из пультов возникло замешательство и один из
техников крикнул:
- "Тантал" замолчал!
Кана повернулся к Дауквисту.
- Ты еще сомневаешься в правильности диаграмм, Мартин: это результат
взрыва тех ракет. Через несколько часов обломки долетят до центрального
светила, но излучение дойдет до нас быстрее. Я объявляю немедленную
эвакуацию!
- А я говорю, что это ловушка.
- Ловушка это или нет, но, мне кажется, что ты уже не можешь
сомневаться в его способностях влиять на события в космосе.
Дауквист закипел от бешенства.
- Послушай, Кана. Почему ты не хочешь прикончить этого типа? Что
станет со всеми этими диаграммами, когда он получит пулю в лоб?
- Интересный вопрос. Но поскольку его участие уже запланировано
Хаосом, то ты, или просто не попадешь в его лоб, или мы станем свидетелями
интересного явления бессмертия. И то, и другое противоречит моей этике.
Вот поэтому я и запрещаю тебе делать то, чего ты так добиваешься. Мы
потеряем системы, но сохраним весь флот. Нет смысла играть с огнем.
Дауквист неохотно обернулся к радиооператору.
- Объявляй тревогу. Всем немедленно вернуться на корабли. Наземному
персоналу подготовиться к эвакуации. Всем кораблям после старта занять
позиции на расстоянии шестнадцати диаметров системы, считая от крайней
планеты системы. Этот приказ не обсуждается. Выполнение немедленное!
Дауквист двинулся дальше, отдавая новые приказания. Кана молча
наблюдал за Броном.
- Послушай, синкретист, - через несколько минут раздался его голос. -
Ты даешь слово не вредить нам? А кроме того, я хотел бы знать твое
истинное звание, которое тебе присвоила Служба.
- Я не могу дать ответа ни на первый, ни на второй вопросы.
Во-первых, я все еще на службе и подчиняюсь приказам и поэтому не могу
дать слова. Во-вторых, я забыл большинство подробностей из своей жизни.
- Так может быть твой ментор сможет ответить мне?
- Это агент Брон из Центрального Разведывательного Бюро Службы
Безопасности, - объяснил голос Джесси из динамиков. - Его звание -
коммодор.
- Ага, так. Я так и думал. Скажи мне, коммодор, она слышит твоими
ушами?
- Не только слышит моими ушами, но и видит моими глазами.
- Интересно, - буркнул Кана и внимательно осмотрел голову Брона,
однако электродов не заметил. - Пожалуй, я недооценил Службу. Ни ее
технику, ни ее людей, которые ее создали. Однако я буду продолжать
называть тебя Галтерном-синкретистом, как бы там ни было, ты продолжаешь
оставаться катализатором Хаоса. Пошли.
Сопровождаемые адъютантами, они вышли но двор. Вокруг простиралась
пустыня. Атмосфера была влажной и холодной, насыщенной одиночеством.
Полная противоположность представлению о Базе Разрушителей. Единственное,
что свидетельствовало о присутствии людей, - это втиснутые в скалистые
расщелины домики и металлические бараки-лаборатории.
Он с интересом рассматривал раскинувшуюся панораму. Только когда Брон
сориентировался, на какой высоте они находились, его оценка бледно-серого
солнца изменилась. Он понял, что это пародия на зиму соответствовала в
действительности полудню. Никому не пришло бы в голову построить свою Базу
в таком не гостеприимном месте. И чем сильнее он задумывался над этим, тем
более полно понимал всю историю. Корабли Разрушителей не были на своей
базе. Сначала они решили оставить рабочих на планете, которую решили
колонизировать. Это была обычная колония - лагерь для тысяч рабочих,
которые должны были работать под этим серым солнцем. Люди были более
выгодны, чем машины, особенно в первый период колонизации чужой планеты.
Да и легче их было добыть. Кроме того, они сами себя воспроизводили, и
людей было легче обучить разным специальностям, чем машины. Было неважно,
что многие из них гибли во время адски трудной работы. Таким образом, в
самом широком смысле слова, человечество восторжествовало над машинами.



25

Брон ощутил вдруг себя так, что это он приговорил этот мир к смерти.
Вокруг было множество десантных ботов и ракетных шлюпок. На орбите
флот Разрушителей строился для встречи с флотом Мстителей. Он был уверен,
что тех рабов, которых они успели захватить на Онарисе, поспешно бросили
на произвол судьбы.
Он почувствовал на себе пронизывающий взгляд Каны и подумал, а не
может ли этот выдающийся интеллект читать его мысли. Однако по его виду
трудно было догадаться, о чем он думает.
Каплевидные корабли, обеспечивающие непрерывное сообщение с кораблями
на орбите, находились на дальних подступах к базе. Возле них непрерывно
сновали многочисленные транспортные машины, перевозящие оборудование и
людей. Все время в воздухе раздавались сигналы сирен. Группы ошалевших
невольников с различных планет гнали через поле, как скот. Разрушители
старались быстрее добраться до остального флота на орбите.
