Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Капп Коллин - Агент галактики : Часть 1

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Капп Коллин - Агент галактики:Часть 1

  1

Тысячи медных лучей гравитации разрывали ночь, жаля Землю под
гигантским корпусом висящего над центром города звездолета. Зеленые и
фиолетовые излучения "яги" вгрызались в дома, в непрерывно действующие
лазерные пушки, были причиной тысячи пожаров. Город Ашур на планете
Онарис, уничтоженный дикой атакой, готов был капитулировать. Дальнейшая
оборона была бы самоубийством, но даже полная капитуляция не могла
гарантировать жизнь.
Началось это шепотом в снежной круговерти, больная жалоба изломанного
тела, усыпанного снегом и кричавшего навстречу ветру: "Не знаешь, что Бог
умирает?".
Среди неясных теней, бегающих вдоль разбитого забора, лежал молодой
мужчина. Он был едва досягаем для кошмара, творившегося вокруг. В самых
потаенных уголках его мозга шла такая же отчаянная война, ставкой которой
были остатки разума.
Может быть, в омерзительных потемках какой-то нечеловеческой
инквизиции какой-то разум сошел с ума, не из-за пыток или слабости духа,
но под влиянием раны более глубокой...
"Не знаешь, что Бог умирает... умирает???"
Мужчина со стоном поднялся и сел, схватившись за голову. Зеленый луч
"яги" ударил в стоявший рядом дом, который тут же разлетелся дождем из
тысяч кусков кирпича. Мужчина упал на землю, не способный бежать.
Может быть, какой-нибудь искалеченный мученик выпрямится на своем
кресте, чтобы поднять голову и крикнуть в небо: Господь! Почему ты меня
покинул? И никогда не услышит ответа. Это самое большое предательство,
непокаянное богохульство...
Разве когда-то тебе это не говорилось?
Похоже, Бог умер!
Мужчине удалось подняться на ноги. Медленно, на ощупь, он двигался
между развалинами. Неуверенные ноги повели его к зеленому столбу излучения
"яги", но инстинкт вовремя приказал обойти смерть. Внезапно он ударился о
каменную стену и опять упал, на сей раз в тень изуродованного дерева. Его
голова была в крови.
- Брон! Брон! Прошу тебя, ответь! Почему не отвечаешь?
Он молчал. Кровь текла по вискам, оставляя на губах солоноватый
привкус. Вскоре боль вырвала его из апатии и он начал понимать, что
происходит вокруг него. Из-под прищуренных век человек начал рассматривать
уничтоженный город.
- Брон! Умоляю тебя, отзовись!
Лучи "яги" внезапно попали в какой-то арсенал, и все небо окрасилось
ослепительной вспышкой. Рев взрыва эхом отдался среди руин, и мужчина
подчиняясь инстинкту, пошел в противоположную сторону. На то место, где он
только что сидел, рухнула стена.
- Брон! Ты слышишь меня, Брон?!
- Слышу, - отозвался он.
Он остановился посреди площади и боролся с нервным потрясением,
стараясь говорить громко и ясно.
- Слышу, но не вижу!
- О, боже! Ты шутишь? Неужели нужно шесть лет работы и четверть
бюджета Службы, чтобы тебя сюда забросить, для того, чтобы ты разыгрывал
амнезию? Брон! Ты разыгрываешь меня?
- Я никогда не был склонен к шуткам. Я болен... Кто ты?.. Игра
воображения?
- Спокойно, Брон. Первая волна ввергла тебя в шок. Судя по голосу, ты
в плохой форме. Мы прибегли к семантическому внушению, чтобы вытащить тебя
из этой мышеловки. Ты в самом деле ничего не помнишь?
- Ничего! Я не знаю, кто я и где нахожусь. Мне кажется, что ты
находишься в моей голове. Это галлюцинация?
- Как раз наоборот. Это все имеет вполне нормальное объяснение. У
тебя просто неполадки с памятью.
- Где я?
- Город Ашур на планете Онарис. В разгар атаки Разрушителей.
- А ты меня слышишь? Каким образом? Где ты?
- Это не важно! У меня нет сейчас времени для объяснений. Прежде
всего, ты должен уйти оттуда, найти убежище и отдохнуть. Мы повторим
позже, если к тебе не вернется память. А сейчас ты должен поверить нам на
слово.
- А если нет?
- Не провоцируй меня. Ставка очень высока. Если бы ты вспомнил
причину своего присутствия на этой планете, то не задавал бы таких
вопросов. Не принуждай меня к демонстрации силы.
Несколько секунд Брон держал голову руками. Потом немного успокоился.
- Хорошо. Я хочу вам верить. Пока что. Что я должен делать?
- Уходи из центра города. На окраинах разрушений меньше. Прямо перед
тобой, на другой стороне площади, есть проход. Двигайся туда, пока я не
скажу, чтобы ты повернул. Учти, я не покидаю тебя.
Брон исполнил приказание, безразлично пожав плечами. Он сознавал, что
находится в эпицентре разрушительного урагана, который налетел с неба.
Гигантский звездолет заходил на посадку, окруженный мерцающим силовым
посадочным полем. Казалось, что люди убежали, словно предупрежденные об
атаке. С востока долетел звук посадки другого космического крейсера.
Развитие операции проводилось согласно какому-то плану, это вызвало в его
разуме туманные воспоминания. Сознание начало медленно пробуждаться.
Осторожно обойдя площадь, подчиняясь своему инстинкту, заставлявшему
проскальзывать под убийственным огнем лучей "яги" от укрытия к укрытию,
наконец, он оказался в месте, где раньше находилась прекрасная аллея
Ашура. Сейчас здесь были только руины и дымящееся железо.
- Эй, там, в моей голове! Ты слышишь меня?
"Мы никогда не перестанем слышать тебя, Брон".
- Как это?
"В твой мозг вживлен биотронный приемо-передатчик. Где бы ты не
оказался, мы всегда будет слушать и говорить с тобой".
Брон было засомневался, но потом спросил:
- Кто - вы?
"Мы - твои коллеги. Я доктор Веедер. Это тебе ничего не говорит?"
- Нет.
"Это пройдет. Ты вспомнишь меня, а еще и Джесси и Ананиаса. Мы,
всегда будем твоими невидимыми товарищами, как в прошлом. Мы принадлежим к
одной организации".
- Какой организации?
"Отдел Специальных заданий Звездной Службы".
- Я помню, что принадлежу к какой-то Службе... но не здесь. На Земле.
Да, я вспоминаю... Европа... Дели. Но после отъезда из Европы я ничего не
помню.
"Это симптоматично, Брон. Именно после отлета из Европы ты вступил в
Отдел. Не удивляйся, что твое подсознание выбрало именно этот момент...
Внимание!"
Предупреждение совпало как раз с его рефлексом. Он прыгнул в сторону
и луч "яги" ударил в землю всего в двух дюймах перед ним. Ударная волна
отбросила его еще дальше, но он тотчас же поднялся на ноги. Он был
оглушен, но, на первый взгляд, цел. Луч опять ударил, разрезая на две
идеальные половины до сих пор целую колонну.
- Эй! Вы еще там?
"Что такое, Брон? Ты ранен?"
- Вы видели приближающийся луч?
"Я видел. И хотел объяснить тебе это спокойно, чтобы избежать
сильного шока".
- Перестаньте болтать! А как же я? Меня вы тоже видите?
"Тебя я не вижу... Собственно, мы все видим через твои глаза, Брон.
Слышим твоими ушами. День и ночь мы следим за каждым этапом этой миссии. В
этом заключается наша работа. Джесси, Ананиаса и моя. Мы можем говорить
тебе все, а ты не можешь выключить наши голоса. Они входят непосредственно
в твой мозг. Мы можем еще кое-что, но это я объясню позже. Пока что ты
должен выполнять мои приказы. Мы подыщем тебе убежище".
- ...Очень хорошо, - согласился растерянный Брон. Он не мог
сопротивляться этому голосу, звучащему внутри его черепа. Он
физически был истощен, сломлен и нуждался в отдыхе. Он замкнулся в себе и
только механически исполнял приказания, втискиваясь в тени на улицах,
избегая открытых мест. Наконец, голос умолк. Брон уже не был в состоянии
двигаться дальше по своей воле. Он остановился, несколькими пинками
разбросал кирпичи и рухнул прямо в пыль и грязь, мгновенно засыпая.



