Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вильгельм Райх - Психология масс и фашизм : Глава VIII – Некоторые вопросы сексуально политической практики

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Вильгельм Райх - Психология масс и фашизм:Глава VIII – Некоторые вопросы сексуально политической практики

 
Теория и практика

В исследованиях реакционных теоретиков постулируется «разделение между тем, что есть, и тем, что должно быть», между «познанием и исполнением». Поэтому такие исследования считаются «аполитичными», т. е, оторванными от политики. Действительно, логика утверждает, что долженствующее существовать невозможно вывести из существующего. В данном случае мы признаём правомерность ограничения, которое позволяет теоретику посвятить себя исследованиям, не делая сразу выводов, присущих любому серьёзному научному открытию. Такие выводы всегда прогрессивны и очень часто имеют революционный характер. Мы полагаем, что развитие теоретических взглядов определяется насущными потребностями, необходимостью решать практические задачи. Наши теоретические взгляды должны приводить к новому, более адекватному, действию и решению практических задач. Наша теория имеет ценность лишь постольку, поскольку подтверждается практикой. Всё остальное мы оставляем на усмотрение интеллектуальных жонглёров, блюстителей иерархии «ценностей». Прежде всего необходимо исправить основную ошибку теологии, которая закоснела в оторванных от практики теориях и поэтому не способна указать разумный выход. Мы согласны с многими исследователями, которые полагают, что все формы религиозного мистицизма означают невежество и ограниченность. Известно, что за многие столетия религиозность превратилась в орудие власти. В этом вопросе мы также согласны с мнением некоторых исследователей теоретиков. Мы отличаемся от них лишь решимостью вести борьбу с мистицизмом и претворить наши знания в жизнь. На вопрос, не исчерпала ли естественная наука все свои возможности в борьбе с мистицизмом, мы должны дать отрицательный ответ. И тем не менее мистицизм держит народные массы в слепом повиновении. Прежде чем продолжить наше исследование, мы вкратце подведём итоги этой борьбы.


История борьбы с мистицизмом

Процесс развития мистицизма и борьбы с ним можно разделить на четыре общих этапа. Первый этап характеризуется полным отсутствием естественно научных взглядов, вместо которых господствуют анималистические взгляды. Испытывая страх перед тем, что представляется непостижимым, первобытный человек стремится найти объяснение явлениям природы. Он стремится обезопасить свою жизнь и найти защиту от могучих сил природы. Он достигает этого (субъективно, но не объективно) с помощью мистицизма, предрассудков и анималистических подходов к естественным процессам, в том числе и к своим внутренним, психическим процессам. Например, он полагает, что возведение фаллических скульптур повышает плодородие почвы, а мочеиспускание изгоняет засуху. Основные особенности этой ситуации остаются неизменными среди всех народов вплоть до конца средних веков, когда несколько технических открытий придали серьёзный характер робким попыткам научного осмысления природы. Эти попытки постепенно создают всё большую угрозу существованию мистицизма. Во время Великой французской революции вспыхнула яростная борьба с религией за распространение знаний. Приближается время, когда мистическое объяснение природы сменится научным и техника станет играть более важную роль в деле удовлетворения человеческой потребности в защите (второй этап). Однако теперь, придя к власти, революционеры утратили свою революционность. Они изменяют точку зрения и создают противоречие в культурном процессе. С одной стороны, они всеми средствами поощряют проведение научных исследований, поскольку они способствуют развитию экономики. В то же время они оказывают поддержку мистицизму и превращают его в самое сильное орудие подавления миллионов наёмных рабочих (третий этап). Это противоречие находит трагикомическое выражение в таких фильмах, как «Природа и любовь», где каждая часть имеет два заголовка. В первом заголовке помещается такой текст: «В течение многих миллионов лет развитие Земли определялось космическими, механическими и химическими процессами». Под этим заголовком находится другой заголовок: «Вначале сотворил Бог небо и землю». Весьма почтённые учёные, астрономы и химики сидят в зале и спокойно смотрят на это нелепое сочетание, полагая, что «религия тоже имеет свою положительную сторону». Вряд ли разделение между теорией и практикой может быть показано с большей наглядностью! Упорное нежелание ознакомить широкие слои населения с результатами научных исследований поощряет покорность, неразборчивость, добровольное самоограничение, надежду на счастье в потустороннем мире, веру в авторитет, признание святости аскетизма и укрепление авторитарной семьи. Рабочие и связанные с ними буржуазные группы основали движение вольнодумцев, которое осуществляет свою деятельность в рамках, определяемых либеральной буржуазией. Если вольнодумцы ограничиваются использованием интеллектуальных средств, то церковь пользуется поддержкой властных структур государства и использует в своих интересах такие мощные эмоциональные силы психологии масс, как сексуальная тревога и сексуальное вытеснение. В эмоциональной сфере эта огромная сила не встречает противодействия со стороны соответствующей эмоциональной силы. Что касается методов сексуальной политики, то они применяются вольнодумцами только для решения философских проблем и вопросов демографической политики. В лучшем случае они включают в свою программу требование экономического равенства для женщин, которое, впрочем, не в состоянии подорвать влияние мистицизма на массы, поскольку у большинства женщин стремление к экономической независимости сдерживается страхом перед сексуальной ответственностью – неизменной спутницей экономической независимости.
Трудности, связанные с преодолением указанных эмоциональных факторов, вынуждают революционных вольнодумцев отодвинуть так называемые философские вопросы на задний план, поскольку нередко достигается цель, противоположная поставленной. Эта точка зрения, разумеется, оправданна, так как мистицизму невозможно противопоставить соответствующую эмоциональную силу.
Русская революция поднимает борьбу с религией на небывало высокий уровень (четвёртый этап). Рычаги власти перешли из рук церкви и монополистического капитала в руки советских исполкомов. Антирелигиозная борьба становится на прочную основу; происходит перестройка экономики на коллективной основе. Впервые появляется возможность произвести на массовом уровне замену религии естественной наукой, заменить чувство защищённости, вызванное предрассудками, развивающимися техническими знаниями и уничтожить сам мистицизм с помощью социологического разъяснения его задач. В принципе, борьба с религией в СССР ведётся тремя способами: устранение экономической основы (непосредственно экономический способ), антирелигиозная пропаганда (непосредственно идеологический способ) и повышение культурного уровня масс (косвенно идеологический способ).
Об огромном значении аппарата власти церкви свидетельствуют статистические данные, которые проливают свет на условия жизни в старой России. В 1905 году русская церковь владела 2611 000 десятинами земли (около 2 миллионов гектаров). В 1903 году приходским церквам принадлежали 908 зданий в Москве; 146 зданий принадлежали монастырям. Годовой доход архиепископов составил 84000 рублей в Киеве, 259000 рублей в Петербурге, 81000 рублей в Москве, 307000 рублей в Нижнем Новгороде. Доходы от религиозных обрядов, полученных натурой и в форме пожертвований, с трудом поддаются определению. Двести тысяч человек работали на церковь, причём за счёт массового налогообложения. Троицкая лавра, которую ежегодно посещают около ста тысяч паломников, владеет церковной утварью стоимостью 650 миллионов рублей.
Опираясь на свою экономическую мощь, церковь могла оказывать существенное идеологическое влияние. Разумеется, церковники контролировали все школы, в которых господствовало одно вероисповедание. Первая статья Конституции царской России гласит: «Правитель всех россиян является автократическим и абсолютным монархом, и сам бог предписывает добровольное подчинение его высшей власти». Мы уже знаем, что олицетворяет «бог» и на какие инфантильные чувства в психологической структуре опираются такие притязания на власть. Аналогичная реформа церкви была проведена Гитлером в Германии. Он расширил рамки абсолютной власти церкви и предоставил ей пагубное право на воспитание эмоций школьников с целью подготовки их к восприятию реакционных идеологий. Задача повышения «морального уровня» имеет первостепенное значение для Гитлера, который выполняет волю нашего бога. Однако вернёмся к старой России.
В богословских академиях и семинариях существовали специальные кафедры теоретической борьбы с революционным движением. 9 января 1905 года появилась клерикальная прокламация, в которой восставшие рабочие обвинялись в том, что они были подкуплены японцами. Февральская революция 1917 года вызвала лишь незначительные изменения. Все церкви были поставлены в равные условия, но долгожданное отделение церкви от государства так и не состоялось. Крупный землевладелец князь Львов возглавил церковную администрацию. На церковном соборе, состоявшемся в октябре 1917 года, большевики были отлучены от церкви. Патриарх Тихон объявил им войну.
23 января 1918 года Советское правительство издало следующий декрет:

«Что касается религии, то Российская коммунистическая партия не собирается мириться с существующим отделением церкви от государства и школы. Короче говоря, партию не удовлетворяют меры, указанные и в программах буржуазных демократий, которые не в состоянии реализовать эти меры в полном объёме ни в одной стране мира в силу многочисленных фактических связей между капиталом и религиозной пропагандой.
Российская коммунистическая партия считает, что реализация систематичности и сознательности во всей социально экономической жизни масс приведёт к полному отмиранию религиозных предрассудкоа. Партия стремится к полной ликвидации всех связей между классом эксплуататоров и организацией религиозной пропаганды. Она организовала проведение всесторонней научной пропаганды разъяснительного и антирелигиозного характера. Эта пропаганда фактически способствует освобождению трудящихся от религиозных предрассудков. В то же время необходимо делать всё возможное, чтобы не оскорбить чувства верующих, так как это может привести только к усилению религиозного фанатизма.
Отсюда следует, что запрету подлежат местные указы, ограничивающие свободу совести или предоставляющие привилегии членам определённой конфессии на территории республики (параграф 2 настоящего декрета).
Каждый гражданин имеет право исповедовать по своему выбору любую религию или не исповедовать никакой религии. В этой связи отменяются все предыдущие ограничения прав
Из всех официальных документов необходимо исключить любое упоминание о вероисповедании гражданина (параграф 3 настоящего декрета).
Деятельность всех государственных и других официальных и социальных учреждений должна осуществляться без соблюдения религиозных обычаев и обрядов (параграф 4).
Гарантируется свобода отправления религиозных обрядов при условии, что они не приводят к нарушению общественного порядка и прав граждан Советского Союза. В тех случаях, когда имеют место нарушения порядка и прав граждан, местные органы власти имеют право принять все необходимые меры для восстановления спокойствия и порядка.
Исключения из этого правила допускаются в каждом отдельном случае только на основании решения народного суда, при условии замены одного гражданского долга другим (параграф 6).
Отменяется религиозная присяга. В случае необходимости разрешается сделать официальное заявление (параграф 7).
Регистрация семейного положения осуществляется только органами гражданской власти, а именно в бюро записи актов гражданского состояния (параграф 8).
Школа отделяется от церкви.
Во всех государственных, общественных и частных учебных заведениях с общеобразовательной программой запрещается распространение религиозных взглядов (параграф 9).
Все клерикальные и религиозные общества должны руководствоваться общими постановлениями, регламентирующими деятельность частных обществ и ассоциаций Они не имеют права на получение привилегий и субсидий от государства или местного органа самоуправления (параграф 10).
Запрещается взимать налоги с членов в пользу клерикальных или религиозных обществ (параграф 11).
Клерикальные и религиозные общества не имеют прав на частную собственность. Кроме того, не имеют прав и корпоративные организации (параграф 12).
Вся собственность клерикальных и религиозных организаций в России объявляется народной собственностью
Все здания и сооружения, необходимые для проведения религиозных обрядов, бесплатно передаются различным религиозным обществам на основании специальных постановлений местных и центральных органов власти (параграф 13).
Священники, монахи и монахини не имеют ни активного, ни пассивного права на участие в голосовании, поскольку они не участвуют в производительном труде».

Уже 18 декабря 1917 года право на осуществление регистрации актов гражданского состояния было передано советским органам власти. В Комиссариате юстиции был создан ликвидационный отдел, который приступил к ликвидации церковных владений. Например, в монастыре Троицкой лавры были созданы школа подготовки учителей и академия электротехнического отдела Красной Армии. На территории монастыря разместились объединения и коммуны рабочих. Сами церкви постепенно превратились в читальни и рабочие клубы. Антирелигиозная пропаганда началась с разоблачений обмана народа клерикальными иерархами. Так, источник святой воды в Сергиевской церкви оказался простым насосом. Мощи многих святых оказались не чем иным, как искусно выделанными кусками кожи. За разрешение приложиться к мощам святого приходилось платить. Разоблачение подделки мощей состоялось при большом стечении народа и произвело большое впечатление на присутствующих. Разумеется, безбожная пропаганда наводнила города и сёла миллионами разъяснительных брошюр и газет. Создание антирелигиозных, естественнонаучных музеев позволило противопоставить научное мировоззрение предрассудкам.
Несмотря на всё это, в 1929 году мне сообщили в Москве, что религиозные секты были единственными хорошо организованными контрреволюционными группами. Отношение религиозных сект к половой жизни своих членов и к сексуальной структуре общества в целом не было использовано в Советском Союзе как в теоретическом, так и в практическом отношении. Это упущение привело к серьёзным последствиям.
Таким образом, следует признать неверным утверждение о том, что церковь в Советской России была «уничтожена». Человек имеет право исповедовать религию, на которую пал его выбор. Церковь утратила лишь социально экономическую гегемонию. Она лишилась права принуждать неверующих верить в бога. Наука и атеизм наконец получили такие же социальные права, как и мистицизм. Клерикальные иерархи больше не вправе были решать вопрос об изгнании в ссылку представителей естественной науки. Вот и всё. Однако церковь была недовольна и впоследствии, после крушения сексуальной революции (начавшегося с 1934 года), вернула в своё лоно много людей.