Множество беспокойных взглядов было направлено в сторону серого
солнца, словно оно могло в один прекрасный момент покраснеть и взорваться.
Через какое-то время этот тусклый мир познает самое горячее лето за все
времена своего существования, но вместе с теплом и светом придет
излучение, которое сделает невозможным жизнь на этой планете. Это был
бесспорный факт, хотя никто не мог предсказать время катастрофы.
Брон сам начал ощущать нарастающее беспокойство. Словно
катастрофическая натура событий сдавила своей тяжестью человеческую боязнь
смерти. Внезапно его внимание привлекли новые события. Рядом с ними
приземлился десантный бот. Семь транспортов приземлились немного дальше.
Кана подал знак, чтобы он сел в одну из машин, и обернулся, ища
взглядом Дауквиста. Он подождал несколько минут, поглядывая то на солнце,
то на свои часы, в то время как пилот бота пытался по радио вызвать
полковника. Вокруг усиливался круговорот эвакуирующихся Разрушителей. Как
только транспортник заполнялся до отказа, Кана давал разрешение на старт.
Поскольку Брон занял уже место в одной из машин, он должен был
улететь раньше Каны.
Все также одетый в свою белую тунику, он думал, что Разрушители будут
с угрозой относиться к нему, так как видели в нем причину настоящего
кризиса. С удивлением он отметил, что они оказывают ему уважение, как
обычному офицеру. Они помогли ему удобно разместиться в одной из трех кают
экипажа и даже принесли бутылку виски.
Спустя несколько бесконечно тянувшихся минут, бот, наконец,
стартовал, пронзая атмосферу обреченной планеты.
Стыковка с кораблем на орбите была очень точной, и Брон отметил, что
еще никогда не видел такого совершенства даже среди экипажей Службы.
Его уже ждал вестовой, который провел его на командирский мостик.
Немного позже прилетел Кана. Почти тотчас же заработали гравиприводы.
Большая мощность, посланная сразу в генераторы, говорила о том, что со
стартом очень спешили. Кана подтолкнул Брона к контрольному экрану, чтобы
он увидел причину спешки.
У него перехватило дыхание. Камеры смотрели на солнце, которое теперь
уже не имело ничего общего со старым светилом этой системы. В его недрах
бушевала солнечная буря таких размеров, что даже с расстояния 100
миллионов километров, казалось, угрожает кораблям. Гигантские языки огня
вылетали с поверхности солнца со скоростью одной десятой скорости света.
Перед глазами людей солнце начало сжиматься, покрываться морщинами,
выбрасывать протуберанцы, его яркость увеличилась настолько, что
автоматика не справлялась с яркостью изображения. Вместе с нарастающей
радиацией языки огня расходились все дальше и дальше в космос.
Брон был не в состоянии оценить мощность взрыва, но объективы камер
переключались на все больший угол зрения, чтобы охватить все происходящее
целиком. Сильное излучение уже почти наверняка пробило атмосферу обитаемых
планет. Вторая планета уже должна была превратиться в сплошное пекло.
Третью, которую они покинули, скоро постигнет та же участь. Ее уже начало
бомбардировать излучение, и жизнь на ее поверхности погибла. Быстрота и
размеры катаклизма превышали все, что мог представить себе Брон.
Время от времени камеры показывали корабли Разрушителей на фоне
распространяющейся бури. Каждый из них находился на своем курсе, который
позволял им уйти от излучения, сохранив тем самым экипажи.
Потом камеры переключились на третью планету, фиксируя подробности
происходящего. Семь кораблей все еще оставались на орбите и, видимо, там и
останутся. Перед таким смертоносным излучением их не могли защитить даже
мощные силовые экраны. Экипажи наверняка погибнут. С планеты стартовал
десантный бот и зигзагами пошел вверх, затем перевернулся вверх дюзами и
врезался в поверхность. Кана пожелал узнать подробности. Один за другим
были опознаны оставшиеся на орбите корабли. Их гибель была вопросом
нескольких минут. Конечно, корабли можно будет потом отыскать, но людей
уже там не будет.
Флагманский корабль "Энтерпрайз" находился довольно далеко от
шевелящихся щупалец излучения, и вскоре рев перегруженных двигателей
пришел в норму. Но Кана на этом не успокоился. Он кипел холодной злостью,
и это было жутким зрелищем. Он беспрерывно требовал новых данных по всем
кораблям своего флота, которым удалось уйти от катастрофы. Наконец он
повернулся к Брону, и на лице его появилось выражение трудно сдерживаемой
ярости.
- Теперь ты видишь, что натворил, синкретист? Я потерял три обитаемые
планеты, по крайней мере семь кораблей, более тысячи людей... и Мартина
Дауквиста.
Он замолчал, словно ему не хватало слов, но тут же снова начал
говорить, продолжая бороться с нарастающим гневом.
- Один человек, какая-то дурацкая книжонка, и горсть биотроники. О,
Боже! Ничего странного, что формы Хаоса трактуются с таким уважением. Если
ты смог сделать столько, будучи всего лишь пленником, то я дрожу при
мысли, что станет со Вселенной, если тебе доверят целый флот.
