Всего книг:

826

Последнее обновление:

 2008-07-25 16:42:12

 

Искать

 

 


 

Нас считают!


Яндекс цитирования

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Владимир Довгань - Опыт предпринимателя : АБСОЛЮТНОЕ ЗДОРОВЬЕ

Allk.Ru - Все книги!

 

 

 

Владимир Довгань - Опыт предпринимателя:АБСОЛЮТНОЕ ЗДОРОВЬЕ

 

Я стою на льду волжского залива. Первый час ночи. Сосны. Снег. Ослепительная луна и очень яркие звезды. Полная тишина. На километры вокруг – ни души. Температура – минус тридцать. Очередной день труда и успеха я, как всегда, завершил погружением в ледяную волжскую воду. От меня идет пар – тело щедро расходует тепло. Но мне не холодно. Я стою абсолютно голый перед дымящейся чернотой проруби, из глубины которой только что одним движением выбросил на лед свое сильное тело, и наслаждаюсь общением с царственной зимней полночью.
Какими словами передать вихрь неземных, светлых чувств? Мое сердце наполнено фантастическим счастьем, энергией и теплом. Тело ничего не весит, оно – сгусток космической энергии. Я абсолютно здоров, я – самый счастливый человек на Земле. Я – неотделимая часть Вселенной, я остро ощущаю величие ее гармонии, безмерность любви, слышу музыку вечности. Я и есть огромный Космос, я и есть Вечность! Я разговариваю со звездами, понимаю все без слов, для меня не существует расстояний.
Я – Космос, я – Вечность, я – невиданное удовольствие, наслаждение жизнью, бескрайним звездным пространством. Я купаюсь в потоке энергии, который неиссякаем и бесконечен.
Наслаждение, сравнимое по силе только с сексуальным. Я смотрю сверху на нашу планету, на маленький голубой шарик, и мысленно обнимаю его, делясь со всеми людьми на Земле своим теплом. Мое сердце огромно. Моя душа сильна. Я дарю вам божественную энергию, здоровье и счастье. Я вас люблю!
...Однако пора домой. Еще раз пожелав всем людям здоровья и счастья, я начинаю обтирать тело махровым полотенцем. Но в этом уже нет нужды – во мне такое количество энергии, что вода сразу испарилась, и тело почти сухое.
Эйфория не оставляет меня. Подхожу к машине, не спеша одеваюсь и наслаждаюсь поездкой по ночному лесу. До дома мне ехать минут двадцать. Есть время для размышлений в приятной атмосфере, когда слышишь лишь урчание мотора и хруст колес поснегу. Тепло, счастье, невероятная сила! Нет, слов явно не хватает, невозможно в полной мере передать фантастическое удовольствие от общения со стихиями природы, описать ту энергию, ту остроту взора, тот заряд, который получает человек, разговаривая с Землей и Космосом.
Мотор выводит приятную песню, мелькают спящие дома, засне¬женные деревья. Состояние такое, что я готов обнять и расцеловать первого встречного. Жизнь прекрасна! Я благодарю судьбу за ее подарки. Я абсолютно здоров, и здоровы все мои близкие. Люди, которые работают со мной, также практически не болеют, настроены позитивно. Вокруг меня создается мощное, светлое поле, и я счастлив, что приношу людям здоровье и удачу. Это самая большая награда.– защищать людей от болезней, дарить энергию и силу.
Но так было не всегда. В семнадцать лет я был совершенно другим. Мне пришлось пройти через труднейшие испытания болью, страданием. Именно они и сделали меня тем, кто я есть сегодня, именно они превращают людей в большие и сильные личности.
Я рос в очень теплой семейной атмосфере. Мама и бабушка и по сей день щедры на ласку, у отца за внешней строгостью скрывается необыкновенная доброта.
У меня был любимый старший брат. Не знаю, как в других семьях, но мы с Валентином, Валей, были не просто друзьями – мы составляли единое целое. У нас было удивительное духовное единство. То, чего не было в его характере, – задора, дерзости, мечтательности, лучистой жизнерадостности, – в избытке имелось у меня. Но качества стабильности, надежности, последовательности, целеустремленности у брата были развиты сильнее и компенсировали их нехватку во мне.
Любовь Валентина для меня была столь же важна, как и любовь матери и отца. Он всегда защищал меня, очень серьезно подходил к нашим отношениям, даже взвешивал слова. Я на всю жизнь запомнил, как однажды, прилетев со спортивных сборов часа в два ночи, прыгнул первым делом к брату в постель, разбудил его, и первое, что услышал от него, еще совсем сонного, было: «Братишка, я рад, что ты приехал. Я очень тебя люблю!». Я помню до сих пор его запах, его слова, его тепло.
И еще врезалось в память: я, совсем мальчишка, играю в мячик с ребятами и вдруг вижу брата, обросшего, счастливого, в красной спортивной майке, подаренной мною. Он в то время был командиром студенческого строительного отряда и приехал на побывку домой. Я бросился к нему, мы обнялись и так, в обнимку, смеясь, пошли домой. Эти трогательные сцены остались в сердце навсегда.
И вдруг судьба распорядилась так, что я лишился своего брата, своего друга и защитника, своей половины!