2

- Что с Броном?
Девушка, которая это спросила, была единственной из троих
присутствующих, одетой в гражданскую одежду. На ней был обтягивающий тело
черный комбинезон, который ничего не скрывал из ее женских прелестей. Лицо
с решительными чертами было окружено черными кудрявыми волосами,
заколотыми золотыми, похожими на звезды, заколками.
Вопрос был задан полковнику медицинской службы, который только что
отошел от ряда экранов. Док Веедер был высоким седеющим мужчиной, который
выглядел словно хлебнувшим всех горестей в жизни и привыкшим к ним. Он
закончил свое долгое дежурство перед экранами, но его мундир, как и
волосы, были растрепаны ровно настолько, насколько допускал армейский
устав.
- Он еще не пришел в себя, Джесси, но, кажется, он спит нормально.
Он внимательно посмотрел на своих коллег и добавил:
- Можно без риска позволить ему соснуть еще часок.
- Черт побери! Если он провалит операцию, то пожалеет, что родился на
свет, - проговорил второй присутствующий в зале мужчина.
Девушка соглашаясь кивнула головой.
Веедер возле двери оглянулся и произнес:
- Я оставляю его тебе, Джесси. Пойду немного посплю. Позовешь, если
начнется что-нибудь необычное.
- Хорошо.
Джесси уселась в кресло напротив экранов. Прикрыла шторки, чтобы свет
не отражался на экранах мониторов и начала рутинное обследование
аппаратуры.
Как только Веедер покинул аппаратную, присутствующий мужчина отошел
от компьютера, возле которого он сидел, хотя его глаза неотступно следили
за Джесси. Он остановился за ее креслом и начал по очереди смотреть на
экраны по мере того, как девушка регулировала их. Блестящие нашивки и
галуны на мундире соответствовали званию генерала бригады и резко
контрастировали с его молодым лицом, бледной кожей и светлыми волосами.
Глаза его горели неестественным блеском, а губы постоянно были влажными -
он постоянно облизывал их.
- Док прав, ты знаешь об этом, дурочка? - произнес он спокойно. - Из
Брона ничего не вытянешь, пока он в таком состоянии. Он давно бы чокнулся,
если бы его не контролировали.
Он наклонился и дотронулся до ее плеча.
- Не надо, Ананиас, - сказала девушка усталым голосом. - Если мне
потребуется твой совет, я сообщу тебе об этом.
- Не сомневаюсь, глупышка. Делай как тебе нравится. Я подумал, что,
может быть, ты хотела бы избавиться от эмоций, которые выливаешь на
Брона...
Мягким и почти естественным движением его руки оказались на
обнаженной шее Джесси. Она застыла.
- Чего ты добиваешься, Ананиас? Чтобы я сейчас сломала тебе руку?
- Прекрасная чертовка! Ты не осмелишься!
В его тоне послышалась угроза.
- Да! Если ты сейчас же не уберешь свои руки, то через три...
- Ты шутишь, куколка!
Она ударила как кобра, но он ожидал этого. И имел преимущество в
позиции. Через мгновение он поймал ее руки под креслом.
- О, боже! Ты-таки захотела попробовать? - крикнул он. - Что за черт!
- Ты должен был об этом знать. Мы уже давно с тобой знакомы!
- Чересчур долго, дорогая. Собственно поэтому мне бы не хотелось
иметь с тобой какие-то дела...
Джесси наблюдала за главным экраном, на котором должно было быть
изображение того, что видел Брон. Сейчас он был темным. Но было слышно
дыхание и стук сердца, а также далекие отголоски битвы за Онарис. Разные
датчики фильтровали эти звуки и анализировали их для определения их
происхождения и состава. Электронные приборы регистрировали данные
максимального количества информации, которую был в состоянии передать
живой организм при помощи такого несовершенного инструмента, как
биотронный канал.
Мелку Броном, агентом Отдела, и Джесси, оператором, существовала,
однако, более сильная связь. Это была связь, созданная разумами, близкими
по духу и общими пережитыми событиями. Когда агент психически был связан с
оператором, создавалось что-то вроде симбиоза, рождалась новая личность.
только потому, что ты оказался первым человеком, которого я встретила
после этого в коридоре. Это мог быть кто угодно.
- Ты говоришь это несерьезно, правда?
- Клянусь, что это так. Когда находишься в таком состоянии, как то
безразлично, кого встретишь. И не отвечаешь на утешения. Не ищешь
любовника, а что-то, что позволит снова ухватиться за жизнь. Те, кого
выбирают в таких случаях, не имеют имени, даже лучше, если они его не
имеют. Ты хочешь, чтобы рядом с тобой в темноте было какое-то существо...
Из вспомогательного пульта связи раздался сигнал:
- Сообщение с Антареса! - закричал Ананиас. - Говорите, я слушаю.
Здесь Ананиас!
- Алло, генерал. Правительство Онариса сообщает, что принимает
безоговорочную капитуляцию во избежание дальнейшего кровопролития.
Разрушители прекратили огонь.
- Очень хорошо. Они просили о помощи?
- В самом начале атаки. Они пробовали применить подпространственные
передатчики. Очевидно они рассчитывали на появление какого-нибудь
случайного корабля в их системе.
- У тебя есть с ними связь?
- Нет. У нас есть инструкции запрещающие это.
- Им так никто и не ответил?
- Мы не перехватывали переговоров. Все время каналы связи оставались
свободными.
- Продолжайте перехват на аварийных каналах связи. Если кто-нибудь
заинтересуется их сигналами немедленно глушите переговоры. Пока
Разрушители не добудут то, чет они хотят, они не уйдут с этой планеты.
Ананиас отключил связь и повернулся к Джесси.
- До сих пор все идет согласно плану. За исключением Брона, - он
опустил глаза, наблюдая за главным экраном.
- Разрушители атаковали, Онарис сдался. Весь флот Службы в состоянии
желтой тревоги, а самый лучший и тренированный агент за всю историю
существования Отдела, храпит как какой-то занюханный соня.
- Тебя за это не похвалят, - засмеялась Джесси.
- Не волнуйся за меня. Ты хорошо знаешь, что я, в конце концов,
всегда выигрываю. А если я вынужден немного переждать, то добыча от этого
становится еще желаннее.
- Ты несчастный кретин, Ананиас. Кретин, без грамма совести.
Джесси отвернулась и все свое внимание сосредоточила на экранах,
особенно на тех, которые информировали о биологических органах Брона.
Ананиас подошел к креслу. Однако он воздержался от прикосновения, и
Джесси, установив микрофон, в очередной раз старалась войти в контакт с
агентом, который сейчас спал на планете Онарис, отдаленной от нее на пол
галактики.
Может быть, в омерзительных потемках какой-нибудь не человеческой
инквизиции...