Он с горечью посмотрел на экраны, показывающие набухшее солнце,
которое заставили уничтожить свою же систему, которую оно же образовало
тысячелетия назад.
- В первую очередь я должен заняться обеспечением безопасности флота.
Приходи ко мне в каюту через час. Мы должны поговорить с тобой.
Он отошел к своим офицерам, которые готовились к совещанию, а по
дороге зашел к радистам, пытавшимся поддерживать связь с кораблями флота.
Брон еще немного посидел возле экранов, ошеломленный гигантским
Хаосом, который он сам и вызвал.
Разрушения в таком колоссальном масштабе при применении четырех
относительно небольших ракет "Немезида" было возможно лишь благодаря его
первородному гению, который нашептал ему, как можно увеличить в миллион
раз разрушительный эффект их боевых зарядов. Но он один обнаружил в себе
такой талант. Он стоял лицом к лицу с издавна начертанным
предзнаменованием. Таким исключительным, что решение о его смерти на
Онарисе было вынесено почти 700 миллионов лет назад совсем в другой
Галактике.



26

- Док сказал, что тебе повезло, и Солнце превратилось в Сверхновую, -
сказала Джесси тихим голосом, который вывел его из раздумий.
- Он уже вернулся?
- Уже давно. Сейчас он просматривает свои записи, стараясь что нибудь
в них найти.
- Что?
- Он проиграл в Генштабе. Они сняли его с поста, и вся операция
отдана под его начало этого гов... на Ананиаса.
- А руководство Флотом?
- Все! Он теперь Главный Советник Генштаба.
- А где он сейчас?
- В космосе на корабле радиосвязи. Хотя, я думаю, что он слышит наш
разговор.
- Слышит наш разговор?
- Именно так, солдатик, - голос Ананиаса был приглушенным, но вполне
разборчивым. - Я рад, что ты снова в форме. Ты состряпал миленькое дельце,
которое превышает все твои прежние похождения. Но дело в том, что ты
поставил не на тот цвет. Думаю, что тебе уже не нужно будет заботиться о
врачах.
- Помоги мне, Ананиас. Задержи Флот Службы перед столкновением с
Разрушителями. Флот Каны уже готов к бою. Он в состоянии размолотить ваш
флот в щепки?!
- Спокойно. Эти два флота никогда не приблизятся к тебе более чем на
парсек. Я уже жалею об этом. И беспокоюсь за тебя. Ты забыл, что ли, что у
нас был план и это был твой план! Разве ты не помнишь?
- Что-то у меня мельтешит в мозгу, но глобально я ничего не помню.
- К твоему сведению, мы оба были занесены в черный список, от
которого смердело на целую милю. Мы могли быть повешены, если бы нас
выдали. И то, что мы не повисли на рее, моя заслуга. Но я не мог все время
тащить тебя за руку. Ты должен сам все сделать и притом быстро! Во всяком
случае, если уж будет что-то суперважное, советуйся со мной. Если ты
отколешь такой же номер еще раз, то считай, что мы уже потеряли Землю.
Джесси? Ты там?
- Слушаю тебя, Ананиас.
- Стереги этого короля безбожников. Мы входим в подпространство, и я
не смогу контролировать ваши переговоры. Если Брон начнет брыкаться,
утихомирь его. Я свяжусь с вами, как только смогу.
- Хорошо. Ты горд собой? Штаб еще раз подтвердил свое решение.
Выходит, что теперь мы работаем на тебя?
- Я давно говорил об этом. И продолжаю считать, что быть шефом всегда
приятно. Но натворить такое я бы не смог. Истинный виновник наших
несчастий сидит сейчас на другом конце канала. И если бы он потерял
память, то я бы кое-что лично сказал бы ему.
Изменение уровня шумов означало, что Ананиас отключился. Благодаря
этому Брон мог лучше слышать странные шумы, давно проходившие по их каналу
связи. Он отметил, что они стали более громкими и отчетливыми. До сих пор
неясные шумы были почти сплошным гулом, но сейчас они стали разделяться на
отдельные голоса, словно он слышал крики птиц, поднятых по тревоге со
своих гнездовий. Он подумал, что если громкость этих криков будет
нарастать, то он не сможет связываться со Службой. Тогда он будет вынужден
полагаться только на самого себя. Брон отбросил эти невеселые мысли и
сосредоточился на своих делах.
- Джесси или Андер, вы здесь?
- Здесь, Брон. Ты хочешь с ним поговорить?
- Непременно. Я должен знать, что такое катализатор Хаоса.
- Хорошо. Подожди несколько минут. И, кстати, прошу прощения за боль,
причиненную тебе. Я должна была привести тебя в чувство. Когда два
существа, такие близки друг другу, как мы, то, конечно, скрыть чувства
невозможно.
- Ты хочешь сказать, что этого нельзя было избежать? Это должно было
произойти рано или поздно? Ты думаешь иногда о наших прежних отношениях?