Странно, что даже очень большие события памятны мелочами. На спортивных сборах в Таджикистане в одном из местных магазинчиков я наткнулся на чертежные карандаши «Кохинор», видимо, никому не нужные в маленьком поселке. В Тольятти это был жуткий дефицит, а брат (он тогда учился на третьем курсе института) очень много чертил конструировал, изобретал. Я ждал минуты, когда вручу ему подарок, представлял, как он обрадуется...
И вот, вернувшись со сборов в Краснодар, где я, профессиональный спортсмен гребец, жил и тренировался после окончания средней школы, получаю телеграмму с ужасным, невероятным известием: «Володя, срочно выезжай домой. Погиб Валентин».
Я прерываю работу над книгой: память вернула меня в тот черный день, когда произошла трагедия. Комок подкатил к горлу, боль утраты вновь сдавила сердце. Вот я сижу в комнате краснодарской спортбазы, оглушенный горем, и смотрю на уже ненужные карандаши. Время остановилось, все погрузилось в черный туман.
Друзья берут мне по телеграмме билет, сажают в переполненный самолет. Как во сне, добираюсь из аэропорта до дома. Мама вся в черном, плачет. В глубоком горе отец. Все вокруг рушилось, беда придавила меня. Удар был настолько силен, что разом выбил у меня все: веру в лучшее, силу, здоровье. Мир стал другим: пустым, холодным, болезненным.
Мы были самой дружной семьей в мире. Мы нежно друг друга любили. И все в момент превратилось в сон. Я не чувствовал своего тела, не ощущал времени. Слезы, боль, рыдания...
Через месяц после похорон я поехал на кубок Союза по гребле в Грузию, в Гали. Успешно пройдя предварительные соревнования, так называемый отбор первой ступени, я приехал в гостиницу и уснул. Ночью сон вдруг ушел, и я не мог понять, что произошло: чудовищная боль разрывала голову.' »"
В древности была такая пытка: на голову наказуемых натягивали кольцо из сырой шкуры животных. Усыхая, кожа так сдавливала голову, что несчастные теряли рассудок и память. Я был близок к этому. Вызвали врача. Оказалось, у меня резко поднялось кровяное давление. Медики поражались: еще вчера было сто десять на семьдесят, а стало двести двадцать на сто двадцать! Конечно, они применили весь арсенал средств для понижения давления, но до настоящего облегчения было еще бесконечно далеко.
Ужасная боль не покидала меня целый год, и я, потеряв надежду на врачей, в конце концов избавился от нее сам. Меня поймет лишь тот, кто пережил подобное, чья несчастная голова грозила взорваться от малейшего толчка или напряжения. Жуткие, нечеловеческие мучения! Теперь я, абсолютно здоровый, мощный человек, знаю, что эти испытания послал мне Бог, чтобы навечно сделать меня сильным, чтобы больше ни одна боль, ни одна трагедия не смогла выбить меня из седла, отвлечь от моей миссии.
...В полубессознательном состоянии доехал я до Краснодара, и потянулись ужасные дни. Любое, даже самое незначительное напряжение приводило к резкому скачку давления и к новой адской головной боли. Бодрствуешь ты или спишь, твой мозг, сознание живут предчувствием пытки.
Даже на войне бывают затишья между боями. Моя боль не давала мне передышки. Она заполнила собой все, не оставив места другим чувствам и иным желаниям, кроме одного: избавиться от нее раз и навсегда. А если это невозможно, то полностью подчиниться ей, не шевелиться лишний раз, не делать резких движений, чтобы хоть как то умилостивить безжалостную боль.
Это была очень жесткая, жестокая школа. Действительно, если ты не сошел с ума, если смог выжить, то становишься несгибаемым, стальным человеком. Только на кого, на что рассчитывать?
Врачи, конечно, желали мне добра, заботились обо мне, как о своем близком. Меня лечил удивительный человек, жена нашего тренера. Да и весь коллектив физкультурного диспансера был озабочен моим состоянием (раньше для спортсменов существовали специальные медицинские учреждения, где врачи помогали нам, давали допуск на соревнования; следили за нашим здоровьем). Чего только не делали со мной! Брили наголо и обкладывали голову целебными травами, проводили процедуры, подключали провода всевозможных аппаратов, назначали курсы лечения, но все тщетно.
Дело не во врачах. В моем случае медицина была просто бессильна. Более того, объективно она вредила мне. Огромное количество лекарств в день я принимал больше шестидесяти таблеток и массу инъекций отзывалось побочными эффектами, разрушало остатки здоровья. За гипертонией потянулись другие хронические болезни – бронхит, гастрит, ларингит, фарингит.
Внешне я по прежнему выглядел здоровяком. У меня была мощная, атлетическая фигура. Я покупал пиджаки пятьдесят шестого, а брюки сорок восьмого размера. Но это была одна видимость здоровья и силы. За год болезни я фактически превратился в инвалида.
Иногда я потихоньку, боясь резких движений, добредал до спортивной базы, с завистью смотрел, как тренируются, купаются ребята. Попытки делать что то вместе с ними кончались плохо: у меня после занятий поднималась температура, начинало болеть горло, мучил насморк, снова приходилось прибегать к таблеткам. Я стал избегать не только спортивных занятий, я боялся даже сквозняков. Молодой человек с набором старческих болезней. Боль, боль и только боль переполняла мое тело, и дух мой перестал быть здоровым. Мир стал враждебным и отталкивающим.