3

Назойливый голос проникал в его сон.
"...не через пытки испытай слабость духа, но в муках ран..."
- Прекратите! Заткнитесь!
"Вставай, Брон. Мы зря позволили тебе спать целый день".
Он поднялся с мусора. Боль вгрызлась в каждую клеточку его тела. На
горизонте появился первый розоватый проблеск света. У него страшно болела
голова. Он потрогал висок и обнаружил засохшую кровь. Необходимо было
собраться с мыслями.
- Эй, ты! В моей голове! Это не ты разговаривал со мной вчера?
"Боже! Ты был бы в самом центре счастья и забыл обо мне? - В голосе
ощущалось недоверие. - Нет. Брон, это я, Джесси, - электронный трансмиттер
не мог скрыть женский голос. - Док говорил, что тебе досталось. Ты
что-нибудь помнишь?"
- Ничего, или почти ничего. Что это за история о умирающем боге,
которую ты вгоняешь в мозг?
"К черту! Док был прав... ты в самом деле немного не в форме. Эти
слова являются частью семантического кода, помещенного в твоем
подсознании. В тот момент, когда уровень сознания у тебя поднимается до
необходимого уровня, у тебя появляется возможность ответить на кодовые
фразы. Это все связано с гипнотическим внушением личности, которая
помещена у тебя в мозгу".
- Это уже становится смешным. Что за гипновнушение личности?
"В тебя вложена фальшивая личность при помощи ультраглубокого
гипноза. Для того, чтобы ты мог войти в контакт с Разрушителями".
- Но я даже не помню, как меня зовут!
"Это говорит о том, что гипновнушение пока что себя не проявило. Ты
будешь реагировать на любые раздражения, но не будешь иметь никакого
понятия о своем предназначении. Твоя частичная амнезия является панацеей
от шока, который бы ты испытал, придя в себя с двумя личностями в мозгу.
Боже! Когда я подумаю, что ты снова станешь святым..."
Его разозлил сарказм, звучащий в этом голосе.
- А я должен стать святым?
"Ты сейчас что-то вроде Троянского коня, только электронного. Но,
соберись. У нас много работы. Вокруг города приземлились три корабля
Разрушителей, которые сразу же начнут устанавливать в городе свои законы.
Полное запрещение передвижения и беспрекословное подчинение. Ты должен..."
- Зачем я нужен Разрушителям?
"Ты должен занять место человека, за которым они прилетели на Онарис.
Постой, я объясню тебе более подробно. Но прежде запомни, ты должен будешь
играть роль, которую мы будет тебе подсказывать. Доверяй гипновнушению. Не
действуй по собственной инициативе, это будет означать для тебя смерть. И
помни, что прежде чем тебя забросить на эти планету и поручить играть
определенную роль, мы потеряли много людей".
- Куда мне идти?
Небо перечеркнулось серенькими полосками, знаменующими начало дня.
"Ты должен найти название улицы. Как только компьютер локализует твое
местонахождение, получишь дальнейшие указания. Сейчас ты должен найти
зеркало, чтобы я смогла посмотреть на тебя. Ты должен быть в своей роли,
если мы хотим выиграть".
Брон пожал плечами, осматривая обвалившуюся стену, под которой провел
ночь. В нескольких ярдах от него находился почти нетронутый разрушением
дом, в который он вошел. Там никого не было. Жуткий беспорядок в комнатах
и коридорах свидетельствовал о панике, сопутствующей эвакуации. Вскоре
Брон наше застекленную дверь, которую повернул так, чтобы разглядеть свое
отражение в царящем полумраке.
- Как я выгляжу?
"Ты даже не помнишь своего лица?"
- Я никогда не смогу его вспомнить. А как оно, ничего?
"Не совсем. Ты должен промыть эти раны на лбу. Не хватало еще, чтобы
ты умер от инфекции".
- Попробую. Что еще?
"Ничего. Не считая того, что ты не можешь пока привыкнуть к своему
новому виду. Проклятый ангел. Это результат гипнотического внушения
личности".
- Что ты можешь еще мне посоветовать? - спросил он, раздраженный ее
злорадным тоном.
"Прежде всего не уничтожай его. Исчезни сам. Я не верю, что может
существовать такое сильное внушение, чтобы полностью уничтожить свое "Я"."
Он быстро нашел табличку с названием улицы, которое позволило бы
Джесси точно определить его местонахождение в городе. Он также нашел
цистерну с водой, промыл раны и смыл грязь и кровь с одежды. Потом
вернулся к своему импровизированному зеркалу, чтобы оценить эффект
проделанной работы.
Он не помнил, откуда у него эта одежда. Плащ был сшит из грубого
материала, под которым была одежда спартанского стиля. На груди блестел
золотой крест, красиво украшенный и подвешенный на тонкой золотой цепочке.
В широком кармане плаща лежала Библия. Когда он присмотрелся к своему
лицу, оно напомнило ему слова Джесси. Оно на самом деле походило на лицо
ангела и одновременно в нем было что-то отталкивающее. Он долго
присматривался к особенностям своего лица. Это пробудило в нем неясные
воспоминания, но сейчас он не смог бы ответить, как выглядело его лицо до
гипновнушения. Форма висков и лба говорила о сильном характере. Это
пробуждало у него чувство спокойной гордости, но во взгляде было что-то
дьявольское, что очаровывало и пленяло.
"Когда закончишь кривляться, позволь мне указать тебе дальнейшую
дорогу".
Он очнулся, немного шокированный. Джесси пронизывала его же
собственным взглядом. В этом было что-то невероятное, что вызывало гнев. В
глубине души он желал свободы, это было дикое желание зверя, закрытого
чересчур долго в тесной клетке. Очевидно она прочитала это в его взгляде,
потому что моментально в его голове раздался голос:
"Ничего не говори, Брон. Через какое-то время ты смиришься с моим
присутствием. Я ведь кое-что о тебе знаю..."
- Девка!
Она засмеялась.
"Это правда. Я девка, и все такое, чем ты называл меня в прошлом. Но
лучше всего будет сейчас, если ты уже двинешься в путь".
Согласно ее указаниям, он двинулся к городу, над которым уже умирала
ночь уступая, место серо-зеленой, отраженной солнцем мозаике. Полихронный
свет, который был одной из особенностей Онариса, сливался в кровавые
пятна.
Среди развалин царила полная тишина. Всяческая жизнь, казалось, не
существовала здесь. Инстинкт толкал его выхватить нож, но рука, только
естественно тянулась к Библии в кармане. С кислым выражением на лице он
рассматривал окружающие ею развалины и через какое-то время спросил:
- Джесси, я знаю, с кем нам придется сражаться, но зачем? И еще,
зачем мне эта книга. - И он вытащил из кармана Библию.
Она ничего не ответила, хотя он знал, что его голос был слышен. Ее
молчание подчеркивало важность ситуации.
В этой миссии Библия и гипновнушение были его единственным оружием. С
помощью этой девушки он должен был уничтожить сеющую страх в Галактике
Федерацию Разрушителей.