- Нет опасений, что я что-нибудь забуду, если ты подразумеваешь это.
- А как на самом деле? Это мне напоминает... мистическую связь мыслей
между палачом и жертвой. Ты сейчас ближе ко мне, чем когда мы лежали с
тобой в одной постели.
- Иногда я даже думаю, что ты читаешь мои мысли.
- У меня это часто случается. Немного от чувств, немного потому, что
я могу поставить себя на твое место. Но это настолько неясно, что я
нечетко все понимаю, но вполне достаточно, чтобы понять эмоции. Даже не
знаешь, что и думать... видишь ли, когда ты трогаешь другую женщину, я
покрываюсь гусиной кожей.
- Гусиной кожей?
- Именно. Когда жалеешь себя, когда ненавидишь. Это есть горечь
любви, и вот тогда мне хочется ныть, хочу кричать им всем, чтобы они
понимали тебя так, как понимаю я. Но этого никто не хочет понять.
- Даже я?
- Ты совсем другое дело. Мне кажется, что ты являешься одновременно и
палачом и жертвой. Это твоя роль. Ты и меня так долго терпишь, потому, что
это делает возможным дальнейшее существование нашей связи. Я знаю, что
чтобы ни случилось, я буду терпеть так же как и ты. Только иногда наших
связей оказывается мало, и я очень хочу вонзиться в твое тело зубами и
ногтями, чтобы выравнять баланс. Я как... одуревшая. О, Боже! Это твой тип
Хаоса, Брон! Ты с другого конца Вселенной дотрагиваешься до меня,
разрываешь и калечишь мое сердце.
Она внезапно замолчала, словно ее кто-то прервал. Потом заговорила
снова:
- Здесь Андер. Оставляю тебя с ним. Док принимает дежурство, и если
тебе что-нибудь понадобиться, связывайся с ним. Я пойду и напьюсь, как еще
никогда не напивалась.
Новый голос раздался в голове Брона.
- Это Андер. Я слышал, что ты хотел узнать, что такое катализатор
Хаоса.
- Да. Все об этом только и говорят.
- Ну, это очень простое понятие. Ты помнишь наше утверждение, что
энтропия возрастает или уменьшается под действием разума. Большинство
людей не влияют на общую схему действия энтропии, и поэтому их нельзя
отличить от общей массы. Единицы, однако, катализируют судьбы целых
народов и проводят в жизнь общества свои мысли и ценности. Их деятельность
можно в определенной степени проследить, так как они вызывают волны Хаоса.
Вот таких людей и принято называть катализаторами Хаоса.
- Что это за люди?
- Почти все они исторически выдающиеся личности, а также некоторые
святые. Это великие мыслители прошлого и нашего настоящего. Физики, почти
все политики, а также такие, как ты, истребительные таланты которых
оставили и оставляют шрамы на теле истории. Фамилии большинства из них
тебе ничего не скажут, так как результатом их деятельности является не
общественная ценность, а эффекты, изменяющие человеческую историю.
- Но ведь я еще не изменил историю! - почти крикнул Брон.
- Еще нет, но формы Хаоса начали изменяться. Если мы подробно
исследуем их, то обнаружим массу дефектов, причиной которых в один
прекрасный день станешь именно ты. Именно напряжение этих дефектов стало
причиной уничтожения Онариса.
- Эту пустая болтовня. Какое отношение ко всему этому имею я?
- К сожалению это не болтовня, Брон. На протяжении миллионов лет
какое-то разумное существо прочитало то же самое в схемах Хаоса и
ужаснулось. Может быть оно было не в состоянии узнать, кто именно будет
причиной всего этого, но сумело рассчитать положение и время, причем с
отличной точностью, и бомба упала всего лишь в нескольких метрах от места,
где находился этот катализатор, хотя и с некоторым опозданием.
- Но почему именно я?
- Подозреваю, что все их усилия направлены на то, чтобы помешать тебе
или другим специалистам по Хаосу, которых собирает Кана, что-то
осуществить. Но ты являешься катализатором номер один, главным пунктом
сосредоточения всех причин. Я не знаю, что ты натворил, но сферическая
волна шока является сильнейшей, какую когда-либо регистрировали.



27

Сигнал аварийной тревоги разогнал остатки размышлений, а экипажи
привели в состояние боевой готовности со скоростью и точностью, не
оставляющей сомнений относительно ее качества. Сигнал тревоги будил в
Броне полузабытый инстинкт, натренированный еще на Службе. Он внимательно
наблюдал за событиями, находясь на мостике "Энтерпрайза". Сейчас он все
больше разбирался в приборах, и оборудовании, необходимых для ведения боя.
Обеспокоенный, он считывал показания приборов, которые скорее всего
информировал о виде угрозы.
Пока экраны были пусты. Ни один из них не вызывал тревоги.