Я пережил смерть близкого человека. С ним умерла даже не половина – большая часть меня. Тело было живым лишь формально, души уже словно не было, она омертвела.
Я стал часто задавать себе вопрос: зачем мы вообще рождаемся, почему мы живем, что нами движет? Именно в такие страшные, «запредельные» моменты приходит истина, приходит понимание. Теперь я твердо знаю: живу для того, чтобы совершенствоваться духовно и физически, становиться лучше во всем. Прежде я считал болезни непременным испытанием, которое каждый обязан пройти. Сейчас же я твердо уверен, что человек не должен болеть, именно не должен. Эта истина досталась мне дорогой ценой.
Но, ради Бога, не подумайте, что я тогда проводил время в постели. Между прочим, я ни разу в жизни не пропустил из за болезни работу, но для этого постоянно приходилось глотать кучу таблеток, делать уколы, натираться мазями. Часто по утрам минут пят надцать двадцать я приводил себя в чувство, чтобы оторвать больное тело от кровати.
Все это мне осточертело. Я мучительно искал выход из болезни. Чисто интуитивно он виделся мне в единении с природой, а конкретно – в захватывающей дух ледяной купели, в которой бесследно исчезает ненавистная хворь. Но с точки зрения здравого смысла, делать это с моими бесконечными простудами, фарингитами ларингитами бронхитами было смертельно опасно.
Ведь что можно было легко предположить: ступишь в ледяную воду, подхватишь воспаление легких и – конец! Сегодня трудно ответить на вопрос, почему меня неудержимо потянуло на купание. Могу одно сказать: мне никто таких советов не давал. Но мы нередко делаем вещи иррациональные и в итоге поступаем правильно!
Однажды мы с женой приехали к бабушке в деревню Федоров ку, что стоит на берегу Волги километрах в тридцати от Тольятти. Было красивое морозное воскресенье: яркое солнце, тишина, вкусный запах дымка от печек. Даже собачье тявканье казалось веселым. У меня поднялось настроение и появилось предвкушение важного поступка. Назревало прощание с прошлым и переход в какое то новое состояние.
Мне всегда говорили, что холод – это плохо, что он убивает, что закаляться надо постепенно, шаг за шагом, год за годом. На мое сознание огромным камнем давили нелепые предрассудки окружающих людей, а может быть, и всего человечества.
Но всегда наступает момент, когда ты должен принять решение: быть или не быть – жить тусклой, серой жизнью, что для меня подобно смерти, или все таки шагнуть в другой мир, наполненный счастьем, радостью, переливающийся яркими красками!
В моем характере есть такая черта, которая часто позволяет идти против всех: для меня нет непререкаемых авторитетов. Взгляды врачей, моих близких и друзей на здоровье в какой то момент показались мне, мягко говоря, неубедительными.
..Жена с бабушкой пили чай, о чём то увлеченно ворковали, а я, крадучись, уже снимал с вешалки свое знаменитое серое пальто, сшитое в ателье по заказу. Это была своего рода шинель длинная, почти до пят. При моем росте, метр восемьдесят шесть, пальто выглядело весьма своеобразно и, как мне тогда казалось, очень внушительно. Покрой мне навеяли образы вождей и героев гражданской войны. Да и моя собственная армейская шинель запомнилась как необыкновенно теплое и уютное одеяние, мне нравилось ее сукно, приятное на ощупь. Я не расстался с шинелью и после службы. В холодную погоду на воде, в катере, когда тренировал ребят гребцов, я любил закутываться в нее. С меня в институте и пошла мода на очень длинные пальто. Помню, первым заказал подобное мой друг Александр Витушко, за ним – другие ребята.
И вот в этом чудо пальто я вышел из дома. Нашел в сарае лом и с решительным настроем – будь что будет! – отправился к реке. Я, как всегда, был разбитый, с высоким давлением, насморком, со всем «арсеналом» моих болезней. Но понимал: это – мой личный Рубикон, я совершаю важнейший поступок. Или полное освобождение от кошмара болезней, или...
Несмотря на крайнюю серьезность момента картина могла вызвать улыбку. В длинном, смешном, как я сейчас понимаю, пальто, в валенках и дедовской ушанке с одним ухом вверх, другим вниз, с ломом на плече я стал спускаться к Волге, загребая ногами глубокий снег. Каждый шаг отдавался ударом в моей голове: «Я должен! Я смогу!».
Почему я это сделал? Что толкнуло меня на рискованный экс¬перимент? Наверное, то, что я всегда был готов к крайностям. Например, я самостоятельно и сразу по максимуму пытался применить методы восточной медицины. Я раскалял докрасна толстую иглу и пытался нащупать активные точки, чтобы прогнать' болезнь. Это была, конечно, добровольная пытка. На моей груди, руках и ногах остались метки, напоминающие об этих опытах. Родители тогда были уверены, что я схожу с ума. А я все время искал выход, проводя рискованные эксперименты на себе.