4

Последние догорающие дома застилали дымом дорогу. Когда он вышел на
открытое пространство, то начал двигаться с предельной осторожностью. Он
отлично понимал, что в любой момент какой-нибудь стрелок может превратить
его в труп. Он старался следовать всем инструкциям Джесси и все время
держался открытой середины дороги.
- Везде все спокойно, Джесси. Где же люди?
- Все эвакуированы. Разрушители приказали очистить территорию в
радиусе пяти миль от точки приземления их кораблей. Ты должен внимательно
осмотреть окрестности, Брон. Я должна уточнить твое местоположение.
- Я правильно иду?
- Более-менее. Ты находишься снаружи территории, предназначенной для
Разрушителей, но внутри круга эвакуации. Сейчас для тебя самую большую
опасность представляет полиция Ашура, которая вылавливает преступников. Не
прячься и держи руки на виду.
- Но, может быть, лучше всего сразу же двинуться к кораблям?
- Ты шутишь? Если ты перейдешь границу, то сразу же погибнешь. Чтобы
туда попасть, нужно дождаться пока Разрушители сами придут за тобой.
- Ты думаешь, они это сделают?
- Мы на это надеемся. Твоя гипноличность соответствует личности
одного очень важного технократа с Онариса. Этой ночью ты должен был быть в
Семинарии Ашура. Разрушители начали свою атаку немного раньше, чем мы
планировали.
- Какого дьявола Разрушители интересуются технократами?
Они собирают все, что имеет маломальскую ценность: мозги, рабов,
металлы, продукцию, новейшую технологию. Именно для этот они обычно
нападают целыми флотилиями. Они очищают всю планету, а потом уничтожают
ее. Берут все, что могут увезти.
- Но это же бессмысленно!
- Конечно, но такова правда!
- Ну, можно понять, что они ищут рабов или металлы, но зачем им
технократы? Они же могут сделать их у себя!
- Им нужны, специалисты разного профиля. Но сейчас, последние
несколько лет они разыскивают специалистов только в одной области: в
формах Хаоса. Онарис имел несколько самых лучших в этой науке.
- Я всегда считал, что самые лучшие живут на Земле...
- Это широко распространенная версия. Но в действительности все
наоборот. Когда корабли Великого Исхода стартовали с Земли, они увезли на
своих палубах эмигрантов с очень высоким интеллектуальным уровнем. В
колониях потом очень часто встречались целые семьи гениев. Так было на
Онарисе с семьей Галтернов. Ты играешь роль Андера Галтерна, девятого
потомка по линии Проспера Галтерна. Андер является одним из самых
знаменитых ученых по формам Хаоса.
- Что стало с настоящим Галтерном?
- Он на Земле и работает с нами. Мы вывезли его отсюда тайком
несколько месяцев тому назад. Мы составили легенду твоего возвращения в
Ашур. В связи с этим ты должен знать, что происходит на Онарисе.
- Джесси! Голоса!
- Где?
- Впереди, за дымом.
- Да... теперь и я слышу. Это полицейский патруль. У них акцент
Ашура.
- Ты можешь определить даже это?
- Когда требует ситуация, мы можем усилить чувствительность твоих
органов. Прежде всего, не пытайся бежать. Доверяй гипнотически внушенной
личности. Не пробуй действовать сам. Если ты поведешь себя не так, как
действовал бы Андер, то нашей операции конец!
Сквозь дым показались несколько домов, от которых осталось всего
несколько стен, закопченных огнем. Дорога шла между руинами, в конце
которых виднелся шлагбаум, у которого суетились люди в зеленых мундирах.
- Стой! Стрелять буду!
Брон остановился. Нельзя было вернуться назад или отпрыгнуть в
сторону. Пуля выбила каменную крошку у его ног. Какой-то офицер бросил ему
мегафон.
- Возьми аппарат и отвечай!
Брон медленно исполнил приказание, не переставая смотреть на стволы,
направленные на него. Он должен был признать, что полицейские начеку. Даже
с такого расстояния, имея соответствующую подготовку, он не мог бы бросить
гранату с газом за шлагбаум, так как в момент броска они изрешетили бы
его.
- Что ты делаешь в районе эвакуации? - спросил офицер, чей усиленный
голос имел унылый металлический звук.
- Пробую бежать.
Темперамент Брона, который всегда был наперекор насилию, придал
ответу тон откровения и произвольности, полностью не связанной с
гипноличностью. Развалины эхом отразили его слова, а потом прозвучал
комментарий офицера, сухой и без тени юмора.
- Ну, что ж, убегай!
- Сумасшедший! Ты хочешь, чтобы тебя убили? - голос Джесси звучал в
его голове настолько громко, что Брон никак не мог поверить, что
полицейские его не слышат. - Прошу тебя, играй свою роль, идиот!
- Ты слышал об эвакуации? Знаешь, что мы не оказываем сопротивления
Разрушителям?
- Да - шепнула Джесси.
- Да, - ответил Брон.
- Значит, ты знаешь, что мы имеем приказ стрелять в каждого, кто
находится в этой зоне. Ты можешь предоставить нам доказательство из-за
которого у нас не будет повода делать это?
Полицейские прицелились.
- Брон, - шепот Джесси стал еле слышен. - Мы проверили его служебное
положение. Он занимает большой пост. Имеет неограниченные права для
принятия решений... Но тут что-то не то, иначе он бы не болтал с тобой так
долго. Позволь действовать гипноличности!
- Я Андер Галтерн. Я должен попасть в Семинарию Святой Реликвии и
очень опаздываю, офицер.
Брон ощутил шок, слушая самого себя, выговаривающего слова странным
тоном. Удивленный и заинтригованный, он позволил своему разуму и языку
играть роль, о которой ничего не знал.
- Как я могу туда попасть и пройти через вашу заставу?
- Галтерн?
Полицейский растерялся. И выключил мегафон. Было ясно, что имя
Галтерна имеет определенную известность.
- Ты можешь удостоверить свою личность? - наконец, подал голос
офицер.
- А разве это нужно Галтерну из Ашура?
Голос Брона, измененный гипноличностью, имел необычную твердость.
- Может быть у тебя есть какие-нибудь документы?
- Ни одного.
Злость медленно закипала в нем. Подробность, которую надо запомнить -
Андер не принадлежал к терпеливым.
- Что должен делать Галтерн с какой-то бумажкой, - сквозь зубы
произнес его голос.
- Но все остальные...
- Если вы не верите моим словам, то подойдите и убедитесь сами. Это
все, что у меня есть.
С этими словами Брон сорвал с себя плащ и бросил его на землю. Белье
пошло следом за плащом и он оказался перед полицейскими обнаженным.
Тихим голосом, стараясь чтобы звук не попал в мегафон, Брон сказал:
- Боже, Джесси! Это очень неприятно, когда человек не знает, что
сделает через секунду!
- Теперь ты понял, что это действует гипноличность. Она включается
при непосредственном действии ситуации или вопросов.
- Я клянусь тебе, что такое не может длиться слишком долго, если
каждый раз мне придется разбираться, как называться в данный момент!
- Нельзя предвидеть, что может предпринять твое тело в каждый
следующий момент, - раздраженным тоном ответила девушка. - Учти, что Андер
Галтерн является жутко независимой личностью. Но это-то и странно. Меня
очень беспокоит то, с какой легкостью тебе удается отходить от своей
псевдоличности. Похоже, что эта гипноличность наложена на тебя
недостаточно глубоко. Мне необходимо сообщить срочно об этом Доку.
Офицер приблизился. У него был в руке пистолет. Он остановился перед
Броном и носком сапога отбросил плащ. Увидев Библию, он наклонился и
поднял ее. Потом протянул книгу Брону.
- Извините, сэр, но поймите нас: мы должны быть очень осторожны.
Сейчас тяжелые времена.
Его лицо побледнело. Глаза беспокойно бегали в сторону корабля
Разрушителей.
- Вы можете обеспечить меня транспортом до Семинарии, офицер? - сухо
спросил Брон.
- Конечно, сэр. Сейчас этим займутся!
Он быстро повернулся к шлагбауму, а Брон начал одеваться, доставляя
Джесси новое развлечение.
- Только теперь я поняла, - радостно провозгласила она, - что эта
книга - Библия - чего-то стоит. Кстати, почему ты разделся догола?
- Отстань! - его губы еле дрогнули. Он глубоко вздохнул. Джесси
ответила еле слышным смехом.
- Ты слышала? - удивился Брон.
- Я бы и так догадалась. Ты можешь не говорить. Мы принимаем твой
голос прямо из голосовых связок. Ты должен иметь с нами связь, даже
находясь среди толпы людей, так чтобы никто не догадался.
- Ты на все имеешь ответ, не так ли?
- Не больше, чем ты можешь спросить. А поскольку ты не помнишь
ничего, это позволяет мне управлять тобой, как марионеткой.