Ситуация напоминала Брону ту, когда ожидали прилета бомбы,
уничтожившей Онарис. Тогда на мостике царила такая же атмосфера
беспокойства. Все началось с ожидания и предвидения появления точки,
практически невидимой в пространстве, о которой было только известно, что
она вырастет и превратится в дьявольское орудие уничтожения, к борьбе с
которым никто не был готов.
- Док? Ты здесь?
- Слушаю тебя, Брон.
- Проверьте, почему объявлена тревога. Похоже, что они наткнулись на
что-то очень важное.
- Принято. Может быть, ты хочешь, чтобы мы выяснили подробности и
только потом переслали в трибунал все документы?
- Не понял. Какие обвинения вы выдвигаете против меня?
- Все твои преступления будут сформулированы в обвинительном акте.
- Жаль, что у меня нет для вас времени!
Док засмеялся: - А конкретнее могу сказать, что ты обвиняешься в
утаивании информации, ее фальсификации, манипулировании фондом Службы для
финансирования проектов, не утвержденных руководством, не говоря уже о
разных жалобах по твоей непосредственной деятельности, о фактах шпионажа,
саботажа и измены.
- Для начала хватит и этого. Док, остановитесь. Поскольку я ничего не
помню, то не могу поспорить с вами на эту тему. Каково ваше положение в
этом деле, мистер Веедер?
- В течение пяти лет я работал над этим планом. Я отдал ему всю
энергию и разум. И чего добился? Того, что Ананиас и ты сделали из меня
дурака и выкинули из этого проекта.
- Ты не дурак, Док. Я никогда так не считал, поверь мне. Должна быть
важная причина для такого расследования, хотя...
- Советую тебе поговорить с Ананиасом, так как Служба возьмется за
него.
- Я считаю, что теперь он наверху!
- Политически это так. Но с точки зрения права, прокуратура Службы
ведет расследование, касающееся вас обоих. Это дело не смогут замять даже
дружки Ананиаса из Генштаба. Я пробовал тебе помочь, но из этого ничего не
вышло, им нужны очень убедительные доводы.
- Да... Спасибо за беспокойство. Я мог бы тебе кое-что рассказать,
но, извини, не сейчас. Послушай меня внимательно, некоторые ответы
находятся прямо Здесь, а один из них должен вот-вот родиться.
К этому времени аппаратура, исследовавшая пространство вокруг корабля
и связанная с корабельным компьютером закончила анализ. Ознакомившись с
расчетными данными, Брон понял, что тревога были объявлена на основании
предвидения Хаоса, точка которого была обнаружена приборами на основании
разложенных морщин волн энтропии.
Экраны постепенно покрывались легкой дымкой электронных помех. Брон с
сожалением отметил, что группа контроля вооружения не занимается
наблюдением за показаниями приборов. Он подумал, что нужно было бы самому
пойти и заняться этим, но чья-то рука задержала его и повернула в другую
сторону. Перед ним стоял Кана.
- Я знаю, о чем ты думаешь, синкретист, но это у тебя не выйдет. Хаос
сообщает, что вражеский корабль прилетит через десять минут. Мы откроем
огонь только тогда, когда очень точно определим местоположение врага...
правда, это ничего не даст, так как мы уже знаем события Хаоса, которые
должны произойти. Для форм Хаоса потеря одного нашего корабля уже
исторический факт.
- Но не для меня! - воскликнул Брон. - Сейчас вы получите координаты
их корабля в трех измерениях плюс временная поправка. Этого достаточно,
чтобы уничтожить врага.
- Конечно, мы можем попробовать, - кивнул Кана, - но ты не понимаешь
самого главного. Мы уже знаем, что наше оружие бессильно, так как Хаос не
может лгать. Нельзя изменить будущее событие, которое уже записано на
матрице Вселенной.
- Почему?
- Потому что изменение неизменности - это противоречие. Мы
определенно проиграли, еще не приняв боя. Как можно выиграть сражение,
которое история уже зарегистрирована как проигранное?
- Я тебя понимаю, но твой аргумент нельзя принять разумом. Правда, я
не знаю, как можно распутать этот узел, но это проблема Хаоса, а не моя.
Кана уставился на Брона пронизывающим взглядом. Потом повернулся и
отдал приказ вахтенному офицеру:
- Главному оружейнику уступить место синкретисту. Этот бой поведет
он. Выполнять его приказы, как мои.
Брону не нужно было повторять два раза. Вдохновленный своей
интуицией, которая дополнена многолетние тренировки в Службе, он мгновенно
включился в операцию, передавая группе контроля вооружения данные по
Хаосу. Потом он повернулся к Кане.
- Готов присягнуть, что у вас команда Хаоса, которая программирует
компьютер. Я должен поговорить с ними.
Кана сделал рукой знак, и один их техников подал Брону наушники.
- Команда Хаоса на линии, сэр.
- Отлично. Поправьте меня, если я ошибусь, но мы приближаемся к
равнодействующей Хаоса, которая указывает на потерю одного из кораблей
флота.
- Согласен.
- Откуда вы знаете, какой это будет корабль.