Мысль о проруби возникла интуитивно. В тот момент у меня не было ни учителя, ни соответствующей литературы. Потом уже я познакомился с Александром Булдынским, который имел познания в этой области и ввел купание в ледяной воде и обливания в систему. А тогда у меня сложилось твердое убеждение, что это просто нужно, необходимо сделать. Я переживал апогей боли, перешагнул последний предел терпения, погружаясь в идиотское инвалидное состояние.
Я отошел подальше от деревни, чтобы никто не увидел моего погружения. Уже на льду вспомнил, что не захватил полотенца, чтобы обтереться после купания. Это был повод для отступления: можно вернуться в теплую избу, перенести купание на потом... Но отступать и возвращаться было просто не в моем характере. Я бесповоротно настроился, что именно сегодня, сейчас, состоится решительный бой с болью, предрассудками и болезнями.
Я начал долбить лед. Тот, кто когда нибудь это делал, знает, каких усилий это стоит. Уже через двадцать тридцать минут мне стало жарко, по спине потек пот, захрипели простуженные бронхи, насморк усилился. Но я только сбросил пальто и продолжал работу.
И вот дело сделано: обдолбив достаточно большой круг, я топлю один его край, и течение утягивает этот кругляш под лед. Мне открылось черное, таинственное зеркало. Я совершенно один, до деревни далеко. Только я, белый день и ледяная бездна.
Если бы мне кто нибудь неделей раньше сказал, что я смогу не то что окунуться в проруби, а хотя бы раздеться до рубашки на морозе, я бы не поверил. Даже встать на снег босыми ногами всегда казалось сумасшествием. Но жребий брошен: или я избавлюсь от болезней, или они меня окончательно доконают. Ставка – жизнь, проигравший должен исчезнуть. Или я, или они!
Я сбрасываю с себя обледеневшие валенки и ступаю на лед. Об¬жигающий холод еще вчера меня бы просто убил, и отвезли бы меня с пневмонией в больницу, в реанимацию. Но сегодня я уже другой, готовый к решительному поступку.
Раздеваюсь до конца и еще долю секунды вглядываюсь в черную, непроницаемую бездну. Затем без промедления, двигаясь, как автомат, погружаюсь в воду...
Тело сдавил мощный пресс, я ослеп и оглох, дыхание остановилось. Видимо, моими действиями руководило подсознание, потому что я спустился в воду и выбрался на лед достаточно аккуратно, не поранившись об острые края проруби. А потом чувства вернулись ко мне, и каждую клетку тела захлестнули мощная радость жизни, хмель грандиозной победы!
Тысячи раз мне говорили, что мороз, лед убивают человека, десятки раз я слышал рассказы и видел фильмы, где люди проваливались под воду и непременно оказывались в больнице. Все это мгновенно промелькнуло в моем сознании. Раз и навсегда я убил, разрушил один из самых стойких мифов, который мне внушали с детства.
Я победил предрассудки! Ведь сколько раз говорили мне: не стой на сквозняке – заболеешь, не ешь мороженое – заболит горло, не промочи ноги – подхватишь грипп... Тысячи раз мое сознание – из самых лучших побуждений! – программировали на то, что холод убивает. И вот всего за несколько мгновений вся эта чушь улетучилась навсегда.
Полная победа! Я еще до конца не осознал всю важность момента, всю силу своего поступка, только понял одно: я остался жив, ничего ужасного не произошло, я смог побороть все страхи, которые были связаны с моими болезнями. Когда я опять взглянул на черную воду проруби, я забыл про спазмы, про бронхит, про давление, про насморк про все, потому что человек в этом состоянии не может думать ни о чем. Я остался жив! Значит, погибли все мои страхи, все мои болезни. Я – победитель!
На автопилоте я одеваюсь, беру обледеневший лом. Помню, что нести его было неудобно: он скользил и выпадал из рук. Уже совершенно другой человек, другая личность возвращается в дом. Я сажусь на диван, смотрю на бабушку и на жену, которые, все еще, мирно воркуя, попивают чай. Здесь ничего не изменилось, а я – совершенно другой человек!
Я не стал никому говорить об этой фантастической перемене. Зачем? Я победитель, в моей жизни произошел перелом, я больше никогда не буду прежним. Прощайте, страхи, болячки, глупые представления! Здравствуй, новая, светлая, здоровая жизнь!
Сейчас, когда уже прошло много лет, я не могу определить, почему же я совершил этот поступок, что подтолкнуло меня. Наверное, какая то высшая сила, судьба; мой характер бунтаря, первооткрывателя, желание испытать, проверить все на себе.
Я сижу на лавке в деревенском доме, большая печь дышит теплом с запахом дыма. Воскресенье. Это – мое воскресение, я – самый счастливый человек на свете! Теперь у меня есть свое отношение к природе и жизни. Я понял, что много много людей могут заблуждаться и очевидные истины могут оказаться ложными. Я сильный, я дерзнул их проверить!
Я смотрю на мокрые валенки, которые стоят возле двери, на свое долгополое пальто и чувствую себя самым счастливым человеком на свете. Только эти вещи были свидетелями моего подвига, о котором я не сказал никому, ни жене, ни бабушке. Я победил! Я навсегда подружился с природой, я познал нечто такое, что многим людям неизвестно, непонятно и страшно.