5

Машина, которую предоставили в его распоряжение, оказалась, очень
функциональной и чрезвычайно шумной. Спрятавшись от глаз пилота и
пользуясь свистом дюз, Брон спросил:
- Джесси, ты слышишь меня?
Он четко выговаривал каждое слово.
- Почему эта книга убедила его, что я Галтерн?
- Думаю, что это старое земное издание. Очень редкое на планетах.
Только такие интеллектуалы, как Галтерн, могут ее иметь.
- Странный тип этот Галтерн.
- Не знаю... Но он великий мастер синкретики. Самый знаменитый из
живущих.
- Что это такое?
Синкретист - это человек, работа которого под прямым углом пересекает
разные направления науки. Чтобы получить звание мастера, нужно, чтобы тебе
вручили около десятка разных дипломов, прежде всего, далеко отстающих друг
от друга наук. Нужно доказать, что ты являешься специалистом высокого
класса в каждой из наук.
Машина набрала высоту. Под ними проплыло огромное здание.
- Джесси! Что это такое?
- Семинария. А точнее, Семинария Святой Реликвии в Ашуре. Разрушители
будут искать тебя именно там.
Турболет тяжело приземлился перед гигантским входом. Подчиняясь
гипноличности, которая запрещала ему принимать во внимание пилота, Брон -
Андер Галтерн вышел из машины и по ступенькам поднялся к входу. И тут он
впервые ощутил, как в нем разрастается личность этого чужого ему человека,
окружает его, как тяжелая и темная ткань, сотканная из движений и
поступков кого-то другого.
Никто не ждал его. Холл соединялся с коридором, который заканчивался
дверью, за которой Брон попал в большой зал с темным потолком. Здесь
преобладал слабый свет, льющийся через высокие окна, застекленные
странными витражами. Он остановился, пораженный размерами и какой-то
внутренней гармонией этого места. Поддерживающие потолок колонны были
украшены резьбой, бесчисленными фигурками и статуэтками, создающими
сценки, смысл которых был для него совершенно непонятен. Даже стены были
расписаны богатыми символикой картинами.
Гипноличность провела его через середину зала, между двумя камнями,
вырезанными в виде тронов. С другой стороны под простым балдахином был
виден укрытый в камне альков. Там находился щит с гербом Ашура: с
солнечным кругом в середине. У основания круга находилась распятая фигурка
маленького четвероногого зверька с бурой шерстью - Святая Реликвия. Вокруг
щита цветные плакаты создавали надпись:
Р_А_Д_О_С_Т_Ь_.
- Это что, разновидность храма? Джесси?
- Если тебе так угодно. Религии, возникшие на планетах, очень мало
похожи друг на друга и еще больше непохожи на все земные вероисповедания.
Хоть их создатели считают, что все они являются частью одного и того же
Бога.
Брон внимательно пригляделся к фигуркам на колоннах. Только сейчас он
заметил некоторые подробности и ему показалось, что Джесси внезапно
задержала дыхание.
- Подойди ближе, Брон. Это интересно.
- О чем здесь говорится? Памятник маркизу де Саду?
- Нет... образ веры. Принесение в жертву человека для благословения
души. В этой Семинарии совершенство души и тела образуют единство. Тело
трактуется как временный футляр для слабой души.
- Но это же идиотизм, Джесси!
- Но они так живут. У колонистов есть около двадцати пяти способов
подавления собственных слабостей.
- Судя по некоторым из этих способов, я очень сомневаюсь в том...
- Молчи, Брон! Сюда кто-то идет!
Его взгляд вперился в полумрак, но он никого не заметил. Он снова
посмотрел на Святую Реликвию и на этот раз открыл связь между философией,
выраженной в мотивах росписи колонн, и странным взглядом блестящих глаз
зверька. Это вызвало в нем проявление гипноличности, и он, помимо своей
воли, упал на колени, с руками, сложенными на груди в зрячей молитве. И
тут за его спиной послышались чьи-то шаги.
- Андер Галтерн?
- Это я, - он поднялся и повернулся к подошедшему.
Человек был высоким, аскетически сложенным, с седыми волосами и
настороженным взглядом.
- Мы ждали тебя вчера, Галтерн. Чем ты можешь оправдать свое
опоздание?
- Ашур был уничтожен и я сам едва не погиб.
- Ты считаешь, что тривиальные хлопоты избавляют от выполнения
обязанностей?
- Тривиальные? К черту... - начал Брон, отбрасывая свою
гипноличность.
- Брон, спокойно!
- Андер, ты прошел испытание мастера и имеешь право выбрать кару сам.
Что ты предлагаешь?
- Джесси, что я должен отвечать? Гипноличность не сработала!
- Подожди немного, этого нет в программе. Мы постараемся найти
Андера.
- Ашур почти уничтожен, - громко произнес Брон. - Разрушители
контролируют город. Вне этих стен никто не имеет права ходить и даже жить.
Ты был призван к каре.
- Андер Галтерн, - у человека заблестели глаза и на лице сверкнула
бешеная улыбка. - Ты разочаровал меня. Мы не привыкли ждать таких ответов
от Галтернов. Говори, что ты выбираешь, или я выберу сам.
- Рубашка, Брон!
- Рубашка.
Глаза незнакомца расширились и лицо разгладилось.
- Теперь извини меня, Андер. Я не хотел обидеть Галтернов. Но, пойми,
это необходимо...
Гипноличность захватила Брона с новой силой.
- Ты сомневаешься в моем решении, брат?
- Я скажу, - в глазах незнакомца было видно смущение и глубокий стыд,
- что твой поступок не требует столь суровой кары. Позволь мне спросить
тебя, ты в самом деле готов принять рубашку?
- Радость! - ответил Брон, все еще во власти гипноличности.
Жрец пожал плечами.
- Очень хорошо. Я проведу тебя в келью. Рубашку принесут туда.
Брон двинулся следом за ним. Они покинули зал через дверь и шли
бесконечными коридорами, угрюмыми и голыми, не дающими ни малейшей радости
человеческому желанию контраста.
- Джесси! Это скорее похоже на тюрьму, чем на семинарию.
- На Онарисе нет разницы между ними. Воспитание неразрывно связано с
религией, а та с истязанием карой. Единственное, что можно записать как
плюс этому обществу, это то, что оно иногда воспитывает очень мудрых
людей. Свихнувшихся, но выдающихся.
- Не сомневаюсь. А что это за рубашка?
- Не знаю. Это идея Андера. Он считает, что эта кара соответствует
тяжести проступка.
Жрец остановился перед какой-то дверью. Цифровой замок, щелкнув от
прикосновения его пальцев, раскрылся, и тяжелые деревянные двери
отворились. Брон, привыкший к функциональности, ощутил шок от того, что
увидел. Келья была обычным каменным мешком. Единственной вещью, которую
можно было бы отнести к мебели, был цоколь из белого камня, который должен
был служить и столом и креслом, и кроватью, и имел форму гроба. На
потолке, возле отверстия, впускающего слабенький свет, виднелась знакомая
надпись:
Р_А_Д_О_С_Т_Ь_.
- Андер Галтерн! Через несколько минут принесут рубашку. Советую
одеть ее тотчас же. Тогда ты не опоздаешь на первую молитву.
- Кара не может подождать до вечернего обряда?
- Нет! Ты заслуживаешь больших почестей. Скажу, что твое покаяние
будет более совершенно, если ты предстанешь перед братьями и они увидят
действие рубашки.
Под действием гипноличности Брон склонил голову и ждал, пока жрец
уйдет.
- Джесси... Этот человек не только садист, но и псих. Он даже не
принял во внимание то, что я говорил об уничтожении города. Его мир
начинается и кончается здесь, среди обрядов Семинарии. Сколько времени я
должен здесь провести?
- Не очень долго. Разрушители всегда знают, где искать нужных им
людей. Каждая атака тщательно планируется.
- Они ищут только меня?
- Мы так считаем. Иначе они занялись бы пленными. На неразвитых
планетах более выгодно использовать людей, чем дорогостоящих роботов.
- Интересно. Когда-то на Земле тоже существовали корабли с
невольниками.
Брон замолчал. Кто-то постучал в дверь. В келью вошел монах, неся
упакованную в прозрачную пленку рубашку. Он молча положил ее на колени
Брона и поклонился. В его глазах можно было прочитать почтение и глубокое
сочувствие.