- Но это же очевидно. Взрыв с силой в 18 террамегатонн просто так не
происходит в космосе, а это соответствует взрыву корабля вместе с
генератором. Данные координат пространства-времени говорят о корвете
"Анна-Мария". Мы уже отдали приказ эвакуировать экипаж.
- Я отменяю этот приказ. Пусть "Анна-Мария" уходит из угрожающего
пространства.
- Этого нельзя сделать, - запротестовал голос в наушниках. - Нельзя
бороться с Хаосом.
Брон повернулся к Кане.
- Прошу подтвердить мой приказ.
Потом он опять сосредоточил свое внимание на пультах и стал задавать
вопросы компьютеру. Ответы были негативными. Тогда он собрал совещание
офицеров связи и постарался попроще изложить им свой план. Никто не мог
спорить с его логикой. В течение нескольких минут все уяснили свои
задания. Радикальное вмешательство Брона вызвало заразительный энтузиазм у
экипажа. Только Кана сохранял свой скепсис, но пока вмешиваться не стал.
Чужак появился на экранах внешнего образа. В человеческом восприятии
он был монстроподобным. Бесформенная масса черного металла. Угловатая
машина без намека на грациозность. Он шел с околосветовой скоростью,
значительно быстрее, чем "Энтерпрайз" и весь остальной флот Разрушителей.
С дальнего расстояния корабль казался слепым и полностью лишенным
изысканности, всегда сопутствующей межзвездным кораблям. Пока боевой
компьютер выдавал результаты траектории корабля, изображение чужака стало
более ясным и четким. Экипаж "Энтерпрайза" был в полной боевой готовности
и настраивал аппаратуру для обеспечения атаки с максимального расстояния.
Главный оружейник сидел перед пультом связи и быстро отдавал приказы
своим помощником на других кораблях Флота. Голову он держал все время
повернутой вбок, чтобы даже на мгновение не прерывать считывание
информации, появляющейся на многочисленных дисплеях. Подтверждения
проходили одно за другим. Все позиции были высчитаны и введены в главный
компьютер. Если бы эксперимент Брона закончился бы крахом, то уже не было
бы никаких возможностей изменить тактику. Брон наблюдал за показаниями
приборов и как только цифры соскочили к нулям, кивнул головой.
Человеческие пальцы сорвали предохранитель, и компьютер принял на
себя руководство атакой. Но на мостике "Энтерпрайза" никто не сомневался в
том, что настоящая битва разыгрывается только между Броном Синкретистом и
безжалостными Формами Хаоса.



28

- Ты видел этот корабль, Док?
- Да. И он не может принадлежать Разрушителям. Это ответ на
многочисленные вопросы. Правительство Земли всегда отметало возможность
внешнего вторжения или атаки внегалактических существ. Последние выборы
прошли именно в таком духе. Теперь я понимаю, что они ошибались.
- А Кана оказался прав. Бомба, именно их рук дело. Это чужаки
уничтожили все планеты. Поэтому Кана не виновен.
- Вместе с Ананиасом вы подготовили уничтожение их базы и флота. Я
послал эти записи в Штаб. Совет проверит их и решит, что делать дальше. Я
оставлю дежурить Джесси, но побуду поблизости.
Брон наблюдал за экранами. Все датчики сигнализировали, что скоро
чужой корабль окажется в зоне досягаемости корабельных ракет. Брон ощущал
туманное предположение, что здесь что-то не так. Наконец он понял, что
чужой шум в голове стих. Раньше голоса звучали четко и ясно. Но теперь они
успокоились, словно их владельцы приготовились смотреть спектакль, который
вскоре должен разыграться.
"Энтерпрайз" первый выбросил цилиндрические тела ракет с мезонными
боеголовками. Точность прицеливания позволяла попасть в цель с точностью
до нескольких метров. И такой точности было вполне достаточно, чтобы
уничтожить любой корабль на расстоянии в 50 километров. Однако Брон решил
не рисковать. Увеличение изображения на экранах было таким, что ракеты,
казалось, ползут, как улитки, а ведь каждая из них летела вперед со
скоростью одной сотой скорости света. До сих пор неприятель не сделал
ничего, чтобы защитить себя.
Вскоре "Энтерпрайз" выстрелил еще одной серией ракет. На этот раз с
ядерными боеголовками. Они направлялись не на корабль чужаков, а в сторону
точки, в которой, согласно Хаосу, должен был произойти взрыв. В атаке
участвовало еще семь кораблей флота. Только пришельцы молчали и не
поливали никаких сигналов, говорящих о подготовке к бою. Их корабль все
так же медленно пронзал пространство, глухой и безмолвный, словно ему
никто не угрожал. Шум голосов в голове появился было снова, но тут же
затих.
Наконец ракеты добрались до цели. Фантастический взрыв двенадцати
мезонных боеголовок заставил включиться камеры, и несколько секунд экраны
мониторов оставались темными. Когда они вспыхнули вновь, общий крик
разочарования пролетел по мостику. Чужой корабль был невредим. Он
продолжал свой неумолимый полет в центр их эскадры, выдержав
дезинтеграцию, которая должна была испепелить любой материал Вселенной.