Я понял одно: стоит только раз побороть страхи, и больше ты никогда не будешь болеть и слушать эту чушь, которая льется с утра до ночи с экранов телевизоров в виде рекламы медицинских препаратов. Это огромный рынок, годовой оборот которого составляет три с половиной триллиона долларов. Естественно, и сотой части этих денег хватит, чтобы убедить всех жителей планеты, что без этих таблеток мы умрем, без натирок не в состоянии будем передвигаться, без аэрозолей не сможем дышать, а без микстур даже не выйдем на улицу погулять с собакой под дождем.
Сегодня я как бизнесмен понимаю, что даже на более узком рынке безалкогольных напитков типа «Кока кола» и «Пепси кола» происходят такие же явления. Весь мир пьет эти лимонады, потому что люди рождаются и умирают под их глобальную рекламу. Что говорить о рынке медикаментов, который в сотни раз обширнее!
Нам каждый день и час внушают, что нездоровье – это норма, что без болезней и лекарств не прожить. Под воздействием мощной рекламы «удивительных препаратов» миллионы людей отдают фармацевтическим монстрам все больше и больше денег. Конечно, ни один медицинский концерн не отдаст часть своей прибыли, чтобы научить людей не болеть. Никакой производитель лекарств не покажет по телевидению человека, который делает физическую зарядку, обливается холодной водой, желает всем людям здоровья и не болеет, а медикаменты выбрасывает в окно. Невозможно представить средства массовой информации без рекламы всевозможных таблеток, пилюль, порошков. Работает огромная пропагандистская машина!
Противостоять ей очень сложно, но я не ослабляю усилий. Я еще не смог изменить сознание всех наших бабушек и дедушек, которые бесконечно жалуются на плохое здоровье и рассуждают, какое лекарство лучше помогает им, какая таблетка эффективнее, какая мазь спасла их в очередной раз от неминуемой беды. Но меня уже услышали сотни тысяч людей, которых я с помощью своих книг, высказываний, личным примером убедил начать совершенно другую, красивую и яркую, здоровую жизнь. Их уже невозможно обмануть, будто без таблеток не прожить.
Все это будет потом: тысячи газетных статей, выступлений по телевидению, масса учеников и последователей... А сейчас я вполуха слушаю разговор жены и бабушки, смотрю на свое пальто и мокрые валенки и наслаждаюсь победой. Вспомнилась сказка «Конек горбунок», когда Иванушка дурачок прыгает в котел, и все думают, что он сварится, а он выскакивает из кипятка прекрасным царевичем. Со мной произошло то же, что и в доброй, светлой сказке. Нужно было только не испугаться и прыгнуть в черную, пугающую бездну. Важнейший шаг был сделан. Я нашел исцеление в природе, полюбил холод и получил огромную энергию.
...Я подъезжаю к дому. Второй час ночи. Это мой обычный режим: после работы, которая продолжается до полуночи, я всегда приезжаю на Волгу и купаюсь в проруби, общаюсь с Космосом, с вечностью, с Богом и получаю энергию, которую потом с удовольствием отдаю людям, всему миру. Я выдерживаю колоссальные нагрузки. Я ложусь в постель, здоровый и сильный. Тело наполнено энергией, удовольствием, счастьем. Перед тем, как заснуть, я успеваю поразмышлять о том, почему одни люди полны сил, счастливы, живут в радости и добре, а другие слабы и несчастны – в вечных болячках, разногласиях, одиночестве.
Прорубь стала для меня и местом морального очищения. Ледяная вода смывает грязь, которой еще так много вокруг.
Однажды я оказался на банкете по случаю какого то праздника, на который затащил меня близкий друг. Там собралось много чванливых начальников и дельцов, которые, напившись, кичились своей властью, деньгами, называли себя хозяевами жизни. Я сидел как на иголках, но не уходил, потому что не хотел обидеть друга. Это был не праздник, а рядовая пьянка, какие происходят, думаю, во многих регионах, когда собирается подобная «элита».
Был уже, наверное, второй час ночи, когда я, наконец смог уехать с банкета. Я получил такую порцию грязи, увидел столько человеческой глупости, что ничего, кроме отвращения и омерзения, не ощущал, будто испачкался в чем то противном и липком. У меня было одно желание: погрузиться в ледяную воду и смыть эту скверну. Но к самой проруби на машине не подъедешь – накануне была метель, и метров двести надо идти по колено в снегу. Я был в легких ботинках, но лом и лопата лежали в багажнике – я их всегда возил с собой. Температура – минус семнадцать. Подъезжаю к проруби и думаю: махнука я через сугробы босиком, бы¬стренько продолблю лед, искупаюсь и – назад!
Я был абсолютно уверен, что с моими ногами ничего не случится, что я не обморожусь. Спокойно разделся и ступил в снежную муку, сразу провалившись в нее по колено. Ничего, терпимо! Добрался до нужного места, продолбил прорубь, выловил льдинки совковой лопатой со специальными отверстиями для стока воды. Потом искупался и не спеша, наслаждаясь приливом тепла, энергии, вновь обретенной чистотой, двинулся в обратный путь. Воспоминания об ужасном вечере потускнели, перестали царапать сердце. А мои ноги не то что не обморозились даже не замерзли, хотя я пробыл в снегу, на льду и в проруби минимум полчаса!
