Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шмелев Иван - Богомолье : ГЛАВА III

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Шмелев Иван - Богомолье:ГЛАВА III

  Призрачность ночных московских улиц несколько освежила меня. Я вышел из
театра и видел даже, как черная карета, увозившая Настасью Федоровну,
показавшаяся мне исполинской, скрылась за углом церкви Спаса, что в Копье,
направляясь куда-то по Петровке.
Я люблю ночные московские улицы, люблю, друзья мои, бродить по ним в
одиночестве и, не замечая направления.
Заснувшие домики становятся картонными. Тихий покой садов и двориков не
нарушает ни шум моих шагов, ни лай проснувшейся дворовой собаки. Немногие
освещенные окна полны для меня тихой жизни, девичьих грез, одиноких ночных
мыслей.
Смотря, как церковки думают свою думу, в пустых улицах часто неожиданно
всплывают то мрачные колоннады Апраксиновского дворца, то уносящаяся ввысь
громада Пашкова дома, то иные каменные тени великих Екатерининских орлов.
Впрочем, в эту ночь моя встревоженная душа была чужда спокойных
наблюдений Неотступные мысли о дьявольских встречах угнетали меня. Я даже не
думал. Во мне не было движения мыслей, я просто был, как в воду, погружен в
стоячую недвижную думу о незнакомце.
Сильный толчок заставил меня остановиться. В своем рассеянии я
столкнулся плечом в сыром тумане с высоким рослым офицером, который
пробормотал какое-то проклятие.
В московском тумане он казался мне гигантского роста. Старомодный
мундир придавал ему странное сходство с героями Семилетней войны.
"Ах, это вы!" - сказал колосс, смерив меня пронизывающим взором, и,
хлопнув дверью, вошел в ярко освещенный дом.
В каком-то столбняке смотрел я, ничего не понимая на сверкающие в
ночной темноте отпотевшие изнутри окна. Наконец понял, что стою против
Шаблыкинского постоялого двора и отошел в сумрак улиц.
Я снова впал в задумчивость, мысли застывали, как мухи попавшие в
черную патоку, и все чувства бесконечно ослабли. Одно только чувствование
обострилось и утончилось сверхъестественно, и я сквозь гнилой московский
туман ясно ощущал, что где-то по улицам гигантская черная карета возит
незнакомца, то приближаясь, то отдаляясь от меня.
Желая оторваться от навязчивого ощущения, я сильно тряхнул своею
головой и вдохнул полною грудью ночной воздух.
Налево вырисовывалась черным силуэтом ветла. Впереди терялась во мраке
полоса Камер-Коллежского вала. За ним сонно надвинулись напластования
марьино-рощинских домиков. Дымился туман, было далеко за полночь.
Я уже соображал прямую дорогу, желая направиться домой. Думал разбудить
Феогноста и велеть ему заварить малину и согреть пунш, как вновь
почувствовал, что припадок возобновился, и во мраке улиц вновь ощутил я
приближение черной кареты. Хотел бежать. Но мои ноги вросли в землю, и я
остался недвижным. Чувствовал, как, поворачивая из улицы в улицу, близился
страшный экипаж. Мостовая дрожала с его приближением. Холодный пот увлажнял
мой лоб. Силы покидали меня, и я принужден был опереться о ствол ветлы,
чтобы не упасть.
Прошло несколько томительных минут, и справа показалась чудовищная
карета. В дрожащем голубом свете ущербной луны ехала она по валу,
раскачиваясь на своих рессорах. На козлах сидел кучер в высоком цилиндре и с
вытаращенными стеклянными глазами.
Карета поравнялась со мною. Дверца ее внезапно открылась, и женщина,
одетая в белое, держа что-то в руках, выпала из нее на всем ходу и,
запутавшись в платье, упала на землю. Карета немного отъехала, круто
повернула и остановилась. Кузов ее неестественно сильно наклонился набок.
Незнакомец вышел и быстро подошел к женщине. Настенька, это была она,
вскочила и с криком "нет у вас больше надо мною власти!" побежала к пруду.
Не имея сил добежать, она подняла предмет, бывший у нее в руках, над головою
и, бросив его с размаха в воду, упала. Гнилая ночная вода пруда проглотила
брошенное.
Незнакомец приближался. Рыдания Настенькины наполнили мою душу ужасом,
и готов я был броситься к ней на помощь, но не смог сделать ни шагу и снова
почувствовал себя в безраздельной его власти и, как заговоренный, стоял у
ветлы.
"Эй, ты!" - услышал я его властный голос, и ноги мои подошли к нему.
Не помню, как мы подняли с земли мою Настеньку, как уложили ее в
карету, как сел я с ней рядом, как тронулась карета. Помню только, что долго
видел я, отъезжая в ночном тумане, сгорбленную фигуру незнакомца, стоящего у
берега пруда и упорно ищущего что-то, наклоняясь.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art