Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Шмелев Иван - Богомолье : ГЛАВА II

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Шмелев Иван - Богомолье:ГЛАВА II

  Спектакль уже начался, когда я вошел в полумрак затихшего зрительного
зала. Флигеровы лампионы освещали дрожавшие тени дворца Аль-Рашидова.
Колосова, послушная рокоту струн, плыла, кружась в амарантовом плаще.
Колосова-царица на сцене, и я готов был снова и снова кричать ей свое браво.
Однако и она, и все сказочное видение калифова дворца рассеялись в душе
моей, когда я опустился в отведенное мне кресло второго ряда. В темноте
затихшего зала почувствовал я отчетливо и томительно присутствие того
значительного и властвующего, перед чем ниц склонялась душа моя многие
месяцы. Вспомнилось мне неожиданно и ясно, как в детстве тетушка Арина
показала мне в переплете оконной рамы букашку, запутавшуюся в паутине и
стихшую в приближении паука.
"Браво!! Браво!!" Колосова кончила, и хор пиратов описывал владыке
правоверных прелести плененных гречанок. Я уселся плотнее в кресло и,
уставив зрительную трубу на сцену, пытался побороть в себе гнетущее меня
чувство.
В тесном кругу оптического стекла, среди проплывающих мимо женских рук
и обнаженных плеч, открылось мне лицо миловидное, с напряжением
всматривающееся в темноту зрительного зала.
Родинка на шее и коралловое ожерелье на мерно подъемлющейся дыханием
груди на всю жизнь отметили в моей памяти это видение.
Томительную покорность и страдание душевное видел я в ее ищущем взоре.
Казалось мне ясно, что и она и я покорны одному кругу роковой власти,
давящей, неумолимой.
На минуту потерял я ее в движении сцены и по своей близорукости не
сразу мог найти без зрительной трубы.
Меж тем сцена наполнилась новыми толпами белых и черных рабынь, и
вереницы pas des deux сменились сложными пируэтами кордебалета.
Вдруг голос мучительно терпкий пронизал всю мою душу, и в нем снова
узнал я ее, и снова всплыло ее чарующее лицо, белыми локонами окаймленное в
оптическом круге зрительной трубы моей. Голос глубокий и преисполненный
тоскою просил, казалось, умолял о пощаде, но не калифа правоверных, не к
нему обращался он, а к властителю душ наших, и я отчетливо чувствовал его
дьявольскую волю и адское дыхание совсем близко в темноте направо.
Занавес упал. Акт кончился. Ищущий взор мой скользнул по движущимся
волнам синих и черных фраков, по колышущимся веерам и сверкающим лорнетам,
шелковым канзу и кружевным брабантским накидкам и остановился. Ошибиться
было невозможно. Это был он!
Не нахожу теперь слов описать мое волнение и чувства этой роковой
встречи. Он роста скорее высокого, чем низкого, в сером, немного старомодном
сюртуке, с седеющими волосами и потухшим взором, все еще устремленным на
сцену, сидел направо в нескольких шагах от меня, опершись локтем на поручни
кресла, и машинально перебирал свой лорнет.
Кругом него не было языков пламени, не пахло серой, все было в нем
обыденно и обычно, но эта дьявольская обыденность была насыщена значительным
и властвующим.
Медленно, устало отвел он свой взор от сцены и вышел в коридор. Я, как
тень, как аугсбургский автомат следовал за ним, не смея приблизиться, не
имея сил отойти прочь.
Он не заметил меня. Рассеянно бродил по коридорам, и когда театральная
толпа, покорная звону невидимых колокольчиков, стала снова наполнять
зрительный зал, остановился, невидящим взором обвел пустеющее фойе и начал
спускаться по внутренним лестницам театра.
Следуя за ним, шел я по незнакомым мне ранее внутренним переходам,
тускло освещенным редкими свечами фонарей Коридоры, темные и сырые,
поднимающиеся куда- то внутренние лестницы, стены, впитавшие в себя тени
Медокса, казались мне лабиринтом Минотавра.
Неожиданно блеснула полоса яркого света. Открылась дверь, и женщина,
закутанная в складки тяжелого плаща, вышла к нам вместе с потоками света.
Оперлась рассеянно и молча на протянутую им руку и, шурша юбками, быстро
прошла мимо меня и скрылась в поворотах лестницы.
Я узнал ее. Я знал теперь даже ее имя, в афише значилось, что первую
рабыню поет Настасья Федоровна К.

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art