Противоречие между сексуальным счастьем и мистицизмом

Подрыв власти церкви за пределами сферы её непосредственного влияния означал лишь то, что был положен предел её наиболее пагубным посягательствам. Но эти меры не поколебали её идеологического могущества, которое опирается на сочувствие и предрассудки, свойственные психологической структуре обычной массовой личности. Поэтому Советы принялись за научно просветительскую работу. Однако научно просветительская работа и разоблачение религии лишь ставят рядом могучую силу интеллекта и религиозные чувства, предоставляя им возможность вести сражение в рамках личности. Это сражение заканчивается в пользу науки только тогда, когда мужчины и женщины уже начали развиваться на другой основе. Однако даже в таких случаях сражение нередко заканчивается неблагоприятным исходом, и убеждённые материалисты признают правоту религиозных убеждений, т. е. сами начинают молиться. На этом основании умный поборник религии утверждает, что случаи обращения материалистов в веру свидетельствуют о вечности и неискоренимости религиозных чувств. И тем не менее он неправ, ибо такие случаи доказывают только то, что противопоставление силы интеллекта религиозным чувствам не затрагивает их источника. Отсюда вполне справедливо можно заключить, что основа мистических убеждений будет полностью разрушена, если наряду с ликвидацией социальной гегемонии церкви и противопоставлением силы интеллекта мистическим убеждениям в первую очередь будут осознаны и получат свободу те чувства, которые питают эти убеждения. Клинический опыт неопровержимо доказывает, что религиозные убеждения проистекают из заторможенной сексуальности, причём источник мистического возбуждения необходимо искать в заторможенном половом возбуждении. Отсюда неизбежно следует вывод, что ясное осознание сексуальности и естественная регуляция половой жизни предопределяют судьбу любой формы мистицизма. Другими словами, естественная сексуальность является главным врагом мистической религии. Справедливость этой точки зрения подтверждается тем, что церковь повсеместно ведёт антисексуальную борьбу, ставит её в основу своих догм и выдвигает на первый план своей массовой пропаганды.
Следует отметить, что я лишь пытаюсь свести весьма сложные явления к простейшей формуле, когда утверждаю, что осознание сексуальности означает конец мистицизма. Мы скоро убедимся, что при всей простоте этой формулы её реальная основа и условия практической реализации чрезвычайно сложны, и для успешной борьбы с хитроумным механизмом предрассудков нам понадобится весь наш научный аппарат и глубочайшая убеждённость в необходимости такой борьбы. Однако конечный результат вознаградит все наши усилия.
Для получения точной оценки трудностей, которые могут встретиться в ходе практической реализации этой простой формулы, необходимо учитывать ряд существенных особенностей психологической структуры лиц, получивших воспитание в условиях сексуального подавления. Моё утверждение сохраняет силу, несмотря на то, что ряд культурных организаций в западной, преимущественно католической, части Германии отказались от применения сексуальной энергетики для борьбы с распространением мистических убеждений, ибо это свидетельствует лишь о робости, страхе перед сексуальностью и сексуально энергетической неопытностью тех, кто взялся за эту борьбу. Более того, такой отказ свидетельствует об отсутствии упорства и готовности приспособиться к сложной ситуации, понять и овладеть ею. Если я скажу сексуально несостоявшейся христианке, что её страдание имеет сексуальный характер и это страдание можно облегчить только благодаря сексуальному счастью, она вышвырнет меня вон и будет права. Здесь мы сталкиваемся с двумя трудностями: 1. Каждый индивидуум носит в себе противоречия, которые нуждаются в индивидуальном осмыслении. 2. Практические аспекты данной проблемы варьируются в зависимости от места и страны и поэтому определяют способ её решения. Разумеется, по мере накопления сексуально энергетического опыта мы сможем легче преодолевать препятствия. И тем не менее устранить трудности можно только практическим путём. Прежде чем двинуться дальше, нам необходимо условиться о корректности нашей основной формулы и понять истинную природу этих трудностей. Поскольку мистицизм правил человечеством на протяжении многих тысячелетий, мы по меньшей мере не должны недооценивать его, нам необходимо правильно понять его сущность. Нам предстоит доказать, что мы умнее и тоньше, чем сторонники мистицизма.


Индивидуальное искоренение религиозного чувства

Основные принципы реализации массовой психогигиены можно определить на основе анализа биопсихического механизма укоренения мистицизма. При этом необходимо учитывать существенное значение тех изменений, которые происходят в структуре мистика и выявляются в процессе характерологического психоанализа. Хотя открытия, сделанные на основе такого психоанализа, и не применимы к массам, тем не менее они позволяют понять противоречия и противоборствующие силы в структуре характера обычного индивидуума.
Я уже описал процесс укоренения мистических идей и чувств в структуре личности. Теперь мы рассмотрим основные особенности процесса искоренения мистицизма.
Как и следовало ожидать, мистическая установка оказывает сильное сопротивление попыткам раскрыть бессознательную психическую жизнь, особенно вытесненную генитальность. Знаменательно, что мистицизм стремится предотвратить проявление естественных генитальных импульсов, уделяя особое внимание проявлениям детской мастурбации. Более того, он стремится блокировать младенческие импульсы на догенитальной стадии. Пациент упорно держится за свои аскетические, моральные и мистические убеждения и обостряет философски непреодолимое противоречие между «моральным элементом» и «животным элементом» (т. е. естественной сексуальностью). Он защищается от своей генитальной сексуальности, умаляя её моральную ценность. Он обвиняет окружающих в непонимании «духовных ценностей», в «грубости, вульгарности и материализме». Всё это слишком знакомо тем, кому известны аргументы, используемые мистиками и фашистами в политических дискуссиях, и доводы, приводимые психоаналитиками и «учёными» в естественнонаучных дискуссиях. Аналогия здесь очевидна. Характерно, что при ослаблении элемента сексуального вытеснения происходит усиление моральной защиты и страха перед богом. Интеллектуальное понимание и половая удовлетворённость обычно одерживают победу тогда, когда удаётся избавиться от страха перед мастурбацией и в результате этого генитальность начинает требовать удовлетворения. Мистические настроения исчезают в той мере, в какой исчезает страх перед сексуальностью и старым родительским запретом на сексуальность.
Что произошло? До этого пациент прибегал к мистицизму, чтобы удержать в повиновении свои половые желания. Глубокое укоренение страха в эго пациента и высокая степень отчуждённости его сексуальности не позволяют ему установить контроль над могучими силами природы. И чем больше он противится своей сексуальности, тем настойчивее требуют удовлетворения его желания. Отсюда необходимость более строгого применения моральных и мистических запретов. В процессе лечения укрепляется позиция эго и ослабевает зависимость от родителей и учителей. Пациент признал естественность генитальности и научился отличать инфантильное и непригодное для инстинктов от того, что соответствует требованиям жизни. Юный христианин скоро поймёт, что его эксгибиционистские и извращённые склонности связаны с регрессией к ранним инфантильным формам сексуальности и с торможением генитальной сексуальности. Кроме того, он поймёт, что его стремление к соединению с женщиной вполне соответствует его возрасту и естеству и нуждается в удовлетворении. Далее он утрачивает потребность в поддержке со стороны веры во всесильного бога. Не нужны ему и моральные запреты. Характерологический анализ освобождает пациента от инфантильной и рабской зависимости от авторитета отца и отцовских суррогатов. Укрепление эго приводит к разрушению инфантильной привязанности к богу, которая служит продолжением инфантильной привязанности к отцу. Эти привязанности лишаются силы. И если затем вегетотерапия позволит пациенту начать жизнь, проникнутую любовью, тогда мистицизм лишится последнего убежища. Особенно трудным является работа с пациентами священнослужителями, поскольку становится невозможной их дальнейшая профессиональная деятельность, физические последствия которой они ощутили на своих собственных телах. Единственный выход для многих из них заключается в том, чтобы оставить священническую деятельность и заняться преподаванием или религиозными исследованиями.
Психоаналитик, не догадывающийся о существовании генитального расстройства у своих пациентов, не может подтвердить существования таких процессов в структуре мистика. Процессы генитального расстройства не находят понимания у психоаналитиков и пасторов, полагающих, что лот психоанализа можно погружать в бессознательное в пределах дозволенного этикой. Мы не хотим иметь дела с «аполитичной», «объективной» наукой, которая не только выступает на борьбу с революционными выводами сексуальной энергетики, объявляя их «политическими», но даже рекомендует матерям подавлять проявления эрекции у маленьких мальчиков, обучая их упражнениям на задержку дыхания. В таких случаях проблема заключается в процессе, который позволяет врачу соглашаться с логикой этих рассуждений и стать пастором, что, впрочем, не оправдывает его в глазах политической реакции. Он поступает так, как поступали члены парламента от социал демократической партии, которые с энтузиазмом распевали национальный гимн Германии на последнем заседании парламента и, несмотря на это, закончили свою карьеру в концентрационных лагерях в качестве «социалистов».
Мы не обсуждаем проблему существования или несуществования бога. Мы лишь устраняем сексуальные торможения и инфантильные привязанности к родителям. Уничтожение мистицизма не входит в задачи психотерапевтического процесса. Мистицизм рассматривается как любая другая психологическая реальность, которая обеспечивает поддержку сексуальному вытеснению и подрывает естественные силы личности. Таким образом, сексуально энергетический подход заключается отнюдь не в противопоставлении «материалистической», «антирелигиозной» позиции мистическому мировоззрению, ибо такое противопоставление не приводит к сколько нибудь существенным изменениям в биопатической структуре. Этот процесс, пожалуй, заключается в разоблачении мистической установки как антисексуальной силы с использованием питающей её энергии для других целей. Человек с преувеличенно нравственной идеологией, которая в действительности имеет извращённо невротический характер, освобождается от этого противоречия. Наряду со страстью к нравоучениям он избавляется и от других особенностей. Так, он перестаёт относиться к своей сексуальности как к чему то антисоциальному и аморальному – в сексуально энергетическом смысле этих слов. Неадекватное моторально мистическое торможение замещается сексуально энергетическим регулированием половых потребностей.
Поэтому мистицизм по своему прав, когда для сохранения и воспроизведения себя в структуре личности он занимает столь твёрдую позицию по отношению к сексуальности. При обосновании своих позиций мистицизм допускает ошибку в одной из своих предпосылок: его «мораль» формирует чувственность, которую он считает себя обязанным преодолеть на моральной основе. Устранение этой «морали» составляет предварительное условие устранения аморальности, которую мистицизм тщетно стремится искоренить. В этом заключена трагедия всех форм морали и мистицизма. Раскрытие сексуально энергетических процессов, питающих религиозный мистицизм, неизбежно приводит к уничтожению мистицизма независимо от усилий мистиков скрыть сущность таких процессов.
Сексуальное сознание и мистические настроения не могут сосуществовать. Естественная сексуальность и мистические настроения тождественны по своей энергетике постольку, поскольку естественная сексуальность подавляется и превращается в мистическое возбуждение.
Эти сексуально энергетические реальности позволяют сделать ряд заключений, применимых к массовой психогигиене. Мы изложим эти заключения после того, как ответим на несколько очевидных возражений.