Несколькими минутами позже вторая волна ракет достигла заданной точки
пространства и взорвалась с силой в 18 террамегатонн, вместо корвета
"Анна-Мария". Сам же корвет летел прочь, видный на экранах как маленькая
черная стрелка.
У Каны заблестели глаза.
- Спасибо, синкретист. Ты начал показывать свою настоящую цену.
Никому в истории еще не удавалось манипулировать случайностями Хаоса.
Конечно, ни учеба в этой сумасшедшей Семинарии на Онарисе, да и вряд ли в
Службе смогли бы тебя так подготовить. Ты прирожденный катализатор, а
кроме того, необыкновенный человек.
Брон собрался было ответить, но его прервал крик одного из
операторов. Они повернулись к экранам, транслировавшим спектакль, который
захватывал дух. Мезонные удары по чужаку не наносили ему видимых
повреждений, но скорее всего все же сбили с курса. Гигантский корабль
теперь рыскал из стороны в сторону, но не как дрейфующий корабль, а как
ветка в бурном потоке.
Все вглядывались в тяжелую и огромную массу, медленно вращающуюся в
космосе. Резкость изображения позволяла судить о неуверенном управлении
кораблем, но не давала ни малейшего представления ни о цели его полета, ни
о роде двигателей. Внезапно они сделали интересное открытие. У чужака не
было ни дюз, ни двигателей, ничего. Огромная конструкция была пустой
коробкой, открытой с одной стороны. В ней, видимо, не было ни помещений,
ни кают, ничего. Каким же образом кому-то удалось придать ей такую
огромную скорость и держать на курсе? На этот вопрос никто не знал ответа.
Перед глазами людей разыгрывалась драматическая сцена. Загадочный
предмет прошел через центр второго взрыва и продолжал свой полет дальше.
Датчики следили за его прохождением, и люди напряженно старались отгадать
его назначение. Навигационные прицелы направили свои линзы на изображение
дальнего корвета "Джубал". Едва автомат отрегулировал резкость
изображения, как летящий пришелец ударил в борт корабля Разрушителей.
Это привело к реакции между чужаком и "Джубалом", очень странной
реакции. Взрыва не было, не было никаких энергетических излучений. Внешне
это выглядело просто как исчезновение обоих тел в черноте космоса.
Вскоре единственными свидетелями событий остались люди на кораблях
флота и оставшиеся без ответа вопросы свидетелей.
Тотчас же после этого шум голосов снова появился в голове Брона. Он
оценил его как шум толпы, устраивающей кому-то овацию, но вместе с тем,
какие-то непонятные акценты пробивались через этот постоянный гул, вызывая
страх.
Без сомнения, кто-то был свидетелем разворачивающегося события, так
как возникший шум точно по времени совпадал с его окончанием. Он
попробовал представить себе личность этих незнакомцев, но это было превыше
человеческих сил. Эти существа были чем-то, что превышало человеческие
возможности и фантазию. У него не было никаких отправных точек, за которые
можно было ухватиться. Только две черты у этих существ можно было выделить
как человеческие: страх и враждебность.
- Боже! - потрясенно прошептал наконец Кана. - Похоже, что у нас
достойный соперник. Они проделали это, используя твою собственную защиту,
синкретист.
- Как?
- Ты обманул Хаос. А они ответили уничтожением "Джубала" методами, не
вызывающими энтропийных волн. Согласно теории Хаоса, твой метод, однако,
более удачен. А это означает, что у нас есть кое какие шансы на успех.
- Откуда такая уверенность?
Кана улыбнулся.
- Дорогой синкретист, самый хороший довод - это бомба, упавшая на
Онарис. Чужаки изучали Хаос миллионы лет. Я наблюдал за тобой и убедился,
что твои действия часто инстинктивны. Ты нашел отличный выход из положения
за неполные семь минут. Я начинаю понимать, почему они так боятся тебя.
Бешеный треск в канале связи дал понять Брону, что случилось что-то
невероятное. Слышно было плохо.
- Ананиас на связи! Ты слышишь меня, черт?
- Веедер на связи. Что случилось, Ананиас?
- Будь на связи, Док, и прими по каналу связи разговор со Штабом, он
будет решающим. Брон, ты меня слышишь?
- Слышу.
- Мы вышли из подпространства и вскоре присоединяемся к флоту Службы.
У меня в эскадре 68 кораблей. Все готовы к бою. Этот разговор идет обычной
связью, чтобы Кана слышал меня.
- Я надеюсь, что ты не будешь ему угрожать? У него по крайней мере в
два раза больше кораблей.
- Угрожать? Ты сошел с ума? Мы не угрожаем ему, а хотим соединиться!
Хаос говорит, что основные силы врага прибудут через несколько дней.
Согласно диаграммам это будет огромная армада... и она наделает много бед.
Брон повернулся к Кане.
- У нас несколько дней в запасе.