Я подметил такую закономерность: насколько вы боитесь мороза, насколько вы его ненавидите, считаете вредным для себя, настолько получите дискомфорта, обморожений, болезней. Любая ненависть возвращается к человеку, иногда возросшая, еще более опасная. Поэтому первый шаг к тому, чтобы не было простуд, обмороженных ушей и рук, – научиться на боль, которую мы испытываем от мороза, отвечать прощением, добром, хорошим настроением.
Я считаю, что глупо вступать в борьбу с природой, противопоставлять ей свою так называемую закалку. Многие люди плавают в проруби, сидят подолгу в ледяной воде и думают, что тем самым они укрепляют здоровье. На самом деле это не так. Природа неизмеримо сильнее, она победит любого «моржа».
Это соперничество так же противоестественно, как борьба маленького ребенка с родной матерью, которая и так готова все отдать детям. Не нужны никакие рекорды, достаточно просто наслаждаться холодной водой, ветром, снегом. Погрузился на несколько секунд в прорубь, попал в объятия матушки природы, почувствовал тепло в ледяной воде, ощутил прилив божественной энергии – разве этого мало?
Правда, был у меня такой момент, когда мне захотелось узнать, на что я способен в сравнении с «моржами», которые тратят столько сил и времени на тренировки: сегодня проплывут метр, завтра два...
Что толкнуло меня на это соревнование? Наверное, опять мой азарт и максимализм, хотя я к тому времени уже любил и умел общаться с природой. Даже зимой я совершал обычные получасовые пробежки раздетым, в легких шортах и кедах, и черпал энергию ветра, снега, мороза. Я обращался к стихиям с просьбами, и они выполнялись! На бегу, ветер обжигал меня так, что тело уже не чувствовалось, и я просил: «Братец ветер, дай мне тепла! Братец снег, дай мне тепла!». И я мгновенно ощущал это тепло.
Когда позволяло время, я бегал на морозе по часу, по полтора, испытывая наслаждение от гармонии природы и тела, прося энергии у ветра, холода, снега, леса. Это так: если открываешь душу полностью, то получаешь энергию от всего. Летом я разговаривал •с деревьями, цветами, птицами. Даже на маленьком участке у моего дома происходили чудеса – все на удивление быстро росло, а на нескольких деревьях было не меньше пятнадцати птичьих гнезд. Синички бесстрашно выводили птенцов на самом виду, прямо перед входом.
Я решил переплыть отходящий от Волги гребной канал – сто пятьдесят метров от берега до берега, вдоль которого я делал пробежки. Повсюду белел первый* снег, а я смотрел на плавающие льдинки и думал: «А слабо перемахнуть канал?». Уже сам вопрос означал, что жребий брошен. На следующий день я добежал от дома до канала, наверное, минут за тридцать пять – сорок Температура была минус семь, дул крепкий ледяной ветер, но я был разгоряченный, красный, полный куража.
В этом эйфорическом состоянии я и бросился в воду. Я отрезал себе путь к отступлению: отплыл на усилии воли, на одном дыхании как можно дальше и оказался на средине канала. Возвращаться уже не было смысла, да и плыть назад было бы так же страшно, как двигаться вперед.
Ощущения были сильнейшие. Сначала шок, ледяная вода сдавливает дыхание. Затем приходишь в себя, начинаешь дышать, видеть берег. А потом вдруг чувствуешь, что тело от холода превращается в камень быстро, по секундам, немеют руки, ноги, грудь. Задора поставить рекорд – как не бывало, с ужасом понимаешь, что не доплыть, что надо срочно что то делать.
Тепло вернулось, когда я обратился к природе матери: «Дай тепла мне и всем людям на Земле!». Наверное, сыграло роль то, что я просил не только для себя, а для всех. Ледяные тиски разжались, мышцы вновь начали работать. Я благополучно доплыл до берега и вышел как ни в чем не бывало. Тело горело огнем, я был полон радости, наслаждения.
У меня не было гордости за «рекорд». В этом рискованном заплыве я никого не победил и не чувствовал себя человеком, который покорил какую то вершину. Я был счастлив еще яснее увидеть свое место в мироздании, найти еще одну нить, связывающую нас с силами природы.
Я рассказал об этом случае своему другу психологу, и он начал применять подобную практику обращения к природе матери при подготовке людей к предельным нагрузкам.
Так можно попросить здоровья для кого то персонально. Когда мои родители жили за границей, за тысячи километров от меня, у мамы случился кризис. В телефонном разговоре я по слабому, прерывистому голосу понял, что дела ее очень плохи. После истории с каналом я был на сто процентов уверен, что горячая просьба о здоровье безответной не останется. Говорю: «Мама, держись, скоро тебе будет легче, ты почувствуешь». На дворе было очень холодно, морозно, и я решил, что это только поможет мне: ниже температура – больше энергии. Искупавшись в проруби, я поднял глаза к звездам, дрожащим в темном морозном небе, мысленно представил свою маму, кожей ощутил ее страдания, всю меру ответственности за ее здоровье и, как во время ночного заплыва, обратился к матери природе.