Применение сексуальной энергетики и возражения против него

В области сексуально энергетической практики на политического экономиста принято смотреть как на противника так называемого «выпячивания полового вопроса». При малейших затруднениях, которые неизбежно должны встречаться в этой новой области, он тотчас отвергает сексуальную энергетику в целом. Таким противникам сексуальной энергетики необходимо сразу сказать, что их беспокойство не имеет под собой основания. Сексуальная энергетика не собирается вторгаться в область экономики как таковой и ограничивать сферу её деятельности. Она ставит своей целью осмысление чрезвычайно важного участка культурного процесса, на который до сих пор не обращали никакого внимания. Сексуально энергетическая борьба входит в состав общей борьбы эксплуатируемых и угнетённых против эксплуататоров и угнетателей. Заняться сейчас определением значения и места этой борьбы в рабочем движении – значит погрязнуть в схоластических спорах из за пустяков. В дискуссиях о роли и значении сексуальной энергетики прослеживается тенденция к созданию конкуренции между экономической и сексуальной политикой. Вместо этого следует формировать свои оценки на основе практических достижений. Нет нужды терять время на такие дискуссии. Если бы все специалисты в различных областях знания сделали всё возможное для подавления диктаторских проявлений и если бы каждый из них глубоко изучил свой предмет, тогда все споры об уровне и роли утратили бы смысл и социальное значение отдельных областей знания стало бы очевидным. Необходимо только придерживаться основной концепции, а именно: форма экономики определяет форму сексуальности, причём форма сексуальности не может измениться до тех пор, пока не изменятся социально экономические формы.
Существует множество назойливых, как вши, лозунгов, от которых можно избавиться только с помощью радикальных средств. Нередко встречается и такое возражение: сексуальная энергетика «индивидуальна» и поэтому бесполезна для общества. Безусловно, метод получения знаний о сексуальной энергетике «индивидуалистичен». Но разве социальное подавление сексуальности не затрагивает всех членов нашего общества? Разве половые недомогания не есть нечто коллективное? Разве социальные меры борьбы с туберкулёзом индивидуалистичны, потому что изучение туберкулёза ведётся на отдельных пациентах? Революционное движение неизменно совершает серьёзную ошибку, когда рассматривает сексуальность как «частный вопрос». Это далеко не частный вопрос для политической реакции, которая всегда следует двумя путями: путём экономической политики и путём «нравственного возрождения». До сих пор освободительное движение придерживалось только одного пути. Поэтому необходимо овладеть половым вопросом на социальном уровне, превратить теневую сторону личной жизни в массовую психогигиену и включить половой вопрос в состав общей кампании, не ограничиваясь вопросом демографической политики. Освободительное движение всегда делало ошибку, когда механически переносило политические лозунги из области тред юнионизма и политической борьбы во все остальные области общественной жизни вместо того, чтобы составить себе представление о каждой сфере человеческой жизни и деятельности, соответствующей данной сфере. Эта ошибка способствовала, наряду с другими факторами, поражению освободительного движения. Так, в 1932 году ведущие функционеры немецкой сексуально политической организации решили снять половой вопрос и «мобилизовать» массы в сфере сексуальности с помощью лозунга «против голода и холода». Они противопоставили половой вопрос «социальному вопросу» так, будто половой вопрос не входил в состав всего комплекса социальных вопросов.
Демографическая политика, которой ограничивается сексуальная реформа, не имеет сексуально политического характера в строгом смысле этого слова. Она занимается не проблемами регулирования половых потребностей, а проблемами роста населения, с которым, естественно, связан половой акт. Однако в социальном и биологическом смысле она не имеет отношения к сексуальности. Массы не проявляют никакого интереса к проблемам демографической политики. Их интересует закон об абортах, но не по политическим причинам, а по причине личных страданий, вызванных им. Этот закон относится к сфере обще социальной политики, поскольку несёт людям печаль, страдания и смерть. Проблема абортов превратится в сексуально политическую проблему только тогда, когда будет ясно и однозначно понято, что люди нарушают этот закон потому, что они вступают в половые сношения даже если не хотят иметь детей. До сих пор это явление оставалось незамеченным, несмотря на то, что в эмоциональном отношении оно является самым существенным моментом данной проблемы. Если реакционный политик возьмёт на себя смелость сказать народу: «Вы жалуетесь, что закон об абортах требует, чтобы вы приносили ему в жертву своё здоровье и жизнь! Вам не следует вступать в половые сношения», тогда будет покончено с подходом, который опирается только на демографическую политику. Проблема станет значимой только тогда, когда ясно и открыто будет заявлено о необходимости удовлетворительной половой жизни. Выдвижение на первый план сексуальных нужд, которые постоянно тревожат мужчин и женщин всех сословий, представляется более актуальным, чем перечисление смертей, вызванных законом об абортах. Если каждый человек лично заинтересован в разрешении сексуальных проблем, то интерес к закону об абортах предполагает наличие определённого уровня развития общественного сознания и чувства товарищества, которые не относятся к неотъемлемым особенностям структуры современной личности. Пропаганда, в которой содержится требование обеспечить продовольствием, апеллирует к личным потребностям, а не к разрозненным социальным и политическим фактам. Это утверждение справедливо и для пропаганды в области сексуальной энергетики. Короче говоря, половой вопрос относится к каждому из нас и имеет первостепенное значение для общественной жизни и массовой психогигиены.
Психоаналитик мог бы выдвинуть более серьёзное возражение, которое сводится к следующему. Представляется совершенно утопичным мнение о том, что сексуальные нужды человека можно использовать «в политических целях» так же, как и его материальные нужды. В процессе психоаналитического лечения приходится затрачивать многие месяцы и годы напряжённого труда, чтобы помочь пациенту осознать свои половые желания. Моральные запреты коренятся столь же глубоко, как и половые потребности. Более того, они занимают господствующее положение. Как вы собираетесь преодолеть сексуальное вытеснение на массовом уровне при отсутствии методики, сопоставимой с методикой, применяемой в индивидуальном психоанализе? Это серьёзное возражение. Если бы я позволил таким возражениям удержать меня от участия в практической сексуально энергетической работе в народных массах и от накопления опыта, тогда я согласился бы с теми, кто отодвигает на задний план сексуальную энергетику как индивидуалистический вопрос и ожидает второго пришествия Христа, чтобы решить его. Один мой близкий сотрудник как то сказал мне, что моя деятельность имеет поверхностный характер, поскольку не затрагивает сущность глубоко укоренившихся сексуально репрессивных сил. Если психиатр смог выдвинуть такое обвинение, тогда нам необходимо более подробно остановиться на нём. В начале своей деятельности я не знал, как ответить на этот вопрос. И тем не менее практический опыт позволил мне найти ответ.