6

Брон осторожно осмотрел рубашку. Ткань, казалось, прилипала к
пальцам, словно состояла из тысяч маленьких крючочков. Он разделся и надел
рубашку. Через минуту почувствовал мягкое, почти осмысленное прикосновение
материи к его телу. Он покрылся потом и первый раз в жизни попросил небеса
о милости.
Поддавшись панике, он постарался сорвать рубашку, но тысячи крохотных
волосков с крючками на конце, уже вросли в кожу. Чтобы сорвать рубашку,
надо было расстаться с кожей. Страх, охвативший его, доводил до бешенства.
Усилием воли он подавил панику и постарался начать мыслить логически.
- Скорее всего, - со смехом констатировала Джесси, - это новейшая
модель власяницы и бича. Созерцание, воздержание и терпение обогащают
разум и успокаивают душу. Брон, посмотри правде в глаза, твой разум и душа
требовали хорошей встряски. Я думаю, что это испытание пойдет тебе на
пользу.
- Мерзкая девка! Ты заплатишь мне за все!
Опять в дверь постучали. Вернулся послушник.
- Мастер Галтерн. Мне жаль, что я прерываю твою молитву. Сейчас тебя
ждут в классе синкретистов.
- В общем-то ты мне не помешал, так как я уже совершил молитву.
В коридоре молодой человек дотронулся ладонью до лба и сказал:
- Мастер, ты можешь отдохнуть на моем плече, если хочешь, - его
взгляд был прикован к воротнику рубашки, выглядывающей из-под плаща.
- Нет. Спасибо.
Они двинулись в путь. Джесси запоминала каждую подробность дороги.
Сознание Брона было отключено из-за продолжающейся боли, вызываемой
рубашкой. Возле дверей зала его проводник приложил ладонь ко лбу и исчез.
Брон прикоснулся к замку, который через несколько секунд раскрылся. Он
вошел в помещение, где впервые в жизни должен был провести лекцию
синкретистам. На этот раз он был действительно шокирован. Обучающая
аппаратура, сосредоточенная здесь, стоила целые состояния. Его ученики,
около сотни послушников, были рассажены в индивидуальных отсеках, имеющих
непосредственный контакт с компьютером. Преподавательский стол был
маленьким арсеналом передовой технической мысли.
В этой щекотливой ситуации Брон позволил взять верх гипноличности. Он
позволил своим пальцам свободно бегать по клавишам и кнопкам.
Через какое-то время он понял смысл этих жестов, и приборы раскрыли
ему свои тайны. Он начал своей доклад, понимая слова только после того,
как произносил их. Рубашка причиняла ему теперь такую боль, что он только
большим усилием воли не терял сознания. Его организм реагировал на боль
сильнейшим аллергическим раздражением.
- Джесси... эта рубашка убьет меня. Спроси Андера, как избавиться от
нее.
- Я уже спрашивала, Брон. Это невозможно без хирургического
вмешательства. Волоски реагируют на гистамин. Когда аллергическая реакция
организма приведет к повышению содержания гистамина, волоски отойдут сами.
- О, боже! Сколько времени это может продлиться?
- Это зависит от индивидуальных особенностей организма. Может и двое
суток.
- Понимаю, - пробурчал он. - Ты спрашивала нашего приятеля Андера,
сколько человек умерло от действия рубашки.
- Да, около десяти процентов. Поверь нам, что если бы мы об этом
знали, то не позволили бы тебе надеть ее.
- На кого работает Андер?
- На нас. До сих пор. Он говорит, что выбор рубашки соответствует
именно его личности. Мы недооценили именно тот факт, что большинство
Галтернов - сумасшедшие.
Доклад длился около пяти часов, после чего Брон вернулся в келью. Эти
пять часов все же кое-как отвлекли его от боли. Он вернулся к безделью с
опаской. Реакция его организма приобрела беспокойный характер. Мышцы ног и
рук стали вялыми и страшно болели. Ему показалось, что он впервые в жизни
начинает понимать, что такое белая горячка.
Но выбора не было. Он растянулся на камне и не мигая уставился на
дырку в потолке. Вскоре он впал в состояние самогипноза и когда начал
замечать черные и белые пятна, то заснул.
...в мерзких потемках нечеловеческой инквизиции, чей-то разум...
- Перестань, Джесси. Что случилось?
- Кто-то стучится. Двое людей..
- Боже! Я больше ничего не вижу. Если меня не освободят от этого,
клянусь, что покончу с собой!
Док работает без перерыва, расспрашивая Андера о химическом составе
волосков. Поверь, это не так просто. Биология Онариса сильно отличается от
земной.
Брон попробовал встать. Его парализованные болью суставы не позволили
ему сделать этого. Наконец он все же встал и пошатываясь побрел к двери.
Мужчины были одеты в плащи, ничем не напоминающие его плащ или одежду
послушника. Больше всего это было похоже на светло-желтые спортивные
туники.
- Мастер Галтерн. Пришло время молитвы на вечернем собрании.
Под действием гипноличности разум Брона среагировал тотчас же:
- С каких пор появился обычай эскортировать отбывающих кару?
В его голосе звучала гордость семьи Галтернов.
- Старший Брат требует гарантий духовной дисциплины.
- Дисциплину нельзя требовать! Она исходит из глубины души. Старший
Брат превышает власть. Я пойду сам.
Стражники стояли неловко переминаясь с ноги на ногу. Брон
воспользовался этим и вышел в коридор, собрав все свои силы. Сначала ему
помогал гнев, который ощущал Галтерн, потом... потом - он этого и сам не
знал.
Они вошли в зал и пошли прямо вдоль главного алтаря к Святой
Реликвии. Поддавшись неконтролируемому импульсу, Брон благоговейно застыл
перед святыней - распятым на кресте животным. Он дотронулся ладонью до лба
и минуту стоял неподвижно. Потом попытался двинуться, но ослабевшие ноги
не слушались его. Он зашатался, и стражники подхватили его, не давая
упасть. Они затащили его в один из альковов, расположенных на другой
стороне, на стенах которого были прибиты захваты для поддержания жертвы за
руки, когда та теряла сознание. И заковали его.
Прошел час, потом пришли члены Братства. Много раз сознание Брона
отлетало в кошмарную глубину беспамятства, теряя ощущение времени. В
какой-то момент он очнулся и увидел, что послушники занимают места на
каменных полках.
Старший Брат, одетый в церемониальные одежды и гордый как судья,
вышел в зал последним. Он мельком посмотрел на Брона и начал службу.
Торжественно, долго, с псалмами проповедей, полными проклятий и бешеного
догматизма.
Между провалами в памяти Брон старался прочесть на лицах
присутствующих мысли и чувства. Большинство лиц выражали беспокойство и
сочувствие. И у всех в глазах тлел темный блеск садизма.
- Брон! - закричала возбужденная Джесси. - Настало наше время.
Приближается тяжелый разведчик. Разрушители будут через несколько минут.
В подтверждение ее слов послышался грохот близкого взрыва... Старший
Брат на долю секунды прервал молитву. Второй взрыв разнес дверь зала. В
брешь ворвались солдаты. Они пробежали через неуспевший развеяться дым и
образовали полукруг, готовый в любой момент ощетиниться огнем ручных
пулеметов.
Старший Брат был уже не в состоянии игнорировать захватчиков.
- Кто вы такие? И чего хотите? Вы что, не знаете, что это святое
место?
Его голос, усиленный акустикой зала, был яростен и гневен.
- Нас призвал сюда долг, - ответил выступивший офицер. - Где
находится тот, который зовется Андером Галтерном?
- Здесь. Он отбывает кару, и ему нельзя разговаривать.
- Заткнись, старый дурак! Здесь командую я!
Короткая вспышка огня уничтожила несколько стеклянных витражей возле
головы настоятеля этой Семинарии.
- Пускай Галтерн покажется нам. Иначе мы начнем стрелять не только по
окнам.
- Предупреждаю вас, - загремел священник, который никак не мог
смириться с гибелью своего мира. - Вы творите святотатство! Я приказываю
покинуть это место!
Раздался одиночный выстрел из энергетического ружья. Заряд попал
Старшему Брату в голову, и он рухнул на пол.
Под угрозой оружия монахи указали на Брона.
- Он Андер Галтерн.
Никто больше не пытался протестовать. Разрушители, как обычно, были
готовы к мгновенной стрельбе.
- Ты Галтерн, синкретист?
- Да.
- Что они хотели сделать с тобой? Убить?
Кроме риторики, вопрос свидетельствовал о разуме спрашивающего.
Разрушитель наклонился, раскрывая захваты и толкая Брона вперед, но тот
был не в состоянии сделать сейчас ни шагу. Его ноги заплелись, и он упал.
Бессознательно он боролся с собой, чтобы подняться, но руки тоже
отказывались ему служить. Он поднял голову в сторону язвительных глаз
Святой Реликвии.
- Джесси... как... как называется это животное? - скорее не
прошептал, а подумал он.
- Это немного похоже на земного медвежонка. Такие животные когда-то
жили на Земле.
- И все медвежата имели такие глаза?
- То, что ты видишь перед собой, Брон, только игрушка. Земная
игрушка, которая когда-то, если верить настоящему Андеру, принадлежала
Просперу Галтерну, когда тот был маленьким. Впоследствии твой предок, о
прости, этот человек, основал колонию на Онарисе и построил Семинарию,
которой подарил в качестве Святой Реликвии свою игрушку.
- Боже! Джесси, так значит они поклоняются ИГРУШКЕ?
- Заткнись, Брон! Ты начинаешь слишком громко говорить!
Брон все-таки рассмеялся, прежде чем окончательно потерял сознание.