Видимо, я настолько энергично пожелал моей маме выздоровления, настолько убедительно попросил здоровья для нее, что чудо не задержалось. Когда на другой день, рано утром, я позвонил маме, она уже чувствовала себя хорошо. Получилось! Главное, иметь очень сильное желание помочь людям. А мама, конечно, – самый любимый и дорогой человек. Впоследствии, когда ей становилось плохо, я повторял этот прием много раз, и он всегда срабатывал. Несколько таких случаев было с дочерью Кристиной, когда она была совсем маленькой девочкой, с другими родственниками.
Сегодня я обладаю колоссальным опытом: убеждением, словом, примером я помог тысячам тысяч людей. Теперь я могу давать советы не только из собственной жизни и практики, но и опираться на опыт множества соотечественников, которые уже воспользовались моими советами. Сегодня я это делаю ответственно, осознанно и очень точно. Я выступаю как профессиональный тренер успеха, который может с гарантией научить людей быть абсолютно здоровыми и счастливыми.
Это на самом деле очень просто, и в этом заключается гениальность нашей жизни. Все можно свести к трем советам.
Не разрушайте свою душу, берегите ее, не пускайте в нее ложь, ненависть, жадность, подлость, злость, предательство. Они разрушают здоровье. Тысячи лет назад люди поняли это. Во всех религиях мира есть предостережения от этих злых чувств. Всегда помните: речь идет не только о вас, но и о родственниках, близких и даже о потомках, целых поколениях, которые будут идти за вами.
Конечно, избавиться от нравственного мусора нелегко. Поэтому то девяносто процентов людей больны и несчастны.
Окружающие часто учат нас обратному, что вранье и хитрость – это обязательные условия процветания. Поймите, это не так. Да, миллионы людей, находясь в тумане заблуждений, считают свой уродливый мир нормальным и передают волчьи законы своим детям. Они не ведают, что лишают себя и других здоровья и счастья, что творят и распространяют зло.
Зачем пугать людей адом? Мы и так в нем находимся, он заключен в большинстве из нас и является следствием нашей жадности, глупости, черствости, злости.
Наша с вами задача – изменить себя и достучаться до сердец ок¬ружающих. Своим заразительным примером, жизнерадостностью подарите им счастье. Ваши мысли, частичка вашей плоти и души перейдут к вашим детям, внукам и правнукам. Так вы шагнете в вечность. Вы растворитесь в будущих веках, оставив после себя светлые идеи, добрые мысли, здоровое и крепкое потомство. Ваша жизнь окажется намного длиннее, чем вы думаете.
Полюбите матушку природу. Откройте свое тело морозу, холоду, поймите, что это божественная энергия. Она стучится к вам, она находится повсюду. Ходите босиком по снегу, обливайтесь холодной водой. Вы раз и навсегда станете другим человеком, подниметесь к невероятным высотам!
Нам ошибочно внушили, будто тепло – благо, а холод – вред. От¬городиться от природы бетонными или кирпичными стенами, закутаться в шубу – хорошо, а вдохнуть полной грудью морозный воздух, встать босыми ногами на снег, испытывать невероятное наслаждение, которое невозможно передать словами, – плохо. Полюбите природу во всех состояниях, получайте от нее наслаждение. Принимайте с одинаковой радостью жару, дождь, солнце, снег, град, слякоть...
Каждое мгновение прекрасно, каждая картина совершенна и неповторима: пурпурный рассвет и тончайшая резьба снежинки, стена леса и задумчивое озеро, зеленый лист, морская гладь и облака... Они вечная божественная красота и гармония. Во всем есть высшее присутствие. Горы, деревья, цветы, журчащая вода наделены божественной силой. Стоит только захотеть, и эта сила станет вашей. Вы рождены для счастья, для того, чтобы быть абсолютно здоровым.
Никогда не произносите слово «болезнь». Слова имеют над нами могучую власть. «В начале было Слово, и Слово было „Бог“. Раз и навсегда уберите из своего лексикона слово „болезнь“. Пусть его забудут ваши родственники, близкие, коллеги. Исключите даже пожелание: „Не болейте!“. Говорите: „Будьте здоровы! Будьте счастливы!“. Слово „болезнь“ определяет состояние тела и души. Оно имеет большую разрушительную силу, чем все микробы и вирусы на планете. Выкиньте болезнь из ваших мыслей, забудьте про нее. Это ведь так просто никогда не произносить слово „болезнь“.
Рекомендую вам такое упражнение. Напишите на листочке «Я никогда в жизни не буду больше употреблять слово „болезнь“. Оно убивает меня и моих близких». Затем напишите текст под заголовком «Что я потеряю, если буду болеть», где перечислите все радости жизни, включая карьеру, деньги. Вспомните все, что теряет больной человек. Затем на новом листе напишите все, что вы приобретете, если будете здоровыми: счастье, радость, любовь, карьеру, богатство, красоту. Перечислите все удовольствия, вплоть до поездки на рыбалку, праздника с друзьями или занятий сексом. И еще раз поклянитесь выкинуть слово «болезнь» из своего лексикона.
Следуя моим советам, вы станете счастливым, богатым. С каждой минутой жизнь будет дарить вам все больше счастья, наслаждения и богатства.
Формулируя эти три правила, я поначалу не претендовал на их универсальность. Они носили личный характер и предназначались только для меня, для укрепления собственного здоровья. Но потом возникла такая ситуация, что я предложил их близкому другу.