Прежде всего следует ясно понять, что массовая сексуально экономическая психогигиена ставит перед нами совершенно иную задачу, чем индивидуальная вегетотерапия. В процессе вегетотерапевтического лечения мы должны устранить вытеснение и восстановить биологическое здоровье. Задача сексуально энергетической социологии заключается в том, чтобы помочь угнетённой личности осознать противоречие и страдание. Известно, что человек нравствен. Но то, что он обладает половым влечением, которое нуждается в удовлетворении, либо не осознаётся, либо осознаётся им настолько слабо, что оно не может оказать надлежащее воздействие на данного человека. Здесь можно выдвинуть дополнительное возражение: выявление в сознании человека половых потребностей также нуждается в индивидуальной психоаналитической работе. И в этом случае практический опыт даёт ответ. Когда в своём кабинете я беседую с сексуально заторможенной женщиной о её половых потребностях, я сталкиваюсь со всей совокупностью основ её морали. Мне трудно пробиться к её сознанию и убедить в чём нибудь. Если же эта женщина подвергается воздействию массовой атмосферы, например, присутствует на собрании, где ясно и открыто в медицинских и социальных терминах обсуждаются половые проблемы, тогда она не чувствует себя одинокой. Ведь, в конечном счёте, другие тоже слушают «запретные вещи». Её индивидуально моралистическое торможение блокируется коллективной атмосферой одобрения сексуальности, новой сексуально энергетической моралью, которая может парализовать (но не устранить) в её психологической структуре сексуально негативную установку, поскольку аналогичные мысли приходили ей в голову, когда она оставалась наедине с собой. В глубине души она скорбела по поводу утраченной радости жизни или страстно жаждала сексуального счастья. Массовая ситуация вызывает чувство доверия к половой потребности, которая получает социально признанный статус. При корректном обсуждении половой проблемы она оказывается более привлекательной, чем призывы к асектизму и самоограничению; она более человечна, теснее связана с личностью и встречает явное одобрение у каждого человека. Таким образом, проблема заключается не в том, чтобы оказать помощь, а в том, чтобы выявить в сознании подавление, вынести борьбу между сексуальностью и мистицизмом на свет сознания, реализовать её на уровне массовой идеологии, превратив в социально значимое действие. Здесь можно возразить, указав на жёсткость этого комплекса мероприятий, поскольку они ввергнут людей в пучину безысходного страдания, приведут к заболеванию тех, кто ещё не заболел, и не окажут им никакой помощи. В этой связи мне хотелось бы напомнить вам об остроумном замечании Палленберга в «Der brave Sunder»: «До чего жалок человек! К счастью, он не знает об этом. А если бы знал, то до чего жалким бы он был!» На это возражение можно ответить, что политическая реакция и мистицизм бесконечно более жалки. В принципе, аналогичное возражение применимо и к страданиям, вызванным чувством голода. Индийский или китайский кули, который безропотно и бессознательно влачит свой жалкий жребий, страдает меньше, чем кули, осознавший ужасную действительность и сознательно восставший против рабства. Кто осмелится убедить нас в том, что из гуманистических побуждений необходимо скрывать от кули реальную причину его страданий? Только мистик, фашиствующий работодатель или какой нибудь китайский профессор социальной гигиены может попытаться заставить нас поверить в такую чепуху. Эта «человечность» увековечивает и одновременно скрывает бесчеловечность. Наша «бесчеловечность» – это борьба за то, о чём добрые и добродетельные так много болтают, а потом позволяют фашистским реакционерам заманить себя в ловушку. Поэтому мы признаём, что последовательная сексуально энергетическая работа позволяет безгласному страданию обрести дар речи, создаёт новые противоречия и одновременно усиливает уже существующие противоречия. В результате этого процесса человек перестаёт мириться со своим положением. В то же время он получает возможность освободиться, т. е. начать борьбу с социальными причинами страдания. Действительно, сексуально энергетическая деятельность затрагивает самую чувствительную, самую волнующую, самую личную область человеческой жизни. Но разве пропаганда мистических идей в массах не затрагивает эту область? Сексуально энергетическая и мистическая пропаганда ставят перед собой различные цели. Тот, кто хотя бы один раз видел напряжённое выражение глаз и лиц, присутствовавших на сексуально энергетических собраниях, тот, кто выслушивал и отвечал на сотни вопросов, касающихся самой личной сферы человеческой жизни, – такой человек пришёл к непоколебимой уверенности, что здесь зарыта социальная бомба, которая может привести в чувство этот самоубийственный мир. Если же эту работу будут выполнять революционеры, которые соперничают с церковью в защите моралистического мистицизма, считают, что отвечать на половой вопрос ниже «достоинства революционной идеологии», отвергают детскую мастурбацию как «буржуазную выдумку» и, несмотря на весь свой «ленинизм» и «марксизм», остаются реакционерами в одном из важных уголков своей личности, тогда нетрудно будет привести доказательства, опровергающие справедливость моего опыта. Ибо под влиянием таких революционеров массы будут отрицательно относиться к сексуальности.
Продолжим наше рассмотрение роли моралистического сопротивления, с которым нам приходится встречаться в нашей работе. Как уже отмечалось, индивидуально моралистическое торможение, которое, в отличие от половых потребностей, усиливается за счёт общей сексуально негативной атмосферы авторитарного общества, может быть нейтрализовано путём создания сексуально позитивной идеологии. Приобретая способность воспринимать сексуально энергетические знания, люди утрачивают восприимчивость к воздействию мистицизма и реакционных сил. Очевидно, что сексуально позитивная атмосфера может быть создана только сильной международной сексуально энергетической организацией. Нам не удалось убедить руководителей политических партий в том, что создание такой организации входит в состав основных задач. Между тем уже обнажилась реакционно иррациональная сущность политики как таковой. Мы не можем больше рассчитывать на помощь какой либо политической партии. Поэтому выполнить поставленную задачу можно только на основе естественного развития рабочей демократии.
До сих пор мы упоминали только тихие, безгласные потребности массового индивидуума, на которые мы можем опираться в своей работе. Однако этого недостаточно. Такие потребности существовали и подавлялись в период с начала XX века до первой мировой войны. И всё же в то время сексуально энергетическое движение не могло рассчитывать на успех. За прошедшее время возник ряд объективных социальных условий для реализации сексуальной энергетики. Для того, чтобы правильно приступить к работе, нам необходимо подробно ознакомиться с ними. Появление в Германии различных сексуально энергетических групп в годы с 1931 по 1933 свидетельствует о росте влияния нового социального подхода к социальному процессу. Одной из важнейших общественных предпосылок возникновения сексуальной энергетики на социальном уровне послужило создание гигантских отраслей промышленности с огромным числом рабочих и служащих. В это время были потрясены два центральных столпа моралистической антисексуальной атмосферы – мелкое предприятие и семья. Вторая мировая война значительно ускорила этот процесс. Женщины и девушки, работавшие на фабриках, усвоили более свободные представления о половой жизни, чем это удалось бы им сделать в условиях авторитарных семей их родителей. Поскольку промышленные рабочие всегда отличались способностью к усвоению позитивных взглядов на сексуальность, процесс распада авторитарного морализма начал распространяться и в среде мелкой буржуазии. При сравнении современной мелкобуржуазной молодёжи с мелкобуржуазной молодёжью 1910 года нетрудно заметить, что разрыв между реальной сексуальностью и всё ещё господствующей социальной идеологией не только увеличился, но и стал непреодолимым. Идеал аскетической девушки стал чем то постыдным. Разумеется, это относится и к идеалу сексуально слабого, аскетического мужчины. Более свободные взгляды на супружескую верность начинают всё чаще проявляться даже в среде мелкой буржуазии. Характерный для крупной промышленности способ производства позволил выявить противоречие реакционно сексуальной стратегии. В отличие от начала XX столетия теперь уже невозможно было говорить о возврате к прежней гармонии между реальной жизнью я аскетической идеологией. Глубоко проникая в тайны человеческой жизни, специалист в области сексуальной энергетики обнаруживает полный распад моралистически аскетических форм жизни, которые всё ещё столь громогласно пропагандируются. Коллективизация подростковой жизни не только подорвала ограничительное влияние авторитарной семьи, но и пробудила в душе молодёжи стремление приобрести новые взгляды и научные знания о борьбе за сексуальное здоровье, сексуальное сознание и свободу. В начале этого столетия не могло быть и речи о вступлении христианки в группу, выступающую в защиту ограничения рождаемости. В настоящее время христианки всё чаще принимают участие в деятельности таких групп. В результате захвата власти фашистами этот процесс не прекратился, а лишь принял скрытую форму. Неизвестно, как дальше будет развиваться этот процесс, если фашистские убийства и варварство не прекратятся.