7

- Брон, говорит док. Слушай внимательно. Сейчас ты находишься на
палубе корабля Разрушителей. Ты был без сознания, когда тебя доставили.
Они поместили тебя в гипотермическую камеру, и врач провел тщательное
обследование твоего тела. К несчастью, диагноз не слишком хорош. Они
решили сделать тебе антигистаминовый укол. Ты сам понимаешь, что этого
никоим образом допустить нельзя!
- Тебе удалось вытянуть что-то у Андера?
- Да. Рубашка сделана из крепа. Это споры грибов, растущих на
Онарисе, и они являются паразитами для человеческой кожи. Единственной
защитой от них является гистамин. Если этот идиот понизит его уровень в
твоем организме, то это немедленно вызовет размножение спор под кожей.
Гриб вырастает размером с земную вишню, и представь себе тысячи таких
спор. Да они разорвут твое тело на куски!
- Что ты предлагаешь?
- Любой ценой ты должен избежать вмешательства врача до того времени,
когда рубашка сама не отпадет. Это твой единственный шанс. Как она сейчас
выглядит?
Брон с трудом приподнялся на локте и потрогал материю.
- Расползается по швам.
- Это хороший признак. Скоро она отпадет. Через минут пятнадцать,
самое большое. Ты сможешь нейтрализовать врача?
Брон огляделся. Здесь была одна дверь, несомненно, закрытая на замок,
реагирующая на биополе лиц, которым разрешен доступ в эту каюту. Он тяжело
поднялся с постели и тут же рухнул на пол. Но успел заметить какой-то
прибор на столе, в котором, может быть, могло находиться что-то, что
помогло бы вскрыть замок. Он кое-как доковылял до места. В прибор был
вмонтирован хирургический лазерный нож. Брон с трудом подтащил аппарат к
двери.
Этот тип замка был ему незнаком. Он никак не мог распознать, где
находятся сенсорные элементы. Попытка покопаться в замке могла привести к
открытию замка, а не к его блокировке. Поэтому разумнее всего будет
сделать короткое замыкание в электропроводке. При расследовании это можно
будет отнести к обычной аварии, а не к диверсии. Он прицелился и нажал
спуск. Металл расплавился почти незаметно, но этого хватило, чтобы
электроника закоротилась и наглухо заклинила дверь в раме. Выстрел был
очень удачным. Даже если бы и заподозрили диверсию, то способ, каким она
была сделана, был настолько дилетантским, что никто не смог заподозрить,
что действовал здесь суперагент Службы.
Док наблюдал за всем происходящим глазами Брона.
- Сколько времени это выдержит?
- Все зависит от них. Чтобы вырезать замок, понадобится минут
двадцать, но если они спешат, то могут разрезать дверь боевым лучеметом за
две секунды.
С трудом Брон вернулся на постель. Осторожно засунул палец под
рубашку и обнаружил, что ткань почти утратила свои свойства. Он мог рвать
ее полосками. Кожа под ней была красной. Он не прекращал своего занятия и
ткань рвалась все легче. Когда за дверью послышались голоса, он успел
снять почти половину рубашки. Кто-то попробовал открыть дверь и был
удивлен ее сопротивлением. В замке начали ковырять чем-то металлическим.
Затем все стихло, и эти заминку Брон использовал для того, чтобы побыстрее
оторвать последние куски ткани. Едва он успел лечь, как огонь из лучемета
вырезал замок.
В каюту вбежали врач и техник. Врач тотчас же бросился к Брону, но
увидев, что тот спокойно лежит, укрытый простыней, поспешил к технику,
который внимательно рассматривал еще не успевший остыть замок. Но
установить взаимосвязи этих двух элементов ему не удалось. Техник обвернул
замок полотенцем, чтобы не обжечься, и унес с собой.
- Как тебе удалось снять рубашку?
- Это действие гистамина, - ответил Брон, но из его набрякших губ
вырвалось только что-то вроде бульканья.
- Зачем ты это сделал? Зачем надел эту дрянь?
Брон надеялся, что гипноличность сама ответит, но ничего не
произошло. Тогда он закрыл глаза и произнес:
- В нашей религии это форма кары.
- Странная религия. Обычный мазохизм. Разве на Онарисе нет
психиатров?
- Есть. Я сам доктор психиатрии, но как можно верить, что зло души
может быть исцелено самим, как и зло разума?
Врач не был настроен на продолжение философской дискуссии, которую,
вероятно, считал абсурдом.
- Повернись и покажи мне спину.
Брон послушно повернулся. Врач протер ему спину спиртом и оторвал
куски ткани, до которых Брону не удалось дотянуться. Несколько кусочков он
отложил для исследований. Потом с интересом стал рассматривать крест
Брона.
- Я сделаю тебе укол. Твоя кожа через несколько часов будет как у
младенца. Но наркотик немного возбудит тебя.
- Док? Я должен согласиться?
- Можешь рискнуть. Рубашки на тебе уже нет.
Врач занялся инструментом. Только тогда Брон заметил, что на пороге
кто-то стоит и молча смотрит на него. Это был высокий мужчина с седыми
волосами, чрезвычайно сильный и внешне чересчур спокойный. На нем был
отлично сшитый мундир высшего офицера Разрушителей, но без знаков
различия. Все его внимание было сосредоточено на Броне. В его взгляде было
столько напряжения и он был настолько пронизывающим, что Брону его
гипноличность показалась плохим и неудачным камуфляжем.
- Кто это? - тихо спросил Брон у врача.
- Полковник Дауквист.
Врач и Док ответили одновременно. Но в голосе Дока слышалось
нескрываемое торжество, когда он добавил:
- Брон, нам повезло. Это Мартин Дауквист! Правая рука Кана!
Гипотермический пистолет вогнал выстрелом порцию сыворотки в его
вену, и Брон инстинктивно отдернул руку, кривясь от боли.
- Я хочу видеть вашего босса, - через мгновение произнес он. - Меня
доставили сюда помимо моей воли, и я не намерен здесь оставаться. Я хочу,
чтобы меня отправили назад, в Семинарию.
В глазах у врача появилось сочувствие.
- Утром тебе наверняка объяснят, почему это невозможно сделать. А
пока ты будешь делать то, что скажу я!
Его пальцы стиснули плечо Брона словно стальные. Брон видел
полковника Дауквиста, который наклонившись осматривал дверь, а потом резко
выпрямившись, быстро пробежал взглядом по отсеку. В этот момент врач
сделал второй укол, и волна сна подхватила сознание Брона. Уже погружаясь
в беспамятство, он не мог видеть, как Дауквист взял лазерный скальпель и
прицелился в дверь.