- Не нужно объяснять мне, что уже и так очевидно, - усмехнулся
Разрушитель. - Соедини меня с Ананиасом, - и он повернулся к операторам
связи. - Я намерен проверить, как он соблюдает условия, которые я заключил
с ним на борту "Тантала", когда спас его.



29

Брон внимательно следил за техниками, готовящими связь с Ананиасом.
Кана с нетерпением стучал пальцами по столу.
- Генерал Ананиас, моя разведка представила мне в
неудовлетворительном свете твои высказывания относительно Федерации
планет, называемой Разрушительной!
- Я предупреждал вас, Кана, что такая ситуация может оказаться
неизбежной. Помните, во время нашей последней встречи...
- Это правда, но я хотел бы поставить все точки над "i" и прежде
всего для Службы, которая наверняка сейчас прослушивает наш разговор.
- Как хотите. Вы знаете также хорошо, как и я, что внешняя угроза
стала наконец реальностью и это не только в отношении периферийных
провинций, которые в некотором отношении представляешь ты, а в конце
концов и для самой Земли. Мы с тобой, Кана, знаем об этом давно. К
несчастью, земное правительство в наше время очень нестабильно и трактует
каждое заявление об угрозе нападения со стороны пришельцев, как
паникерство.
- Точка зрения Земли меня не интересует! Ты был на "Тантале" во
внегалактическом пространстве и видел угрозу со стороны чужаков. Думаю,
что ты согласишься с моей оценкой, что нельзя допустить их намерений не
допускать человечество в глубокий космос и создавать там колонии.
- Я согласен...
- Это уже хорошо. А теперь, генерал, я хотел бы услышать от тебя
ответ еще на один вопрос. Зачем ты очерняешь народ разрушителей?
- Я попробую объяснить, Кана. Поскольку я не в состоянии убедить
правительство в своей правоте, я решил прибегнуть к крайним мерам. Для
обороны Земли необходимо было создать и поддерживать в постоянной боевой
готовности космический флот. Договорившись с коммодором Броном, мы
специально приписали Разрушителям результаты атак чужаков. Благодаря этому
мы убедили правительство выделить субсидии для создания флота, прямой
обязанностью которого было держать оборону Земли от Разрушителей.
Ни Брон, ни я не считали это всерьез и всегда фальсифицировали
донесения, чтобы поддерживать эту версию. Сейчас, когда Брон находится в
ваших руках, я хочу подчеркнуть, что именно он является виновником такой
политики. Кроме того, он самый сильный из известных катализаторов Хаоса.
Поэтому мы и решили поместить его туда, где существует самая сильная
угроза, то есть возле тебя!
- Это правда, синкретист? - спросил Кана.
- Не знаю... но это многое объясняет. Значит это я все придумал?
- Да, все до самых мельчайших подробностей. Этот план идеально
подходил к твоему умению обратить действие всех систем против них самих
же. Ты обманул Службу и заставил послать тебя к Разрушителям. Это удалось.
И только маленькая группа людей знала, что, присоединившись к
Разрушителям, ты не будешь бороться с ними. Но твоя потеря памяти, Брон,
едва не разрушила все наши планы...
- Что же ты предлагаешь, генерал? - перебил Ананиаса Кана.
- После этого разговора я думаю, что Земля уже не сомневается, кто
является нашим настоящим врагом. Понравится ей это или нет, но она уже
втянута в войну. И наша первая задача на современном этапе - это
объединение двух флотов.
- Это необходимо? - спросил Кана.
- Ты знаешь особенности ведения космических войн, не так ли? Надеюсь,
тебе известно, что два небольших флота имеют только четверть шансов в
сравнении с большой группировкой сил.
- Статистически это так, но это может привести к политическому краху
нашего союза. Ведь мы совсем недавно были смертельными врагами, и я не
могу отдать свой флот под командование Земли.
- Этого от тебя никто не требует. Есть предложение отдать флот под
командование Брона. Он опытный солдат и без сомнения величайший
катализатор Хаоса в наше время. Его руководство объединенным флотом будет
отличным компромиссом между Разрушителями и Землей.
Кана внимательно посмотрел на Брона.
- Я потерял полковника Дауквиста и до сих пор не могу найти кандидата
на его должность. Да, я видел этого человека в действии и склонен думать,
что он сможет развязать сложившуюся ситуацию. Я возложу на него
руководство моим флотом, но только в том случае, если оба флота будут
подчиняться ему и он сам не будет подвергаться нажиму с Земли.
- Джесси на линии, Брон, - ее голос звучал только у него в мозгу, -
Мы изменили волну, чтобы не мешать Ананиасу. Генштаб все время прослушивал
вас и согласился с предложением Каны. Осталось выяснить твое мнение!
- Это удивительно! - усмехнулся Брон. - Что их вынудило пойти на это?
- Отчасти пленки, которые переслал им Док, а также то, что 14 планет
на границе исследованной области совсем недавно прекратили связь. Три из
них успели передать, что они подверглись странной атаке. Они были уверены,
что это не Разрушители. В штабе началась паник

Предыдущий вопрос | Содержание |

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art