С упомянутыми факторами тесно связан ещё один объективный фактор – рост невротических и биопатических заболеваний в результате расстройства сексуальной энергетики и усиления противоречия между реальными половыми потребностями, с одной стороны, и старыми моралистическими торможениями и воспитанием детей, с другой. Рост биопатических проявлений означает повышение готовности признать, что в основе многих заболеваний лежит сексуальная причина.
Полное бессилие политической реакции в области сексуально энергетической практики свидетельствует в пользу сексуальной энергетики. Известно, что в связи с отсутствием в публичных библиотеках научных работ по половому вопросу читают откровенную халтуру. Направив этот огромный интерес в разумное, научное русло, сексуально энергетическая организация смогла бы показать важность сексуальной энергетики. Фашисты могут долго обманывать покорные, отравленные мистикой массы, делая вид, что они представляют права и интересы рабочих. В сексуально энергетической сфере дело обстоит несколько иначе. Политической реакции ни разу не удалось противопоставить революционной сексуальной энергетике реакционную сексуально политическую программу, в которой содержалось бы что нибудь иное, кроме полного подавления и неприятия сексуальности. Такая программа оттолкнула бы от себя массы, за исключением узкого круга старух и непроходимых тупиц, которые не пользуются никаким политическим влиянием.
Только молодёжь имеет значение! И молодёжь – это точно установлено – не поддаётся влиянию негативной сексуальной идеологии на массовом уровне. Это очень важно для вас. В 1932 году сексуально энергетическим группам в Германии удалось завоевать доверие рабочих тех отраслей промышленности, которые держались в стороне от «красного тред юнионизма». Очевидно, что в конечном счёте сексуально энергетическое движение за психогигиену должно объединить свои силы с социально освободительным движением. И действительно, такое объединение состоялось. Тем не менее нам необходимо ясно понимать, что фашисты – рабочие, служащие и студенты – полностью согласны с революционным одобрением сексуальности и, таким образом, вступают в конфликт со своими руководителями. Как может поступить руководство для успешного разрешения этого конфликта? Оно вынуждено будет применить террор. Но в той мере, в какой оно будет применять террор, оно будет терять своё влияние. Позвольте мне ещё раз подчеркнуть, что объективное ослабление реакционных оков на сексуальности не позволяет вновь затянуть их. В этом заключена наша сила. Если революционному движению не удастся достичь успехов в этой области, молодёжь, как и прежде, будет втайне вести запретную жизнь, не осознавая причин и последствий такой жизни. Однако при последовательной реализации сексуальной энергетики политическая реакция не сможет противопоставить ей соответствующую идеологию. Реакционно аскетические учения будут сильны лишь до тех пор, пока одобрение сексуальности в массах будет тайным и фрагментарным, т. е. пока это одобрение не будет организовано на коллективном уровне и направлено против реакционно политического аскетизма. Немецкий фашизм делал всё возможное, чтобы закрепиться в психологических структурах масс, и поэтому уделял особое внимание внедрению в сознание детей и подростков. Он не располагал иными средствами, кроме воспитания рабской покорности авторитету, в основе которого лежит аскетическое негативное сексуальное образование. Естественные половые влечения к противоположному полу, которые, начиная с детского возраста, стремятся к удовлетворению, в основном замещаются искажёнными гомосексуальными и садистскими чувствами, а отчасти и аскетизмом. Это относится, например, к так называемому esprit de corps (кастовому духу, чести мундира), который воспитывался в военно трудовых лагерях, а также так называемому «духу дисциплины и повиновения», который повсюду проповедовался. В основе этих лозунгов лежал скрытый мотив – освободить жестокость из подсознания и использовать её в империалистических войнах. Садизм возникает на основе неудовлетворённых оргастических влечений. На фасаде начертаны такие слова, как «товарищество», «честь» и «добровольная дисциплина». Однако за фасадом таятся незримый протест, депрессия на грани взрыва, вызванные подавлением любого проявления личной жизни и особенно сексуальности. Последовательная пропаганда идей сексуальной энергетики должна озарить ослепительным светом половые страдания. Если это удастся сделать, она найдёт живой отклик у молодёжи. Вначале это приведёт в замешательство фашистских руководителей. Можно легко убедиться в том, что выявление половых проблем в сознании обычного юноши или девушки не составляет особого труда. Несмотря на утверждения молодёжных руководителей, которые они даже не пытались реализовать на практике, опыт работы с молодёжью показывает, что обычный юноша, и особенно девушка, реализует свою социальную ответственность более быстро, эффективно и охотно, если дать объяснение на основе выявления в сознании сексуального подавления. Задача заключается в том, чтобы правильно осветить половой вопрос и показать его связь с общей социальной ситуацией. Существует много фактов, подтверждающих правильность этого утверждения. В своей деятельности необходимо руководствоваться только сексуально энергетической практикой, не опасаясь избитых возражений.
Какие ответы даёт политическая реакция на некоторые вопросы, поставленные немецкой молодёжью?
Привлечение немецких юношей и девушек для работы в трудовых лагерях существенно нарушает их личную и половую жизнь. Поскольку это привело к серьёзным и угрожающим нарушениям, нам необходимо дать объяснение и решение актуальных вопросов. Обсуждение личных, насущных вопросов осложняется общей робостью и застенчивостью подростков. Кроме того, лагерное руководство запрещает обсуждение таких вопросов. Но здесь поставлено под угрозу физическое и психическое здоровье юношей и девушек!
Как протекает половая жизнь юношей и девушек в военно трудовых лагерях? Юноши девушки в военно трудовых лагерях находятся в возрасте полового созревания. До поступления в лагерь большинство юношей удовлетворяли естественные половые потребности со своими подругами. Разумеется, половая жизнь этих юношей и девушек сопровождалась трудностями и до поступления в трудовые лагеря. К таким трудностям относятся: отсутствие соответствующих возможностей вести здоровую половую жизнь (жилищный вопрос), отсутствие денег на покупку противозачаточных средств, враждебное отношение к здоровой половой жизни подростков со стороны органов государственной власти и реакционных кругов. Это достойное сожаления положение усугубляется лагерной ситуацией. Отсутствие возможности встречаться с девушками и поддерживать прежние связи, необходимость выбора между воздержанием и мастурбацией приводят к огрублению и разрушению эротической жизни, распространению бесстыдства, непристойных шуток и фантазий (насилие, похоть, избиение), которые парализуют волю и энергию личности.
Ночные поллюции, которые подрывают здоровье и не дают удовлетворения. Развитие гомосексуальных склонностей и формирование взаимоотношений между юношами, о существовании которых они прежде не подозревали; домогательства со стороны гомосексуалистов.
Усиление нервозности и раздражительности, рост физических недомоганий и различных психических расстройств.