8

Может быть, на алтаре какой-то дьявольской инквизиции умирает жертва,
прикованная к стене, выгнутая от боли. Кинжал рвет плоть и нервы, оставляя
сознанию только кошмарную боль...
- Кто это?
- ...зачем ты молишься? Разве ты не знаешь, что Бог умер?
- Кто ты? Скажи мне, или я сейчас опять усну!
- Не делай этого, Брон. У нас и так хлопоты со связью. Я Ананиас.
- Отвяжись, я не знаю тебя.
- Ты не можешь вспомнить даже меня? Неужели ты забыл, что Ананиас...
- Ананиас?! Это только имя! Я ничего не помню. Ты шутник из этой
группы?
- Да, я весельчак, Брон. Но сейчас не до шуток. Что тебе вкололи?
- Антигистамин и снотворное.
- Ты не запомнил названия?
- Нет. Он наполнял пистолет так, что я не мог видеть ампул. Оставь
меня в покое, Ананиас. Я страшно хочу спать.
- Не сейчас, Брон. Ты очень плохо отвечаешь на семантический сигнал.
Похоже, что они вкатили тебе какой-то алкалоид. Может быть, даже сыворотку
правды.
- Отстань! Я хочу спать.
- Минутку. Мы опасаемся, что они могут прослушать тебя во время сна.
Похоже, что Дауквист что-то заподозрил. Мы не можем полностью доверять
гипнотичности во время психофизических опытов. Если дело дойдет до этого,
мы ввергнем тебя в кататоническое состояние. Это расстроит их планы.
Усилие, с которым Брон поддерживал разговор настолько обессилило его,
что он опять начал впадать в сон. Он попробовал было открыть глаза, но это
не удалось. Он лежал и лениво думал, что каюта итак погружена во мрак. В
конце концов его охватил сон наяву, но сознание продолжало довольно четко
функционировать. Фактом оставалось то, что связь между сном и пробуждением
свидетельствовала о том, что в его крови циркулирует наркотик.
Он чувствовал себя как человек, дрейфующий на судне с воздушной
подушкой по ленивой реке, плывущей в темном темном туннеле. Отсутствие
раздражителей привело к тому, что он стал галлюцинировать. Иллюзия была
настолько полной, что он стал слышать плеск воды о камни туннеля.
Внезапно он почувствовал болевой шок, на который среагировал его
организм, несмотря на наркотик.
- Ананиас!
- Что такое, Брон?
- Этот шум... что это? Что-то вроде шума толпы?
Я слышу только обычный шум корабля. Ты уверен, что это не ошибка?
- Нет. Шум идет и биотронного трансфера.
- Это невозможно! Он может передавать только мой голос. Сигналы
передатчика с Антареса контролирует компьютер. Кроме звездного фона,
больше ничего нет.
- Но я слышу что-то странное. Шум. Можно ли включиться в наш канал
без вашего ведома?
- Источник сигнала должен работать выше порога чувствительности
приемника Антареса. Но где же можно поместить передатчик. За тобой
космическая пустота, Брон. Не забывай, что ты находишься сейчас на краю
Галактики.
- Нельзя ли увеличить чувствительность приемников на Антаресе?
- Можно. Но при условии, что мы перестроим половину планеты. Ты еще
слышишь эти голоса?
- Да, но уже тише. Зато шумы корабля стали сильнее.
Похоже, что они готовятся к старту. Не думаю, что у них будут
трудности с выходом на орбиту. Желаю тебе хорошо отдыха, Брон.
- Ананиас?
- Да.
- Мы с тобой знакомы?
- Когда-нибудь ты все вспомнишь, Брон.
- А Джесси... я ее тоже знаю?
- Я не могу тебе этого сказать, это тайна.
- Я не понимаю только, зачем мне всучили эту девку.
Он старался расслабиться, подремать, но каждый раз попадал в ту же
самую моросящую слякоть и его будило то же самое ощущение страха.
Постепенно шум невидимого потока исчез в реальных, доносящихся отовсюду
звуках. Рев двигателей поднялся до максимума. Весь корабль начал дрожать в
ошеломляющем ритме.
Они взлетели на посадочных двигателях и пока не включились
планетарные, сила тяжести не превышала четверти "же". Весь огромный
звездолет плавно поднимался вверх, а снаружи царил кромешный ад.
Брон с дрожью представил себе ураган из раскаленного газа, который
рыл в грунте километровый кратер, сотни или даже тысячи домов,
превращаемых в пыль. Каждый двигатель имел свой голос, сила и тембр
которого изменялись и замолкали, уступая место другим звукам, по мере
наступления очередных фаз старта. Наконец завыли верхние слои атмосферы,
затем и этот звук пропал. Наступила тишина. Включился главный гравипривод,
который должен был вывести звездолет из планетной системы. Только тогда,
когда самые дальние планеты этого солнца остались позади, включились
подпространственные генераторы, избавляя корабль от массы и ускорения и
забрасывая его в нужную точку Галактики.
Постепенно уши Брона привыкли к этим необычным звукам, и он уснул.
Разбудил его свет и фигуры двух склонившихся над ним мужчин.
- Андер Галтерн?
Но Брону показалось, что скорее это было утверждение, а не вопрос.
- Вот у нас и есть синкретист. Выглядит он молодо. Знаешь, Мартин,
что это одни из выдающихся людей нашего времени?
- Когда его принесли, на нем была рубашка из гриба-паразита. Если это
предел его возможностей, то я идиот.
В его голосе появилась сухость.
Чья-то рука приподняла и опустила крест Брона.
- У каждого свой стиль. Мне жаль, Мартин. Я забыл, что ты не
переносишь разговоров о старом мире и его обществе.
- Каждому, согласно его желаниям. Не каждый имеет такую судьбу, как
твоя, и наверняка немногие имеют возможность успокоить ее в любой момент.
- Я никогда не имел никаких предубеждений. - В голосе появился
оборонительный тон.
- Сейчас, Мартин, уже нет назад пути. Судьба изменилась с появлением
этого человека, который любит терпеть, и с появлением такого человека, как
ты, который любит заставлять терпеть. Два конца одной и той же психической
деформации.
Наступила тяжелая тишина.
- Ты хочешь его послушать?
- У меня нет ни малейшего желания слушать рассказы о взлетах и
падениях занюханной планетки. Мы знаем, что это Галтерн. Иначе нас не было
бы здесь. И чтобы испытать его способности, как катализатора, необходимо
подождать.
- Брон? Ты слышишь меня?
- Да.
- Можешь открыть глаза? Моргни только. Этого будет достаточно.
Он поворочался словно человек, которому мешают спать, и на мгновение
моргнул.
- Прекрасно, Брон. Это то, что нужно. Первый - это Мартин Дауквист.
Ты его уже видел... А второй... Да, хорошее общество собралось возле тебя.
- Хорошо, Ананиас. Но кто второй? Когда я начинаю думать об этом, у
меня прямо голова раскалывается.
- Было бы лучше, если бы она совсем раскололась, Брон. Х-ха, - ты
видел самого Кана!



9

Брон проснулся от звука звонка, провозглашавшего смену вахты. Он сел
в постели, борясь с остатками сна. Врач не обманул, кожа была гладкая и
розовая. Боль в плечах и ногах почти прошла.
- Что, все спят?
- Спят? - воскликнула Джесси со злостью. - Как можно спать, если ты
храпишь с такой силой? Как ты себя чувствуешь?
- Как в Рождество Христово в Европе!
- Хорошо. К тебе возвращается память. Хотя я сомневаюсь, что ты смог
что-либо вспомнить о Рождестве в Европе. Как никак, все же наркотик,
который тебе вкололи...
- Расскажи мне о Дауквисте. Я думаю, что он что-то подозревает.
- Мартин Дауквист. Девятое поколение. Заместитель Кана, но без
сомнений, более жестокий, чем его начальник. Ответственен за четыре
проведенные акции против планет, не входящих в Федерацию Разрушителей. На
него ты должен обратить особое внимание. Он хитрый и ловкий, как дьявол.
Любит садистские пытки.
- Об этом я не забуду. Что он делает здесь, вместе с Каном?
- Мы еще точно не знаем. Это не обычный планетный Совет. Или они
подготовили нечто важное, или узнали, что Службу интересует этот рейд,
поэтому они сами решили все разузнать. Если это именно так, не пробуй
пользоваться своими шутками!
Джесси замолчала, заметив входящего врача. Он прошел к Брону и быстро
осмотрел его.
- Ты выскочил из этой переделки целым и невредимым, - усмехнулся
врач, когда закончил осмотр. - Хотя должен заметить, что ты этого не
заслуживаешь. Так издеваться над самим собой. Я прикажу принести тебе
поесть и можешь выметаться отсюда. В следующий раз я просто прооперирую
тебя и сниму рубашку вместе с кожей. Посмотрим тогда какой из тебя выйдет
мазохист.
Полковник Дауквист хочет тебя видеть. Я не советую с ним шутить. С
теми, кто проходит через его руки, уже ничего нельзя сделать.
Минутой позже вестовой принес горячий завтрак, и Брон только тогда
понял, как давно он не ел. Ему принесли также и одежду, легкая туника
военного образца, немного белья и длинный белый плащ, предназначенный для
молитвы. Улыбаясь, он надел белье и плащ, отложив тунику. В плаще нашелся
достаточно большой карман, чтобы в него поместилась Библия. Остальные вещи
он рассовал в отделения хирургического футляра, который нашел в медотсеке,
уверенный, что его действия полностью соответствуют действиям настоящего
синкретиста.
Врач вернулся, чтобы проводить его к полковнику. Увидев, как он одет,
он не смог удержаться от удивления.
- Нужно быть идиотом, чтобы не сделать того, что тебе приказали, -
сказал он, но несмотря на это не потребовал, чтобы пленный переоделся.
Дауквист поднял глаза, заметив входящего Брона.
- Ага, синкретист. Ты выглядишь вполне здоровым.
- Зачем вы захватили меня? - сразу в лоб спросил Брон. - Я требую,
чтобы вы немедленно вернули меня в Семинарию.
- Об этом не может быть и речи, - категорически отрезал Дауквист. -
Ни в коем случае. Даже если бы мы и хотели, но мы, конечно, не хотим
этого. Мы проделали большой и трудный путь, чтобы достичь цели, Галтерн.
- Меня зовут Андер.

| Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art