Юрий Иванович Сексяев, мой давний соратник, много лет нес очень тяжелую ношу. Высочайшее напряжение отразилось на здоровье: резко поднялось давление, расшаталась нервная система. Я отправил его в отпуск. А чтобы поднять его настроение, мы купили за счет фирмы джип – красивый, мощный, именно такой, о котором он давно мечтал. На этой машине он и укатил в Тольятти, считая, видимо, что там он отдохнет наилучшим образом.
Наверное, так бы все и было, но в какой то, явно не лучший момент Юрий обратился к врачам, которые перестарались и представили его здоровье в совершенно черном свете. Он стал безропотно принимать прописанные сильнодействующие лекарства, много переживал. Когда я увидел его, поникшего, еще более измученного, то понял: парня надо срочно спасать, одни лишь таблетки сделают его калекой на всю жизнь. Мы можем потерять хорошего руководителя, очень опытного воина, надежного товарища.
Юрий внял моим советам. Стояла глубокая осень, и он, не от¬кладывая, начал купаться в ледяной воде, ощутил себя частью природы. Мои методики оказались настолько эффективными, что Юрий выздоровел за какую то неделю.
Точно так же я вылечил Алешу, его сына, страдавшего от аллер¬гического заболевания. Плохую экологию в Тольятти семья сменила на худшую в Москве. По ночам ребенок часто оказывался в реанимации. Я отругал его родителей, Юрия и Яну, сказал, что мальчика нужно увлечь обливанием холодной водой, чтобы он бегал босиком по снегу и каждый момент говорил себе: «Я абсолютно здоров, я абсолютно здоров!».
Юрий Иванович потом рассказывал мне, как малыш, засыпая, сжимал кулачки и повторял: «Я абсолютно здоров!». С помощью этой методики Алеша очень скоро стал совершенно здоровым мальчиком, прибавил в умственном и физическом развитии.
Попробуйте сделать то же самое, и вы обогатите душу неземным чувством любви к миру. Вы станете совершенно другим человеком. У вас появятся шестое и седьмое чувства. Я пока не встречал их описаний. Видимо, большинство ученых, писателей, журналистов, создающих нашу культуру, никогда не испытывали их. Уверен, вам откроются новые истины, именно вы опишете эти сверхъестественные чувства, а если для этого не хватит слов, то придумаете их. Ваша карьера, ваша удача в биз¬несе и семье зависят только от вас, от вашего понимания и восприятия Природы, Космоса.
С этой секунды вы никогда уже не будете прежним. Вы научитесь дарить себе счастье, научитесь любить себя. Только таким вас возлюбят окружающие, общество, Бог.
Не правы те, кто говорит, что жизнь наша подобна тельняшке черная и белая полоса: тепло сменяет холод, день – ночь, за болью следует удовольствие. И, наоборот, для того, чтобы быть счастливым, нужно обязательно пережить несчастье. Якобы без боли нет удовольствия, как без тьмы не бывает света. Какое заблуждение!
Жизнь – светлая полоса, становящаяся все более светлой, вплоть до перехода в божественное сияние. Жизнь – это яркая гамма красок. С каждым часом и даже минутой эта радуга становится светлее, теплее, привлекательнее.
Жизнь – это огромная лестница, уходящая в Вечность, Бесконечность, Космос. Поднимаясь по ступеням, вы становитесь здоровее, счастливее, сильнее. Вы становитесь подобным Богу!
Этому прекрасному развитию нет конца, нет пределов, кроме тех, что устанавливаем мы сами. Стоит один раз убедиться в своих силах, и вы никогда больше не будете прежним. Вы не поверите в то, что, когда вы счастливы, вас постигнут какие то удары судьбы, потери и разочарования. Будьте всегда счастливы! От маленького счастья переходите к большому, от огромного – к блаженству.
Именно таков разумный порядок вещей. Мы с вами – любимые дети Бога. Он создал нас по своему подобию, и каждый из нас является Богом, если так думает о себе. Если вы считаете, что должны болеть и быть несчастным, то такими и будете. Но самое страшное, вы совершите преступление против детей и внуков, передав им неправильное представление о мире. Вы оставите им в наследство боль и разочарование. Этого нельзя делать. Будьте счастливы! Скажите себе: «Я самый счастливый человек на Земле!». И вы им станете! Скажите себе: «Я абсолютно здоров!». И вы будете абсолютно здоровы!
Работа над собой – необыкновенное наслаждение. Его не дадут ни богатство, ни власть, ни слава, ни почести, придуманные людьми. Открою вам главный секрет: состояние счастья притягивает удачу, и богатства мира достанутся вам легко. Только так можно стать настоящим хозяином своей судьбы, великим лидером, который может помочь множеству людей, повести за собой миллионы. У вас это получится, я в этом абсолютно уверен! Ваше счастье – лучший подарок потомкам!

Предыдущий вопрос | Содержание | Следующий вопрос

 

Внимание!

1. Все книги являются собственностью их авторов.
2. Предназначены для частного просмотра.
3.Любое коммерческое использование категорически запрещено.

 

 


In-Server & Artificial Intelligence

Контакты

317197170

support[@]allk.ru

 

Ссылки

Art