Зловещие последствия в будущем

В будущем всех юношей, особенно в возрасте от 17 до 25 лет, которые лишены возможности вести удовлетворительную половую жизнь, подстерегают такие опасности, как расстройство потенции и жестокая депрессия, которые неизменно приводят к нарушению работоспособности. Если орган (или естественная функция) не используется в течение определённого периода времени, впоследствии он перестаёт функционировать. Обычно это приводит к нервным и психическим заболеваниям и половым извращениям.
Как мы относимся к мерам и решениям наших руководителей по этим вопросам?
Руководители призывают в самых общих выражениях к «моральному укреплению молодёжи». Мы не понимаем, что они имеют в виду. Последнее время немецкая молодёжь ведёт упорную борьбу с родительским домом и системой. Хотя в существующих общественных условиях молодёжь не смогла достичь своей цели, тем не менее она начинает постепенно отвоёвывать право на здоровую половую жизнь. Их цели находят понимание в широких кругах. Молодёжь ведёт борьбу с сексуальным фанатизмом, непристойностями, лицемерием и последствиями подавления подростковой сексуальности. Юноши и девушки полагают, что они имеют право на установление здоровых, интеллектуальных и половых отношений друг с другом. По их мнению, правительство обязано улучшить условия их жизни. Какую позицию занимает правительство?
Принятые правительством указы и постановления находятся в полном противоречии с точкой зрения молодёжи. Молодёжь не имеет возможности покупать противозачаточные средства в силу запрета на их продажу. Законодательство оказывает поддержку мерам, принятым по моральным соображениям гамбургской полицией для борьбы со спортсменами водниками, и угрожает заключить «нарушителей правил приличия» в концентрационные лагеря. Разве юноша нарушает правила приличия, когда спит с подругой в лагерной палатке?
Мы спрашиваем руководство немецкой молодёжи: как молодёжь должна вести половую жизнь?
Существует только четыре возможности:
1. Воздержание: должна ли молодёжь воздерживаться от половой жизни вплоть до бракосочетания?
2. Мастурбация: должна ли молодёжь удовлетворять свои половые потребности с помощью мастурбации?
3. Гомосексуализм: должна ли молодёжь вступать в половую связь с представителями своего пола? Если должна, то каким образом? Посредством взаимной мастурбации или посредством анального сношения?
4. Естественная любовь и половые сношения между юношами и девушками: должна ли немецкая молодёжь одобрять и поощрять естественную сексуальность? Если должна, то:

Где может происходить половое сношение (жилищная проблема)?
Как и с помощью чего можно предотвратить зачатие?
Когда может происходить половое сношение?
Имеет ли юноша право делать то, что делает фюрер?

Аналогичные вопросы относятся и к работе с детьми. Возможно, это покажется странным и даже непонятным, но тем не менее революционную работу с детьми, в принципе, можно вести только с позиций сексуальной энергетики. Успокойтесь и слушайте внимательно. Почему сексуальное образование позволяет осуществлять оптимальное обучение детей в период, предшествующий половой зрелости?
1. Детство в семьях всех сословий, даже там, где царят голод и нужда, насыщено половыми интересами в большей мере, чем последующие периоды жизни. Кроме того, следует иметь в виду, что голод (вплоть до физического расстройства) касается лишь некоторых детей, тогда как сексуальное подавление касается каждого ребёнка в каждом сословии без исключения. Это существенно расширяет социальную область критики.
2. Обычные методы, используемые освободительным движением в работе с детьми, не отличаются от методов реакционеров: маршировка, пение, групповые игры и т. д. Ребёнок не отличает содержание революционной пропаганды от содержания реакционной пропаганды. Исключение составляют те редкие случаи, когда ребёнок воспитывается в семье, где царят непредвзятые взгляды на половые и социальные вопросы. Первая заповедь антифашистского воспитания гласит: реальность не должна быть приукрашена. Мы полагаем, что дети и подростки могут маршировать под фашистскую музыку с таким же удовольствием, с каким они могут маршировать под музыку либералов. Политическая реакция создаёт более эффективные формы пропаганды среди детей, чем антифашистское движение. В этом отношении антифашистское движение всегда отстаёт от реакционеров. Например, в Германии социалистическое движение значительно уступает реакционному движению в работе с детьми.
3. Несмотря на значительные успехи в организационной работе с детьми, политическая реакция не в состоянии поделиться с детьми знаниями в половой сфере; она не может помочь детям разобраться в половых вопросах. Это может сделать только революционное движение. В первую очередь потому, что оно не заинтересовано в подавлении сексуальности. (Напротив, оно ставит своей целью сексуальное освобождение детей.) Кроме того, революционное движение всегда отстаивает необходимость последовательного и естественного воспитания детей. Это мощное оружие ни разу не использовалось в Германии. Руководители детских организаций активно выступали против массового применения индивидуальных методов полового воспитания. Смешно и грустно наблюдать, как противники сексуально энергетической работы с детьми призывают на помощь Маркса и Ленина. Естественно, в работах Маркса и Ленина ничего не говорится о сексуальной энергетике. И всё же факт остаётся фактом – совершился массовый переход детей на сторону политической реакции. Несмотря на огромные трудности, неожиданно возникают возможности развития детского воспитания на сексуально энергетической основе. К этим возможностям в первую очередь относится живой интерес самих детей. Если бы нам удалось овладеть половыми интересами детей и подростков на массовом уровне, реакционной пропаганде пришлось бы столкнуться с огромной силой противодействия, справиться с которой политической реакции будет не под силу.
Для тех, кто сомневается в правомерности сексуально энергетического воспитания и заботится о «чистоте» детей, мы приведём два характерных примера из нашей практики.
Первый пример. Церковь действует бесцеремонно. Так, из фашистской организации в молодёжную коммунистическую группу перешёл пятнадцатилетний мальчик, который рассказал нам, что в фашистской организации священник имел обыкновение отзывать в сторону каждого мальчика и расспрашивать о его половом поведении. Всем мальчикам неизменно задавался вопрос, не занимаются ли они онанизмом. Естественно, они занимались онанизмом, в чем стыдливо и сознавались. «Это большой грех, мой мальчик, – говорил им священник, – но ты можешь искупить его, если прилежно будешь трудиться на благо церкви и завтра начнёшь распространять эти листовки». Вот так мистицизм ведёт политическую деятельность в половой сфере. А мы «церемонимся», остаёмся «чистенькими». Мы не хотим иметь ничего общего «с такими вещами». А потом мы удивляемся, что большинство подростков оказались во власти мистицизма.
Второй пример. Сексуально энергетическая группа в Берлине приняла решение приступить к сексуальноэнергетическому воспитанию детей. Для этого участники группы составили брошюру и перед публикацией обсудили её с руководителями детских групп. Было принято решение прочитать брошюру группе детей и посмотреть, как они будут реагировать на неё. Организаторы встречи с детьми хотели, чтобы при чтении брошюры присутствовали всё те, кто пренебрежительно пожимал плечами при упоминании о применении сексуальной энергетики на социальном уровне. Прежде всего следует отметить, что в зале присутствовали семьдесят детей, тогда как обычно на лекции приходили не более двадцати человек. В отличие от обычного безразличия, с которым дети слушали сообщения функционеров, когда в зале было трудно установить тишину, на этот раз они буквально впитывали каждое слово выступающего, их глаза сияли, лица слились в одно яркое пятно в аудитории. В некоторых местах чтение прерывалось взрывами энтузиазма. В конце чтения брошюры детей попросили высказать своё мнение по поводу прочитанного. Многое дети попросили разрешения выступить. Отвечая на вопросы детей, выступающему приходилось краснеть от чувства смущения и ложной стыдливости. Педагоги, отредактировавшие брошюру, решили не включать в неё вопросы предупреждения беременности и мастурбации. Один из мальчиков тотчас задал вопрос: «Почему вы ничего не сказали, что нужно делать, чтобы не иметь детей?» А другой мальчик со смехом добавил: «Впрочем, мы и сами знаем, что нужно делать!» «Что представляет собой уличная девка? – спросил третий мальчик. – В брошюре ничего об этом не говорится». Затем мальчики с энтузиазмом заявили: «Завтра мы пойдём к христианам. Они всегда обсуждают такие вещи. Мы им покажем!» Затем дети стали спрашивать, когда будет издана брошюра, сколько она будет стоить и смогут ли они покупать и продавать её. Брошюра была в основном посвящена вопросам полового воспитания. Одна группа сторонников сексуальной энергетики собиралась издать вторую часть, в которой предполагалось рассмотреть социальные аспекты этих вопросов. Как только детям сообщили об этом, тотчас посыпались вопросы: «Когда выйдет в свет вторая часть брошюры? Будет ли она такой же интересной, как и первая часть?» Разве дети когда нибудь просили с таким энтузиазмом издать брошюры по социальным вопросам? Разве это не должно послужить нам уроком? Разумеется, мы должны сделать соответствующие выводы. Одобряя интерес детей к половым вопросам и удовлетворяя их стремление к знанию, необходимо вести разъяснительную работу так, чтобы пробудить в детях интерес к социальным вопросам. Они должны приобрести твёрдую уверенность в том, что политическая реакция не может предложить им ничего подобного. Тогда мы сможем заслужить доверие детей, вывести их из под влияния политической реакции и, что самое важное, привлечь на сторону революционно освободительного движения. В настоящее время, однако, выполнению этой задачи препятствуют не только политические реакционеры, но и «моралисты» из лагеря освободительного движения.
Существенно важным участком сексуально энергетической работы является разъяснение положения дел в сексуальной сфере, которое сложилось в результате изгнания женщин из промышленности и водворения их на кухню. Эту задачу можно выполнить только путём насыщения концепции женской свободы сексуальным содержанием. Следует отметить, что в семье женщину тяготит не столько материальная зависимость от мужчины, сколько связанная с такой зависимостью сексуальная скованность. Об этом свидетельствует тот факт, что женщины, полностью подавившие свою сексуальность, не только безропотно терпят свою экономическую зависимость, но и одобряют её. Выявление в сознании таких женщин их подавленных сексуальных стремлений и акцентирование, внимания на неприятных последствиях аскетической жизни составляет существенно важную предпосылку для насыщения политическим содержанием материальной зависимости от мужчин. Если сексуально энергетические организации не выполнят эту задачу, то в условиях фашистского господства новая волна сексуального подавления женщин накатит на сознание их материальной порабощённости. В Германии и других промышленно развитых странах существуют все объективные социальные предпосылки для вспышки мощного протеста женщин и подростков против сексуальной реакции. При последовательном проведении сексуальной политики в этой области мы избавимся раз и навсегда от вопроса, который так часто тревожит умы вольнодумцев и политических деятелей: почему женщины и подростки так склонны прислушиваться к реакционно политической пропаганде? Наши исследования показывают социальную функцию сексуального подавления, тесную связь между сексуальным вытеснением и реакционно политическими убеждениями.
В заключение позвольте мне упомянуть ещё одно возражение, выдвинутое психиатром после ознакомления с этим разделом. Его трудно опровергнуть. Несомненно, утверждает он, что широкие массы проявляют живой интерес к половому вопросу. Но разве это неизбежно приводит к выводу, что этот интерес можно использовать в политических целях для содействия осуществлению социальной революции, которая требует от народа так много жертв и лишений? Когда массы поймут суть сексуальной энергетики, что может им помешать немедленно воспользоваться сексуальной свободой? При выполнении трудной задачи нам необходимо внимательно выслушивать каждое возражение и, рассмотрев его обоснованность, высказывать мнение о нём. Не следует принимать желаемое за действительное. Успех или неудача борьбы с голодом определяется не желанием искоренить его любой ценой, а наличием или отсутствием объективных предпосылок, необходимых для его искоренения. Другими словами, вопрос стоит так: возможно ли, как и в случае примитивного материального интереса, трансформировать сексуальный интерес и сексуальное беспокойство народных масс всех стран, придав им форму социального выступления против социальной системы, которая причиняет это страдание? Вышеприведённые примеры из нашей практики и теоретические рассуждения показывают, что то, что получается на уровне отдельных групп и отдельных собраний, также должно получиться на массовом уровне. Мы не упомянули несколько дополнительных условий, без которых невозможно обойтись. Для эффективной реализации социально значимой сексуальной энергетики в первую очередь необходимо создать объединённое рабочее движение. Без выполнения этого условия сексуально энергетическая деятельность будет носить лишь подготовительный характер. Более того, крайне необходимо создать международную организацию сторонников сексуальной энергетики, которая будет обеспечивать и выполнять конкретную работу. И, наконец, тщательный подбор руководителей движения составляет последнее непременное условие. В остальных случаях нам представляется нецелесообразным заранее решать каждую отдельную проблему, поскольку такой подход может привести к недоразумениям. Сама практика порождает новые конкретные формы практики. Настоящая книга не содержит таких конкретностей.


Аполитичная личность

Теперь мы рассмотрим проблему так называемой аполитичной личности. С самого начала своей политической деятельно

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art